Найдены возможные дубликаты

+6

Так вот как проводятся тендеры в Москве!

раскрыть ветку 1
+2

это просто подача заявки на тендер, а сам тендер пройдет позже!

+3

Привет, 90е..

+2

Хотела было удивиться, но не получается... здесь перманентно происходит какой-нибудь пиздец:(

+2
А хозяева земли русской тут вобще не при делах
раскрыть ветку 3
0

все пгавильно

раскрыть ветку 2
0
;) таки да
0
;) таки да
0

где-то  под Алеппо!

0
И Лич Ленин
0
И... у нас есть победитель!!!
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0

Нужно строить Зиккурат!

-1

Следственный комитет зинтересовали несколько свежих могил... ))

раскрыть ветку 1
0

Прошу прощения, там действительно погибли люди. ((

0

а что собственно происходит?

раскрыть ветку 4
+2
*ЕСТЬ МНЕНИЕ, ЧТО
гастарбайтеров азиатов, решили обложить данью вымогатели кавказцы... менты ждали разборку, потому что бизнес прибыльный и там вроде усиление стояло но как только сняли дополнительные патрули -подьехали ухари и устроили стрельбу. трое погибших и вроде как даже не постреляные, а затоптанные во время бегства...
это предварительно все.
+2

одни чурки делят территорию хованского кладбища с другими чурками.

ещё комментарии
-5

Аправит этой ордой Лич Король или Вампир Патриарх

раскрыть ветку 1
+4
Король Илич
ещё комментарии
Похожие посты
117

Маленькие разборки в большой Москве

В Марьине этой ночью устроили потасовку уроженцы Армении и Азербайджана.

Несколько человек пострадали, когда армяне начали патрулировать улицы и останавливать машины с азербайджанскими номерами. По некоторым данным, патрули появились после того, как несколько дней назад молодые армяне избили уроженца Азербайджана и выложили видео в сеть.

Как передает "360" со ссылкой на столичный главк МВД, задержаны 13 человек. Полицейские совместно с Росгвардией ночью искали зачинщиков в районе станций метро Марьино, Братиславская и Люблино.

@pdmnews

93

Ползком от гангстеров / Светлое будущее

Ползком от гангстеров / Светлое будущее Реальная история из жизни, Назад в 90е, Бригада, Москва, Разборки, Север, Длиннопост

Серега -- мой дядя, жилистый, быстрый, загорелый, в синей клетчатой рубахе и потертых джинсах, в темных очках. В уголках глаз насмешливые морщины. Он напоминает мне Сталлоне из древнего фильма "Кобра". Особенно когда легко и изящно держит руль одной рукой, в уголке рта зубочистка.


Под колеса его "китайца" убегает трасса.


- В Москве? - говорю я. - Это когда ты ноги сломал?


- Ага.


Мы едем на большуху. Теперь так почти не говорят, а для старых северян были Север, где нужно было работать, и Большая земля, "большуха", куда потом можно было вернуться. Но многие так и остались в Вартовске, в городе, отсыпанном на песке. Север, он затягивает.


- Барыга -- не человек, - произносит Серега. - Так пацаны в бригаде говорили. И относились к ним соответственно. Стригли, как овец. Жестоко. Барыга -- жадный и глупый, лучше сгноит товар, чем цену хотя бы на копейку снизит. За копейку удавится, даже во вред себе, и другого удавит. Какой он человек? Он -- барыга.


Вот был случай.


Арендовали однажды у нас экскаватор, в Радужный ехать, я водителем.


Приехал. Что делать нужно? - спрашиваю. Мне говорят: грузи банки. Я говорю: как грузи? Я же экскаватор. А мне: ковшом грузи.


Раньше такие консервы были. Селедка Иваси. Вкусные. Дефицит, сейчас не достать.


Так вот я эти банки ковшом зачерпывал и грузил в самосвалы. Три самосвала нагрузил, и вывезли на свалку.


А там банки -- раздувшиеся, некоторые вообще как железный шар.


Этот бизнесмен, хозяин взял где-то партию "Иваси" и поставил их себе в магазин. За бешеную цену. Допустим, взял он их за десять рублей... я так, условно говорю... десять рублей. А продавал в своем магазине -- за двести рублей. Понимаешь? Куда это годится? Вот взял ты за десять, поставь цену двенадцать рублей или пятнадцать. Человек, работяга зайдет к тебе в магазин, увидит и возьмет, попробует. Я возьму. Но торгаш не хочет десять или двадцать процентов прибыли. Он хочет сразу сто процентов! Двести процентов!


И ни на копейку не снизит цену, даже если никто брать не будет. Вот ты представляешь, сколько такие консервы хранятся? Не месяц, не два. Годы! А там банки раздуло до шара. Представляешь, сколько времени прошло?


Серега качает головой, не отрываясь от дороги.


- Я когда вернулся, Сереге Саляхову говорю: представляешь, грузил "Иваси" ковшом. А он мне -- знаю, я эти консервы в том магазине давно видел, хотел взять, но не стал -- дорого.


А я ему говорю: я их три самосвала нагрузил.


А теперь представь. Много лет эти банки стояли в магазине и лежали на складе у этого бизнеса, а он вместо того, чтобы снизить цену, все ждал свои двести процентов прибыли. Он в уме уже все посчитал, сколько получит, и уже не мог себя обделить. Жадность. Вот это -- барыга.


Представляешь, сколько это стоило? Экскаватор заказать из другого города, самосвалы арендовать, свалку оплатить... Деньги огромные. Да и сами консервы когда-то денег же стоили, еще склад под них держать. Годами!


Нет, не понимаю я.


- Барыги, - Серега выговаривает это слово с презрением. - Я их много в Москве повидал.


- А ты был в какой бригаде?


- В ...кой.


Из-за грохота обогнавшего нас дальнобоя, я не расслышал.


- В солнцевской?


- В коптевской. И не в бригаде самой, а при ней, водителем. Мы с Коротким жили за городом, там коттедж снимали специально для нас. С нами еще жили три молдаванина. Первый -- мастер спорта по боксу, второй -- мастер спорта по греко-римской борьбе, такой шкафчик два на два, кинг-конг, шея толстая, как бревно...


- А третий?


- Третий -- боевик Леха.


- Мастер спорта по стрельбе?


- Да нет. Солдат, вояка. Он воевать начал еще с Афгана, да так и не смог остановиться. Во всех горячих точках был. Афган, Чечня, Югославия, потом Приднестровье. Даже в Африке где-то воевал. Он сам откуда-то из-под Кишинева, "герой Молдовы" под номером восемьдесят. Единственный из первой сотни, кто живой и без серьезных ранений. Остальные или мертвы, или инвалиды. Или умом тронулись.


- А он сам молдаванин?


- Не... сам на лицо -- рязанский парень скорее. Русский, но из-под Кишинева. Он о себе мало рассказывал. В компании вообще ничего не говорил, только так иногда -- один на один. И то очень редко. Мы с ним как-то квасили, и я спросил: Леша, у тебя семья есть?


- А он что?


- Первая жена, говорит, сразу сбежала. И смеется. Вторая через два года. А третья еще держится. Ребенок растет. Я, говорит Леха, возвращаюсь домой, денег привезу, месяц-два отдохну -- и невмоготу мне. Надо на войну. Весь изведусь. Я сюда приехал, в Москву, думал, тут движуха будет, стрельба, дело. А тут тоска. Сидим на этой даче, балду пинаем.


- Адреналиновый наркоман.


- Ага, наверное.


- Зачем молдаване сидели на даче? Как боевики?


- На всякий случай сидели. Незасвеченные. Вот мы и жили там впятером в коттедже -- хороший был коттедж, большой, с гаражом и садом. Территория огромная, везде сигнализация, камеры. Впятером жили -- я, Короткий и эти трое.


- А Короткий как в бригаде оказался? - вспоминаю я. - Он же водителем был в Вартовске?


- В Вартовске, мы в одной бригаде работали, потом в Лангепасе. У него жена работала в Лангепасе. Он меня тогда и сманил -- приезжай, да приезжай. А я тогда с первой женой развелся уже, и думаю -- почему нет? Махнул в Лангепас. А потом Короткий в Севастополь собрался. Говорит мне -- поехали. Солнце, море. Я и поехал, вместе с Ириной уже. В Севастополе хорошо было, ничего не скажу. Мы с Иринкой неплохо жили. Я фуры по горам водил.


- А как Короткий в Москве оказался? У коптевцев?


- Так его Боря, морской диверсант, позвал.


- Тот самый?


- Угу.


Я вспоминаю прежний рассказ Сереги -- о Борисе, "барракуде" из отряда черноморского морского спецназа. Советский гражданский корабль проходит пролив Босфор -- по международным правилам, а под ним идет наша подводная лодка, близко-близко, чтобы сигнал не разделялся. А вокруг подлодки -- наши боевые пловцы, охраняют, чтобы турки мину не поставили или жучок, или еще что. И с турецкими боевыми пловцами схватывались, бывало. На поверхности солнце, сухогруз идет, флагом салютует, все ручками машут. Идиллия. А под водой кипит безмолвная схватка.


Боря несколько раз ходил через пролив, все проходило удачно. Но однажды Борю и еще одного пловца оглушили гранатой, они и всплыли вверх брюхом. Корабль прошел, остановиться не имеет права, а пловцов турки вытащили на берег. Товарища Бори сразу бросили в колею и проехали бмп-шкой. В назидание остальным. По международному праву пловцов наших там "не было", поэтому турки не церемонились. Этих людей не существует. Их нет.


Избитого Борю погрузили в грузовик и повезли в тюрьму. По пути Боря сбежал (или из тюрьмы уже? забыл). И с одним ножом, без денег и документов, через полстраны вышел к советской границе и вернулся домой. Рэмбо. Дольф Лунгрен из "Красного скорпиона". Ти был в спэцназэ. Я и тэперь в спэцназэ.


Он полковником, кажется, уже был, когда началась вся эта свистопляска с развалом СССР. Крым отдавали, флот делили, зарплату задерживали, полный швах.


И оказался в итоге Боря среди коптевцев. Мы бывшие спортсмены, а ныне рэкетмэны...


- Их там двое было, главных, в коптевской бригаде. Старший и младший, забыл, как их звали. А Боря при них. Вроде как третий человек в бригаде.


- Силовик?


- Ага.


- А как его фамилия, этого Бори? Я бы материал покопал. Интересно.


Серега смеется.


- Не знаю. Я даже не уверен, что он Боря. Он только при мне два раза паспорт менял.


- Ясно.


- Поселились мы в коттедже. С молдаванами сели водку квасить, а ночью я встал отлить -- слышу, скрежет металлический. Я думаю, что это может быть? Вышел из дома. А там под домом гараж и мастерская. Я спустился вниз. А там этот Леха, боевик, топор точит. Искры летят. Представляешь? Темень вокруг, тишина. Я говорю: ты зачем топор точишь?


Он мне: да я просто спать не могу, а делать нечего. Я уже четыре раза обход сделал. А там территория -- огромная. Вот представь, он ее четыре раза обошел, все проверил, - Серега усмехнулся. - Леха вообще ночью не спал.


- Только днем?


- Ага. Да и то, подремлет полчаса и все. Вполглаза.


- Понятно.


- Случай он мне рассказывал. Перестреливаемся Леха в какой-то школе. Приднестровцы наступали, пытались взять школу. Теперь полшколы молдавская, половина их. И перестреливается Леха с кем-то в коридоре, долго уже. Выстрелил рожок, тридцать патронов. И ждет. А тот, кто напротив, тоже выстрелил тридцать (Леха подсчитал) и тоже затаился.


А рожок у Лехи подпиленный. Пружина в магазине подпиливается, чтобы туда влезло еще два-три патрона. НЗ, короче. И у Лехи, получается, осталось два патрона. И вот тишина, оба ждут.


Потом тот, приднестровец, кричит Лехе:


- У тебя патроны кончились? Или тоже магазин подпиленный?


Представляешь?


Мы с Серегой смеемся.


- Леха понял, что там тоже человек опытный. Кричит, ты в Афгане был?


Ага, отвечает приднестровец, там-то там-то, вторая рота.


Э, говорит Леха. А я там-то и там-то.


Блин, говорит приднестровец после паузы. Так я тебя знаю! Ты Леха, да? А я Миша... или кто он там был.


- О, так это ты! Выходи, покурим, - говорит Леха. - Стрелять не буду.


Вышли в коридор, покурили. У обоих, действительно, магазины подпиленные. Поболтали, вспомнили Афган, общих знакомых, друзей.


- А чего, - говорит Леха. - Вы в эту школу вдруг ломитесь? Нафига она вам?


- Понимаешь, нам пятьдесят штук обещали, если возьмем ее к вечеру.


- Так там наемники что ли, воевали? - я удивился. Хотя чему тут удивляться?


- Само собой. С обеих сторон причем.


- ...Так вот. Леха говорит: давай, я со своим переговорю, сдадим вам эту школу, а деньги пополам. Годится? Приднестровец: годится. Покурили и разошлись. Вечером приднестровцы начали штурм, молдаване постреляли для проформы и отошли. Деньги разделили, без обмана. А утром, опять же по договоренности, молдавская армия пошла на штурм и отбила школу. Так и воевали.


Я Леху спрашиваю: а как ты патроны считал? И у себя, и у другого? Откуда ты знал, что именно тридцать каждый выстрелил? Леха говорит: просто знал. Не могу объяснить.


Это для меня, - говорит Серега и качает головой. - Темный лес. Меня спроси, сколько патронов я выстрелил? Откуда я знаю? Хотя на охоту хожу постоянно. А он знал. Не думаю, что Леха врал. Когда придумываешь, надо на компанию рассказывать. Чтобы все ахнули. А он только мне рассказал -- да и то, еле вытянешь из него. Ну что, попьем кофе?


Мы останавливаемся там, где останавливаются дальнобои, пьем растворимый кофе с сахаром и едем дальше. На такой диете Серега может работать сутками.


Палит солнце. Ветер теребит Серегины коротко стриженные волосы с сединой. Какие-то цыганские.


- Еще был случай, попал Леха в плен. И начали его расстреливать. Ополченцы подогнали бмп к стене жопой, открыли двери. Разложили закуску, нарезали сала и хлеба, водку разлили. Их трое было. А Леху поставили у стены. Он стоит и ждет. Ничего, говорит мне, тогда не хотел. Просто ждал. Словно пустота внутри. Так бы и расстреляли, но тут один из приднестровцев говорит: выпьешь водки?


И наливает Лехе.


Леха на негнущихся ногах подошел, взял стакан. Пока тянул руку, заметил нож, им закуску резали. Опрокинул стакан. Когда потянулся за закуской, схватил нож и...


Я его потом спрашиваю: а как ты их порезал? Их же трое было.


Леха: а знаешь, ничего не хотел. А водки выпил -- представляешь, так жить захотелось!


Серега смеется.


- Выпил водки и жить захотелось! - повторяет он. - Вот Леха. Короче, сел он в бмп и поехал к своим. А там посты, все дела. Давай, короче, они стрелять по нему из всех стволов. Ладно, хоть гранатомета у них не было, сожгли бы к ебеням. Леха им уже кричит, белым флагом из люка машет.


- Бесполезно?


- Да нет, узнали наконец. Обошлось. Даже какую-то медаль дали за это дело.


- Однако. Рэмбо прямо.


Мы садимся в машину и трогаемся.


- А сейчас он где? Небось тоже где-то воюет?


- Да ну, вряд ли... Думаю, убили где-нибудь за столько-то лет. Или осколок зацепил. Или снайпер. Или пацан с ружьем. Война это дело такое. Непредсказуемое.


Серега молчит.


- Леха всегда пластины дополнительные в броник совал. Тяжело бегать, зато надежней. Как-то его снайпер снял. Леха говорит: иду я и чувствую, что-то не то. Оглядываюсь -- никого нет. Но чувство нехорошее. Я начинаю отступать, и тут -- мелькнуло что-то. Я успел только дернуться, а тут вспышка и удар. Меня снесло. Я весь рожок в ту сторону выпустил -- не знаю, попал или нет. Как в себя пришел, отполз в развалины. Болит все тело зверски. Потом в развалинах наши снайпера нашли. Мертвого. Зацепил я его все-таки. Синячище, конечно, был здоровенный. Но через месяц прошел. Главное, что жив. Пуля почти вторую пластину пробила.


- Повезло.


- Да, повезло.


Некоторое время мы едем в молчании. Серега обходит одну фуру за другой. Машина несется по дороге, плавно, легко. Серега перед выездом поставил новые газо-масляные амортизаторы.


- Вот ты про солнцевских спрашивал... - говорит он.


- Ну да. Вроде как одна из самых больших группировок тогда была.


- Мы с ними раза два пересекались, при мне.


- Разборки?


- Да не, какие разборки. Так, пересекались. Первый раз я пацанов вез, остановились на МКАДе, кофе попить. А там рядом тормознул автобус, он на Киевскую челноков вез. Там аэропорт рядом. Внуково, что ли? Все с баулами. Вова и говорит, это че? Почему они не платят? Пойду тряхну. Ему все пацаны -- да брось, оно тебе надо? Вова: да мне просто скучно. Щас вернусь. Подошел к водиле, переговорил. Как это делается, это надо видеть, словами не расскажешь. Там выражение лица, жесты... ну, не передать. Вова вернулся. Сейчас будет, говорит.


И через десять минут подваливают два черных джипа. Солнцевские. Водила сбегал, сел на телефон, вызвал их. Вываливают шкафчики и к нам. Они, оказывается, с этих челноков уже процент сняли, и теперь их крыша. Давай нам претензии предъявлять. Кто такие, это наши овцы, мы их стрижем. Как услышали, что это коптевская бригада, понты сбавили. А потом вообще утихли. У нас-то серьезные люди, а это обычные "быки", для стрижки.


Один из солнцевских с обидой: это, мол, наш район, наше шоссе. Вова не выдержал. Не понял. С чего это ваше шоссе?! Ты его купил, что ли?! Барыг вы первые остригли, это без претензий, имеете право, мы их не тронем. А "мое, наше" -- тут нефиг словами бросаться. И пошел базар. В общем, не передать. Тот "бык" скис уже окончательно. Пошел начальству звонить. Развлекся Вова.


В другой раз у нас с ними была "стрелка". Мы из коттеджа каждый день ездили одной дорогой в город и останавливались в одном ресторане. И как-то нам там нахамили. Хозяин борзый, мол, у меня "серьезная крыша", все дела. А это солнцевские. Ну, зови свою крышу. Вызвали коптевцы их на "стрелку". Приехали серьезные люди с обеих сторон. И давай разговаривать. Ни разу не было при мне, чтобы кто-то в кого-то стрелял или еще что. Все решалось разговорами.


В общем, инцидент замяли. Солнцевские нам накрыли "поляну" -- за счет хозяина ресторана, конечно. И сказали хозяину: ты был неправ, вот этих угощаешь бесплатно.


Так что мы каждый день в том ресторане завтракали и ужинали.


- Хозяин сам себя наказал, получается?


- Ага.


- А ты там грузовики водил?


- Не, большегруз только один раз. Мне в пару дали московского таксиста, он весь город наизусть знал. Представь. Молодой парень в общем-то, только вышел, отсидел десять лет, но до того работал таксистом, Москву знал -- куда там навигатору. Без карты, чисто по памяти. Он рядом со мной сидит, а я как руки его. Он скажет влево, я кручу влево, скажет вправо -- я кручу вправо. Так и ехали. Он говорит: вот здесь перестраивайся в левый крайний, сейчас гаи будет. И точно -- я только перестроился, справа стоят. Не будут же они нас из левого ряда выдергивать? Они всегда здесь стоят, говорит парень. Хлебное место.


- За десять лет Москва не изменилась?


- Видимо, не очень.


- А обычно ты на какой машине ездил?


Серега пожимает плечами.


- На разных. Коптевские заберут машину за долги, поездят, продадут или отдадут кому-нибудь. Тогда разговор короткий был. Да и они чаще сами ездили, пьяные или нет, без разницы. А я молдаван возил или там юриста, куда скажут. В Нижний Новгород я много раз мотался. С молдаванами приедем и стоим, ждем в отдалении, пока пацаны там решают. Видимо, на всякий случай. Но ни разу этот случай не настал. И хорошо. Так что я только водителем был, ездил и все, без криминала.


- А с ногами что?


Серега усмехается. Кажется, ему приятно вспоминать это.


- Да по глупости. У нас, главное, с Коротким уже билеты на самолет были -- до Симферополя. Завтра вылет. Мы приехали в гостиницу "Космос", туда Боря должен был со старшими подъехать. Мы его ждем. Пока ждем, сидим в ресторане, квасим. И вот Вова мне говорит: выгляни с балкона, приехал Боря или нет. Я выглядываю: нет, не вижу ничего. Темно. А напротив нашего здания -- еще одно, чуть пониже, мы-то в центральном. Там как раз номер Бори. Я смотрю на стоянку -- вижу, подъезжают две машины. Выходит Боря, еще пацаны. И идут в здание, где номер Бори.


Я кричу им -- бесполезно. Не слышат. Кричал, кричал -- вернулся.


Вова говорит, будь другом, сбегай в то здание, скажи, что мы здесь сидим. А я пьяный уже, говорю, нафига я буду бегать в обход? Я сейчас прямо пройду.


А там вроде террасы, нависает над соседней башней. И там тоже терраса наподобие.


В общем я, дурак, и прыгнул туда. Чудом ведь вниз не улетел. Обе ноги сломал. Лежу в темноте, а вокруг никого. Кричал -- никто не слышит. Пару раз мимо люди проходили, парочки. Как услышат мой голос в темноте -- сразу бежать. Только грохот по лестнице. Время такое.


Лежал, лежал, на балкон вышел Короткий, давай меня звать. Я ему кричу, я здесь. Где здесь? В другом здании. Ноги сломал.


И пришли они меня забирать.


Пацаны притащили меня обратно вниз, потребовали врача. Навели кипеш, короче. Тут и Борю вызвонили из соседней башни. Медсестра пришла, осмотрела мои ноги и говорит: пятки раздроблены, надо скорую, я ничего сделать не могу. Вызвали скорую. А пока она ехала, дура администраторша, молодая девка, увидела кровь, как меня тащат, и вызвала милицию. Решила, что тут убийство.


Милиция приехала быстрее. И давай паковать пацанов. Старлей ко мне подходит, я сижу в кресле. Мол, этот с ними? Вставай! А Боря говорит с подковыркой: да-да, забирайте, у него как раз обе ноги сломаны. Старлей аж в лице изменился. "Нет-нет", говорит мне, "Сиди". Еще бы -- потом скажут, что в ментовке ноги сломали. Забрали пацанов. Они прежде чем уйти, свои барсетки мне поскладывали. Вот я сижу, как склад барсеток. И приходят главные коптевские. Старший и младший. Смотрят на меня и спрашивают, а где остальные? Я говорю: забрали их.


Идти можешь? Нет. Я скорую жду. Они меня тогда под руки взяли и понесли к себе в номер. Мужики здоровые. Принесли и водки налили. Чтобы нескучно было скорую ждать.


Скорая приехала наконец. Врач говорит: его надо в больницу. Младший: а куда лучше? Врач: в Склиф. Младший: поехали тогда в Склиф. Но я не на скорой поехал. Старший с младшим меня на своей машине везли.


Палата, врачи, рентген, все дела. Утром приехали Боря с Коротким, их отпустили из ментовки. Они взяли с собой молдаван -- боксера и борца. Меня с загипсованными ногами -- такие гипсовые сапоги выше колен, в машину на руках и в аэропорт.


Серега смеется воспоминаниям. Зубы белые, красивые.


- Очень смешно было, как меня эти два шкафчика на руках таскали. Весь аэропорт, наверное, озадачили. Кто это, мол, такой? Меня в медпункт, Вова с моими документами на регистрацию. К самолету меня на скорой привезли через все взлетное поле. Место дали впереди, у пилотской кабины. Там места много для ног, они в гипсе не сгибаются.


Сижу я, значит, и заходит этот.... Сиреневый туман... как его?


Серега щелкает пальцами. Я тоже не сразу вспоминаю имя, хотя лицо вспоминается мгновенно. Большой, седой. Поет хриплым голосом.


- Добрынин!


- Да, точно. Он как раз на день рождения летел к Шуфутинскому, вроде. Он увидел меня, говорит: сидишь? Я говорю: сижу. Он кивнул мне и зашел к пилотам в кабину. И там шу-шу-шу до самого взлета, болтал. Я только голоса слышал. Потом перед самым взлетом вышел, ушел на свое место. Можно было автограф взять для Ирки, но я не сообразил.


Прилетели в Симферополь. Командир вышел ко мне, спрашивает: скорую надо заказывать? Я говорю: ну, а как? Я ходить не могу совсем. Командир: понял. Так что и там везли меня на скорой до вокзала.


В Симферополе нас встречал на машине друган Короткого. Посадили они меня с Коротким, привезли в Севастополь. А тут как раз засада. Лифт сломался в тот день. И они меня вдвоем на девятый этаж.


Серега смеется.


- Звоним в дверь. Вот представь картинку: Иринка, она как раз беременная была, открывает дверь, а там две взмыленных пацанов, а на руках я с ногами в гипсе и с букетом. И улыбаюсь. Привет, говорю. Я вернулся. Как она меня тогда не прибила, не знаю.


Я еще год на коленях передвигался. Инка скоро родилась, мы потом вместе с ней ползали по квартире. На пару. Трехмесячный ребенок и я.


- Ничего себе. А потом?


- Короткий в Москву опять умотал. Я за руль сел, только ходить еще не мог. Потом Люда в гости приехала... Я ее на машине встречал, ноги еще в гипсе были.


Люда -- это моя мама. Я помню, она тогда из Севастополя вернулась, была проездом через Москву. Я спрашивал: как там у Сергея дела? Мама передернула тогда плечами. Сказала нехотя: "Ну как. Нищета. Но Серега гордый, он не скажет. Ты же знаешь. Работы нет, а фуры водить он не может, с гипсом-то. Я как увидела их каморку, у меня сердце оборвалось. Поехала на рынок, накупила продуктов и детских вещей, привезла. Так он разозлился".


Серега ведет "китайца", это двухтонный пикап с движком два и три литра. Я знаю, что Серега может быть резким, в молодости он был резким, как удар в нос, особенно, когда выпьет. Сейчас он уже три или четыре года не пьет совсем, но спустя много часов дороги, на одном кофе и сахаре, он словно возвращается в молодость. Точно дорога дает ему опьянение, которого он давно лишен. Он снова резкий и опасный. Как Кобра из старого фильма.


- Люда говорит, чего ты тут маешься? Возвращайся в Вартовск, там работа всегда найдется. И через несколько месяцев, когда гипс сняли, я своих отправил поездом, а сам на машине своим ходом. В Вартовске работы много было...


Так закончилась эпопея гангстера Сереги. Судьба его сделала крюк от Урала до Дальнего Востока, где он чуть не попал в Суворовское училище (но это другая история), забросила обратно на Урал, затем армия, Хакасия, ревущие в ночи "ураганы" с атомными боеголовками, потом Нижневартовск, снега, бросок через полстраны в Севастополь, море, солнце, затем Москва, стрелки, пацаны, разборки, опять Крым, и снова Вартовск, город, отсыпанный на песке посреди болот.


Почти все, кто когда-то приехал на север, собирались вернуться на Большую землю. Некоторые вернулись. Но Серега остался.


Север, он такой. Затягивает.


А может, просто работы было много.


=====


Дисклеймер: любые совпадения с реальными людьми и событиями чисто случайны :)


В качестве иллюстраций: кадр из фильма Джона Ву "Светлое будущее" и фото "Нижневартовск после дождя, 1980е", автор неизвестен

Ползком от гангстеров / Светлое будущее Реальная история из жизни, Назад в 90е, Бригада, Москва, Разборки, Север, Длиннопост
Показать полностью 1
678

Как я под прицелом стоял

Вводные данные для сокращения вступления ибо букв и так будет много:


1. Встреча с друзьями

2. Кафе на цветном бульваре

3. В кафе была свадьба

4. У меня сел телефон

5. Встреча закончилась в 1:00 ночи

6. Друзья заказали мне такси и дали косарь

7. Такси друзей приехало быстрее


Далее рассказ:


Ожидал я своё такси в течении 30 минут около этого же кафе. В этот период времени из кафе вывалились знатно прибухнувшие ребята со свадьбы. Как я понял они все заказали много разных такси и весело ждали его ан улице. Я стоял не далеко от них, но достаточно далеко что бы было очевидно что я не с ними.


Среди них началась драка, какой то мощный солидный бородач что-то не поделил с мелким хлюпиком. В ходе драки они каким то образом оба прилетели в меня, навалившись, прижали меня к тачке. Я оттолкнул их, без цели грубости, просто дал столько силы, сколько нужно что бы столкнуть с себя двух мужиков. Мелкий из них свалился наземь и лежал отдыхал. Бородач тут же на меня съагрился (диалог примерный):


- Ты че, бля?! Да кто ты такой что бы нас трогать, да мы тут между собой сами разберемся

- Я просто убрал вас от себя, вы машину помяли от того что упали на меня

- Да мне похуй че там, да я тебя тут сейчас наказывать буду... и бла бла бла

- ...

- Да ты знаешь кто я такой? Да я авторитет здесь ан районе!

- Хорошо, какое это имеет ко мне отношение? Я жду такси, если мешаю вам веселиться - могу отойти

- Че бля? Да я тебя урою!


*достает пистолет и направляет на меня*


Тут я конечно просто прихуел. Мало того что вся эта ситуация дала нехилый всплеск адреналина в кровь и мочи в портки, так теперь я вообще потерял дар речи. Я не силён в стволах и не могу сказать по внешнему виду - игрушка это или нет.


- Ну че? Ссышь стоишь? Я тебе сейчас яйца отстрелю нахуй!

- Ты будешь стрелять прям тут? Тут человек 20 свидетелей и ты будешь стрелять из пистолета?


*он молча резко опускает ствол и палит мне под ноги*


Я в ахуе. Народ вскрикнул, кто-то забежал в кафе, кто то просто куда то свалил. К этому моменту на дороге стояла куча автомобилей такси. Я оглянулся в поисках возможной помощи - все таксисты сидели в машинах и снимали на телефон.


Пистолет был снова направлен на меня. Я стоял оглушенный от выстрела и думал что мне делать. Я понимал что не могу даже дернуться в его сторону, он успеет нажать на курок. Вышел хозяин кафе и культурно попросил устраивать разборки в другом месте. Тут же был не культурно послан бородатым обратно, с чем смирился и зашел обратно. Далее был длинный монолог бородача в стиле "я крутой ты нет я авторитет ты нет я тебя замочу...." я почти не помню этот момент, я стоял и думал что мне делать, я пытался проследить хоть один момент что бы он сильно отвлекся, что бы выбить пушку и убежать. Такого либо не было, либо я не решался.


Далее произошло то, чего я совершенно не мог ожидать. Подъехала машина, вышел среднего размера лысый мужик лет 40, спокойно подошёл к нам и спросил:


- Какого хуя тут происходит? Какого хуя вы на моём районе разборки устроили?

- Пошёл нахуй, я и тебя сейчас замочу! - сказал ему бородатый

- Ты кто? - спросил лысый

- Я авторитет местный (на как то так, я опускаю 70% речи)

- Какой ты нахуй авторитет? Я тебя даже не знаю! Знаешь *какого-то крутого чувака* Пшёл нахуй от сюда или через 3 минуты тут будут парни. - лысый нормально давил его


*борода просто молча ушел*


- А ты кто блять? - лысый обратился ко мне

- Стою, жду такси, этот доебался, я не с ними. - сказал я, кивнув в сторону оставшихся 4-6 человек со свадьбы к которым присоединился бородач

- А куда тебе?

- Мне в *мой район*

- Нахуй ты в такую жопу залез? Поближе нет ни че что ль?

- Мне норм

- Ну погнали, отвезу тебя, деньги есть?

- Есть, поехали


Весь путь ехали спокойно, 50-60 км/ч по пустым дорогам и обащались. Я узнал столько о криминальной жизни Москвы, что теперь просто не могу взглянуть на обычные вещи по прежнему. Лысый мужик оказался очень мудрым, общался достаточно красноречиво и вдумчиво отвечал на вопросы. По итогу, довез меня прям до подъезда, я отдал ему косарь. Выхожу и машины:


- Слушай!.. - окликнул он - Тебя как звать то?

- *моё имя*, а тебя?

- *его имя*

- Очень приятно, *его имя*

- Запиши мой номер, если что, на зоне будешь или проблемы в *таких то городах* или *с такими то правоохранительными органами*, то звони - помогу

- Ок, спасибо, ручка есть?

- Да а че?

- У меня телефон сел...


Я осознал как круто повернулась моя жизнь только после того как записал его номер в теелефон по именем "Артём Крыша"...

Показать полностью
957

Чеченские бизнесмены устроили перестрелку и поножовщину в Москве

По данным СМИ, отношения выясняли два чеченских тайпа — Халидовы и Байсуровы.

Чеченские бизнесмены устроили перестрелку и поножовщину в Москве Перестрелка, Поножовщина, Разборки, Москва, Чеченцы, Халидовы, Криминал, Длиннопост

Врачи столичного института имени Склифосовского до сих пор борются за жизнь известного в Москве миллиардера Магомеда Халидова, раненного в ночь на пятницу в бою с представителями другого чеченского тейпа — Байсуровых. Последние в перестрелке около ресторана на западе Москвы потеряли четырёх родственников — двое убиты, остальные были тяжело ранены. Пока неизвестно, что стало причиной разборок. По данным силовиков, причиной столкновения между кланами стали разногласия в бизнесе по сдаче в аренду недвижимости и долги.


По информации паблика Mash, ночной бой случился около ресторана Hills в Крылатском. Это такое известное "на районе" элитное заведение для ценителей авторской кухни и умиротворяющей атмосферы. Ночью в местную полицию поступил сигнал о перестрелке около гаражей на улице Крылатские Холмы. Как выяснилось, здесь сошлись в бою две группировки уроженцев Чечни — представители тейпа Байсуровых и Халидовых. Бой был скоротечным, но с печальными последствиями: четверо Байсуровых получили от оппонентов пули. Их привезли в больницу, однако, несмотря на все усилия врачей, двое скончались. В другой команде был ранен ножом один из лидеров — столичный миллиардер Магомед Халидов. Родственники довезли его до института имени Склифосовского, где его сразу же отправили на операционный стол. Халидову провели две операции, и его состояние до сих пор остаётся тяжёлым.

ГСУ Следственного комитета России по Москве уже возбудило уголовное дело по статье "Убийство двух и более лиц" и сейчас пытается выяснить, что не поделили между собой чеченцы. Проверяется версия о том, что Халидовы и Байсуровы были партнёрами по бизнесу, связанному со сдачей недвижимости в аренду.


— По этой теме у них и возникли разногласия: не сошёлся дебет с кредитом, речь шла о каких-то крупных долгах, — рассказал Лайфу источник в спецслужбах. — Сейчас бизнес-версия тщательно проверяется.


Магомед Халидов уже давно известен в столичных бизнес-кругах и среди силовиков. Его самого и его братьев Сумайда и Арби считают совладельцами мебельных центров "Гранд" и "Три кита".


Магомед осел в Москве ещё в 90-х годах. Тогда началось кооперативное движение, но, чем именно занимался Халидов, достоверно никто не знает. По оперативным данным, он числился грузчиком в торговом доме "Москва". В те годы он познакомился со своим будущим партнёром — Сергеем Зуевым. В советские времена он начинал грузчиком в Мосмебельторге, но во время перестройки быстро поднялся на мебельной теме: отрыл производство, магазины. В 1998 году Зуев открыл в Москве торговый комплекс "Три кита".


Считается, что основную часть денег — $25 млн внесли братья Халидовы. Что это были за деньги, никто не знает. Силовики пытались это выяснить, но так и не смогли.

— У меня была версия, что это деньги от схемы с чеченскими авизо, которая тогда была очень популярна, я просил это проверить, но дело дальше разговоров не пошло. Так всё и затихло, — рассказывает Лайфу Павел Зайцев — бывший следователь МВД, который ранее вёл скандальное уголовное дело о контрабанде в "Трёх китах". Затем произошла странная история, после которой Зуев потерял "Три кита", "Гранд" и "Гранд-2". Под предлогом создания проекта "Остров развлечения" компаньоны вывезли Зуева на Сейшельские острова. В это время в столице прошли собрания акционеров компаний, владевших торговыми комплексами, которые и отправили Зуева в отставку. А на ключевые посты были назначены представители Халидовых. Зуев затем долго судился и смог вернуть лишь малую часть бизнеса. По словам Павла Зайцева, когда началось расследование "дела "Трёх китов", Халидовы в нём не упоминались даже в качестве свидетелей.


Сейчас база СПАРК показывает, что бизнес-интересы тейпа Халидовых концентрировались в основном вокруг недвижимости и автомобилей. Магомед Халидов сейчас владеет и руководит двумя компаниями. Обе занимаются управлением недвижимостью. Это фирма "Грандплаза" и ООО "Компания Ф 10".


Во второй совладельцем числится и родственник Магомеда — Сумайд. Он же с братом Арби владеет автосалоном в районе Ховрино.


При запросе "Байсуров" база СПАРК выдаёт десяток компаний, которыми управляют люди с этой фамилией. В основном они занимаются торговлей морепродуктами и оказанием "услуг для бизнеса".

Источник: https://life.ru/t/москва/1013578/miebielnogho_korolia_moskvy...

Показать полностью
821

Мысли по поводу разгула этнической ОПГ в самом сердце России среди бела дня

Никого не обвиняю, на объективность и полную информированность не претендую. Хочется услышать мнения других москвичей и поделиться своим. Ведь такого наш город не видел давно.

Итак, кратко об информационном поводе:  на территории Хованского кладбища произошла реально массовая разборка с перестрелкой, убитыми, кавказцами, мигрантами, officer down, цирком с медведями.
Мысли по поводу разгула этнической ОПГ в самом сердце России среди бела дня Криминал, Новости, Кладбище, Разборки, Прошлое, Мэр, Сергей Собянин, Москва

Большинство из горожан законопослушные добропорядочные граждане. Да, иногда не там паркуемся, иногда превышаем скорость, бывает, и музыку не выключим после 10-ти вечера, но с кем не бывает. Зато исправно платим налоги. У меня, у такого человека из непримечательной серой массы большинства, появился в связи с этим событием резонный вопрос: какого черта здесь творится? Он адресован к МВД Москвы, к правительству города, к мэру лично. Если это только вершина айсберга?


Идет 2016 год. Мы живем в самом передовом городе далеко не самой последней страны в мире. Более того, через 2 года мы здесь собираемся принимать чемпионат мира по футболу. Город успешно воюет  с ветряными мельницами ларьками, рапортует о снижении преступности, катается на велопрокатных велосипедах по пешеходным улицам. И вот при всем при этом, этническая ОПГ ( та, которую нельзя называть вслух, ага) в открытую покрывает данью работников кладбища, среди бела дня съезжается на куче автомобилей на разборку, стреляет из огнестрельного оружия, давит полицейских. Здесь два варианта: первый, местное органы МВД знали о существовании этой ОПГ, но что-то им закрывало глаза на весь этот беспредел. Второй вариант, правоохранительные органы не знали о существовании ОПГ. И оба варианта дают очень-очень-очень нелестную характеристику ответственным ведомствам и первым лицам города. Ребят, ну какое вам ловить террористов, когда вы мышь в мешке поймать не можете? Или не хотите. Какой вам чемпионат по футболу, когда у вас бандюки разъезжают кортежами по 10 машин в выходной день?


Поймали свыше 50 участников драки (возможно, даже 90), прекрасно. Только не говорите, что это называется охранять закон. Это называется затыкать пробоины и махать кулаками после драки (в прямом смысле, какая ирония). Безопасность города и горожан формируется за счет проактивной защиты, недопущения противоправных действий в корне, а не бегом задрав задницу на борьбу с последствиями, когда все самое страшное уже случилось.


Сейчас лайф разродился статьей, в который описывает весь масштаб загнивания и хронологию развития конфликта. В целом, классика: ком проблем накапливался давно, а ниточки ведут на самый верх. Уже начал чувствовать себя в городе в комфорте и безопасности. Спасибо, что вернули к реальности. Но больше не надо, и так страшно.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: