С тегами:

не мое

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
41
Картонная история 2 (продолжение)
48 Комментариев  

Вышла вторая серия. Начало http://pikabu.ru/story/_4591243

367
Гнилой народец
46 Комментариев  

Раиса Тихоновна Лепёхина много на своём веку повидала и пережила, потому ей голову не заморочишь, баки не забьёшь и на кривой козе не объедешь. Но народ нынче такой гнилой пошёл, что приходится всё время быть начеку и вести жизнь хлопотную и утомительную.


По понедельникам она, хоть и пенсионерка, всегда ходит на биржу труда. Берёт талончик, занимает очередь и, устроившись на неудобной банкетке, тяжело вздыхает:

– Это же сколько людей без дела толчётся, уму непостижимо! В моё время на каждом углу объявления висели: «Требуется. Требуется». Рабочие по сорок лет к одной проходной по гудку ходили. А сейчас молодые, здоровые, с образованием, а трудиться не желают. Вот вы, женщина, на завод пошли бы?


Модно одетая девушка лет двадцати пяти с тонкими чертами лица нервно оглядывается.


– Это вы мне?

– Вам-вам, женщина, – Раиса Тихоновна принципиально использует это обращение. Пусть привыкает! А то взяли моду – до седых волос в девушках ходить.

– Я по специальности биолог, – смущённо оправдывается её юная собеседница. – Что мне на заводе делать?

– Биолог она! – фыркает старуха. – А ты государство спросила: нужны ему биологи? В школе тебя учили бесплатно, потом в институте пять лет дурака валяла, а теперь на биржу пришла: пристройте меня. Небось ещё и пособие просить будешь. А на производство предложат пойти, так в амбицию бросишься: я, мол, биолог.

– Чего ты, мать, на девушку наехала? – неожиданно заступается слегка потрёпанный мужичок лет сорока. – Я, к примеру, сам с завода, слесарь четвёртого разряда. А тоже без работы.

– Значит, такой слесарь, – рубит с плеча Лепёхина. – У нас на заводе путёвых слесарей на руках носили. Ко всем праздникам премии, пайки, квартиры вне очереди. Виктора Стасюка даже круизом заграничным наградили.

– Меня, может, тоже на руках носили, – подбоченивается мужичок. – Вот только завод медным тазом накрылся вместе с директором. Полтыщи человек на улицу выкинули и не глянули, слесарь ты там или токарь.

– Значит, работали плохо. Бракоделы! – выносит уничижительный вердикт пенсионерка и с кряхтением поднимается: подошла её очередь.


В кабинете румяной инспектрисы Вареньки она требует перечислить все имеющиеся вакансии и, с подозрением глядя на девушку, резюмирует:

– Опять вы для меня ничего не нашли. Для своих так, небось, место сразу подбираете, а если кто с улицы пришёл, так сиди, бабка, на голую пенсию.

– Ну почему же, – робко возражает Варенька, – вот нужна консьержка, кстати, от вашего дома недалеко.

– Это чтоб я сутки в подъезде на сквозняке сидела? – оскорблённо поджимает губы Раиса Тихоновна. – Годы мои не те, чтобы, как макака, на стуле вертеться. Ты мне нормальную работу предложи.


Лепёхина свято убеждена, что где-то до сих пор клеят коробочки и собирают авторучки на дому, но Варька пристраивает туда своих, может быть, даже и за взятки. Вон одета как картинка. Это с какой такой зарплаты? Беседа с инспектрисой заканчивается жалобой на её бездушие и формальный подход. Бедная Варя из-за этого в очередной раз останется без премии. Ну и что? Пусть знает, что Лепёхина себя в обиду не даст.


По вторникам Раиса Тихоновна посещает поликлинику. Приходит к кардиологу, получает направления на кардиограмму и анализы. Неукоснительно всё сдаёт и является через неделю, чтобы узнать результаты и получить назначения. Закончив с кардиологом, записывается к невропатологу, потом к урологу, отоларингологу и далее по списку. Когда список исчерпывается, начинает всё сначала. И не дай бог кто-то из докторов заявит, что её проблемы носят возрастной характер.


– Тебя государство выучило на врача, так лечи, а не в паспорт ко мне заглядывай! – возмущается старуха, тут же переходя на «ты», и пишет жалобу в горздрав. Там Лепёхина давно известна как докучливая кляузница, но реагировать чиновники вынуждены. Ведь она, если что, и до министра дойдёт.


Среду Раиса Тихоновна посвящает собесу, который, как и многие старушки, почему-то называет «совбез». Слышится ей в этой аббревиатуре нечто солидное, советское. Несколько лет назад при очередном перерасчёте пенсий, по её мнению, явно что-то не учли, потому выплачивают ей рублей на сто пятьдесят меньше положенного. У неё скопилось уже добрых полсотни ответов из самых высоких инстанций, что всё по закону. Но Лепёхина не теряет надежды добиться справедливости. Доведя до нервного тика сотрудниц собеса, она возвращается домой строчить очередную жалобу.


Четверг для неё – базарный день. Свой маршрут Раиса Тихоновна начинает с мясных рядов, где придирчиво выбирает телятину.


– Что ты мне подсовываешь?! – сердится она. – Думаешь, если я городская, так телёнка от яловой коровы не отличу? Я, если хочешь знать, сама из деревни.


Новички пытаются спорить, более опытные их одёргивают. Но даже если дело не доходит до конфликта, всё равно мало какой четверг обходится без визита в кабинет директора рынка – красивого полного кавказца Ахмета Тимуровича. Завидев на пороге её коренастую фигуру, директор страдальчески закатывает свои большие влажные глаза.


– Раиса-джяным, что опять не так?


Старуха, не торопясь, устраивается в кресле и приступает к подробному отчёту. В отделе, где торгуют курятиной, плохо пахнет, продавцы корейских деликатесов устроили пьянку прямо на рабочем месте, у торговок фруктами подкрученные весы, и так далее и тому подобное. Ахмед Тимурович вызывает начальника охраны. Тот вежливо берёт Лепёхину под локоток, и они идут проверять сигналы. Там, где они подтверждаются, он мечет громы и молнии, обещает сгноить и даже целую неделю не пускать на рынок. Вернувшись домой, Раиса Тихоновна обнаруживает в сумке куриный окорочок, который не покупала, полколечка домашней колбаски или кусочек сыра. Мелочь, конечно, она и сама могла бы купить, но тут, как говорится, дорог не презент, а оказанное уважение.


Пятницу пенсионерка проводит дома. Попыталась когда-то прибиться к местному храму, но там такая вреднющая старостиха, что даже Лепёхина, никогда не лезущая за словом в карман, смущённо отступила. Написала было жалобу в епархию, но оттуда пришёл такой странный ответ со ссылками на какие-то псалмы и послания, что она плюнула и отступилась.


Так что в последний рабочий день недели она с утра пораньше выносит раскладной стульчик, устраивается в затишке возле подъезда и приступает к общению с соседями.


– Ой, как ты поправилась! – приветствует она подтянутую девицу из шестнадцатой квартиры, изнуряющую себе ежедневными пробежками. – Такая попка круглая стала, приятно глянуть.


Девица синеет и улетает в сторону спортплощадки со скоростью пули.


Светлане Андреевне, провожающей в школу внука – тихого отличника и шахматиста, – с ехидством сообщает:

– До чего же курточка на вашем мальчике мне знакома. Вот точно в такой же какой-то пацанёнок папиросы курил за гаражами, а потом жвачкой заедал. Ваш?


Соседка резко дёргает внука за руку и ускоряет шаги, чтобы скорее миновать Лепёхину, но душа уже отравлена подозрениями. От внука действительно частенько попахивает ментолом. Не табачный ли дух забивает? Мальчик, не чувствующий за собой никакой вины, удивлённо поднимает на неё ясные глаза. Что случилось с его доброй бабушкой? А старуха саркастически улыбается им вслед. Никого за гаражами она не видела и вообще обходит это место стороной. Однако, по её искреннему убеждению, профилактическая порка пацанёнку не помешает. Её саму ещё как пороли, и ничего, человеком выросла. А с нынешними огольцами так носятся, пальцем боятся тронуть. И что из них, небитых, получится?


Бездетной паре Мухиных, которые выводят на прогулку своего выхоленного пуделя, она со вздохом говорит:

– Всё с собачкой тетёшкаетесь? Ну, тетёшкайтесь-тетёшкайтесь. Может, хоть она вам на старости лет стакан воды подаст.


Они могли бы сказать: «А тебе, старая карга, кто подаст? У тебя ведь не то что детей, даже собаки нет», – но они, как и все остальные соседи, давно закаялись пререкаться с Лепёхиной. Пиши потом объяснения участковому, а Кравцовым даже пришлось штраф заплатить за антиобщественное поведение.


Следующей её жертвой становится Баринов из двадцать первой квартиры.


– Это вашу жену вчера вечером на такой красивой машине привезли? Я хоть и старуха, но прямо залюбовалась.


Баринов наливается кровью и, стиснув кулаки, возвращается домой, чтобы выяснить, кто подвозил его супругу. А Раиса Тихоновна злорадно ухмыляется. Пусть знает, как на молоденьких жениться, старый козёл! А то, что Баринова вчера пешком пришла, да ещё и с полными сумками, не имеет никакого значения. Сегодня пришла, завтра привезут. Святых в этом мире нет.


Поприветствовав таким образом соседей, Лепёхина возвращается домой и включает телевизор. Её старенькая антенна, к сожалению, берёт всего три канала, но уж этим-то трём достаётся по полной программе. Разгромные письма в адрес теленачальства она отправляет регулярно. Раиса Тихоновна возмущается чересчур намакияженными дикторшами и бородатыми дикторами: «У него там что, заячья губа под волосьями? А если нет, то пусть откроет лицо народу!» Её злят глупые сериалы и бессмысленные тексты популярных песен. А особое негодование вызывают ток-шоу. Пенсионерка требует пригласить её в студию – естественно, с оплатой проезда, – чтобы высказать этим толстомордым политикам прямо в глаза всю правду. А то посадили перед камерами каких-то попок вместо зрителей, знай себе хлопают на каждую чушь.


В субботу пенсионерка убирает, стирает, купается – в общем, посвящает день себе. А в воскресенье пишет письма племяннице Яне – дочери своей любимой сестрёнки. Надюшка была в их многодетной семье самой младшей. Её все любили и возились как с живой куклой, а Раиса так и вовсе с рук не спускала. Другие девчонки с уроков сбегали, чтобы лишний раз мимо воинской части пройтись или в парке на каруселях покататься, а Лепёхина бежала с сестрёнкой понянчиться. Она сознательно отказалась от техникума, а сразу пошла ученицей на завод, чтобы получать зарплату и баловать свою любимицу игрушками и нарядами. Наденька поступила в институт, и Рая перешла работать во вредный цех, чтобы её студентка была краше всех. А вот когда Надя вышла замуж, Раиса растерялась.


– А как же я?

– Ты для меня всегда будешь моей мамой Раей, – ласково обняла её сестра. И уехала с мужем за тридевять земель.


Поначалу Лепёхина даже не поняла, что изменилось. Она ещё рыскала в поисках опытной шляпницы – Надюша мечтала о каракулевой шляпке к своей шубе. Искала выходы на спекулянтов, чтобы прикупить кримпленовый отрез на платье младшенькой. В конце месяца обегала все обувные – у Нади маленькая, но широкая ножка, тяжело найти подходящую модель. Но чем дальше, тем чаще ощущала, как её обволакивает одиночество, будто странная вязкая субстанция, из-за которой все звуки слышны приглушённо, краски окружающего мира размыты, лица расплывчаты и искажены.


Со старшими братьями и сестрой-погодком Раиса практически не общалась, отделываясь копеечными открытками на дни рождения и праздники, друзей и подруг у неё не было, за ней даже никто никогда не ухаживал по-настоящему. Она жила только письмами от Наденьки и ожиданием отпуска, когда сможет повидать младшую сестрёнку. Лишь тогда эта странная субстанция, о существовании которой Рая никому не говорила, отступала. А ещё в тех случаях, когда приходилось с кем-то ругаться. Тогда пелена буквально рвалась в клочья, и Лепёхина могла вздохнуть полной грудью.


Однако слабенькая Надя рано умерла. И Раиса Тихоновна, отплакавшись, позвала к себе жить осиротевшую племяшку Яночку. Та согласилась, а через три месяца сбежала от сварливой тётки, как говорится, роняя тапки. Лепёхина, конечно, сразу в институт. Мол, вразумите беглую родственницу, оставившую пожилого человека без попечения. Но ректор – представительный седовласый мужчина со звездой Героя Соцтруда на лацкане – жёстко заявил, что студентка Войницкая – совершеннолетняя и может жить где ей заблагорассудится, а Лепёхина хоть и немолода, но вполне дееспособна, присмотра не требует, потому лучше бы ей закрыть дверь с той стороны и вуз обходить стороной.


Естественно, Раиса Тихоновна так просто не сдалась. Подстерегала Яну после занятий, приходила в общежитие с полными сумками, надеясь, что племянница соблазнится домашней снедью, требовала от зятя, чтобы повлиял на дочь. Тщетно. Завидев родственницу, Яночка немедленно впадала в панику и уносилась, жалобно лепеча:

– Нет, тётечка Раечка, нет, потом, в другой раз!


Однако другого раза Лепёхина так и не дождалась. Яна перевелась на заочный и уехала. Единственной их связью стала переписка, в основном односторонняя. Раиса Тихоновна писала о грубых продавцах и чиновниках-бездельниках, бездушных докторах и неадекватных соседях, жаловалась на здоровье и вовсю расхваливала свою квартиру – небольшую, но уютную, надеясь, что Яна хотя бы в расчёте на наследство перестанет чураться. Тщетно. Дочка любимой сестры пару раз в год присылала открытки со стандартной фразой: «У меня всё нормально».


Да где же нормально, когда она по характеру – вылитая мать, такая же наивная и доверчивая! Раиса поучила бы племянницу жизни, чтобы никто ей баки не забил, не обвёл вокруг пальца. Нет, шарахается от родной тётки, как от зачумлённой. И приходится Лепёхиной накопленную житейскую мудрость изливать на чужих людей. А они разве оценят? Народец ведь такой гнилой пошёл – одно расстройство с ним.


Вероника ШЕЛЕСТ

Показать полностью
325
Продолжай, очень интересно!
4 Комментария  
Продолжай, очень интересно!
154
Шикарный Стрит Арт
5 Комментариев в Cartoon & Animation  
Шикарный Стрит Арт
42
Так и есть
98 Комментариев  
Так и есть
30
Эта модель мира заводит его в тупик
26 Комментариев  
4456
Большой Человек
103 Комментария  

Расскажу одну историю.

В конце ноября 2010 года ехал я из Краснодара на свою малую родину в Туапсинский район. А бывает у нас так на Юге, когда вроде и ноябрь, но денёчки стоят, мммммм…. Закачешься! Теплынь, небо синее, птички поют. Тишь да благодать!


Машинка бежит ровненько, трасса пустая. Проезжаю Горячий Ключ, там перед постом, на остановке, голосует дед. Нееее... ДЕД!


Короче, кавказский старец - ростом под 190, руки мощные, одет по-туристически: ветровка, штаны с кучей карманов, ботинки такие крепкие, рюкзачок, шапочка войлочкая горшком. Помнишь фильм "Отец солдата"? Там был главный герой Георгий Махарашвили? Вот даже усы такие! Только этот дедушка был армянином.


- Синок! Ти куда иедешь?


- В Туапсе, отец!


- Слюший, до Джубга меня подбросишь?


- Да не вопрос, садитесь!


Едем, смотрю на него и офигеваю. Судя по возрасту, его смерть в туалет отпустила, перед тем как забрать, а он от неё свалил)))


Не выдержал, говорю (попробуйте его фразы с кавказским акцентом произносить, с расстановкой):


- Простите, отец, а вы вообще что здесь делаете? Горы, трасса, возраст опять же...


- Эээ, синок! Миня дедушка Лёва зовут, мине всего 86. Я живу в Очамчире. Но вот думаю, что умру скоро.


- Когда?!?!


- К Рождеству! И решил я своих детей повидать, внуков. У меня один сын в Ленинграде живёт, второй в Москве, дочка в Краснодаре, младший дочка со мной живёт. Вот я их повидал и решил посмотреть горы, людей, дорогу! В Джубге родственники есть, но как у нас в Абхазии стрелять начали, почта не работала, потерялись, дааа... Вот, думаю, поеду, поищу! Дааа...


Дедушка Лёва мне рассказал, какой у него виноградник, какие гранатовые деревья растут.


- А мандарин? Ууфь! Саша-джан, ты такой мандарин даже не видел!


Хвастал, что за его вином люди из самого Сухими (при этом многозначительно посмотрел на меня) приезжают.


Очень расстроился и укоризненно качал головой, когда узнал, что я в разводе и не имею семьи. Даже ругался незлобиво на современные нравы молодёжи. Потом помолчал и начал усиленно приглашать меня в гости:


- Слюший, приедешь, мы тебе невесту подберём! Хочешь русскую, хочешь абхазку, хочешь гречанку, хочешь армянку! У нас такие девушки, ууфь!


Начал загибать пальцы:


- Красавицы, в доме порядок, на стол всегда найдёт что поставить, чачу такую делают, что пьёшь и пить хочется. Ора, приезжай, я тебя ждать буду! Не дождусь, так дочке передам, чтобы тебя встретила!


Когда проезжали несколько посёлков вдоль трассы, он очень внимательно смотрел на дома на склонах гор, иногда просил меня чуть сбавить скорость, чтобы посмотреть какие деревья растут во дворах.


- Синок, скажи, а какие люди здесь живут? Вот в этих домах!


- Ну какие люди. Наши люди. Русские, армяне, черкесы-шапсуги, греки, украинцы. Да всех разве перечислишь?


- Неееет, мой мальчик. Здесь люди живут трудолюбивые! Ты посмотри, как он орешник посадил. Так чтобы солнце фундуку весь день светило, сам каждую травинку прополол под ним, каждый куст обкопал. А свой дом вон, посмотри, на какую кручу поставил, только бы ореху не мешать.


Так мы с ним и ехали. Дедушка Лёва рассказывал про детей, про соседей, радовался каждому саду по дороге, учил меня правильно обрезать виноград.


Он достал большой потёртый бумажник с документами и пачкой старых фотографий.


- Вот моя Каринэ. Ми с ней пятьдесят лет прожили, умерла пятнадцать лет назад, дааа… Как раз на Троицу и похоронили. Грозы в тот год были сильные, со смерчами. А в день похорон такая погода стояла. Сказка!.. Какую мамалыгу она готовила, эх. Ти, мой мальчик, даже не представляешь! Это дети мои – Вартан, он доктор, Геворг – он водитель, это Аннуш – учительница, а это Нариночка моя младшая. На агронома училась!


Когда проезжали Джубгский пост, он увидел указатель на Новороссийск.


- Потом я в Новороссийск поеду. А оттуда уже на автобусе вернусь домой.


- А в Новороссийск-то зачем?


Он помолчал, как бы раздумывая, говорить мне или нет.


- Я там воевал на Малый Земля.


И достал из пачки маленькую затёртую фотокарточку, где без сомнения был изображён он, молодой ещё безусый парнишка в бескозырке, в расстёгнутый ворот ватника виднелись полоски «морской души». На груди у него висел ручной пулемёт Дегтярёва.



В Джубге я привёз его в поселковый отдел милиции, сходил вместе с ним, объяснил ситуацию дежурному. К нам вышел какой-то офицер, который к моей радости проникся, пообещал помочь в розысках, сказал, что разместят дедушку Лёву в комнате отдыха.


- Не переживай, парень. Поставим его на довольствие, поднимем подомовой обход, найдём родичей ветерана. Адрес-то он помнит? Так вообще без проблем! Участкового озадачим, есть у нас как раз один армянчик.



Когда мы попрощались и он, такой большой и сильный, шёл от меня поддерживаемый под локоть маленьким участковым-армянином, у меня в голове крутилась фраза из одного фильма:


- Таким дедам надо памятники чугунные на вокзалах ставить.



P.S. К моему сожалению, я так и не попал в гости к дедушке Лёве, но вот эта наша короткая встреча оставила у меня неизгладимое впечатление. Труженик, матрос, земледелец, любящий отец и муж.

Показать полностью
26
-- Ну извинити...
4 Комментария  
-- Ну извинити... гифка, парные танцы, дзюдо, анекдот про бокс, не мое

Судят боксера за избиение тёщи. Судья спрашивает, как же это все произошло. Ну а боксер оправдывается:

-- Сидим мы за столом, обедаем, а тёща всё и говорит и говорит, и советует и советует, и руками размахивает и размахивает, и тут она открылась..

180
Шестиструнная красота.
9 Комментариев  
Шестиструнная красота.
3567
У кого-то вечер не удался.)
117 Комментариев  
У кого-то вечер не удался.)
3839
Что нельзя заказывать на AliExpress. Иначе тебя оштрафуют/посадят
1067 Комментариев  

Для того, чтобы быть наказанным за нелегальные покупки, не обязательно использовать Tor-браузер и сайты подпольных магазинов. В истории России уже были случаи, когда заказ банального подарка на AliExpress оборачивался для человека встречей с оперативниками, судом и штрафом.


1. GSM-сигнализация

Что нельзя заказывать на AliExpress. Иначе тебя оштрафуют/посадят алиэкспреес, Нельзя, AliExpress, не мое, длиннопост

Житель города Орёл решил поставить своей маме на дачу сигнализацию, которая бы отправляла SMS в случае проникновения воров на участок. Он подобрал бюджетный вариант на AliExpress. При получении посылки был задержан на почте.

Товар, название которого фигурирует в уголовном деле («Пир оповещение инфракрасный датчик кросс – кражи детектора») сейчас недоступен для покупки. Но в продаже есть множество других аналогичных сигнализаций. Не заказываете их.


По какой статье приговор: 138.1 Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации


Наказание: штраф 35 000 рублей.


Судебный документ: Решение по делу 1-128/2016


Похожие ситуации: Житель Волгограда заказывал аналогичную сигнализацию, но ему назначили штраф всего лишь 7000 рублей.

Показать полностью 3
38
Фаза ходячего трупа
12 Комментариев в CreepyStory  

Первоисточник: mrakopedia.org


На улице самая страсть весенней поры, яркое солнце сушит асфальт, всюду спеет зелень и просыпается городская природа; старшеклассники Антон и Сергей праздно гуляют после уроков.


Антон был высоким русским грузином-полукровкой, талантом и круглым отличником с прямым, правильным станом, и уже с грубой щетиной, а Сергей — низкорослым чистокровным евреем, крепким и широким в плечах, а в лице бледноватым и детским, но по натуре — истый хулиган и авантюрист, участвовал в соревнованиях по гиревому спорту, и даже имел разряд.


Проходя мимо мусорных контейнеров близ дома, в котором они оба жили, Сергей неожиданно остановился.


— Стой.


— Чего?


— Взгляни. — Сергей указал пальцем.


— Выброшенный кошачий домик, вроде.


— С торчащим-то проводом. Явно техника какая-то, давай посмотрим.


В куче крупногабаритного мусора лежала, с выглядывающим из неё обрезком провода, большая металлическая коробка, около метра на метр, грубо окрашенная типичной советской краской серо-серебряного цвета.


Антон стоял на месте, а Сергей, подойдя к коробке, поднял её:


— Ого, тяжёлая.


И поставил на асфальт. Обошёл, чтобы посмотреть на лицевую часть аппарата; но с этой стороны ничего не было. По всей коробке не было ни лампочки, ни кнопки, только торчащий обрезок белого провода.


— По-видимому, 220 вольт, — сказал, подойдя, Антон, — похоже на поделку для дипломной работы.


— Только ни кнопок, ни надписей. — добавил Сергей, обмеряя взглядом коробку. — Работает, как думаешь? У тебя есть дома лишний провод... какой здесь... двести двадцать?


— Провод быть должен, но ко мне запускать не пойдём: я своей квартире не враг.


— Ты, Антох, напрасно трусы переводишь, у меня и в мыслях не было. Ко мне понесём. Тащи провод.


— Я трусы не перевожу; я просто осторожен с такими вещами. — ответил Антон и, удержав паузу, добавил, — если эта коробка вдруг окажется недружелюбной, ты будешь отвечать за последствия? Нет. Вот и всё...


Сергей, увлечённый находкой, слушал вполуха.


— Ладно, сейчас провод вынесу, две минуты. — сказал Антон, развернулся до своего подъезда и быстро ушёл.



Коробка была исполнена грубо, кустарно: швы на гранях шли непостоянно, азбукой морзе; пропорции куба были вульгарно нарушены, металлические листы все были индивидуального размера и во многих местах выходили за черты фигуры. Сергей определил с руки, что весит коробка около 10 килограмм. Когда она была уже осмотрена, а любопытство успокоено ещё не было, Сергея стало подмывать разобрать её, как он услышал шлёпанье по асфальту подбегающего Антона:


— Вот, целых два достал на всякий случай, — с одышкой сообщал Антон, — какой-то один из них сломан.


— Второй точно работает?


— Точно.


— Тогда понесли, — сказал Сергей, поднял с земли коробку и потащил её на прямых руках у живота, Антон шёл рядом.


— Не выронишь? У тебя аж лицо будто паром обдало.


— Не, держу как коршун, хочешь — сверху такую же поставь, — пыхча, ответил Сергей.


Ребята подошли к подъезду.


— Возьми ключи в левом кармане, — сказал Сергей, не выпуская из рук коробки.


Антон достал ключи Сергея, открыл дверь, и вскоре они зашли в лифт:


— Поставь коробку-то, что ж ты корячишься, — сказал Антон.


— Тут постоянно ссут.


— Я ничего не чувствую.


— У нас в подъезде часто убирают, а в лифте почти сразу.


— Ну раз убрано, то и поставь; багровый уже.


— Я этим утром сам поссал.


— На кой чёрт ты ссышь в собственном лифте?


— Не лезь в мою личную жизнь.


Лифт остановился на шестом этаже, двери раскрылись.


— Быстрее открывай, зараза, мне пальцы режет.


Антон спешно открыл оба замка на двери, Сергей рывком завалился в коридор и, поставив коробку на пол, с матом перевёл дух, затем помыл руки и вернулся к Антону:


— Родители лапши по-флотски оставили, ты есть не хочешь? Чай? — спросил Сергей.


— Лапшу я бы сейчас с удовольствием! Чай на твой выбор, спасибо. — отозвался Антон.


Антон разулся, поднял коробку и занёс её в гостиную; постелив газету на стол, поставил на неё коробку, достал плоскогубцы, изоленту и стал заниматься проводом. На кухне зашумел чайник, загудела микроволновка.


Заходит Сергей с простеньким бутербродом в руках, уже надкушенным, падает в кресло в противном от Антона углу и говорит с набитым ртом:


— Наши девки послезавтра хотят тверк в актовом зале станцевать, слышал?


— Слышал.


Сергей продолжил:


— А в школу как раз к мероприятию федеральный канал с каким-то репортажем приедет. Наверняка и в актовом зале поснимают. Надеюсь, наших девок не вырежут потом; во вонища тогда поднимется по поводу испорченного поколения! Что думаешь?


— Местный, а не федеральный. — начал Антон, отняв руки от провода. — Звучит интересно — не нам же потом в пол смотреть; хотя, наверно, и не им; вряд ли у нас такой человек найдётся, который самовольно пойдёт на расстрел, даже, вот, из наших дур возьми. Поэтому думаю, что слухи это.


— Посмотрим, — доев бутерброд, с полным ртом прогудел Сергей и вспорхнул с кресла, открыл в комнате окно, впустив мягкий штиль с пением птиц, и пошёл на кухню; как раз в это время прозвенела микроволновка. Сергей вернулся с двумя горячими порциями лапши по-флотски, затем принёс чай, и встал к сидящему Антону.


— Вот! Готово, — воспрял Антон, аккуратно положив перемотанный изолентой провод, — принеси удлинитель.


Сергей молча сбегал за удлинителем и подключил его в гостиной. Затем взял отремонтированный провод коробки.


— Ну что? Включаем? — спросил он.


— Включай, — ответил Антон, встал и спрятался за угол.


— Я-то, Антох, включу, но подумай дважды — чистых трусов на твой размер у меня нет.


— Шутки шутками, а твой самоподрыв мне будет объяснить легче, если сам цел останусь.


Сергей сверкнул ему улыбкой и повернулся к удлинителю. Он хоть и дул грудь перед Антоном, но защитная поза, в которой он замер, тянусь вилкой к удлинителю, выдала его безнадёжно.


— Чай проводом не смахни, — напутствовал из-за угла Антон.


Раздался щёлчок вставшей в пазы заземления вилки, Антон нырнул за угол, тишина... Сергей стоит в неизменной позе и смотрит на коробку, Антон робко выглянул.


— И что? Где? — спросил Антон и вышел из-за угла.


— Да подожди, может сейчас что-нибудь...


Протянулась пятисекундная пауза.


— О, послушай... Гудит что-то, слышишь?, — заметил Сергей.


— ...Слышу. Посвистывает ещё, вроде.


— ...Да, есть такое.


— Ага, ну-ка включи что-нибудь, у тебя ничего не перегорело?


Сергей включил свет — всё было исправно, — и выключил.


— И что, получается, она просто гудит и свистит? — хмуро оглядывая и щупая руками коробку, процедил Сергей.


— А что ж ты хотел в конце концов от выброшенной металлической коробки? — ответил Антон.


— А если б что произошло, куда бы покатились твои рассуждения? Сам-то за угол брызнул, только я вилку подобрал.


— Если бы у бабки... — бросил Антон, — зря только пузо напруживал, дурачина. Ну хоть любопытство твоё успокоили.


— На что-то же она, наверное, нужна... — вслух рассуждал Сергей. — Не может ведь просто гудеть и надрывать спину. — затем Сергей обратился к Антону. — Провод точно тот пришил?


— Точно. Второй вообще неисправен. Кстати, надо выкинуть. — Антон свернул оставшийся провод в хаотичный комок. И обратился к Сергею. — Что ты бьёшься над этой вещью: ничего не делает и чёрт с ней, посмотри сам как она заварена, какой, по-твоему, спектакль тебе сыграет сваренная сталь?


Сергей возразил, и около пяти минут они рассуждали о приборе, затем чуть отвлеклись и почти час просплетничали о девушках.


Наконец, Антон сказал:


— Макароны похвальные конечно, спасибо тебе. Но чипсы, сам понимаешь, друг, их бог создал.


— А кока-колу его сын! — добавил Сергей, — её литр мне и возьми, а ещё принглс с сыром, пару упаковок.


— Ни слова больше.


Антон вспышкой оделся и исчез. Уже через две минуты он облетал торговый зал супермаркета. Набрав корзину, Антон встал в длинную вечернюю очередь, а за ним пристроился дед, весь в непонятных язвах, с носовым платком в руке, кашляющий, шмыгающий и чихающий. Антон брезгливо покосился и закрыл лицо воротником футболки. Так он простоял в очереди около 20-ти минут.


Звонок в домофон раздался, когда Сергей валялся в гостиной на диване и читал фэнтези. Открыв замок домофона, он затем распахнул дверь в квартиру и, встав на пороге, стал ждать Антона — в подъезжающем лифте слышалось странное журчание, а когда лифт остановился — оно прекратилось, открылись двери, и оттуда выскочил Антон. Сергей смекнул и посмотрел на его ширинку — она была в свежих каплях.


Антон залетел в квартиру со здоровым пакетом и звонко объявил:


— Пируем! Три пачки чипсов по цене двух, запихнёшь в себя столько?!


— Приятель, ты вдохнул чего-то? — Сергей спросил, закрывая второй замок.


Тем временем Антон уже прошмыгнул в гостиную, едва успев разуться, артистично встал посреди неё, глядя на работающую коробку и взвопил:


— Как, всё это время ты позволял ей, чертовке, гудеть, вот так беспардонно стоять, на этом вот столе, и гудеть? Ты посмотри на её наглую морду! Ну-ка, освободить взлётную полосу!


— Какую взлётную полосу, баран? — скептично вобрал Сергей.


Антон открыл настежь балкон, подбежал к столу, поднял коробку над собой и, не выключая её из сети, вышвырнул с балкона прямо из комнаты.


— ТЫ ЕБЛ*Н — сорвался Сергей, — ЧТО ТЫ ТВОРИШЬ, ИДИОТ?!


Провод натянулся, высек искру в месте перемотки и разорвался, Антон и Сергей пригнулись и вжались в себя, спустя секунду раздался громкий удар, послышался лязг разлетевшихся металлических частей и звон битого стекла.


— Блестяще, придурок! Мать, если это была чья-то машина или ещё что, я тебя сразу заложу, на другое не рассчитывай.


— Ой, борща чуток дал, — пригнувшийся, с ошалелым взглядом, сказал Антон, одолевая смех.


Сергей украдкой выглянул с балкона: разлетевшаяся коробка лежала на асфальте посреди улицы — ни машин, ни людей рядом не было. Из коробки вылетела куча лампочек, большая часть из них разбилась. Сергей чуть разогнулся, тщательно огляделся, убедился что на улице всё совершенно спокойно, выдохнул и вернулся с балкона в комнату.


— Фуух, повезло, реально повезло... — Сергей закрыл балкон и повернулся к Антону, — что это было, обезьяна?


— Представь только, она мне написала!


— Кто? ...А, подожди, Алина, что ли?


Антон покивал головой с вытаращенными глазами.


— Антох, я, конечно, рад за тебя, но ещё раз ты так отпразднуешь женское внимание, я тебе яйца ножовкой отпилю.


— Понимаю, прости, перегнул, но что пишет! Приглашает в кино! Наедине! Как это возможно?! Её глаза, друг, этот взгляд! Я такого неба не видел, что не расступилось бы перед ним!


— Заговорил-то.


Антон хвастался Сергею, во всех надеждах расписывал их с Алиной грядущее свидание; под эту слащавую трель Сергей включал приставку и распаковывал чипсы — вечер субботы расцветал огнями монитора и раскрывал свой сырный аромат.


— Я с таким гомукнулом в очереди стоял, — сказал Антон за игрой, пережёвывая чипсы.


— В каком смысле?


— Весь в каких-то прыщах, старый, вонючий, всё кашлял и сморкался; ещё и в спину мне чихнул несколько раз. Я там в духоте с ним мариновался, теперь ох боюсь как бы не подхватил чего.


— Ты это, сам-то не заразен теперь? Давай-ка сходи витаминов возьми, на кухне стоят; а то у меня соревнования скоро.


Антон выпил тройную порцию витаминов и вернулся.


— Слушай, а с коробкой-то что? Нашёл от ней какой прок?


— И не искал ничего, думал тебя дождаться, чтобы её разобрать, а ты пришёл — чего, собака, затеял?! — ответил Сергей.


— Да и хрен тогда с ней. Ты с балкона смотрел, понял же примерно что там? Ну и всё.


— В том-то и дело, что ни черта не понял. Из неё явно лампочки какие-то повылетали, но зачем делать светильник в железной коробке?


— Домой пойду, фото тебе сделаю, на форумах позже справишься, если сильно надо. Забей.


Прошло около трёх часов, кола давно выпита, чипсы начали заканчиваться. Раздался звонок телефона Антона.


— Да, мам.


— Сына, ты где? Домой скоро?


— Я рядом гуляю. Скоро приду.


— Хорошо, давай не задерживайся, целую.


Антон положил телефон в карман.


— Всё, Серый, пора мне, одиннадцатый час уже, хорошо посидели.


— Ну ладно, давай. Отпиши там как у вас с Алиной будет.


— Ты же знаешь, не удержусь. Кстати, с тебя десятка за ремонт провода.


— Вали уже, — сказал Сергей, пожал Антону руку и закрылся.


Выйдя из подъезда, Антон сразу сфотографировал остатки неизвестного прибора, скинул Сергею в вотсап и пошёл домой, в соседний подъезд.

Показать полностью
87
Эвтаназиаст
9 Комментариев  

Тот, кто привык сидеть за рулём — не самый спокойный пассажир, особенно на переднем сиденье. Знание о том, на что потенциально способны участники дорожного движения, помноженное на леденящее кровь понимание, что в этот раз от тебя вообще ничего не зависит — и вот она, тревога, временами стремящаяся перерасти в панику. Рука пытается нащупать баранку, нога — несуществующую на пассажирском месте педаль тормоза, а речевой отдел коры головного мозга строит сложные по своей этажности синтаксические конструкции.



Занявшись как-то раз по осени текущим ремонтом двигателя, дядя Вова вдруг обнаружил, что кое-каких деталей ему не хватает. Ехать за ними в город не хотелось, да и долго, когда не на своей машине, и он решил добраться из деревни до райцентра. Благо в ту сторону как раз рано утром собирался Иван с очередной партией мёда, а обратно — на что придуман автостоп?


Ближе к вечеру около его дома притормозила «Победа» и, высадив пассажира, медленно тронулась дальше по переулку. Кузьмич, обрадованный возвращением соседа, отворил калитку и засеменил по тропинке.


-- Володя, привет! - присел он рядом на лавочку перед домом, но, приглядевшись к соседу, тут же встревоженно вскочил. - Ты что такой бледный? Тебе плохо? Сердце?

-- Мне уже хорошо, Кузьмич, - тихо выдохнул дядя Вова. - А если ты нальёшь мне своего кальвадоса, так вообще станет ещё лучше.


Выпив подряд две рюмки яблочного самогона на дубовой щепе, дядя Вова выдохнул, зажмурился и произнёс:


-- Хорошо-то как, Кузьмич! Живым домой добрался!

-- Да что же такое произошло-то? - дед, суетясь, налил ещё.


Оказалось, что с возвращением из райцентра возникли сложности: никто в их богом забытую сторону в тот день ехать не собирался. Дядя Вова уже совсем было отчаялся хоть кого-то поймать, как вдруг одна машина включила поворотник и, сбросив ход, вильнула к обочине. Всю глубину своей ошибки в выборе транспортного средства, точнее, его водителя, дядя Вова осознал, когда повнимательнее рассмотрел ископаемое, управляющее своим антиквариатом.


Деду, как выяснилось путём расспросов — точнее, криков в оглохшее ухо — было восемьдесят три. Правда, выглядел он даже старше. Таким, подумал про себя дядя Вова, уже устали ставить прогулы на кладбище и давно готовы сделать выговор с занесением в местный крематорий. Руки у него переставали ходить ходуном только тогда, когда сжимали руль, зато голова продолжала пляску святого Витта непрестанно. Хуже становилось, когда надо было переключить скорость: дед не сразу находил рычаг коробки передач, а, нащупав, долго пытался сообразить, какую же скорость воткнуть.


На трассе этот гонщик смело шёл аж пятьдесят пять километров в час, но спокойнее от этого не становилось: складывалось такое впечатление, что всех остальных участников движения дед воспринимал исключительно в качестве потенциальных мишеней, а поскольку патроны давно кончились, то единственным и последним оружием у героя остался таран. Во всяком случае, с двумя велосипедистами, трактором и телегой с копной сена его «Победа» разминулась лишь в силу какого-то счастливого недоразумения. Дед застенчиво признался, что в последнее время у него стал сдавать не только слух, но и зрение.


-- А дочка давно на пенсию вышла, ко мне в деревню перебралась, - поведал он дяде Вове. - Вдовая она, возить некому, вот мне и приходится кататься.


Поняв, что в этой семейке не один патриарх страдает суицидальными наклонностями, дядя Вова тяжело вздохнул. А через пару секунд подпрыгнул в своём сиденье: у деда громко и противно зазвонил мобильный. Ещё через десяток секунд до деда дошло, что ему кто-то звонит, и он, бросив руль, зашарил по карманам. Нащупав телефон, дед долго искал нужную кнопку, потом, наконец, нашёл... К концу его разговора с дочерью дядя Вова, придерживающий руль, был готов открыть дверь и выйти на ходу: не то чтобы это обошлось без последствий, зато оставался призрачный шанс на выживание.


Нужный поворот на деревню они, естественно, проскочили: пока до патриарха дошло, что пассажир пытается ему что-то втолковать, пока пришло понимание, чего именно от него хотят... Дед остановил машину, с пятой попытки включил задний ход, со скрипом обернулся, чтобы поглядеть назад — и обмяк, потеряв сознание. От сползания в кювет спас ручной тормоз, который дядя Вова чуть не оторвал с очередного перепуга.


-- Это у меня то ли радикулёз, то ли острый хондроз, - смущённо признался, придя в сознание, дед. - Говорят, с сосудами в позвоночнике какая-то незадача. Стоит голову чуть сильнее назад повернуть — сразу выключаюсь.


-- В общем, Кузьмич, к тому моменту, когда показалась деревня, - дядя Вова отсалютовал соседу рюмкой. - Я, кажется, перестал быть атеистом.

-- Ну сморчок древний! - возмутился Кузьмич. - Ну мамонт педальный! Соседа мне чуть не угробил, автолюбитель-эвтаназиаст... то есть, энтузиаст!

-- Нет-нет, Кузьмич, - рассмеялся дядя Вова. - Не надо себя поправлять. Эвтаназиаст — это ты самую суть ухватил.


Источник

Показать полностью
4588
Труханы с предупреждением.
352 Комментария  

На трусах металлосодержащими чернилами напечатан текст 4 поправки к конституции США, запрещающий незаконные обыски.

Собственно текст: "Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться. Ни один ордер не должен выдаваться иначе, как при наличии достаточного основания, подтвержденного присягой или торжественным заявлением; при этом ордер должен содержать подробное описание места, подлежащего обыску, лиц или предметов, подлежащих аресту."

Труханы с предупреждением. Трусы, Обыски, фотография, Закон, не мое
28
Какое обслуживание предоставляет эта собака?
21 Комментарий  
Какое обслуживание предоставляет эта собака?
1407
Фото на память.)
26 Комментариев  
Фото на память.)
84
Глава РЖД осматривает плацкартный вагон
10 Комментариев  
62
Яна,бл*ть...
4 Комментария  

В студенческие годы мы поехали на выездную практику в Европу. И вот Париж, полночь, июль, прохладный ветер с Сены, и мы стоим под светящейся как новогодняя елка Эйфелевой башней. Моя подруга-одногруппница берет телефон и набирает номер мамы (у нас временная разница +5 часов, родителям на работу вставать рано).

— Мама! Ты не поверишь, я сейчас прямо стою под Эйфелевой башней, я сейчас от восторга опиииисаюююсь! Вы уже на работу собираетесь?

— Яна, блять, сегодня воскресенье, писай без нас!

542
Как не надо растить ребенка
64 Комментария  

xxx:

Попробую объяснить на своем примере. Я в детстве ходил в музыкальную школу (профессией не стало) и мне это нравилось. Также я иногда играл в футбол и просто гулял с ребятам (да-да, прыгал с гаражей) и это мне тоже нравилось. Но в футбол я играл нечасто, потому что мне хотелось играть на скрипке. И я считаю, что у меня было и хобби и детство.

А вот мальчик, который со мной в музыкалке учился, страшно это ненавидел. Его всегда водила бабушка, потому что иначе он бы сбежал, не пришел на занятия. Футбол и "прыжки с гаража" тоже были под запретом, а ну как руку сломает и не станет великим скрипачем. И вот у него не было ни детства, ни хобби.

2844
Не человек
202 Комментария  

Я когда на кухне в ресторане работал, у нас был такой посетитель который просил сделать фахитос острым чтоб прям глаза на затылок лезли. А у нас из острого на кухне только черный перец табаско кимчи ну и острый перчик красный такой маленький который в перчатках чистили. Он первый раз пришел, я ему и табаско захерачил и перца черного молотого побольше кимчи кинул попробовал прослезился отдал. Он сказал норм но не остро. Через неделю опять приходит с тем же запросом поострее, я ему вместо болгарского перца нахерачил красного острого так же табаско кимчи и перец черный молотый. Пробовать не стал очканул. Отправили ждем. Этот товарищ срубал все как винегрет. Дал девушке попробовать кусочек мяса она пол часа сидела плакала. После того как рассчитался сказал норм но можно еще острее. На след неделе опять пришел, но я стоял на холодном цеху, а мой коллега который делал этот заказ сделал все так же как и я только перца черного молотого кинул столько что блюдо из цветного превратилось в черное. Прям пиздец в черное толи он туда 25 грамм кинул перца толи 50 я не вникал. Т.к после такого перчения у нас на кухне был технический перерыв поскольку работать было невозможно, вернулись к работе только через 15 минут. А этот гавнюк срубал все расплатился и ушел, сказал что даже запить не потребовалось. В общем страшный человек.



Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь