7
Сообщество Фантастов
5 Комментариев в Создайте сообщество  

Предлагаю создать сообщество любителей писателей фантастов/фэнтезистов. Авось кому будет интересно почитать начинающих писателей, а может кто иментый засветится тут.

Даже у меня пара постов есть:
http://pikabu.ru/story/zapiski_neudavshegosya_maga_chast_per...

http://pikabu.ru/story/zapiski_neudavshegosya_maga_chast_vto...

http://pikabu.ru/story/igra_v_smert_kontrakt_1689409

http://pikabu.ru/story/sem_pechatey_mirozdaniya_1790737

8
Челябинские пикабушники объединяйтесь.
17 Комментариев  
Пост про пикадейтинг показал, что весьма много людей устроить сходочку. При этом натыкался на несколько безуспешных попыток, как я понял, организовать всё. Так как альфа-лидер из пикадейтинг не залидировал, попытаюсь я. В общем, есть полуживая группа, которую можно всем дружно расшевелить и наконец-то собраться пикабушной семьёй всем вместе. https://vk.com/numberonepeopleofpikabu
Дружно вступаем и бурно обсуждаем, юху!
6
Бесконечная земля.
Помогите, пожалуйста, найти картинку с обложки без надписей. Комменты для минусов внутри. А книгу рекомендую, весьма нетипична для Пратчетта.
8 Комментариев  
Бесконечная земля. Помогите, пожалуйста, найти картинку с обложки без надписей. Комменты для минусов внутри. А книгу рекомендую, весьма нетипична для Пратчетта.
2
Врата Асгарда. Глава 3. Громовой раскат.
2 Комментария  
Показать полностью 1 Ссылка на предыдущую главу: http://pikabu.ru/story/_2_dolgikh_let_korolyu_2887597

В эту ночь мало кто спал в Виндгарде: матери оплакивали сыновей, павших во время похода, безумный лекарь залечивал тяжёлые раны незнакомца, а ярл праздновал возвращение разведотряда из успешного похода. Ульфрик Бурерождённый шагал по ночному городу к замку Арнвульва, опираясь на своё копьё. Нога ужасно ныла после ранения, но если верить Орму, рана не успела загноиться и успешно затягивается, однако от целебных настоек Ульфрика чуть ли не выворачивало. Настоящая битва развязалась в его желудке, проигравший в ней должен был отправиться наружу, но пока что в этой битве побеждал старый викинг.
Лишь несколько домов осталось замковых ворот. Изнутри доносилась игра оркестра и пьяные возгласы. Если бы у ярла остались враги, то город бы уже полыхал, а улицы были бы залиты кровью и наполнены воплями женщин и детей. Его народ потерял верных сынов, будущих отцов, воинов, а он празднует возвращение лишь двоих солдат. Чёртов пьяница!
Ульфрик зашёл в тронный зал. Хотя, вряд ли южане назвали его тронным. Огромные столы, ломящиеся от яств и вина, в тёмном углу играл оркестр, как и у любого война в доме, в тронном зале висели трофеи, добытые ярлом в бою. Но это всё пережитки прошлого, ярл больше не тот человек, с которым когда-то Ульфрик воевал плечом к плечу, которого он посадил на трон. За столами сидели практически все воины клана, пьяные песни, смешанные с музыкой, звуками драки и громким смехом наполняли огромное помещение.
Ульфрик сделал ещё пару шагов по залу и увидел самого ярла. Он, как и полагалось, сидел на своём троне, в одной руке кружка с элем, а другая лежала на пышных бёдрах дочери кузница.
-- Ульфрик, друг мой! – Ярл согнал со своего колена девушку и направился к старому викингу. – Проходи, выпей! Этот пир в твою честь! Ведь ты принёс нам такую прекрасную новость!
От этих слов Ульфрика перекосило. Он едва сдержал себя, чтобы не ударить Арнвульва, но резкая боль, вступившая в ногу, охладила его пыл.
-- Прекрасную? Да как ты смеешь говорить так? Все эти бойцы… нет! Все эти дети погибли! Погибли ни за что! Мы не нашли ничего! – Ульфрик никогда в жизни так не кричал, слова лились из него нескончаемым потоком, но тут он осознал, что воздух в его легких закончился, а он лишь впустую открывает рот.
-- Успокойся, друг мой. Они все уже пируют с богами в Валгалле! Так что и ты выпей в свою и в их честь!
-- Старый пьяница! -- Взорвался Ульфрик. – Они были ещё лишь сопливыми юнцами, они не успели заслужить право войти в Валгаллу! Открой свои глаза, ярл! Город стоит без защиты из-за твоих вечных празднеств! Мы с трудом пережили эту зиму! Хвала богам, что соседи давно перестали видеть в твоей заплывшей алкоголем роже достойного противника!
-- Ты перегибаешь палку, Ульфрик! – В этот момент ярла вывернуло на пол, он вытер рот меховым рукавом и снова обратился к бывшему товарищу. – Ты стонешь, словно девка! Где тот Ульфрик Бурерождённый, плюющий смерти в лицо, грезящий о чертогах Валгаллы? Сегодня я прощу тебя! Я никогда ничего не забываю. Как заслуг, так и проступков. А сейчас веселись.
Ярл развернулся и покачиваясь зашагал к своему трону, по пути опять схватив дочь кузнеца и вырвав у какого-то викинга кружку с элем. Гнев снова переполнял Ульфрика, но тут нечего поделать. Те солдаты погибли по его вине и ярл тут совершенно не при чём. Старому пьянице нет никакого дела до смертей, ему лишь нужен очередной повод устроить пирушку. Сегодня он пьёт за успех операции, а завтра будет поминать павших воинов. И так будет продолжаться снова и снова.

Солнце начало подниматься из-за западной гряды, и первые лучи стали заполнять пустынные улицы. Весь город спал после ночного пиршества и лишь Ульфрик никак не мог сомкнуть глаз. Уставшего, раненного, измученного после долгого перехода воина сон словно обходил стороной. Тяжёлые мысли глубоко засели в его голове, он был бывалым воином, повидавшем немало смертей и столько же даровавший, но, тем не менее, события минувших дней не давали ему покоя. Что же с ним стало? Невозможно так размякнуть за одну вшивую битву. Видел бы сейчас его отец, сразу бы отвесил подзатыльник и заставил тренироваться, до тех пор, пока эти сопли не выйдут из его головы. Он с трудом поднялся с постели и дошёл до окна и опёрся руками на подоконник. В этот момент он ощутил, как чья-то рука опустилась ему на плечо. Рефлексы ещё никогда не подводили старого воина, не подвели и в этот раз, он сам не заметил, как опершись на здоровую ногу, он поднял копьё и приготовился к удару. Обернувшись, Ульфрик увидел перед собой Орма. На лице обезумевшего лекаря красовалась улыбка, глаза свелись в хитром прищуре.
-- Всё воюешь, даже у себя дома, -- Орм протянул Ульфрику чашу с лечебной настойкой. – Время идёт, мир вокруг меняется, но только не ты, мой старый друг.
-- И всё же, моя реакция не такая, как прежде, -- Ульфрик тяжело вздохнул и залпом выпил отвар, ни капли не поморщившись.
Орм сменил повязку на ноге Ульфрика, рана уже начала затягиваться. На старом викинге всё заживало как на собаке, бывалой, видевшей всё в этом мире собаке.
-- Твой друг начал приходить в себя, но пока несёт какой-то бред, даже по моим меркам. Досталось ему, конечно, небось как и ты, торопился в Валгаллу, -- Орм разразился хохотом, не заметив, как Ульфрик вышел из комнаты.
За свою жизнь Ульфрик повидал множество ранений, люди погибали и от меньших ран, а если и выживали, то не приходили в себя долгие недели, а то и месяцы. Всё равно, что быть мёртвым, но Орм всегда бился за жизнь каждого до последнего, не известно, что руководствовало им в такие моменты, возможно безумие, а может быть что-то ещё. Но благодаря этому безумию сейчас жив сам Ульфрик.

Старый воин зашёл в спальную Орма, опираясь на свой импровизированный костыль. Именно сюда лекарь уложил раненного спутника Ульфрика. Теперь незнакомец выглядел ещё хуже, нежели при первой встрече: кожа приобрела бледный оттенок, набухшие от напряжения боя мышцы сдулись, отчего он стал казаться ещё меньше, из груди вырывалось легкое постанывание. Однако, несмотря на весьма болезненный вид он, несомненно, шёл на поправку. Рана на груди почти затянулась, даже сам факто того, что он всё ещё может стонать? говорит о том, что незнакомец выживет. И всё же, это не нормально.
Солнце не успело даже взойти в зенит, когда незнакомец открыл глаза. Орм тут же подскочил к нему, изучая каждый сантиметр тела, после чего налил свой чудодейственный отвар в чашу и через силу влил в горло пациента. Выпив это, незнакомец закашлялся и что-то сказал на не известном языке.
“Я был прав, он не из местных”.
Лишь спустя несколько минут незнакомец осознал, где находится, а точнее, он понятия не имел, где оказался. Его глаза начали перепрыгивать с одного трофея Орма на другой, затем на самого Орма, а потом и на Ульфрика. Но в его взгляде не было ни капли страха, скорее любопытство. В этот момент Ульфрик нарушил царящую тишину:
-- Я тебе безмерно благодарен за спасение моей шкуры, но это не означает, что я сразу стану тебе доверять. Кто ты? Откуда ты? Как твоё имя?
Незнакомец ничего не ответил, он лишь молча продолжил изучать взглядом окружающую обстановку: сначала он осмотрел каждый сантиметр Ульфрика, задержав взгляд лишь на раненной ноге воина, затем он осмотрел Орма, после чего взгляд плавно поплыл по комнате и зацепился за мечи, лежащие на столе позади викингов.
-- Даже не думай! – Взревел Ульфрик. – О чём ты только думал, оставляя мечи с ним в одной комнате? – Прохрипел он, обращаясь к Орму.
-- У него в груди огромная дырень, -- пробурчал Орм, -- неужели ты думаешь, что он в состоянии сражаться или хотя бы держать меч?
Не успел Орм договорить, как незнакомец вскочил с кровати и скользнул меж викингов в направлении мечей, попутно выбив копьё из-под Ульфрика. Сноровка и опыт не подвели старого викинга, и он сумел удержаться на ногах, тем временем незнакомец успел схватить оружие и встал в боевую стойку. Его ноги тряслись, лицо побледнело, а пот бежал ручьём.
-- Я не знаю, кто вы, но живым я не дамся! – Прохрипев эти слова, незнакомец попытался броситься в атаку, но тут же споткнулся, упал и потерял сознание.
-- Я же говорил! – Прокричал Орм и громко засмеялся. – Пусть у него здоровье быка, пусть на его стороне сам Тор, но он не сможет держать меч ещё несколько суток минимум. его встал как болван? Помоги мне уложить его на кровать!
Ульфрик подхватил незнакомца и дотащил до кровати.
-- А это я, пожалуй, заберу с собой, -- сказал он и забрал мечи.
Как только Ульфирик покинул дом, Орм принялся готовить очередной отвар, после чего влил его в рот спящего незнакомца. Затем он снял повязку с раны и обработал её настойкой из вороньего когтя, после чего наложил уже свежую повязку. Незнакомец пролежал без сознания весь день и пришёл в себя лишь, когда солнце начало опускаться за горизонт. Он попытался подняться с кровати, но острая боль пронзила его грудную клетку, Орм вмиг подскочил к нему и уложил обратно в постель.
-- Не дергайся, идиот, никто и ничто тебе здесь не угрожает! Стал бы я тебя лечить, зная, что Ульфрик от тебя избавится?
В этот момент дверь распахнулась, и в комнату зашёл Ульфрик, всё также опираясь на свой импровизированный костыль. На его поясе висели те самые мечи, которые были при незнакомце.
-- Он очнулся? – спросил Ульфрик Орма своим низким, но звонким, словно раскат грома в ночной тишине, голосом.
-- Как видишь, -- ответил Орм и кинул свой взгляд на костыль старого викинга, -- знаешь, если ты не будешь убегать от меня, я смогу сделать для тебя нормальный костыль, впору твоему росту.
-- В пекло костыль! Я скоро уже смогу ходить, не опираясь на чёртовы деревяшки! А ну пусти меня к нему!

Продолжение в комментариях.
2
Игра в смерть. Завершающая глава. Окончание.
11 Комментариев  
Показать полностью 1 Таня очнулась, ощутив едкий запах у себя в носу. Вокруг, столпившись, стояли одногруппники.

-- С тобой всё в порядке? – Спросила подруга. – Может тебя отвести к врачу?

Таня молча осматривалась вокруг. “Это не мой мир, не мои одногруппники. Почему он умер? Ещё утром он написал мне сообщение, всего несколько минут назад мы стояли в парке. Так не должно быть” – Таня молча смотрела на окружающих. Мысли бурным потоком проносились через её голову. Пытаясь спасти невинную душу, девушка её же и сгубила, сгубив при этом ещё двоих невиновных. Кто знает, сколько ещё людей могло погибнуть? Но ведь все те нити не были вплетены в полотно, они продолжали свой путь в будущее, они продолжали жить. Полотно плетёт так, как хочет полотно. Она не знает точно, до какого момента вплетала нити, да она видела воспоминания хозяев линий судьбы, чувствовала их, проживала их жизни, но при этом не ощутила ни единой смерти. Это так странно.

-- Всё хорошо, – наконец-то сказала она. – Но, пожалуй, я всё же пойду домой.

Всю дорогу до дома девушка была погружена в тяжёлые мысли. Когда она вошла в квартиру, мать даже не стала задавать никаких вопросов. Таня заперлась в своей комнате и залилась слезами. Почему она такая дура? Не нужно было ничего делать, да, Сергей могу убить её, ну и пусть! Лучше она, чем он. Она попыталась достать нить Серёжиного отца, но ничего не получилось, нить действительно была вплетена в полотно. Тогда девушка призвала проекцию линии и увидела, что один её конец, словно обожженный, имел чёрный окрас, в отличие от остальной огненно рыжей части. Это свидетельствовало о том, что отец Сергея действительно мёртв? и с этим ничего не поделать. Его судьба окончательно вписана в анналы истории, это теперь зафиксированный факт, который никак не изменить.
Таня заперевшись просидела в своей комнате не один час. Всё это время она корила себя за свою глупость. Её телефон разрывался от звонков волнующихся одногруппников. Вдруг в дверь постучалась мама:

-- Дочка, я понимаю, тебе тяжело сейчас, но может, пойдёшь, всё-таки, поешь? Сергей был твоим другом, но его не вернуть.

Сергей! Как она могла быть такой дурой? Таня тут же остановила время и попыталась достать нить судьбы, принадлежащею Сергею. Она не надеялась на успех, да и было это бессмысленно, ведь нить должна быть уже давным-давно вплетена в полотно. Но к удивлению девушки её рука оказалась не пуста. Тонкая ниточка серебристого цвета свисала с её ладони. Неужели он всё ещё жив? Неужели это всё было чьей-то злой шуткой? Глаза девушки медленно скользили по серебряной линии и наконец, наткнулись на чёрный, словно обугленный конец. Глупо было надеяться… Но почему ей удалось достать нить умершего? Почему она нить не вплетена в полотно?

Девушка взялась за середину нити и медленно повела пальцами в сторону чёрного конца. Пальцы её медленно скользили по линии судьбы и не спеша приближались к тёмному пятну. Вот она уже держится за обугленный конец и нить вот-вот выпадет из её руки… но пальцы продолжили скользить по чему-то невидимому, словно нить продолжалась.

Что же это может значить? Нить всё ещё не вплетена в полотно и продолжает виться. Значит, Сергей должен быть жив. Но то чёрное пятно говорит об обратном. И тут девушка вспомнила про нить отца Сергея, про такое же чёрное пятно прямо посреди жизни. Смерть без изменения судьбы, смерть вопреки желанию Полотна. Или же наоборот, хозяин нити продолжал жить, несмотря на то, что ему было уготовано.

-- Ответь мне! – Вдруг выкрикнула Таня. – Ответь или я оборву свою нить, и тебе придётся разгребать всё, что изменится!
Ответ не заставил себя ждаться. Пустота заполнила собой всё вокруг.

-- Успокойся, дитя – произнёс из пустоты звонкий женский голос. – Я всегда готова ответить на твои вопросы.

-- Что случилось с Сергеем? Почему его нить не вплетена в Полотно? Почему она продолжает виться невидимой линией? Ты говорила, что волю Полотна не изменить, как оно хочет, так и будет и никому этого не изменить!

-- Дитя, ничто не происходит без воли Полотна Мироздания.

Если кому-то суждено умереть, он умрёт, если же Полотно не желает этого, то он будет жить. Полотно живое, как и всё живое, оно обладает желаниями, стремлениями, слабостями. Как и со всем живым, с ним можно заключить сделку, если захотеть. Такую сделку заключила и ты.

-- Но я же согласилась работать на тебя! – Как и всегда, внутри Тани бурлили тысячи эмоций. Она была на взводе, но голос Судьбы дарил умиротворение. Словно огромные волны разбиваются о скалу, ярость девушки разбивалась о чудодейственное звучание.

-- Ты согласилась помогать мне, помогать так, как я помогаю Полотну. Я была лишь посредником между вами двумя. А то, что произошло с твоим другом – это лишь очередной контракт между ним и полотном.

-- Тогда ты можешь мне помочь сейчас? Если ты посредник, я хочу заключить ещё одну сделку!

-- Я лишь путеводная звезда, для ищущих путь, дитя. Не я способствовала заключению той сделки и не мне её разрывать.
Так же быстро, как и появилась, пустота рассеялась, и девушка снова была посреди своей комнаты.

Такой исход не устраивал Таню, она обязана сделать что-либо. Что угодно, чтобы спасти Сергея. Если его нить продолжает виться, значит, где-то он точно есть. Опять придётся импровизировать.

Таня положила нить Сергея в одну руку, а в другую она поместила свою нить. Если она не в силах изменить прошлое, она изменит грядущее. Она взяла концы обеих нитей: видимый свой и невидимый Сергея; и связала их в единый узел.

***

Я шёл вдоль дороги в этом замершем мире. Не помню, как давно я здесь? Может день, может два, а может даже год? Время здесь не течёт, ничто не меняется. Тут нет ни ветра, ни дождя. Не хочется ни есть, ни спать. Нет никакой усталости. Как я соскучился по всему этому. Я даже не уверен, что живу. Живу. Точно, начинаю вспоминать. Я попал в аварию. Один? Нет, не один, со мной были близкие. Нет, они не выжили. Никто не выжил. А я? Я тоже погиб. Но почему я иду? “Никто не смеет нарушать контракт!”. Видимо в этом контракте всё дело. Но что за контракт? Стоп! Я задаю себе один и тот же вопрос раз за разом и не получаю на него ответ. Видимо я здесь далеко не один день.

Куда пойти мне дальше? Сколько раз я уже прошёлся по этой улице? Может попытаться покинуть город? Нет, за его пределы мне не выйти, я пытался. “Никто не смеет нарушать контракт!”. Опять этот контракт. Сколько можно… Не может быть! Я заключил контракт с ним! Он предложил мне то, что я так желал, он вернул мне отца! Но отец мёртв, и я тоже. Значит, я не заключал никаких контрактов? Как же болит голова! Не припомню, чтобы я когда-либо ощущал что-то в этом мире, но голова просто раскалывалась.

Где-то в сознании мелькнула вспышка. Маленькая девочка упала с горки и ударилась головой. Она должна была умереть, но осталась жить. Я её оставил жить и обрёк на страдания. Но я не помню такого. Или же помню?

Странные вспышки мелькали в сознании одна за другой, все были обо мне, но ни одной я не помню. Вспышка о том, как заключил контракт, о странных свитках, о разговорах с кем-то, с кем-то странным и пугающим, но я его не боялся, я работал на него!

Ещё одна вспышка, в ней была Таня. Я пришёл к ней за помощью, чтобы она спасла моего отца. Но он ведь был жив. Нет! Я пришёл к ней, чтобы она спасла меня. И она спасла. Но какова оказалась цена такового спасения? Я заперт здесь, один, навеки.

Продолжение в комментариях.
2
Игра в смерть. Том второй. Нити судьбы. Часть четвёртая.
7 Комментариев  
Показать полностью 1 Начало конца.

Таня сидела в парке на скамейке и ожидала встречи с Сергеем. Неужели он наконец-то решился открыться ей? За все те годы, сколько они играют в одной команде по интеллектуальным играм, он ни разу не говорил с ней на отвлечённые темы, не говоря уж о том, чтобы где-нибудь встретиться. Но сегодня он сам позвонил ей и назначил место встречи: парк. С одной стороны так банально, но в то же время так романтично. Но с другой стороны, она сама была виновата в таком поведении Сергея. Как-никак она являлась жрицей самой Судьбы и отчасти хозяйкой своей. Девичье любопытство очень часто брало верх над логикой, и Таня смотрела, с чьими линиями пересекается её нить. Сотни, тысячи переплетений, нити сходились и расходились, направляясь каждая к своему концу. Но одна нить была особенной, а именно нить Сергея. Было вполне логично, что их линии идут рядом, почти вплотную, как-никак оба молодых человека учились вместе и играли в одной команде. Но этого было мало, нить юноши плотно переплеталась с нитью Татьяны, образовывая узел. Но что это могло значить?

Время встречи приближалось, а его все нет. Что за глупая привычка приходить на полчаса раньше? Таня опять достала две нити: свою и Сергея. Узел был на своём месте, как и прежде, и, насколько она могла судить, момент переплетения нитей вот-вот настанет. Она сжала нити в кулак и взглянула на часы. Не может быть! Стрелки застыли на месте. За долгие месяцы служения Судьбе девушка никак не могла привыкнуть к таким вот остановкам. Она не раз сама проделывала этот трюк, но обычно Полотно само выбирает момент, когда жрица должна приступить к своим обязанностям. Таня разжала кулак, в нём как и прежде были лишь две нити. Но как же так? Всегда в её руке появлялась нить человека, в чьей судьбе наступает переломный момент. Она огляделась по сторонам и увидела, что на входе в парк стоит Сергей.

Он пришёл. Он не мог не прийти, ведь именно он и назначил эту встречу. Стоп, нужно выкинуть из головы эти мысли. Не сейчас.
Таня продолжила выискивать взглядом потенциального “клиента”, но не было ни единого намёка на то, что кто-то может погибнуть в ближайшие мгновения. Она снова взглянула в сторону Сергея. Юноша оказался на этот раз ближе к девушке, нежели был в предыдущий. Он двигался, в этом не было сомнений. Но как? Неужели он… Всё именно так и есть. Но почему? Она и подумать не могла, что человек, с которым она уже столько времени играет в одной команде, человек, с которым она посещает одни лекции. Может оказаться жнецом.
Внезапно, Таня ощутила, как одна из нитей в руке вытянулась в упругую струну. Она разжала кулак и увидела, что оба конца нити Сергея безвольно свисают с ладони, а её нить обрывается прямиком в узле. Неужели настал её конец? Но ведь Судьба обещала! Или это был обман? Она бросила на Сергея последний взгляд и увидела в его руках свиток. Вот почему её нить обрывается. Человек, в которого она была влюблена, решил вот так вот от неё избавиться. Но за что? Чем она его обидела? Она увидела, как из кармана он достал ручку.

-- Постой! – Сорвалось с её губ. – В этом нет никакой необходимости.

Свиток тут же исчез. Парень ускорил свой шаг и оказался прямиком напротив девушки.

Ненужно молчать. Необходимо что-нибудь сказать. Хоть что-то. Если он остановился сейчас, это не означает, что он не решит довести задуманное до конца.

-- Я знаю, зачем ты пришёл. – А зачем он пришёл? Что я несу? – Я всё время старалась, чтобы наши линии плотно не переплетались, но в тебе есть нечто особенное. – Какой бред я несу. Но может так он передумает меня убивать. – А теперь ещё и выяснилось, что ты жнец.

-- Так ты поможешь мне? – Чуть ли не крича спросил Сергей. –

Ты поможешь мне изменить линию моего отца?

Отец! Так вот в чём дело. Но что с ним не так? Он жив и здоров.
В руке Тани возникла огненно рыжая нить отца Сергея. Судя по всему, вплетена в полотно она будет ещё нескоро, а значит, смысла менять что-либо, нет никакого. Глаза её скользнули вниз по нити, и юная жрица увидела огромное чёрное пятно, прямиком посреди нити. Но такого просто не может быть! Конец каждой нити окрашивается в чёрной, но это возможно лишь в одном случае: когда хозяин это нити покидает этот мир. Но отец Сергея всё ещё здесь. Неужели он должен был умереть? Но что могло повлиять на это событие? Если полотно что-то решило, ни одна жрица не в силах этого изменить. Жрица… Неужели сама Судьба приложила руку к этой нити? Но отпечаток этого касания остался на нити. Но что может сделать она, простая девушка, хоть и с долей силы божества. Изменить полотно нельзя, что вплетено в него, остаётся таким навеки. Есть только один выход – испортить полотно, вырезать из него кусок и вплести новый. Но сколько судеб окажется задетыми? И как эти изменения отразятся на каждом из затронутых? Но она так хочет помочь, ведь Сергей надеется на неё. На неё и ни на кого другого!

-- Хорошо! Я помогу тебе, но не в моих силах как-то конкретно изменить то, что уже произошло. Но я могу попытаться сделать так, чтобы эти события никогда не произошли с отцом. Сделать так, чтобы с того момента судьба его потекла в новое, неизведанное русло. Но слишком многое изменится, и последствия мне не ведомы.

Таня взяла свою сумочку и достала оттуда маникюрный набор. Она взяла оттуда ножнички и прислонила лезвия прямиком к основанию пятна. Лишь бы получилось. Она зажмурилась и сжала пальцы.

Таня открыла глаза, и лишь пустота была вокруг. Получилось? Она оглянулась и увидела свечение. Что-то сияло, сияло ярче солнца жарким летним днём. Но почему-то этот свет не был болен для глаз. Он манил к себе. Таня подошла поближе и увидела чёрное пятно на предмете сияния. Она приближалась всё ближе и ближе, объект рос, росло и пятно. Вот, она подошла уже вплотную и увидела нити. Много нитей. Их было тысячи, миллионы. Неужели это оно?

Разноцветные линии излучали сияние, переплетались друг с другом, извивались и обрывались. Полотно Мироздания. Бог этого мира. Нити в Полотне плели новые и новые узоры, стремясь куда-то в бесконечность. Но зияла в этом плетении прореха. Не так она представляла себе создателя, да и встречу с ним. И, судя по всему, эта прореха её вина.

Сотни нитей пытались заполнить эту прореху, но тут же обрывались. Внимание Тани привлекла одна единственная нить – огненно рыжая. Именно её она перерезала, именно этими действиями она нанесла рану Полотну.

Девушка подошла ближе и протянула к нити руку. Рыжая нить тут же потянулась к девушке и обвила её ладонь. Тепло заструилось по телу юной жрицы. Девушка аккуратным и лёгким движением взялась за конец нити и не спеша потянула его в ту сторону, куда стремились другие нити Полотна. Тепло продолжало наполнять Таню и в её голове стали возникать образы. Внезапно она увидела Сергея, его мать и множество незнакомых людей. Это были воспоминания отца Сергея, они наполняли голову девушки. Хорошие, плохие, радость и слёзы. Эмоции сменяли одна другой с бешеной скоростью. Не выдержав такого напора девушка выпустила нить и, заплакав, упала на колени. С трудом успокоившись, она подняла глаза вверх и увидела, что рыжая нить вместе с другими стремится куда-то вдаль. Но прореха всё так же зияла на прежнем месте. Неужели ей придётся каждую нить провести через эту дыру? Но ведь именно Таня её создала и ей от неё избавляться.

Девушка взялась за следующую нить и потянула её через прореху. Опять тепло хлынуло в девушку, а вместе с ним и образы. И снова эмоции накатывали одна за другой. И снова в слезах девушка рухнула на колени.

Таня медленно вплетала нити в Полотно. Узор начинал приобретать хоть какие-то очертания. Девушка не знала, сколько прошло времени. Она не хотела ни есть, ни спать. Часы здесь не работали. Но она понимала, что находится здесь уже очень долго.

Последняя нить осталась не вплетённая в Полотно. Таня, уже отточенным движением, взялась за неё и потянула к остальным. Сколько чужих жизней она прожила? Сотни? Тысячи? Уже после четвёртого десятка она сбилась со счёта. Девушка с трудом могла вспомнить своё имя. Тысячи личностей оставили в ней свой след, и вряд ли она сможет стать такой, какой была.
Последняя нить была вплетена в полотно и всё исчезло. Таня оказалась посреди аудитории. Она взглянула в свой телефон. Насколько она могла помнить, дата там стояла та же самая, что и была утром. Но всё было иначе. Не было парка. Этот день был объявлен выходным из-за прорыва труб. Но сейчас она находилась среди одногруппников.

Подруга одёрнула Таню за рукав:

-- Сегодня исполняется год со дня гибели Сергея. Пойдёшь после занятий с нами к нему на могилу?

После этих слов у Тани потемнело в глазах, и она потеряла сознание.
4
Врата Асгарда. Глава 2. Долгих лет королю!
4 Комментария  
Показать полностью 1 Ссылка на первую главу: http://pikabu.ru/story/_1_neznakomets_2178747

Впереди очень много текста, будьте осторожны.

Если нашли ошибку/опечатку, прошу указать в комментариях, хоть и проверял текст, но мог и упустить что-то. Спасибо.

Раздался стук посоха королевского оповестителя. Это означало, что заседание Верховного совета Альянса объявлено открытым. Король объединённого королевства не смог явиться лично на заседание, поэтому вместо него прибыл кронпринц Вильгельм, он и выступил первым.

-- Многоуважаемые лорды, вам всем известно, что мой отец сражён тяжёлым недугом и в этот раз он не смог лично присутствовать на заседании совета, поэтому сегодня я здесь являюсь его голосом.

Король Ульям III, десятый король Альянса счёл, что мудрый правитель не должен ничего скрывать от своего народа, поэтому на заседаниях всегда присутствовала толпа зевак: от простолюдинов до представителей знатных родов.

-- И так как сегодня я являюсь его голосом, сим объявляю заседание Верховного совета Альянса открытым.

-- Лорд-командующий Ларион! – прокричал на весь зал королевский оповеститель и ударил посохом о пол.

-- Милорд, я вас, несомненно, уважаю, но многие из дел, с которыми мы явились сюда, надлежит обсуждать с королём лично, а вы пока что не имеете никакой власти.

-- Я являюсь голосом и волей моего отца, все решения принятые мной, приняты и моим отцом! – в голосе кронпринца послышались истерические нотки. – Так что, если вам есть что сказать, говорите немедленно, иначе, займите своё место и извольте молчать до конца заседания!

-- Да, милорд. Тогда, с вашего позволения я начну доклад, – кронпринц кивнул. – Уважаемые лорды, все мы помним тот день, когда от нас отелился Вестафин с прилежащими к нему землями. С тех пор мир между нами и новоявленным государством трещит по швам. Сегодня я получил донесение от одного из наших шпионов. Вестафин собирает армию.
Волна перешёптываний пронеслась по залу.

-- Лорд-командующий, нам не о чём беспокоиться, наша армия сильна, наши стены крепки. В своё время Вестафин изъявил желание отсоединиться от нас, и мой дед великодушно позволил им это сделать. С тех пор не было ни единой стычки с жителями запада.

-- Но, милорд, мы должны провести мобилизацию! Мы должны немедленно начать обучение новых бойцов! Наша армия уже не так сильна, как прежде!

-- Вы, кажется, стали забывать своё место, лорд-командующий! – Кронпринц покраснел от злости. – Вестафин никогда не был ровней для нас! А тем более угрозой. Если они посмеют на нас напасть, мы уничтожим каждого их воина! Сожжём каждый их дом!

У кронпринца закружилась голова и он сел в своё кресло. Его лицо постепенно стало приобретать естественный оттенок, дыхание начало восстанавливаться. Он снова поднялся и продолжил:

-- На сегодняшний день, актуальным для нас является лишь единственный вопрос: отношения с Севером.
Волна обеспокоенных возгласов понеслась по залу. Предыдущий король поставил жирную точку в северном вопросе, построив неприступную крепость в единственном переходе между двумя континентами.

-- Его величество, десятый король Великого Объединённого Королевства, Безупречного Альянса, Уильям III считает, что пора положить конец нашим распрям и возобновить дипломатические отношения между нашим государством и народом Севера.

Гул в зале усилился. Королевский оповеститель ударил посохом три раза, дабы утихомирить толпу, но у него этого не вышло. На подмогу ему подоспел начальник королевской охраны, одним своим криком сумевший успокоить разбушевавшуюся публику.

-- Милорд, -- снова взял слово лорд-командующий. – Мы недаром прекратили отношения с этими дикарями. Эти варвары не способны вести конструктивный диалог. Они предпочитают говорить при помощи своих топоров, поэтому мы и построили эту крепость.

-- Всё это пережитки прошлого! Сегодня вечером отправляется наша делегация, для проведения переговоров. Мы нуждаемся в их землях, в их ресурсах! Вы правы, наша армия не так сильна, поэтому мы и должны наладить с ними дружественные отношения! После переговоров врата крепости будут открыты навсегда.

-- Но, милорд! Неужели вы забыли события двадцатилетней давности? Разве вы забыли, как эти варвары прикончили наших послов? – Конечно, он не помнил! Да этот сопляк знать не знает об этом происшествии. Его всегда волновало лишь его брюху и безопасность собственной задницы.

-- Да… да, конечно, я помню! Их имена не будут забыты! Но всё это в прошлом! Дипломаты отправятся сегодня вечером, независимо от решения совета! Такова воля короля! Заседание закрыто!

Королевский оповеститель ещё раз ударил посохом. Кронпринц поднялся и в сопровождении личной охраны покинул зал совета. Недовольный гул поднялся над залом. Никто не одобрял этого решения. Каждый житель Альянса знал историю своего государства, от дворян до простолюдинов. Абсолютно каждый слышал о кровавой осени, и никто не желал её повторения. Сегодня страх царил в этом зале, страх перед будущим, страх перед севером, страх перед Вестафином.

Юный Чейз шагал по коридору королевского дворца. Оставалось проверить ещё два караульных поста, и он свободен. Как и всегда, этот день был похож на все предыдущие, никаких происшествий, ни единой попытки проникнуть во дворец, ни вора, ни убийцы, никого. Как же скучна такая жизнь. Не для этого он поступал на службу в королевскую армию. Лишь бумажная волокита и частые караулы.

Вот очередной пост и как всегда тишина. Оба бойца на месте, двери заперты снаружи. Однако один из караульных находится уже на полпути в царствие морфия. Какая халатность: спать на боевом посту!

-- Бойцы, смирно! – Прокричал Чейз. Засыпающий караульный подскочил на своем месте и рассеяно начал оглядываться по сторонам. – Доложите обстановку!

-- Лейтенант, сэр, -- начал мямлить бодрый караульный. – Э… Всё в порядке. Нарушителей не замечено!

-- Ещё бы вы их заметили! Я поражён, что вы ещё живы, два дополнительных наряда, обоим!

-- Но, сэр, за что?

-- Три наряда! Есть ещё вопросы? – Лицо Чейза начало расплываться в улыбке, но с огромными усилиями ему удалось остаться невозмутимым.

-- Никак нет! – Хором ответили караульные.

Чейз ещё раз внимательно осмотрел вход и отправился к последнему посту. Сам лейтенант был немногим старше этих солдат. Но происхождение сыграло свою роль, сын из знатного рода, потерявший отца-героя. Звание-лейтенанта – это меньшее, что смогла сделать корона для юного Чейза. Несмотря на свой возраст, он считал себя намного выше каждого из этих солдат.

Люди не равны от рождения, и, если ты родился простолюдином, то ты обязан прислуживать графам и лордам, иного не дано.

Наконец-то последний пост досмотрен и Чейза сменил лейтенант Аррон. Наконец-то можно расслабиться и пойти в таверну, напиться и развлечься с девицами лёгкого поведения. Хоть до заката оставалось ещё несколько часов, но он чертовски устал за эти дни.

-- Лейтенант! – Чейз обернулся и увидел, как за ним бежит запыхавшийся сержант. – Лейтенант, подождите!

Сержант был низок и весьма полноват. Весь его лоб был покрыт испариной, он тяжело дышал и чуть ли не спотыкался. И ко всему этому он был из семьи фермера. Звание сержанта – потолок для безымянных. Чейз видел, как тяжело бежать сержанту. Но, тем не менее, ни капли не замедлил скорости своего шага.

Сержант с трудом догнал Чейза.

-- Лейтенант… вас… вас... – одышка мешала ему говорить связно.

-- Отдышитесь, сержант, а то забрызгаете потом и слюной мой мундир.

Сержант простоял ещё минуту, упершись ладонями в свои колени. Раздражение в Чейзе нарастало с каждой секундой, но тут нечего поделать, он сам дал сержанту приказ отдышаться.

-- Лейтенант, лорд-командующий желает вас видеть в своём кабинете и срочно.

Сейчас? Как же это не вовремя. Этот старик умеет выбрать время. Конечно, оставалась надежда, что всё продлится недолго и лорд-командующий просто хочет поздороваться. Но обычно он никого и никогда просто так не вызывал в свой кабинет.
Кабинет лорда-командующего находился в дозорной башне – самом высоком здании столицы. Когда-то давно она задумывалась как здание университета с обсерваторией в верхней комнате, однако в годы раздора была переделана в дозорную вышку, позволяющая видеть добрую половину земель Альянса в ясную погоду. Лорд командующий решил расположиться в той самой комнате.

Продолжение в комментариях.
128
К лиге добра и лиге детективов просьба.
81 Комментарий  
Давно уж на пикабу сижу и не раз убеждался в силе сообщества.
В общем, переписывался несколько лет назад в интернете с девушкой, весьма хорошее общение было, но вот настала у неё весьма тёмная полоса в жизни и пропала она, оставив сообщение с намерением самоубийства. Долгое время она нигде не появлялась и отписалась мне лишь спустя несколько месяцев. Спустя ещё один день переписки она опять пропала и без следа. В интернете от неё есть лишь запустевшая страница в моём мире, да и только. Знаю лишь, что зовут Оля, жила в Риге, сейчас ей должно быть 18 лет. Быть может кто знает её или знал, расскажите о её судьбе. Фото в комментариях. Комменты для минусов там же.
314
Про мотивацию.
14 Комментариев  
В ответ на пост:
http://pikabu.ru/story/_2786324

Работала у меня бабушка на заводе по сборке ракет. и вот должны были им привезти партию запчастей на завод. Приехала машина, бабушка проверяет всё по накладной, не хватает одной части, которой точно, я не помню, но не суть. За потерю части влетело бы и бабушке и водиле. Поехали они в обратном направлении по дороге часть эту искать, дело было уже в потёмках, что лишь усложнило процесс. В итоге с трудом нашли часть лежащую на обочине, вылезли вдвоём из грузовика, забросили её в кузов и увезли на завод.

Утром, при разгрузке, эту деталь не смогли стащить трое здоровых мужиков, пришлось снимать краном.
238
Козёл ты, Колька!
16 Комментариев  
Показать полностью 1 -- Козёл ты, Колька, -- процедил сквозь зубы мальчишка лет девяти, поднимаясь с земли, отряхиваясь и потирая ссадины.
-- Чой-та я козёл сразу? Ты вообще-то, Саня, сам полез драться! Я б отдал им деньги, и они отстали бы! А ты зачем-то полез заступаться.
-- Ну а ты бы мог помочь мне! Или хотя бы убежать! Зачем ты кричал им обзывательства? Зачем ты кричал, что я каратист? Я ходил лишь на одно занятие и то, там только рассказывали, да показывали.
-- Ну так я ж это… Помочь пытался! Делорази… деморази… деморализовать их! – Попытался оправдаться Колька, утирая своими пухлыми пальцами нос.
-- Демо… что? Опять ты умных слов нахватался из книжек своих дурацких? Лучше бы ты драться научился или быстро бегать.
-- Ничего они не дурацкие! Эта книга про войну! Про солдат, про победу, про великую победу! Когда я вырасту, то тоже стану солдатом и буду всех защищать!
-- Ты даже себя защитить не можешь. Дурак ты, Колька. Одни неприятности от тебя.
-- Вот увидишь! Обязательно стану! – Прокричал Колька хромающему другу.

...

Внезапно музыка утихла, взгляды танцующих тут же устремились на диджейский пульт. Тут же раздался голос самого ди-джея:
-- А теперь объявляется белый танец! Дамы, приглашайте кавалеров, кавалеры, не стойте в сторонке и приглашайте дам.
Эти слова сменились спокойной мелодичной музыкой, тут же большинство мальчишек и девчонок разбились на пары и лишь некоторые остались стоять у стенки, тихо хихикая.

Лена сидела одна на скамейке, никто так и не решился позвать её. Она была одной из самых красивых девочек в параллели, многие мальчишки желали с ней потанцевать, но никому не хватало смелости даже заговорить с ней. Несмотря на всё её красоту, она была необычайно скромной и сама стеснялась заговорить с кем-либо первой.

Саша сидел на противоположной стороне зала и смотрел на Лену. Он был влюблён в неё с третьего класса, когда она перевелась в его школу. Тогда ещё она была серой мышкой и никто не обращал на неё никакого внимания, но он заметил Лену сразу. Как типичный влюблённый третьеклашка, он не пытался признаться ей или что-либо подобное, лишь говорил всякие глупости, да дёргал за косички. Но уже в седьмом классе её спящая красота проснулась и на Лену пали взгляды всех мальчишек и девчонок ближайших классов.

И вот, наконец, сегодня на дискотеке он решился подойти. Саша поднялся со скамейки и уверенным шагом двинулся в Ленину сторону. “Привет, не хочешь потанцевать” – повторял он про себя, коленки дрожали, а ладошки вспотели. Вот он уже достиг середины зала, как ему преградил дорогу возникнувший из ниоткуда Колька:
-- Саня, Саня, пошли быстрей на улицу, там такое звёздное небо, ты просто обязан увидеть.
-- Давай потом, Коля! – Отбрыкнулся Саня, глядя через плечо своего товарища на Лену.
-- Да что тут делать, пошли, тебе говорю!
-- Я сказал, не сейчас! – Саня отодвинул друга в сторону и продолжил своё шествие.
Колька снова преградил Сане дорогу:
-- Да пошли же отсюда, тут ужасно скучно!

Саня сжал ладони в кулаки и ещё раз глянул через плечо друга. В этот миг его сердце словно остановилось: к Лене подошёл Ваня из параллельного класса, и она, улыбаясь, направилась с ним на танцплощадку. Костяшки на Саниных руках побелели от напряжения, прилив ярости заполнил его замершее сердце, сквозь зубы он процедил: “Козёл ты, Колька” – и направился прочь из зала.

...

В душной БМП сидело семеро солдат в полном обмундировании. Чувствовался каждый ухаб на дороге, отчего путь становился ещё хуже, а от нестерпимой духоты дорога превратилась в сущий ад. Саня и Колька сидели в хвосте.

-- Сань, как думаешь, дело дойдёт до настоящего боя?
-- Отвали от меня. – Процедил сквозь зубы Саня.
-- Ну чего ты опять? – Проскулил Колька.
-- Ты нахрена меня сержанту сдал?
-- Но ведь ты прожёг его китель сигаретой, а если бы я не ответил, то он отыгрался бы на всей роте!
-- Я тебе её отдавал, а ты шугнулся на звук в кустах и не удержал её!
-- Но ведь я даже её в руки взять не успел! Ты её отпустил слишком рано!
-- Да мне плевать! Я всё равно готов был взять ответственность на себя, но ты меня сдал. Сержант не успел вопрос задать, как ты уже указывал на меня. Друг ещё называется. Козёл ты!
Всю оставшуюся дорогу они ехали молча. Через полчаса машина встала. Сержант скомандовал покинуть всем БМП и построиться снаружи:

-- Дальше дороги нет, будем двигаться на своих двоих!
Колька как всегда плёлся в конце, еле переступая ногами. Несмотря на его вес и физическое состояние, его допустили к службе в армии, и он даже неплохо держался весь первые полгода службы, однако марш-бросок в полном обмундировании ему никак не давался. Каждый раз Саня волок его на себе, волок он его и в этот раз. Не сказав ни единого слова, он подхватил товарища, и они нагнали оставшихся солдат.

Отряд вошёл в деревню. Местные жители попрятались по домам, при виде русских солдат. Всё было тихо, те каждый был напряжён, сержант вглядывался в каждое окно, а рядовые рассеяно крутили головами.

В один миг тишина сменилась на ревущий ужас. Граната упала в десятке метров от отряда, однако, отменная реакция сержанта не подвела его и в этот раз, и все смогли найти укрытие. Душман оказался слишком нервным и бросил снаряд раньше времени. Однако, бой длился не долго. Спустя десять минут опять настала тишина. К счастью, все остались живы, лишь Олег, точнее рядовой Корчягин получил ранение в ногу, но это оказалось не смертельно. Сержант приказал проверить оставшиеся дома парами на наличие там спрятавшихся душманов. Саня как всегда оказался в паре с Колькой. Он выбил замок с двери и вошёл внутрь. Перепугавшаяся женщина забилась на кухне в угол вместе с детьми. Саня жестом показал Кольке следовать за ним, а сам пошёл по лестнице на второй этаж. Он открыл дверь и вошёл в комнату. Никого, лишь огромный шкаф и железная кровать без матраца. Саша сделал шаг назад, поправил автомат, и собрался развернуться, как дверь шкафа распахнулась, и оттуда вывалился чеченец с автоматом наготове. В этот же момент раздалась автоматная очередь…

...

Опустевшие рюмки разом ударились о стол. Десять мужиков разом занюхали свой рукав и тут же снова заполнили рюмки до краёв. Самый крепкий из мужчин, сидящий во главе стола, поднялся с места и заговорил:

-- Мужики, я рад вас видеть всех снова! Каждого! Олег, Миша, Евгений, Андрей, Вася, Серёга, Петруха, Саня и… Николай! Давайте, мужики, чтобы мы каждый год собирались в полном составе!

Опять рюмки опустели, как и одна тарелка с закуской. Несколько часов они сидели, предаваясь воспоминаниям о службе и о войне. Весёлым и грустным, но всё же воспоминаниям. Солнце стало клониться к закату, все засобирались домой.

-- Мужики, -- сказал Саня, -- можно мы с Колькой ещё тут немного посидим?
-- Да сколько хотите, -- ответил крепкий мужчина, -- только сторожу потом сообщи, что ушли и убрали всё за собой, ведь он нас пустил сюда на свой страх и риск.

Все наконец разошлись, а Саня повернулся к Кольке и сказал:

-- Ну почему? Почему ты не можешь делать то, что тебе говорят, почему ты никогда меня не слушаешь? Я же тебе сказал тогда, иди за мной, за мной! Зачем ты так?
Колька молча взирал на своего друга. Из саниных глаз ручьём хлынули слёзы.

-- Зачем ты полез в этот раз? Почему ты не мог остаться за моей спиной, как было всегда? Ведь это была моя пуля!

Коля молчна смотрел на своего друга с холодного мрамора, каждый раз оставляя вопрос без ответа.

-- Ну почему? Почему ты оставил меня тут одного? Козёл ты, Колька!


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь