С тегами:

skyrim

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
-19
Каджит невиновен !
5 Комментариев  
Каджит невиновен !
145
Типичная ситуация в RPG
20 Комментариев  
Типичная ситуация в RPG RPG, skyrim, bethesda, steam, Team Fortress 2, Игры, арт, Картинки, видео
50
Септимов нет, но вы держитесь!
21 Комментарий  
Септимов нет, но вы держитесь!
609
Проблемы Хермеуса Моры
26 Комментариев в The Elder Scrolls  
Проблемы Хермеуса Моры The Elder Scrolls, skyrim, Игры, Комиксы

(งಠ_ಠ)ง 

7
Книги Тамриэля - "Бессмертная кровь", Неизвестный автор
6 Комментариев  

Под этим солнцем и небом я тепло приветствую Вас, друзья!


Сегодня Вашему вниманию представляю книгу, из которой я, в своё время, очень много узнал о различных вампирах)

Мне всегда была интересна эта тема. Но информации, как мне казалось, не так уж и много.

Ещё бы, мы ведь говорим о ночных тенях, охотниках...


К слову, считаю не лишним упомянуть Скайрим и дополнение Dawnguard. Всегда умиляли "набеги" вампиров на города и посёлки с кучей стражников. Разве это не глупо? Вампиры, по моему мнению, никогда не действовали ТАК открыто. Это ведь не кучка варваров. А как Вы считаете?

Ну да я отвлёкся...)


Приятного чтения, добра и всем сыру!))


Поехали..)

_________________________________________________________________________________

Луна и звезды скрылись от глаз, тихая ночь была темна. Городская стража зажгла факелы, но человеку, который постучался в дверь моей часовни, свет был не нужен. Я знал, что Моварт Пикуин ночью видит почти так же хорошо, как и днем — потрясающая способность, учитывая, что действовал он в основном по ночам.


Его привел ко мне один из моих послушников. Взглянув на него, я решил, что он нуждается в исцелении — он был бледным, его кожа казалось почти прозрачной, а его лицо, некогда прекрасное, несло на себе отпечаток невыразимых страданий. Темные круги под глазами свидетельствовали о сильном утомлении, но его глаза горели ярким, почти безумным огнем…


Он отмахнулся от моего предложения исцелить его, хотя признал, что пришел поговорить об одном определенном заболевании.


«Вампиризм, — сказал он и остановился, увидев мой удивленный взгляд. — Мне говорили, что ты можешь помочь мне понять его природу».


«Кто это тебе сказал?» — спросил я, улыбнувшись.


«Тиссина Грей».


Я помнил ее. Храбрая, прекрасная воительница — она хотела с моей помощью разобраться в нагромождении правды и лжи о вампирах. Со дня нашей последней встречи прошло два года, и я не знал, помогли ли ей мои советы.


«Ты говорил с ней? Как поживает госпожа?» — спросил я.


«Она мертва, — холодно ответил Моварт, а затем, увидев мое потрясение, поспешил смягчить удар. — Она говорила, что твои советы очень помогли ей в ее охоте за неким вампиром. Когда я говорил с ней в последний раз, она охотилась за другим… И он убил ее».


«Значит, моих советов оказалось недостаточно, — вздохнул я. — Так почему ты думаешь, что они помогут тебе?»


«Много лет назад я сам был учителем, — ответил он. — Не в университете. Я был тренером в Гильдии бойцов и поэтому я знаю, что учителя нельзя винить в том, что ученик не задает правильных вопросов. А я собираюсь задать тебе правильные вопросы».


Так он и сделал. Несколько часов подряд он засыпал меня вопросами, и я рассказывал, рассказывал ему все, что мог. Он ничего не говорил о себе и никогда не улыбался, внимательно глядя на меня и запоминая каждое мое слово.


Наконец, вопросы начал задавать я: «Ты говоришь, что ты был тренером в Гильдии бойцов. Ты выполняешь задание Гильдии?»


«Нет, — отрезал он, и в его глазах промелькнула усталость. — Если можно, я бы хотел продолжить беседу завтра ночью. Мне нужно поспать и подумать над всем этим».


Я улыбнулся: «Ты спишь днем?»


К моему удивлению, он улыбнулся в ответ, хотя его улыбка больше походила на гримасу боли: «Когда охотишься на кого-то, то поневоле перенимаешь привычки своей жертвы».


На следующий день он снова обрушил на меня град вопросов, на этот раз более конкретных. Он хотел узнать о вампирах восточного Скайрима. Я рассказал ему о наиболее крупном племени, Волкихар — жестоких и безумных вампирах, чье дыхание леденит кровь в жилах их жертв. Я объяснил, что они живут подо льдом далеких озер и выходят на поверхность только для того, чтобы напиться крови.


Моварт Пикуин внимательно выслушал меня, задал еще несколько вопросов и, наконец, собрался уходить.


«Меня не будет несколько дней, — сказал он. — Но я вернусь и расскажу тебе, помогли ли мне твои советы».


Он сдержал свое слово — четыре дня спустя он пришел ко мне в часовню сразу после наступления полуночи. На его щеке был свежий шрам, но на его лице сияла мрачная, но довольная улыбка.


«Твои советы очень помогли мне, — сказал он. — Но тебе следует знать, что у Волкихар есть еще одна особенность, о которой ты не упомянул. Они могут протянуть свои руки сквозь толщу льда, не сломав его. Это был неприятный сюрприз — один из них схватил меня без предупреждения».


«Любопытная подробность, — заметил я, смеясь. — И ужасная. Тебе повезло».


«Я не верю в удачу, только в тренировку и подготовленность. Твои сведения помогли мне, а мои навыки рукопашного боя решили судьбу этого кровососа. Я никогда не доверял оружию. Слишком много неизвестных факторов. Даже лучшие оружейники порой куют плохие клинки — но ты всегда знаешь, на что способно твое тело. Я знаю, что могу нанести тысячу ударов, не потеряв равновесия — если, конечно, первый удар остается за мной».


«Первый удар? — пробурчал я. — Значит, тебе нельзя попадать в засаду».


«Вот почему я пришел к тебе, — сказал Моварт.- Ты знаешь об этих чудовищах все, все о каждой их проклятой разновидности. Теперь ты должен рассказать мне о вампирах северного Валенвуда».


Я сделал то, о чем он просил меня, и снова его вопросы стали суровой проверкой моим знаниям. Мне нужно было рассказать ему о многих племенах. О Бонсаму, которых можно было отличить от босмеров только при свете свечи, о Кирилт, которые могли растворяться в тумане, о Йекеф, которые заглатывали людей целиком, об ужасных Телбот, которые убивали детей, чтобы занять их место в семье и много лет терпеливо ждать, убивая одного родственника за другим.


И он снова простился со мной и пообещал вернуться через пару недель. Моварт вернулся после полуночи. На этот раз на нем не было свежих шрамов, но новые сведения были.


«Ты ошибался, утверждая, что Кирилт не может обернуться туманом, если столкнуть его в воду, — сказал он, дружески похлопав меня по плечу. — К счастью, в газообразном состоянии он не может уйти далеко, и мне удалось выследить его».


«Должно быть, он был без ума от страха. Твои познания все увеличиваются, — заметил я. — Хотел бы я, чтобы у меня был такой послушник».


«А теперь расскажи мне о вампирах Сиродила», — сказал он


Я рассказал ему все, что мог. В Сиродиле жило только одно племя — могущественный клан, который изгнал всех конкурентов так же, как это сделали сами имперцы. Никто не знал о них ничего, ибо они превзошли себя в искусстве притворства. Если они хорошо питаются, их невозможно отличить от обычных людей. Они были более культурными и цивилизованными, чем вампиры из провинций; они предпочитали пить кровь спящих людей…


«Их будет нелегко застать врасплох, — нахмурился Моварт.- Но я найду одного из них и расскажу тебе все, что узнаю. После этого ты расскажешь мне о вампирах Хай Рока и Хаммерфелла, Эльсвейра и Чернотопья, Морровинда и острова Саммерсет, да?»


Я кивнул и понял, что охота стала для него делом всей жизни. Таким, как он, намеков никогда не достаточно. Он должен узнать все.


Он пропал на целый месяц, а когда вернулся, то даже в темной часовне я разглядел его отчаяние и разочарование.


«Я потерпел неудачу, — сказал он, пока я зажигал свечу. — Ты был прав. Я не смог найти ни одного из них».


Я поднес свечу к моему лицу и улыбнулся. Он был поражен, увидев бледность моей кожи, вечный голод в моих глазах и мои зубы. О да, думаю, что мои зубы действительно стали неожиданностью для этого человека, который не мог позволить себе неожиданностей.


«Я не ел уже семьдесят два часа», — объяснил я и бросился на него. Он не успел нанести ни первого удара, ни последнего.

_________________________________________________________________________________

P.S. Эта книга уже проскакивала на пикабу. Выкладываю его для моих подписчиков, и людей, что интересуются литературой TES (которые могли упустить из виду эту замечательную книгу) К тому же, авторство я не присваиваю)

Книги Тамриэля - "Бессмертная кровь", Неизвестный автор The Elder Scrolls, Morrowind, TES IV Oblivion, skyrim, текст, длиннопост, игровая литература, книги
Показать полностью 1
87
Беспредельный уступ
5 Комментариев в Лига Художников  
Беспредельный уступ моё, skyrim, Довакин, горы, пейзаж

Скайриму посвящается
https://vk.com/gwennet

122
Когда не знаешь слова, а петь надо.
11 Комментариев  
Когда не знаешь слова, а петь надо. skyrim, темное братство, Игры, bethesda
Когда не знаешь слова, а петь надо. skyrim, темное братство, Игры, bethesda
3896
Лайфхак
268 Комментариев в The Elder Scrolls  
Лайфхак
213
Ненависть к нордам.
79 Комментариев  
Ненависть к нордам.
624
- Skyrim не поём - среди приглашенных в передних рядах батюшка.
97 Комментариев  

Дочь (11,5 лет) пятый год занимается в хоре. Хор профессиональный, с раскладкой на голоса, как положено, а не "все вместе" одним голосом спели песню про Кузнечика в траве. Репертуар разнообразный: от "Lacrimosa" и "Неаполитанской тарантеллы" до "Беловежской пущи" и "Ave, Maria!". Все время что-то разучивают: и из классики, и из современных произведений. Просить что-то "спеть" - нереально, ибо каждый ребенок поет свою партию произведения ))).

Относительно недавно (февраль) состоялся городской конкурс хоровых коллективов (Одесса). Дети работали в усиленном режиме репетиций, я даже не любопытствовала, что же они поют. Готовили 5 произведений. На конкурсе под патронатом мэра приглашены были разного калибра гости - и из консерватории, и из мэрии, и пр. Волновались все: и руководитель хора (замечательная женщина, классическое музыкальное образование, энтузиаст своего дела, руководитель музыкальной школы, возраст - около 50 лет, чуть старше), и дети ))) Короче, собрались, уехали. Возвращается через несколько часов дочка домой, уставшая, понятное дело - эмоциональное напряжение сказывается (это я себе думаю). Спрашиваю, как прошло? Ответ: - Да в последний момент Л.Л. зашла к нам в раздевалку и предупредила, что Skyrim не поём - среди приглашенных в передних рядах батюшка. На что моей реакцией была "челюсть по столу": - В смысле - Skyrim?! Вы что, "Dovakin" поёте??!! И моя невозмутимо так: - Да! И мы его так классно бы спели! Жалко, что отменили... После этого моя и без того высокая планка мнения об их руководителе хора поднялась ещё выше )))) Это же надо! P.S. Хотя, думаю, вряд ли батюшка понял бы, что это за произведение, разве что сам "продвинут" был бы )))

- Skyrim не поём - среди приглашенных в передних рядах батюшка. детский хор, батюшка, skyrim, Довакин, одесса
-29
Лучший обзор на скайрим
7 Комментариев  
Лучший обзор на скайрим
6
Книги Тамриэля - "Последние ножны Акраша", Автор: Табар Вункид
4 Комментария  

Под этим солнцем и небом я тепло приветствую Вас, друзья!


Сегодня хочу Вам представить очень интересную книгу. Первый раз я прочёл её не с процессе игры) Мне посоветовал прочесть её мой родной брат (который, к слову и подсадил меня на TES).

Надеюсь, так же как и мне, она Вам понравится)

Всем добра, ждите новых книг и не забывайте о старых. В постах Вы найдёте много интересного.

P.S. Нас с каждым постом становится больше. Это очень приятно) Хорошо понимать, что игровая литература может затягивать не меньше)


Поехали..)

_________________________________________________________________________________

Было то летом 3E 407. Вот уже в течение нескольких дней женщина-данмер в вуали приходила к одному знаменитому оружейнику Тира. Хоть лица ее и не видели, соседи решили, что, судя по фигуре и осанке, она должна быть молода и хороша собой. Когда она приходила, оружейник закрывал мастерскую и отпускал учеников на несколько часов. Во второй половине дня она уходила и на следующий день являлась снова. По городу поползли слухи о невероятной любовной истории, все удивлялись, что привлекло в старике эту таинственную богато одетую даму. Через несколько недель визиты прекратились, незнакомка более не нарушала спокойствия обитателей бедных кварталов Тира.


Прошел месяц или два, и однажды в одной из таверн молодой портной, напившись, спросил у оружейника: «Так что случилось с твоей подружкой? Разбил ей сердце?»


Оружейник, который прекрасно знал, какие слухи о нем ходили, ответил: «Она приличная благородная девушка. Между нами ничего не было».


«А чего же она к тебе каждый день ходила? — спросила хозяйка таверны, которой уже давно не терпелось об этом поговорить.


«Если вы очень хотите знать, — сказал оружейник. — Я обучал ее своему мастерству».


«Врешь», — рассмеялся портной.


«Нет, девушке очень понравилось мое искусство, — ответил оружейник не без гордости. — Я обучил ее чинить мечи, выправлять зазубрины, сколы, точить лезвия… Когда она ко мне пришла, она даже не могла приладить рукоять к лезвию… Но это ведь естественно, откуда ей научиться? Но запачкать руки она не боялась. Я научил ее восстанавливать серебряную и золотую вязь на лезвиях мечей и полировать их так, чтобы они выглядели, будто кованы самими богами».


Хозяйка таверны и портной расхохотались. Что бы там ни говорил оружейник, тон у него был такой, будто он говорит об утерянной любви всей своей жизни.


Посетители тоже послушали бы рассказ оружейника, но на обсуждение были вынесены куда более интересные новости. В центре города нашли еще одного убитого работорговца. Он был уже шестой жертвой за последние две недели. Некоторые называли убийцу «Освободителем», но большинство не особенно думало о страданиях рабов, посему в народе предпочитали звать его «Дровосеком», так как у нескольких жертв были отрублены головы.


Пока чернь спорила, как будет выглядеть следующая жертва, работорговцы устроили собрание в поместье серджо Дрес Минегора. Минегор принадлежал к младшим чинам Дома Дрес, но среди работорговцев считался чем-то вроде старшины. Возможно, лучшие годы его жизни уже были позади, но товарищу по ремеслу уповали на его мудрость.


«Нам нужно собрать воедино все, что известно об этом Дровосеке, и определить направление для поисков, — сказал Минегор собравшимся. — Что нам известно? Нам известно, что он ненавидит рабство. Нам известно, что он искусно орудует мечом. Нам известно, что он невероятно скрытен и осторожен. Похоже, что это искатель приключений, чужеземец. Очевидно, что ни один из уроженцев Морровинда не стал бы так действовать».


Работорговцы закивали. Чужеземцы всегда приносили им одни неприятности.


«Был бы я на пятьдесят лет помоложе, я бы достал свой меч Акраш, — Минегор указал рукой на оружие, висевшее на стене над камином, — и сам бы уничтожил убийцу. Ищите негодяя там, где обычно собираются путешественники — в тавернах и гильдиях. А когда найдете, покажите, что тоже умеете рубить».


Работорговцы вежливо засмеялись.


«А вы не могли бы одолжить мне свой меч, серджо?» — спросил молодой Сорон Джел.


«Я бы с удовольствием, — вздохнул Минегор, — но я поклялся, что он уйдет на покой вместе со мной».


Минегор позвал свою дочь Пелию, чтобы она принесла гостям еще флина, но они отказались. Впереди их ждали поиски Дровосека, выпивка могла подождать. Минегор одобрил их решение, тем более, что алкоголь стоил недешево.


Когда все гости ушли, старик поцеловал дочь, бросил взгляд на сверкающий Акраш и пошел спать. Как только он вышел из комнаты, Пелия сняла со стены меч и через минуту уже бежала по полю за домом. Она знала, что Казаг давно уже ждет ее в конюшне.


Он выпрыгнул из тени, обхватил ее своими сильными поросшими мехом руками и начал целовать, долго и нежно. Наконец, она неохотно отстранила его и протянула ему меч. Он попробовал лезвие.


«Самый умелый каджитский оружейник не заточил бы лучше, — сказал он, с гордостью глядя на возлюбленную. — Я ведь вчера немного его затупил».


«Это точно, — молвила Пелия.- Ты, похоже, разрубил им железную кирасу».


«Работорговцы принимают меры предосторожности, — ответил он. — О чем они говорили на собрании?»


«Они считают, что это чужеземец, — засмеялась она. — Им и в голову не пришло, что раб-каджит может обладать достаточной смелостью и навыками для этого».


«А твой отец не подозревает, что именно его дорогой Акраш убил его сотоварищей?»


«С какой стати, если каждый день он висит на стене, отполированный и заточенный как новый? Мне пора идти, пока кто-нибудь не заметил, что меня нет. Ко мне по вечерам иногда приходит кормилица. Спрашивает о свадьбе. Как будто это был мой выбор».


«Обещаю тебе, — сказал Казаг очень серьезно. — Тебя не выдадут замуж насильно. Последними ножнами Акраша станет сердце твоего отца. А потом ты сможешь освободить всех рабов, переехать в лучшее место и выйти замуж за того, за кого захочешь».


«Интересно, кто бы это мог быть», — хихикнула Пелия и выбежала из конюшни.


Перед самым рассветом Пелия встала и вышла в сад. В винограднике он нашла Акраш. Лезвие оставалось относительно острым, но по нему шли вертикальные царапины. Кто-то опять лишился головы, подумала она, и, взяв пемзу, стала терпеливо полировать меч. Наконец, она обмыла его раствором соли и уксуса. Когда ее отец спустился к завтраку, меч висел на своем обычном месте и выглядел, как новый.


Вскоре все в доме узнали, что Кемиллит Тором, жених Пелии, был найден мертвым. Его голова была насажена на пику в нескольких футах от тела. Пелии не пришлось притворяться огорченной. Ее отец знал, что она не хотела выходить за него замуж.


«Жаль, — сказала он. — Парень был неплохим работорговцем. Однако многие юноши захотят породниться с нашей семьей. Как насчет Сорона Джела?»


Две ночи спустя Сорон Джел встретился с Дровосеком. Борьба закончилась очень быстро, однако Сорон подумал об обороне — он спрятал в рукав отравленную иглу. Получив смертельный удар, он упал на Казага и уколол его в ногу. К тому времени, как Казаг дошел до дома Минегора, он уже умирал.


В глазах его темнело, но он смог забраться на окно Пелии и тихо постучал по стеклу. Пелия крепко спала, ей снились чудесные сны о будущей жизни со своим милым каджитом. Он постучал громче, и от этого проснулась не только Пелия, но и ее отец, спавший в соседней комнате.


«Казаг!» — вскрикнула она, открывая окно. Следующим в комнате показался сам Минегор.


И он увидел, как его раб, его собственность, собрался отрубить голову его дочери, его собственности, его же мечом, его собственностью. С неизвестно откуда взявшейся энергией, Минегор выбил меч из рук умирающего каджита и, прежде чем Пелия успела что-либо сделать, пронзил этим мечом сердце ее любовника.


Старик выронил меч и повернулся к двери, чтобы позвать стражу. Тут он подумал, что надо бы узнать, не ранена ли его дочь. Минегор повернулся к ней. На секунду у него все поплыло перед глазами. Затем он увидел кровь и почувствовал боль. Он умер, прежде чем успел осознать, что его дочь заколола его Акрашем. Меч, наконец, обрел последние ножны.


Неделю спустя, после официального расследования, раб был похоронен в безымянной могиле на территории поместья, а серджо Дрес Минегор обрел последнее пристанище в скромном уголке фамильного мавзолея. Огромная толпа пришла поглазеть на похороны работорговца, который по ночам убивал своих конкурентов. Толпа вела себя очень тихо, но каждый в ней пытался представить последние минуты его жизни. Как обезумев, он напал на собственную дочь, рядом с которой, к счастью, оказался верный раб, а потом заколол себя.


В толпе стоял и старый оружейник, который в последний раз увидел ту самую девушку в вуали. Вскоре она навсегда покинула Тир.

Показать полностью
-62
Вовремя нажатая пауза или за секунду до ...
16 Комментариев в Лига Геймеров  
Вовремя нажатая пауза или за секунду до ...
118
Города Скайрима. Виндхельм
6 Комментариев в Лига Художников  
Города Скайрима. Виндхельм
-13
Интересно что это за зачарование...
9 Комментариев  
Интересно что это за зачарование...
-24
Немного настольгии по Skyrim!
4 Комментария в The Elder Scrolls  

Завораживающие пейзажи Skyrim, и проникающая в самую душу песня!

Не моё!  Украдено с ютуба.

42
Когда устал доказывать, что твой Каджит невиновен
11 Комментариев в Котомафия  
Когда устал доказывать, что твой Каджит невиновен
5
Книги Тамриэля - "Аргонианский доклад, книга 4", Автор: Вогин Джарт
8 Комментариев  

Под этим солнцем и небом я тепло приветствую Вас, друзья!


После прочтения всей серии книг, приглашаю всех в комменты. Делитесь впечатлениями, эмоциями, мнениями) Мы ведь клуб любителей литературы TES к конце концов))

Всех желающих и дальше знакомиться и читать литературу этой замечательной вселенной милости прошу в подписчики)

Как всегда, рекомендую читать серию с самого начала. Так же предыдущие приключения Скотти вы можете прочесть в серии книг "Танец в огне" (есть в моих постах)

Предыдущие тома:

Том 1

Том 2

Том 3


Поехали..)

_________________________________________________________________________________

Декумус Скотти тонул, но, парализованный, он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой из-за порчи, которую наслали на него аргонианские крестьяне. Однако он еще не захлебнулся. Стремительная и бурлящая река Онкобра с легкостью могла переворачивать даже большие камни, так что Скотти несся вперед, крутясь и подпрыгивая в воде.


Он понял, что вскоре умрет, но это было гораздо лучше, чем жить в Чернотопье. Он даже не запаниковал, когда почувствовал, как вода заполняет его легкие и темнота принимает его в свои объятия.


Впервые за долгое время Декумусом Скотти овладело чувство покоя. О, благословенная тьма! Но вскоре пришла боль, и он почувствовал, что кашляет, извергая воду из живота и легких.


Чей-то голос произнес: «Ого, он жив, не так ли?»


Скотти не был уверен в том, что это правда, даже когда открыл глаза и вгляделся в склоненное над ним лицо. Это был аргонианин, совсем не похожий на тех, кого ему приходилось видеть раньше. Его лицо было тощим и тонким, как наконечник копья; ярко-красная чешуя блестела на солнце. Он подмигнул Скотти, и его веки сомкнулись, оставив вертикальные щелки.


«Думаю, нам не стоит есть тебя, а?» — существо улыбнулось. Поглядев на его зубы, Скотти заключил, что это не была пустая угроза.


«Благодарю», — слабо произнес Скотти. Он приподнял голову, чтобы поглядеть, кто были эти «мы», и обнаружил, что лежит на грязной косе у спокойной, мутной реки, окруженный группой аргониан с похожими узкими мордами и чешуей всех цветов радуги: ярко-зеленой и пурпурной, голубой и оранжевой — красивой, как драгоценные камни.


«Ты можешь сказать мне, нахожусь ли я рядом с… эээ… чем-нибудь?»


Рубиновый аргонианин рассмеялся: «Нет, ты оказался в центре всего, и рядом нет ничего».


«Ох, — произнес Скотти. Он уже понял, что расстояние в Чернотопье не имеет большого значения. — А кто вы?»


«Мы — агацефы, — ответил рубиновый аргонианин. — А мое имя — Ному».


Скотти представился: «Я старший служащий в Строительной комиссии лорда Ванека из Имперского города. Меня направили сюда, чтобы решить проблемы торговли в этой местности, но я потерял документы и не встретился ни с кем из аркейнов Гидеона…»


«Алчные работорговцы, выродки, для которых важна только собственная выгода», — промурлыкал с чувством агацеф с лимонно-желтой чешуей.


«…А теперь я просто хочу попасть домой», — сказал Скотти.


Ному улыбнулся во весь рот, как хозяин, который увидел, что незваный гость собирается уходить с вечеринки: «Шес проводит тебя».


Похоже, Шесом звали маленькое существо резкого желтого цвета, и он вовсе не был рад такому поручению. С неожиданной силой он вздернул Скотти на ноги и на какой-то момент напомнил ему Гемуллуса, который бросил его в бурлящую жижу возле Подземного экспресса, но вместо этого Шес подтолкнул Скотти к крошечному узкому плоту, толщиной с бритву, который болтался у берега.


«Вот так вы путешествуете?»


«У нас нет сломанных телег и заморенных лошадей, как у наших соплеменников снаружи. — Ответил Шес, закатив крошечные глазки. — Мы не знаем способа путешествовать лучше».


Аргонианин уселся в заднюю часть плота, и при помощи своего хлыстоподобного хвоста привел плот в движение. Они быстро скользили между слизистыми водоворотами, которые воняли так, будто на их дне скопилась вся падаль, умершая на болоте за последнюю сотню лет, между острыми рифами, которые выглядели крепкими, но разваливались от малейшего колебания спокойной воды, проплывали под мостами, которые когда-то были сделаны из металла, но теперь были покрыты ржавчиной.


«Все в Тамриэле стекает в Чернотопье», — заметил Шес.


Пока они плыли по реке, Шес объяснил Скотти, что агацефы — одно из многих аргонианских племен, живущих в сердце провинции. И они не видят смысла в том, чтобы поддерживать контакты с внешним миром. Скотти повезло, что именно они нашли его. Наги, жабоподобные паатру и крылатые сарпа непременно убили бы его.


Обитали здесь и другие твари, которых следовало избегать. Хотя в Чернотопье были и нормальные хищники. Падальщики, которые жили в мусоре, скопившемся здесь, редко брезговали живым мясом. Крылобои парили над головой — точно таких же Скотти видел на западе.


Шес притих и остановил плотик, явно чего-то ожидая.


Скотти посмотрел в том же направлении, что и Шес, но не увидел ничего необычного в грязной воде. Потом он вдруг заметил, что какое-то пятно зеленой слизи прямо перед ними перемещается, притом довольно быстро, от одной отмели к другой. Оставляя за собой след из мелких косточек, оно исчезло в тростниках.


«Вориплазм, — пояснил Шес, вновь направляя вперед свое суденышко. — Жирный. Может объесть тебя до костей буквально за секунду».


Пытаясь отвлечься от вони, окружающей его, Скотти решил, что настал момент сделать комплимент штурману за его прекрасное знание языка, тем более удивительное для представителя племени, жившего так далеко от цивилизации. Аргониане, живущие на востоке, умели разговаривать очень хорошо.


«Здесь пробовали возвести храм Мары, неподалеку, в Умфоло, двадцать лет назад, — пояснил Шес, а Скотти кивнул, припомнив, что читал об этом в записях до того, как они были утеряны. — Но все жрецы умерли от болотной лихорадки в течение первого месяца. Трагический случай. Но от них остались прекрасные книги».


Скотти хотел выяснить подробности, как вдруг перед ним предстало что-то настолько огромное и ужасающее, что он замер на месте.


Впереди высилась гора шипов, наполовину погрузившаяся в воду и опирающаяся на когти длиной в девять футов. Белые глаза твари тупо уставились вперед, и существо вдруг содрогнулось и накренилось, выбросив вперед челюсть и обнажив клыки, покрытые кровью.


«Болотный Левиафан, — присвистнул огорошенный Шес. — Очень, очень опасен».


Скотти раскрыл рот, поражаясь спокойствию агацефа, и еще более поражаясь тому, что он продолжал править все ближе и ближе к чудовищу…


«Из всех тварей в мире крысы, пожалуй, наихудшие», — сказал Шес, и Скотти внезапно понял, что чудовище было мертво. Движение производили сотни крыс, которые копошились в нем, прогрызая ходы наружу и шмыгая под его шкурой.


«Безусловно», — подтвердил Скотти, и мысленно обратился к папкам, похороненным в глубине Чернотопья, и описанным в них четырем десятилетиям работы имперцев в этих болотах.


Вдвоем они продолжили путь на запад, через серцде Чернотопья.


Шес показал Скотти обширный лабиринт руин, оставшихся от столиц Котринги, поля цветущих трав и папоротников, тихие протоки под навесом из голубых мхов и самое потрясающее, что Скотти видел в своей жизни — великий лес зрелых деревьев хист. Они не встретили ни одной живой души до самого Имперского торгового тракта к востоку от Топей, где проводник-редгард Майлик терпеливо ожидал Скотти.


«Я собирался ждать вас еще две минуты, — нахмурился редгард, стряхивая объедки в кучу у своих ног. — И не более того, сэр».


Солнце ярко светило, когда Декумус Скотти въехал в Имперский город. Утренняя роса еще не сошла, и лучи солнца сияли на каждом здании, будто город отполировали к его приезду. Скотти потрясло, насколько чистым был город, и как мало в нем нищих.


Длинное здание Строительной комиссии лорда Ванека ничуть не изменилось, но почему-то показалось Скотти странным и даже экзотическим. Оно не было покрыто грязью, а люди внутри него по большей части работали.


Даже сам лорд Ванек, хотя и был исключительно толст и косоглаз, казался безупречным — не только потому, что на нем не было ни единого пятнышка, но и потому, что был относительно честен. Скотти уставился на него, как только увидел. Ванек ответил ему таким же взглядом.


«Ну и видок у тебя, — насупился коротышка. — Что твоя лошадь волоком протащила тебя по всему Чернотопью? Я бы посоветовал тебе поехать домой и привести себя в порядок, но здесь собралось много людей, которые хотели видеть тебя. Надеюсь, ты сможешь им помочь».


И это не было преувеличением. Около двадцати самых могущественных и богатых людей Сиродила ожидали его. Скотти выделили кабинет, который был даже больше кабинета самого лорда Ванека, и он повстречался с каждым из этих людей.


Первыми из клиентов Строительной комиссии оказались пятеро независимых торговцев, раздувшихся от важности, с кошельками, полными золота. Они желали узнать, что Скотти намеревается делать для улучшения состояния торговых путей. Скотти рассказал им о состоянии главных дорог, торговых караванов, мостов, и о других препонах между рынками и пограничными территориями. Они приказали ему все это срочно исправить, и не пожалели золота, чтобы он мог это сделать.


Через три месяца мост у Топи утонул в грязи, большой караван развалился от старости, а главная дорога к Гидеону полностью скрылась под болотной водой. Аргониане прибегли к своим старым средствам сообщения. Теперь они плавали на своих маленьких плотиках и иногда использовали Подземный экспресс, чтобы перевозить в небольших количествах зерно, которое прибывало в Сиродил в три раза быстрее, чем раньше, и не сгнивало по дороге.


Архиепископ Мары также пожелал незамедлительно встретиться со Скотти. Этот добросердечный человек был напуган рассказами о том, как аргонианские матери продают своих детей в рабство, и открыто спросил Скотти, правда ли это.


«К сожалению, да», — ответил Скотти, и архиепископ осыпал его септимами, наказав клерку привозить в провинцию больше еды, чтобы облегчить страдания аргониан, и построить школы, чтобы они могли учиться и со временем улучшить свое положение.


Через пять месяцев последняя книга исчезла из опустевшего храма Мары в Умфоло. Аркейны обанкротились, и рабы вернулись на крошечные фермы своих родителей. Аргониане поняли, что смогут сами обеспечивать себя продуктами, если у них будет достаточно трудолюбивых работников, и рабство резко сошло на нет.


Посланник Тслеикст, обеспокоенный возросшим уровнем преступности на севере Чернотопья, принес в комиссию пожертвования от других эмигрировавших аргониан, таких, как он сам. Они просили Скотти усилить имперскую охрану на границе Топей, поставить больше магических фонарей вдоль дорог, усилить патрули и учредить побольше школ, чтобы юные аргониане могли улучшать свой моральный облик, вместо того, чтобы совершать преступления.


Через шесть месяцев на дорогах совсем не осталось наг, поскольку не осталось торговцев, которых можно было бы грабить. Бандиты вернулись в свое уютное вонючее болото, где они были счастливы, а состояние их улучшилось благодаря гнили и разложению, которые они так любили. Тслеикст и его сотоварищи были так довольны, что наградили Декумуса Скотти дополнительной суммой денег, наказав продолжать в том же духе.


Чернотопье было, есть и будет тем местом, в котором невозможно развить масштабную товарную экономику, основанную на плантациях и больших фермерских хозяйствах. Не только аргониане, но и каждый, даже все население Тамриэля, могли бы жить в Чернотопье, ведя натуральное хозяйство и выращивая только то, что им нужно. Это казалось Скотти обнадеживающим.


Решение всех проблем у Скотти всегда было одним и тем же. Он передавал десять процентов полученного золота Строительной комиссии, а все прочее оставлял себе, ничего не сделав для удовлетворения желаний просителей.


Через год Декумус Скотти накопил достаточно, чтобы уйти в отставку и жить безбедно. Положение дел в Чернотопье было лучше, чем на протяжении последних сорока лет.

_________________________________________________________________________________

Книги Тамриэля - "Аргонианский доклад, книга 4", Автор: Вогин Джарт The Elder Scrolls, Morrowind, TES IV Oblivion, skyrim, текст, длиннопост, книги, игровая литература
Показать полностью 1
-143
Геймер оценит
33 Комментария в Blizzard на Пикабу  
Геймер оценит
8
Книги Тамриэля - "Аргонианский доклад, книга 3", Автор: Вогин Джарт
3 Комментария в The Elder Scrolls  

Под этим солнцем и небом я тепло приветствую Вас, друзья!


Прошу прощения за долгое отсутствие и спасибо всем, кто интересовался и ждал новых постов)

В качестве компенсации, сегодня я выложу две части этой книги) Таким образом приключения Скотти мы прочтём полностью)


Предыдущие тома:

Том 1

Том 2


Поехали..)

_________________________________________________________________________________

Декумус Скотти должен был прибыть в Гидеон, имперский город на юго-востоке Чернотопья, чтобы совершать коммерческие сделки на благо провинции от имени Строительной комиссии лорда Ванека и ее клиентов. Вместо этого он оказался в полузатопленной прогнившей деревушке под названием Хиксиноуг, где не знал никого, кроме контрабандиста Чиро Гемуллуса, переправлявшего наркотики.


Гемуллуса совершенно не смутило, что вместо юга торговый караван шел на север. Он взял у Скотти ведро с тродхами — маленькой хрусткой рыбкой, которую тот купил в деревне, и уплетал ее за обе щеки. Скотти хотелось, чтобы эти рыбки были уже зажарены или, по крайней мере, мертвы, но Гемуллус с улыбкой объяснил ему, что мертвые тродхи — это смертельный яд.


«Будь я там, где я должен быть, — недовольно сказал Скотти, закидывая в рот одно из бьющихся в страхе существ, — у меня было бы мясо, сыр и бокал вина».


«Я продаю лунный сахар на севере, а покупаю на юге, — ответил Гемуллус. — Тебе нужно мыслить шире, друг мой».


«Я веду дела только в Гидеоне», — посетовал Скотти.


«Ну, у тебя есть выбор, — сказал контрабандист. — Ты мог бы остаться тут. Большая часть деревень в Аргонии недолго остается на одном месте, и весьма вероятно, что через месяц-другой Хиксиноуг переместится к воротам Гидеона. Это, наверное, самый легкий путь».


«Но это слишком выбило бы меня из графика», — сказал Скотти.


«Другой вариант. Ты можешь опять присоединиться к каравану, — продолжил Гемуллус. — Может, тебе повезет и они пойдут в нужную тебе сторону, не застрянут в грязи и не окажутся перебиты нагами».


«Меня это не устраивает, — нахмурился Скотти. — Еще идеи?»


«Сядь на корни. Подземный экспресс, — оскалился Гемуллус. — Пошли».


Скотти пошел за Гемуллусом в рощу с деревьями, почти скрывшимися под зеленым мхом. Контрабандист смотрел себе под ноги, периодически ковыряя густую грязь, пока наконец, не нашел место, где из глубины поднимались большие маслянистые пузыри.


«Отлично, — сказал он. — Теперь самое главное — не паниковать. Экспресс понесет тебя к югу: это зимняя миграция. Как только увидишь вокруг красную глину, значит, ты у Гидеона. Просто не паникуй. Найди место, где вверх поднимается много пузырей. Это дыхательное отверстие, и через него можно выбраться наверх».


Скотти тупо посмотрел на Гемуллуса. «Этот человек несет полную ахинею», — подумал он.


«Чего?» — удивился контрабандист.


Гемуллус взял Скотти за плечо и поставил на место с пузырями:


«Стой тут».


Скотти начал быстро погружаться в грязь. В ужасе он уставился на контрабандиста.


«И помни, — напутствовал его Гемулус, — что пока не увидишь вокруг много красной глины, не дергайся. А потом выбирайся через пузыри».


Чем сильнее Скотти пытался выбраться, тем быстрее он погружался. Он уже погрузился в грязь по шею. Скотти продолжал смотреть на контрабандиста, не мог шевелиться и издавал странные звуки.


«Не паникуй, никто не собирается тебя есть. В животе у корневика можно прожить несколько месяцев», — спокойно сказал тот.


Скотти набрал в легкие побольше воздуха и закрыл глаза, погрузившись в грязь с головой.


Внезапно служащий Строительной комиссии почувствовал вокруг теплоту, которую совсем не ожидал. Открыв глаза, он обнаружил, что находится в какой-то полупрозрачной слизи, которая быстро движется, скользя сквозь грязь, как сквозь воздух, легко передвигаясь по сложной системе корней. Скотти почувствовал одновременно смятение и удовольствие, несясь с сумасшедшей скоростью через незнакомую тьму. Ему казалось, что он летит высоко в полуночном небе, а не скользит под топью в подземном экспрессе.


Взглянув вверх на массивные корни деревьев, Скотти увидел нечто, что двигалось рядом с ним. Восьмифутовое создание без рук, без ног, без костей, без глаз, без цвета и практически без формы скользило по корням. Внутри него виднелось что-то темное. Приблизившись, Скотти разглядел, что это аргонианин. Тот помахал ему, а омерзительная тварь, в которой он находился, немного сплющилась и помчалась вперед еще быстрее.


При виде этой картины в уме Скотти начали проявляться слова Гемуллуса. «Зимняя миграция», «дыхательное отверстие», «тебя переваривают» — эти фразы зазвучали в его мозгу, и он лихорадочно попытался взглянуть на ситуацию c другой точки зрения. Но с другой точки зрения взглянуть не получалось. Только что он ел живую рыбу, а теперь дал съесть себя. Его проглотил червь.


Скотти потерял сознание.


Он приходил в себя постепенно. Ему снился чудный сон, в котором он находился в теплых объятиях женщины. Улыбаясь, он открыл глаза, и реальность обрушилась на него.


Червь все также слепо несся вперед, скользя по корням, но это уже не было похоже на полет по ночному небу. Теперь его окружение напоминало небо перед рассветом, оно было красным и розовым. Скотти вcпомнил о словах Гемуллуса о красной глине, которая находится недалеко от Гидеона. Теперь ему нужно было найти пузыри.


Пузырей нигде не было. Хотя внутри у червя было все также тепло и удобно, Скотти показалось, будто земля давит на него. «Не паниковать!» — говорил Гемуллус, но одно дело услышать совет, а другое — последовать ему. Скотти начал извиваться, и червь стал двигаться быстрее из-за давления изнутри.


Вдруг Скотти увидел маленькую череду пузырьков, поднимающихся из подземного потока сквозь грязь и корни на поверхность. В тот момент, когда корневик проносился мимо, Скотти рванулся вверх, разрывая тонкую кожу червя. Пузыри потянули Скотти к поверхности, и, не успев моргнуть глазом, он вынырнул в красной водянистой грязи.


Два серых аргонианина стояли рядом под деревом, держа в лапах сеть. С вежливым любопытством они посмотрели на него. В их сети трепыхались несколько покрытых мехом тварей, похожих на крыс. Когда он заговорил с ними, с дерева свалилась еще одна, и хотя Скотти раньше не слыхал ни о чем подобном, он понял, что это охотники.


«Извините, — весело сказал Скотти. — Не подскажете, где находится Гидеон?»


Аргониане представились как Рисующее Пламя и Пучок Свежих Листьев и посмотрели друг на друга, размышляя, как им лучше ответить.


«А кого вы ищете?» — спросил Пучок Свежих Листьев.


«Это, кажется… — припоминал Скотти свои давно пропавшие записи о своих людях из Чернотопья в Гидеоне. — Кажется, аркейн Правая Ступня… Камень?»


«За пять золотых мы покажем дорогу. На восток. Тут плантация к востоку от Гидеона. Очень хорошая», — ответил Рисующее Пламя.


Скотти подумал, что это лучшая сделка за последние два дня, и дал Рисующему Пламени пять септимов.


Аргониане отвели Скотти на грязную тропу, проходившую через тростники, и скоро он увидел голубые просторы Топальской бухты. Он разглядел величественные поместья, обнесенные стеной, где повсюду росли ярко-малиновые цветы, и сам удивился, подумав: «А это красиво!»


Дорога шла вдоль быстрого ручья, текущего на восток от Топальской бухты. Ему сказали, что это река Онкобра. Она уходит в самые темные места Чернотопья, вглубь провинции.


Проходя мимо ворот последних плантаций у Гидеона, Скотти увидел, что поля здесь в большинстве своем были запущены. На них лежали полегшие колосья, деревья в заброшенных фруктовых садах стояли без листьев. Рабы-аргониане, работавшие на полях, выглядели тощими и слабыми, почти полумертвыми. Они больше напоминали призраков, чем живых существ.


Спустя еще два часа ходьбы поместья выглядели все еще пристойно, по крайней мере, с большого расстояния, дорога была все еще крепкой, хоть и поросшей сорняками, но Скотти разнервничался. Его напугали работники на полях и состояние местного сельского хозяйства, а местность больше не казалась привлекательной. «Сколько еще?» — спросил он.


Пучок Свежих Листьев и Рисующее Пламя посмотрели друг на друга так, будто спрашивали и не их вовсе.


«Аркейн на востоке? — произнес Пучок Свежих Листьев. — Далеко или близко?»


Рисующее Пламя уклончиво пожал плечами и сказал: «За пять золотых покажем тебе путь. Просто на восток. Там. Плантация. Превосходная».


«Да вы понятия об этом не имеете, так? — закричал Скотти. — Почему же вы сразу не сказали об этом, чтобы я мог спросить кого-нибудь другого?»


За повором впереди послышался топот копыт. Лошадь приближалась.


Скотти пошел навстречу, чтобы поприветствовать наездника и не увидел, как из когтистой лапы Рисующего Пламени сверкнула молния. Ледяное прикосновение к позвоночнику наполнило тело Скотти невероятной тяжестью. Он был парализован.


При проклятии паралича обездвиженная жертва продолжает видеть и думать, хотя тело и не повинуется ей. И Скотти мысленно выругался: «Вот черт!»


Рисующее Пламя и Пучок Свежих Листьев, без сомнения, были, как и большинство простых рабочих, сведущи в магии иллюзий. И они не были друзьями имперцев.


Аргониане столкнули Декумуса Скотти на обочину дороги как раз тогда, когда лошадь с всадником показались из-за поворота. Всадник был значительной персоной, аристократом в сверкающих темно-зеленых одеждах под цвет его чешуйчатой кожи. Украшенный оборками капюшон казался частью его тела, и смотрелся на его голове, как рогатая корона.


«Приветствую, братья!» — сказал всадник.


«Приветствуем, аркейн», — отвечали двое. Пучок Свежих Листьев добавил: «Как дела милорда этим чудесным днем?»


«Нет мне ни покоя, ни отдыха, — по-царски вздохнул аркейн. — Одна из моих работниц родила близнецов. Близнецов! К счастью, мы нашли для них хорошего покупателя, а мать не стала поднимать шума. И потом, ко мне должен приехать какой-то дурак-имперец из Строительной комиссии лорда Ванека. Мне надо встретить его в Гидеоне. Уверен, он захочет все осмотреть, прежде чем он даст мне доступ к казне. Столько суеты».


Рисующее Пламя и Пучок Свежих Листьев посочувствовали ему и, когда аркейн Правая Ступня Камень уехал, они вернулись поглядеть на своего заложника.


К несчастью, сила тяжести действует в Чернотопье так же, как и во всем остальном Тамриэле, и их заложник Декумус Скотти катился вниз в течение всего разговора, а теперь тонул в реке Онкобре.

_________________________________________________________________________________

Книги Тамриэля - "Аргонианский доклад, книга 3", Автор: Вогин Джарт The Elder Scrolls, Morrowind, TES IV Oblivion, skyrim, текст, длиннопост, книги, игровая литература
Показать полностью 1
Как ленивый любитель сосисок угодил хипстерам и офисным менеджерам
спонсорский пост от

Считается, что двухколесный транспорт начинает свою историю в 1817 году. Тогда изобретатель и ученый Карл фон Дрез сконструировал первый самокат и представил устройство как «машину для ходьбы». В 1916 году появился первый самокат с мотором. Разработку тут же взяли на вооружение почтовые и полицейские службы, но говорить об огромной популярности было сложно.

Как ленивый любитель сосисок угодил хипстерам и офисным менеджерам длиннопост

Тем более, что с ростом технологического прогресса самокаты как средство передвижения отходили на задний план, уступая позиции велосипедам, механическим скутерам и машинам. И постепенно из вполне взрослого транспорта превратились в простое развлечение для детей. Однако скоро этой ситуации суждено было измениться. И виной тому стала обычная человеческая лень.

Лень, семья и колбаса

В 2000 году, словно по мановению волшебной палочки, снова произошел самокатный бум. На прилавках магазинов США появились первые алюминиевые красавцы — небольшие, легкие и прочные. На боках и деке красовалась резкая, как свист пролетающего мимо вас любителя скорости, надпись «Razor».

Показать полностью 8


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь