-2

Немного ВаХи, часть 9 Очень много букв. Альтернативная, так сказать, история. Часть номер раз.

Дисклеймер: конечно же, все нижеописанное не относится к официальному бэку. Это фанатская работа рассказывает о альтернативном ходе Ереси и рождении космодесанта Хаоса. В этой теме нет полного перевода, только подробный пересказ ключевых событий и истории некоторых легионов. Общий смысл: в некоторых ключевых моментах и Император, и другие действующие лица (например Примархи) повели себя... по-другому. В некоторых случаях - гораздо логичнее, чем в оригинальной Ереси. Итог - лояльными стали те легионы, которые в оригинале были предателями. Насчет же оригинально лояльных - все намного веселее. Итак, встречайте:

Ересь Дорна
(The Dornian Heresy)
История


Завязка
На Давине Воитель Гор лежит, раненый Анафемом. Какой-то непонятный культ предлагает вылечить его. Однако прилетевший специалист по борьбе с демонами Эреб, первый капеллан Несущих Слово, с помощью (через Варп) Магнуса Рыжего смог излечить Гора. Боги Хаоса подумали и начали искать новую кандидатуру для своих планов. И нашли.

Нашли они примарха, который был вознесен над остальными, но по славе и заслугам никогда не превзошел бы Воителя. Зависть в его душе так бы и осталась невостребованной, но он поддался шепоту Хаоса, и стал фигурой, аналогичной Гору. В оригинале - Архи-Предателем (Arch-Traitor). Это, как несложно догадаться, был Рогал Дорн.

Как до него смогли добраться? Очень просто. Он имел привычку при помощи некоего устройства переходить в измененное состояние сознания, пытаясь с его помощью искоренить в себе слабость. Если кто не понял - это Перчатка Боли (Gauntlet of Pain). Здесь-то таинственные голоса начали ему нашептывать всякие интересные мысли. Итог - картинка в первом посте темы.

Дальнейшее развитие событий примерно похоже на оригинал - предательство на Иствааане (который расположен немного не там, где в оригинале - в Сегментуме Ультрамар); осада Терры; гибель Гора, Конрада Керза, Дорна и вознесение Императора на Золотой Трон; отступление Легионов в Глаз Ужаса.

Гор, исцеленный от атаки демона (тот пытался вселиться в него), осознал опасность, исходящую от сил Хаоса, но, будучи сильно ослаблен, мало что мог сделать. Тем более, до него дошли грозные вести - Повелители Ночи, ведомые загадочным Конрадом Керзом, внезапно атаковали Имперских Кулаков, а Космические Волки атаковали Просперо - планету Тысячи Сынов. С востока галактики пришла еще одна новость - Сегментум Ультрамар объявил независимость от Империума под главенством Жиллимана.

Большую часть легиона Ультрадесанта обнаружили на недавно захваченной планете - Истваане V. Дорн обратился за помощью ко всем Примархам. Пертурабо отказался сразу. Несущие Слово организовали свой крестовый поход в направлении Макрагга. В этом они эффективно взаимодействовали с Легионом Альфа, традиционно не любившими Ультрадесант. Сначала на планеты прибывали эмиссары Альфария, а позже, когда оборона и властные структуры были уже достаточно обессилены борьбой с внутренним врагом, над планетой появлялся флот Несущих Слово. Жиллиман заметил, что "если атака Несущих Слово напоминает удар молотом днем, то Альфа Легиона - удар отравленным кинжалом ночью"

Легионы под командованием Рогала Дорна (Жиллимана нужно было наказать, но карательная экспедиция должна была быть немалой, и ей нужен был достойный лидер, а Гор же был не в состоянии) достигли орбиты Истваана.

Прибыли: Гвардия Ворона, Железные Руки (становящиеся все более и более замкнутыми и скрытными), Саламандры, Дети Императора (после зачистки ксено-цивилизации на Лаере, Фулгрим объявил, что его легион достиг «Совершенства во имя Императора»), Пожиратели Миров (давно уже не те дикари, которыми они были вначале, а почти идеально организованный и славящийся железной дисциплиной инструмент в руке своего хладнокровного примарха), и, совершенно неожиданно, часть Темных Ангелов. Глава их соединения, Лютер, объявил, что Эль-Джонсон заканчивает зачистку Ghoul Stars и поэтому в помощь братьям-десантникам был отправлен второй в легионе.

Перед высадкой Дорн провел некие секретные переговоры с Жиллиманом. Согласно его плану, первыми высаживались Имперские Кулаки, Темные Ангелы, Саламандры и Железные руки, чтобы сковать и измотать оборону Истваана. Второй волной шли Гвардия Ворона, Дети Императора и Пожиратели, чтобы нанести добивающий удар.

Высадившиеся вторыми легионы обнаружили нетронутую оборону Ультрадесанта и понесли тяжелые потери. Однако, прорвавшись к зоне высадки первой волны, они встретили очень «теплый» прием - план Архи-Предателя сработал. Очень маленькая группа выживших лоялистов смогла бежать на крейсере «Эйзенштейн».

Губительным Силам не было необходимости совращать Жиллимана - его гордыня сама привела к тому, что он откололся от Империума. После Истваана Кулаки, Саламандры и Железные Руки взяли курс на Терру, а Лютер с Темными Ангелами - на Калибан, на встречу с Эль-Джонсоном. Что произошло на Калибане, до сих пор неизвестно, однако после этого планета была найдена разрушенной, а примарха никто не видел живым.

Также на Терру взяли курс Космические Волки. После битвы на Просперо они сильно изменились – в битве они перешли некую грань, поддались нашептывающим им голосам и приняли своего нового покровителя - Кхорна, Бога Крови.
Осада Терры

Изначальный план Дорна состоял в том, чтобы скорраптить или уничтожить бОльшую часть легионов, а позже разобраться с отцом. Однако Император получил известие о предательстве, и заперся в Тронной Зале с верными Кустодесами. Часть верных Дорну десантников была расположена на Терре и вокруг Дворца Императора, поэтому Император оказался в западне.

На Терру высадились основные силы легиона Кровавых Ангелов. Представшая картина шокировала всех – изможденные, больные фигуры десантников, пиры из крови захваченных и убитых врагов. Ангелы пали жертвой неизвестной болезни, поразившей сначала их кровь, а позже и весь организм, и в процессе попыток лечения утеряли и трезвомыслие, и лояльность Императору.

Неожиданно осаждающих атаковали Повелители Ночи, про которых не было вестей со времени нападения на Имперских Кулаков. После нападения они традиционно исчезли в неизвестные укрытия на Терре.

Битва разворачивалась. На Терру прибыли Дорн с легионом Саламандр и своим, с одной стороны, а Сыны Гора с Железными Воинами – с другой. Железные Руки атаковали Марс, блокировав всякую помощь от Адептус Механикус и их Легионов Титанов. Предатели, зная, что продвижение к Терре союзных Темных Ангелов и Космических Волков замедлилось, прибегли к помощи демонических сущностей, но это не сильно ускорило процесс. Кольцо осады вокруг Дворца было охвачено вторым кольцом контр-осады снаружи. У лоялистов тоже хватало проблем - Гвардия Смерти попала в засаду Эльдар на окраине галактики, а Белые Шрамы, судя по всему, затерялись в Варпе.

На 55 день осады Пертурабо пробился к Вратам Дворца, ища встречи в бою с Дорном. Вместо него он встретил Сангвиния. После долгого боя Сангвиний убил Пертурабо, выпил его кровь и швырнул его тело Железным Воинам.
Через день Дорн пробился в Тронную Залу. Увиденное повергло его в ярость – Император давно покинул ее с помощью Повелителей Ночи, и потратил полученное время не зря - после внесения некоторых изменений в Астрономикон, варп-фон вокруг Терры ослаб, что привело к снижению силы колдунов-предателей, а множество меньших варп-сущностей изгнало из реальности.

Прибыл легион Белых Шрамов. Приземлившись в космопорту «Врата Льва» (Lion`s gate), они вырезали лояльных защитников и, рассеявшись по планете, предались охоте на мирных жителей. Прибытие еще одного легиона предателей вкупе с ожидаемым прибытием Космических Волков и Темных Ангелов, привело Императора к мысли подавить восстание в зародыше – убить Дорна, телепортировавшись на борт его крепости «Фаланга».

Конрад Керз исполнил свою часть плана – генераторы щитов, предотвращающих телепортацию на Фалангу, были взорваны. Император с Кустодесами и Гор с Морнивалем телепортировались на борт, но были разбросаны по ней. Хорус встретил Императора только у входа в личные покои Дорна. Рогал Дорн изобразил покаяние в содеянном. Гор имел неосторожность ему поверить и повернуться спиной, после чего был тут же убит. Император же заметил тело павшего в схватке Конрада Керза, и такую ошибку не повторил. Добравшиеся до покоев члены Морниваля обнаружили тела трех примархов и смертельно раненного Императора, которого они доставили к Астрономикону.

«Фаланга», под командованием первого капитана Кулаков Сигизмунда, оставалась на орбите только на время сбора своих уцелевших десантников. Державшие курс на Терру легионы предателей изменили его, а Кровавые Ангелы, Саламандры и Белые Шрамы покинули планету на своих кораблях.

Ересь Дорна закончилась, но с огромными потерями, включая, де-факто, самого Императора.

Итак, Дорн был убит, однако Империум был потрясен до основания, а силы легионов предателей далеко не разгромлены. К тому же, большая часть миров отделилась в виде управляемого Жиллиманом Сегментума Ультрамар.

Де факто лидером Империума стал Абаддон. Унаследовав от примарха талант управленца, он начал собирать расколотый Империум. Видя малочисленность легионов, он выдвинул идею Крестовых Походов, объединяющих как можно больше космодесантников и гвардейцев во всесокрушающую силу. Также при таком подходе у врага не было возможности изолировать легионы, чтобы или разбивать их поодиночке, или совращать их к служению Гибельным Силам. Далеко не все легионы, особенно те, примарх которых был жив, сразу приняли эту доктрину, однако тяжелые потери Железных Воинов, пытавшихся в одиночку взять мир «Железная Клетка», и трагическая судьба Гвардии Ворона показали мудрость предложения Абаддона. Очень скоро он смог заручиться верностью уцелевших примархов, играя на их вкусах и предрассудках. Мортарион, например, согласился с планом Магнуса изгнать Волков с Фенриса, потому что без его помощи не смог бы отомстить эльдарским ведьмам. Фульгрим жаждал начать поход на Сегментум Ультрамар

Дубликаты не найдены

0
"Ересь Дорна закончилась, но с огромными потерями, включая, де-факто, самого Императора. " - казалось бы, при чем тут Оберин Мартелл
0
Символ Императора в альтернативе – скрещенные молнии.

В М36 вера Империума пошатнулась. Лоргар лично принимал участие в борьбе с многочисленными культами и проявлениями Хаоса. На планете Диммамар началась так называемая Чума Неверия (Plague of Disbelief). Большинство населения превратилось в зомби, и демоны Нургла стали появляться на улицах. Зомби количеством давили космодесантников. Когда закончились все патроны, примарх лично принял участие в рукопашной, с молотом и обломанным шпилем с алтаря собора. Через несколько дней подобных боев, Лоргар попросил свою личную охрану создать круг защиты вокруг него, и на коленях обратился с молитвой к Отцу Своему. Планета была озарена золотистым светом, и после того, как он растаял, все демоны были изгнаны обратно в Варп, а все люди - исцелены от чумы. Душа же примарха соединилась со своим отцом. Диммамар стал миром-церковью, а исцеленные жители вернулись в лоно истинной Веры с таким фанатизмом, что некоторые из них даже были приняты в рекруты легиона.

Место Лоргара во главе легиона и Экклезиархии занял амбициозный космодесантник, скорее администратор, чем верующий – Гог Вандир. Он быстро подмял под себя других Высших Лордов и начал множество Войн Веры, выбирая целями не Хаосопоклонников, а те планеты, которые демонстрировали отклонения от буквы Имперских Истин, чем заслужил недовольство даже в рядах своего легиона. Вскоре его взор был обращен на другие легионы, Дети Императора (никогда не имевшие в своих рядах капелланов) были обвинены в неверии. Они и вступившиеся за них капелланы Пожирателей Миров были объявлены отступниками(Excommunicate Traitoris), и началась вторая великая война между космодесантниками.

Спаситель пришел из рядов Несущих Слово – молодой инициат по имени Себастьян Тор. Он родился во время великого самопожертвования Лоргара на Диммамаре. Тор страстно обвинил Вандира в отходе от учения примарха, и призвал его к немедленной отставке. Вандир обвинил Тора в ереси и заочно приговорил к смерти. Множество Несущих Слово, и даже членов других Легионов, сплотились вокруг Тора, и направились к Терре. Вандир прибег к последнему доводу – выпестованной им сектой женщин-воительниц, Невест Императора, фанатично преданных ему. Они, пытаясь проникнуть в Тронный Зал, напали на Адептус Кустодес, а позже, пытаясь защитить Вандира во время Второго Штурма Терры, погибли до последнего человека. Тор собственноручно вытащил Вандира из его убежища, и они были приведены Кустодесами в Тронный Зал. Что там произошло, неизвестно, однако Тор вышел оттуда, а Вандир исчез.

Экклезиархия была перестроена и очищена от скверны, внесенной Вандиром. Тор совершил свою последнюю реформу – он ушел с поста Экклезиарха. Более ни один Несущий Слово не мог занять этот пост, легион превратился в Chamber Militant не видел адекватного перевода Министорума.

Тактика легиона часто основывается на использовании сопутствующих им орд фанатиков. Также постоянно привлекаются Братья-Воины (Frateris Militaris), закованные в черные карапасные доспехи, вооруженные хеллганами, огнеметами и мельтаганами. Космодесантники вносят в кампании неукротимую волю к победе, вдохновляя всех вокруг себя. Часто используются гадания на Имперском Таро и другие методы предсказания, например способности библиариев. Основываясь на результатах гаданий, роты и взводы могут быть переформированы прямо на поле боя, поэтому у Несущих Слово нет традиционного деления на Тактические, Штурмовые и взводы Опустошителей – каждый десантник должен одинаково владеть и болтером, и цепным мечом, и тяжелым оружием.

Обычной практикой считается покрывать броню словами священных книг, однако многие выжигают цитаты из них у себя на коже, языке и даже на веках. С учетом регенеративных способностей десантников, такие надписи должны периодически обновляться, также как и истинная Вера.

Рекруты в легион набираются с многих планет-церквей, а также из самых набожных сирот Схола Прогениум. Генокод Несущих Слово чист, и геносемя почитается апотекариями как священное. Однако иногда при пересадке геносемя отторгается. Помня судьбу наставника Лоргара, Кора Фаэрона, это стоически воспринимается как Воля Императора.

Единого боевого клича у легиона нет – капелланы выбирают наиболее подходящее к месту высказывание Лоргара или Императора.

Башня Крови

Планету Танакрег атаковали десантники-предатели из Легиона Железных Рук. Они взяли штурмом хайв-столицу, Шинар, и изгали оттуда всех жителей. Небольшой гарнизон Несущих Слово сплотил вокруг себя выживших, и такова была праведная ярость десантников и обычных людей, что железные чудовища Ферруса Мануса были побеждены, а город отбит, хоть и превратился в необитаемые руины.

В память падших, на месте города была построена огромная башня. Капеллан Вераик на церемонии освящения заявил, что башня, как и Империум, была построена на крови мучеников. Считается, что она включает по одному кирпичу за каждого погибшего в тот день.

Мученик

Его тело разрывало само себя. Он воззвал к пантеону Хаоса за спасением – его работа была не закончена. Лоргар был готов принять слепую, нерассуждающую веру, а он остался незамеченным ненавистным Императором, и готов был толкнуть Лоргара к разочарованию и знанию о истинной сущности божественного. Сложные планы, работа многих лет… И все пошло прахом из-за ошибки сервитора, проводившего имплантацию.

Через агонию, он с трудом увидел силуэт. Лоргар. Он пытался произнести хоть слово, донести до него величие Богов Хаоса, но его трахея была пережата спазмом. Он пытался дотянуться до скальпеля на столе, чтоб разрезать мышцы глотки, но был надежно привязан к операционному столу. Когда клетки Ларрамана начали сворачивать кровь в его жилах, он услышал окончательное, хоть и и не нарочное, оскорбление.

«Мне жаль, брат, но не бойся. Никто не посмеет забыть твою верность и службу вере. Тебя будут вечно помнить как Мастера Имперской Веры».

Кор Фаэрон взвыл, запертый в тюрьме своего тела.

Ультрадесант


Робаут Жиллиман вырос в семье одного из правителей Макрейджа, консула Конора Жиллимана. Он обнаружил младенца в лесу после видения, в котором золотистая фигура указала ему местонахождение ребенка. Жиллиман очень быстро стал правой рукой приемного отца не только в военных, но и в управленческих вопросах. По обычаю, героям давалась возможность создать свое государство, завоевав и удержав столько территорий варварских племен, сколько сможет. Жиллиман создал свою державу в наиболее диком уголке страны и в течение десяти лет превратил ее в процветающую страну, центр политической и военной власти Макрейджа. В этот момент он и воссоединился с отцом и своим, 13 легионом.

Первыми в состав Империума были включены миры-соседи Макрейджа – Талассар, Калт, Квинтарн. Принципы включения их в структуру управления стали шаблоном для будущих завоеваний – избегание потерь мирного населения (вплоть до увеличения собственных потерь) вкупе с улучшением инфраструктуры миров приводило к тому, что каждый мир становился стабильным союзником и источником живой силы и ресурсов. Таким образом, численность легиона росла невозможными для других темпами. Некоторые миры даже не было нужды завоевывать – десантников встречали ликующие толпы людей. Однако многие миры стали считать себя и Имперскими, и Ультрадесантскими. Многие другие миры, видя эффективность управления Ультрадесанта по сравнению с негибким Администратумом, подали прошения на присоединение к Ультрадесанту. Раздавались даже голоса о переименовании Сегментума Ультима в Сегментум Ультрамар.
Все это приводило к конфликтам с Администратумом, который видел в происходящем подрыв Имперского управления планетами. На одном из заседаний было даже высказано предположение, что Жиллиман собирается отделиться от Империума. В разгар оглашения этих обвинений примарх сам появился на заседании. Его харизма позволила сгладить ситуацию, и все решили, что на этом конфликт исчерпан.

Жиллиман был шокирован, когда из секретного послания от Рогала Дорна он узнал, что Император приказал уничтожить его легион до последнего десантника. Дорн заявил: «Император, став жертвой интриг Администратума, поверил в то, что Сегментум Ультрамар хочет объявить независимость от Империума, и в припадке ярости приказал завоеват
-1
а Лоргар был вполне удовлетворен как глава Экклезиархии.

Вскоре совместные походы легионов изгнали предателей с их родных миров и загнали в Глаз Ужаса. Абаддон вскоре погиб – на планете Уралан огромный золотокожий демон поразил его своим мечом.

Имперские Кулаки, понеся тяжелые потери, отступили в Глаз Ужаса. Наибольшей же была потеря авторитета – все же Ересь была проиграна, а Дорн убит. Сигизмунд, как первый капитан, сменил ненавистное имперское название на мрачный Черный Легион. Но это было единственное, что он мог – он не мог ожидать повиновения не только от примархов-предателей, но даже от частей своего расколовшегося легиона. Одну из таких групп, возглавляемая Алексисом Полюксом (Alexis Polux) – отличная отсылка, на мой взгляд, составили в основном одержимые десантники, по кровожадности сравнимые с берсеркерами Космических Волков. Другая группа не согласилась отказаться от имени примарха, и с гордостью назвалась Потомки Дорна (Scions of Dorn).

Ушедшие в Глаз Ужаса легионы периодически совершают набеги на имперские территории, однако мотивация их различна. Проще всего понять Белых Шрамов и Космических Волков. Жизнь первых теперь полностью посвящена упоению скоростью, боем и острыми ощущениями, вторые же, кроме поклонения Кровавому Богу, не интересуются почти ничем. Исчезновение после битвы на Фенрисе Лемана Русса привело к распаду легиона на варбанды, соревнующиеся в кровопролитии во славу Кхорна. Даже новое оружие и снаряжение, вместо изготовления, обычно добывается на поле боя.

Заболевание, охватившее легион Кровавых Ангелов, требует постоянного потребления свежей крови и пересадки новых органов. У наиболее же тяжелобольных поражается мозг, приводя их к неизлечимому безумию. Впрочем, подразделения этих несчастных в рукопашной страшны из-за усиленной варпом силы и живучести и почти полной нечувствительности к боли.
Несмотря на то, что Калибан был превращен в пояс астероидов, в этой звездной системе периодически наблюдаются Лютер и Темные Ангелы. Однако же Темные Ангелы наносят удары в различных частях Империума, и системы в этих атаках пока не найдено.

Разочарование Вулкана в том, что он назвал «лицемерием Империума», охватило и его десантников. Однако он также презирает и излишества, которым предаются боги Хаоса, и ведет войну и с лоялистами, и с предателями. Попытка уничтожения планеты Скалатракс была пресечена совместной акцией Детей Императора и Пожирателей Миров, что сцементировало их молодой союз. Имперские ученые с одного острова на Терре предполагают, что Саламандры заключили союз с некой варп-сущностью, называющей себя Малал, однако что это значит - неизвестно.

Наиболее причудливо поведение Железных Рук. Этот легион за 10 000 лет после Ереси два или три раза вступал в бои на стороне хаоситов. Во время Ереси легион высадился на Марс и приступил к раскопкам около Лабиринта Ночи (Labirintus Noctis), не тронув множество ценнейших археотехнических устройств. Подтвержденные свидетельства говорят об атаках на места археологических раскопок десантниками, несущими странное оружие и заменяющими части тела на металлические протезы. Некоторые же реконструированы и полностью заменили плоть металлом (т.н. Рубрика Пауллиана). Единственное полномасштабное участие Железных Рук в крупном конфликте – т.н. Готическая Война, когда Руками были захвачены несколько Крепостей Черного Камня (Blackstone Fortresses). Возглавлявший одну из атак назвался Феррусом Манусом, однако в фигуре, на вид полностью состоящей из серебристого текучего металла, сложно кого-либо опознать.

На галактическом Востоке, Жиллиман воспользовался анархией Ереси, чтобы укрепить свои позиции. Огромная военная мощь и организаторские способности Ультрадесант и их так называемых «орденов-наследников» позволяют быстро восстанавливаться после потерь. Ситуация изменилась в последнее время с появлением новой ксено-угрозы под названием «Тираниды». Сначала Экклезиархия считала Тиранидов наказанием от Императора за предательство, но вынуждена была изменить мнение после атак флотов-ульев на Сегментум Солар.

Наибольшей же угрозой для Империума становятся силы Хаоса, приходящие к пониманию необходимости сотрудничества вместо конфликтов. Хаос, использующий идею Абаддона о массированном Крестовом Походе – какая ирония.

Несколько интересных отличий от оригинальной Ереси: Механикумы сильно подсечены атакой на Марс – их влияние гораздо меньше. И второе – среди предателей нет фигуры, способной их объединить, Сигизмунд в первую очередь боец-индивидуал и фанатик, но не лидер.

Жиллиман написал Кодекс Ультрамар. Что характерно, лоялисты его не используют. Поэтому в альтернативе в Империуме остались большие по численности легионы, разделенные на Великие Роты.
Пожиратели Миров


Ангрон был найден на оставшейся безымянной планете и выращен некоей семьей, позже в качестве компенсации был продан в рабство и стал гладиатором. "Культура" выращивания гладиаторов в этом мире была очень развита - она позволяла вживлять дополнительных органы и аугметику. Однако вершиной технологии была установка чипов агрессии. После проведения такой операции над ним, Ангрон использовал всю свою волю, чтобы не поддаться их действию.

Во время одного из масштабных гладиаторских боев бойцы, ведомые Ангроном, перебили охрану и вырвались на свободу. К ужасу примарха, берсеркеры с вживленным чипом набросились и на мирных жителей, и даже на братьев по оружию. Он пришел к выводу, что без железного самоконтроля эта опасность угрожает им всем.

В дальнейшем Ангрон отбился от нескольких посланных на него армий, но силы его таяли. Когда его отряд был загнан в горную ловушку и готовился дорого продать свои жизни, на орбиту прибыли корабли Великого Крестового Похода. Император собирался телепортировать Ангрона на борт своей баржи, но Гор возразил. Спасти Ангрона, оставив его армию на растерзание, было бы дурным началом отношений. Вместо этого противники увидели на поле не только гладиаторов, но и силы Лунных Волков во главе с Гором и Императором. Ангрон признал отца и преклонил перед ним колено.

Изначально Ангрон с большим подозрением отнесся к процедуре имплантации органов космодесантникам - слишком она напоминала установку ненавистных ему чипов. Не меняет ли он одни цепи на другие? Не нужен ли он Императору только как цепной пес? Однако, увидев Лунных Волков в действии, он изменил свое мнение.

Многие из армии гладиаторов вступили в легион. Конечно, чипы агрессии удалялись, как инструмент угнетения. Доктриной легиона стали кодекс воинской чести и железный самоконтроль. Во время Крестового Похода Пожиратели Миров часто сражались вместе с Лунными Волками, и идеализм Ангрона хорошо сочетался с прагматичными взглядами Гор. После одной из крупнейших побед, Гор публично назвал Ангрона «своим моральным компасом».
Дорн, зная легендарный идеализм Ангрона, даже не попытался склонить его на сторону Губительных Сил. Он использовал их как жертвоприношение своим новым хозяевам. Такой вызов не мог быть проигнорирован, но на тот момент трем лояльным легионам нужно было думать о том, чтобы спасти как можно больше боевых братьев и гено-семени. Ангрон, следуя своему личному кодексу чести, выпрыгнул из взлетающего шаттла на головы Саламандрам, пытаясь купить как можно больше времени для своих десантников. Как утверждается, он погиб в дуэли с Вулканом.

После Истваана Пожиратели миров вернулись к своему родному миру, чтобы восстановить силы и принять участие в завершении Ереси Дорна. Однако по возвращении они обнаружили на своей планете восстание под руководством правителей, смещенных Ангроном, и последователей богов Хаоса. После долгих боев хаосопоклонники пустили в ход подрывные заряды, установленные в разломах коры и геотермических электростанциях, покрыв большую часть планеты лавой и вулканическим пеплом. Выжить могли только космодесантники в герметичных доспехах. Крепость-монастырь была эвакуирована, и после стодневного траура легион покинул орбиту, поклявшись всегда помнить, но никогда не возвращаться.

Набор новых легионеров обычно идет среди гладиаторов. Однако, кандидаты, демонстрирующие излишнюю кровожадность, отбраковываются. Ангрон, увидев, к чему оно может привести, постановил, что для Пожирателей Миров необходимым и
-1
Боевой клич легиона – «За Ангрона и Императора!», но при встрече со старыми врагами Саламандрами обычно используется «Помните Скалатракс!»
Дети Императора


Изначальная история не отличается от оригинальной – Фулгрим попал на умирающий мир, Хемос, и в течение 50 лет стал правителем и привел его к процветанию.

После встречи с Императором Фулгрим получил под командование свой легион. Катастрофа с геносеменем привела к тому, что он составлял около 200 десантников, и до восстановления численности им пришлось воевать вместе с легионом Имперских Кулаков. У них возникло множество разногласий.
Когда легион имел достаточный состав, в одном из самостоятельных походов Фулгрим был тяжело ранен. Легион, подчиняясь первому капитану Лорду Эйдолону, прибыл обратно на Хемос, вполне возможно для того, чтобы предать примарха родной земле. Однако Фулгрим исцелился, и обратился к боевым братьям со страстной речью. «Мы были ослеплены страхом и сомнениями, но на пороге смерти я прозрел. Наш путь - искать и достигнуть совершенства в искусстве войны, а достигнув – непоколебимо его держаться».

Позже легион одержал множество побед, однако наиболее значимой считается победа над ксено-цивилизацией Лаэр. Последние из них были уничтожены в одной из своих церквей. Когда Фулгриму предложили взять ее штурмом, а заодно и прикоснуться к чарующей красоте их архитектуры, он отказался «удостоить вниманием ксеносов или их предрассудки». Церковь была уничтожена с орбиты огнем флота.

Собрав легион, Фулгрим заявил им, что победа над цивилизацией, которая в стремлении адаптироваться к любым обстоятельствам пошла по пути изменения своих особей, говорит о том, что они окончательно достигли «Совершенства Императора» (Emperor`s perfection). Легион должен опасаться отклонения от него под маской «прогресса», отклонение от такого совершенства будет богохульным. С этого дня, Дети Императора стали оплотом стабильности в водовороте Галактики.

Малочисленная группа апотекариев попыталась превзойти это состояние и улучшать организм космодесантников, не останавливаясь перед экспериментами с имплантацией органов Лаэр раненым десантникам. Узнав про это, Фулгрим лично пресек такие веяния в легионе. Тело главы заговора, Фабия Байла, не было опознано.

Услышав про отделение Сегментума Ультрамар от Империума и своём присоединении к карательной экспедиции, Фулгрим был внутренне удовлетворен. Его легиону предстояло проверить свое совершенство на сильнейшем противнике – Адептус Астартес. В ловушке Истваана именно Фулгрим взял на себя общее руководство спасением трех легионов. Он встретил на поле боя одного из немногих, кого считал другом – Ферруса Мануса, и смог отсечь одну из его металлических рук, тяжело ранив его.

После Истваана, Гвардия Ворона тихо удалилась. Фулгрим же пришел к выводу, что совершенство легиона незыблемо. Дорн даже не пытался склонить его на свою сторону, и не смог уничтожить. Фулгрим не согласился снизить требования к рекрутам в легион, даже в ситуации почти полного уничтожения легиона. Он был шокирован средствами, к которым прибегали другие легионы для восстановления – как кандидатами, так и несовершенными образцами снаряжения. Легион остается одним из наиболее малочисленных - идеал элитных мобильных сил.

Все относительно – по меркам альтернативной Ереси легион малочисленен, потому что Фульгрим приказал ограничить количество Великих Рот 30 (!). Сколько было в других легионах, остается только гадать.
После Ереси Дети Императора, конечно, участвуют и в подавлении мятежей, и в схватках с ксеносами, но видят в этом малый вызов своим способностям. Но истинную страсть в них разжигает возможность встретить в бою Легионы-Предатели, особенно бывшие на Истваане. Крестовый Поход на Сегментум Ультрамар был предложен именно Фулгримом, именно он сразил в рукопашной Робаута Жиллимана единственный, кроме Императора, которому удалось сразить примарха-предателя, и именно он предложил установить его в стазис-поле на Терре.

Финальная судьба Фулгрима неизвестна. Он исчез из своих покоев на личной боевой барже. Адамантитовые стены их были оплавлены, что позволяет одним говорить о применении неизвестного оружия, другим – что Фулгрим отбросил бренное тело и перешел на новый уровень существования.

Родной мир

Ускоренное развитие Хемоса под руководством Фулгрима привело к невиданному уровню загрязнений. Фульгрим приказал очистить и терраформировать планету, чтобы она соответствовала такому легиону, как Дети Императора. Все производственные сооружения были убраны под поверхность планеты, снаружи же она представляла собой райскую идиллию. Право посетить поверхность планеты дано немногим, основное население планеты трудится в герметичных пещерах, выпуская (только!) доересевые образцы техники и оружия. Легион не использует новые образцы, такие как Рэзорбэк, Виндикатор или модификации Лэнд Рейдера – это значило бы отойти от достигнутого совершенства. С другой стороны, легион обладает некоторым количеством джетбайков, также в отличие от легионов, использующих прыжковый ранец DH2, Дети Императора используют старый, более совершенный ранец «Раптор».

Каждая из 30 Великих Рот (Grand Companies) является отображением личности своего командира, и имеет свой неповторимый стиль боя. 7 Рота имеет неофициальное имя «Лорды-Соколы» (Hawk Lords), за непревзойденное мастерство боя с использованием джетбайков и прыжковых ранцев.

Генокод является особой заботой легиона, помня катастрофу, которая чуть не уничтожила их в младенчестве. По давней традиции, один из органов геносемени (шейный) удаляется сразу после созревания, минимизируя шанс искажения генокода. Второй же изымается после смерти, как следствие, даже после уничтожения всех хранилищ геносемени апотекарии смогут восстановить легион, используя органы боевых братьев.

Боевой клич - «Мы Дети Императора! Смерть врагам Его!»

«А что насчет Фульгрима?» - прорычал первый голос.
«Он и его легион погряз в гордыне и ревности» - проговорил второй, - «Сейчас они среди моих детей, Лаэр. Ко времени, когда они достигнут Истваана, они будут готовы…»
«Нет! Я запрещаю!» - прорычал примарх.
«Запрещаешь?» - второй голос был ровен и опасен, как обнаженный клинок.
Четверка задумалась. Абсолютен ли был их контроль?
«Они не заслуживают этого возвышения», - сказал примарх более спокойно, - «Эта награда – не для них». Было очевидно, что эта вспышка рождена ненавистью, а не жалостью.
«Хорошо, мой лорд», - пробулькал третий, - «В любом случае, мой брат уже приглядывается к другим – к Белым Шрамам».
«Да будет так – мы даруем тебе эту услугу», - произнес четвертый голос, - «но ты должен быть уверен, что твоих сил будет достаточно для их полного уничтожения».
«С удовольствием», - сказал Рогал Дорн, выключая Перчатку Боли.
Гвардия Ворона


Опять же, альтернативное начало истории не отличается от оригинальной – планета Киавар, ее спутник Ликеус, на который ссылали всех недовольных режимом на работы в шахты. Подготовка, увенчавшееся успехом восстание на спутнике. Правители Киавара обратились за помощь к Империуму, и получили ее – во главе с Императором, немедленно признавшим сына.

Во многих случаях Кораксу помогал (или даже прямо спасал его) ворон, являвшийся к нему во снах. На Улланоре он спросил отца, но тот только понимающе улыбнулся.

Долгая подготовка к восстанию обучила Коракса искусству бить по слабым местам, которое он в полной мере передал своему легиону. Если многие другие легионы были молотом, Гвардия Ворона была рапирой. Поэтому она часто была авангардом для сил Империума. Такая тактика встретила понимание не у всех примархов, Рогал Дорн открыто назвал камуфляж «цветом трусости». «Не предлагай мне тихо подкрадываться к врагам под покровом ночи. Я Рогал Дорн. Космодесантник. Имперский Кулак. Чемпион Императора».

Коракс запретил создание Либрариума в своем легионе, считая путь освоения психического потенциала, подобный используемому Тысячей Сынов, слишком близким к нечистому колдовству. Он был в числе обвинителей Магнуса на Никейском соборе. В ночь перед оглашением решения Кораксу опять явилась птица, но точно увидеть, кто это, он не смог – просто силуэт, внушающий беспокойство.

В следующий раз такое видение было перед битвой на Истваане. Из дневника Ко
-1
Однажды Коракса опять посетило видение стервятника. На сей раз он молча изучал его холодными мертвыми глазами. На следующий день Коракс шел среди мутантов и в одной из камер увидел такой же взгляд. Проверив эту и все прочие клетки, он увидел в душах всех мутантов одинаковую печать скверны. Когда все его помощники покинули монастырь, он собственноручно уничтожил все плоды своей ошибки.

Дальнейшая часть истории неясна. Коракс утверждает, что некто «решил проблему численности легиона», но избегает точных терминов, касаясь и методов решения, и даже личности этого помощника. По слухам, его прозвища – Повелитель Клонов, Исказитель или даже Прародитель. (Clonelord, Manflayer, Progenitor) Однако, Коракса беспокоил растущий уровень неконтролируемых пси-способностей среди новых десантников.

Здесь записи заканчиваются, однако в Апотекарионе в специально оборудованной камере нашлись еще записи, явно сделанные кровью примарха. «Я увидел существ, по сравнению с которыми Вергельды показались бы ангелами».

Коракса накачали наркотиками и использовали, как источник геносемени. Что из этого получилось, Коракс записал детально: «Для них, форма следует желанию. Пальцы превращаются в когти. Крылья вырастают из спины. Не могущие контролировать себя превращаются в отродья». Наиболее же талантливые становились колдунами, способными изменять не только себя, но и течение Варпа вокруг». Дальнейшие записи становятся все более бессвязными. Последняя представляет собой знак ворона, нарисованный кровью.
Судьба Коракса неизвестна. На спутнике и планете не обнаружено ни одного человека или трупа. Семнадцать различных демон-принцев утверждали, что именно они являются Кораксами. Много усилий было предпринято, чтобы узнать личность Повелителя Клонов, однако его след уже остыл.

После Ереси многие легионы, отступившие в Глаз Ужаса, создали демонические миры по своему вкусу. Поклоняющаяся Богу Изменения Гвардия Ворона отказалась от этого, никогда долго не задерживаясь на одном месте. Многое изменилось в них, но не умение бить по уязвимым местам. Помноженное на предсказательные умения колдунов, оно приводит к потрясающим результатам. Серия рейдов,начавшаяся с нападения на небольшую станцию обработки прометия, привела к потере целого субсектора через сто лет. Иногда, когда Имперское командование считает, что определило наиболее приоритетную цель их нападения, силы оттягиваются от истинной цели.

Наиболее компетентный противник Гвардии Ворона - Тысяча Сынов. Их пси-способности не раз помогали предсказывать цели атаки, пресекать работу колдунов и отправлять обратно в Варп демонических союзников предателей.

В большинстве легионов созданием новых десантников занимаются апотекарии, но в Гвардии Ворона – колдуны. Они посвящают жертв Богу Изменения, и тем самым открывают их пси-потенциал. Наиболее же успешные учатся управлять изменением своего тела – «форма следует желанию». Новички приписываются к наземным отрядам, осуществляющих огневое прикрытие для отрядов, смогших отрастить себе работающие крылья из плоти и керамитовой брони. Ужасающие Аннигиляторы превращают свои тела в различное стрелковое оружие. Священным числом для отрядов является 9. Легион никогда не собирался, как единое целое, распавшись на несколько десятков ковенов. Командуют ковенами колдуны, призывающие на помощь силы Варпа и демонических союзников, а также демон-принцы. Наиболее известным является Кайаваан Шрайк, дестабилизировавший целый сектор, что привело к полномасштабному вторжению орков.

Генокод Коракса изменен до неузнаваемости. Функции многих имплантов изменены, некоторые, например Мукраноид, вообще исчезли, и добавлены некоторые другие. Измененное строение каталептического узла приводят к усилению пси-способностей. Но, видимо как шутка Тзинча, их кожа всегда остается белой, а глаза и волосы - черными.

Легион не имеет боевого клича как такового, ввиду стиля нападения. Девиз легиона - «Nemo ne impune lacessit».
Несущие Слово


В отличие от других примархов, юность Лоргара прошла не на поле боя, а в келье семинарии, в изучении определения веры и природы божественности. На Колхиде существовал небольшой религиозный орден, известный как «Завет». Его члены сохранили веру в то, что когда-нибудь они будут воссоединены с остальным человечеством, расселившимся по другим звездам, хотя такие верования многими считались предрассудками. Лоргар принял их веру, и предпринял длительное паломничество по планете под руководством своего друга и наставника, Кора Фаэрона. Через некоторое время за ним следовали десятки тысяч пилигримов, вдохновленные его речами. Это показалось опасным его противникам, и вскоре на группу паломников напали воинские части, но тут проявился военный талант примарха. За восемнадцать месяцев, его армия разгромила противников, незадолго до приземления кораблей Крестового Похода. Лоргар приветствовал Императора и Магнуса.

Лоргар назвал свой легион Несущими Слово, и принял в его ряды наиболее набожных членов Завета. Кор Фаэрон, конечно, был одним из первых, но по трагической случайности во время имплантации геносемени погиб от побочных эффектов.
Легион занялся своей прямой обязанностью – привлечением миров в лоно Империума. И делал это достаточно медленно, так как на каждом завоеванном мире возводились соборы в честь Императора, и проводилась разъяснительная работа среди жителей. В итоге Император вызвал сына на беседу, после которой он вышел преображенным. Работая столь медленно, он лишал множество миров познать Имперские Истины. «Да будет завоевание миров нашим служением Ему», - заявил Лоргар.

Флоты легиона были преобразованы. Задача обращения жителей захваченных планет в веру в Императора была возложена на людей, не состоящих в легионе - священников и проповедников. Для их защиты были созданы новые, хорошо обученные и оснащенные воинские части, независимые от Имперской Гвардии - Братья-Воины (Frateris Militia). Желая помочь и другим жителям Империи познать свет Имперских Истин, Лоргар предложил создать в других легионах институт капелланов. Многие отказались, посчитав это предложение вмешательством в свои внутренние дела, однако Тысяча Сынов, Темные Ангелы и Лунные Волки согласились сразу. Личный исповедник Лоргара, Эреб, стал доверенным человеком Гора.
На Улланоре, Лоргар первым приветствовал то, что Магнусу было дано разрешение заниматься исследованием психических способностей, и дарована честь быть связанным с Императором через ритуал Связывания Души, «единство с божественным». Однако Магнус раскрыл ему страшную истину - в словах Русса, Коракса и Дорна было больше истины, чем может показаться. В эту ночь Лоргар узнал про существование богов Хаоса, и опасность необученных псайкеров.

Это знание скоро было востребовано - на Давине. Эреб распознал следы демона, пытавшегося вселиться в Гора, и с помощью Магнуса смог провести ритуал экзорцизма. С того времени Сыны Гора также включились в тайную войну против Хаоса.

Знания Лоргара о сущности Хаоса были использованы против него – Дорн хитрыми намеками создал иллюзию, что отколовшийся от Империума Жиллиман – новый чемпион Губительных Сил. Несущим Слово и Легиону Альфа было дано задание ударить в сердце Сегментума Ультрамар, на Макрейдж. Лоргар, зная, что Макрейдж практически неприступен, решил напасть на соседние с ним миры, чего от него никто не ожидал. Альфарий предложил ловушку – на Эскрадоре Легион Альфа и примарх открыто объявили свое присутствие, и Жиллиман не мог не воспользоваться возможностью разгромить их. Макрейдж был открыт, и Несущие слово были готовы ударить по нему, когда пришла весть о печальных событиях на Терре.

Когда поступила информация, что Дорн штурмует дворец Императора, многие командиры и бойцы Несущих Слово высказались за возвращение, но Лоргар отказал. ПО его мнению, никто, даже Губительные Силы, не в состоянии одолеть Божественного Императора. Легион сменил курс на Терру, в печали забыв про Легион Альфа. Скорбь охватила легион, многие, не выдержав ее, даже умерли. Однако после речи Лоргара, который заявил, что произошедшее на Терре было запланировано как восшествие на духовный уровень существования, вера и мораль были восстановлены.

В ходе восстановления Империума после Ереси была создана Экклезиархия, бе
Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: