Дубликаты не найдены

0

Судя по морде еще и хозяин деревни.

Похожие посты
68

Жизнь тружеников тыла в глухой деревне

Герои фильма – жители сёл и деревень, расположенных в отдалённых уголках Шурышкарского района. Эти люди из поколения тех, на чью детскую долю в пору военных лет выпало немало лишений. Они помнят все – тяжёлый труд, голод, холод, потерю близких людей, но дети есть дети.

Жизнь тружеников тыла в глухой деревне Ветераны, Великая Отечественная война, Деревня, Животные, Сельская жизнь, Видео, Длиннопост

«Ой, Господи! В те времена-то страшно! Но нам не страшно было. Ну, чё, мы – девчонки дак…Пели всё время песни. Ждали и верили в победу!» – рассказывает одна из героинь.

Жизнь тружеников тыла в глухой деревне Ветераны, Великая Отечественная война, Деревня, Животные, Сельская жизнь, Видео, Длиннопост
Жизнь тружеников тыла в глухой деревне Ветераны, Великая Отечественная война, Деревня, Животные, Сельская жизнь, Видео, Длиннопост

Сейчас у них тихая спокойная жизнь. Живут они себе в полной гармонии с северной природой. Теплые «избушки» окружает густой лес.

Жизнь тружеников тыла в глухой деревне Ветераны, Великая Отечественная война, Деревня, Животные, Сельская жизнь, Видео, Длиннопост
Жизнь тружеников тыла в глухой деревне Ветераны, Великая Отечественная война, Деревня, Животные, Сельская жизнь, Видео, Длиннопост

Несмотря на свой преклонный возраст, ведут свое хозяйство из лошадей и коров. Не признают молоко из магазина. Деревенских просторов хватает и на высаживание картофеля, все свое.

Жизнь тружеников тыла в глухой деревне Ветераны, Великая Отечественная война, Деревня, Животные, Сельская жизнь, Видео, Длиннопост
Жизнь тружеников тыла в глухой деревне Ветераны, Великая Отечественная война, Деревня, Животные, Сельская жизнь, Видео, Длиннопост
Показать полностью 6
505

Пасха, карта, самогон или немного о том, что такое по-настоящему неудавшийся праздник

После вынужденного перерыва предлагаю вниманию подписчиков и просто неравнодушных граждан очередную историю, посвященную отдельному эпизоду провинциальной судебно-следственной практики. Сразу хотелось бы предупредить, что какие-то в ней моменты людям с обостренным чувством прекрасного и повышенным уровнем морализаторства могут показаться изложенными не comme il faut, ну дак ведь из песни слов не выкинешь. Итак, далекая провинция, несколько лет назад, деревенские пасторали...


***


Красивая жена, отдельная жилплощадь, стабильный доход в виде пенсии бабули-ветерана ВОВ, интересные собеседники по соседству, производящие настойки на самогоне в объемах, близких к заводским… Что еще нужно для счастья молодому человеку, который год как откинулся с общего режима и полон решимости строить свою жизнь в строгом согласии с законом и совестью? Еще было бы неплохо, конечно, какое-нибудь средство передвижения под ягодичные мышцы поместить, но жизнь в деревне острой необходимости в транспорте не ставит.


Так что можно и потерпеть пару лет – а там, глядишь, или бабуля преставится, или же ей какой подарок от государства выйдет. Оно ж, государство, ветеранов любит, и чем меньше их остается, тем с большим рвением о них заботится. Подход понятный: есть мнение, что последнего ветерана ВОВ будут провожать лично президент в компании с министром обороны, а захоронят его не меньше, чем на Красной площади. Старикам везде у нас почет.


Правда, у Петра были и проблемы – если можно их таковыми назвать. К красивой девушке Зое прилагался ребенок женского же пола, возрастом немногим более 4 лет. Зоя, будучи не по годам прошаренной девушкой, даром что учителя в школе дурой называли, понимала, что в переписке на сайте с названием из двух букв так сразу этот факт светить не стоит. Лучше ж подготовить человечка, убедиться в серьезности его намерений, посмотреть, не пропадет ли друг сердечный после первой же передачи, и не ограничится ли их общение пополнением баланса сотового телефона. Потому и отложила момент знакомства с дочерью до момента фактического прибытия избранника в ее родную деревню Раздолбаевку.


Петя был неприятно удивлен, однако домашняя еда, глухая и подслеповатая бабуля, не умеющая самостоятельно пользоваться банковской карточкой, и ласковая, податливая Зоя, сделали свое дело. Здраво рассудив, что переигрывать прямо сейчас планы на ближайшее время было бы  неразумным, а из всех заочниц к месту освобождения Зоя жила ближе всех, скорчил Петя улыбку и стал выполнять усеченные отцовские функции. То есть, по мере возможности на глазах у ребенка Зою не бил, в присутствии девочки по углам не блевал, и даже смирился с мультфильмами по вечерам вместо сериалов по НТВ.


Да, я еще не сказал, что свадьба-таки состоялась без особого промедления? Погуляли всей деревней, молодым на радость подарили козу, три куля картошки и несколько металлических канистр самогона по 10 литров каждая. Вероятно, коза и ейное молоко символизировали пожелание здоровья ребенку, картофель – дом-полную чашу, а самогон предназначался Петру с тем, чтобы влиться в мужской клуб Раздолбаевки. Что он и сделал, произведя неизгладимое впечатление на деревенских Ванек знанием блатных прибауток и присказок, равно как и умением писать жалобы в государственные инстанции.


Дело в том, что Петя до своего осуждения успел проучиться два курса в юридическом колледже, и залетел на мутной афере, балансирующей на грани между ст. 159 и ст. 163 УК РФ, то есть в аккурат между мошенничеством и вымогательством. Короче, на деревне Петя был самым грамотным, и вскоре занял  свою  позицию в социуме. Работать руками на огороде и бдить за хозяйством не умея, не желая и более того – брезгуя, он стал мастырить обращения от имени селян везде и всюду: от пенсионного фонда до жалоб на обваливающуюся крышу фельдшерско-акушерского пункта. Селяне, завороженно наблюдавшие за полетом его мысли, взамен подкармливали молодое семейство, беспрекословно поправляли забор в случае необходимости и вообще, относились к нему с уважением.


Более того, в какой-то момент у Петра появилась мысль, а не избраться ли ему депутатом в районную Думу? Впрочем, до этого не дошло, потому как наступил светлый праздник Пасхи. В этот день Зоя по каким-то своим девичьим надобностям учесала в райцентр с попутной машиной, оставив старушку и дочку на попечение любимого супруга. Супруг же, в свою очередь, с самого утра разминался самогоном, при этом начисто игнорируя закуску. Наученные опытом девочки мужчине в этом вопросе не мешали, предпочитая копошиться во дворе, дабы лишний раз на глаза не попадаться. А вот Петру захотелось ласки и любви. При чем, желательно, прямо сейчас, и не отходя от кассы. А еще захотелось выпить – но денег не было, а карточку бабуля куда-то заныкала, и не пойми, то ли прикидывается, то ли и в самом деле не помнит, куда.


Мириться с таким положением дел было категорически нельзя, и Петя решил провести со старушкой воспитательную беседу. Оставив ребенка снаружи, в дом завел ту, что постарше, и пару раз несильно встряхнув, предложил освежить ей память путем приложения головы к углу электроплитки «Лысьва», стоявшей на кухне. Бабушка ответила отказом, однако мнение ее уже мало кого интересовало, и приложиться ей пришлось не менее пяти раз. После чего в голове у Петра что-то перемкнуло, и он взглянул на ветерана по-новому. С половой, так сказать, точки зрения. То ли захотелось ему разнообразить свою интимную жизнь, то ли он руководствовался исключительно естественно-научным любопытством, характерным для молодого организма, но оприходовал Петр старушку как в естественной, так и в противоестественной формах, согласия у нее на это, само собой, не спрашивая.


Как ни странно, но постельно-кухонные упражнения на памяти бабули положительно не сказались, и вспомнить, где же все-таки находится карточка, она так и не смогла. Чем вызвала у Петра приступ неконтролируемой ярости, в ходе которого он принес из сеней вилы, и нанес ими ряд ранений колото-резаного характера, с качественным таким проникновением. После чего пошел на улицу, помыл руки, освежился и двинул к соседу – просить пузырь в долг. Пузырь дали, а с собой в нагрузку сунули шмат соленого свиного сала. Чтоб, значит, самогон внутрь проскальзывал легче, и не оставлял после себя неприятных ощущений в пищеводе. Как уже говорилось выше, соседи Петра уважали и вниманием своим не оставляли.


Вернувшись в дом, Петя накатил стакан, спустил бабку-кормилицу в подполье, дабы не смущать взгляда невинного ребенка, вязаными ковриками по мере сил замаскировал следы на полу, и стал думать, как бы из такого неприятного блудняка выпутаться. Отдавая себе отчет, что ежели за супружескую измену жена его еще бы и простила, то вот лишение молодой семьи основного источника дохода, сопряженное с риском заехать на зону повторно, уже создавало серьезную угрозу семейному благополучию. Плюс к тому же если деревенские мужики спокойно относились к рукоприкладству в семье, то прикладывание вил к грудной клетке, да еще и родственницы жены, явно находилось за гранью их понимания, а с такими усилиями заработанный авторитет вполне мог сойти, как с белых яблонь дым.


Прикинув все за и против, и поняв, что бесследно сокрыть тело не удастся, и рано или поздно, но правда выплывет наружу, Петр решил: гулять, так гулять. Как говорится, спасибо этому дому, пойдем к другому – видимо, закончился этап семейной жизни, и пора сваливать в закат. И тут же бы и свалил, если бы не два обстоятельства: во-первых, нужно было что-то собрать с собой в дорогу на предмет кишку набить, мало ли когда ближайшая дура встретится, которая приютит, обогреет и накормит? А во-вторых, там во дворе девочка крутится, которая в силу юного возраста происходящее понимала слабо, а вот говорить уже научилась. И девочка в воспаленном алкоголем мозгу Петра превратилась едва ли не в главную опасность на его пути к светлому будущему.


Потому с дитем было решено кончать, во избежание наступления неконтролируемых последствий. Но когда дите нарисовалось в пределах досягаемости, Пете пришла в голову мысль, что негоже оставлять позади себя непокрытую самку. Вне зависимости от того, под девяносто ей годочков, или же еще и пяти не исполнилось. Ведь раз порадовал старушку, отчего бы и не приобщить перед удушением девочку к радостям плотской любви? Полагаю, в этот момент Петя уже понимал все свои перспективы, и просто решил покуражиться напоследок. И покуражился, ограничившись орально-генитальным контактом с ребенком, сдобрив его хорошей порцией самогона внутрь.


Именно последнее обстоятельство и сохранило девочке жизнь: расслабившись, Петя решил вздремнуть на полста минут в каждый глаз, и погрузился в сон. Девочка же, не очень хорошо понимая, что произошло, по привычке пошла к соседям – деревня же, все свои, кого стесняться. Хозяйка дома по соседству, увидев удивленную и в непонятках дочку Зои, задала ей несколько вопросов, услышала ответы, и дабы не брать грех на душу, тут же позвонила в полицию, не став сообщать о произошедшем мужу. Понимала, что кончат Петю прямо там, не приводя в сознание, и мужики всем скопом отправятся вшей на нарах давить, за такого-то козла.


Через час с небольшим до деревни добралась следственно-оперативная группа, включавшая в себя и понурого участкового. Он уже понял, кто там успел покуролесить, и свои перспективы дальнейшей служебной деятельности оценивал весьма скептически. Впрочем, ему дали уйти на пенсию по выслуге, хотя были и противники столь мягкого решения вопроса… Петю определили в машину под охрану двоих оперов, на второй отправили девочку к врачу в райцентр. После начала осмотра дома бабуля также нашлась вскорости – характерные следы на полу и небрежно поставленные в углу кухни вилы не могли не навести насмотревшихся на деревенское житье-бытье сотрудников на конкретные подозрения. К моменту возвращения домой Зои большая часть мероприятий была окончена.


Зоя поломалась ровно в тот момент, когда ей сообщили о половом акте с бабулей. Она была готова простить насилие над ребенком: пьяный, мол, не соображал, чего делает, не виноватый. Она даже спокойно отнеслась к смерти бабушки: все одно старая уже была, ничего страшного не произошло. Но вот изнасилование бабушки шторку ей уронило капитально, и со связи с мужем она спрыгнула. Петя же находился в СИЗО на безопасном содержании, потому как в общую хату его определять было не с руки. Впрочем, от сердечной недостаточности его это не спасло, и незадолго до окончания следствия он окончил свой полный опасностей и тревог земной путь. Земля стекловатой, что называется.


Зоя вместе с дочерью уехала из деревни, понимая, что жизни ей там не будет. Ни личной, ни общественной. Полагаю, она была права, и очень надеюсь, что допущенных ошибок ей повторить повода не представится. С ребенком все оказалось не так плохо, как могло бы быть: спасло легкое отставание в развитии. Со слов психолога, ей повезло в той части, что она не понимала сути произошедшего, и восприняла насилие в качестве неинтересной и непонравившейся игры. С учетом того, что повторять игру никто не собирался, это давало определенные шансы надеяться на то, что со временем эпизод из памяти уйдет, и девочка останется пусть и с легкой отсталостью, но без тяжкой травмы.


По традиции, мораль. В светлый праздник Пасхи, ежели все верующие и вообще, семья должна быть дома, а на столе стоять не самогон впополаме с соседским салом. А то как креститься с размахом крыльев «Боинга», так все горазды, а как день без стакана прожить, так не дождешься. Для развития памяти и сохранения быстрой реакции на внешние раздражители, в том числе и в преклонном возрасте, рекомендуется сбалансированное питание и это, фосфору с витамином D побольше. Еще можно карточку в одно и то же место класть, не замышивая ее от вновь приобретенных родственников. И все-таки не стоит вилы без крайней необходимости в сенях хранить, под такое дело есть сараюшка. Глядишь, и отделалась бы бабуля внезапным коитусом, без критических последствий для себя и правнучки.


P.S. Карточка в результате обнаружилась в кармане одной из кофт бабушки.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: