-3

Ювенальная юстиция в фильме «Лед-2»

Была у меня пара постов про ЛГБТ в новом мульте Диснея с Пиксаром. тыц и тыц

Ну и таки вышел, а к нему в пару ещё и Жора Крыжовников постарался. Один комрад посетил оба, дальше ему слово:


Когда выбираешь фильм для просмотра семьей с маленьким ребенком, то, конечно, обращаешь внимание на соответствующие фильмы с ограничением по возрасту. В нашем случае таким ограничением стало 6+.


В одном российском кинотеатре для семейного просмотра было представлено два фильма. Первый — голливудский мультфильм «Вперед», оскандалившийся присутствием в нем ЛГБТ-персонажа. Хотя в нашей стране пропаганда нетрадиционной сексуальной ориентации среди несовершеннолетних запрещена, фильм всё равно вышел в прокат. Говорят, что вырезали какую-то совсем вызывающую сцену. Но, по большому счету воздействуют же образы в целом. Ведь не все же сцены с этим персонажем вырезали? Не все. Значит, пропаганда ЛГБТ идет скрытая. Кому от этого легче?


Второй фильм для семейного просмотра был отечественного производства о спорте. Подумали мы с женой, что спорт лучше, чем скрытая пропаганда ЛГБТ, и, увернувшись от Сциллы, попали прямо в пасть к Харибде.


Вторым фильмом оказался «Лед-2». Что хотят увидеть зрители, когда идут на фильм с пометкой 6+ про спорт? В общем, зрители хотят увидеть силу духа героев, как они тренируются, напрягаются, преодолевают различные препятствия на пути к победе, прежде всего над собственной слабостью, и уже потом к победе в каких-либо соревнованиях. В фильме «Лед-2» это всё есть. Человеческая трагедия, жизненные проблемы и прорывающаяся к вершинам мастерства маленькая девочка, ради которой отец готов на всё. Если бы режиссер Жора Крыжовников ограничился этим набором, то можно было бы поставить ему твердую четверку, но…


Когда ведешь ребенка на детский фильм, то совсем не ожидаешь увидеть пропаганду навязываемого в России института опеки. Так о чем же оказался фильм? О спорте или об опеке?

Опека в фильме представлена двояко. Известное дело, если хочешь как-то проблематизировать однозначно негативное восприятие зрителем чего-то, надо не в лобовую атаку идти и говорить, вот смотрите: черное — это белое. Надо сказать, что черное-то оно черное, но, есть в нем и не очень черные полоски, и, вообще, это всё зависит от людей, а не от системы. Потом окажется, что вообще дело не во вредной системе, а в том, что люди у нас слабые неврастеники. А система опеки как раз и позволяет направить на «путь истинный» слабых неврастеников.

Такой пакостный пропагандистский пафос предлагают нам на фильме для семейного просмотра. Спасибо на том, что не сделали героя Петрова геем. Что не предложили для российского зрителя пропаганды замены «папы и мамы» на «родитель № 1 и родитель № 2». А чем черт не шутит? На Западе эта гниль уже проникла в семейные институты, скоро и у нас будут об этом снимать кино, да?


Итак, что же там у нас с опекой? Не буду пересказывать основную линию сюжета, рассмотрю только то, что невозможно пропустить.


Отец семейства, стойко переносящий смерть любимой жены после родов, воспитывает дочку и души в ней не чает. Да, тяжело поднимать одному ребенка, ничего не скажешь. Люди переживают стрессы, зачастую бывают на грани. Но это же норма жизни, это не какой-то неадекват, так бывает. Умирает близкий, любимый человек, все по-разному реагируют, но бывает и так, что единственной опорой в жизни остается ребенок, ради которого и продолжают жить и за эту ниточку цепляются.


Далеко за примерами ходить не надо, у многих из нас есть знакомые, у которых жизнь сложилась схожим образом. Так что это всё понятно, и можно только сопереживать и по мере возможности помогать таким людям. Что и делает тренер погибшей жены как человек добрый и открытый. Она любила свою ученицу, а теперь заменяет маленькой Наде мать и помогает отцу поднимать девочку. Это очень по-людски и по-доброму, почти как в хорошей сказке.

И, вроде, как-то жизнь наладилась у героя фильма, ребенок растет, но тут-то и появляется в кадре зло. В первый раз оно происходит, когда девочка еще совсем маленькая. Из лифта выходят две женщины: одна молодая, другая не очень. Та, что не очень, сходу берет быка за рога, то есть отца в оборот и требует пустить их в дом для осмотра жилья, в котором живет девочка: «Здравствуйте, мы из опеки, разрешите войти, нам поступила информация от педиатра, что вы отказались делать прививку…»


Если кто-то не верил и/или не видел, как работает система опеки, то можно теперь сходить в кино, там всё прекрасно описано, вот только детей не надо брать с собой. Если вы подставите в представленную в фильме систему уравнений не семью главного героя, а собственную семью, то у многих результаты воздействия опеки будут гораздо более трагические, чем в фильме.

Но вернемся к сцене с опекой. Отец не пускает, понятно, чужих людей в дом. Старая карга начинает сходу угрожать полицией. Что является самым черным образом опеки, именно таким, каковой она и является на самом деле. Отец делает ответный ход и посылает, естественным образом, эту опеку по известному адресу и закрывает дверь.


Дальше опека делает второй ход, поворачивается своей как бы «светлой стороной» в лице молодой блондинки, сотрудницы опеки, которая влезает в дверной проем и мягким голоском поет песню, как сирена в древнегреческих мифах, о том, чтобы тот одумался, иначе они не смогут никак ему помочь.


Они, оказывается, пришли помогать отцу. Если он не пустит, то им придется прийти с нарядом полиции, потому что у них такие инструкции, и они обязаны им следовать. Если не пускают добровольно, то надо вызывать спецназ и брать штурмом квартиру незадачливых родителей. Как это случилось пару лет назад в Амурской области.


Наш герой уступает натиску молодой сотрудницы опеки и пускает обеих в дом после обещания посмотреть только комнату ребенка. Что называется, пустили лисиц в курятник: опека сразу проверяет всю квартиру, лезет в холодильник на предмет наличия необходимого количества продуктов, которого там на тот момент не оказывается. Кроме того, также по несчастливому стечению обстоятельств на столе оказывается бутылка спиртного, не имеющая к герою прямого отношения.


На основании всего увиденного — нет молочных продуктов в холодильнике, початая бутылка алкоголя и заявление от педиатра — опека принимает решение об изъятии ребенка! Понятно, что человек, у которого забирают последнее, что у него осталось в жизни, будет «как-то нервничать». Конечно, он будет защищать ребенка.


Но как себя ведет опека? По-хамски, отвратительно, ни разу не вникнув в проблемы конкретной семьи, принимает решение об изъятии ребенка. Попутно старая сотрудница опеки обвиняет отца в том, что он агрессивный какой-то да к тому же пьян, что на самом деле не так.

Передает ли фильм точно один к одному то, что происходит в реальных случаях, когда опека изымает детей из семей? Посмотрите сами. Вот запись реальных случаев, когда опека забирала детей из семей.

Таких случаев много. И если уже снимают кино с пропагандой ювенальной юстиции, значит скоро этого зла станет больше в нашей стране.


В фильме «Лед-2» молодая чиновница ведет себя подло, как и все подлые существа, вначале обещает помощь, а потом разводит руками, дескать, система неумолима, побороть ее нельзя, если у вас еще и бутылка на столе — ребенка надо забирать.


В последний момент нашему герою везет. Как фея, появляется та самая тренер погибшей жены с мешками продуктов и подгузников для ребенка, с помощью ее напора удается отбить мерзкий набег опеки на одну отдельно взятую семью.


Не будем вдаваться в дальнейшие подробности и пересказывать весь фильм. Достаточно сказать, что отец с дочкой теперь навсегда попали под колпак опеки. Через какое-то время происходит трагический инцидент, и у отца отбирают дочь, отдают ее тренеру жены.

А теперь представьте, кому отдадут ваших детей? А если у вас не будет таких хороших людей под боком, а молока и фруктов также не окажется в холодильнике?


После того, как у него отобрали дочь, мужик сходит с ума то так, то эдак, а благородная опека приходит на помощь и дает советы отцу, как ему вернуть дочь. Отец внемлет! Исполняет всё в лучшем виде! Подзаработав и приведя себя в порядок, приходит в опеку и спрашивает, как ему вернуть дочь, если он выполнил все условия?


А ему отвечают, что никак. Вообще, никак. Нет никаких вариантов. Даже говорить не о чем. Есть решение суда, против которого не попрешь! А если попрешь, то сделаешь только хуже и уж тогда точно никаких вариантов не будет! Герой решается на крайние меры, предлагает взятку молодой подловатой по сути, но такой «заинтересованной» в семейном счастье нашего героя, чиновнице. Та — в слезы, ее оскорбили, она на самом деле благородная и за всё хорошее, просто работа такая, детей из семей забирать. А так-то она мечтала в ГИБДД работать, но вот так случилось.

В общем, врывается эта опека в семью и начинает разводить отца с тренершей, в результате отец ненавидит тренершу, хотя она помогала ему поднимать дочь. И всё благодаря кому?

Режиссер выставляет виновным отца, он, видите ли, проецирует опыт его погибшей при родах жены, которая скончалась из-за травмы, приобретенной в профессиональном спорте. То есть отец вроде бы неправильно себя ведет, а опека выводит его из многолетней депрессии после смерти жены таким иезуитским способом.


Но реально то, что разлад в семью приносит опека! Опека влезла в семью и уничтожила ее. На всех экранах страны. Главная задача пропагандистов — убедить зрителя в том, что это не опека уничтожает семьи, а, напротив, опека — это главная опора семьи! Люди не способны без государства выстраивать отношения в своих семьях — вот та мысль, которая вбивается в наши головы.


Чем кончилась история? Кончилась история для отца ничем. Отец подал на апелляцию, хотел, чтобы ему не то, чтобы вернули дочь, а хотя бы разрешили с ней видеться! Но система опеки неумолима, апелляцию не удовлетворяет и отбирает родительские права окончательно. Тренер погибшей жены встает на колени перед отцом прямо в зале суда, просит прощения — она не хотела, чтобы вышло именно так. Но это уже никого не интересует.


После этого всего девочка захотела утопиться в Байкале. С экрана без конца показывается, что отец бесконечно любит дочь. Но опека у него отбирает права на дочь, несмотря на эту любовь, даже напротив, именно за эту «удушающую» любовь.


Что предлагается зрителю в качестве нормы в итоге? После первого же залета, по системе оценок опеки, опека присасывается, как клещ, к семье и держит ее под контролем всю дальнейшую жизнь. Гражданам остается только вести себя спокойно, не реагируя на грубое вмешательство государства в семью, и считать государство просто еще одним членом семьи. Причем это не шутка юмора. В конце фильма именно это и происходит. На последней сцене фильма все стороны семейного конфликта счастливы — отец, сотрудница опеки, тренер жены и дочь лежат вповалку на катке в экстазе семейного счастья.


По причине того, что сказано выше, назвать этот фильм художественным невозможно. На мой взгляд, здесь мы имеем дело с пропагандистским роликом, который представляют нам в виде «художественного произведения». В этом ролике под благовидным предлогом лоббируется внедрение в наши семьи государства в виде института опеки. А жизни наши семейные предлагается выстраивать теперь с учетом наличия этого института.


Господин Крыжовников предлагает зрителям просто смириться с тем, что у вас отбирают права на ребенка, и как-то выстраивать отношения с опекуном, как-то с опекой и как-то объяснить ребенку, что теперь жизнь будет вот такая. Как только вы это сделаете, все будут счастливы.

По сути предлагается всем родителям, которые попали под пресс государства в лице системы опеки, уходить в подполье. И не отменять эту систему опеки в целом, а строить жизнь на новых основаниях. А могли бы предложить законный протест против этой системы! Зачем? Задачи другие.


Для того чтобы подчеркнуть абсурдность этого явления, возникло такое предложение: надо чтобы в ЗАГСе при регистрации брака присутствовал чиновник опеки, который будет брать каждую молодую семью под крылышко. Чтобы он или она приходил на праздники, следил за жизнью детей, проверял дневники. Родители ведь этого не могут — у них работа. А у чиновников это и будет работой. И чтобы у каждого такого чиновника было семей по 10, не больше, а то не сможет полноценно государство контролировать семейные жизни своих граждан. Долго ли русские будут тянуть на своей шее такое государство — вопрос открытый. В ХХ веке два раза русские разрушали государство. Так что можно считать, что этот фильм, как и все ювенальные технологии, — подкоп под государственность.


Такая дилемма поджидала нашу семью в кинотеатре. Один детский фильм — голливудская пропаганда ЛГБТ, другой — отечественная пропаганда ювенальной юстиции. Что лучше? И есть ли путь между Сциллой и Харибдой? Лучше, если речь идет о кино, смотреть старую добрую советскую и мировую классику, и собираться вместе с теми, кто не хочет показывать своим детям ЛГБТ-фильмы, а также пропаганду всё тех же современных извращенных западных ценностей, но уже отечественного производства.


Совершенно непонятно, зачем нашему государству оплачивать пропаганду западных извращений через кино. Наш кинематограф и так хромает на обе ноги. Возможно, как раз потому и хромает, что снимает фильмы не о нашей жизни и о наших ценностях, а либо о каких-то чуждых нашему народу ценностях, либо по пропагандистским вражьим листкам о России, что получается наиболее чудовищно, потому что не только вторично, но и не имеет никаких оснований в реальности.


P. S. Особенно неприятно было наблюдать за сценой, где чиновница пользуется своим удостоверением, чтобы надавить на человека. Это было очень правдоподобно и вместе с тем отвратительно. Совершенно необязательная сцена, неудачная попытка режиссера пошутить напоследок, обернуть всё в юмор, чтобы не осталось у зрителя неприятного осадка.

На катке надо было поставить определенную музыку. Молодая чиновница подскакивает к тому, кто управляет музыкой. С удостоверением опеки в одной руке и гаджетом в другой она командует: «Опека, поставьте эту музыку!».


В итоге мучает только один вопрос — будем ли мы танцевать под музыку опеки в реальности? Если не остановить ползучее внедрение ювенальной юстиции, то танцевать под чужую музыку придется.


Источник: https://rossaprimavera.ru/article/96517576

Найдены дубликаты

+3

А нахуя вообще вести ребенка смотреть говно?

+1

Хуйня какая-то. И фильм, и говнообзор.

+1

Это очень благодатная тема, ТС. Примерно то же в сериале "Триггер", недавно был на 1 канале. Сам сериал ничего себе. Но в одной из серий неадекватная тётенька решает отомстить сопернице. Пишет заявление в опеку, что якобы видела как мать(соперница то есть) грубо обращается с ребёнком. Приходят 2 тётки из опеки, и дальше всё то же самое, что и в фильме Лёд - 2. Такое ощущение, что авторы сценария списали друг у друга. Хотя, возможно просто все тёти из опеки действуют одинаково.

0

Добро пожаловать в любую страну без ювеналов. Не думаю, что вам там понравится

0

для ЛЛ: фильм говно. унылое

Похожие посты
970

Они вернулись.

очень ждала эту новость..

"Отец, "выкравший" своих детей из Швеции,  вернулся в Россию

Самолет из Варшавы с семьей Лисовых на борту приземлился в московском аэропорту "Шереметьево". В ближайшее время Денис с дочками планирует отправиться в родной Хабаровск"(с

Целую спецоперацию по отправлению Дениса Лисова и его трех дочерей из Польши провели польские правозащитники. "КП" уже писала про эту семью, где дети - Соня, Серафима и Алиса - фактически стали заложниками в Швеции после того как мама попала в больницу, а отца ограничили в родительских правах. Не долго думая шведские ювенальщики поместили девочек в замещающую семью. Ею оказались мигранты из Ливана. Как отец не пытался вернуть право воспитать собственных дочерей, ему их не отдавали. Тогда Денис просто взял и выкрал девочек и сбежал с ними в Польшу. Однако, тут же вылететь в Москву, как он планировал, не удалось. Всех четверых задержали на границе. Было это еще в марте.

Неожиданно для всех польские власти пошли на беспрецедентный шаг. И несмотря ни на что не стали разделять семью. Хотя из Швеции пришли предписания выдать им Дениса, как опасного преступника, и вернуть девочек обратно ливанцам.

В итоге после долгих судебных разбирательств Денис получил свободу, но вот забрать детей куда-либо и тем более домой в Россию ему было запрещено. Но несмотря ни на что он решил вылететь в Москву.

- Конечно, мы разговаривали предварительно и с комиссаром полиции, и с пограничниками. Просили закрыть глаза буквально на две секунды и дать девочкам проскочить границу, - рассказала "КП" руководитель Европейской правозащитной организации "Дом Европы и Азии". - Но шансов было мало, у детей стоял "стоп" на выезд из Еврозоны. В итоге приняли решение, что оба адвоката Дениса полетят с ними на всякий случай, чтобы не дать разделить семью. А до границы их сопровождал российский консул. Все продумали, что сначала пусть девочки дадут паспорта. В обратном случае отцу потом не дадут выйти в город. Что сказать и как действовать в том или ином случае. Подготовка была серьезная.

В итоге когда пограничник увидел абсолютно чистые паспорта детей - в них не было не виз, ни штампов о пересечении границ (старые документы забрали, Лисовы оформляли новые документы в российском посольстве в Варшаве), то просто не понял, что это такое. Но тут подбежала начальница погранслужбы и забрала семью к себе в кабинет. Там им быстренько все оформили и выпустили из страны.

- Это просто невероятно! Боже, как мы все тут радовались. У меня телефон разрывался просто, кажется вся Польша звонила,- говорит Лилия. - Многие плакали. Конечно, мы будем поддерживать связь и дальше, как там они устроятся? Знаю, что в Москве Денис не собирается задерживаться надолго, хочет скорее домой в Хабаровск. Там и отец и мать жены помогут. Еще есть сестра. Справятся..

Конечно, мы когда прощались, то сказали друг-другу, что с одной стороны тяжелый период кончился, но начинается другой, не менее тяжелый. Девочки пойдут в школу, будут подтягивать русский. Говорят они свободно, но многое успели подзабыть за 1,5 года в шведской, замещающей семье. Думаю, быстро втянутся в учебу. Они очень умненькие. По прилету в Москву Лисовых ждала целая пресс-конференция. За историей семейства уже следила не только вся Европа, но и вся Россия.


ИСТОЧНИК KP.RU  https://www.nnov.kp.ru/daily/27050.1/4116539

157

Канадская ювенальная юстиция и немного судебного процесса от второго лица

В России известна боязнь западной ювенальной юстиции в смысле системы защиты прав несовершеннолетних, подогревающаяся страхами разрушения семьи и конвертации детей в бесконтрольных террористов своих родителей. В Канаде система работает очень жёстко и строго при малейших подозрениях на насилие в семье. Я вижу в такой бескомпромиссности насилию много плюсов, но не все соглашаются с действующими правилами. Сегодня я расскажу как раз о случае, когда человек остался недовольным системой, и, по его убеждению, оказался несправедливо осуждённым. Как всё было на самом деле, я, конечно, не знаю, было бы уместно послушать все стороны, но такой возможности нет, и одну сторону послушать тоже познавательно, во всяком случае, получится представить ход мыслей человека, попавшего в похожие обстоятельства.


Речь идёт об одном из моих канадских знакомых, пусть он будет дальше С. Он приезжий (не из стран бывшего Союза), но уже не первый десяток лет проживает в Канаде, у него несколько детей разного возраста (сыновья и дочери). Недавно он сказал мне, что его осудили за применение физической силы по отношению к своему ребёнку. Я просил его раскрыть подробности, и у нас с ним получился примерно следующий диалог (привожу с его согласия в виде адаптированного перевода):

Канадская ювенальная юстиция и немного судебного процесса от второго лица Торонто, Канада, Америка, Иммиграция, Ювенальная юстиция, Дети, Суд, Родители, Длиннопост

С: Старшая дочь ударила меня по лицу, когда я приехал домой из зарубежной поездки. Потом местная дама из полиции и женщина из Общества Поддержки Детей (Children’s Aid Society) пришли в наш дом, утверждая, что я поднял руку на ребёнка. Сначала дочь сказала, что я её не трогал, наоборот, что она меня ударила, но потом переговорила с моей женой и этими женщинами, и начала утверждать, что я всё-таки её ударил. Хотя потом заключение врача показало, что свидетельств побоев на теле дочери нет.

Я: Почему твоя жена сказала, что ты кого-то ударил?

С: Потому что моя жена меня ненавидит, ей не нравится находиться в Канаде. Ей промыли мозги, что она должна развестись и уехать. У неё проблемы на фоне того, что она сидит дома с детьми, а я куда-то уезжаю и приезжаю.

Я: Тебе предоставляли адвоката?

С: Да, был бесплатный адвокат, но они работали в связке с женщиной из полиции. Адвокат мне заявил, что я виновен, и что у него такие же дела раньше уже проигрывались.

Я: Почему адвокат считал тебя виновным?

С: Он просто работал с полицией, им хотелось быстрее закрыть дело, вот и всё. Их устраивало, что я получу 1 год условно, и, кстати, отметку в общедоступное криминальное досье на 3 года, а после этого запись всегда будет выводиться в органах в моём профиле в Канаде и США.

Я: Давай по порядку, я не понял, почему твоя дочь тебя ударила?

С: Потому что я у неё спросил, “где ты была ночью”, она ответила “не дома”, я ей сказал, “я не понял, где ты была”, и тогда она меня ударила несколько раз в лицо, а потом ещё и поцарапала мне грудь до крови. Тогда я отпихнул её ногой, она задела локтем холодильник. Так получилось, я был сам не рад. Она отправилась в больницу, а потом поговорила с полицией. Потом я с ними поговорил, потом моя другая дочь им рассказала тоже самое, у всех у нас была одинаковая история. Но на следующий день старшая дочь изменила версию, она сказала полиции, что я её ударил, и полиция меня сразу арестовала. Они сначала посадили меня в изолятор, за 235 км отсюда, никому не было никакого дела, потом дали мне адвоката, которому не было до меня никакого дела. Я оставался за решёткой 8 дней, пока ребята в изоляторе не подсказали мне, по какому телефону позвонить в общество защиты, я позвонил туда, и они меня вытащили. А дальше я примерно год дожидался судебного решения, мне было запрещено подходить к дому. Жена хлебнула то, что заслуживала, ей целый год пришлось в одиночку заниматься детьми. Теперь я могу вернуться и позаботиться о детях. Жена может идти куда хочет, или может оставаться, если желает. Мы общаемся со старшей дочерью, но ей придётся теперь жить с этим, пусть осознает свою ошибку. С младшей дочерью всё хорошо. Я ясно дал понять всем женщинам, что они поступили неправильно, и что могли это всё остановить. Мне бы хотелось теперь сфокусироваться на воспитании сыновей.

Я: Почему твоя дочь так резко отреагировала на вопрос о том, где она была?

С: Потому что моя жена ей постоянно твердила, как она меня терпеть не может, не хочет со мной находиться, и так далее. В Канаде тут постоянно эти феминистические настроения, мол, мужики плохие, отсюда 60% разводов. Так что моя жена всё это внушила старшей дочери.

Я: Всё равно непонятно, зачем дочери было на тебя накидываться, должна была быть непосредственная причина перед этим.

С: Да всё постепенно нарастало, я ей ещё выговорил, чтобы она ночью не включала свет, остальные дети проснулись. Я выключил свет, она уже начала заводиться и включила его обратно, я снова выключил и закрыл рубильник руками, тогда она совсем обозлилась и накинулась на мою рубашку. И до этого тоже что-то похожее бывало.

Я: Как получилось, что тебя сочли виновным в такой ситуации, ведь звучит достаточно неоднозначно?

С: Я признал себя виновным.

Я: Ты признал себя виновным?! Как так?

С: Адвокат мне посоветовал признать себя виновным. Всем было плевать на меня.

Я: Но если ты сам признал себя виновным, каким образом судья и остальные смогли бы понять, что ты не считаешь себя виновным?

С: Все и без того понимали, что я невиновен, даже прокурорша не верила в эту историю, а судья говорила что-то вроде того, что общественное мнение будет не на моей стороне, и что я примерный гражданин, спасибо мол, что не подставил семью, всё такое, адвокат понимал, что я невиновен, в полиции знали, все всё знали. У них же даже были показания моей дочери в архиве, первые показания, до того, как она их поменяла.

Я: Юрист и полиция не принимают решение, кто виновен, а кто невиновен. Если ты признал себя виновным, то каким образом судья должна была узнать, что ты невиновен, я не понимаю.

С: Судья должна читать все материалы дела, включая первые показания дочери.

Я: Всё равно не понимаю, если ты хочешь, чтобы тебя признали невиновным, зачем ты говоришь судье, что виновен?

С: Есть вариант признать себя виновным, есть вариант не признавать. Прокурор говорит, мы тебя посадим на реальный срок, но если ты не будешь выёживаться, а будешь сотрудничать, то получишь 1 год условно. Адвокат тебе говорит, ну смотри, если они докажут что-то, то ты пойдёшь в тюрягу блаблабла, но если ты начнёшь качать права, то я всё равно проиграю, ты отправишься в тюрьму, так что соглашайся, что виновен. Понимаешь?

Я: Получается, это твой выбор, признать себя виновным. Ты же понимаешь, что когда признаёшь себя виновным, то говоришь каждому, что ты виновен, да? Если ты признаёшь себя виновным, то не стоит удивляться, что тебя в итоге признали виновным, ведь в этом вся суть твоего признания.

Канадская ювенальная юстиция и немного судебного процесса от второго лица Торонто, Канада, Америка, Иммиграция, Ювенальная юстиция, Дети, Суд, Родители, Длиннопост

Скриншот из нашей переписки на фейсбуке для подтверждения диалога. Кое-что я сокращал, чтобы структура изложения была стройной.


С: Да, я понимаю, что это значит, но большинство людей осознаёт, что ты признаёшь себя виновным просто потому, что тебе так советует адвокат или потому, что твоей семье что-то угрожает. Люди всё прекрасно знают, это же постоянно происходит. К примеру, меня недавно остановил коп на дороге, посмотрел на мой профиль в системе и очень мне сочувствовал.

Я: Всё равно, мне кажется, есть простое правило: если ты невиновен, не соглашайся, что ты виновен, в противном случае получается, что это ложь, а ложь принесёт больше вреда, чем допущение, что засудят, допустим, твою жену. Я не понимаю, почему нужно лгать, чтобы прикрыть кого-то, кто специально лжёт, чтобы тебя признали виновным. Мне просто трудно это понять.

С: Потому что они играют с тобой в такую игру, ты понимаешь в этот момент, что твоей семье что-то угрожает. Клерк мне сказал, что это ошибка системы, социальный работник признался, это шах и мат. Ты признаёшь себя виновным — тебя освобождают, ты борешься — ты проигрываешь, садишься в тюрьму, а твоя семья идёт под суд.

Я: Почему семья идёт под суд?


С: Такая игра. Потому что они пишут, что “дочь тебя обвиняет, и мы будем её судить”, но ты можешь этого избежать, если скажешь, “ок, я виновен, признаю, отстаньте от неё”.

Я: Может быть, не так уж плохо оказаться под судом в этом случае, если это естественные последствия лжи?

С: Знаешь, что они мне сказали? Они сказали, что если я её на самом деле не трогал, а она на меня набросилась, её будут судить за дачу ложных показаний. А ей почти 18 лет уже. Видишь, как они играют ситуацией?

Я: То есть, ты не хотел, чтобы у твоей дочери было криминальное дело за плечами, и поэтому решил признать вину?

С: Именно так. Функционеры плохие люди, ужасные, завистливые и злобные.


Добавлю, что суд запретил С. приближаться к дочери в течение года, и С. решил воспользоваться появившимся временем, сменить профессию на более перспективную, поэтому пошёл учиться в колледж на двухлетнюю программу, с возможностью добрать дополнительный год для расширенного диплома. Он уже отучился полтора года и видит больше перспектив в новой специальности, по сравнению с тем, чем занимался раньше. Я рад, что он нашёл в себе силы развиваться дальше и не стал зацикливаться на прошлом опыте, это важно для реадаптации безотносительно точности изложенной версии событий.


Содержание заметок про Канаду собираю на отдельной странице.

Показать полностью 1
3834

Как забирают детей.

В процессе составления протокола об изьятие детей она попросила предьявить документы. Социальный работник обьявляет ,,Я не обязана вам предьявлять документы,,

Мама отвечает,, Я вообще обязана вас не пустить за порог без документов,,

В комнату вваливаются семь тёток и уговаривают детей поехать с ними в приют.

Мама вмешивается и отвечает : ,,Наши дети посещают кружки, ходили в школу.Все у них есть. Что еще надо,,

Вмешивается соц работник,,Вы понимаете, что у вас нет дров и вы нарушаете закон,,

Мама : ,, Фамилию свою назовите,,В ответ молчание.

Дети - подростки не хотят никуда ехать. На них сотрудник оказывает психологическое давление : ,,Если будете распускать руки и ноги, то сотрудники опеки зафиксируют побои, а это уже статья,если не поедете по хорошему, то родителей лишать родительских прав,,( на 7 - ой мин).

Завязалась драка. Их скручивают, пытаются вытащить, они отмахиваются и пинаются.Старший заступается за младшего и за себя. Дети себя отстояли. Опека пытается маму пристыдить за поведение её детей.

Мама опять спрашивает,,Вы скажете кто нибудь как ваши фамилии, у кого нибудь есть удостоверение,,

В ответ: ,,Мы ничего вам не обязаны показывать,,

Опека :,,Вы бы лучше своим детям дали хорошее образование,,

Мама,, Я мать и без ваших советов обойдусь,,

Опека,, Мы хотим создать более благоприятные условия для ваших детей.Вы с нами не хотите поехать,,

Мать : ,,Этот трюк знаком.Нет, что я там забыла.

Вы уже пытались создать благоприятные условия для наших детей, когда не было дров.

Спасибо большое, мне соседи рассказали как вы ходили к ним и просили написать, что мы детей бьем табуреткой по голове,,

Опека ; ,,Друзья говорят, что мальчиков бьют,,

Мама : ,,Назовите имена и фамилии друзей. Мне нужна конкретика,,

Опека; Прекратите снимать нас на видео,,

Мама ,,Видео отправлю в генеральную прокуратуру,,

Опека : ,,Да ради Бога, хоть Путину, а он переадресует нам,,( Улыбаются ).

Опять завязалась драка, ювеналы пытаются подростков стащить с кровати. Старший заступается за себя и за младшего. Бьет ногами и руками.

Опека садиться и уговаривает по - хорошему : ,, сможете навещать маму в выходные дома.Если мама приведет квартиру в порядок, то вернётесь домой.,,

Дети уговаривают оставить их с мамой дома.

Опека ; ,,Там вы будете учиться,,

Мама: Это вы и не даёте нам право учиться,,

Опека,, А мы не даём, потому что по решению суда надо привести квартиру в порядок, а детей забрать,,

Мама ; ,,Продукты у нас есть. Помогите с дровами,,

Опека ; ,,Мы женщины, и не можем справиться с подростками, но вы хотите, что бы за детьми вскоре пришли соц работники мужчины,,


от себя. Важные слова выделил болдом. А теперь открываем уголовный кодекс и самым внимательным образом читаем статью 206 УК РФ:

УК РФ Статья 206. Захват заложника

1. Захват или удержание лица (двоих детей) в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина (матери) совершить какое-либо действие (привести квартиру в порядок) или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника(двоих детей), - и далее по тексту.


Ясен хрен, никто из прокуроров не возбудит уголовное дело против этих сотрудников, но от этого статья 206 УК РФ из обращения не пропадет.


upd. Как это должно быть организовано правильно с лично моей точки зрения?

Вообще по этому делу государство всегда должно помогать и я сторонник безусловного дохода. Но может сложиться ситуация, когда детей с родителям держать нельзя в силу их опасности. Возможность отправления в детдом должен быть только и только если:

1. Против родителей возбуждено уголовное дело, к примеру, по ст.156 УК РФ "Неисполнение родительских обязанностей"

2. Оба родителя (один - если родитель один) заключены в СИЗО до суда.

3. а) Отсутствуют родственники-опекуны, готовые взять детей к себе;

б) Либо опекуны есть, но дети несогласны к ним переезжать.

Только и только при таких обстоятельствах морально правильно отправлять детей в детдом.

Показать полностью
443

Верховный суд России решает надеть намордник на органы опеки

Бедность папы не порок
Верховный суд защитил малоимущие семьи от претензий органов опеки

Владислав Куликов


Принципиальный момент: финансовые трудности семьи не повод чиновникам вмешиваться и предъявлять какие-то претензии родителям. Есть вещи важнее денег, например тепло в семье и уют.

Зато если родители вовлекают детей в секты или пытаются сделать своих чад террористами, это уже веские основания забрать детей от таких отцов.


Все эти положения заложены в проекте постановления, которое обсуждалось вчера. Вопрос острый и чувствительный. На примере некоторых иностранных государств мы прекрасно видим, к чему может привести пресловутая ювенальная юстиция. Родители оказываются беззащитны перед произволом чиновников, а судьбы детей калечатся. Все - под благовидными лозунгами.

Нам такие правила не подходят. Но бывают и другие ситуации, когда ребенка надо буквально спасать из семьи. Потому что ему там не выжить. В прямом смысле.


Верховный суд рассказал, за что можно лишать родительских прав

В архиве правоохранителей есть немало дел, когда кричащее дитя убивали, например, чтобы не мешал пьяному деду играть в карты.

Бывало, что родители-террористы брали детей на теракты. И погибали всей семьей.


Поэтому Верховный суд страны даст подробные разъяснения, как и от чего надо защищать детей. А когда чиновники должны держаться подальше от чужой семьи.


Как говорится в проекте, вовлечение детей в секты, экстремистские или террористические организации является основанием для лишения родительских прав.

Также могут "разжаловать" тех родителей, кто заставляет детей играть в азартные игры, пренебрежительно и грубо обращается с чадами. Впрочем, по словам экспертов, это вовсе не означает, что за одну игру или одно грубое слово ребенка заберут.


В суде нужно будет доказать, что папа или мама регулярно злоупотребляют родительскими правами и это идет во вред ребенку.


"Под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей, например создание препятствий в обучении, вовлечение в занятие азартными играми, склонение к бродяжничеству, попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению алкогольной и спиртосодержащей продукции, наркотических средств или психотропных веществ, потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ, вовлечение в деятельность общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности", - говорится в проекте.


Документ поясняет, что жестокое обращение с детьми - это не только физическое, но и эмоциональное насилие.

"Жестокое обращение с детьми может проявляться не только в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними либо в покушении на их половую неприкосновенность, но и в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей)", - говорится в проекте.


Зато родителей, попавших в тяжелые жизненные обстоятельства нельзя лишать родительских прав. По крайней мере - нельзя этого делать только на основании бедности семьи. На вчерашнем заседании судья Верховного суда России Александр Кликушин особо подчеркнул, что тяжелое материальное положение семьи не является основанием для отобрания ребенка. С ним согласился заместитель Генерального прокурора Леонид Коржинек.

"Не могут быть лишены родительских прав лица, не выполняющие свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим (например, психического расстройства или иного хронического заболевания, за исключением лиц, страдающих хроническим алкоголизмом или наркоманией)", - говорится в проекте постановления пленума.


В то же время пленум напоминает, что если ребенку из-за такого поведения родителей грозит опасность, то суд может ограничить их в правах. Напомним, ограничение накладывается на определенный срок, не больше шести месяцев.


На это время ребенка заберут из семьи. Однако родители юридически остаются родителями, с правовой точки зрения это важно.


Если же речь об опасности для ребенка не идет, суд может ограничиться предупреждением. Жесткие решения должны приниматься лишь в исключительных случаях.

"Лишение родительских прав является крайней мерой ответственности родителей, в исключительных случаях при доказанности виновного поведения родителя суд с учетом характера его поведения, личности и других конкретных обстоятельств, а также с учетом интересов ребенка может отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав и предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей", - отмечается в проекте постановления.


Еще важный момент: по закону при непосредственной угрозе жизни или здоровью ребенка орган опеки и попечительства вправе немедленно его отобрать во внесудебном порядке. Но для этого на руках у чиновников должно быть соответствующее постановление местных органов власти.


https://rg.ru/2017/10/17/verhovnyj-sud-zashchitil-maloimushc...


От себя могу добавить, что несмотря на все еще существующие несбалансированность, размытости и невнятности в сфере прав ребенка, сам проект хоть и вызывает некоторую "нервозность" (с битьем посуды и воплями о попрании всего и вся) у теток из служб опеки лучше всех знающих как воспитывать детей.

Но именно в этом, на мой взгляд, шаг вперед для построения нормального общества, в отличи от тупого копирования, местами людоедских, принципов из ЕС. Да, опасность исходящая от членов его семьи должна быть нейтрализовать, но тетки которые считают себя вправе влезть в любую чужую семью только потому что у них есть "ксива" или для получения личной выгоды - теперь вынуждены будут действовать осторожнее. А сами семьи получит больше возможностей для защиты своих прав.

Показать полностью
574

Требуете достойной зарплаты? Получите ювеналку!

В Екатеринбурге произошла довольно неприятная история, которую мне приходится слышать впервые. Есть все основания предполагать, что руководство городской больницы №3 решило оказать давление на своего сотрудника, используя технологии ювенальной юстиции, которые внедряются в России повсеместно. При этом мы ранее неоднократно говорили, что ювенальная юстиция после её окончательного внедрения будет работать вовсе не с маргинальными семьями, как кому-то кажется, а с вполне обычными семьями. И через неё можно будет надавить на любого чиновника, служащего или бизнесмена, не говоря о простых рабочих, чтобы под страхом отъёма детей заставить его делать то, что нужно. И вот, вероятно, первый случай произошёл у нас. А история вот с чего началась.


В феврале 2017 года, медики городской больницы №3 города Екатеринбурга на общем собрании, большинством голосов приняли решение о подписании трудового коллективного договора, который в числе прочего предполагал увеличение окладов для сотрудников. Одна из сотрудниц, которой впоследствии и пришлось обратиться в «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС), отнесла заявление в администрацию. Там эту инициативу приняли без восторга. Тогда женщина обратилась в профсоюз за разъяснениями – всё ли верно сделал трудовой коллектив. Ей сообщили, что да, и начали звонить в администрацию, видимо настаивая на том, чтобы решение коллектива было воплощено в жизнь в виде распоряжения руководства.


Однако руководство решило пойти другим путём. И в марте 2017 года, в отношении женщины, которая собственно подняла вопрос о коллективном договоре и отнесла решение трудового коллектива, начались преследования. Дважды 20 и 22 марта её вызывали на ковёр, где жёстко отчитывали и делали выговор. Учитывая, что за 17 лет стажа медиком у неё не было ни одного серьёзного нарекания и ни одной жалобы от пациентов, то выговоры ей сделали за то, что она якобы опаздывала. Женщина уже решила, что всё это делается для того, чтобы её показательно уволили по статье, и даже была морально готова к этому. Но…


Тут неожиданно появилась возможность пройти курсы повышения квалификации. Она попросилась на них, но ей разрешили при одном условии, если отпуск будет за её счёт (а не за счёт больницы). Женщина написала заявление, так как у неё была возможность взять отпуск в 2017 году и отправилась на учёбу. Она даже подумала, что администрация теперь отстала от неё, раз проявила такое «благодушие».


Каков же был у неё шок, когда 27 апреля ей позвонили из комиссии по делам несовершеннолетних (КДН) и сообщили, что к ним поступило заявление от руководства больницы, подписанное главным врачом о том, что она намерена убить своих детей и покончить жизнь самоубийством! В связи с этим КДН вызвала женщину в территориальное управление комиссии и после короткой беседы инспектор напросилась на осмотр жилищно-бытовых условий. Зачем это нужно делать, когда доносы носят такой характер – она не пояснила ни тогда, ни позже. Инструкция у них такая.


Но ещё больше пострадавшую от доноса женщину возмутило то, что в заявлении работодатель указал её личные данные, которые она указывала в анкете, поступая на работу. Согласитесь, мало кому нравятся, когда кто-либо передаёт как салфетку личные данные и, по сути необоснованно, вторгается в частную жизнь. Более того, она испугалась (и как показывает практика в других городах – совершенно справедливо), что визит инспектора КДН может стать началом процедуры «взятия под опеку» и дальнейшего отбирания её 7-летней дочери. Она и обратилась в РВС.


Мы немедленно отреагировали на обращение по горячей линии, которая размещена на нашем сайте и уже 30 апреля посетили семью. Уже прочитав заявление, я заподозрил самое страшное. Текст был написан грамотно, суть проблемы изложена внятно и лаконично. То есть заявитель явно не маргинал, и вполне образованный человек. Так вот 30 апреля всё подтвердилось полностью. Мы пришли в обычный дом, в котором проживает обычная семья, и НИКТО НИКОГО ТАМ НЕ СОБИРАЕТСЯ УБИВАТЬ!


Мы конечно спросили, почему же работодатель так написал в своём заявлении. Женщина пояснила, что когда ей делали выволочку 20 марта, она в сердцах сказала, что как же тогда жить на такую зарплату, мол, её что с дочерями умирать теперь. То есть она применила обычную фигуру речи, который русский человек поймёт, а вот иностранец, незнакомый с непростой русской фразеологией, может и понять буквально. Но уверяю вас, в администрации горбольницы №3 иностранцы не работают. А значит, они просто решили таким кощунственным способом воспользоваться ситуацией для решения в свою пользу возникшего трудового конфликта, оказывая давление на сотрудника через угрозу отбирания ребёнка.


Но продолжим. Визит инспектора КДН был назначен на 2 мая. Для того чтобы помочь женщине в сложившейся ситуации к ней пришли члены РВС и сотрудники СМИ. Также она пригласила свою сестру, двоюродного брата с взрослым сыном и своих родителей. После того как пришла инспектор, мы вышли в коридор и попросили у неё основания для осмотра ЖБУ. Она сослалась на поступившее заявление, а после того как мы привели доводы о том, что для принятия решения по заявлению осмотр ЖБУ избыточен, она сослалась на инструкцию. В итоге мы разошлись, не найдя взаимопонимания, но она посоветовала нам обратиться к председателю КДН. Мы немедленно отправились к ней прямо в рабочий кабинет.


Она приняла нас (общественников, журналистов саму женщину и её родственников) и разговор получился более продуктивным. Председатель КДН также сообщила про существующие инструкции и то, что они обязаны реагировать. Мы и ей указали на то, что реакция избыточна и достаточно было убедиться в адекватности женщины, без осмотра ЖБУ. Она в итоге согласилась и заявила нам, что «не видит признаков угрозы жизни ребёнку». Перед этим, мы пояснили ей, что вероятно КДН втягивают на одну из сторон в трудовом конфликте, и сообщил, что в отношении администрации больницы, которая отправила в КДН заявление со столь тяжёлыми, но необоснованными обвинениями, мы продолжим нашу активную деятельность с привлечением к разбирательству надзорных органов. Видимо всё-таки наш напор произвёл на неё впечатление, и с большой долей вероятности, ей действительно не нужны проблемы в лице неугомонных общественников, падких до скандалов СМИ и разгневанных родственников женщины. Тем более, что даже если гипотетически предположить, что могут быть запущены процедуры ювеналки, многочисленные родственники тут же возьмут по праву преимущества опеку над её младшей дочерью. То есть даже гипотетически для любой, даже лютой «опеки» здесь нет никакого интереса.


Но эта история далека от завершения. Так как теперь у нас остались вопросы к администрации больницы и к её главврачу, который подписал заявление (а как мы считаем – донос), тогда как 20 марта лично не присутствовал, то есть не слышал о чём тогда был разговор.


Но вопрос к главврачу далеко не главный. Может он «не глядя» подписал и вообще, изучив ситуацию, проведёт проверку и выяснит, кто же это всё затеял. Тут многое зависит от него. А вот некоторые факты и последовательность событий уже нельзя спускать на самотёк. Надо бить по рукам, а то неизвестно куда ещё завтра напишут донос (может прямо в ФСБ) передав заодно и личные данные.


Сами посудите. Если, как указано в заявлении, женщина угрожала убийством собственных детей, то почему заявители не обратились в полицию и СКР. Более того, тот пресловутый разговор о суициде произошёл 20 марта, а в КДН они отправили свой, по сути, донос не ранее 24 апреля (так как заявление рассматривается в течение 3 дней). Почему тянули целый месяц?


Второй момент связан с передачей личных данных. В законодательстве предусмотрены основания, при которых это возможно. Но этот факт в любом случае может стать предметом проверки надзорных органов, которые так не любят наши бюджетные и государственные учреждения (они больше любят направлять их повсюду, к простым людям, к бизнесменам, через вот такие свои заявления).


Что касается того, почему не написали сразу в силовые органы, то есть версия. Во-первых, вероятно хотели включить против женщины именно ювеналку. То есть знали, что никакой угрозы жизни нет. А это практически очевидно, так как если реальная угроза существует, то нормальные люди реагируют немедленно, а не спустя месяц. А тут изначально не было никому никакой угрозы. И все кто писал донос, знали об этом.


Во вторых, обращение к силовикам может иметь обратные последствия. Сначала они потребуют каких-то реальных доказательств. Но даже если настаивать, и они проведут проверку, которая будет иметь отрицательный результат, то могут начать разбирательство в отношении того, кто написал заведомо ложный донос.


Вот такие мысли. А на данный момент можно с уверенностью сказать, что никакой ювенальной угрозы для данной семьи нет, а вот свою помощь и защиту мы продолжим оказывать, но теперь уже в менее привычной для нас плоскости общественной деятельности.


P.S.: Ситуация более чем жуткая. Обычно медики всегда проявляют корпоративную солидарность, и если у коллеги неприятности – оказывают помощь. Здесь же всё наоборот. Используя лазейку межведомственного взаимодействия, администрация просто травит своего сотрудника. Я уже молчу про этические нормы, которые обязан соблюдать каждый работник медицины…


Что касается простых граждан, которые могут попасть под такой пресс. Не спускайте ситуацию на тормозах, бейте по рукам нечистоплотных граждан. Правда есть и её можно добиться. Не в одиночку. С теми, кто уже давно и не без успехов сражается с ювенальной гидрой, которая а) сильна, б) тащит на свою сторону всю мерзость, которая просочилась в наше общество.

Требуете достойной зарплаты? Получите ювеналку! Екатеринбург, Ювенальная юстиция, Дети, Правда, Семья, Длиннопост
Требуете достойной зарплаты? Получите ювеналку! Екатеринбург, Ювенальная юстиция, Дети, Правда, Семья, Длиннопост

Источник: http://bav-eot.livejournal.com/1242326.html

Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: