-11

"Адская Хедда" против "Королевы Сплетен" ч.3

"Адская Хедда" против "Королевы Сплетен" ч.3 Голливуд, Вражда, Длиннопост

Дороти Маннерс (ассистентка Луэллы Парсонс) считает, что причины MGM вручить Хедде Хоппер ее ядовитое перо были достойными уважения.


"Она уже миновала возраст актрис в ролях главных героинь, и они хотели дать ей работу. В этом был смысл – она имела доступ в мир студий"


Но другие (в том числе Луэлла) смотрели на это куда более мрачно, заявляя, что Майер, с благословения других боссов студий, сделал Хедду колумнисткой, чтобы разрушить монополию Луэллы. Как заметила автор колонки сплетен Лиз Смит: "Студии создали их обеих. И они думали, что смогут контролировать их обеих. Но они превратились в чудовищ Франкенштейна, и сбежали из лабораторий".


Если Луэлла вначале считала, что просто игнорируя, сможет дождаться исчезновения новой конкурентки, вскорости она поняла, как жестоко просчиталась. В 1939 году Хедда похоронила монополию "Могильщицы Любви", сообщив о сенсации мирового класса – о разводе сына президента Джимми Рузвельта (служащего у Голдвина) с его женой Бетси ради медсестры клиники Maйo. Это была уже не просто колонка, это были новости на первых полосах по всей стране. Хедда заполучила историю методом, который потом использовала многократно в последующие годы – просто заявилась к жертве без приглашения посреди ночи.


Джимми Рузвельт с женой Бетси
"Адская Хедда" против "Королевы Сплетен" ч.3 Голливуд, Вражда, Длиннопост

Вражда между двумя женщинами была в равной степени основана на развлечении, чувстве состязательности и ненависти.


"Хедда больше настраивалась считать эту битву забавной – просто хорошим рекламным ходом. Она понимала, что это было полезно для бизнеса, – говорит Маннерс. – Но Луэлла и правда все это ненавидела. Она считала Хедду врагом во всем, вплоть до одежды, которую та носила"


Но, если верить Ричарду Галли, Луэлла была бы более терпимо настроена к вторженке-любительнице шляпок, если бы дело было только в профессиональном состязании. "Главной причиной этой знаменитой вражды были личные мотивы, – говорит он. – Хедда всегда отзывалась о докторе Мартине (супруге Луэллы) как об "этом чертовом никчемном докторишке", и это просто бесило Луэллу".


Могущество Хедды и Луэллы столь же крепко зависело от историй, которые они умалчивали, как и от тех, что они печатали в своих газетах и транслировали в радио-шоу. "Они никогда не выдавали Кэтрин Хэпберн и Спенсера Трейси, – говорил Гэвин Ламберт, историк киноиндустрии – И они и словом не упомянули о романе Нормы Ширер с Микки Руни. Майер положил ему конец, а потом заставил Ширер сыграть в его фильме "Женщины". Может быть это не совпадение, что в этом же фильме MGM дал Хедде маленькую, но сочную роль светской журналистки Долли Дюпейстер.


Хедда Хоппер, Розалинд Расселл, Норма Ширер, Джоан Фонтейн, "Женщины" 1939 г.

"Адская Хедда" против "Королевы Сплетен" ч.3 Голливуд, Вражда, Длиннопост

"Из-за пункта о "моральной развращенности" в контрактах кинозвезд, который приводил к автоматическому разрыву, если звезда вела себя неприлично, боссы студий использовали Луэллу и Хедду как орудия устрашения, чтобы держать своих работников в узде, – продолжает Ламберт. - Но если у звезды бывали настоящие проблемы, они легко могли подкупить обеих женщин"


Делалось это или через обмен информацией, или косвенно деньгами, как когда студия "20 век Фокс" купила у Луэллы права на экранизацию ее мемуаров "Веселая невежда" за 75 тысяч долларов (не стоит и говорить, что фильм так и не был снят). Но что навсегда закрепилось в коллективной памяти Голливуда – это жестокие, мрачные истории о том, что эти женщины решили опубликовать.


В 1943 году в офис Хедды в здании Guaranty Bank на Голливудском Бульваре ворвалась бьющаяся в истерике рыжеволосая красавица по имени Джоан Барри, рыдая о том, что Чарли Чаплин сделал ей ребенка и бросил. Колумнистка, которая считала себя хранительницей женских добродетелей, пошла войной на распутного комедианта, который вскорости оказался посреди громко обсуждаемого судебного процесса о признании отцовства. (И пусть суд постановил, что он не был отцом, ему все равно поручили платить алименты.)


В качестве мести, позже в тот год Чаплин поделился с Луэллой новостью о своем грядущем браке с восемнадцатилетней Уной О’Нил. Хедда, защищая свою позицию в деле Барри - Чаплина, настаивала, что ее единственным намерением было "предупредить всех замешанных в непристойных связях". И предупреждение было настолько эффективным, утверждала Хедда, что ей достаточно было как-то на вечеринке с коктейлями погрозить пальцем одному из продюсеров, чтобы он тут же прекратил свою внебрачную связь.

Джоан Барри и ее дочь Кэрол Энн на заседании суда, 1945 г.

"Адская Хедда" против "Королевы Сплетен" ч.3 Голливуд, Вражда, Длиннопост

Даже просто неодобрения любовной связи, пусть в ней и не было ничего сомнительного, было достаточно, чтобы Хедда стала пытаться ее разрушить. Когда знаменитый художник по костюмам Олег Кассини начал встречаться с Грейс Келли, Хедда опубликовала заметку, в которой, как вспоминал Кассини, сказала "из всех красавцев Голливуда, почему она встречается с Кассини? Наверное, все дело в его усах". Хедда ненавидела европейцев. Для нее всегда на первом месте была Америка. Ну, я ответил ей письмом, в котором написал: "Сдаюсь. Сбрею усы, если вы сбреете свои".


Луэлла тоже вмешалась в дела Грейс Келли, когда актриса начала роман с женатым Рэем Милландом, когда они снимали "В случае убийства набирайте М" в 1953 году.


После своей свадьбы с Докки Луэлла стала даже более ревностной католичкой, чем сам Папа Римский. Каждое воскресенье она являлась к 9:45 на мессу в Церковь Доброго Пастыря, иногда все еще пьяная после ночи накануне, и она была крестной матерью многим голливудским детям, в том числе Мие Фэрроу и Джону Кларку Гейблу. В ярости на Келли, которая происходила из приличной католической семьи, за то, что та так вызывающе пятнает свою честь, "Луэлла опубликовала новости о ее интрижке, – говорит Ричард Галли. – И Грейс немедленно бросила Милланда, но это едва не разрушило ее карьеру"


Грейс Келли и Рэй Милланд

"Адская Хедда" против "Королевы Сплетен" ч.3 Голливуд, Вражда, Длиннопост

Куда более потенциально опасным поступком было то, когда Хедда выдала всем Джозефа Коттена, за его связь с юной звездой Диной Дурбин, когда они вместе играли в "То, что она не отдаст" в 1943 году.


"Коттен никогда не оставил бы свою жену, – рассказывает Леонора Хорнблоу (американская писательница). – Они с Диной просто немного развлеклись". Но сплетня от Хедды была очень болезненной для Ленор Коттен, многострадальной жены Джо и ее муж отомстил за них обоих.


"Было какое-то большое событие в бальном зале Beverly Wilshire. Джо увидел Хедду через зал и пошел к ней, крича "Эй, я кое-что для тебя приготовил" - и он пнул прямо в украшенный золотом стул, на котором она сидела, и его ножки подвернулись. На следующий день дом Джо был наполнен цветами и телеграммами от всех, кто хотел бы когда-нибудь дать Хедде пинка под зад, но не имел храбрости. Джо повесил все эти телеграммы на стену в своей ванной комнате"


Джозеф Коттен

"Адская Хедда" против "Королевы Сплетен" ч.3 Голливуд, Вражда, Длиннопост

Возможно, самой ужасной травлей, что когда-либо неслась по всем проводам, было уничтожение Луэллой репутации Ингрид Бергман после того, как та покинула своего мужа, невролога Питера Линдстрема в 1949, чтобы переехать в Италию с режиссером Роберто Росселини. Одной только этой новости хватило, чтобы вызвать мировую сенсацию.


В 1945 Бергман, благодаря крестовому походу, затеянному в ее пользу Хеддой Хоппер, получила роль ангелоподобной сестры Бенедикт в "Колоколах Святой Марии". Ее святость только закрепилась в глазах публики, когда она предстала в роли Жанны д’Арк в фильме Виктора Флеминга.


Шокированная от новости о превращении святой в грешницу, пресса проклинала Бергман в статьях, а публика бойкотировала ее фильмы. Но последний удар был нанесен, когда Луэлла Парсонс взорвала самую мощную бомбу. В начале 1950 года Los Angeles Examiner вышел с первой полосой, под которой красовалась подпись Луэллы: "РЕБЕНОК ИНГРИД БЕРГМАН РОДИТСЯ ЧЕРЕЗ ТРИ МЕСЯЦА В РИМЕ!". История о грядущем внебрачном ребенке Бергман - Росселини создала, как вспоминала Луэлла, самую громкую сенсацию, касавшуюся личности мира кино, что когда-либо случалась.


Шокирующий заголовок Examiner был столь неожиданным, что остальные репортеры, включая Хедду, проклинали Луэллу и Херста за публикацию, как они считали, заведомой клеветы, тем более, что Хедда разговаривала с Ингрид и та отрицала свою беременность.


Тем вечером Луэлла встретила своего мужа в спальне, стоявшего на коленях с четками. Доктор объяснил, что "Я молюсь о том, чтобы твоя история оказалась правдой"


Ингрид Бергман и Роберто Росселини

"Адская Хедда" против "Королевы Сплетен" ч.3 Голливуд, Вражда, Длиннопост

Конечно же Луэлла была права, и рождение Роберто Младшего это доказало – потому что о беременности Бергман она узнала от непререкаемого источника, чье имя она никогда не раскрывала. В своих мемуарах 1961 года "Расскажи все Луэлле" она описывала его, как "мужчина великой важности не только в Голливуде, но во всех Соединенных Штатах".


Дороти Маннерс глубоко вздыхает и наконец раскрывает столь долго хранимый секрет: "Ей подсказал Говард Хьюз. И вот почему. Хьюз продюсировал фильмы, и он купил то ли пьесу, то ли книгу, по которой отчаянно хотел сделать фильм с Ингрид. В то время она была самой модной звездой в кино. Ингрид так сходила с ума по Росселини, что согласилась на контракт с Хьюзом, но только если он спродюсирует фильм Росселини "Стромболи". Хьюз согласился на эти условия, и "Стромболи" провалился в прокате. Хьюз попросил ее немедленно приехать в Америку, чтобы начать работу над его фильмом, но Бергман ответила: "Я честно не могу – я беременна". И он был в ярости. Это значило, что понадобится больше года, чтобы можно было восполнить потери от "Стромболи". Он тут же позвонил Марион Дэвис и велел ей передать все Луэлле, но та отказалась. Когда Хьюз спросил Марион, почему, она ответила: "Господи Боже, Ингрид замужем за другим, это же будет самый большой иск против Херста". Тогда Хьюз сам позвонил Луэлле и подтвердил ей новости о Бергман. Он был в такой ярости, когда звонил, я слышала, как он кричал из телефонной трубки Луэллы. И после этого, она напечатала эту историю".


"Опыт того, как моя мать за несколько дней превратилась из святой в изгоя, был травмирующим”, - сказала дочь Пиа Линдстрем журналу People в 1986 году. "И мой отец, и я испытывали огромное чувство утраты. Огласка была чудовищной. Я думаю, что она прошла через всю свою оставшуюся жизнь, неся глубокое чувство вины"


По большей части, вспоминает Тони Кертис, Луэлла и Хедда "не могли притронуться к главным фигурам. Но начинающая молодежь, вот кто страдал больше всех. Я никогда не забуду звонок, который однажды раздался от Хедды, по студийному телефону". Словно инквизитор перед аутодафе, она допрашивала Кертиса: "Да поможет тебе Бог, если ты солжешь мне, ты действительно встречаешься с девочкой-подростком? – Рассказывает Кертис. – То, как она поминала Бога – она словно имела моральное право говорить от его имени. Это пугало. Я не представлял, какими могли быть последствия. Хотя с Хеддой ты еще более-менее представлял, как у тебя дела. Но в Луэлле было что-то зловещее – словно где-то в глубине что-то таилось, может быть, какие-то тайны прошлого. И я знал, что все вокруг шпионили. Мы все считали, что сын Хедды, Билл, шпионил для нее. Никто не хотел с ним дружить"


"Когда в 1934 году MGM дала главную роль в драме "Барреты с Уимпол-Стрит" Норме Ширер вместо Марион Дэвис, по приказу Херста в колонке Луэллы больше года не было ни единого упоминания Ширер" - рассказывает Гэвин Ламберт.


Тони Кертис
"Адская Хедда" против "Королевы Сплетен" ч.3 Голливуд, Вражда, Длиннопост

Но не только отдельные личности провоцировали гнев этих двух гарпий – они разрывали в клочья фильмы и целые студии..


Заключительная часть - будет..

"Адская Хедда" против "Королевы Сплетен" ч.3 Голливуд, Вражда, Длиннопост

Найдены дубликаты

Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: