Дубликаты не найдены

0

* * *

...Мы взлетали как утки с раскисших полей:

Двадцать вылетов в сутки - куда веселей!

Мы смеялись, с парилкой туман перепутав.

И в простор набивались мы до тесноты,-

Облака надрывались, рвались в лоскуты,

Пули шили из них купола парашютов.

Возвращались тайком - без приборов, впотьмах,

И с радистом-стрелком, что повис на ремнях.

В фюзеляже пробоины, в плоскости - дырки.

И по коже - озноб; и заклинен штурвал,-

И дрожал он, и дробь по рукам отбивал -

Как во время опасного номера в цирке.

До сих пор это нервы щекочет,-

Но садились мы, набок кренясь.

Нам казалось - машина не хочет

И не может работать на нас.

Завтра мне и машине в одну дуть дуду

В аварийном режиме у всех на виду,-

Ты мне нож напоследок не всаживай в шею!

Будет взлет - будет пища: придется вдвоем

Нам садиться, дружище, на аэродром -

Потому что я бросить тебя не посмею.

Правда, шит я не лыком и чую чутьем

В однокрылом двуликом партнере моем

Игрока, что пока все намеренья прячет.

Но плевать я хотел на обузу примет:

У него есть предел - у меня его нет,-

Поглядим, кто из нас запоет - кто заплачет!

Если будет полет этот прожит -

Нас обоих не спишут в запас.

Кто сказал, что машина не может

И не хочет работать на нас?!

1975

0

А что в видеоряде один штурмовики? Раз уж песня Бомбардировщики?

Похожие посты
229

Молитва и фокстрот.

Победной весной 1945 года из каждого репродуктора нашей страны можно было услышать баритон Леонида Утесова, с неповторимыми нотками одессита, поющего знаменитое:


«Мы летим, ковыляя во мгле,

Мы ползём на последнем крыле,

Бак пробит, хвост горит, но машина летит

На честном слове и на одном крыле..."


Этой веселой песенкой о буднях бравых летчиков заслушивались все, от мала до велика и строчка"на честном слове и на одном крыле" стала нарицательной, обернувшись поговоркой, живущей и поныне.  А ведь мало кто у нас знает, что на "последнем крыле" возвращающегося домой самолета звезда была вовсе не красного, а белого цвета.

Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост

Ведь песня эта была написана еще в 1943 году американским композитором Джимми Макхью на слова Гарольда Адамсона и быстро стала лидером хит-парадов США. Супруги Самуил Болотин и Татьяна Сикорская довольно точно перевели оригинальный текст американского шлягера, единственным отличием стала вышеупомянутая знаменитая строчка. В оригинале она звучит так: "Comin' in on a wing and a prayer." (возвращаемся на одном крыле и на молитве) и стала крылатой в США еще раньше нашей.


Самое интересное, что на создание песни Адамсона вдохновила история реального экипажа "Летающей крепости" Боинг B17.

Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост
Случай этот произошел 26 февраля 1943 года, когда экипаж под командованием Хью Ашкрафта младшего из Шарлотты, Северная Каролина, возвращался с боевого задания из Германии на базу в Англии. Самолет был подбит зенитным огнем и лишился одного двигателя. В полете Ашкрафт сказал своему экипажу: «Кто хочет пусть молится». Самолет вернулся на базу, а в газетах написали об этом событии, упомянув, что команда «вымолила» возвращение самолета на базу. После публикации Ашкрафт стал популярной личностью, а с ним стала популярна и веселая песенка о его приключении. А между тем бравурный тон песни резко отличался от жестокой действительности.
Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост

В тяжелых многочасовых рейдах через Ла-Манш на территорию Франции и Германии терялась пятая часть боевых машин. А без повреждений не было практически ни одной. Известно, что американский пилот, сделавший 25 удачных вылетов за линию фронта, отправлялся домой. Кажется совсем мало. Но, по статистике, в среднем летчик делал 15 успешных вылетов и либо был ранен, либо погибал. Несмотря на внушительное вооружение из 12 пулеметов и экипаж из 10 человек, самолеты были уязвимы. Необходимость держать заданный курс для точного бомбометания не давала возможности сделать маневр для ухода от атаки истребителей. И эти несколько секунд, когда огненные дорожки трассёров от приближающегося с огромной скоростью истребителя, тянутся к фюзеляжу твоего самолета - были самыми страшными в жизни каждого, кто был на борту бомбардировщика. А ведь часто, очень часто огонь мессершмиттов достигал своей цели.


Немногие живые ныне ветераны вспоминают, как страшно смотреть на заваливающийся на бок соседний горящий самолет, с замиранием сердца считать белые купола парашютов: раз, два, три.. И вот уже самолет начинает разваливаться в воздухе, ломаются крылья, отделяются дымящиеся моторы с еще вращающимися лопастями винтов, и ты понимаешь - все, больше никто не спасется. Что чувствуешь глядя на это? Ветераны честно признаются - думаешь, что хорошо, что это не ты летишь сейчас к земле в разбитом самолете. Вспоминают, и слезы выступают на их лицах, будто снова они испуганные мальчишки, вцепившиеся в рукоятки пулеметов, впервые ощутившие всю свою беспомощность перед лицом огненной смерти, пожирающей твоих товарищей.

Каждый на B17 рисковал своей жизнью, но были люди в экипаже бомбардировщика, которых сами летчики называли самоубийцами.

Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост
Это был стрелок подфюзеляжной турели, или как их тогда называли - ball turret gunner. Под днищем B17 располагалась шаровидная плексигласовая капсула, вращавшаяся при помощи электромоторов, в которой располагался стрелок спаренного пулемета. Самое страшное было не в том, что под ногами у тебя 6000 метров и даже не то, что весь полет сидишь согнутый над гашеткой. Нет. Страшно, а это случалось часто, что если заклинит поворотный механизм - ты становишься заложником своей башни и не сможешь покинуть самолет с парашютом. Не хочу даже думать о том, что чувствовал парень, запертый в капсулу, лишенный даже надежды на спасение в падающем в пустоту умирающем самолете.
Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост
Но и это был не самый ужас. Пилотам подбитых в бою самолетов нередко приходилось совершать так называемое "приземление на брюхо", "belly landing". И вот тогда, запертый в заклинившей туррели стрелок, был обречен на смерть под массой собственного самолета. О чем говорили по внутренней связи пилоты с обреченным стрелком, как они смотрели в глаза друг другу после этой страшной посадки... Воистину, нет ничего на свете ужаснее войны.
Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост

Последним штрихом к моему рассказу будет то, что песня о храбрых пилотах бомбардировщика в Британии во время войны не прошла цензуру BBC, поскольку «содержала кощунственную смесь религиозных понятий и мелодию фокстрота». А думается зря. Ведь это и есть истинное отражение жизни военного летчика - вчера ты танцевал фокстрот в офицерском клубе, а сегодня лишь молитва отделяет тебя от холодных объятий свинцовых вод Ла-Манша.


Поет Утесов и его дочь Эдит - http://www.vilavi.ru/prot/150307/media/ut_rus.mp3


Поет Анна Шелтон - http://www.vilavi.ru/prot/150307/media/anne_shelton.mp3

Показать полностью 5
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: