Дубликаты не найдены

0

* * *

...Мы взлетали как утки с раскисших полей:

Двадцать вылетов в сутки - куда веселей!

Мы смеялись, с парилкой туман перепутав.

И в простор набивались мы до тесноты,-

Облака надрывались, рвались в лоскуты,

Пули шили из них купола парашютов.

Возвращались тайком - без приборов, впотьмах,

И с радистом-стрелком, что повис на ремнях.

В фюзеляже пробоины, в плоскости - дырки.

И по коже - озноб; и заклинен штурвал,-

И дрожал он, и дробь по рукам отбивал -

Как во время опасного номера в цирке.

До сих пор это нервы щекочет,-

Но садились мы, набок кренясь.

Нам казалось - машина не хочет

И не может работать на нас.

Завтра мне и машине в одну дуть дуду

В аварийном режиме у всех на виду,-

Ты мне нож напоследок не всаживай в шею!

Будет взлет - будет пища: придется вдвоем

Нам садиться, дружище, на аэродром -

Потому что я бросить тебя не посмею.

Правда, шит я не лыком и чую чутьем

В однокрылом двуликом партнере моем

Игрока, что пока все намеренья прячет.

Но плевать я хотел на обузу примет:

У него есть предел - у меня его нет,-

Поглядим, кто из нас запоет - кто заплачет!

Если будет полет этот прожит -

Нас обоих не спишут в запас.

Кто сказал, что машина не может

И не хочет работать на нас?!

1975

0

А что в видеоряде один штурмовики? Раз уж песня Бомбардировщики?

Похожие посты
230

Молитва и фокстрот.

Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост
Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост
Случай этот произошел 26 февраля 1943 года, когда экипаж под командованием Хью Ашкрафта младшего из Шарлотты, Северная Каролина, возвращался с боевого задания из Германии на базу в Англии. Самолет был подбит зенитным огнем и лишился одного двигателя. В полете Ашкрафт сказал своему экипажу: «Кто хочет пусть молится». Самолет вернулся на базу, а в газетах написали об этом событии, упомянув, что команда «вымолила» возвращение самолета на базу. После публикации Ашкрафт стал популярной личностью, а с ним стала популярна и веселая песенка о его приключении. А между тем бравурный тон песни резко отличался от жестокой действительности.
Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост
Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост
Это был стрелок подфюзеляжной турели, или как их тогда называли - ball turret gunner. Под днищем B17 располагалась шаровидная плексигласовая капсула, вращавшаяся при помощи электромоторов, в которой располагался стрелок спаренного пулемета. Самое страшное было не в том, что под ногами у тебя 6000 метров и даже не то, что весь полет сидишь согнутый над гашеткой. Нет. Страшно, а это случалось часто, что если заклинит поворотный механизм - ты становишься заложником своей башни и не сможешь покинуть самолет с парашютом. Не хочу даже думать о том, что чувствовал парень, запертый в капсулу, лишенный даже надежды на спасение в падающем в пустоту умирающем самолете.
Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост
Но и это был не самый ужас. Пилотам подбитых в бою самолетов нередко приходилось совершать так называемое "приземление на брюхо", "belly landing". И вот тогда, запертый в заклинившей туррели стрелок, был обречен на смерть под массой собственного самолета. О чем говорили по внутренней связи пилоты с обреченным стрелком, как они смотрели в глаза друг другу после этой страшной посадки... Воистину, нет ничего на свете ужаснее войны.
Молитва и фокстрот. Война, Песня, Леонид Утесов, Бомбардировщик, Вторая мировая война, Длиннопост
Показать полностью 5
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: