15

Знают ли психиатры, от чего плывет утка?

Многие наверное сталкивались со странными вопросами при прохождении психиатра. Вроде "в чем разница между помидором и трактором?". Причем, "правильный" ответ всегда неадекватный. Помидор красный, а у трактора дверь наружу открывается. Что это за вопросы и почему их задают? И как на них отвечать?
Ответ, конечно же прост. Да, есть нарушения, связанные с нарушением оценочного и сравнительного мышления, но именно вот такие вот странные "правильные" ответы легко позволяют выявить настоящих неадекватов, опасных для общества. Что сделает нормальный человек если его так "поправить"? Посмеется или плечами пожмет, мол, как вам угодно. Если же есть нарушения, он ни за что не отцепится от психиатра. Он начнет агрессивно спорить и доказывать, что психиатр дурак. Пару доканывающих аргументов ("неее, я точно видел, у помидора дверка наружу не открывается") и псих как на ладони. Становится видно, кому давать права/оружие/отправлять служить нельзя.
Вот зачем задают такие вопросы. Даже если вы знаете "правильный ответ", человека можно попытаться вывести другой формулировкой (“... а у помидора есть хвостик"). Главное, это дать мнение, с которым потенциальный собеседник точно не согласится. И посмотреть, как он к этому отнесётся. Вот так все просто. Может у вас были подобные истории?

Дубликаты не найдены

+6

Проходил медосмотр с кучей врачей. Зашел в кабинет к офтальмологу, тот в дверях меня остановил и дальше шепотом, разобрал только: "закрыть левый...", ну глаз же, не нашел чем прикрыл ладонью, стою ищу вторым глазом таблицу с буквами...

Как оказалось попал к отоларингологу, хорошо не к психиатру.

+11
Так утка то от чего плывет? Что отвечать этому больному психиатру?
раскрыть ветку 9
+4

Я понял! Утка плывёт от психиатра с тупыми вопросами!

+10

От берега она плывёт ёпта!

раскрыть ветку 7
+3

а если утку сбросили с корабля? она поплывет к берегу?

раскрыть ветку 6
+8

На замену в/у проходила психиатра и нарколога. Психиатр ничем не запомнился, а вот нарколог докопался, с чего это я вдруг не употребляю спиртное. Мои доводы о тренировках, требующих высокой концентрации, его не убедили. Пришлось соврать, что как только брошу тренироваться, обязательно напьюсь. Ну и еще о сортах вин побеседовали.

раскрыть ветку 2
0

Есть еще особенный тип отпетых наркологов, которые ни за то не поверят в то, что вы никогда не употребляли алкоголь и с пеной у рта будут вас пытаться "вывести на чистую воду".

раскрыть ветку 1
0

Всегда можно соврать 😉

+2

Что общего у ворона и письменного стола?

раскрыть ветку 11
+2

ножки же)

раскрыть ветку 10
+2

Перья!

раскрыть ветку 9
+2

И кто вот интересно придумал эти вопросы то? Епрст

0

Интересно заключение психиатра, если ему на вопрос - "сколько будет 2+2?" ответить - "Эт смотря в какой системе счисления считать".

0

А что, если человек начнет агрессивно спорить, доказывая психиатру, что вопрос задан некорректно, и на него невозможно ответить правильно, будет кричать и стучать ногами, требуя более точной формулировки?

раскрыть ветку 2
+8
будет кричать и стучать ногами
Если будет в лицо кричать и в него же стучать ногами, то, очевидно, это нормальный человек.
+2

Прямо как математичка в моей школе...

0

Спасибо, друг! Теперь у меня появится оружие!

раскрыть ветку 5
+2

Но ведь психи, агрессивно доказывающие своё мнение по любому поводу - это просто стереотипный образ, наиболее ярко бросающийся в глаза широким массам людей. В реальности всё в разы сложнее. А автор просто написал свои домыслы.

раскрыть ветку 3
+2
Описанный автором эпизод выявит шизу в стадии обострения. И только в том случае, если пациент удивительно тупой и не обращался к специалистам. Психиатры в военкомате это прекрасно понимают и обычно просто шлёпают отметку годен.
раскрыть ветку 1
-1
Сложнее, конечно. Просто так понятнее. Не выкладывать же на Пикабу ученик по психиатрии. Вот только в чем домыслы?
+1

А вот и не появится!

Похожие посты
73

О том, как я оказался в психбольнице

Вернее, в психоневрологическом диспансере.

С вами когда-нибудь случалось такое, что идете вы по улице, думаете о своем, и вдруг мозг вытаскивает из памяти максимально стыдное воспоминание. И вот вы стоите столбом посреди улицы с открытым ртом и пытаетесь справиться с заново переживаемой стыдобой. Хочу поделиться с вами в надежде, что это перестанет преследовать меня.

Началось все с медкомиссии в военкомате. Нам раздали анкеты, в которых мы должны были ответить на вопросы о своих друзьях, семье, увлечениях. Психолог (или психиатр? Не помню) обратила внимание на то, что у меня нет друзей.

Действительно, к тому времени моих друзей раскидало по жизни, а многочисленных знакомых, пусть даже и тех, с кем я был в хороших отношениях, я друзьями не считаю. Уж слишком трепетное у меня к этому слову отношение.

Я ответил: это потому, что я не люблю людей. Мне и раньше доводилось говорить эту фразу, и раньше люди почему-то пугались так, будто я ненавижу лично их, а не недолюбливаю человечество в целом.

Вот и врач перепугалась и направила меня для обследования в областной психоневрологический диспансер. Там я повторил все ранее сказанное, отчего две тетки, выслушивавшие меня, перепугались и позвали врача поважнее.

Врач поважнее выслушал меня, перепугался и начал уговаривать меня отказаться от своих слов. Он говорил, что мне могут диагностировать шизоидное расстройство личности, меня уволят с работы, я не смогу сдать на права, и нормальной работы мне не видать.

Я пытался объяснить, что никаких психических заболеваний у меня нет, а мое отношение к людям продиктовано здравым смыслом и многочисленным негативным жизненным опытом. Есть такое слово - мизантроп.

- Что ж мне делать, если это правда? - сказал я.

- Да причем тут правда, - ответил врач. Найс.

В общем, определили меня недельку у них полежать, обследоваться и сказали приходить завтра.

Дома я погуглил шизоидное расстройство личности и обнаружил у себя в той или иной мере все вторичные признаки, но ни одного первичного, что, как было написано в Википедии, нещитово.

Я успокоился, собрал вещи и на следующее утро приехал в диспансер. Кто ж знал, что все будет НАСТОЛЬКО отличаться от обычного пребывания в больнице. У меня отобрали телефон, ноутбук, керамическую кружку и шнурки из одежды и обуви.

Меня привели по лабиринту из коридоров, лифтов и лестниц куда-то на верхние этажи дальнего крыла здания и определили в палату к еще троим страдальцам. Со мной поговорила местный врач, я в который раз повторил свои слова, после чего она спросила:

- Не хочешь в армии служить?

И тут я все понял. Все эти люди считали, что я симулирую, чтобы откосить. Служить я действительно не хотел, но откосить настолько тупорылым способом у меня и в мыслях не было.

После этого разговора я больше никогда ее не видел. Занимались нами медсестры, санитарки и девочки-практикантки.

Кроме меня, в палате были наркоман, алкоголик и еще один "косивший". Столь плотная на квадратный метр концентрация направленных военкоматом сподвигла меня на мысль, что такие как я тут частое явление. Это объясняло пренебрежительное отношение врачей к моей версии моего же состояния.

Алкоголик все пять дней клянчил капельницу, наркомана врач уговаривала вернуться в программу реабилитации (видимо, он тут частый гость), а косивший рассказал, что любит подраться.

Я был готов поспорить, что первоначальная версия того, почему он тут оказался, была гораздо красочнее и весомее, потому что это именно то, что происходило с моими словами. Каждый раз, когда я рассказывал, почему я здесь, моя нынешняя версия была слабее предыдущей, пока не превратилась в неуверенное бормотание о том, что я не люблю лжецов, подлецов и лицемеров. Согласитесь, звучит крайне разумно (кто ж их любит-то?) В конце-концов, я очень не хотел остаться здесь навсегда.

Отделение представляло собой коридор с зарешеченными и закрытыми на замок лифтом и лестничной клеткой. Окна в палатах без ручек, выходят во внутренний двор, где даже земли не видно, только противоположная стена. Из развлечений в первый день - смотреть в потолок и три раза сходить покушать. Еще есть таксофон с инструкцией, как позвонить за счет вызываемого абонента. Я хотя бы смог предупредить маму, что со мной все в порядке, и попросить ее позвонить на работу, сказать, что я на больничном.

Позже развлечения появились. Посещения - сколько влезет. Алкаш позвонил своим друзьям, и те передали ему игральные карты. В последующие дни приезжала библиотека, которая представляла собой тетку с тележкой, набитой книгами разной степени паршивости. Впрочем, до следующего возвращения библиотеки я успевал прочесть свою книгу и книги своих соседей по палате. Читать я люблю, но не всегда есть время, а тут такая возможность.

Еще нас кормили витаминками и один раз взяли кровь на анализ. Причем тетка, которая этим занималась, сказала мне:

- Такой молодой, что ж вы с собой делаете.

Я предположил, что она предположила, что худой бледный парень с кругами под глазами не иначе как наркоман. Я еще больше убедился во мнении, что попал куда-то не туда. Тем более  косивший говорил, что рассчитывал попасть в отделение для пациентов с пограничным состоянием, где все совсем не строго и почти рай с ищущими мужского тепла разведенками.

Кроме витаминок и анализов ничего врачебного с нами не делали. Девочка-практикантка дала мне анкету с несколькими сотнями вопросов и сказала не пытаться соврать, потому что вопросы пересекаются, и ложь легко выявить. Похожую анкету мне давали на медкомиссии при устройстве на работу, и там мне соврать удалось вполне успешно. Настолько, что анкетировавшая меня доктор сказала, что у меня такой хороший характер, что мне бы детей в школе учить.

Этой же девочке-практикантке я в который раз рассказал, почему попал сюда. В остальном нас никак не лечили и никак не обследовали. Я думаю, целью всего происходящего было запугать нас, чтобы мы больше даже не помышляли косить от армии через психиатрию.

В пятницу всех: наркоманов, алкоголиков, военкоматовских - всех выписывали, потому что в понедельник тут все должно было быть заполнено новой партией. Мои опасения застрять здесь развеялись как дым, настолько всем было пофигу и все торопились выпнуть меня отсюда. Думаю, если бы к ним попал маньяк-психопат или другой больной человек, достаточно хитрый, чтобы скрыть свое состояние, то его вытурили бы так же поспешно и безапелляционно, как избавлялись от меня.

К моменту выписки моя мотивация нелюбви к окружающим стала настолько ванильной и безобидной, что главврач, или заведующий, или другой главный-не-знаю-кто-он-там, выписывавший меня, лишь усмехнулся и сказал, что лжецов и лицемеров никто не любит.

Так у меня появилась справка о том, что я психически здоров. Иногда я ищу у себя признаки какого-нибудь расстройства, думаю, что я социофоб, или психопат, или асексуал, или еще что-нибудь. Однажды во время ссоры мой брат сказал мне, что боится, что как-нибудь ночью я его прикончу. Это стало шоком для меня. А когда на работе узнали, где я лежал на больничном, то начали считать меня маньяком, готовым порешать их в любой момент. Это для меня шоком не стало, но моя работа - это отдельная охуительная история. Видимо, я действительно произвожу на людей обманчиво пугающее впечатление. Во всяком случае, это многое объясняет.

С тех пор прошло много лет, я отслужил в армии, уволился с работы, поменял свое отношение к человечеству, но этот случай на тот момент лишь укрепил мое мировоззрение. Зато где-то в военкоматовском деле есть справка о том, что я психически здоров.

Ну вот, вроде выговорился.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: