5

Немного о детских книжках

Дамы и господа, Вашему вниманию представляется книга Беатрис Поттер "История о бельчонке Орешкинсе" или "Триллер для дошкольников".

На первый взгляд обычная милая, безобидная детская книжка.
Она повествует о бельчонке, который вместе с другими бельчатами отправился собирать орешки на остров, которым, если так можно выразится, заведовал сыч Ух, которого, в свою очередь, Орешкинс (главный герой) изрядно донимал.
Белки приносили сычу подарки в обмен на разрешение собирать орехи на его острове. Дарили товарищи собиратели рыбу, жуков (что там ещё едят сычи?).
Но не тут то было, в какой-то момент белки приносят сычу в качестве подарка МЁРТВОГО БЛИН КРОТА! Далее по тексту сыч его сварил и...сами понимаете. И вот пока ты перевариваешь мысль о сваренном в детской книге кроте, наступает кульминация рассказа.
В наказание за свои проказы над сычём назойливый бельчонок лишается кусочка хвоста (который, кстати, сыч и оторвал), но лучше его [Орешкинса] об этом не спрашивать, т.к. он может ещё и обматерить.

Немного о детских книжках Дети, Сказка, Бельчонок, Длиннопост
Немного о детских книжках Дети, Сказка, Бельчонок, Длиннопост
Немного о детских книжках Дети, Сказка, Бельчонок, Длиннопост

Найдены возможные дубликаты

+7

Беатрис Поттер ну уж точно не "новые" книги. А насчёт жестокости: бугога, типа "бух в котел и там сварился", крошечка-хаврошечка, волк, поедающий козлятушек-ребятушек или лиса, съевшая колобка - это ми-ми-ми сирца-пони-радуга? В детских сказках жестокости хватает, но, самое смешное: она детей и не пугает. А вот гипер-реакция взрослых, впадающих в истерику от того, что там кто-то кого-то съел или умер - да.

+3

Беатрис Поттер - новые сказки?! Автор у Вас не хватило разумения хотя бы в Вики заглянуть, прежде чем ваять пост?

раскрыть ветку 5
0
А где вы увидели что сказки новые?
раскрыть ветку 4
+2

Мне этого как раз и не удалось увидеть, несмотря на Ваши усилия в подборе тегов. Кстати, сказки братьев Гримм не читайте, не надо.

раскрыть ветку 3
+2
Твои чувства вегана оскорблены?
+1
Дальше, на вскидку: "Сова и кот " Толстого:
"Услыхал кот, как совята пищат, залез в дупло и поел их — всех семь. Наевшись, тут же, в теплом гнезде, свернулся и заснул.
Прилетела сова, глянула круглыми глазами, видит — кот спит. Все поняла.
— Котик, лесной, — запела сова сладким голосом, — пусти переночевать, студено в лесу-то.
Кот спросонок не разобрал и пустил сову. Легли они в дупле рядышком. Сова и говорит:
— Отчего, у тебя, кот, усы в крови?
— Ушибся, кума, рану лизал.
— А отчего у тебя, кот, рыльце в пуху?
— Сокол меня трепал, насилу ушел, да, насилу ушел я от него.
— А от чего у тебя, кот, глаза горят?
Обняла сова кота лапами и выпила глаза его. Клюв о шерсть вытерла и закричала:
Совят! Семь, семь совят кот съел!"
+1
Пффф! ))))
В стране невыученных уроков-2:
Иллюстрация к комментарию
+1

Что за странный перевод? Он вроде бельчонок Тресси. И чем смутил мёртвый крот? Совы хищные птицы, да и белки не гнушаются мясца при случае пожевать.

0
А славянский фольклор вообще жесть!!! Медведя все помнят, который бабку с дедом сожрал за то, что они его лапу съели. Этот кошмар меня преследовал лет до 20 ))
хочется издателям сборников таких сказок по башке настучать. Я даже тронуть боялась эту страницу с рисунком медведя.
0

Я заинтригована.Закажу дитю на Озоне и сама почитаю)

0

Перевод книги "Peter Pan" получил в Латвии название "Питтерас Пеннис".

0

В упор не вижу, что крот мертвый.

раскрыть ветку 4
0
Они на второй фотографии его тащат и он какой-то не слишком живой, на мой взгляд
раскрыть ветку 3
+1

Просто хорошо зафиксирован.

раскрыть ветку 1
0
Да не, он просто до того откормлен, что самостоятельно передвигаться не в состоянии.)
Похожие посты
847

Логичный вопрос...

Рассказала знакомая. Ее дочка спросила:
- Мам, а почему волк не сожрал Красную шапочку, когда в первый раз ее встретил?
- Ну... ему же надо было узнать, где бабушка живет.
- Ну вот он узнал. И где бабушка живет, и как дверь открыть. Так и сожрал бы Красную Шапочку, и не надо было бы с переодеванием заморачиваться!
А действительно...

6626

Старая сказка на новый лад

Отдыхали на даче. Ребенок 12 лет нашла мои детские книги. Лежит в гамаке читает. Прохожу мимо, смотрю что она там читает. О, каша из топора, прикольная сказка. Дочь говорит – ну как прикольная, страшновато даже. Спросил что там страшного. Дочь рассказала как она поняла сказку:

Военный зашел в дом к старикам, сказал что голоден, но пенсионеры сказали что у них ничего нет, тогда солдат взял у них топор и начал его варить. Старики испугались, отдали солдату все что он у них попросил, тот сварил кашу, наелся и унес собой их топор.

Спрашиваю – чего это старики испугались? Там же о другом вроде, солдат просто хитростью выпросил у жадной старушки все, что нужно для каши. Дочь сказала, что в дом зашел чужой человек, при этом военный, посмотрел, что живут одни старки, взял топор и начал его варить. Вот представь папа, к твоей маме, моей бабушке зайдет какой то солдат, найдет у нее топор и скажет, что очень кушать хочется и начнет его зачем то варить…

Я свел все к шутке, пошел рассказал жене и маме, которые как раз на стол накрывали, а сам подумал, что в возрасте своей дочери я столько триллеров не смотрел.

203

Викуся

Дочь моих знакомых Вика, или попросту Викуся, уже к шести годам довольно неплохо и охотно читала (начала осваивать буквы примерно с 4х лет). Предпочтения соответствовали возрасту - детские рассказы о животных и сказки. Родители, естественно, этому рады и всячески поощряют тягу дочери к чтению. Как-то раз разжились сборником "Мифы, легенды и сказки народов Севера", легкомысленно решив, что присутствие на обложке книги слова "сказки", делает её пригодной для детского чтения. Короче, "На, доча, читай!" Результат не заставил себя долго ждать.

Суббота. Вообще-то этот день у меня выходной, но в некоторых случаях - внезапная халтурка, срочная работа и тд. - иногда прихожу в субботу. В данном случае это два ученика 13 лет, которым срочняк к понедельнику надо нарисовать плакат на праздник. Вот сидим, творим на ватмане. Дверь открывается и входит Викуся.
- Здрасьте, Мариванна!
(Пришла на бисероплетение, но слишком рано и, пока бисерка не открылась, решила пообщаться с нами).
- А можно я вам сказку расскажу?
Мы: - Конечно, Викуся, мы все ухо.
Викуся села на стул, сложила ручки на коленках и начала:

- Катался Ворон с ледяной горы. Подходит к нему Волк и спрашивает "Что ты делаешь?" "С горы катаюсь" - отвечает Ворон. "А можно и мне покататься?" - спрашивает Волк. "Нет, - говорит Ворон. - Гора ледяная и обрывается у самого моря, я у края вверх взлетаю, а ты упадёшь в холодное море". "Нет, - говорит Волк. - Я успею когтями затормозить, позволь и мне покататься". "Ладно, - отвечает Ворон. - Только уговор - если упадёшь в море, я тебя вытаскивать не буду". Волк на это согласился и покатился с горы, но не успел затормозить когтями и упал в холодное море. Плавает, мерзнет и просит Ворона: "Братец, вытащи меня, холодно мне." А Ворон ему и говорит: "Я тебя предупреждал, что вытаскивать не буду!" Тогда Волк пообещал ему своё снаряжение для охоты. "Есть у меня и лук, и стрелы, и ножи острые, - отвечает Ворон. - Не надо мне твоих!" А Волк уже сильно замёрз и предложил отдать Ворону свой каяк. "Не надо мне твоего каяка, - отвечает Ворон. - Мой каяк самый быстрый!" Тогда Волк пообещал Ворону привести свою красавицу-сестру. Ворон согласился и вытащил Волка из воды. Отжал ему шерсть и напомнил об обещании. А на самом деле никакой сестры у Волка не было. Он пошёл в тундру, набрал оленьего помёта и слепил из него сестру. Привёл её к Ворону. Увидел Ворон фальшивую сестру и обрадовался: "Будет мне жена!" И повёл её в свою ярангу. Там зажёг очаг, лег с ней на шкуры чай пить и угощаться. А на утро увидел вместо жены растаявший помёт. Мариванна! А что такое каяк? Машина что ли? И что такое помёт? Пластилин?

Поворачиваюсь к пацанам. Выражение лиц у них такое... в общем, Викуся сделала их день. Однозначно. Один из семиклассников, с красным как буряк лицом (вовсе не от смущения, а от усилий не заржать в голосину), обретя способность дышать и говорить, выдаёт шёпотом:
- Даже не хочу думать, при каких обстоятельствах он понял, что Волк его обманул...
И опять ушёл в угоральный астрал.

В конце концов, Викусе объяснили, что такое каяк и помёт, что она восприняла вполне адекватно и даже с юмором ("О, так это смешная сказка!") Больше "северного" креатива я от Викуси не слышала - родители разобрались что к чему.

P.S. Вообще-то у этой сказки есть окончание: Ворон притворился то ли ягодкой, то ли листиком и дал Волку себя проглотить, а потом проделал в нём дыру и повыкидывал все внутренности наружу. В общем, наказал за обман. Занятно, но Викуся концовку при пересказе выкинула, поскольку (как она сама объяснила) была на стороне Волка.

Показать полностью
3640

Жизнь лучше обычной. Пособие для девочек, ничего не успевших в жизни

Жила-была девочка – красивая и умненькая. Знаете, есть такой типаж – очень трогательные, очень правильные, с большими белыми бантами, прилежные и аккуратные, урожденные отличницы, эдакая гордость школы с косичками «крендельком».

Жизнь лучше обычной. Пособие для девочек, ничего не успевших в жизни Детская литература, Сказка, Биография, Писатель, Дети, Книги, Длиннопост, Астрид Линдгрен

Одна беда – жила эта девочка в какой-то несусветной провинции, в такой глуши, откуда три дня скачи – никуда не доскачешь. А девочке очень хотелось прожить большую и полную жизнь. Жизнь, полную великих свершений, чтобы весь мир узнал о ней и восхитился ее талантами.

Нет, конечно, внимания и так хватало. Окружающие девочку любили, даже восхищались ею, но… Как бы это помягче… Они, конечно, были милыми и непосредственными, все эти люди, но уж настолько провинциальными и недалекими, что быть молодцом среди этих овец было даже неприлично. И, скажем по секрету, нашей гордости школы до смерти надоело быть положительной отличницей. Этот недвижный городок достал ее до такой степени, что она готова была выкинуть что-то безумное, хлопнуть по воде так, чтобы по всему пруду круги пошли.

И затягивать с этим она не стала.

В 16 лет, едва окончив школу, она объявила себя взрослой.

Остригла свои старомодно-приличные косы и первой в городе сделала сколь же модную, столь и вызывающую прическу, шокировав всю округу.

Жизнь лучше обычной. Пособие для девочек, ничего не успевших в жизни Детская литература, Сказка, Биография, Писатель, Дети, Книги, Длиннопост, Астрид Линдгрен

После чего отправилась в редакцию местной газеты, где потребовала взять ее на работу, заявив, что намерена стать журналисткой. Девочка решила, что это единственная приличная работа в этом болоте, которой не стыдно заниматься продвинутой прогрессивной женщине.

В газету девочку взяли – из уважения к школьным заслугам. По одним сведениям – младшим репортером, по другим – вообще корректором. И, по большому счету, не пожалели, работать она умела всегда. Так и началась ее взрослая жизнь.

Очень скоро девочка поняла, что подвиги и слава откладываются на неопределенный срок. Прошел год, начался второй, а она так и сидела в газетке на должности младшего репортера, девочкой «подай-принеси-сбегала-бы-ты». Да и провинциальная журналистика оказалась вполне достойной окружающего мира. Попробуй-ка писать про выставку цветов, где даже участники каждый год одни и те же, вчерашнюю драку извозчиков и прочие глобальные события. Девочка быстро поняла, что может просидеть в газете до пенсии, выслужить должность репортера, но так и будет из года в год писать про ежегодные ярмарки в соседнем селе.

Но рухнувшие надежды — это было еще полбеды. Целая беда себя ждать не заставила.

В своем максималистском стремлении к свободе и независимости наша девочка зашла куда дальше, чем следовало. Однажды она поняла, что беременна. А вскоре наша бывшая отличница узнала, что на брак с отцом своего ребенка может даже не рассчитывать.

По меркам того времени родить, не будучи замужем, считалось несмываемым позором. А уж «принести в подоле» в родном патриархальном городке… Это был приговор. Несмываемое до самой смерти клеймо и на ней, и, что гораздо хуже, на ребенке.

И вот тогда наша девочка выкинула такой фортель, по сравнению с которым все предыдущие безумства были детским визгом на лужайке. Так никому ничего и не сказав, она на четвертом месяце беременности увольняется из газеты, и, собрав немногочисленные пожитки, уезжает в столицу. Отправляется покорять город, где у нее не было даже шапочных знакомых. По сути – просто бежит. Уезжает в никуда.

В декабре у нее родился сын, урожденный столичный житель с прочерком в графе «отец». Накануне нашей девочке исполнилось восемнадцать лет.

Как она жила эти годы в чужом незнакомом городе, мы можем только предполагать, девочка не рассказывала об этом никому и никогда. Но догадаться несложно – столицы одинаковы во всех странах, они везде не верят слезам и бьют с носка. И судьба умненьких девочек без образования, но с грудным младенцем на руках интересует их очень мало. «Я очень одинока и бедна, – писала она брату. — Одинока потому, что так оно и есть, а бедна потому, что всё моё имущество состоит из одной монеты. Я очень боюсь наступающей зимы».

Еще раз повторюсь — мы можем только предполагать, что тогда выпало на долю нашей героини. Эти годы были очень трудными, и не только для нее, во всем мире тогда было очень тяжело. Работы не было, денег тоже. Наша девочка не отказывалась от любого приработка, хваталась за все соломинки, но в итоге лишь утопала все глубже и глубже.

Жизнь лучше обычной. Пособие для девочек, ничего не успевших в жизни Детская литература, Сказка, Биография, Писатель, Дети, Книги, Длиннопост, Астрид Линдгрен

Наконец пришлось признаться самой себе, что она не выплывет. И тогда ей пришлось пойти на, может быть, самое страшное для женщины – бросить своего ребенка. Отдать сына на воспитание совершенно чужим людям.

Вы, конечно, ждете рассказа о том, как герой, преодолев все тяготы и лишения, добился успеха и взлетел на немыслимую высоту. Увы, мы не кино смотрим, а слушаем историю из жизни. Д`Артаньяна, покорившего Париж, из нашей героини не вышло. Столицу она не покорила, ей всего лишь удалось там выжить, и это куда более распространенный сценарий, который проживают десять бывших отличниц из дюжины.

Никакая даже самая черная полоса не может тянуться бесконечно. Мало-помалу дела если и не наладились, то как-то утряслись. Несостоявшейся завоевательнице удалось по случаю закончить секретарские курсы. Потом в один прекрасный день ей предложили работу секретарши в местном обществе автомобилистов. А дальше все было как в плохом романе.

Получив место, в 24 года наша девочка выскочила замуж. Секретарша окрутила своего шефа.

Ее муж нисколько не походил на принца на белом коне, но он оказался неплохим человеком и действительно любил нашу героиню. По крайней мере, ему хватило сил и такта простить жене все глупости молодости и принять ее такой, как есть. Поэтому первое, что сделали счастливые молодожены, – это забрали назад ее сына.

Через три года она родила ему дочку, ушла с работы и занялась воспитанием детей. Бывшая бунтарка стала верной женой и прилежной домохозяйкой. Жизнь наладилась, устоялась и пошла по накатанной тысячами людей колее, с каждым днем ускоряясь все сильнее и сильнее. Годы мелькали, как верстовые столбы, одно лето сменялось другим…

Муж был на хорошем счету и постепенно продвигался по служебной лестнице. Через несколько лет они даже смогли позволить себе купить квартиру в хорошем спальном районе – небольшую, но очень уютную, с видом на парк. Муж ходил на службу, она крутилась по дому, поднимала детей. Вскоре любимый как-то погрузнел и стал выглядеть очень солидно, она тоже не молодела, но это ее не очень заботило. Все наполеоновские планы остались в прошлом, самостоятельная жизнь вообще очень быстро отрезвляет. Она была вполне счастлива незатейливостью своего бытия, а бурную молодость вспоминала, как страшный сон.

Но, как оказалось, та юная амбициозная отличница с чертиками в глазах не умерла окончательно. Какая-то ее часть спряталась внутри почтенной матери семейства и однажды дала о себе знать.

Произошло это при почти анекдотичных обстоятельствах – однажды зимой во время гололеда ничем не примечательная домохозяйка поскользнулась на тротуаре и повредила ногу. Ничего серьезного, но полежать в постели пришлось.

Лежать в постели очень приятно. Первый день. А дальше начинают одолевать мысли. Так случилось и у нашей пострадавшей – проснулись те самые бесенята и начали толкаться в ребра, задавая неприятные вопросы.

Ей уже тридцать семь. Что ее ждет впереди?

Да ничего.

Уже – ничего. Все уже кончилось.

Они с мужем так и будут жить в этой новой квартире до самой смерти. Она так и будет вставать каждый день в семь утра, готовить завтрак, провожать мужа на работу, совершать турне по магазинам, плясать вокруг кухонной плиты и вечером интересоваться у благоверного, как прошел день.

И так – все те годы, что ей еще остались.

Ей скоро сорок. Пора посмотреть правде в лицо – игру с судьбой она проиграла с безнадежным счетом. Ни один из тех авансов, что ей так щедро отсыпали в молодости, она так и не отдала. Из нее не получилось ни знаменитой журналистки, ни известной актрисы, ни влиятельного политика, знамени феминизма.

И уже не получится. Не из-за лени или по чьей либо злой воле – а по объективным обстоятельствам. Пенять не на кого. Все честно и справедливо. Новую жизнь начинать поздно, взять на работу сорокалетнюю женщину без образования и фактически без опыта работы может только безумец.

И в этом проигрыше нет ничьей вины, кроме собственной, – все возможные сроки для самореализации она успешно проворонила. Сначала было не до карьеры, выжить бы, потом дети были маленькие, а потом, когда все более-менее наладилось, оказалось, что все уже закончилось.

Поезд ушел. Вы опоздали, извините.

Нет, она, конечно, не жалуется, по большому-то счету судьба ее сложилась вполне благополучно. Если вспомнить все те глупости, что она натворила, то все могло кончиться куда печальнее. У нее хорошая семья, неплохой достаток, любящий муж, хорошие, действительно хорошие дети – ради них одних стоило жить. Вот только растут они очень быстро – сын уже практически взрослый, скоро восемнадцать, дочь тоже скоро невестой станет. Однажды они уйдут и уйдут навсегда – жить свою жизнь.

А она останется одна, проживать этот бесконечный день сурка домохозяйки – готовка-уборка-стирка-магазины-глажка-вечерний-кофе, готовка-уборка-стирка-магазины-глажка-вечерний-кофе.

Хватит обманывать себя, тридцать семь – это почти сорок, и все отпущенное ей когда-то она уже почти растранжирила. От красоты с каждым днем остается все меньше и меньше, ум, правда, остался. И еще пришла мудрость.

Жизнь лучше обычной. Пособие для девочек, ничего не успевших в жизни Детская литература, Сказка, Биография, Писатель, Дети, Книги, Длиннопост, Астрид Линдгрен

Она уже давно не наивная дурочка – младший репортер с новомодной прической, она многое пережила и многое поняла. Ее ум по-прежнему остер, он впитывает окружающее, как губка, и перемалывает полученную информацию с методичностью водяной мельницы. Она знает о жизни больше, чем многие из успешных мужчин, она понимает этот мир безошибочным чутьем многое пережившей женщины.

Но зачем это домохозяйке? Кому все это надо?

Надо сказать, что наша героиня и впрямь почти не ошиблась в своих прогнозах. Она действительно осталась одна – дети выросли, а муж через несколько лет скоропостижно скончался. Все оставшиеся годы – а ей был отпущен долгий век – она прожила вдовой. И действительно так и не съехала никогда из неказистой квартирки в спальном районе с видом на парк. Правда, ей повезло с работой – она все-таки устроилась редактором в издательство, где и проработала на одном месте 25 лет, до самой пенсии.

Но этой житейской рутиной ее жизнь больше не ограничивалась.

И в тот зимний день 1944 года она неожиданно вспомнила, как однажды дочь заболела воспалением легких, лежала в постели, а она сидела рядом и рассказывала ей сказку. Вот наша почтенная домохозяйка и решила, пока лежит со сломанной ногой, записать ее.

Сказку эту, правда, в издательстве отвергли: «Слишком странная у вас история получилась». Тогда наша героиня, рассердившись, приняла участие в конкурсе на лучшую книгу для девочек, объявленном тогда еще малоизвестным издательством «Рабен и Шёгрен», и получила вторую премию за повесть «Бритт-Мари изливает душу».

После этого в 1945 году издали и ту, первую ее книгу. Это событие навсегда разделило ее жизнь на «до» и «после». Потому что книжка называлась «Пеппи Длинный-чулок», и с нее и началась всемирная слава женщины по имени Астрид Анна Эмилия Эрикссон.

По мужу — Линдгрен.

Астрид Линдгрен.

Наверное, самый великий детский писатель, которого дал миру двадцатый век.

Жизнь лучше обычной. Пособие для девочек, ничего не успевших в жизни Детская литература, Сказка, Биография, Писатель, Дети, Книги, Длиннопост, Астрид Линдгрен

____________________

Это отрывок из моей книги "Жизнь примечательных людей".

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 4
8907

Хуже волка

Дочка ( 7 лет) читает сказку своему маленькому двоюродному брату. Сказка " Волк и семеро козлят"
Прочитала, подходит и говорит:

-Пап, ну волк понятно, злодей, козлят съел. Но кузнец еще хуже волка. Он ему голос на козлинный перековал, понятно же для чего, а он знал и делал.

- Может он не знал или его волк испугал?
- Нет, ему просто все равно, что будет с другими. Поэтому он хуже волка, волк зверь, а коза его еда. Люди так не поступают, когда волк ушел он мог бы и предупредить козлят.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: