4

Абрикосовый сок

Довелось мне тут как-то участвовать в литературном конкурсе. С темой "Звери из тишины и света". Я два дня ходил и думал великую идею, а потом открыл бутылку водки и написал продолжение вот этого вот: Про котиков.


Занял, конечно, почетное сорок второе место из тридцати соревновавшихся, но мне все равно нравится.


… и тогда он тихо скользнул по зеркалу. Спрыгнул на косовато висящую полку. Швабра стояла, еле касаясь древком косяка – того и гляди упадет.

- Косорукие, - выругался Прочек. Про себя, естественно.

Пришлось спускаться по трубе. Внизу уже ждал Захар. Прочек не знал, как звали Захара, на самом деле. Просто однажды в доме появился здоровый металлический ящик, откуда вылез этот дед. То есть Прочек сначала подумал, что это дед. У деда по плечам рассыпалась густая копна седых волос. В ушах блестела россыпь сережек. В руках гость сжимал крепкую кривую палку.

Анчутка, что хороводил тут тогда, вышел вперед и – чтобы обозначить свое превосходство – плюнул Захару в бороду. Следующие два часа прибожеки и домовые слушали, как гость гоняет анчутку вокруг дома, умело охаживая по бокам своей клюкой.

С тех пор – мир и покой.

- Чего так долго? – поморщился Захар. Он сидел в углу, дымя здоровенным звериным окурком. Прочек недовольно потянул носом. Не то, чтобы он не любил запах их сигарет. Но все-таки – это были они!

- Швабру косо поставили, - уныло пожаловался Прочек.

- Ну-ну, швабра, значит, во всем виновата!

- Да ты сам посмотри, Захар! Ну правда же – косо!

- Вот возьми и поправь!

- Для кого? - округлил глаза Прочек. – Для них? Для зверей?

Замаха Прочек даже не увидел.

Очнулся прибожек на кафельном полу. Захар сидел рядом, обхватив колени.

Прочек обиженно поднялся, держась за голову. В голове ощутимо звенело.

- Для зверей… - протянул Захар, глядя в стену. – Я знаю, что вы их так зовете. Звери. Звери тишины и света. А почему? – палец уперся в грудь прибожеку.

Тот обиженно отстранился. Голова гудела.

- Ну… Как почему? Известно же! Они выходят при свете. И не слышат нас. Отсюда и пошло название. Я что ли придумал? А ты драться сразу! Сволочь…

Последнее слово Прочек прошептал почти про себя. Второй оплеухи от Захара он бы не пережил.

- Ты хоть помнишь, зачем собирались сегодня? – Захар сплюнул под ноги, но тут же старательно вытер слюну подошвой сапожка.

- Точно! – подпрыгнул Прочек. – Сегодня ж соседние придут!

Соседние – всегда интересно. Прочек сменил уже полста домов. И все всегда начиналось одинаково. Приходят соседние.

Дальше идет выяснение отношений с местными. И тут два варианта. Либо дом населяют новые жильцы, а старые разбредаются в поисках новых пристанищ, либо…

Других вариантов Прочек пока не встречал.

- Соседние, - протянул Захар. – Придут. А что значит «придут», Прочек?

- Ну! – Прочек аж подскочил. – Придут же! Они ж не просто придут! Они ж захватывать придут! Им же дом нужен! И звери… - добавил Прочек уже совсем тихо, потирая щеку.

- А зачем им нужны «звери»? – Захар так выделил это слово, что Прочеку перехотелось радоваться новому событию.

- Звери ходят на свету. Звери не слышат нас. Звери – враги, - заученно пробормотал Прочек.

- Ага. А скажи мне, Прочек, почему ты пьешь из стакана, что эти звери тебе оставляют?

- Как звери? – растерялся Прочек.

- Иди сюда, - прикрикнул Захар. Прочек, не поднимаясь с колен, пополз к Захару, пока жесткая, но такая обволакивающая ладонь, не ткнулась ему в лоб.

-… смотри… - услышал Прочек напоследок.

«Черные пришли нагло. Они стояли, синхронно перебирая лапками. При первом взгляде, казалось, что это не отдельные существа, а просто лужа мазута расплескалась по полу.

Вперед вышел Предводитель.

- У меня есть для вас, кхе-кхе, предложение, - начал он на удивление писклявым голосом, - могу предложить оставить вас в живых…

Ламинат протяжно взвыл под скользящими на нем когтями. Спустя мгновение в челюстях одного из котов - Румпельштильцхена хрустнули позвонки Черного.

- Рви-убивай! - выдохнул он, отбрасывая труп в сторону и прыгая в толпу заверещавших Черных, хлынувших в коридор.

Барт – второй кошак – прыгнул на стену, стрелой пронесся по ней за линию черных и рухнул на них сверху. Сверху, пристроившись на загривке, сидел непонятно откуда взявшийся Захар и сосредоточенно колол Черных самодельным трезубцем. Вилка ходила в маленьких ручонках, как игла в швейной машинке.»

Прочек отшатнулся. Голова загудела еще сильнее.

- Понял? – Захар выудил откуда-то еще один окурок и глубоко затянулся.

- Захар! А чего бы случилось? Ну, пришли бы черные. Ты – вон какой боевой! Тебя бы не тронули. А звери, - Прочек замялся, но Захар как будто бы не заметил. – Что звери? Ну, довели бы их. Высосали. Сам будто не сосешь!

Последнее Прочек уже выкрикнул.

- Да, - неожиданно согласился Захар.

Окурок полетел в сторону.

- Иди сюда, - сказал Захар почти ласково.

Мозолистая ладонь снова ткнулась Прочеку в лоб. Голос Захара взвился вокруг, выбивая все мысли из головы.

«Большой сидел за столом. Его жена стояла позади.

- Как будем Захара перевозить?

- Я сделаю ему домик.

- Из валенка?

- Я тебя умоляю! В избу едем что ли? Возьмем сундучок. У меня мех есть. Постелю внутри. Я туда свою печатку положу. Говорят, домовые это любят.

- А как он открывать будет?

- Я все придумал! Сделаю распорку! Он у нас взрослый – сам разберется, кого впускать, а кого нет!»

Прочек отшатнулся.

- Они что! Они про тебя знают?

- Не ссы! Остался последний момент…

Прочек хотел было уклониться, но ладонь уже привычно ткнулась в глаза.

«- Мама, я боюсь подниматься по лестнице!

- Почему, милая?

- Под лестницей ляля. Она злая.

- Давай так, позовем папу, а с папой ничего не страшно!

- Давай!

Старший Большой подходит к лестнице. Прочек – а ляля – это именно он – съеживается. Большой подхватывает дочь на руки. Тяжело шагает по лестнице наверх. Прочек крадется следом.

Вся компания заходит в комнату.

- Видишь, у меня тут стоит две рюмки?

- Дя.

- Знаешь, зачем?

- Неть.

- Первая – для Захара. Это наш домовой. Мы привезли его с собой. В стопке крепкий взрослый напиток. А вторая для местного прибожека. Ты ж видела лялю под лестницей?

- Дя.

- Ей же (Ему – хрипло шепчет Прочек) грустно? Вот мы и наливаем ей тоже. Но это же ляля, поэтому прибожеку мы нальем твоего сока.

- Дя!

- Теперь не страшно? Теперь ляля хорошая?

- Дя, теперь ляля хорошая и добрая.

Большие спускаются к детской кроватке. Прочек больше не смотрит на них. Он аккуратно подходит к напитку во второй стопке. Внутри – свежий абрикосовый сок. Прочек с удовольствием выпивает половину… »

- Вспомнил? – говорит Захар. – Звери, блин! Зверей они нашли! Из света и тишины. Видеть не хотите и слушать не слушаете. Вот вам и свет, вот вам и тишина.

Прочек сглотнул и кивнул. И почему-то заплакал.

- Знаете что, - прищурился анчутка с соседнего дома. – Можете остаться, кто хочет. Просто будете подо мной ходить. И меня слу…

Кривая сучковатая палка влетела прямо в ухмылку говорящего.

- Бей-убивай! – взревел Захар.

Прочек перехватил вилку поудобнее.

Дубликаты не найдены

0

@moderator, удалите пожалуйста мой аккаунт

раскрыть ветку 1
0

Вам необходимо обратиться в поддержку.

0

Спасибо, понравилось. Сначала наткнулся на рассказ про котиков (я кошатник) и проглотил за несколько секунд. Задумки про повесть случайно нет)?

раскрыть ветку 1
0

Да как-то не думал. Это так - накатывает временами. На маленьком размере ГОРАЗДО легче сохранять надрыв и интерес читателя.