6

Астраханке «сделали» кривую грудь

Пришлось разбираться с врачами в суде


Астраханка, желая увеличить грудь, обратилась в больницу. Девушке сделали операцию стоимостью 130 тысяч рублей, вскоре она почувствовала себя нехорошо. Оказалось, что в обновлённой груди скопилась кровь, пришлось ложиться на вторую операцию. Боли прошли, но теперь девушка была недовольна результатом — грудь стала ассиметричной. Об этом сообщает «Газета Волга» со ссылкой на информационно-правовой портал «Гарант». В клинике проблему готовы были устранить, правда потребовали ещё 150 тысяч рублей, тогда астраханка подала на врачей в суд, желая вернуть потраченные средства.


Экспертиза действительно подтвердила ассиметричность груди девушки, однако «на здоровье это не сказалось». На сторону больницы встал и районный суд и областной судья — женщину информировали о возможных рисках.


Правда больницу всё же наказали, за неверное оформление медкарты — при ведении записей в неё были внесены не все данные.


Источник

Дубликаты не найдены

+5
Без фото, экспертная комиссия не может дать заключение, прикладывай фото к посту, будем разбираться.
+4
Иллюстрация к комментарию
+3
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
+2

...нехер свою грудь "корректировать".  Не понимаю всех этих любительниц "пластики".  Это тупо опасно или рискованно, как минимум... И просто больно. Тёти, зачем?

раскрыть ветку 7
+1

Больше будет желающих тётю оттрахать, ну или подрочить на неё. Смысл только один-увеличить свою ебабельность.

раскрыть ветку 6
+1

... - Это какой-то позор..

раскрыть ветку 3
0
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+2

Нахуй тут не нужно фото кривых сисек. Давай лучше красивых сисек фото и мы поймем что те точно кривые...

+2

Без фото статья пустая. Где фотка кривых сисек!

раскрыть ветку 1
0
Иллюстрация к комментарию
0

жаль что ей третью не сделали

0

Как зачем, а если они висят до пуза?

раскрыть ветку 1
0

как эти?

Иллюстрация к комментарию
Похожие посты
283

"Когда люди говорят, что это обычный грипп, они не правы". Будни врачей иркутской "инфекционки"

"Когда люди говорят, что это обычный грипп, они не правы". Будни врачей иркутской "инфекционки" Коронавирус, Врачи, Медицина, Иркутск, Длиннопост

© Оперативный штаб по недопущению распространения коронавирусной инфекции в Иркутской области


Врачи Иркутской инфекционной больницы рассказали, как лечат людей с подтвержденной коронавирусной инфекцией


В госпитале для зараженных коронавирусом, развернутом на базе Иркутской областной инфекционной больницы, сотрудники — преимущественно женщины. Многие из них сами вызвались работать в условиях пандемии и каждый день по несколько часов проводят в специальных противочумных костюмах.


Физически тяжелую работу осложняет напряженная психологическая обстановка — некоторые пациенты, недооценивая угрозу, сопротивляются врачам, требуют свободы, а бывает, что высказывают странные просьбы.


Атланты не из мифа


Встретиться с врачами госпиталя удалось не сразу. Перед назначенной на утро встречей в больницу поступили новые пациенты с подозрением на COVID-19, поэтому визит пришлось отложить на несколько часов. Надев защиту, врачи отправились принимать вновь прибывших.


В специальной одежде каждый врач и медсестра проводят максимум четыре часа в день. Отработать больше в изолирующем комбинезоне, очках и респираторе просто физически невозможно.


Завершив осмотр пациентов в боксах, пройдя все необходимые санитарные процедуры, из больничного корпуса на улицу в белых халатах и медицинских масках вышли врачи-инфекционисты Анна Котенкова и Екатерина Леонова. Вместе с ними — замглавврача по лечебной работе Инесса Борищук.


"Вот они — атланты, которые держат небо на каменных плечах. Сейчас все в их руках", — Борищук жестом показывает на своих спутниц, таких же миниатюрных, как она, а те смеются от того, что их сравнили с могучими титанами. Но пафоса тут совсем нет: это о суровой реальности — о кадровом дефиците в здравоохранении. Во время пандемии он ощущается наиболее остро.
"Когда люди говорят, что это обычный грипп, они не правы". Будни врачей иркутской "инфекционки" Коронавирус, Врачи, Медицина, Иркутск, Длиннопост

Замглавврача по лечебной работе Иркутской инфекционной больницы Инесса Борищук

© Светлана Латынина/ТАСС


Борищук говорит, что сейчас, когда госпиталь, рассчитанный на 250 коек, загружен частично (на момент подготовки текста в нем находятся 79 пациентов с подтвержденным коронавирусом и с подозрением), персонал справляется. Но врач уверена, что медработники справятся и при более высокой нагрузке — за счет своего боевого настроя.


В больнице есть сотрудники, которым было рекомендовано уйти на карантинные мероприятия.


"Это возраст 65+. И практически больше половины медработников, а врачи вообще все сказали, что они остаются в строю, никуда не уйдут, будут работать, потому что нужны руки", — рассказывает заместитель главврача.

Борищук отмечает, что основная часть кадрового состава инфекционной больницы — это специалисты старше 40 лет и преимущественно — женщины. Но в течение нескольких последних лет в медучреждение все же пришла и молодежь.


"Отлично работают, не унывают, их не страшат трудности. Посмотрите на наших девчонок: они все одного возраста, худенькие, тоненькие, страха в глазах у них нет. Им сказали: "Надо". Они сказали: "Хорошо, мы все сделаем", — рассказывает о молодых сотрудниках Инесса Борищук.

Дежурства и спецодежда


Анна и Екатерина как раз из молодого поколения врачей, обеим слегка за 30. Учились в Иркутском государственном медицинском университете. Анна в Иркутской областной инфекционной больнице работает полгода, а Екатерина — уже почти шесть лет. Они впервые говорят с журналистом, поэтому смущаются и немногословны. Анна рассказывает, что, когда пандемия коснулась Иркутской области, нагрузка на врачей заметно выросла.


"Нам добавили дежурства. Мы работаем дольше в течение дня. Если раньше уходили домой в 16 часов, то теперь так не получается, потому что еще очень много информации по пациентам нужно подать эпидемиологам", — говорит Анна.
"Когда люди говорят, что это обычный грипп, они не правы". Будни врачей иркутской "инфекционки" Коронавирус, Врачи, Медицина, Иркутск, Длиннопост

Анна Котенкова

© Светлана Латынина/ТАСС


Екатерина добавляет, что необходимость принимать повышенные меры безопасности несколько замедляет работу.


"Из-за этого затрачивается больше времени на осмотр пациентов и на проведение обхода. Если обычно 20−30 человек можно посмотреть за 1,5−2 часа, то, если в госпитале [с подтвержденным диагнозом] лежат 19 человек (данные на вечер 9 апреля — прим. ТАСС), на них уходят те же самые два часа", — говорит она.

По словам врачей, средств индивидуальной защиты, или СИЗ на медицинском языке, им хватает, однако запасы приходится постоянно пополнять. Создать большой резерв не получается — сейчас в стране нет избытка СИЗ.


"У нас был достаточно большой запас, и он был израсходован практически полностью за полторы недели работы госпиталя. Расход очень большой, на сегодня мы обеспечены, но постоянно работаем над тем, чтобы был приток средств индивидуальной защиты, особенно для тех, кто непосредственно работает с пациентами", — рассказывает Инесса Борищук.

За тяжелую работу с большой ответственностью врачи будут поощрены материально. По решению властей, зарплату медработников, лечащих пациентов с коронавирусом, увеличили вдвое.


Изолированные семьи


Иркутскую областную инфекционную больницу из-за пандемии разделили на две зоны. Одна — госпиталь с пациентами с коронавирусом и с подозрением на него. Во второй находятся больные с другими инфекционными патологиями. Контакты между пациентами исключены. Персонал, который работает в госпитале, не задействован в оказании медпомощи другим пациентам.


Хоть врачи, работающие в госпитале, и не отправлены в изоляцию, так как не считаются контактирующими с носителями инфекции и после смены идут домой, каждый из них принял меры, чтобы обезопасить свою семью.


"Я своих родственников всех изолировала, — рассказывает Екатерина. — У меня мама живет отдельно, сестра, бабушка — отдельно. Я проживаю сейчас одна, поэтому для своих родных не представляю опасности. Только по телефону общаемся".

На базе одной из гостиниц власти региона организовали места для отдыха врачей, лечащих больных с COVID-19. Медики могут воспользоваться ими по желанию: например, если дома нет возможности ограничить контакты с близкими.


"Мы все равно опасаемся, что эту инфекцию принесем домой, потому что мы такие же люди, такие же смертные, можем болеть теми же болезнями. Но на сегодня среди обследованного персонала тех, кто работает в средствах защиты, случаев заражения нет", — говорит Инесса Борищук.

Семья поддерживает ее морально. Правда, все общение происходит дистанционно. "Я, честно говоря, никогда не думала, что меня надо как-то поддерживать. Мы — бойцы. Нам как сказали, мы все сделаем. Иногда даже говорить не нужно, ведь мы понимаем, что без нашей работы не будет результата, на который все нацелены. А нацелены мы на минимальное число заболевших и умерших", — подчеркивает врач.


"Мы привыкли к обвинениям"


Достичь этой цели было бы легче, если бы пациенты тоже к ней стремились, однако врачам иногда приходится с ними буквально воевать. На мой вопрос о том, как пациенты в удовлетворительном состоянии реагируют на попадание в госпиталь, Инесса отвечает: "Требуют свободы".


Несколько человек уже написали на врачей жалобы, считая, что те необоснованно держат их в больнице. Это пациенты, у которых первый тест на коронавирусную инфекцию показал отрицательный результат, а повторные анализы еще не проводили.


"Они считают, что, имея по одному отрицательному анализу, могут расслабиться и ходить по городу. Отнюдь. Один отрицательный анализ подозрение на коронавирусную инфекцию не снимает, ведь пациенты к нам прибыли с клиническими проявлениями из неблагополучных регионов", — говорит Инесса Борищук.
"Когда люди говорят, что это обычный грипп, они не правы". Будни врачей иркутской "инфекционки" Коронавирус, Врачи, Медицина, Иркутск, Длиннопост

© Светлана Латынина/ТАСС

И все же особо скандальных приходится отпускать под расписку, уведомляя об этом полицию.

Иногда пациенты, у которых наличие вируса в организме подтверждено лабораторно, но клинических проявлений нет, обвиняют врачей в обмане, а их родственники — в подделке результатов анализов и даже в заражении больных.


"Мы привыкли к обвинениям. Просто молчим и делаем то, что должны. Мы сейчас армия, и от того, как выступим, будет зависеть благополучие тех, кто находится за нашими спинами", — говорит Борищук.

В жизни врачей сейчас случаются и другие крайности. Например, некоторые состоятельные жители Иркутской области просят медиков посоветовать, какую лучше купить марку аппарата искусственной вентиляции легких (ИВЛ) для личного пользования.


"Мы им говорим, что к ИВЛ надо купить как минимум двоих врачей-анестезиологов и двух медсестер. Это же не прибор бытового пользования, чтобы включить его в розеточку и лечь на диван, закинув ногу на ногу", — удивляется Борищук.

Она не берется прогнозировать развитие ситуации в Иркутской области или хотя бы в Иркутске, но подчеркивает: если население будет серьезнее относиться к происходящему, проявит сознательность и перестанет нарушать режим самоизоляции, тогда с пандемией удастся справиться.


"Когда люди говорят, что это обычный грипп, они не правы. Говорят, что болеют только старики. Неправда. Болеют и молодые, и дети. Эта инфекция новая, она пока изучается, поэтому ситуация очень серьезная, и нельзя недооценивать опасность, считать, что врачи нарушают права людей тем, что "закрыли" их и недобровольно обследуют. Это все направлено на то, чтобы не допустить трагедии, которая случилась в других странах", — подводит итог Инесса Борищук.

Источник ТАСС

Показать полностью 3
528

История реаниматолога, работающего в Коммунарке

История реаниматолога, работающего в Коммунарке Врачи, Медицина, Здоровье, Коронавирус, Коммунарка, Длиннопост

Фото © Александр Щербак/ТАСC

Как Сэлинджер может помочь прийти в медицину, а реанимация — стать первой любовью. И почему шашлыкам стоит подождать


Егор Ларин надевает маску и садится подальше от меня.

— Чтобы не заразить, — говорит он. — Мы же ходим к пациентам.

— Но вы же в специальных костюмах? — спрашиваю я.

— Ничего стопроцентного не бывает, а в медицине — тем более.


За последние три недели у Егора не было ни одного выходного, а спит он максимум по пять-шесть часов в сутки ("меньше нельзя, иммунитет снизится"). Егор — реаниматолог в больнице в Коммунарке, которая сегодня, наверное, известна по всей России. Каждый день он вместе с командой врачей спасает людей, зараженных коронавирусом.


"Мама сказала: "Постарайся попасть в реанимацию"


Егору 35. Когда ему было 13, его дедушка умер от рака.


"Мне очень не понравилось отношение врачей, — рассказывает он. — Я не буду говорить, где он лежал, потому что надеюсь, что теперь там по-другому… Но у меня было столько досады и злобы — и это бросило зерно, захотелось что-то изменить".

Позже его впечатлил роман Джерома Сэлинджера "Над пропастью во ржи".


"Стоять у пропасти и ловить детей, не давать им упасть… Мне показалось, что это похоже на медицину, — говорит он. — Сейчас я думаю, что это прежде всего про реанимацию".

Мама, бабушка и прабабушка Егора — врачи. И всегда говорили, что из него получится хороший медик. Но все шло к тому, чтобы он поступал на экономический в МГИМО — как папа. Егор сомневался. Пока однажды не поговорил с одноклассницей.


"Она хотела в театральный, а ее все отговаривали. А я сказал: "Поступай, бросить всегда успеешь. Если послушаешь кого-то — будешь потом их обвинять. А так — сама решила, сама сделала"

Одноклассницу это как-то успокоило. Она спросила о планах Егора, и он признался, что сомневается и думает о медицинском. Она говорит: "Да, конечно, иди туда!" И я решил: "Значит, так и будет".


Когда у Егора была первая практика, мама сказала: "Постарайся попасть в реанимацию, там всегда нужны лишние руки, тебя научат всему". "Это было как первая любовь! — говорит Егор. — То есть первая — это медицина, но реанимация — первая осознанная. Там надо быстро принимать решения и есть что делать руками. Мне это подходит". Тогда же Егор познакомился с Денисом Проценко — анестезиологом-реаниматологом, ныне — главврачом клиники в Коммунарке. "Я пришел на стажировку к Денису медбратом, а он предложил мне стать волонтером и помогать в качестве врача". Выучившись, Егор вернулся в больницу уже реаниматологом.

История реаниматолога, работающего в Коммунарке Врачи, Медицина, Здоровье, Коронавирус, Коммунарка, Длиннопост

Фото © Александр Щербак/ТАСC

Егор говорит, что работа в реанимации — это "как будто много маленьких роботов одновременно что-то собирают и чинят". Один поддерживает жизненные функции организма, второй разбирается с симптомами, третий — с причинами. Так целая команда врачей и медсестер ловит людей над пропастью.


Через десять лет такой работы Егор ушел в паллиатив — поработал сначала в хосписе в Некрасовке, затем — в Центре паллиативной помощи, который возглавляет Нюта Федермессер. А потом Нюта пригласила его медицинским экспертом в "Регион заботы" — проект, который она придумала и создала вместе с Общероссийским народным фронтом. Он организовывает паллиативную помощь в регионах, помогая самым уязвимым группам людей — от заключенных до обитателей психоневрологических интернатов. "Страну посмотрел", — смеется Егор. С "Регионом заботы" он ездит по России уже более года.


А три недели назад Егор увидел по телевизору интервью Дениса Проценко. "Рядом со мной сидел мой друг, он спросил: "А у вас принята мобилизация?" И я подумал, что это было бы правильно. И написал: "Если я нужен, я готов". Проценко ответил: "Приезжай, устраивайся". Так Егор включился в борьбу с коронавирусом.


"Это как велосипед"


Сейчас, наверное, все уже знают, как выглядят костюмы химической защиты (их называют противочумными) — белые комбинезоны, респираторы и очки.


"Мне как очкарику в них ужасно неудобно: запотевают и линзы с диоптриями, и защитные, — говорит Егор. — А в самом костюме нормально, человек ко всему привыкает".

Егору такая защита не в новинку: он практиковал во время вспышек свиного и птичьего гриппа. "Но каждая инфекция течет по-своему, — говорит он. — Общая реакция на вирус сейчас другая, а об остальном я бы пока не стал делать выводы".


Обычно медики работают в защитных костюмах четыре часа подряд, "шесть — уже тяжело". Хорошо было бы делать короткие перерывы — выдохнуть и выпить чаю, — но костюм одноразовый. А если часто их менять — не напасешься. "Дело не в том, что нам их мало выдают, — просто они нужны по всему миру, и их стоит экономить", — объясняет Егор.


Известно, что китайские врачи в пик эпидемии надевали подгузники, чтобы не отвлекаться даже на туалет. Российским медикам этого делать еще не приходилось (хочется, чтобы и не пришлось). Но у Егора такой опыт есть — в паллиативе при обучении врачам предлагают провести несколько часов в подгузнике, чтобы понять, как чувствуют себя их пациенты. "Походить в нем даже полчаса — это тяжело, жарко становится, — говорит он. — А уж если и костюм сверху!"

История реаниматолога, работающего в Коммунарке Врачи, Медицина, Здоровье, Коронавирус, Коммунарка, Длиннопост

Фото © Александр Щербак/ТАСC

В реанимации есть пациенты в сознании. Егор говорит, что им особенно тяжело: "Сколько вы проведете времени в одной комнате, не выходя даже в туалет? Попробуйте. По сути, это карцер: лежите в кровати, не встать, не выйти". То есть это такая "самоизоляция" в десятой степени.


Люди, правда, вокруг есть, но это врачи в белых костюмах, у которых даже лица не разглядишь.

"Мы подписываем себя, чтобы они хотя бы могли нас идентифицировать", — говорит Егор. Телефонами пользоваться разрешают, но при выписке их не отдадут — забирать с собой вещи, побывавшие в "зараженной" зоне, нельзя.


"Пациенты спрашивают: "Что со мной, что меня ждет, как же так? У меня коронавирус?" Ведь это не обязательно он, другие болезни не сошли со сцены. Но его боятся особенно — ведь это для нашего организма новое знакомство, и не самое приятное"

Паллиатив и реанимация — это очень непохожие истории. В реанимации спасают, оказывают неотложную помощь. В паллиативе — снимают симптомы и делают все, чтобы повысить качество жизни. В реанимации все очень стремительно, в паллиативе — спокойнее. И переключиться с одного на другое, конечно, было непросто. Егор говорит, что сейчас все уже в порядке: "Это как велосипед — надо чуть-чуть освоиться".


Из реанимационных палат Коммунарки он едет в другие больницы — консультировать коллег. Коммунарка сейчас — самая известная московская клиника, где лечат пациентов с коронавирусом. Но вообще-то это делают и в других местах, и нагрузка там не меньше: "сейчас все мобилизуются", как говорит Егор. Поэтому врачи делятся друг с другом опытом.


А по дороге в машине он готовит новые программы обучения медиков паллиативной помощи для "Региона заботы" — команда проекта продолжает работать, но, как и многие, на время перешли в онлайн. "То есть по дороге с одной работы на другую вы работаете на третьей работе?" — уточняю я. "Ну, можно и так сказать", — улыбается Егор.


"Шашлыки подождут"


Врач говорит, что не боится заразиться:


"Я не в группе риска. Если что, надеюсь, переболею в легкой форме". Думает, что если это случится, то потом, когда спадет напряжение: "Сейчас не время болеть".

Больше он волнуется за близких. Бабушку и дедушку еще до начала общей самоизоляции убеждал сидеть дома: "Им больше 80, оба инженеры, большие начальники. Они умеют очень логично спорить, и убедить их в чем-то — проблема". А жену и детей отправил на дачу, чтобы не было риска "принести" им вирус: "Мне тяжело это дается, но, слава богу, телефон и скайп есть".


Волноваться сейчас стоит за всех — несмотря на то, что большинство заразившихся выздоравливают, а в группе риска в основном пожилые люди с сопутствующими заболеваниями. С началом пандемии даже те, кто совсем "не в теме", узнали, что такое аппараты искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Наверняка вы читали в соцсетях, будто главная проблема — в том, что их может не хватить (поэтому General Motors заключила с властями США контракт на их производство, а Илон Маск закупил для Калифорнии более 1,2 тыс. аппаратов). На самом деле, если человеку хватило аппарата ИВЛ — это еще не значит, что с ним все будет хорошо.

История реаниматолога, работающего в Коммунарке Врачи, Медицина, Здоровье, Коронавирус, Коммунарка, Длиннопост

Фото © Александр Щербак/ТАСC

"Поражение легочной ткани может привести к тому, что часть ее не восстановится, — говорит Егор. — В итоге нарушится газообмен, и человеку в будущем иногда будет нужен портативный кислородный концентратор. То есть в плохом варианте у пациента может быть инвалидизация по дыхательной недостаточности". Конечно, это именно "плохой вариант" — у большинства пациентов до ИВЛ даже не дойдет. Но Егор, как и все врачи сегодня, просит помнить: профилактика лучше лечения. И стараться не выходить из дома без необходимости.


"Если вам очень хочется пойти к друзьям… подумайте еще раз, пожалуйста, — говорит Егор. — Шашлыки — это не жизненно необходимо. Да, хочется, вы не представляете, как мне хочется поехать к семье на дачу! Но я не могу. И ничего страшного. Шашлыки подождут".

Источник ТАСС

Показать полностью 3
1075

Работа на скорой помощи в период пандемии коронавируса: кратко о работе

Работа на скорой медицинской помощи в период пандемии коронавируса довольно-таки опасна. Многие работники вынуждены изолироваться от семьи, друзей и близких, поскольку шансы подхватить инфекцию и стать источником ее распространения очень высоки при работе на передовой.


Хочу рассказать, как же изменилась наша работа и с какими проблемами столкнулись врачи СМП в период пандемии.

Работа на скорой помощи в период пандемии коронавируса: кратко о работе Коронавирус, Пандемия, Скорая помощь, Медицина, Врачи, Работа, Длиннопост

Люди паникуют. Каждый уважающий себя гражданин вызвает скорую медицинскую помощь при температуре 36,9, и он УВЕРЕН, что у скорой есть портативная лаборатория, где можно с легкостью провести полимеразную цепную реакцию и узнать, есть ли у него коронавирус.

Работа на скорой помощи в период пандемии коронавируса: кратко о работе Коронавирус, Пандемия, Скорая помощь, Медицина, Врачи, Работа, Длиннопост

Люди врут. Только после тщательного опроса и сбора анамнеза, человек, который, по его словам, весь месяц просидел дома, оказывается, магическим образом неделю назад вернулся из Европы.

Работа на скорой помощи в период пандемии коронавируса: кратко о работе Коронавирус, Пандемия, Скорая помощь, Медицина, Врачи, Работа, Длиннопост

Люди глухие. Очень забавно наблюдать, как огромные компании, несмотря на все предупреждения и просьбы оставаться дома, собираются на природе и дружно жарят шашлычок и потягивают кальянчик в то время, когда ты везешь человека с пневмонией на скорой.

Работа на скорой помощи в период пандемии коронавируса: кратко о работе Коронавирус, Пандемия, Скорая помощь, Медицина, Врачи, Работа, Длиннопост

Нет защитных средств и нужного оборудования. Начинаешь ощущать, насколько медицина в нашей стране не готова к таким глобальным проблемам: нехватка масок, специальных костюмов, дезинфицирующих средств, аппаратов ИВЛ и другого не менее важного оборудования.

Работа на скорой помощи в период пандемии коронавируса: кратко о работе Коронавирус, Пандемия, Скорая помощь, Медицина, Врачи, Работа, Длиннопост

Остается надеяться, что после окончания пандемии, народ и правительство России начнут немного больше ценить работу медиков.

Работа на скорой помощи в период пандемии коронавируса: кратко о работе Коронавирус, Пандемия, Скорая помощь, Медицина, Врачи, Работа, Длиннопост

Источник: https://vk.com/about_diseases

Показать полностью 5
190

История одного пациента

Добрый день! На карантине появилась возможность отвлечься от своей основной работы,(я врач, занимаюсь иглотерапией и лечебным массажем)немного отдохнуть и рассказать об интересных случаях.

За свою довольно долгую и богатую практику я встречал разных пациентов, с разными болезнями и историями. Хочу рассказать одну из особо запомнившихся. На приём пришёл мужчина с сильными болями в правой руке, поднять ее он не мог, движение в бок так же было затруднено. Из-за того, что нервная иннервация и кровоснабжение были нарушены, рука стала сохнуть.Испытывал постоянные сильные боли. Проблемы начались после шунтирования, такое иногда бывает, как сопутствующее осложнение. Почти 2 года ходил по врачам, ему назначили анальгетики, лечение было симптоматическое. Сказали, что если будет хуже, то выход только один-ампутация. Он спал полусидя, обкладывался подушками, чтобы не задевать руку,есть научился левой рукой, снять что-то с верхних полок шкафа не мог. Но пациент решил не сдаваться так просто, оказавшись человеком терпеливым, с сильной волей, он регулярно разминал руку. Не останавливала его и сильная боль, настолько сильная, что когда висел на турнике,(руку он через боль закидывал на турник и привязывал) мог потерять сознание от боли, но после того, как приходил в себя продолжал заниматься. Такими пациентами я очень горжусь. Он стоически переносил все манипуляции, мы ставили ему иглы и делали лечебный массаж, а после подбирали упражнения для восстановления. Все рекомендации строго соблюдал и наша совместная работа дала потрясающий результат, МЫ смогли восстановить руку полностью через 6 месяцев, вернуть качество жизни пациенту. Он смог вернуться к нормальной жизни, вернулся на работу. Я часто привожу его в пример другим пациентам, которые готовы сдаться при малейших проблемах, жалеют себя и не готовы побороться за своё здоровье, предпочитая искать чудодейственные методы и волшебные таблетки. Только совместная работа врача и пациента приводит к выздоровлению!

173

На Ставрополье осудили медсестру, заразившую троих детей и двух взрослых ВИЧ

В Буденновске (Ставропольский край) осудили старшую медсестру, по чьей вине пять пациентов «Краевого центра специализированных видов медицинской помощи № 1» заразились ВИЧ в 2018 году. Трое из них были маленькие дети.

На Ставрополье осудили медсестру, заразившую троих детей и двух взрослых ВИЧ Медицина, Халатность, Суд, Приговор, Негатив, ВИЧ

В пресс-службе городского суда Буденновска, 10 марта Викторию Назарову признали виновной по статье «халатность». Было доказано, что работая старшей медицинской сестрой, та не обеспечила безопасное лечение и не проконтролировала выполнение средним медперсоналом ухода за периферическими венозными катетерами.

Простыми словами: одноразовый катетер «пошел» по больнице от ВИЧ-инфицированного пациента. Это повлекло заражение ВИЧ-инфекцией троих детей 2017 года и 2016 годов рождения, а также мужчины и женщины, находившихся тогда на лечении в инфекционном отделении больницы.

Медсестра в итоге отделалась исправительными работами сроком на 10 месяцев с удержанием 10% от зарплаты в доход государства. И обязана заплатить компенсации пострадавшим.

- Осужденную также лишили права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения сроком на 1 год 6 месяцев. И взысканы расходы, связанные с выплатой вознаграждения представителю потерпевших и процессуальные издержки, - рассказали в суде.

В Минздраве Ставропольского края подчеркивают, что нехватки одноразовых шприцов и прочих расходных материалов в больнице не было.


https://www.kp.ru/daily/27101/4176099/

245

Моё незаконное увольнение (по мотивам одноимённого поста)

Навеяно постом Незаконное увольнение


Раз уж пошла такая пьянка, хочу поведать свою историю увольнения и судебных тяжб по данному поводу. Будет много букв. Запаситесь терпением и… попкорном.


После интернатуры устроился работать врачом-травматологом в городской травмпункт. Звёзд с неба не хватал, но свою работу старался делать добросовестно в меру своих знаний и возможностей. Жалоб не было, были даже положительные отзывы.


Главврач поликлиники, к которой относился травмпункт, была женщиной мягко говоря своеобразной. Любимым её делом было самоутверждение за счёт публичного унижения подчинённых на планёрках. Однако, наш травмпункт располагался довольно далеко от основного здания поликлиники, поэтому в наших краях она была нечастым гостем, однако наш заведующий регулярно ездил на планёрки..


В один прекрасный день нервы нашего заведующего не выдержали очередного потока г*вна в его сторону, и он написал заявление на увольнение. Сразу же на его место пришёл другой – молодой и амбициозный. С коллективом отношения у него были прохладные, чего нельзя было сказать о таковых с главным врачом. И повадился он собирать с коллектива деньги на подарки главврачу ко всем официальным и неофициальным праздникам (почти каждые 1-2 мес). Суммы были довольно ощутимые: 1000-2000 руб при зарплате 15к (причём премий ко дню медика или НГ нам не давали ни разу). В один прекрасный момент мне это надоело, и я отказался сдавать деньги. Совсем.


С этого момента началась травля (не без участия и самого главврача конечно же).

«Удивительным совпадением» стала попытка через месяц поймать меня на взятке (об этом написано в отдельном посте: Дело о взятке). После данного эпизода я ушёл на больничный – восстанавливаться после стресса (что, естественно, не понравилось главврачу), а после – в очередной отпуск.


После выхода из отпуска заведующий предлагает мне написать заявление по собственному. Отказываюсь. На следующий же день прилетает выговор за якобы ненадлежащее лечение пациентки месяц назад. В объяснительной написал, что с выговором не согласен, моей вины нет (если интересно, напишу об этом случае отдельный пост на суд коллег). Затем следует снова предложение по собственному – отказываюсь. На следующий день – снова выговор, опять якобы за ненадлежащее лечение другой пациентки (тоже тема для отдельного поста). Снова не согласен… снова предложение по собственному… снова отказ… снова выговор…


В итоге меня в очередной рабочий день увольняют по статье «за ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей» по совокупности этих трёх выговоров, что является грубейшим нарушением ТК.


Ни один адвокат не хотел браться за «медицинское» дело, ибо разбираться в этом сложно, муторно и вообще лень. С трудом нашёл адвоката, согласившегося на «сомнительное» дело, в последний день срока едва успели подать иск в суд. Началась долгая подготовка к заседаниям. Надо отдать должное адвокату – он старался вникнуть во все медицинские тонкости, искал в медицинских стандартах и рекомендациях порядок лечения пациентов, по которым были выговоры.


Первый судья по непонятным (а скорее по понятным) причинам с первого же заседания начал меня гнобить, мои возражения не принимал, моих свидетелей не слушал и всячески был настроен против меня. Но он ушёл на пенсию…


На смену ему пришла совершенного новая судья, работавшая до этого на кафедре гражданского права в университете. Вместе с прокурором они разнесли представителей поликлиник в пух и прах, популярно им объяснив, что за каждый дисциплинарный проступок может быть только один вид наказания – либо выговор, либо увольнение, и по совокупности прошлых проступков увольнять нельзя, если не совершён новый.


Итог: восстановление на работе (решение суда вступает в силу на следующий день) + компенсация вынужденного прогула около 250 тыс (решение вступает в силу через месяц).

На следующий день принёс в отдел кадров трудовую, которую мне исправили, тут же написал заявление на увольнение по собственному этим же днём, без двухнедельной отработки и ушёл в закат.


Но… история на этом не закончилась. Поликлиника подала апелляцию в краевой суд. На краевом суде прокурор меня поддержала, но судье хватило 2 минут заседания, чтобы отменить решение нижестоящей инстанции без объяснения причин (я потом выяснил, почему… но думаю, что Вы и сами догадались). После заседания в коридоре встретил того самогоподдержавшего меня прокурора, которая объяснила мне, что если бы я не требовал деньги, то всё осталось бы в силе, трудовая была бы исправлена, а так суд не может допустить «разбазаривания» бюджетных средств (хорошая формулировка).


На деньги я плюнул… Главное, что трудовая была уже исправлена и находилась у меня на руках, поэтому решение краевого суда никак не повлияло на дальнейшие записи в ней.

Показать полностью
2413

В Петербурге суд принудительно вернул в больницу сбежавшую из карантина пациентку. Впервые в России

В Петербурге суд принудительно вернул в больницу сбежавшую из карантина пациентку. Впервые в России Новости, Коронавирус, Санкт-Петербург, Болезнь, Суд, Медицина

Петроградский районный суд Санкт-Петербурга в понедельник удовлетворил иск главного государственного санитарного врача города, который просил принудительно поместить сбежавшую Аллу Ильину под медицинское наблюдение, передает корреспондент ТАСС.


"Суд решил административный иск удовлетворить. Ильину Аллу Анатольевну принудительно поместить под медицинское наблюдение", - сказала судья Ольга Тарасова.

Ильина находилась в здании суда, но на оглашении решения отсутствовала и об итогах заседания узнала от журналистов. У здания суда дежурит машина скорой помощи, чтобы забрать девушку в ГБУЗ "Клиническая инфекционная больница им. Сергея Петровича Боткина". Журналистам Ильина заявила, что сопротивляться решению суда не намерена, несмотря на то, что ранее выступала категорически против изоляции, но выражала готовность сдать все необходимые анализы.

В Петербурге суд принудительно вернул в больницу сбежавшую из карантина пациентку. Впервые в России Новости, Коронавирус, Санкт-Петербург, Болезнь, Суд, Медицина

Главный санитарный врач Санкт-Петербурга Наталия Башкетова на прошлой неделе обратилась в суд с иском в отношении Ильиной, в котором требовала ее принудительного помещения под медицинское наблюдение в СПб ГБУЗ "Клиническая инфекционная больница им. С. П. Боткина". В объединенной пресс-службе судов города ТАСС сообщали, что это первый подобный иск в России. Башкетова поясняла, что в ходе проведения медицинского осмотра 4 и 5 февраля 2020 года и сбора эпидемиологического анамнеза у вернувшейся в начале февраля из Китая Ильиной были выявлены симптомы острого вирусного заболевания, не исключающие заражение новой коронавирусной инфекцией 2019-nCoV.


Ильину госпитализировали, но больницу девушка покинула самовольно. Добровольно вернуться в инфекционную больницу она отказывалась, хотя медицинское обследование пройдено Ильиной не в полном объеме, что может привести к распространению опасного инфекционного заболевания.


Источник ТАСС

Показать полностью 1
1561

Закон что дышло...

Три с половиной года длится моё противостояние с государством. На волне гонений на медиков решил следственный комитет сделать из меня "козла отпущения". С грубейшими нарушениями уголовно-процесуального кодекса на меня было заведено уголовное дело по ч 2 ст 109 - причинение смерти по неосторожности. Всё мои замечания о нарушении закона игнорировались на всех этапах следствия и суда. Права на защиту я был лишён, так как "следователь вправе самостоятельно принимать решения о целесообразности экспертиз и вызова свидетелей". В суде судьи руководствуются не законом, а "внутренними убеждениям". Но как бы там ни было в октябре 2019 года меня оправдали в связи с отсутствием состава преступления. И вот я весь такой на расслабоне, получаю повестку в краевой суд на апелляцию. Не нравится прокуратуре моё оправдание. Назначена апеляция на 21 января. Отпрашиваюсь на работе, еду за 500 вёрст в краевой центр. Суд длился 5 минут. Прокурор заявил, что у них "было мало времени на подготовку". И суд переносится. Моё возражение, что прокуратура затягивает процесс как всегда игнорируется. Мозгоклюйство продолжается. Судье очень не понравилось, что я посмел возразить. Да как так то... С октября у прокуратуры было три месяца, не у ж то они не подготовились? Или у них появились какие то новые свидетели? Нервы на пределе...

Закон что дышло... Медицина, Суд, Надоело, Негатив
637

Из мозговой артерии астраханца извлекли 5-миллиметровый тромб

Астраханца доставили в Александро-Мариинскую больницу на машине скорой помощи. 67-летний мужчина перенёс ишемический инсульт и находился в тяжёлом состоянии, его конечности были полностью парализованы.

Пациента спасли эндоваскулярные хирурги медучреждения. Они провели уникальную операцию по тромбоэкстракции и впервые в Астраханской области извлекли тромб после ишемического инсульта. Сгусток был удалён из бассейна внутренней сонной и средней мозговой артерии. Как отметили специалисты, функции парализованных конечностей астраханца стали восстанавливаться уже во время операции, а за время пребывания в стационаре признаки инсульта, которые впоследствии могли привести к инвалидизации, полностью исчезли. Сейчас астраханец уже готовится к выписке.

Отметим, что тромбоэкстракция – это современная высокотехнологичная операция, входящая в число ведущих мировых практик в борьбе с ишемическими инсультами. Данная методика внедрена ещё не во всех российских регионах. В Астраханской области проведение данной операции стало возможным благодаря закупке нового специального оборудования и расходных материалов, а также прохождению сотрудниками больницы обучения в столичных клиниках и на международных конференциях. По оценке специалистов Александро-Мариинской больницы, у тромбоэкстракции в Астраханской области – хорошие перспективы.


Ранее мы рассказывали о другой уникальной операции, проведённой астраханскими хирургами.


Источник: Астраханский радиоканал "Южная Волна"

Из мозговой артерии астраханца извлекли 5-миллиметровый тромб Новости, Астрахань, Медицина, Бесплатная медицина, Операция, Хирург
383

"Рот закрой!": врачи отказались принимать у фельдшеров СМП попавшего в ДТП мужчину

Сотрудники астраханской больницы на протяжении часа отказывались принимать пациента в тяжелом состоянии, которого доставили с места ДТП на скорой. Пострадавшего спасли, а одного из строптивых медиков временно отстранили от работы.


Кроме того, фельдшеру угрожали тем, что у него будут проблемы с Минздравом..


К сожалению, просмотр осуществляется только с Тыртрубы.

389

«Бесплатная медицина» и палки на преступлениях

Считается что в нашей стране медицина бесплатна. Это не совсем верно. У каждого официально работающего человека 5.1 % от зарплаты, точнее из фонда оплаты труда, уходит в государственный фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС). Из него уже компенсируются затраты на лечение в больницах по определённым тарифам. Вся эта бухгалтерия обычно скрыта от человека. Отсюда и мнение что медицина полностью для всех бесплатна а также целиком финансируется государством.


В связи с этим насильственные преступления являются для нас источниками лёгких палок. В результате их совершения причиняется вред здоровью. Потерпевший чаще всего лечится в государственных учреждениях. Как раз таки за счёт средств ФОМС. А данный государственный фонд из-за этого несёт убытки.


И тут на сцену выходит прокуратура. После вынесения обвинительного приговора по преступлению мы запрашиваем сведения о расходах на лечение потерпевшего. Затем мы предъявляем иск к осуждённому о компенсации данных расходов. По закону именно он, как лицо причинившее вред здоровью, обязан их возместить.


Такие иски очень простые. Действует преюдиция. Это означает что факт причинения вреда здоровью уже установлен приговором по уголовному делу и иные доказательства не нужны. А также по данным делам документально зафиксирован размер расходов на лечение.


В общем довольны все. ФОМС получает деньги (в возможной перспективе). Прокуратура получает показатели по искам. А осуждённый получает по заслугам. Он с удивлением обнаруживает что медицина у нас вовсе не бесплатна. И в добавок к уголовному наказанию должен возместить убытки ФОМСу.


Телеграм канал Анонимный прокурор

https://t-do.ru/anon_prok

114

Проблема жизни зверей в «Сафари» сдвинулась с мёртвой точки

Напомним, этой осенью астраханцы приступили к активной борьбе за жизнь братьев наших меньших в передвижном зоопарке «Сафари». Зверинец гастролирует по России и в нашем регионе он не первый год. За последние несколько лет за зоопарком закрепилась дурная слава: животные там не живут, а «выживают», томятся в тесных клетках, голодные и больные на вид. Ранее мы писали, что астраханцы создали петицию в адрес главы региона с просьбой запретить деятельность «Сафари» на территории нашей области. Проблема получила широкую огласку, на неё отреагировали многие общественные деятели, парламентарии и чиновники. Так, депутат Государственной Думы Александр Клыканов провёл переговоры со службой Природопользования по проблеме содержания в зоопарке краснокнижных сайгаков, которые не могут выжить вне воли. Сегодня Александр Борисович направил письмо в Министерство внутренних дел Ставропольского края для формирования пакета документов по передаче маленьких сайгаков в ставропольский питомник.

Проблема жизни зверей в «Сафари» сдвинулась с мёртвой точки Астрахань, Южная Волна, Защита животных, Животные, Зоопарк
1625

Врача осудили на 2 года за ночь пациентки в больнице

Вообще-то прокурор требовал для нее четыре реальных года в колонии общего режима. Без права заниматься врачебной деятельностью.

Поэтому приговор — два года условно и два запрета на профессию — со стороны может быть воспринят практически как победа. Или все-таки поражение?

В отличие от громкого дела московского врача-гематолога Елены Мисюриной, обвиненной в гибели больного, в этой истории, слава богу, никто не умер и даже физически не пострадал.

Тем бредовее и абсурднее — на первый взгляд — звучит обвинение.

Астраханского врача-психиатра Ольгу Андронову осудили за то, что выполнила свои прямые должностные обязанности — оставила на ночь в больнице доставленную по «скорой» женщину.

В вину доктору вменили статью 128, ч. 2, УК РФ «Незаконная госпитализация...»

Обвинительный приговор Ольге Андроновой вынесли в Кировском районном суде города Астрахани в конце декабря прошлого года. На днях молодая женщина ждет рассмотрения своей апелляции. Поэтому она и согласилась пообщаться с журналистом «МК». «Молчать дальше не имеет смысла, — говорит Ольга. — Я была уверена, что меня оправдают, поэтому для меня все произошедшее, честно говоря, явилось настоящим шоком. Поймите, если случится такой прецедент и наказание останется в силе, то тогда любого, буквально любого российского врача можно будет посадить по этой статье. И кто станет на себя брать такие риски, класть в стационар привезенного по «скорой» человека, опасаясь в результате понести уголовную ответственность?»
Все началось с того, что в феврале 2016 года поздним вечером в Астраханскую психиатрическую больницу доставили пожилую даму. Та, согласно медицинским документам, находилась в состоянии крайнего эмоционального возбуждения, кричала о том, что ближайшие родственники имеют злой умысел в отношении нее. Что одна из ее дочерей вообще приемная и «дочери избили свою бабушку, порезали». Женщина была тревожна, беспокойна, мысли выражала непоследовательно и обрывочно. То безудержно рыдала, то успокаивалась, то снова начинала плакать. Все это зафиксировано в медицинской карте.

Две дочки, те самые, одна из которых якобы приемная, и вызвали психиатрическую бригаду, они утверждали, что мама не в себе, неадекватна, заговаривается, угрожает убийством пятерым внукам от двух до пятнадцати лет, обещает лишить материнских прав и всего имущества, пишет заявления в различные инстанции и что они ее боятся.

В ту ночь в приемном покое дежурила врач-психиатр Ольга Андронова. «Мой общий стаж работы составляет десять лет. Конкретно в этом приемном отделении работаю порядка трех. Никаких нареканий, выговоров, конфликтов с пациентами у меня никогда не было, — утверждает доктор. — Больница у нас большая — 1100 коек. Самая большая в Астрахани. В среднем в день я осматриваю от 20 до 40 человек. В ночное время обязанности врача приемного отделения совмещаются с функциями врача стационара, то есть я совершаю обход, а если появляются какие-то проблемы у больных, то должна оказать им неотложную помощь».

— Но вы же наверняка делаете это не одна?

— Одна. К сожалению, сотрудников не хватает. Поэтому мы работаем...

— На износ?

— Много работаем. Ситуации бывают разные. Случается, что пациенты, поступающие в состоянии психоза, себя не контролируют. Ломают мебель, столы, стулья, бьют окна. Это не то чтобы нормальная практика, но особенность стационара психиатрического профиля. Тем более что в вечернее время по экстренным показаниям привозят обычно тяжелых. Охраны как таковой у нас нет. Хотя агрессивных пациентов сопровождает полиция.

— Ольга, а легко определить профессионалу, насколько человек нуждается в срочной госпитализации? Или «на всякий случай» кладут всех?

— Мы действуем в строгом соответствии с Законом «О психиатрической помощи», в нем четко прописаны обязанности и права врачей-психиатров. Поймите, психиатр лишь предполагает наличие у того или иного человека психического расстройства. 48 часов есть для того, чтобы разобраться в ситуации. Чтобы отличить, допустим, настоящий бред от конфликтных отношений с родными. При этом каждый дипломированный специалист имеет право на свое независимое клиническое мнение, на которое не могут повлиять ни судья, ни прокурор, ни коллеги.

— А если мнение врача в результате окажется ошибочным?

— Это не является уголовным преступлением. Медик тоже может ошибиться. Я согласна, да, что в психиатрии все не так очевидно, как, скажем, в хирургии. Предположили, что по всем признакам у человека острый приступ аппендицита, сделали операцию — подтвердилось. В психиатрии изо всех медицинских специальностей, пожалуй, наиболее сложно отделить патологию от здоровья, сложно определить диагноз. Но мое мнение в отношении именно этой гражданки базировалось не только на профессиональном опыте, возбужденное состояние женщины также видели сотрудники нашей больницы — медсестра, санитары; два полицейских, которые присутствовали, когда ее забирали из дома. До этого ее осмотрел врач-психиатр бригады «скорой». Чуть позже подъехали обе дочери, которые написали два официальных заявления о случившемся. Мною было принято единственно верное, как я считаю, на тот момент решение — оставить женщину на ночь в больнице, понаблюдать. Правом же проверки достоверности заявлений родных я как врач-психиатр не обладала. Но, в конце концов, речь шла о жизни и здоровье пяти малолетних детей! А женщина себя явно не контролировала. Кстати, юридически госпитализирована она еще не была. Так как только суд вправе решать это.

— Вы сами говорили с ней?

— Да, около часа. Результаты этой беседы также записаны. Контакт шел сложно, так как поступившая была против того, чтобы ее оставили в стационаре. Но это тоже обычное положение вещей.

Сопротивляющуюся даму поместили в палату с усиленным медицинским постом. В кровать она так и не легла, просидела всю ночь на стуле. Никакого медикаментозного лечения к ней не применяли. На следующее утро, как и положено по законодательству, пациентку осмотрела срочно собравшаяся врачебная комиссия. На тот момент дама несколько успокоилась, пришла в себя, признаков психических нарушений у нее не нашли и поэтому отпустили домой. В общей сложности она провела в отделении около 10 часов.

Ушла после дежурства и врач Ольга Андронова. И целый год потом, скорее всего, не вспоминала об этой пациентке — в конце концов, ничего особенного тогда не произошло, обычная рутинная ночь.

«Но в феврале 2017-го, то есть 12 месяцев спустя, меня неожиданно вызвали в Следственный комитет и сказали, что против меня возбуждено уголовное дело по ст. 128, ч. 2, УК РФ...»

Незаконная госпитализация (она приравнивается к принудительному лишению свободы) в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, совершенная лицом с использованием своего служебного положения либо повлекшая по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия: Ольге Андроновой грозил тюремный срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Лечить нельзя выписать

Оказывается, за минувший год следствие целых пять раз выносило постановление об отказе в возбуждении данного уголовного дела, но считающая себя пострадавшей дама не унывала и заново писала заявление. Так же как прежде родные дочки, теперь объектом ее преследования стал, видимо, врач-психиатр.

Потерпевшая настаивала, что была совершенно здорова и в больнице ее оставили незаконно. Врач тоже стояла на своем: что на тот момент сомневалась в ее психической адекватности. Имела право.

«Так как я находилась на рабочем месте, то не могла просто взять и заявить: знаете, я не буду ни в чем разбираться, приходите завтра утром. А если ночью что-то случилось бы? И кто был бы в этом виноват?» — задает риторический вопрос Ольга Андронова.

К тому же неоказание помощи больному без уважительных причин, случись что, повлекло бы за собой уголовную ответственность уже по ст. 124 УК РФ. Так что куда ни кинь — везде клин.

При этом ситуация достаточно банальная, жизненная. Дело в том, что пожилая дама оказалась весьма обеспеченной особой и поэтому постоянно подозревала родных, что те ждут ее смерти. Те в ответ обвиняли богатую бабушку во всех грехах. То есть обычный домашний конфликт: застарелый, хронический, как кашель.

Но речь не о том, хотела ли бабушка убить внуков, а дочки зарезать мать; дежурный врач, естественно, и не должна была углубляться в эти семейные перипетии, она оценивала только состояние психики человека, доставленного по «скорой».

Могла ли психическая болезнь пройти столь быстро и без последствий? Что ж, как полагают эксперты, бывают разные течения психозов, и хотя такое случается нечасто, приступ вполне мог закончиться уже на следующее утро. Психика — вещь малоизученная, непредсказуемая, терра инкогнита.

Законодатели, кстати, предусмотрели, что состояние человека может резко измениться. Поэтому помимо первичного приема у врача в течение 48 часов проводится врачебный осмотр комиссией, которая и принимает окончательное решение о том, что человек здоров и может идти домой, или направляет свое заключение в суд о недобровольном лечении. Группа специалистов — а не один дежурный врач. «Одно дело, когда ночью экстренно принимается решение, и совсем другое — коллегиально, в спокойной обстановке. Но это не значит, что я совершила преступление», — в своей петиции на имя президента Национальной медицинской палаты профессора Леонида Рошаля написала врач-психиатр Ольга Андронова.

Однако в итоге этому уголовному делу все-таки дали ход.

«Полгода в моей ситуации разбирался Следственный комитет, пока там разбирались, моего следователя уже успели посадить... За мошенничество в особо крупных размерах. Сейчас по нему тоже идет следствие. Мне же прокурор потребовал четыре года колонии...» — об этом Ольга поведала уже «МК».

А что же ближайшие родственницы потерпевшей? За это время дочки, оказывается, помирились с мамой и на суде искренне заявили, что не предполагали, к каким последствиям мог привести их звонок в «скорую». Извините, мы не хотели и больше не будем... «Мне одной кажется, что это какая-то странная, инфантильная, детская позиция? Все-таки взрослые люди. Однако в суде их показания приняли на веру, и виноватой в итоге оказалась я одна», — возмущается Ольга Андронова.

И хотя на стороне Ольги выступил головной Федеральный институт психиатрии имени Сербского, это не имело ровным счетом никакого значения для ее защиты.

«Российское общество психиатров настаивает на отмене этого неправосудного приговора и просит предпринять все предусмотренные законом меры прокурорского реагирования, — написали коллеги Ольги Андроновой из исполнительного комитета Российского общества психиатров Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке и губернатору Астраханской области Александру Жилкину. — Представляется, что судом допущена грубая правовая ошибка. В связи со сложностью оценки состояния потерпевшей, ограниченными возможностями для контакта с ней решение о наблюдении пациентки в условиях стационара для дальнейшего уточнения диагноза и принятия решения о необходимости лечения представляется единственно правильным. Дежурный врач по своему положению не вправе принимать окончательное решение о недобровольной госпитализации, он не может обращаться в суд с заявлением об оформлении недобровольной госпитализации. Эти полномочия, согласно Закону РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», предоставлены комиссии врачей-психиатров, которая в течение определенных ст. 29 закона 48 часов и провела сбор всех необходимых данных».

Тем не менее Ольгу Андронову осудили на два года условно. И, что для нее совсем уже непереносимо, это дамокловым мечом висящий запрет заниматься профессиональной деятельностью.

«Я сама из врачебной семьи. Мой папа сейчас работает главным внештатным психиатром Георгиевского района Ставропольского края. Я не представляю себя вне этой профессии. Я люблю свою работу. Почему я должна идти куда-то еще, искать что-то только из-за того, что кому-то этого очень захотелось?» — по телефону голос Ольги мягкий, обволакивающий, очень спокойный, каким и должен быть голос настоящего психиатра.
Пока приговор не вступил в законную силу, Ольга продолжает трудиться на прежнем месте. Коллеги ее жалеют. У всех к тому же на слуху громкое дело Елены Мисюриной, за свободу которой сражалось, можно сказать и так, все сплоченное московское медицинское сообщество.

В случае с Ольгой Андроновой все гораздо местечковее и тише.

Все же Астрахань — не Москва. Хотя проблема, поднятая в этом случае, ничуть не менее остра, чем в деле Мисюриной.

«Все, что я сделала, я сделала ровно по букве закона. И если закон сейчас не восторжествует, то завтра ни один психиатр не согласится под свою ответственность положить в больницу даже очень буйного пациента», — не может прийти в себя молодая женщина.

...На данный момент по всей России возбуждаются десятки и десятки уголовных дел против врачей. За медицинские преступления, нередко приведшие к тяжелым последствиям, судят в Ленинградской области и Красноярском крае, в Самарской области, в Кемеровской, в Ханты-Мансийске. В некоторых случаях поднимают даже старые отказные дела из архивов. Правозащитники открывают «горячие линии» по жалобам на врачебную некомпетентность.

И нельзя сказать, что новая масштабная кампания, апогеем которой и стало дело гематолога Мисюриной, является надуманной или, того хуже, фальсифицированной. Тем более что только в прошлом году в правоохранительные органы обратились свыше шести тысяч граждан с требованиями провести расследования врачебных ошибок разной степени тяжести. И если раньше врачей и тронуть было нельзя, что бы они не совершили, то теперь готовы сажать любого, на которого только напишут заявление.

Но ошибки следствия подчас приводят к не менее необратимым последствиям, чем ошибки докторов. А когда начинается очередной всероссийский разбор полетов, под разнос нередко попадают и правые, и виноватые. Причем первые, как водится в нашей стране, даже чаще последних.

К чему это в итоге может привести? Особенно в условиях бесконечного реформирования родной государственной медицины, от которой и так уже мало осталось. К тому, что докторам станет гораздо проще и спокойнее не делать вообще ничего, отфутболивать пациента от одного к другому, писать положенные отписки в медкартах, которые с них требуют чиновники от медицины, делать не так, как лучше для больного, а как безопаснее — для себя. Оно им надо?

Источник: mk.ru


UPD: Приговор отменили, дело на доследовании

https://www.mk.ru/social/2018/03/26/osuzhdennoy-na-2-goda-vr...

Показать полностью
523

Под Астраханью пёс ждёт хозяев на пепелище

В Астраханской области местный житель заметил очередного «Хатико». Мужчина снял на видео пса, который терпеливо ждёт хозяев у сгоревшего дома в посёлке Красные Баррикады. Автор кадров предположил, что владельцы собаки оставили животное после пожара. Отметим, что овчарка выглядит упитанной, очевидно, неравнодушные соседи подкармливают брошенного пса.


Добавим, что это не первый случай, когда собаки ждут или ищут на городских или сельских улицах своих хозяев. Ранее мы сообщали о псе, который каждый день заглядывает в автобусы «Газпрома» в районе «Спутника», как будто хочет встретить кого-то с работы.


южнаяволна.рф


Под Астраханью пёс ждёт хозяев на пепелище Астрахань, Южная Волна, Бездомные животные, Собака, Собаки и люди
685

Астраханец набрал по ЕГЭ ноль баллов.

В социальных сетях среди пользователей распространяют петицию в поддержку школьника из Астрахани. Ученик получил по результатам ЕГЭ ноль баллов. Стоит отметить, что это экзамен по профильному предмету — по математике, и от результатов испытаний зависит будущее выпускника. Как выяснилось, ручка, которой на экзамене писал Артём Яровой не отсканировалась на работах, в результате вместо того, чтобы проверить работу школьника, эксперты аннулировали её.
«Всё, что ожидает Артёма на апелляции - это проверка лишь одной из частей работы или же написание экзамена в резервный день. Но, к сожалению, Артём писал ручкой такого типа все свои экзамены. Это значит, что он должен проходить через процедуру ЕГЭ ещё раз по всем предметам. Но почему выпускник должен терять заветные баллы из-за ручки?» - гласит петиция.
К петиции приложены работы Артёма, в которых, в действительности, не видно решений экзаменационных заданий. Как выяснилось, вместе с Артёмом ещё двое ребят не смогли сдать ЕГЭ по такой же причине.
«Согласно порядку проведения экзамена у участника должна быть гелевая или капиллярная ручка с чернилами чёрного цвета. При использовании иной ручки есть большая вероятность потери написанного текста работы во время сканирования и, как следствие, получения 0 баллов. В настоящее время министерством прорабатываются технологические решения данной проблемы. Ребятам сейчас необходимо подать апелляцию», - прокомментировала данную ситуацию замминистра образования и науки региона Елена Дудина.

Астраханец набрал по ЕГЭ ноль баллов. Астрахань, Южная Волна, Петиция, Образование, ЕГЭ, Длиннопост
Астраханец набрал по ЕГЭ ноль баллов. Астрахань, Южная Волна, Петиция, Образование, ЕГЭ, Длиннопост
Астраханец набрал по ЕГЭ ноль баллов. Астрахань, Южная Волна, Петиция, Образование, ЕГЭ, Длиннопост
Показать полностью 2
77

На севере Астраханской области разлилось мазутное озеро

В него попала собака


Жители Знаменска бьют тревогу. Рядом с жилыми домами прямо в черте города разлилось мазутное озеро.


Об этом очевидцы рассказали в паблике «Подслушано Знаменск». В зловонную канаву на улице Астраханской упала собака.


«Когда займутся этим бассейном с мазутом? Сегодня около 6 вечера была обнаружена собака, ТОРЧАЛА ТОЛЬКО ГОЛОВА!!!», - сообщает очевидец.


Знаменцы не смогли достать её и вызвали пожарных. Огнеборцы пожалели собаку и подняли её из мазутной ловушки. Смыть вязкое топливо с шерсти животного не просто, но люди справились. Оказалось, что пёс принадлежит местной семье. Собаку передали хозяевам.


Теперь местные жители переживают, как бы в чёрное озеро не упал кто-то из людей.


Источник

На севере Астраханской области разлилось мазутное озеро Астрахань, Южная волна, Природа, Охрана природы, Животные, Длиннопост
На севере Астраханской области разлилось мазутное озеро Астрахань, Южная волна, Природа, Охрана природы, Животные, Длиннопост
На севере Астраханской области разлилось мазутное озеро Астрахань, Южная волна, Природа, Охрана природы, Животные, Длиннопост
На севере Астраханской области разлилось мазутное озеро Астрахань, Южная волна, Природа, Охрана природы, Животные, Длиннопост
Показать полностью 3
347

Жительница Астрахани отсудила у больницы 1,5 млн рублей за смерть мужа

Жительница Астрахани отсудила у больницы 1,5 млн рублей за смерть мужа Астрахань, Больница, Суд

Трусовский районный суд Астрахани удовлетворил иск местной жительницы о взыскании 1,5 млн рублей в счет компенсации морального вреда от некачественного оказания медицинской помощи в городской больнице им. Кирова. Об этом в четверг ТАСС сообщили в прокуратуре Астраханской области.

"Трусовский районный суд постановил взыскать в пользу супруги умершего пациента с больницы им. Кирова в качестве компенсации морального вреда 1,5 млн рублей", - сказали в прокуратуре.

Как сообщил ТАСС источник в экстренных службах региона, медицинские работники поставили пациенту неверный диагноз, что привело к запоздалому хирургическому вмешательству и к несвоевременной терапии. В итоге мужчина скончался от гнойной инфекции.

Источник ТАСС

1019

Еще 8 санитарок в Курской области через суд добились восстановления в должности

Еще 8 санитарок в Курской области через суд добились восстановления в должности Курск, Санитар, Медицина, Суд, Справедливость

Сотрудницы Обоянской ЦРБ выиграли суд и приказ об их переводе будет отменён


Прежде, 15 февраля, в Обоянском райсуде закончили рассматривать дело 2 сотрудниц стационара. Их восстановили в должности санитарок. 26 февраля решилась судьба еще 8 женщин.


В июле 2018 года руководство Обоянской ЦРБ издало приказ о переводе 28 санитарок на должность уборщиц, которые будут выполнять функции санитарок на 0,5 ставки. Вместо 21 тысячи рублей, женщины стали получать 14. Об этой проблеме "КИ" писали в октябре. Иски подали 12 человек, но не все продолжили разбирательства.


26 февраля суд поддержал ещё 8 сотрудниц Обоянской ЦРБ. Завтра они выйдут на работу в должности санитарок и будут получать соответствующую зарплату. На заседании присутствовала съемочная группа НТВ. Адвокат санитарок Юрий Чурилов отметил принципиальность судьи в непростом вопросе.

Источник http://kursk-izvestia.ru/news/69354/

416

Астраханское МЧС заплатит 300 тысяч за спешку на пожар

Абсурд


Пожарные, которые ещё в октябре тушили серьёзнейшее возгорание на рынке в Ахтубинске Астраханской области, должны заплатить штраф в размере 300 тысяч рублей.


О случившемся рассказал сенатор Александр Башкин в соцсети «Фейсбук». Дело в том, что машины пожарных проехали через пункты весового контроля, полные воды. Служебные автомобили «не понравились» камерам. В итоге набежал шестизначный штраф.


Башкин объяснил абсурдность ситуации. Чтобы проехать в местах, где действуют ограничения по весу, надо оформлять пропуска, процедура занимает сутки. При этом, если пожарные прибывают на место пожара позже чем через 10 минут, они нарушают свой устав.


«Сегодня в стране действует 28 таких пунктов, а скоро их будет 387. Если ничего не менять, весь бюджет МЧС уйдёт на штрафы»,- написал Башкин.


Источник

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: