Дубликаты не найдены

Отредактировала ltomme 1 год назад
+1

Кресты?

+1

Я даже знаю где этот плакат висит. Но это военная тайна.

0
Если только не попадёшь служить на пищеблок.
раскрыть ветку 5
0

В армии был поваром , это ад намного проще в роте

раскрыть ветку 4
0
А мы по духанке мечтали туда попасть , не хватало еды пиздец. Нам казалось что там рай :) . Оказывается везде хорошо где нас нет.
раскрыть ветку 3
Похожие посты
470

ОТРЯД

«Как вы яхту назовете, так она и поплывет...»


Уж на что я люблю не зло пошутить над хорошими людьми и зло над плохими, но до уровня Жени, моего институтского друга, мне еще очень и очень далеко. Женя - тролль высочайшего класса, да что там, сам Лепрекон, при встрече чистит Жене башмаки и напрашивается на селфи.

Чтобы было понятно, вот лишь один его братский «подкол»:

Как-то, еще в прошлом веке, заехал я в Питер на денек, с утра переделал все дела, до ночного поезда еще куча времени и я позвонил Женьку, он обрадовался, сказал:


- Братка! Я очень хочу тебя увидеть, но тут такое дело, образовалась денежная халтурка, а халтура, как ты понимаешь, святое дело. Я тут сейчас одну свадьбу веду. Ну, знаешь: шарады, розыгрыши, конкурсы, тосты за родителей, игра – попади в кольцо и вся вот эта хрень. Но, ты не тушуйся, приезжай, я тут тебя накормлю, напою перед поездом, заодно и поболтаем между конкурсами.

- Ну, я даже не знаю. Неудобно как-то. А что за свадьба? Что за люди? Не нагонят меня?

- Да, что за люди, обычное жлобье, надеюсь с оплатой не "кинут", но хавки и пойла у них на всех хватит. Приезжай, это как раз недалеко от Московского вокзала. Давай, не думай, мы ведь лет десять не виделись. Когда еще получится?


Делать было нечего, я прибыл, мы обнялись. Женя вручил мне стойку с радио-микрофоном и, озираясь, сказал:

- Бери ее и таскай за мной, я всех предупредил, что ты мой технический помощник, так что не нагонят, не боись, а по ходу пьесы и поболтаем.


И я таскал за ним эту дурацкую стойку, мы хихикали и расспрашивали друг друга о жизни. Иногда Женя выходил на сцену и толкал какие-то милые тосты, гости были вполне довольны. Так продолжалось, наверное, полчаса, не меньше, как вдруг, Женя предложил всем налить до краев и выпить до дна, за своего лучшего, институтского друга, вот этого, со стойкой в руках, за меня. От удивления я выкатил глаза и закашлялся и только тогда, до меня дошло, что это была Женькина свадьба.

Но сама история не о нем, а о том, что у Жени с тех пор родился и вырос сынок Антоша – пухлый пятиклассник.

Так вот он, не напрягаясь, очень скоро заткнет за пояс своего веселого папашу.

Женя приезжал ко мне в гости и рассказал про сыночка вот такую историю:


- Мой Антоха, не смотря на то, что совсем не умеет драться, очкарик, да еще и толстячок, но в школьной иерархии котируется очень высоко, а ведь у них в классе бандит на бандите и все хотят с ним дружить. Все дело в том, что у парня лихо «подвешена метла», даже удивительно. Вот, хоть последний пример: есть у них классный руководитель – тупой качок, лет тридцати и по совместительству историк. Он проходу Антохе не дает, потому, что Антон никогда за словом в карман не лезет, спорит на уроках, задает неудобные исторические вопросы, но все обычно заканчивается двойкой и главным аргументом историка: «Вот тебе двойка, потому, что я учитель истории, а ты малолетнее говно». Короче, война у них, хотя Антон знает историю лучше всех в классе..

Я не влезаю, говорю – на то она и школа, чтобы набивать шишки и учится держать удар. Тренируйся, в жизни пригодится. Когда еще страдать юношеским максимализмом, как не в двенадцать лет?

А тут недавно город нагнул район, район нагнул нашу директрису, а директриса явилась на классный час и нагнула историка, чтобы тот немедленно организовал из нашего класса военно-патриотический отряд. Чтобы бегать с военной целью по лесам, сверяться с военным компасом, заниматься военным альпинизмом и разбирать военный автомат.

И историк тут же рьяно взялся за дело: достал из подсобки военную пилотку и сказал:


– Самое главное в отряде - это знамя и название. Со знаменем решим потом, а имя выберем прямо сейчас. Пусть каждый придумает и напишет на отдельной бумажке название для нашего отряда, чем больше – тем лучше, а мы обсудим и проголосуем.

Директриса с задней парты довольно кивала. Историк пустил пилотку по рядам и она быстро наполнилась маленькими записочками. Мой Антон вбросил сразу три.

Классный стал перебирать и обсуждать варианты, но скоро остановился на названии «Викинг»:


- Очень хорошее название, звучит. Только я бы предложил не «Викинг», а «Викинги» нас ведь много.


Ребята почти единогласно проголосовали – «за».

Антон выдержал паузу и поднял руку:


- Геннадий Петрович, название «Викинги», действительно очень хорошее, но мы не можем так назвать наш военно-патриотический отряд.

- Что, Бергер, опять решил поумничать? И тебя даже не смущает, что на уроке присутствует директор школы? Чем тебе не нравится название? Все! Сядь! Мы уже проголосовали – это называется демократия.

- Я ничего не имею против демократии, но дело в том, что в нацистской Германии, одна из дивизий СС, как раз называлась «Викинг». Геннадий Петрович, а вы точно исторический факультет заканчивали?


Историк позеленел, но сделал вид, что ничего не произошло и стал вынимать новые бумажки из пилотки. Через какое-то время попалось название «Империя». Он хотел добавить «Российская» но вовремя спохватился, что это как-то слишком царизмом попахивает, да и два слова в названии это многовато.

Ну, так тому и быть, проголосовали за «Империю»

Антоха опять выждал момент, опять поднял руку и сказал:


- «Империя» тоже не годится.

- Сядь, Бергер, ты достал! Я сам решу, что годится, а что – нет!


Потом подумал и спросил:


- А почему это - «не годится»?

- Потому, что еще одна дивизия СС называлась как раз «Империя» по-немецки - «Дас Райх». И, кстати, Геннадий Петрович, если в пилотке вдруг будут варианты «Мертвая голова», или «Адольф Гитлер» то они нам тоже не подойдут, потому, что такие дивизии СС тоже были.


Директриса неспеша вышла из класса, по пути наградив историка испепеляющим взглядом.

В итоге, отряд назвали простенько и со вкусом – «Стрела»

А вот третий вариант Антона, историк даже на голосование ставить не стал, только сказал:


- Ну - это сразу нет. Название совсем не военное. Вы ведь уже взрослые ребята, а тут какой-то «Эдельвейс», ну, просто детский сад - штаны на лямках…


© storyofgrubas

Показать полностью
4958

Любимый сын.

История моего друга.

У моего друга по нынешним меркам многодетная семья : он - второй из четырех братьев. Разница между ними по 2 года : старший родился в 92-м, младший - 98-м.

Их мать умера в 2002-м, поэтому растил их отец...нет... Батя.

Батя их был военным и воспитывал, как умел - по-армейски: муштра, подъем в 6 утра, "наряды" на кухню, коллективная ответственность за порядок и... да за всё в общем то.

Было у Бати своё чувство юмора, одна из самых засевших приколюх : когда ему была нужна помощь руками, он обычно громко говорил:

-МОЙ ЛЮБИМЫЙ СЫН! Иди сюда!

Естественно, парни, когда слышали, начинали решать, кто пойдет, в стиле: "так, сегодня его любымый сын - ты", но, по факту, впрягались все.

Парни выросли, выучились, разбрелись. Батя ушел в отставку, переехал за город, завел пса по имени Боря и спокойно отдыхал.

Окола года назад Батя заболел, а 40 дней назад умер : сердце.

По наследству споров не было.

Завещание было лаконичным: "Завещаю ухаживать за Борей своему Любимому сыну".

4 взрослых парня сидели, молчали, курили, а на щеках их были скупые мужские слёзы.

945

Эстет

Эту историю рассказал мне мой приятель, служивший в своё время офицером в славных воздушно-десантных войсках.
Как-то раз он пришел домой, поужинал и прилег на диван. Негромко бормотал телевизор, в кресле рядом устроилась маленькая дочка. Ей впервые подарили лак для ногтей и она испытывала его на своих ноготках. Товарищ незаметно задремал.
Проснулся он уже утром, было еще темно. Тихонько, чтобы не разбудить супругу, в темноте он оделся, вышел в ванную. В этот день в плане стоял поход в поликлинику для прохождения ежегодной диспансеризации…
В поликлинике как всегда было множество людей: в очередях что-то обсуждая сидели пенсионеры, стояли солдаты-срочники, по коридорам ходили знакомые и незнакомые офицеры. Потихоньку пройдя кабинет за кабинетом бравый десантник дошел до кабинета хирурга.
- Что вы хотели? - холодно сверкнув очками спросил хирург.
-Диспансеризация! Жалоб нет! - привычно ответил офицер.
- Хорошо, раздевайтесь до трусов и встаньте вот сюда - доктор склонился над медицинской картой.
Товарищ быстро скинул одежду, носки и встал куда показал доктор.
Врач поднял голову и открыл рот. Его глаза неподвижно остановились где-то внизу на ногах товарища. Спустя пару секунд он смог сказать: - А вы батенька эстет похоже…
- В смысле? - удивился товарищ.
- Первый раз вижу офицера с таким прекрасным педикюром! Просто отлично!!!
- Что?! - мой товарищ опустил взгляд вниз. Действительно, ногти на его ногах были насыщенного бордового цвета. В них отражалось окно и лицо товарища.
Сначала он покраснел, а затем одновременно с доктором они разразились смехом.
- Ну доча, ну молодец! - утирая слезы, говорил мой товарищ, - Это я вчера имел неосторожность заснуть во время испытаний дочкой подаренного лака.
- Действительно молодец! Как отца к посещению врача подготовила! - согласился с ним врач, - Вы главное психологу педикюр свой не показывайте, а то потом его с мастером педикюра знакомить придется!

277

"Расти, богатырь! Тебя бережет Советская Армия", СССР, 1948 год

Художники:

Соловьев Михаил Михайлович (1905–1990)

Шурпин Федор Саввич (1904–1972).

Москва-Ленинград. Государственное издательство "Искусство". 1948 год.

"Расти, богатырь! Тебя бережет Советская Армия", СССР, 1948 год Плакат, СССР, Армия, Дети, Защита, Сон, Детство, Советские плакаты

Баянометр ругался на плакат в значительно худшем качестве и без описания.

878

Система ценностей

Вспомнилась история, которую мне рассказывал мой дядя, который служил в Монголии. Однажды, он стал свидетелем возгорания юрты, где находились маленькие дети, не задумываясь он рванул туда спасать, в то время как их родители выносили мебель. Когда дети были спасены мой дядя накинулся на монголов чуть ли не с кулаками, а они спокойно ответили - "Дети то что? Их еще нарожаем, а кресло не родишь".

135

Армейская история

Случилось это в бытность мою срочником на одном затерянном в лесу радиоузле доблестных наших войск связи. Срок службы пришелся на смутное время, когда офицеров массово увольняли, гражданских служащих сокращали или всеми правдами и неправдами урезали им паек. Чего ждать от будущего, никто (кроме нас, срочников, разумеется - ну, наше-то дело маленькое, дембель все равно неизбежен) не знал, так что в воздухе витала некая неуверенность и расслабленность. А гражданский контингент в нашей маленькой части, надо сказать, был разный - от занятых на объектах связи приличных людей с высшим образованием до совсем опустившихся маргиналов, которых ни один здравомыслящий командир и в ВОХР (как у нас возвышенно именовали спящих на КПП сторожей-гражданских) и на полставки бы не взял. А у гражданских, в свою очередь, дети, которым тоже рано или поздно предстояло топтать сапоги, ну а до той поры по некоторым из них солдатский ремень с пряжкой плакал.

И, значит, в один из осенних вечеров мы, воины постарше, и молодое пополнение, только недавно принявшее присягу, сидели в курилке, ждали сигнала к вечерней поверке и обсуждали свое нехитрое житье-бытье. И именно в тот день местных пацанов черт дернул объявить солдатам войну - дурное дело нехитрое, и боевые действия они недолго думая начали с забрасывания собравшихся в курилке сосновыми шишками, благо этого боеприпаса в округе всегда было в избытке. И что, спрашивается, делать? Терпеть тяготы и лишения военной службы и помнить, что одна из первейших задач военнослужащего - обеспечивать безопасность гражданских? Или все-таки воевать с детьми? Но тут радостные вопли морального превосходства местной шпаны над защитниками отечества сменяются воплями негодования, обстрел временно стихает, и я наблюдаю, как рядовой Елизаров, самый смекалистый из наших молодых, появляется из подстриженных по уставу кустов, ведя под белы рученьки предводителя местной ватаги, малолетнего бандита по фамилии Барусков. Голос рядового серьезный, как в день присяги, но глаза смеются:

- Тащ младсержант, вот языка изловил. Что делать прикажете?

Решение созревает само собой.

- Елизаров, ты ж у нас за парикмахера. Так чего ждешь, тащи машинку сюда!

Елизаров все понял с полуслова и пулей метнулся в казарму. За короткое время его отсутствия мною была проведена с Барсуковым короткая, но эмоциональная беседа с военно-патриотическим уклоном на тему того, что времена нынче суровые, а в угрожаемый период, не говоря уже о периоде военных действий, всеобщая мобилизация является не только возможным, но и единственно верным способом преодолеть кризис. Понимающие лица бойцов вокруг также не обещали мелкому хулигану ничего хорошего.

Умница Елизаров вернулся быстро, резонно рассудив, что от питающейся от сети машинки для стрижки толку много не будет, а потому принес неотличимую от нее в вечерних сумерках беспроводную электробритву.

- Ну что ж, вот и тебе пришла пора стать одним из нас. - говорю я, в то время как Елизаров включает бритву и та с веселым жужжанием медленно приближается к лохматой голове пацанчика.

Почуяв, как недобрый дядя младший сержант ослабил хватку, несостоявшийся герой дня Барсуков рванулся изо всех сил, и след его простыл. С недружным хохотом бойцы побросали бычки в ямку и лениво потянулись в казарму на вечернюю поверку.

А пацана, кстати, несколько лет спустя все равно оболванили. От судьбы не уйдешь.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: