С тегами:

сказка

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
27
Бабушкины сказки.
3 Комментария в Истории из жизни  

Это было одним жарким при жарким летом..)

С самого утра в этот день палило солнце.

Заканчивался мой ежедневный обход большого зоопарка - всех проверила, кому надо раздала лекарства.

В такую жару ноги кажутся ватными и никак не желают быстро ходить, хочется посидеть где-то в тенёчке.. А вот и скамейка под сенью раскидистой, старой берёзы. Я, довольно вздыхая, удобно устраиваюсь на ней. Рядом - большой вольер с павлинами и там, не обращая внимания на пекло, гарцует перед самочкой павлин, распустив свой шикарный хвост и потрясая перьями.

Ко мне присоединяются бабушка с внучкой, лет шести. Девочка капризничает, вот вот польются слёзки. Бабуля достаёт из сумки воду в бутылочке и моет девчушке ручки.


Потом появляются румяные пирожки, но девочка отворачивается.


- Машенька - говорит бабушка - ты кушай, а я тебе пока расскажу сказку - мудрая женщина оглядывается - вот про этих павлина и павлинку - немного помолчав, добавляет она.


В некотором волшебном царстве-государстве жили король с королевой - начинает выдумщица - у короля было много друзей, но, вместе с тем, были и враги-завистники. И вот однажды пригласили царствующих особ на бал-маскарад.

Сначала павлинка стала наряжать своего мужа. Она надела на него красивую, переливающуюся синюю манишку, шикарный фрак с длинными полами и корону.

Пока павлинка наряжала павлина, время почти что всё вышло, а за ними приехала тройка коней с разряженным кучером. Только и успела красавица в спешке натянуть на себя красивый воротничок с короной.


Но это оказался ненастоящий маскарад, как только государи переступили порог бального зала, они превратились в красивых ярких птиц.


Так и остались птицами навсегда: Он - с длинным шикарным хвостом, ярким синим горлышком и короной, а она серенькая, только с цветной зелёной шейкой и небольшой коронкой.


Машенька с интересом рассматривала птиц.


- Вы сами сочинили? - спросила я у бабушки под впечатлением сказки.


- Да - кивнула сказочница - уж больно павлин красивый!


И бабуля со своей улыбающейся внучкой отправились дальше рассматривать разных интересных животных, а я продолжила свой путь на ветеринарную часть.


( Фотографии из инета)

Бабушкины сказки. Истории из зоопарка, авторское, ветеринар, павлин, бабушка, внуки, сказка, длиннопост
Бабушкины сказки. Истории из зоопарка, авторское, ветеринар, павлин, бабушка, внуки, сказка, длиннопост

Комментарии для минусов внутри! ))

Показать полностью 2
2251
Вот так оно на самом деле и было. А то "съел, съел".
128 Комментариев  
Вот так оно на самом деле и было. А то "съел, съел". красная шапочка, волк, сказка, намек

Волк, конечно, жалеет иногда. Приходится много работать. Красная Шапочка растолстела и стала капризной. Тёща неделями лежит в постели, кряхтит-охает и требует обслуживания. Но зато какая дочка получилась... и внешность популярная, в школе все завидуют, просят потрогать... хвостик вот только мал, не видно под юбочкой. Ну да ничего, вырастет...

144
"Без тебя, меня нет".
13 Комментариев  

"Без тебя, меня нет".  ©Гектор Шульц



Летний вечер всем хорош. И теплым ветерком, который ласкает волосы, и темно-фиолетовым небом, что несколько часов назад пылало багровыми красками от заходящего солнца, и стрекотом сверчков или цикад, которые радуются приближающейся ночи и заводят свои странные песни.

В такие вечера даже люди начинают по-иному смотреть на все вокруг. Они мечтательно закрывают глаза, слабо улыбаются и вдыхают воздух, который пахнет дикими травами, нагретой землей и близкой прохладой летней ночи. Их мысли спутаны и непонятны никому, кроме них самих.

Дети, вдоволь набегавшиеся днем, теперь сидят на лавочках возле домов и подъездов. Они утомились от постоянных забав и сейчас просто отдыхают, во все глаза наблюдая за тем, как меняется природа. Летний вечер тем и хорош, что совершенно не похож на день. Он приносит спокойствие и тишину. Робкую и прозрачную тишину, прерываемую лишь редкими глухими звуками зверей и случайных прохожих.

А на небольшой лавочке, рядом со старым прудом, сидели двое детей.


- Романтики в тебе хоть отбавляй, - сварливо заметил маленький темноглазый мальчик в черной майке и черных шортиках. Он обращался к сидящей рядом с ним девочке, которая была полной противоположностью своему собеседнику.

- А как иначе, братик? – мило ответила девочка, распахнув свои голубые глаза. Она, в отличие от брата, была одета в нежно-голубой сарафан, на котором распускались яркие и красивые цветы. В такой одежде лучше всего бегать летом. Не жарко и не холодно. Самый раз для непосед.

- Не знаю. Ты всегда восторгаешься тем, что мне непонятно. Смотри, вон в траве сидит полевая мышь.

- Она смешная, - улыбнулась девочка, протянув к грызуну руку. На удивление, мышь сразу же подбежала к ребенку и ткнулась усатой мордочкой в указательный палец. – Она хочет, чтобы ее погладили.

- Недолго она радоваться будет, - хмыкнул мальчик. – На дереве, слева от тебя, сидит сова. Она ждет, когда мышь отбежит подальше, а потом бросится за ней.

- А вдруг мышь сможет убежать? Даже от совы.

- Убежит от этой, зато от другой уже не спрячется, - зевнул ребенок и тихо усмехнулся, увидев, как заблестели глаза сестры. – Ранимая ты, моя. Ладно, будет жить, и скакать дальше по траве. Так лучше?

- Конечно лучше. Разве ты не знаешь? – всхлипнула девочка и легонько шлепнула брата по руке. – Больно?

- Нет. Ты не умеешь делать больно, - равнодушно произнес он, задумчиво смотря на поверхность пруда, которая даже не колыхалась под легким летним ветерком.

- Зато ты умеешь, - обиженно протянула девочка. Мальчик пожал плечами в ответ.

- Да. Я же мальчишка. А мальчишки куда суровее, чем девочки.

- Особенно такие, как ты?

- Я такой один, - улыбнулся мальчик и ласково погладил сестру по спине. – Не разводи сырость. Смотри, какой вечер прекрасный. Тихо, никто не кричит и не мешает.

- А мне больше нравится, когда поют, смеются и радуются. Почему мы с тобой так редко разговариваем? – мальчик нежно посмотрел на сестру и даже приобнял ее за плечи. Несколько минут они провели молча, думая лишь о своем.


- Потому что мы разные, сестренка, - разбавил тишину мальчик. – Ну, знаешь. Братья и сестры всегда конфликтуют, вставляют друг другу палки в колеса, ябедничают родителям.

- Знаю. Но мы же родня. Почему нельзя просто дружить? – тихо спросила девочка. Она грустно улыбнулась, когда полевая мышь забралась к ней в руку и, свернувшись в клубочек, задремала. – Думаешь, у нее тоже есть братья и сестры?

- Есть, конечно. Это же мышь, - усмехнулся мальчик, с интересом наблюдая за тем, как укладывается спать маленький грызун. – Они тоже ругаются. Из-за еды или еще чего-нибудь. Таков порядок и против природы не пойдешь.

- Хоть ты и бываешь злюкой, но я тебя люблю, братик, - улыбнулась девочка, взяв брата за руку.

- И я тебя, сестренка, - вздохнул он, а затем указал пальцем на другой берег пруда, где зажглись огоньки. – Деревенские девушки опять гадают.

- Да, им просто интересно знать, что будет в будущем.

- Они не узнают. Никому не дано это знать.

- А стало бы куда лучше, если бы они знали свое будущее, - добавила девочка.

- А смысл? От будущего не уйдешь, и это знание будет отравлять их жизнь, - многозначительно сверкнул глазами мальчик. – Лучше неведение, полное надежд и радужных мыслей. Совсем, как у тебя.

- Я не могу иначе. Без надежды худо. И совсем нет жизни, - ответила девочка, не отпуская руку брата. - Ты знаешь их будущее?

- Да. Когда-нибудь они все уйдут, - хохотнул ребенок и хмыкнул, когда сестра всхлипнула носом. – Прости.

- Ничего. Все хорошо. Никто не знает, каким будет их будущее, - тихо ответила девочка. Ее брат кивнул, слабо улыбаясь.

- Верно, сестренка. Человек сам кует свое будущее. Оно будет таким, каким он сам его сделает.

- И все равно грустно.

- Ты переменчива.

- А как иначе?


Когда на старый пруд опустилась ночь, девочка прижалась к брату и робко шепнула ему на ухо:

- Почему ты любишь ночь?

- Она прекрасна. Тихая, безмолвная, загадочная, - через несколько мгновений ответил он. – В ней нет лишнего шума, только совершенство.

- А как же солнышко, пение птиц, радуга на небе после дождя?

- Это девчонкам больше нравится, - засмеялся мальчик. – Тебе, например.

- Да, мы разные, как ты и говорил. Странно, что так все получилось.

- Что именно? – с интересом спросил мальчик. Девочка пожала плечами и робко ответила.

- Мы брат и сестра, но разные. Совершенно.

- Равновесие, сестренка. Всегда будет кто-то добрый, а кто-то злой. Кто-то щедрый, а кто-то жадный. Кто-то храбрый, а кто-то трусливый. Каждое создание уникально и мы в том числе.

- А другие люди?

- А что с ними?

- Есть же такие семьи, где нет деления на хорошее и плохое.

- Есть, - кивнул мальчик. – Всегда есть исключения. Поэтому я и говорю, что будущее изменчиво. Человек сам решает, каким оно будет.

- И сам решает, каким станет он сам, - закончила девочка, улыбнувшись.

- Правильно, сестренка. Я рад, что ты меня поняла.


Но прекраснее всего летнее утро, когда солнце величаво появляется из-за горизонта. Медовый шар, немного тусклый, с каждой минутой разгорается все ярче и ярче. Солнце нагревает воздух и землю. Ласкает лучами каждое живое существо и каждое растение, которое увидит. С приходом солнца начинается новый летний день, полный веселых криков детей, песен и шуток. И так раз за разом, пока солнце не спрячется на другом краю земли и на землю не опустится вечер. Прекрасный летний вечер.

Дети так и сидели на лавочке, прижавшись друг к другу. Девочка улыбалась, наблюдая за тем, как просыпается солнце, а мальчик, прищурившись, трепетно сжимал руку сестры.


- Время пролетело незаметно, - нарушил молчание брат.

- Да. Когда долго кого-то не видишь, время летит быстрее ветра, - согласилась девочка. – Мы увидимся еще?

- Конечно. Через год. На этом самом месте, - кивнул мальчик, спрыгивая с лавочки. Он сладко потянулся и, нахмурившись, поднял с травы большую острую косу. Лезвие угрожающе сверкнуло, когда на него попал луч солнца. – Люблю тебя, сестренка. Пусть ты и мешаешь мне иногда работать.

- И я тебя люблю, братик, - улыбнулась девочка, распахнув свои дивные голубые глаза. – Я всегда буду рядом, но ты меня не увидишь.

- Как и ты меня, Жизнь, - усмехнулся мальчик, закидывая косу на плечо.

- До следующей встречи, - всхлипнула девочка и, спрыгнув с лавочки, подбежала к брату и крепко обняла его. – Я всегда буду рядом, Смерть. Потому, что без тебя меня нет.

- А меня нет без тебя, - прошептал мальчик, исчезая в туманной дымке утра.


Ласковые лучи солнца осветили старый пруд, лавочку, где сидели дети и маленькую полевую мышь, которая удивленно смотрела на раскаленный шар, сияющий в небесах. Отряхнувшись, она быстро юркнула в траву, на секунду задержав внимательный взгляд на девочке, которая растворилась в ослепительном белом свете. Начался новый день. Летний и прекрасный.

Показать полностью
66
"Красавица и Чудовище" без сказочной мишуры :)
14 Комментариев  

Ладно, давайте начистоту. О чем в действительности повествует история красавицы и чудовища, если отвлечься от сказочной мишуры?


В своём логове живёт холостяк. Дом его в скотском состоянии, и сам он зверьё зверьём: ногти не стрижены, шея не мыта, руки в цыпках и разжирел до неприличия. Крыша течёт, стены отсырели. Электричество отключено за неуплату.


И вдруг в этом хлеву появляется женщина.



Совершенно не важно, откуда в действительности она взялась: бежала ли выручать отца, или просто заглянула на запах, поскольку с детства любит зоопарки. Важно, что после её появления пространство вокруг холостяка начинает стремительно преображаться.


Во-первых, в доме становится чисто. Ковры выбиты, пыль протёрта, люстры сверкают и какая-то милая тряпочка висит на окне – кажется, вспоминает он, мамина занавеска.


Во-вторых, его начинают вкусно кормить. Он привык питаться сухомяткой и дошираком, вершина его личных кулинарных достижений – заказ пиццы. А тут вдруг супы. Компоты. Расстегайчики и паштет.


В-третьих, чудесным образом меняется вся жизнь. Слуги, которые прежде были совершенно деревянными, внезапно все до одного пристроены к делу. Он привык относиться к окружающим как к мебели, а они проявляют лучшие человеческие качества. В саду что-то цветёт, на кухне что-то варится, постель хрустит свежим бельём, ботинки начищены, а посреди этого праздника стоит она – смущённая, прелестная – и застенчиво лепечет: «Ах, как тепло вы меня приняли! Вы такой очаровательный мужчина!»


Здесь надо сказать, что характер у него всегда был не сахар, а за годы затворничества испортился окончательно. Отношения с соседями дошли до того, что те спускают на него своих лаек. Но наш герой отлично понимает, что ему выпал сказочный шанс.


Он стрижется у хорошего стилиста, выкидывает треники, ограничивает себя в сладком и начинает бегать по утрам вокруг поместья не с целью устрашения соседей, а хорошей формы для. Он приучает себя не рычать по ерунде, не впадать в звериное буйство и доносить до окружающих недовольство их поведением деликатно, без попутного уничтожения преметов фамильного сервиза. Он практически бросил пить. Он приобрел привычку говорить ей невзначай: "Знаешь, до встречи с тобой я был словно заколдован" и намекать на какие-то отвратительные грехи молодости (женщины питают слабость к отвратительным грехам молодости).


Потом, естественно, свадьба. Он шепчет: "Ты превратила мою жизнь в сказку!" и дарит ей самую прекрасную розу из оранжереи.


А соседским лайкам, которых он шесть месяцев кряду приучал загонять к нему в поместье всех существ женского пола младше сорока пяти, ничего не дарит. И без того на них столько ветчины перевёл.

Источник

Показать полностью
1751
Скобяных дел мастер
134 Комментария  

В Уставе черным по белому сказано: рано или поздно любой мастер получает Заказ. Настал этот день и для меня.

Заказчику было лет шесть. Он сидел, положив подбородок на прилавок, и наблюдал, как "Венксинг" копирует ключ от гаража. Мама Заказчика в сторонке щебетала по сотовому.


- А вы любой ключик можете сделать? - спросил Заказчик, разглядывая стойку с болванками.


- Любой, - подтвердил я.


- И такой, чтобы попасть в детство?


Руки мои дрогнули, и "Венксинг" умолк.


- Зачем тебе такой ключ? - спросил я. - Разве ты и так не ребенок?


А сам принялся лихорадочно припоминать, есть ли в Уставе ограничения на возраст Заказчика. В голову приходил только маленький Вольфганг Амадей и ключ к музыке, сделанный зальцбургским мастером Крейцером. Но тот ключ заказывал отец Вольфганга...


- Это для бабы Кати, - сказал мальчик. - Она все вспоминает, как была маленькая. Даже плачет иногда. Вот если бы она могла снова туда попасть!


- Понятно, - сказал я. - Что же, такой ключ сделать можно, - я молил Бога об одном: чтобы мама Заказчика продолжала болтать по телефону. - Если хочешь, могу попробовать. То есть, если хотите... сударь.


Вот елки-палки. Устав предписывает обращаться к Заказчику с величайшим почтением, но как почтительно обратиться к ребенку? "Отрок"? "Юноша"? "Ваше благородие"?


- Меня Дима зовут, - уточнил Заказчик. - Хочу. А что для этого нужно?


- Нужен бабушкин портрет. Например, фотография. Сможешь принести? Завтра?


- А мы завтра сюда не придем.


Я совсем упустил из виду, что в таком нежном возрасте Заказчик не пользуется свободой передвижений.


- Долго еще? - Мама мальчика отключила сотовый и подошла к прилавку.


- Знаете, девушка, - понес я ахинею, от которой у любого слесаря завяли бы уши, - у меня для вашего ключа только китайские болванки, завтра подвезут немецкие, они лучше. Может, зайдете завтра? Я вам скидку сделаю, пятьдесят процентов!


Я отдал бы годовую выручку, лишь бы она согласилась.



Наш инструктор по высшему скобяному делу Куваев начинал уроки так: "Клепать ключи может каждый болван. А Заказ требует телесной и моральной подготовки".


Придя домой, я стал готовиться. Во-первых, вынес упаковку пива на лестничную клетку, с глаз долой. Употреблять спиртные напитки во время работы над Заказом строжайше запрещено с момента его получения. Во-вторых, я побрился. И, наконец, мысленно повторил матчасть, хоть это и бесполезно. Техника изготовления Заказа проста как пробка. Основные трудности, по словам стариков, поджидают на практике. Толковее старики объяснить не могут, разводят руками: сами, мол, увидите.


По большому счету, это справедливо. Если бы высшее скобяное дело легко объяснялось, им бы полстраны занялось, и жили бы мы все припеваючи. Ведь Пенсия скобяных дел мастера - это мечта, а не Пенсия. Всего в жизни выполняешь три Заказа (в какой момент они на тебя свалятся, это уж как повезет). Получаешь за них Оплату. Меняешь ее на Пенсию и живешь безбедно. То есть, действительно безбедно. Пенсия обеспечивает железное здоровье и мирное, благополучное житье-бытье. Без яхт и казино, конечно, - излишествовать запрещено Уставом. Но вот, например, у Льва Сергеича в дачном поселке пожар был, все сгорело, а его дом уцелел. Чем такой расклад хуже миллионов?


Можно Пенсию и не брать, а взамен оставить себе Оплату. Такое тоже бывает. Все зависит от Оплаты. Насчет нее правило одно - Заказчик платит, чем хочет. Как уж так получается, не знаю, но соответствует такая оплата... в общем, соответствует. Куваев одному писателю сделал ключ от "кладовой сюжетов" (Бог его знает, что это такое, но так это писатель называл). Тот ему в качестве Оплаты подписал книгу: "Б. Куваеву - всех благ". Так Куваев с тех пор и зажил. И здоровье есть, и бабки, даже Пенсия не нужна.


Но моральная подготовка в таких условиях осуществляется со скрипом, ибо неизвестно, к чему, собственно, готовиться. Запугав себя провалом Заказа и санкциями в случае нарушения Устава, я лег спать. Засыпая, волновался: придет ли завтра Дима?



Дима пришел. Довольный. С порога замахал листом бумаги.


- Вот!


Это был рисунок цветными карандашами. Сперва я не понял, что на нем изображено. Судя по всему, человек. Круглая голова, синие точки-глаза, рот закорючкой. Балахон, закрашенный разными цветами. Гигантские, как у клоуна, черные ботинки. На растопыренных пальцах-черточках висел не то портфель, не то большая сумка.


- Это она, - пояснил Дима. - Баба Катя. - И добавил виновато: - Фотографию мне не разрешили взять.


- Вы его прямо околдовали, - заметила Димина мама. - Пришел вчера домой, сразу за карандаши: "Это для дяди из ключиковой палатки".


- Э-э... благодарю вас, сударь, - сказал я Заказчику. - Приходите теперь через две недели, посмотрим, что получится.


На что Дима ободряюще подмигнул.



"Ох, и лопухнусь я с этим Заказом", - тоскливо думал я. Ну да ладно, работали же как-то люди до изобретения фотоаппарата. Вот и мы будем считывать биографию бабы Кати с этого так называемого портрета, да простит меня Заказчик за непочтение.


Может, что-нибудь все-таки считается? неохота первый Заказ запороть...


Для считывания принято использовать "чужой", не слесарный, инструментарий, причем обязательно списанный. Чтобы для своего дела был не годен, для нашего же - в самый раз. В свое время я нашел на свалке допотопную пишущую машинку, переконструировал для считывания, но еще ни разу не использовал.


Я медленно провернул Димин рисунок через вал машинки. Вытер пот. Вставил чистый лист бумаги. И чуть не упал, когда машинка вздрогнула и клавиши бодро заприседали сами по себе: "Быстрова Екатерина Сергеевна, род. 7 марта 1938 года в пос. Болшево Московской области..."


Бумага прокручивалась быстро, я еле успел вставлять листы. Где училась, за кого вышла замуж, что ест на завтрак... Видно, сударь мой Дима, его благородие, бабку свою (точнее, прабабку, судя по году рождения) с натуры рисовал, может, даже позировать заставил. А живые глаза в сто раз круче объектива; материал получается высшего класса, наплевать, что голова на рисунке - как пивной котел!


Через час я сидел в электричке до Болшево. Через три - разговаривал с тамошними стариками. Обдирал кору с вековых деревьев. С усердием криминалиста скреб скальпелем все, что могло остаться в поселке с тридцать восьмого года - шоссе, камни, дома. Потом вернулся в Москву. Носился по распечатанным машинкой адресам. Разглядывал в музеях конфетные обертки конца тридцатых. И уже собирался возвращаться в мастерскую, когда в одном из музеев наткнулся на шаблонную военную экспозицию с похоронками и помятыми котелками. Наткнулся - и обмер.


Как бы Димина бабушка ни тосковала по детству, вряд ли ее тянет в сорок первый. Голод, бомбежки, немцы подступают... Вот тебе и практика, ежкин кот. Еще немного, и запорол бы я Заказ!


И снова электричка и беготня по городу, на этот раз с экскурсоводом:


- Девушка, покажите, пожалуйста, здания, построенные в сорок пятом году...



На этот раз Заказчик пришел с бабушкой. Я ее узнал по хозяйственной сумке.


- Баб, вот этот дядя!


Старушка поглядывала на меня настороженно. Ничего, я бы так же глядел, если бы моему правнуку забивал на рынке стрелки незнакомый слесарь.


- Вот Ваш ключ, сударь.


Я положил Заказ на прилавок. Длинный, с волнистой бородкой, тронутой медной зеленью. Новый и старый одновременно. Сплавленный из металла, памяти и пыли вперемешку с искрошенным в муку Диминым рисунком. Выточенный на новеньком "Венксинге" под песни сорок пятого.


- Баб, смотри! Это ключик от детства. Правда!


Старушка надела очки и склонилась над прилавком. Она так долго не разгибалась, что я за нее испугался. Потом подняла на меня растерянные глаза, синие, точь-в-точь как на Димином рисунке. Их я испугался еще больше.


- Вы знаете, от чего этот ключ? - сказала она тихо. - От нашей коммуналки на улице Горького. Вот зазубрина - мы с братом клад искали, ковыряли ключом штукатурку. И пятнышко то же...


- Это не тот ключ, - сказал я. - Это... ну, вроде копии. Вам нужно только хорошенько представить себе ту дверь, вставить ключ и повернуть.


- И я попаду туда? В детство?


Я кивнул.


- Вы хотите сказать, там все еще живы?


На меня навалилась такая тяжесть, что я налег локтями на прилавок. Как будто мне на спину взгромоздили бабы-катину жизнь, и не постепенно, год за годом, а сразу, одной здоровой чушкой. А женщина спрашивала доверчиво:


- Как же я этих оставлю? Дочку, внучек, Диму?


- Баб, а ты ненадолго! - закричал неунывающий Дима. - Поиграешь немножко - и домой.


По Уставу, я должен был ее "проконсультировать по любым вопросам, связанным с Заказом". Но как по таким вопросам... консультировать?


- Екатерина Сергеевна, - произнес я беспомощно, - Вы не обязаны сейчас же использовать ключ. Можете вообще его не использовать, можете - потом. Когда захотите.


Она задумалась.


- Например, в тот день, когда я не вспомню, как зовут Диму?


- Например, тогда, - еле выговорил я.


- Вот спасибо Вам, - сказала Екатерина Сергеевна. И тяжесть свалилась с меня, испарилась. Вместо нее возникло приятное, острое, как шабер, предвкушение чуда. Заказ выполнен, пришло время Оплаты.


- Спасибо скажите Диме, - сказал я. - А мне полагается плата за работу. Чем платить будете, сударь?


- А чем надо? - спросил Дима.


- Чем изволите, - ответил я по Уставу.


- Тогда щас, - и Дима полез в бабушкину сумку. Оттуда он извлек упаковку мыла на три куска, отодрал один и, сияя, протянул мне. - Теперь вы можете помыть руки! Они у вас совсем черные!


- Дима, что ты! - вмешалась Екатерина Сергеевна, - Надо человека по-хорошему отблагодарить, а ты...


- Годится, - прервал я ее. - Благодарю Вас, сударь.


Они ушли домой, Дима - держась за бабушкину сумку, Екатерина Сергеевна - нащупывая шершавый ключик в кармане пальто.


А я держал на ладони кусок мыла. Что оно смоет с меня? Грязь? Болезни? Может быть, грехи?


Узнаю сегодня вечером.


Рассказ взят мной с разрешения автора, ссылка http://samlib.ru/k/kalinchuk_e_a/master.shtml. Автор:  Калинчук Елена Александровна.

Показать полностью
80
Принцесса и дракон
2 Комментария  

- Какой смысл в любви, если она несёт разрушение? – печально сказала Принцесса.

Печально, задумчиво, а еще очень негромко, так что Джон едва разобрал слова.

- Какие разрушения, милая? – крикнул он, одновременно изучая стену на наличие выемок и выступов, по которым можно было бы забраться наверх.

- Сплошные разрушения! – девушка заговорила громче. – Посмотри вокруг! Вон там была ферма. А что сейчас? Обугленные развалины. А там – на востоке? Там был такой чудесный пруд… Теперь черная земля. Вон – сожженная роща. А вон – мельница с покорёженными лопастями.

- Это всё Дракон?

- Это всё мой отец! Дракон лишь исполнитель, и делает то, что ему говорят. Принцы и рыцари приходят толпами, пытаясь вызволить меня из башни. Сражаются с Драконом. - Пока она говорила, Джон начал трудный подъем по вертикальной и почти гладкой стене.- Эти герои гибнут сами и губят других. Они хотели только одного – получить приз – то есть меня! Им всем было напревать на мои чувства! Как и отцу… Как и тебе…

- А Дракон? – кряхтя (лезть было довольно тяжело), спросил Джон.

- Что Дракон? – Принцесса впервые за все время посмотрела вниз, до этого ее подбородок был высоко вздернут, а мечтательный взгляд обращен куда-то вдаль.

- Его ты не винишь? Совсем?

- Он животное! Как можно его винить?!

Нога Джона потеряла опору, и он повис, удерживать лишь пальцами одной руки. Разбиться – не разобьется, еще не очень высоко, но все равно жаль затраченных усилий.

- Животное? – переспросил он, обретя, наконец, некоторую устойчивость.

- Дракон… Он, как большой кот… - мечтательно поясняла Принцесса, - или как сторожевой пёс… Нет… Он, конечно, не кот и не пёс… А Дракон! Он терпеть не может чужих. Когда являются принцы с этими их шпагами, перьями в шляпах и пафосными речами, или рыцари, обвешенные железяками – он злится…

- Да, это раздражает… - пробормотал Джон себе под нос, преодолевая очередной ряд каменной кладки.

- Дракон их жжет, ест их лошадей, особо рьяных убивает, конечно. Большинству же дает возможность сбежать, унося свои жалкие душонки, помятые доспехи и клеймо позора на воинской чести. Дракон груб и у него очень странное чувство юмора. Но, когда никого нет, он очень милый…

- Значит, считаешь его милым?.. – выкрикнул Джон.

- Да уж милее, чем вы – рыцари, принцы, бароны, маги! Все, кто проходит зачем-то меня освобождать! Вам нужна моя рука и моё – нет, не сердце – королевство! К тому же этот зверь единственный, кто находился рядом со мной последние пять лет. Все меня бросили… Отец говорит, что он из великой отцовской любви заточил меня в эту башню! Он, якобы, желает мне счастья! Мол, лишь тот достоин стать моим мужем, кто станет за меня бороться, не побоится сразиться с Драконом! Тот, кто победит крылатого зверя, докажет истинную свою любовь. Но на самом деле, они доказывают лишь то, что любовь несет разрушение! И неизвестно какая любовь хуже – настоящая и безумная, как у моего отца, или фальшивая и притворная, как у желающих заполучить трон, женившись на мне! Дракон же всегда рядом… Пусть он не человек, но он слушает мои песни и мои сказки…

- Небось, сама сочиняешь? И в твоих этих сказках наверняка прекрасные мужественные принцы освобождают томящихся в заточении принцесс? – Джон отдыхал на случившемся по пути выступе.

- Откуда ты знаешь?! – взволнованно воскликнула принцесса, перегнувшись через подоконник.

- Догадался… - Джон пожал плечами. – На самом деле ты только и ждешь своего героя, который…

- Хочешь сказать, что это ты? – перебила принцесса. – Ты тот самый герой, достойный моей руки?!

- А почему бы и нет? Или тебе только твой Дракон нужен?

- Мой Дракон – зверь, но он в сотни раз умнее и благороднее тебя! И кстати, о нем! Очень скоро от твоей наглости останутся лишь дымящиеся косточки!

- А что ж он не летит? – Джон продолжил подъем.

Принцесса долго не отвечала – видимо сама беспокоилась.

- Наверное, хочет посмотреть, как высоко ты залезешь! А когда ты будешь уже под самым окном, он выглянет из-за башни, и тебя хватит удар! - Она искусственно рассмеялась.

- Ха-ха-ха! – передразнил Джон. – Ты лучше скажи, как было написано в королевском указе? «Принцесса достанется тому, кто сможет вызволить ее из башни…» Так, вроде?

- «Принцесса и королевство» - ведь за этим ты пришел? И еще нужно победить Дракона! А у тебя даже ржавого меча нет! Ты чем собрался драться?

Джон уже был под самым окном. Дракон (естественно) ни откуда не выглянул. Он подтянулся и сел на подоконник. Принцесса отступила вглубь комнаты.

- А я его заболтаю, - весело сказал Джон.

- Это ты можешь… - проворчала принцесса, явно удивленная его успехами в скалолазании.

Джон спрыгнул, осмотрелся. Снял с пояса моток веревки. Прошелся по комнате, ища, за что бы привязать ее конец.

- Вещи какие есть? Что будешь с собой брать?

- Брать? Вещи? – переспрашивала ошарашенная принцесса.

- Ну да, ты переезжаешь.

- Куда?

- Как куда? В наш дом! Я ведь тебя спас, могу на тебе жениться. А жена должна жить в доме мужа.

- Но… Я принцесса! Я должна жить во дворце!

- В доме, дворце, замке, башне… Дизайн сама придумаешь.

Принцесса помолчала, а затем спросила – как-то жалобно и тоскливо:

- А Дракон?

- Что Дракон?

- Как же… Почему он не летит? Ты… его… убил?.. – ее губы задрожали, а глаза заблестели от слез.

- Да, можно и так сказать, - Джон подошел к принцессе.

- Ты убийца! – она вдруг влепила ему пощечину, а затем отвернулась, упала на кровать и принялась безутешно плакать. - Ты его убил! Он был моим другом! Как ты не понимаешь? Он был самым дорогим для меня существом на свете!..

- Но… - Джон растерялся. Ее слезы выбивали у него почву из-под ног. – Я тебя люблю, принцесса…

- Нужна мне твоя любовь! – выкрикивала она в перерывах между всхлипываниями. – Любовь только разрушает! Какой в ней смысл?

- Не реви, Абигейл, я и есть твой Дракон! Я это! Только огнем сейчас дышать не могу! Не узнала… Эх! А еще – «самое дорогое существо»…

- Что?! – Абигейл вскочила, удивленно уставившись на него красными от слез глазами.

- Я был заколдован. Очень долго… Ну… сама знаешь, как это бывает.

- Но… Как ты освободился?!

- Я тебя люблю. А какой смысл в любви, если ради нее ты не готов что-нибудь разрушить? Хотя бы это чертово заклятие!

Показать полностью
530
Кащеева тайна.
45 Комментариев  

- Погляди на меня, Василисушка! Али не люб я тебе?

Отвернулась девица от Кощея Бессмертного, в ладонях лицо спрятала. Вот уж седьмицу целую томится она в Подземном царстве, в замке каменном, а сам Кощей от нее согласия на свадьбу требует.


- Не бывать тому, - топнула ножкой раскрасавица. – Где такое видано, чтобы душа человеческая сама, по своей воле, в Навь ушла?!


- А ты вот не лукавь, Василисушка, - хохотнул Бессмертный. – Это у тебя что ли, душа человеческая? Бабка твоя Ягой зовется, а ты, стало быть, Ягинишна. Так разве пара тебе Ванька этот, блаженный, скудоумный?


Василиса вспыхнула, как маков цвет, на кончиках пальцев волшебство замерцало суровое, страшное. Стало быть, за живое задел, проклятущий! В самое больное ткнул: в родство с нечистой силой, про которое даже жениху своему, Иванушке, не сказывала.


- Ходил, что ли, к бабке моей? – нахмурилась раскрасавица, брови сурово свела.


- Навещал, было дело, - подтвердил Бессмертный. – Ты заклятья-то свои брось, не по Сеньке шапка сидит. Здесь я всему хозяин и господин, а чародейство ты для людишек прибереги, им как раз в пору будет. Супротив меня это все игрушки детские.


- Не только тебе бабуля сказки рассказывала, - разозлилась Прекрасная, но волшебство с пальцев все же сбросила. – Вот погоди, попадется мне яйцо твое – узнаешь, как чародеек красть!


Кощей аж поперхнулся заготовленной речью, пятнами красными пошел.


- Про яйца мы с тобой опосля свадебки поговорим, - нашелся с ответом хозяин Подземного царства. – Хоть ты и чародейка, а все же девка, а посему не дерзи, не то в башне запру. Яга свое согласие дала, стало быть, вообще мог бы тебя не спрашивать, сразу под венец вести!


- В цепях только если, - фыркнула Василиса. – Голодом себя заморю, с башни вниз кинусь, а не пойду за немилого!


Бессмертный обошел вокруг непокорной упрямицы, молча глядя на будущую Царицу. Даром, что колдунья, а умишка-то совсем капельку. Ну, ничего, сейчас он ей обрисует, так сказать, перспективу.


- Ты сама посуди, зачем тебе Ванька этот? Красавец, говоришь? Только вот ты, Василисушка, лет триста жить будешь, а Ванька твой скорехонько состарится. Говоришь, пустяки это для любви, да? Конечно, пустяки, я не спорю… Но вот что он понимает в заклинаниях твоих? Ты на ка, в зеркальце волшебное глянь, что дальше-то у тебя с Иваном будет!


Не хотела Василиса Прекрасная в зеркало то смотреть, знала, что зачарованное стекло самую горькую полынь-правду покажет, да только не удержалась, глянула.


- Вот станешь ты зелья свои ночами мешать, на рассвете за травами в лесок ходить, а Ванька твой поживет-поживет при такой жене-бесхозяйнице, да и сбежит от тебя к Любашке – кузнецовой дочери. Та поутру и молока надоит, и хлеб испечет, а с тебя что взять, кроме книги волшебной и разговоров ученых?


- А у меня помощников много, - вскинулась Василиса. – Прикажу – и хлеб напекут, да не как у кузнечихи, а самый, что ни на есть, лучший!


- Напекут, - согласился Бессмертный. – Вот только запахнет от тебя человечьим духом, так и разбегутся твои помощники, больше за хозяйку признавать не станут. Не оценит тебя Ванька твой, Василисушка… Не поймет, какую драгоценность получил. Ему вилка золотая в руки падает, а он к ложке деревянной потянется.


В глазах Кощея прочитала раскрасавица долю свою, коли сама к людям уйдет. И чем закончится история эта – тоже знала, бабушка Яга свою жизнь внучке давно поведала. Придется век вековать где-нибудь в чащобе лесной, род человеческий проклиная, да дитя малое нянчить.


- Сама видишь, не пара он тебе, - продолжил говорить Кощей, по плечу красавицу ласково гладя. – А у меня во дворце хорошо тебе будет: я тебя и пойму, и поддержу, когда потребуется. И заклинаниям научу таким, что ты и слыхом не слыхивала. Золота и каменьев не предлагаю, сама знаешь, этого у меня в избытке. А хочешь, Ванькой обернусь, ты и отличить не сумеешь?


Дрогнул облик Бессмертного, расплылся перед глазами, и вот уже перед Василисой стоит Иван, улыбается ласково.


- Сгинь, пропади! – замахала руками Прекрасная на Кощея. – Не поминай жениха, бессердечный!


- Ну, а хочешь, облик истинный покажу? Вдруг понравится?


Василиса смущенно глаза опустила, встретившись взглядом с высоким худощавым незнакомцем. Не было в нем ничего пугающего, напротив, был Кощей хорош собою, только не людской красотой, а иной, чародейской.


- Так что скажешь, Василисушка? Не люб я тебе?


- Негоже так поступать, - тихо ответила раскрасавица. – Иван мне слово давал…


- Ну, мне-то он ничего не давал, - рассмеялся Бессмертный. – Я злодей классический, вероломный. Украл чужую невесту да за себя взял. Сама-то что скажешь? Нам, существам волшебным, нужно вместе держаться.


- А если Иван меня выручать явится? Смерть твою сыщет? Что тогда?


- Чтобы я свое яйцо мужским рукам доверил?! – Кощея аж передернуло от одного предположения. – Да слухи это все про сундук, зайца да утку, мною же и выдуманные. Все, что яиц касается, я тебе ночью, как уговаривались, покажу, довольна останешься, Василисушка. Ну, пусть придет твой Ванька, мы его встретим, накормим-напоим и с миром отпустим, пусть женится себе на кузнечихе. Так что, согласна супружницей моею назваться?


- Так не люблю я тебя, Кощей…


- Полюбишь, - уверенно отозвался Бессмертный. – И пары дней не пройдет, как моей насовсем станешь. А теперь идем, бабка твоя давно нас с благословением родительским дожидается.


Ничего не оставалось Василисе, как вложить руку в сильную мужскую ладонь. Недаром бабка ворчала, что внучка непутевая от такого жениха открещивается, да с людьми якшается. Стало быть, давно Яга ее Кощею обещала, так чего уж теперь противиться? Издревле так заведено было, негоже закон нарушать. Всем хорош Кощей оказался: и красив, и умен, и знатен, и в колдовстве первый из первых. Да к тому же ночью какую-то тайну поведать обещал, а Василиса до тайн ой, какая любопытная!  Кощеева тайна.  ...................................................................................................................................  Глава 2 - я.



Баба Яга только ладони потерла, увидев внучку свою, которая рука об руку с Бессмертным в зал вошла. Давно лесная колдунья с Кощеем о том браке сговаривалась, ведь негоже отдавать единственную кровиночку за мальчишку деревенского. Ивашка, конечно, и пригож, и силушкой не обижен, но Яга-то знала, что недолгий счастью срок отмерен. Никогда человеческая кровь с чародейской не уживутся, сами боги того не желают, раз мир на трое поделили. Навь к нави тянется, как ни противься.


Сама колдунья ох, как осерчала, что внучка своевольная из лесу в деревню сбежала. Ворочать бы поехала непослушницу, да хорошо, что Кощей как раз в гости заявился – осадил вспыльчивую Ягу. Бессмертный хоть по Васёне и давно сох, а все же холодной рассудительности не потерял: объяснил чародейке, что внучку в замок свой унесет, да кое-каким премудростям научит. Сердце девичье по особым законам живет, его понимать надобно.


Яга, конечно, ведала, что Василисушка – тот еще подарочек на буйну головушку Хозяина Подземного Царства, но промолчала, надеясь девицу поскорее с рук сбыть. Пыталась она кровиночку родную к зельеварению пристроить, так та совсем неспособной оказалась. Ей бы только книжки магические, да зеркало серебряное. Даром, что навья кровь, а бестолковая в части черного колдовства уродилась. Красотой только вышла, дитятко ненаглядное, вот Бессмертный и соблазнился.


Увидев, что дело у них сладилось, Яга сначала заулыбалась радостно. Видать, понравился упрямице облик Кощеев, раз глаза скромнехонько опустила. Сама Яга тоже наведением морока баловалась, чтобы людишек, на огонек заглянувших, как следует припугнуть. Разве стал бы кто-то бояться дородную улыбчивую хозяйку лесной избушки? А вот старуху с кривыми зубами, да костяной ногой – это запросто! Взгляд заслуженной чародейки скользнул по наряду Василисы. Яга тут же нахмурилась, приподняла тонкие смоляные брови.


- Это что это на тебе за наряды, Васька?! Куда понёву подевала?!


Кощей, почувствовав смущение невесты, заступился за нареченную.


- Что бы ты, старая, понимала, - фыркнул он. – Через пару веков этот наряд на каждой девице увидишь. Называться будет сарафан, ну.


Яга неодобрительно оглядывала внучку, которая наряд славницы на непотребство сверкающее сменила. Лиловая ткань напоминала колдунье редкий камень – аметист, вот только какими чарами Бессмертному удалось минерал в платье-то обратить?


- Что, нравится? - подначил Ягу Кощей.


- Красиво, но очень уж… не по-нашему… Где кольца височные у невесты, где гривна золотая?


- Ты мне еще скажи, что в моде что-то смыслишь, - изрек Бессмертный. – Понёвы пусть смертные девки носят. Моей супружнице сам наряды выберу, да такие, каких ни у одной царевны нет.


Лесная отшельница лишь головой покачала. Спорить с Правителем Подземного Царства бессмысленно и себе дороже. Хочет рядить жену в сарафан каменный, пусть тешится. Такой красоты и впрямь нигде в мире не сыскать.


- Поделись, что ли, чарами, а? – жадно спросила Яга, а глаза заблестели в предвкушении.


Давно она коллекционировала заклинания всякие, в сундуке заветном наследие свое хранила. Не зря к Яге все царевичи-королевичи за советом ехали, знали, где кладезь знаний сокрыта.


- Сестре обещал молчать, а я своему слову ответный. Но, коли хочешь, скажу адресок, куда слетать. Хребет Уральский знаешь? Хозяйка тамошних гор она – Малахитницей кличут.


Встрепенулась Василиса. О Хозяйке Медной Горы она в книге своей читала, мечтала с госпожой всех руд встретиться, а теперь вот родней ей станет. Сколько же еще секретов у Бессмертного припрятано?


Яга вздохнула с сожалением. Не видать, значит, ей тайны, как камень парчой да бархатом обернуть. Малахитница своими хитростями делиться не станет, хотя, Васёна скоро с Каменной Девкой породнится, может, и вызнает чего.


Кощей меж тем рукой махнул, слуг невидимых подзывая. Те засуетились, начали накрывать к празднику столы, поднимая с пола вековую пыль от чрезмерного усердия.


- Позволишь потом хозяйством заправлять? – спросила Прекрасная, ленту золотую в косе перебирая.


- А по силам тебе Царство Подземное? – улыбнулся чародей. – Поначалу слушать меня будешь, а дальше поглядим, как обернется, Василисушка.


- Она девка разумная, - вскинулась Яга, внученьку защищая. – Сама вон наособицу год жила, среди людей да все сама, своим умом. От тебя же, между прочим, сбежала!


- А толку?


Бессмертный обхватил невесту за талию, прижимая к себе.


- Бегала-бегала, далеко ли убежала? Ты мне вот, что скажи, Яга: мать Василисы на свадебку ждать?


Колдунья только головой покачала. Куда уж там ждать-то? В самую купальскую неделю только позволено Злате на суше побывать, родных навестить. Не любила Яга вспоминать ту историю, но свершенного не воротишь.


Дочку Злату растила она в лесной избушке, от людей прятала. А ведь не уберегла. Помнится, призвал к себе Велес знаменитую колдунью, а дочка-славница дома, в избушке на курьих ножках за хозяйку осталась. Недолго Яга на капище была, трижды солнце село, как уже воротилась домой. А Златушка рассказывает, заезжал добрый молодец, путь-дорогу спрашивал. Все по обычаю, честь по чести: накормить, напоить, спать уложить.


Охнула Яга, да поздно. Добрый молодец заезжим королевичем оказался, а ехал к невесте своей. Оседлала колдунья ступу, помелом махнула, помчалась догонять бесчестного, но опоздала: успели молодые клятвы богам принести.


А по весне, в самую русалью неделю, родилась Василиса. Оставив младенца на крылечке, Злата к Водяному в жены попросилась, вот с тех пор и растила Яга внучку, берегла, как зеницу ока. Все же хорошо знал Кощей природу чувств. Всколыхнул в Яге непрошенные воспоминания, в который раз заставил понять: лучшего мужа для Василисы ей не сыскать.


Сбросив с плеч черную мантию, Бессмертный прошелся по залу, проводя ладонью по стенам. Серый камень замерцал вкраплениями кварца да лазурита, мрачные своды преобразились, став похожими на сказочные чертоги.


Прекрасно поняла хитрый маневр Яга, всегда за это Кощея уважала. Но странно было ей видеть чародея в истинном обличии. Когда Бессмертный пребывал в облике-мороке, то черная броня болталась на худом теле, будто бесформенная хламида – к этому перфомансу все навьи дети давно привыкли. Теперь же, сбросив личину, Бессмертный стремительно проходил по чертогам, творя волшебство, а пресловутая броня, став тесной, подчеркивала гибкость и стройность его тела. Эх, не зря Марья-Моревна до сих пор пытается вернуть расположение Бессмертного. Поговаривают, что даже войной ему угрожает. Завела себе кота-баюна, латы сковала, а Кощей уже год, как по Васёне сохнет.


Сорока еще на хвосте принесла, что был у Бессмертного короткий роман с царевной-Несмеяной, так та с тех пор слезы льет, все лучше сыскать не может… Только как тут лучше найдешь, когда хорош собой Бессмертный, умен, да силен? Девки поглупее по серебряным волосам Кощеевым убиваются, по глазам цвета горного хрусталя, по ласкам ночным. А те, кто поумнее – по уму да могуществу. Ну, и по внезапности, конечно. Злата вот говаривала, будто только русалкам Бессмертный безо всякого интереса, им душа человеческая нужна.


Но сказывали речные сестры, что Варвара-краса долго у Бессмертного любимицей была, частенько чародей к ней в замок наведывался. То в облике морочном придет, насмешничать станет, до белой злости царевну доводя, то в истинном свете покажется, очарует, приласкает горячо. А как разладилось у них с Варварой, так бегала она к озеру топиться, благо набежали мамки-няньки, у русалок царевну-то и отняли. Потянет ли Василиса таких соперниц? Она хоть и навьей крови, а все же девушка простая, не в тереме воспитывалась, даром что отец – королевич заморский.


Обняла Яга молчаливую Василису, погладила по волосам, разом и утешая, и отпуская от себя.


- Ты вот что, Васёна, - шепнула лесная отшельница. – Если совет будет нужен или еще что, так ты платочек под ноги себе брось, разом у меня в избушке окажешься. А уж вместе мы любую напасть отразим, разумница ты моя, раскрасавица…


Прекрасная встревожилась, на бабку очи вскинула.


- Что это ты? Думаешь, отказать стоит жениху?


- Что ты, что ты, дитятко! Такому разве откажешь? Царицей будешь, заклятий новых узнаешь, еще и Премудрую за пояс заткнешь.


Ох, не стоило Яге поминать главную Василисину соперницу! Между ними давно вражда пролегла: кто краше, да кто ученее. Встретились славницы на празднике Макоши, друг на дружку с прищуром поглядели, слабину выискивая. Премудрая со своей книгой не расставалась, только и Прекрасная спуску не давала. До зари девицы силами колдовскими мерялись, в светлице треск, гул да свист стоял, а сквозь ставни словно солнце изнутри светило. Наутро вышли обе бледные, злые, друг на дружку и не глядят. Так и не дознались, которая из них первая.


- Это ты хорошо придумала, - рассудила Василиса. – Пусть Кощей растолкует, как ту белоручку обойти, я за науку всю жизнь ему обязана буду!


- Ох, не на то я тебя толкаю, Васёнушка… Мужа любить надобно! Полюбишь ли?


- Полюбит, - ответил чародей, подходя к обнявшимся женщинам. – Обещаю, что стану для нее первым заступником и защитой. Пора, Яга-государыня: в зале собрались боги, ждут, когда жених с невестой принесут обеты.


Черный ворон, раскинув широкие крылья, спланировал на плечо Хозяина Подземного Царства. Язык зверей и птиц Бессмертный прекрасно разумел и без труда услышал важный доклад пернатого: «Иван крестьянский сын в трех днях пути отселе. Прикажешь встречать?»


- Просто пригляди за ним, - тихонько ответил Кощей. – А теперь кыш, не видишь, Хозяин жениться изволит!



© Сказочница Ксения Белова

Показать полностью
286
Мудрый дракон!
10 Комментариев  

- Мудрый Дракон! Мудрый Дракон! Мы пришли к вам за советом!

Тиоро вздохнул и нехотя открыл дверь. Ну, начинается! Трое молодых стояли у входа, на их юных драконьих мордах читалось восхищение, преклонение перед мудростью старшего и неистребимый оптимизм вперемешку с неубиваемой наивностью.

Юнцы ввалились в гостиную пещеру, разместившись вокруг Мудрого и приготовились внимать.

- Ну? И что вам от меня нужно? – раздраженно спросил Тиоро.

- Ваше мудрейшество, мы тут подумали…- начал зеленый.

Мудрый закатил глаза – «Подумали они!»

- Нам всегда был интересен один вопрос… - подхватил красный.

- Да! Никто не говорит нам всей правды, - вмешался синий, - и только вы, Мудрый Дракон, можете нас просветить.

- Да спрашивайте уже! – рявкнул Тиоро.

- Зачем драконам нужны принцессы? – выпалил красный.

- Для понтов, - не задумываясь, ответил Тиоро.

Юнцы замерли. Ошарашено переглянулись. Недоверчиво уставились на Мудрого.

- Для понтов? – осторожно переспросил зеленый.

- Да. А для чего же еще? Мы, драконы, живем по закону трех «п». Пожрать, повыпендриваться и приколоться. А принцессы нам нужны для того, чтобы нами все восхищались и завидовали, то есть для второго «п», впрочем, они могут пригодиться и для первого «п», когда припечет. Да и для третьего… Больше принцесс – больше внимания, больше известности. Все так же, как и с золотом.

- Но… - осмелился возразить красный. – Разве золото мы собираем для известности, а не потому, что драконы очень жадные?..

- Это леприконы жадные! Ты попутал. Мы, драконы, обожаем всяческие удовольствия. А с золотом всегда можно хорошо пожрать, то есть обеспечить первое «п». На горе золота очень удобно спать. Ничто не обеспечивает такой мягкий приятный массаж, как монеты доброй чеканки. К тому же, с золотишком легко откупиться от назойливых рыцарей. Когда у тебя есть золото, никто тебя не трогает, ты спокойно себе спишь, ешь. Весь мир где-то далеко, а ты от него отдыхаешь, не видишь никого годами…

- Но, - робко перебил зеленый, растерянно заморгав, - но вы же сказали, что драконы любят известность?

- Это эльфы любят известность! Ты попутал. Мы любим уединение.

- Но это противоречит второй «п»!

- Вторая «п»? Попрыгать?

- Нет!

- Поспать?

- Нет!

- А! Вспомнил! Попрокрастинировать!

- Нет! Повыпендриваться!

- Не выдумывайте. Это четвертая «п», а не вторая.

- А как же принцессы?

- Принцессы для понтов. Вот, еще две «п».

- Для понтов? И только?

- И только!

- Но…

- Что но!?

- Мы слышали, будто между принцессами и драконами могут возникнуть… - тихо сказал синий, - чувства… любовь...

- Пфф! – Тиоро рассмеялся. – Какие чувства? Какая любовь между десятью тоннами ярости и огня и пятидесятью килограммами нежности и соплей? Побольше слушайте сказки! Вы бы еще верили, что маленьких дракончиков находят на золотых подносах в груде сокровищ. Или, что их птица Рух приносит.

- Мы также слышали, - не унимался синий, - что вы сами женаты на принцессе.

Тиоро пристально посмотрел на него. Затем повернулся, пошарил в большом сундуке, вытащил оттуда огромный передник, который ему самому был впору. Развернул и продемонстрировал юношам.

- Это, по-вашему, передник принцессы?

Драконы смутились.

- Так значит это неправда…

- Ну конечно! – весело отвечал Тиоро. – Все? Мы закончили? Я ответил на ваш вопрос, теперь до свиданья!

Драконы нехотя поднялись, уныло и растеряно побрели к двери. Тиоро довольно улыбался, ожидая, когда же они уберутся.

Вдруг у самого выхода красный застыл на месте. Резко обернулся и показал все свои драконьи зубы в улыбке.

- Я понял! О, Мудрый Дракон! Вы специально нас запутали!

- Что? – нахмурился Тиоро.

- Да! Вы хотели нам сказать, что все не так, как кажется на первый взгляд!

- Точно! – подхватил зеленый. – Мы поняли!

- И теперь, мы готовы слушать вас дальше! – ляпнул синий.

Тиоро тихонько зарычал.

- Ну ладно, - сказал он, - из принцесс получаются неплохие жены.

- А как драконы женятся на принцессах? Наверное, превращаются в людей? – поумничал красный.

- Пффф! Нет, остолопы! В каких людей?! Это оборотни превращаются в людей! Все не так. Принцесса слишком маленькая, и это неудобно. Можно раздавить случайно, ненароком сжечь отрыжкой, и все такое. Поэтому, первоочередная задача дракона-похитителя принцесс – это сделать принцессу драконицей!

- Вау! – глаза юнцов загорелись.

- А что делает из женщины драконицу?

- Мы не знаем.

- Жадность и беспощадность! Мы отлавливаем принцессу, садим ее в башню на груду сокровищ. И ждем. Принцесса смотрит на золото, бриллианты, и у нее сносит крышу. Вначале она примеряет диадемку. Потом набирает полные карманы драгоценных камней. Потом алчность и жажда наживы овладевает ее полностью. Запускает скользкие щупальца в ее хрупкую человеческую душу, отравляет все ее существо. Принцессу раздувает от жадности. Раздувает… раздувает… И БАХ!

- Она лопается?!

- Идиоты! Нет! В этот момент входишь ты и говоришь: «Отдай мои сокровища!» И тут приходит ОНА.

- Кто? Смерть?

- Нет! Беспощадность! Сошедшая с ума от жадности, принцесса защищает сокровища, совершенно теряет человеческий облик и превращается в драконицу!

- Вы говорили, что драконы вовсе не жадные… - несмело заметил зеленый.

- Опять подлавливаешь меня? Да? Я прекрасно помню, все, что говорил! Драконы, конечно же, не жадные! Драконы – невозможные транжиры! И они бы давно разбазарили все деньги и сокровища, если бы не драконицы. Потому что всякая уважающая себя драконица должна быть не в меру экономной. Только истинная драконья жадность может противостоять истинному драконьему расточительству! Закон трех «р» - расточительство, роскошь, риск!

- А разве не трех «п»?

- Каких «п»?! Р-р-р! По-настоящему суровая, драконья буква!

- Ладно… Так значит, принцессы нужны драконам, чтобы делать из них дракониц, а потом жениться? – спросил красный.

- Да! Мо-ло-дец! Все, свободны.

- Но погодите! А…

- Я рассказал про принцесс? Рассказал! Чего вы еще хотите?

- О рыцарях, об огне, о полетах, о… - перечислял синий.

- Сто-о-оп! Это все в другой раз. Слишком много мудрости за один день не на пользу. Домой, домой, домой. Кыш, кыш отсюда.

Тиоро выпроводил юнцов, толкая тех в спины. Он захлопнул за ними дверь и фыркнул, выпуская пар из ноздрей.

- Я вот не пойму, - раздался женский голос из соседней пещеры, - за кого вышла замуж, за дракона или за тролля?

Тиоро хитро улыбнулся, расставил крылья, пошел сполохами, превращаясь в человека.

- За самого красивого, умного и красноречивого мужчину на свете! – сказал он, закончив превращение.

В соседней пещере, где из груд сокровищ кто-то попытался соорудить некое подобие обстановки: диван из кучи монет, накрытый персидским ковром, стол из золотых блюд, несколько тронов вместо кресел и так далее и тому подобное, - его ждала прекрасная принцесса.

- Что? Опять показывал передник своей мамы?

- Ну да. А что они ходят ко мне и ходят!

- Считают тебя мудрым. Совершенно, хочу заметить, зря. Ты издеваешься над молодежью не по-детски. Предыдущим ты сказал, что принцесс нужно менять на сокровища, именно для этого они и предназначены. А если собрать вместе несколько принцесс и брать почасовую плату за их общение с рыцарями, то можно неплохо подняться.

Тиоро осклабился.

- Никто и никогда не знает, что ты выдумаешь в следующий раз.

- Вот за это меня и называют Мудрым Драконом. А сейчас…

- Что?

- Отдай мои сокровища! – выкрикнул Тиоро, прыгая к принцессе, та завизжала, спряталась за грудой золота – диваном и громко расхохоталась.

Показать полностью
33
Счастливый
9 Комментариев в Сообщество фантастов  

- Пафнутий, а Пафнутий!

- Уйди, окаянный.

- Ну, дядька Пафнутий... Чего ты? Осердился, никак? Мы тебе тут, глянь-ко, каши пшенной на молоке сварили. Ох, навариста, ох вкусна... Да с хлебцем бородинским...

- Подлизы вы, да и только.

- Почто срамишь? Грех на тебе, дядька Пафнутий! Отродясь не угодничали. Ведь верно же, Анисим? Вот, Анисим согласен.

- Ну? Чего надо-то?

- Ничего, стало быть, нам не надо. Верно, Анисим? Пойдём себе потихоньку, да и только... А и тебе, дядька, за ласку поклон.

- Каша-то..? На молоке, чтоль?

- Вестимо дело. Идём, Анисим, идём.

- Тьфу ты! Сиди уж, да дело говори! Ишь, гордый какой... И Анисим твой туда же...

- А то можно и посидеть, коли не гонят. Верно, Ани..?

- Не серди меня, малец! Излагай экстрактно! А и ничего каша... Масла б ещё к ней... Ну, так о чем разговор-то?

- Да вот, дядька... Анисим у нас молодой ещё, жизни домашней не знавший. Ты бы рассказал ему, как с книжным хулителем-то жилось. Да и я б послушал в другой раз. Занятно ты, Пафнутий, врешь.

- Да не хулитель то был, а литературный критик! Герасим Венедиктович, большого ума человек, не чета нонешним... Вечная ему память.

Старый всклокоченный домовой от избытка чувств даже пристукнул кулаком по столешнице, на которой сидел. Его рыжая полуседая борода воинственно повернулась сначала к одному слушателю, затем к другому. Молодежь спорить не спешила, и Пафнутий, пожевав ещё каши, продолжал:

- Хозяином он был, знамо, не шибко-то рачительным. Корку хлеба не приберет, свет, случись что, не погасит. Пауки, опять же... Так на то и я в дому, чтобы порядок блюсти. Зато учености какой... Небывалой! Как сейчас помню... "Мало того, что язык автора полон поверхностных канцеляризмов, так он ещё и соответствует описываемой эпохе - ничуть. Герои могут показаться интересными и глубокими разве что филологическим девам, от которых автор, как мы, дорогой читатель, видим, и сам не далеко ушёл в умственном развитии..." И так далее, и тому подобное! Ох уж он и песочил этих писак, ох уж и трудился! Ночами не спал, все статьи сочинял. "Дичайшее незнание матчасти"... "Словоерсы в описании ландшафта"... "Затейливые изразцы книжного шлака"... Охохонюшки! Кто ж теперь в доме жить будет? Не иначе, плагиатор какой... Бедный я, бедный...

Юные домовые долго молчали, участливо глядя на утирающего глаза Пафнутия. За окном темной кухоньки большими хлопьями падал снег.

- А не скажи, дядька, - подал вдруг голос Анисим. - Счастливый ты. Такого человека знавал.

Пафнутий быстро взглянул на него из-под кудлатых бровей, а затем молча и тожественно пододвинул миску с остатками пшенки на молоке, вкуснее которой, как известно, нет ничего на свете.

312
Для моих читателей или просто "Большое спасибо" v3.0
36 Комментариев  

Привет, друзья.

Этот пост ничего не рекламирует и никого ни к чему не призывает. Просто слова благодарности.
Сегодня вышла в свет еще одна книженция под названием "АнтиБожественная комедия 2" в печатном варианте. Библиотечка Гектора потихоньку заполняется книгами и это радует. Поэтому:

- Спасибо моим читателям за то, что комментировали, интересовались и читали мои рассказы. Вас много и всех перечислить я попросту не смогу.
- Спасибо команде сайта Пикабу. Без вас, вполне возможно, обо мне никто бы и не узнал. Посему, куча благодарностей вам - @admin, @Loony и @SupportCommunity.
- Спасибо @Aaliyah за помощь в верстке и подготовке книг к печати.
- И по традиции, спасибо моей супруге, которая и натолкнула меня на писательство. ;-)


На Пикабу очень много замечательных людей, которые могут и верстку сделать, и вычитку, и идей подбросить и вообще, всячески помочь начинающим авторам. Им тоже спасибо.

Если у вас есть какие-нибудь вопросы - милости прошу в мою группу. Там удобнее отвечать.

На сем разрешите откланяться. Ваш грубиян - Гектор.

Для моих читателей или просто "Большое спасибо" v3.0 hektorhouse, АБК, сказка, читателям, благодарность, книги
837
Относительность восприятия
95 Комментариев  
Относительность восприятия логомашина, Комиксы, юмор, сказка, притча, красота, смешное, длиннопост
Относительность восприятия логомашина, Комиксы, юмор, сказка, притча, красота, смешное, длиннопост
Показать полностью 7
139
Северный дзен
8 Комментариев  
Северный дзен
605
Мальвина. Было-стало
33 Комментария  

Через месяц 8 апреля у исполнительницы роли Мальвины в фильме "Приключения Буратино" Татьяны Проценко будет День рождения.

Мальвина. Было-стало мальвина, буратино, фильм ссср, сказка, длиннопост
Мальвина. Было-стало мальвина, буратино, фильм ссср, сказка, длиннопост
Мальвина. Было-стало мальвина, буратино, фильм ссср, сказка, длиннопост
Показать полностью 2
103
Enchanted Forest.
7 Комментариев в Арт  
Enchanted Forest. арт, Елена Никулина, лес, сказка, фэнтези, олень, закат, дух леса

https://www.artstation.com/artist/laurelin

379
Мыши-сумоисты
19 Комментариев  

Случилось это давным-давно. Жили в одной горной деревне старик со старухой. Целый день они трудились, а богатства все не прибавлялось.


Вот как-то раз по весне отправился старик в горы хворост собирать. Шел он, шел, пока не попал в лесную чащу. Остановился старик передохнуть. Вдруг слышит — кричит кто-то:


— На тебе! Получай! Еще получай! А тут и другой голосок послышался:


— Ну погоди, негодная! Я тебе отомщу!


Удивился старик, вокруг огляделся — нет никого! Решил он тогда в траве посмотреть. Раздвинул заросли, да как вкопанный и остановился. Глядит — глазам не верит: две мыши борьбой сумо занимаются! Одна мышь толстая-претолстая, а другая — тощая-претощая! Толстая мышь на тощую навалилась и кричит:


— На тебе! Получай! Получай!


Присмотрелся старик к мышам получше, да от удивления аж присвистнул:


«Вот чудеса! — думает он. — Никак эта тощая мышь — та самая, что в доме у меня живет. Да и толстую знаю — из дома соседа-богача она будет».


Поспешил старик домой — старухе про мышиное сумо рассказать.


— Сдается мне, — сказала старуха, — что неспроста наша мышь такая тощая. Мы с тобой в бедности живем, вот и мышь нам под стать!


— Давай-ка, старуха, — предложил старик, — попробуем ее чуток подкормить. Может, силы у нее и прибавится?


Собрала старуха остатки рисовой муки и испекла румяную лепешку. Положил старик лепешку перед мышиной норкой. Наутро смотрит — нет лепешки, да и ни единой крошки не осталось.


Обрадовались старики:


— Наконец-то, — говорят, — наша бедная мышь досыта наелась! Теперь уж точно — сил у нее для борьбы сумо прибавится!


На следующий день отправились старик со старухой в горы. Очень старухе хотелось поглядеть, как мыши в сумо борются.


Притаились они за деревом и стали ждать. Вдруг слышат, кричит толстая мышь:


— Получай! Еще получай! А тощая ей вдруг как закричит в ответ:


— Ну, погоди у меня! Посмотрим, кто кого! Сама получай!


Повалила тощая мышь толстую на траву.


— Дай передохнуть, — взмолилась толстая мышь.


Отдышалась она и спрашивает:


— Что за чудо с тобой, сестрица, случилось? Вчера я Тебя без труда победить смогла, а сегодня ты как будто сильнее стала?


— Что правда, то правда, — согласилась тощая мышь. — Видишь ли, сестрица, тебе меня не понять: ты в богатом доме живешь, а я в бедном. Нечасто мне удается вдоволь поесть. Да вот решили хозяева меня подкормить — положили к норе рисовую лепешку. Думаю я, что теперь каждый вечер меня угощение дома ждать будет.


— Как же я люблю рисовые лепешки! — вздохнула толстая мышь. — И совсем никто меня ими не угощает! Послушай, сестрица, принесла бы ты мне кусочек попробовать.


Покачала тощая мышь головой:


— Нет, — говорит, — не могу. Негоже мне из дома своего рисовые лепешки таскать, там и без того есть нечего. Не могу я тебя задаром кормить.


Призадумалась толстая мышь, а потом и спрашивает:


— А если не задаром? У моего хозяина денег видимо-невидимо. Только ведь деньги — это не рисовые лепешки, ими лакомиться не будешь. Давай меняться! Я тебе монету, а ты мне кусок лепешки! Обрадовалась тощая мышь:


— Ладно, — говорит, — так и сделаем.


Услышали старик со старухой про мышиный уговор и домой поспешили. Заняла старуха у соседей рисовой муки, да лепешек напекла. А потом достала красного полотна и сшила два пояса — фундоси, в которых все настоящие борцы сумо выступают.


Вот, наконец, наступил вечер. Пришла толстая мышь к тощей в гости. Увидела фундоси, удивилась:


— Эти тряпки тоже есть будем? — спрашивает.


— Да ты что?! — засмеялась тощая мышь. — А еще себя борцом сумо считаешь! Это же набедренные повязки, фундоси называются. Мы в них с тобой сразу на настоящих борцов будем похожи.


Одели мыши на себя фундоси и за угощение принялись. Поела толстая мышь и говорит:


— Я монету принесла, как уговаривались. Возьми ее скорее.


Взяла тощая мышь монету, да на старикову божницу положила.


На следующий день вновь старик со старухой в горы отправились. Огляделись вокруг — нет мышей! Присмотрелись получше — да нет же, вон в траве красные фундоси виднеются! Поднялись мыши из травы — ну, ни дать, ни взять — чемпионы по борьбе сумо!


— Приготовиться к параду борцов сумо, — командует толстая мышь.


— На-а-чинай! — вторит ей тощая. Смотрят старик со старухой на мышиное сумо — смеются до слез.


— Не победишь меня больше! — кричит тощая мышь. — Получай!


— И меня не победишь! — кричит толстая. — И ты получай!


С тех самых пор так и повелось. Стала толстая мышь по вечерам к тощей в гости ходить, да исправно уговор мышиный выполнять. Как придет, обязательно монетку из дома богача принесет. Угостит ее тощая мышь лепешкой, а монетку на божницу положит.


Разбогатели мало-помалу старик со старухой. Никогда они больше нужды не знали. А как случалась свободная минутка, сразу в горы отправлялись — на мышиное сумо посмотреть да посмеяться.


http://lampcat.ru/2017/02/16/%d0%bc%d1%8b%d1%88%d0%b8-%d1%81...

Показать полностью
175
Сказка о царе Салтане
59 Комментариев  

Живу в Мексике, соседи из Канады. Утро, мы сидим пьем кофе и болтаем о всяком. Разговор дошел до искусста, конкретнее о сказках и стихах.  Толстого все знают, а Сашу Пушкина - нет. Начал рассказывать и показывать.

Показал канадцам мультик, они были впечатлены, я и сам обомлел. Когда дядька Черномор с богатырями вышел, мурашки пробежали по коже. Гордится плохо, но я был год в это мгновение. Пересмотрите сказку на ютубе! Ведь могли когда-то...светлое, чистое, вечное.


З.Ы. Мой первый пост и пишу воодушевленный просмотром мультфильма.

Сказка о царе Салтане Пушкин, сказка
Сказка о царе Салтане Пушкин, сказка
307
"Сосед"
27 Комментариев  

"Сосед"  ©Гектор Шульц

Тихону было три года, когда в доме появился Волчок, маленькая дворняжка, которую хозяева нашли на улице. Для Тихона, важного и порой сурового кота, этот неугомонный комочек шерсти стал настоящей головной болью, но будучи котом воспитанным, Тихон старался не афишировать свей неприязни к новому жителю. Лишь изредка шипел на щенка или попросту лупил его мощной лапой, отгоняя от своей чашки с кормом. А еще кот совершенно не понимал, зачем его хозяева взяли домой такого страшилу, как Волчок.

Это был беспородный пес, у которого к тому же отсутствовал один глаз, изо рта постоянно торчал кончик языка, а шерсть была сваленной и грязной. Конечно, его потом искупали и вытерли насухо красным полотенцем, которое было личным полотенцем Тихона. Этого своенравный чистокровный шотландец не стерпел и с того момента принялся еще сильнее недолюбливать странного уродца. Но Волчок не обращал на это внимания. Он радостно тявкал, только увидев кота и, резво помахивая коротеньким хвостом, бежал к своему соседу, надеясь получить хоть каплю внимания этого гордого животного. Тихон и правда был очень колоритным котом.

Маленькие аккуратные ушки были прижаты к большой голове с пушистыми щеками, серая с серебристым отливом шерстка, внушительные клыки и темно-желтые глаза, внимательно следящие за обстановкой в доме. Но главной гордостью Тихона был его собственный рык. Стоило лишь утробно заворчать, как Волчок, не переставая повизгивать, убегал в другую комнату и еще долго боялся потревожить грозного соседа.


В первый день, после того, как Волчок искупался, принял более подобающий вид и получил от кота по голове за то, что ткнулся носом в Тихонову чашку с кормом, он забился под хозяйский диван, где принялся трусливо дрожать и поскуливать. Тихон мрачно усмехнулся в душе, а потом получил ожидаемый нагоняй от хозяев за то, что так неприветлив с новым членом семьи. Коту это заявление не понравилось, а небольшой веник в руках хозяйки и вовсе превратил Тихона в некое подобие дикого манула. Кот не понимал, за что его ругают, а виной всему считал трусливого уродца.

После этого Тихон демонстративно не замечал Волчка, когда тот соизволил покинуть свое убежище и робко заглянул на кухню в поисках съестного. Чуть позже хозяйка умилялась, наблюдая за тем, как рядом кушает дрожащий от страха щенок и большой шотландский кот с вздыбившейся шерстью. Тихон специально ел молча, даже не смотря в сторону Волчка, а пес отвечал ему тем же.


Лишь глубокой ночью Тихон смог вздохнуть спокойно. Кот свернулся калачиком на любимом кресле и, потянувшись, выпустил из больших лап острые коготки, а затем потрясенно мяукнул, когда Волчок запрыгнул к нему. Если бы не хозяева, которые внимательно следили за реакцией своего кота, Тихон давно бы прогнал надоеду и спокойно уснул. Но было еще что-то необычное в поведении нового жителя. Волчок боялся, но боялся не своего грозного соседа.


Тихо фыркнув, Тихон отвернулся в другую сторону и закрыл глаза, а потом почувствовал, как что-то теплое коснулось его спины. Обернувшись, кот увидел, что щенок, слабо вздрагивая, прижимается к нему боком и, поблескивая единственным глазом, вопросительно смотрит на него, словно ожидая разрешения. Вздохнув, Тихон пристроился поудобнее и сам прижался к Волчку, мысленно удивляясь своему поступку. Щенок не знал, о чем думает его старший товарищ, но кот вспоминал свой первый день в семье, когда ему было страшно, а от незнакомых запахов хотелось чихать и прижаться к боку мамы, где так тепло и уютно. От этих мыслей Тихону стало очень хорошо, и он даже замурчал от удовольствия, а потом уснул. Сладко и нежно, как могут засыпать только кошки.


Так у Тихона и Волчка началась новая жизнь. Поначалу кот долго не мог привыкнуть к маленькой энергичной собаке, которая с радостным тявканьем носилась по дому, гоняя небольшой резиновый мячик, раньше принадлежавший Тихону, а потом, сам того не подозревая, проникся к ушастому соседу симпатией. Тихон понял, что он в доме хозяин и на правах старшего должен заботиться о щенке, который его периодически раздражал.

Ночами Волчок мог громко взвизгивать, когда ему снился плохой сон из прошлой жизни, где жестокие люди повредили ему глаз. Кот, привыкший к спокойному и размеренному сну, удивленно подпрыгивал, а потом долго смотрел на дрожащего щенка, пока в одну из ночей не обнял его крепко сильными лапами. Кто бы мог подумать, но Волчок почти моментально успокоился и крепко засопел, слабо улыбаясь лишь ему одному понятным мыслям. Тихон никогда не видел, как улыбаются собаки, а увидев, заурчал и лишь крепче обнял так непохожего на него соседа.


Иногда Тихону даже приходилось брать вину на себя. Кот не смог бы объяснить кому-то, зачем он это делал. Он просто считал, что должен был это сделать. Воспитание – трудное занятие, и гордый шотландец понял это, как никто другой.

Однажды Волчок разворошил мусорное ведро в поисках вкусной косточки и со страхом ожидал возвращения хозяев. Тихон, как мог, объяснил щенку, что нужно вести себя более подобающе, но Волчок робко скулил, закрывая голову неуклюжими лапками. Знал негодник, что хозяева поругают его. Кот, вздохнув, дождался звуков поворачиваемого в замке ключа, а затем демонстративно улегся рядом с мусором и принялся вяло грызть противную кость, оставшуюся от вчерашнего ужина. Странно, но коту не было больно или обидно, когда хозяйка схватилась за метлу. Он лишь внимательно смотрел за реакцией Волчка, который робко выглядывал из-за угла. Тихон знал, что этот урок мохнатый недотепа запомнит надолго. Так и случилось.

Вечером, когда Тихон укладывался спать на своем кресле, Волчок вновь пришел к нему. Кот вопросительно уставился на соседа, а потом коротко мяукнул от удивления, когда щенок стал легонько лизать его лапы и виновато смотреть на Тихона блестящим черным глазом. Урок усвоен, а значит, все было сделано не зря. И в эту ночь своенравное сердце шотландца буквально сияло от гордости за то, что он сделал.


Шли годы, и Волчок превратился в статную собаку. Даже один глаз и торчащий язык из немного деформированной челюсти, не убавляли его красоты. Тихон же постарел и часами предпочитал лежать в кресле, смотря цветные сны, чем носиться с другом по квартире. Волчок понимал это и, грустно вздохнув, отправлялся по своим собачьим делам или на прогулку с хозяином. Но вечером, когда пес укладывался возле кресла, Тихон приходил к Волчку и, свернувшись калачиком, быстро засыпал, не забыв напоследок обнять одноглазого недотепу своими лапами. Так было всегда.


Однажды Тихон заболел. Старость давала о себе знать. Кот уже не так хорошо видел, долго пережевывал еду, размоченную заранее заботливой хозяйкой, а шерсть его стала редкой и немного колючей. Волчок тревожно гавкал, когда хозяева увезли Тихона к ветеринару, а потом еще долго не отходил от кота, преданно заглядывая в желтые подслеповатые глаза друга. Тихон видел, как волнуется Волчок и, шутя, стукал слабой лапой по морде собаки, а затем, глубоко вздохнув, засыпал вновь. Холод, раньше не так трогавший Тихона, теперь заставлял кота дрожать, пока к креслу не подходил Волчок и, легонько тявкнув, приглашал друга к себе. Пес грел Тихона и без раздумья отдал бы ему все свое тепло, если бы только потребовалось. Кот знал это и гордился своим соседом.


Иногда он прислушивался к разговорам хозяев, которые тревожно смотрели на своего любимца, безвольно лежащего в кресле. Тихон и рад был бы им помочь, но слабость его была сильнее, а сны с каждой ночью становились все глубже и глубже. Кот ласково лизал руку хозяйки, когда та часами сидела рядом с ним, и слабо мурлыкал от удовольствия. Иногда он мяукал, словно обращаясь к Волчку, бессменно дежурившему возле кресла, а пес отвечал ему, тихо скуля от волнения. Волчок замолкал лишь тогда, когда Тихон забывался сном. Тогда пес грустно вздыхал и часами смотрел на кресло, где лежал его друг.


*****


- Дядя Тихон, ты почему не спишь?

- Сплю, Волчок. Сны беспокойные. Старый я уже. Сам-то чего не спишь?

- Страшно мне, дядя Тихон.

- Дурачок, - усмехнулся кот. – Чего ты боишься?

- За тебя боюсь. Ты меня всегда защищал, учил меня, не обижал, - грустно промолвил пес. – Как я без тебя буду?

- Не надо бояться. Во-первых, я никуда не ухожу. Не дождешься. А ты собака. Сильная и здоровая. Разве не помнишь, как я тебя лупил? А сам теперь мне мясо носишь. Самые вкусные части. Я же вижу.

- Все-то ты видишь, дядя Тихон. А я слышу. Слышу, что хозяева говорят.

- И я слышу, Волчок. Не бойся ты так, а то лужу напустишь, - зевнул кот и слабо шлепнул пса по ноге. – Все хорошо же. Это старость, как хозяева говорят. Витамины попью, которыми они меня пичкают и поправлюсь. Странно это все.

- Что именно, дядя Тихон? – пес поднял голову и посмотрел на мурлыкающего кота.

- То, что мы дружим, Волчок. Знаешь, а я же тебя невзлюбил, когда тебя хозяева домой принесли.

- Знаю, - улыбнулся пес. – А потом привязался ко мне. Сколько раз ты меня от веника спасал?

- Много. Всего и не упомнишь.

- Почему ты это делал? Помогал мне, играл со мной, колыбельные пел на ночь.

- Себя вспомнил маленьким. А потом еще одну вещь понял.

- Какую, дядя Тихон?

- Семья мы, Волчок. Я, ты и наши хозяева. А в семье любят друг друга, заботятся и помогают. Даже таким недотепам, как ты.

- Ты обо мне заботился, когда я маленький и слабый был, а теперь я о тебе заботиться буду.

- Полно тебе, Волчок. Зачем тебе старик? – тихо вздохнул кот, а потом, по привычке, обнял друга мягкими лапами.

- Мы семья, как ты сказал. И мой друг, - также тихо ответил пес. – Все же хорошо будет, дядя Тихон?

- Конечно, Волчок. Все будет хорошо, - улыбнулся кот, заводя колыбельную, без которой одноглазый сосед попросту не засыпал. – Спи.

- Спокойной ночи, дядя Тихон.

- Спокойной ночи, Волчок, - произнес кот, смотря в окно. Странно, но Тихон был спокоен. Он знал, что все будет хорошо. Потому что в семье все заботятся друг о друге. Даже кошки и собаки.

Показать полностью
1139
Когда ты надеешься встретить принца даже в бассейне.
17 Комментариев  

- а ты случайно не заколдованный принц ?

Когда ты надеешься встретить принца даже в бассейне. девушки, лягушка, принц, сказка, прикол

- не исключено, давай скорее проверим !

58
Надо верить в чудеса
2 Комментария в Комиксы  
Надо верить в чудеса Комиксы, Гарфилд, перевод, юмор, кот, сказка

Кстати, забавно: у Диснея активный персонаж - принцесса, а лягушка пассивно ждет, кто ее расколдует. У нас же наоборот, есть сказка про лягушку-принцессу, в которой активный персонаж - мужчина. Правда, он немного дурак и после "расколдунства" лягушки та весьма активно и волшебным образом действует, но это уже мелочи.


Перевод стрипа за 08 апреля 2005 года. Оригинал - на сайте архива переводов и официальном сайте Гарфилда.

34
Помогите вернуть детство!
22 Комментария в Книжная лига  

Привет, Пикабу.


Нахожусь в поисках старой детской книжки, которую мне когда-то подарила мама, когда мне было лет 5-7.  Сейчас этой книги уже очень много лет нет в моем доме, наверное ее передарили кому-то.

Описание: книжка большая, не очень толстая. Она была то ли о гномах, то ли о троллях, которые жили в корневой системе дерева. Вся книжка была очень красочная с шикарными иллюстрациями.

Что еще есть в памяти - у хороших гномов, которые были похожи на пухленьких старичков, были какие-то враги, тощенькие человечки в шляпах(кажется). Эти существа спали в дереве, но когда дерево срезали они вылезли и любили поднасрать гномам. А гномы умели строить всякие изобретения, типа педального душа или колеса, внутри которого можно было кататься. Там даже был большой разворот с их изобретениями и на одной из картинок был изображен гномик с голой жопкой, который мылся под душем.

Еще помню, что по всей книге были нарисованы красные мухоморчики.


Комм для минусов оставлю.

Давно уже мечтаю хоть найти автора этой книги!

Но если у вас вдруг на антресолях где-то завалялась эта книжка и не нужна, я с радостью ее куплю, оплачу пересылку, если хотите просто обменяюсь на какие-то свои книжки. Эта книга уже много лет меня мучает.



Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь