С тегами:

Творчество

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
102
Кошечка Алия в технике сухое валяние
9 Комментариев в Рукодельники  
Кошечка Алия в технике сухое валяние творчество, ручная работа, валяние, сухое валяние, кот, арт, игрушка ручной работы, длиннопост
Кошечка Алия в технике сухое валяние творчество, ручная работа, валяние, сухое валяние, кот, арт, игрушка ручной работы, длиннопост
Показать полностью 1
40
Роспись кожанки "Маска Самурая"
11 Комментариев  
Роспись кожанки "Маска Самурая" арт, рисунок, роспись, акрил, творчество, Художник, Интересное, Искусство, видео
Роспись кожанки "Маска Самурая" арт, рисунок, роспись, акрил, творчество, Художник, Интересное, Искусство, видео
Показать полностью 1
92
Вязаные котейки, теплые и пушистые
17 Комментариев в Рукодельники  

Котята связаны из мохеровой пряжи. Немного причесаны)

Вязаные котейки, теплые и пушистые творчество, вязание, длиннопост, ручная работа, кот, сувениры, вязаные игрушки, пушистый
Вязаные котейки, теплые и пушистые творчество, вязание, длиннопост, ручная работа, кот, сувениры, вязаные игрушки, пушистый
Показать полностью 5
111
"Эвридика". Картина и процесс ее создания.
22 Комментария в Лига Художников  

100 x140 см холс.масло

"Эвридика". Картина и процесс ее создания. Gnievyshev, арт, творчество, Живопись, видео
Показать полностью 1
331
И кого теперь хата круче
18 Комментариев  

Японская художница печатает на 3D-принтере домики для раков-отшельников. До этого им приходилось жить в раковинах дохлых улиток.

И кого теперь хата круче раки, 3D, япония, творчество, круто, необычное, длиннопост
Показать полностью 3
52
Мои первые попытки в керамике
8 Комментариев  

Привет пикабу! В последнее время часто появляются посты о керамике в ленте, вот и я решилась поделится тем, что выходит у меня из под моих криворук)
Будет текст и немного картинок.
Первое знакомство с таким материалом как глина произошло у меня около года назад, тогда сразу, толком не понимая материал,взялась лепить тарелки/чашки, из красной глины и других керамических масс,в общем практичные в быту вещи, но сказать что у меня ничего не выходило это ничего не сказать. Глина просто трескалась у меня в руках при лепке или рассыпалась во время сушки. Тогда я надолго оставила свои попытки до недавнего времени. Отпустила рациональность и просто пока что леплю то, что лепится ) и нашла свой материал ,который мне поддаётся - полуфарфор) ниже все работы из этого материала.
Не судите строго) сразу прошу прощения за фото, все фотографировала для себя на память,пост решила пилить внезапно.

Мои первые попытки в керамике керамика, лепка, ручная лепка, творчество, рукожоп, длиннопост
Показать полностью 14
741
Художник Даехюн Ким рисует эмоции, которые каждый испытывает, но не может описать
26 Комментариев  

Это целый сюрреалистичный мир, где океан и мелкий и бездонный, одновременно и свет и тьма, и нет единого восприятия.

Художник Даехюн Ким рисует эмоции, которые каждый испытывает, но не может описать Художник, сюрреализм, не мое, творчество, эмоции, длиннопост
Художник Даехюн Ким рисует эмоции, которые каждый испытывает, но не может описать Художник, сюрреализм, не мое, творчество, эмоции, длиннопост
Показать полностью 11
46
Кулоны из меди и латуни с камнями
6 Комментариев  
Кулоны из меди и латуни с камнями творчество, своими руками, украшения, листья, крылья, шестеренки, металл, длиннопост
Кулоны из меди и латуни с камнями творчество, своими руками, украшения, листья, крылья, шестеренки, металл, длиннопост
Показать полностью 4
36
Медуза. Роспись по стеклу.
0 Комментариев в Лига Художников  
Медуза. Роспись по стеклу.
407
"Кит" Люблю морскую тематику. Вот еще одна моя работа.
56 Комментариев в Лига Художников  

100х120см холст,масло 2015

"Кит" Люблю морскую тематику. Вот еще одна моя работа. Gnievyshev, арт, Живопись, творчество, кит

За работой. 

"Кит" Люблю морскую тематику. Вот еще одна моя работа. Gnievyshev, арт, Живопись, творчество, кит
40
Четыре жизни (часть 2)
20 Комментариев  

Индекс серии рассказов:

Накопить на конус 1ч

Накопить на конус 2ч

Тонкая работа

Винтажное чудо

Четыре жизни 1ч


Второй ветеран, который числился в списке Тима, жил и работал в космопорте. Мальчик любил торговую зону, несмотря на шум и суматоху. Космопорт никогда не спал, там можно было попробовать еду со всех концов вселенной, звучали всевозможные языки. Надо было внимательно смотреть по сторонам и под ноги, чтобы не влететь или не наступить на инопланетного гостя, который совершил пересадку в крупнейшем порту системы и сейчас спешил по своим делам.


Сионец дремал за прилавком. Был утренний воскресный час, и Тим специально подгадал время между пассажирскими рейсами и транспортником с Сириуса, чтобы не отнимать у старейшего жителя Фениксграда рабочие часы.


Некоторое время Тим стоял, привыкая к полумраку магазина. Справа и слева мерцали загадочные шары, квадраты и прямоугольники. На полках и витринах были расставлены бутылки и банки. В витрине, переливаясь всеми цветами радуги, сияли конусы.

- Встреча с прекрас-сным состоялас-сь?


Средняя голова открыла глаза и поднялась на гибкой шее, расправляя гребень.

- Да, у вас очень красиво. Здравствуйте, я Тим. Звонил три дня назад.

- Как же, как же, помним. - сионец поманил Тима в комнату за прилавком и заполз следом.

- Присаш-шивайс-ся.


Тим Ту крутил головой, потому что знал: его закидают вопросами в школе, как там у сионца дома. Где сидит, как спит, что ест?


Комната, в которой жил сионец, была не большой. Если не сказать, крохотной. Чисто вымытый пол устлан плетеными циновками, которые заменяли пришельцу стулья и кресла. У стены стоял диванчик с протертыми плюшевыми подлокотниками, кулер и буфет с морозильной камерой. За шуршащей тростниковой занавесью, прямо на полу, лежала большая синяя перина, а над ней висела выключенная ультрафиолетовая лампа и система Ика. У другой стены располагался кухонный уголок, раковина, варочная панель и духовой шкаф. Чайник же у сионца был самый-пресамый обычный. Эмалированный, в красный горошек.


Разлив по чашкам чай и поставив их на раскладной столик, сионец повернулся к гостю и скрестил все руки на животе.

- Мы внимательно тебя слуш-шаем.


Тим заробел и не знал, на какую голову смотреть.

- Здравствуйте…

- Уже здоровалис-сь. Не преш-шивай, за всю свою долгую ш-ш-шизнь мы не съели ни одного дитеныш-ш-ша. Хоть иногда хотелось.


Мальчик улыбнулся и взял чашку:

- Папа предупреждал, что у вас замечательное чувство юмора.

- А кто у нас-с папа?

- Пат-до-ту. Джунглианец.

- Надо ш-ш-ше, Пат усыновил человечх-хка! Я не думал, что он осмелитс-с-ся таки.

- Нам школа дала задание: собрать воспоминания ветеранов блокады. Мы хотим выпустить книгу к юбилею.

- Что там вспоминать? Одна война похош-ша на другую, как ни крути. Всегда сначала звучат лозунги прис-сваные вести к достойной цели, и всегда вс-с-се скатываетс-ся в примитивную рез-с-сню.


Тим включил запись и положил самописец на колени.

- Я хорошо знаю историю. Сионцы никогда не участвовали в вооруженных конфликтах. Вы, выше всего этого. Так почему?

- Мы сами не с-снаем. Мы привяс-с-саны к этому месту. Пусть лавка уже не та, но товар тот же. Вс-с-се жители Примимае были моими цветами. И я прос-с-сто не мог бросить с-с-свой с-с-сад.

- Папа говорил, что вы помогли создать вакуумный генератор для поддержания силового поля.


Сионец курлыкнул:

- С-с-скажет тош-ш-ше. Я прос-сто подсказал одному инженеру, как воплотить его идею в жизс-снь. Хорошая штука получилась. Только радиоактивная.

- Вы охотились на голубей и крыс, чтобы кормить сирот. А сами ели жигликов.


Пришельца передернуло от верхушек гребней до кончика хвоста:

- Не напоминай. Такая хадос-сть, с-с-словами не передать. Но протеин.

- Расскажите хоть что-нибудь, это же важно.


Сионец поболтал ложечкой в своем смолистом чае.

- На втором году ос-сады, когда нам пришлос-сь отступить к центру, нас неделю поливали из беспилотников. Кис-слота проходила через купол и разьедала вс-с-се, на что попадала. Мы не зс-снали где укрыться. Санчасть не справлялась. И тогда студенты вышли на улитс-сы с рогатками и стали из них сбивать бес-с-спилотники. Попадешь им в камеру, и вс-с-се: бесполезный кусок дюраля. Один из них, молодой, кажется Клавдий звали, поднялс-с-ся на баррикады и показал тараканам заднитс-с-су. Это их деморализовало на трое суток. Мы смогли найти новое убежиш-шще и перевес-с-сти раненых. Видишь ли, джунглианцы слишком вос-с-спитаны. А в некоторых ситуатс-сциях просто необходимо быть хамом.

- А почему вы сразу не ушли под землю?

- Кушать что? С-силовое поле удерш-шивало крупные снаряды, не давало пройти танкам и крупным биологическим объектам. Но мы прикармливали птиц и крыс-с-с, которые проникали сквозь него. На поверхнос-с-сти было опасно, но там была пища. И потом, от кислоты было не укрыться. Она проедала землю на три этажа внизс-с. Если умирать, то при свете солнтс-са.

Никто не думал, что война растянетс-с-ся на такое время. Думали, так, по кас-сательной. Но она просто до нас еще не докатилась. Страш-шное время.

- За вами же прилетал эвакуационный шаттл. Город уже был в осаде, но он смог сесть. Почему вы на нем не улетели?

- Потомуш-што мы его разобрали. Ты не предс-с-ставляешь, на что способна техника с-с-сиона! Он нам пришелся более чем кстати. С-с-старый генератор еле фурычил.

- Наверно, ваши родители очень расстроились.


Сионец улыбнулся сиреневыми губами:

-Расстроились не то с-с-слово. Первое, что с-сделал отет-с-сц, когда была налажена связс-сь, это шипел на меня час-са три. Я до сих-х пор выплачиваю ему субсидию за тот ш-шаттл. Но считаю он то же не прав: пос-с-сылать такую дорогую вес-с-щь и в такую заваруху.

- Вы же его ребенок. Он волновался, что вы умрете.


Сионец фыркнул и, нагнувшись через всю комнату, достал из буфета вазочку с печеньем, которую поставил на стол.

- Нас-с, какой-то там, вашей войной не убить. Магас-сина было ш-шалко. Этот гораздо меньш-ш-ше старого. Хотя, и очень похожш-шь. Зато, у меня пос-с-сле всех этих событий такие рецепты забвения появилис-с-сь… лучшие в галактике.

- Вы особенно опекали детей. Отец говорил, что они спали в карманах вашей мантии.

- Погибло столько взрос-с-слых. Все остальные были заняты делами. Нас-с никто не гнал, о нас-с заботились. Не дали умереть с голоду. Это самое малое, что мы могли с-с-сделать. Но мы не как твой отец: предали с рук на руки и с-с-сабыли. Так что не делай из благодарности героизс-сма.


Тим допил густой сионский чай, звякнул колокольчик на двери лавки, и мальчик поспешил откланяться. На прощание, сионец сказал ему: зс-саходи и отца приводи. Мы с-с-с ним старые приятели.

И вернулся к прилавку.



Фениксград еще до переименования был крупным учебным центром. На весь город - шесть институтов. Утром студенты заполоняли улицы и общественный транспорт. Больше половины населения Фениксграда еще учились.

Тим редко бывал в студенческом городке и сейчас немного заплутал, потеряв из вида шпиль Большого технологического.


В профессоре Клавдии было мало чего профессорского. Он не выглядел на свой возраст. Особенно сейчас, когда гонял мяч на баскетбольной площадке со студентами первого курса.

- Простите профессор, я заблудился и опоздал.

- А-а-а, так это ты Тим Ту?

- Да.


Клавдий вытер лицо полотенцем и крикнув на площадку: «Дальше без меня!» - отвел мальчика в сторону кафе:

- У меня время обеда, давай перекусим и побеседуем.

- Я не голоден, спасибо.


Они сели у окна. Тим смотрел, как мимо ходят люди, как голуби клюют крошки, которые им бросает хмурый молодой человек. Под его ногами стоял макет то ли космического корабля, то ли завода.

- Итак, что ты хотел спросить? Это школьный проект, не так ли?

- Да, мы готовимся к дню снятия блокады.

- Это очень похвально, молодой человек. Я весь во внимании.

- Расскажите о блокаде.

- Я был очень молод. Приехал учится во Всемирный Психологический. Золотой медалист, гордость семьи… в общем, глупый юнец восемнадцати лет отроду. Немногим старше тебя.

Сначала все воспринималось как игра. Ну, знаешь: «прибьем тараканов, где наши тапки!?»

Потом начались первые смерти. Планета была атакована неожиданно, никто не был готов. Крупные города еще оборонялись, но поселки оккупировали за неделю.

Я плохо помню голод, мы были настолько измучены морально, что физическое отошло на второй план. Все смазано. Страшно, когда открывалось второе дыхание. Люди выходили за силовое поле, обвешанные самодельной взрывчаткой, и бросались на укрепления джунглианцев и ратинов.

- Я учусь с ратином, он мой друг.

- Ты не представляешь, как я рад это слышать. Тогда скажи мне кто, что человек будет сидеть за одним учебным столом с ратином, я бы рассмеялся ему в лицо. А ты знаешь, что ратины потомки самой обыкновенной земной собаки?

- Нет, не знал.

- На заре космостроения, люди часто испытывали летательные аппараты на животных. Одна ракета на экспериментальном топливе разбилась на Рате. Так, спустя много-много миллионов лет появились ратины.

- Я не думаю, что Ратрек будет рад узнать, что он потомок собаки. Его и так дразнят некоторые несознательные.

- Мы отвлеклись. Осажденные вели себя достойно. Не было даже мысли, что можно сдаться. Мы прекрасно знали, что пленных наши противники не берут. В паузах между атаками мы устраивали вылазки. Были организованы санчасть, детский сад… у нас даже была школа. Огромным подспорьем, в те времена, были склады транспланетарной компании. Мы рассудили, что ответим за мародерство попозже, а пока, жизнь людей прежде всего.

- А это правда, что вы баррикадам... ну… Заднюю часть показали?


Профессор подавился кофе.

- Кто тебе про это рассказал? Вырежи эту часть из интервью, прошу тебя. Если об этом узнают студенты, моей репутации конец.


- Хорошо, я никому не скажу. А как вы спрятались от Средства Тотальной Зачистки?

- Был один джунглианец. Он отличался от остальных, задумчивый такой. Часто смотрел на то, как мы сражались с их дронами. Он не был пехотинцем, носил летную форму. Так вот, однажды мы увидели, как он показывает что-то в наши камеры слежения. Это была жестовая космолингва. Он рассказал о том, что ратины должны включить какое-то оружие невиданной доселе силы. И что мы должны спрятать женщин и детей под землю, настолько глубоко, насколько это возможно. В ту же ночь была объявлена эвакуация. Мы задействовали шахты для ракет. Они были очень глубокими: дышать там можно было, только если на тебя была надета система подстроенного дыхания. Мы спустились на дно и задраили люки.


Это была самая страшная неделя в моей жизни. Люки раскалились настолько, что мы не могли подойти к ним и на десять метров, защитные комбинезоны начинали плавиться. Без перевязок стали умирать раненные. Большая проблема была с питанием. Надо было задерживать дыхание, чтобы не надышаться токсичными газами. Мы думали, что эта шахта станет нашей могилой. Но время шло и, наконец, мы смогли открыть один из люков и выйти наружу.

Города не было. И леса не было, ничего не было. Сплошная пепельная пустыня и руины. Пепел сыпался с неба как снег.


Тим не сразу понял, что вокруг стало очень тихо. Все, кто были в кафе, замолчали и повернувшись к ним, слушали профессора.


- Но не было так же и армии джунглианцев и ратинов. Была искореженная техника, обожженные в уголь тела и экзоскелеты. Потом, конечно, на планету высадились новые отряды, но наш город официально считался уничтоженным. Никто не думал, что мы сможем восстановить экологию и снова его отстроим. А мы смогли. Все вместе, люди и инопланетники. Все, кто пережили этот взрыв. И я сильно надеюсь, что это научит новое поколение не называть ратонгов псами, а джунглианцев - тараканами. Как и они не будут называть нас мясом. И если мой рассказ поможет запомнить, через что приходится пройти для осознания факта, что все мы можем существовать в мире, то я буду очень рад.


Тим старательно обрабатывал текст. Он наспех пообедал и даже не слышал, как вернулся с работы отец. После увольнения он устроился инструктором по физподготовке, и у них стало гораздо больше времени для совместного досуга.


Инсектоид тактично постучался и заглянул в комнату мальчика:

- Тебе днем звонил Ратрек. Он был чем-то сильно расстроен.

- Все завтра, я зашиваюсь. Очень интересный проект получился.

- Я рад. Все, не мешаю.

И Тим услышал, как отец включил телевизор.


Школа утонула в предпраздничной суматохе. Ее украшали гирляндами, в парке собирали портативную сцену.


Рая, Ратрек, Тим и еще трое корреспондентов сидели в кабинете школьной газеты.

- Так. - Раечка хлопнула ладонями по столу. - Мы совершенно не можем ставить интервью с папой Тима. Это ни в какие ворота не лезет. Я-то думала, что он из Красных Быков.

- Это несправедливо. Благодаря какому-то джунглианцу люди и выжили.

- Благодаря им же, они и умирали!

- Что вы на меня смотрите? Я вообще молчу, после того что узнал. - замахал лапами Ратрек, на которого все обернулись в надежде, что он рассудит.

- Папа был первым, кто смог пойти против идеологии и воспитания. Он никогда не сможет больше вернуться домой, потому что Силири стала его домом.

- Такие, как твой отец, убили твою родную семью. Как ты можешь его оправдывать?

- Знаешь, Рая, я могу думать, что Пат-до-ту мой отец, и ближе его у меня нет никого на белом свете. А могу обозлиться на него и всю жизнь прожить с черным сердцем. Но на него злиться не за что: он верил и его обманули. Я уважаю его за то, что он нашел в себе силы и сделал все, чтобы исправить тот ущерб, который нанесли его сопланетники. Так что отец тоже ветеран, и он то же пережил блокаду и взрыв. Неважно, с какой стороны от силового щита он был. И его рассказ будет в сборнике!

- Здорово сказал. - поддержал друга Ратрека.


Уже после занятий они сидели на парковой лужайке, наблюдая как старшеклассники монтируют свет и заносят оборудование на сцену. Ратрека аж поскуливал от удовольствия, разглядывая на наладоннике высший балл по космолингве.

- Ну хоть в этом месяце на меня мамка рычать не будет.

- Она у тебя хорошая, просто ты балбес и лентяй.

- За то я друг хороший.

- Не поспоришь.


Они помолчали. Первым, как всегда не выдержал Ратрека.

- О чем думаешь?

- Помнишь, как в третьем классе, я тебя первый раз увидел?

- Помню. Сидит такой, уши в разные стороны и глаза, как две миски.

- Я ведь тогда сильно испугался.

- Серьезно?


Над поляной пролевитировал Куб-Костик и поднялся на сцену. Он должен был всем вещать стихи и хотел потренироваться.

- Ну представь, вваливается в класс медведь. Ну чистый же медведь, только лап шесть.

- А я думаю, неужели, человек адекватный… Привет, говорит «я Тим, садись со мной!»

- Это я со страху. Думаю, если по-хорошему, так может цел останусь. Это ж я потом узнал, что это тебя надо от всего защищать и вечно спасать из переделок.

- Подумаешь!

- Просто сейчас представил, что было бы, если б я дал этому страху волю. У меня не было бы такого замечательного друга. И папы бы не было. Знаешь, как я ревел, когда в первый раз его увидел?

- Догадываюсь. Джунглианцы страшно стремные, - сказал Ратрек и завилял своим пушистым хвостом.

- Все беды мира от страха. От того, что мы боимся чего-то нового. Надо рассказать это взрослым, чтобы еще одной такой войны не было.

- Всегда найдется тот взрослый, который скажет, что ты еще ребенок и ничего не понимаешь. Хватит того, что это мы с тобой знаем.


В их мозгу задребезжал неуверенный голос Костика: «Когда мы пепел поливали слезами наших горьких слез...»

- Костян, давай! Увереннее! - крикнул Тим лазоревому кубу, а сам шепнул Ратреку:

- Пошли отсюда, он эту волынку сейчас час гонять будет.

- Ай-да, наперегонки!


По тропинке парка, смеясь и толкая друг друга, бежало человеческое дитя и дитя ратина.


- Я считаю, что наша книга будет не полной без наших комментариев. – Запыхавшись, Тим остановился у школьных ворот и подождал друга. Вместе они пошли по улице в сторону остановки.

- Это уже прошлая жизнь, а в настоящей мы никакие не враги друг другу. И это правильно.

- Попробуй сказать это Раечке, она как раз сейчас поехала сдавать макет в печать.

- Не буду. Зачем ее расстраивать? Она же красивая.

Показать полностью
76
Всё ещё "пилю" сов :)
5 Комментариев в Рукодельники  
Всё ещё "пилю" сов :) сухое валяние, ручная работа, хобби, игрушки, своими руками, творчество, сова, моё, длиннопост
Всё ещё "пилю" сов :) сухое валяние, ручная работа, хобби, игрушки, своими руками, творчество, сова, моё, длиннопост
Показать полностью 3
38
Щупальца
1 Комментарий в Лига Художников  
Щупальца
295
Знакомьтесь, это моя "Немезида" 140x100 см Холст.Масло
20 Комментариев в Лига Художников  

Немезида - в древнегреческой мифологии крылатая богиня возмездия, карающая за нарушение общественных и нравственных порядков

Знакомьтесь, это моя "Немезида" 140x100 см Холст.Масло Gnievyshev, арт, творчество, Живопись, Немезида
48
Horizon: Zero Dawn
3 Комментария в Лига Художников  

Как и обещала фанарт на Horizon, правда чутка альтернативный - на повзрослевшую Aloy, лет эдак 5 спустя.

Horizon: Zero Dawn арт, творчество, иллюстрации, рисунок, Художник, цифровой рисунок
145
"Без тебя, меня нет".
13 Комментариев  

"Без тебя, меня нет".  ©Гектор Шульц



Летний вечер всем хорош. И теплым ветерком, который ласкает волосы, и темно-фиолетовым небом, что несколько часов назад пылало багровыми красками от заходящего солнца, и стрекотом сверчков или цикад, которые радуются приближающейся ночи и заводят свои странные песни.

В такие вечера даже люди начинают по-иному смотреть на все вокруг. Они мечтательно закрывают глаза, слабо улыбаются и вдыхают воздух, который пахнет дикими травами, нагретой землей и близкой прохладой летней ночи. Их мысли спутаны и непонятны никому, кроме них самих.

Дети, вдоволь набегавшиеся днем, теперь сидят на лавочках возле домов и подъездов. Они утомились от постоянных забав и сейчас просто отдыхают, во все глаза наблюдая за тем, как меняется природа. Летний вечер тем и хорош, что совершенно не похож на день. Он приносит спокойствие и тишину. Робкую и прозрачную тишину, прерываемую лишь редкими глухими звуками зверей и случайных прохожих.

А на небольшой лавочке, рядом со старым прудом, сидели двое детей.


- Романтики в тебе хоть отбавляй, - сварливо заметил маленький темноглазый мальчик в черной майке и черных шортиках. Он обращался к сидящей рядом с ним девочке, которая была полной противоположностью своему собеседнику.

- А как иначе, братик? – мило ответила девочка, распахнув свои голубые глаза. Она, в отличие от брата, была одета в нежно-голубой сарафан, на котором распускались яркие и красивые цветы. В такой одежде лучше всего бегать летом. Не жарко и не холодно. Самый раз для непосед.

- Не знаю. Ты всегда восторгаешься тем, что мне непонятно. Смотри, вон в траве сидит полевая мышь.

- Она смешная, - улыбнулась девочка, протянув к грызуну руку. На удивление, мышь сразу же подбежала к ребенку и ткнулась усатой мордочкой в указательный палец. – Она хочет, чтобы ее погладили.

- Недолго она радоваться будет, - хмыкнул мальчик. – На дереве, слева от тебя, сидит сова. Она ждет, когда мышь отбежит подальше, а потом бросится за ней.

- А вдруг мышь сможет убежать? Даже от совы.

- Убежит от этой, зато от другой уже не спрячется, - зевнул ребенок и тихо усмехнулся, увидев, как заблестели глаза сестры. – Ранимая ты, моя. Ладно, будет жить, и скакать дальше по траве. Так лучше?

- Конечно лучше. Разве ты не знаешь? – всхлипнула девочка и легонько шлепнула брата по руке. – Больно?

- Нет. Ты не умеешь делать больно, - равнодушно произнес он, задумчиво смотря на поверхность пруда, которая даже не колыхалась под легким летним ветерком.

- Зато ты умеешь, - обиженно протянула девочка. Мальчик пожал плечами в ответ.

- Да. Я же мальчишка. А мальчишки куда суровее, чем девочки.

- Особенно такие, как ты?

- Я такой один, - улыбнулся мальчик и ласково погладил сестру по спине. – Не разводи сырость. Смотри, какой вечер прекрасный. Тихо, никто не кричит и не мешает.

- А мне больше нравится, когда поют, смеются и радуются. Почему мы с тобой так редко разговариваем? – мальчик нежно посмотрел на сестру и даже приобнял ее за плечи. Несколько минут они провели молча, думая лишь о своем.


- Потому что мы разные, сестренка, - разбавил тишину мальчик. – Ну, знаешь. Братья и сестры всегда конфликтуют, вставляют друг другу палки в колеса, ябедничают родителям.

- Знаю. Но мы же родня. Почему нельзя просто дружить? – тихо спросила девочка. Она грустно улыбнулась, когда полевая мышь забралась к ней в руку и, свернувшись в клубочек, задремала. – Думаешь, у нее тоже есть братья и сестры?

- Есть, конечно. Это же мышь, - усмехнулся мальчик, с интересом наблюдая за тем, как укладывается спать маленький грызун. – Они тоже ругаются. Из-за еды или еще чего-нибудь. Таков порядок и против природы не пойдешь.

- Хоть ты и бываешь злюкой, но я тебя люблю, братик, - улыбнулась девочка, взяв брата за руку.

- И я тебя, сестренка, - вздохнул он, а затем указал пальцем на другой берег пруда, где зажглись огоньки. – Деревенские девушки опять гадают.

- Да, им просто интересно знать, что будет в будущем.

- Они не узнают. Никому не дано это знать.

- А стало бы куда лучше, если бы они знали свое будущее, - добавила девочка.

- А смысл? От будущего не уйдешь, и это знание будет отравлять их жизнь, - многозначительно сверкнул глазами мальчик. – Лучше неведение, полное надежд и радужных мыслей. Совсем, как у тебя.

- Я не могу иначе. Без надежды худо. И совсем нет жизни, - ответила девочка, не отпуская руку брата. - Ты знаешь их будущее?

- Да. Когда-нибудь они все уйдут, - хохотнул ребенок и хмыкнул, когда сестра всхлипнула носом. – Прости.

- Ничего. Все хорошо. Никто не знает, каким будет их будущее, - тихо ответила девочка. Ее брат кивнул, слабо улыбаясь.

- Верно, сестренка. Человек сам кует свое будущее. Оно будет таким, каким он сам его сделает.

- И все равно грустно.

- Ты переменчива.

- А как иначе?


Когда на старый пруд опустилась ночь, девочка прижалась к брату и робко шепнула ему на ухо:

- Почему ты любишь ночь?

- Она прекрасна. Тихая, безмолвная, загадочная, - через несколько мгновений ответил он. – В ней нет лишнего шума, только совершенство.

- А как же солнышко, пение птиц, радуга на небе после дождя?

- Это девчонкам больше нравится, - засмеялся мальчик. – Тебе, например.

- Да, мы разные, как ты и говорил. Странно, что так все получилось.

- Что именно? – с интересом спросил мальчик. Девочка пожала плечами и робко ответила.

- Мы брат и сестра, но разные. Совершенно.

- Равновесие, сестренка. Всегда будет кто-то добрый, а кто-то злой. Кто-то щедрый, а кто-то жадный. Кто-то храбрый, а кто-то трусливый. Каждое создание уникально и мы в том числе.

- А другие люди?

- А что с ними?

- Есть же такие семьи, где нет деления на хорошее и плохое.

- Есть, - кивнул мальчик. – Всегда есть исключения. Поэтому я и говорю, что будущее изменчиво. Человек сам решает, каким оно будет.

- И сам решает, каким станет он сам, - закончила девочка, улыбнувшись.

- Правильно, сестренка. Я рад, что ты меня поняла.


Но прекраснее всего летнее утро, когда солнце величаво появляется из-за горизонта. Медовый шар, немного тусклый, с каждой минутой разгорается все ярче и ярче. Солнце нагревает воздух и землю. Ласкает лучами каждое живое существо и каждое растение, которое увидит. С приходом солнца начинается новый летний день, полный веселых криков детей, песен и шуток. И так раз за разом, пока солнце не спрячется на другом краю земли и на землю не опустится вечер. Прекрасный летний вечер.

Дети так и сидели на лавочке, прижавшись друг к другу. Девочка улыбалась, наблюдая за тем, как просыпается солнце, а мальчик, прищурившись, трепетно сжимал руку сестры.


- Время пролетело незаметно, - нарушил молчание брат.

- Да. Когда долго кого-то не видишь, время летит быстрее ветра, - согласилась девочка. – Мы увидимся еще?

- Конечно. Через год. На этом самом месте, - кивнул мальчик, спрыгивая с лавочки. Он сладко потянулся и, нахмурившись, поднял с травы большую острую косу. Лезвие угрожающе сверкнуло, когда на него попал луч солнца. – Люблю тебя, сестренка. Пусть ты и мешаешь мне иногда работать.

- И я тебя люблю, братик, - улыбнулась девочка, распахнув свои дивные голубые глаза. – Я всегда буду рядом, но ты меня не увидишь.

- Как и ты меня, Жизнь, - усмехнулся мальчик, закидывая косу на плечо.

- До следующей встречи, - всхлипнула девочка и, спрыгнув с лавочки, подбежала к брату и крепко обняла его. – Я всегда буду рядом, Смерть. Потому, что без тебя меня нет.

- А меня нет без тебя, - прошептал мальчик, исчезая в туманной дымке утра.


Ласковые лучи солнца осветили старый пруд, лавочку, где сидели дети и маленькую полевую мышь, которая удивленно смотрела на раскаленный шар, сияющий в небесах. Отряхнувшись, она быстро юркнула в траву, на секунду задержав внимательный взгляд на девочке, которая растворилась в ослепительном белом свете. Начался новый день. Летний и прекрасный.

Показать полностью
50
Четыре жизни (часть 1)
28 Комментариев  

Индекс серии рассказов:

Накопить на конус 1ч

Накопить на конус 2ч

Тонкая работа

Винтажное чудо


Тим опаздывал на классный час. Тренировка заканчивалась около десяти утра. Занятия начинались в полдень, когда дети уже освобождались от многочисленных кружков и секций, но иногда учителя проводили сие мероприятие, чтобы дети не отрывались от общественной жизни.

Выбежав на обзорную площадку, он увидел, что Пал-палыч уже отвел шестой «А» в парк и рассадил на селекционном газоне. Педагоги считали, что сидеть в закрытом помещении вредно, поэтому все предметы, которые можно было делать на свежем воздухе, переносились в обширный школьный парк.


Когда мальчик пробежал лабиринт аллей и оказался на нужной поляне, Пал-палыч уже рассказал пятиминутку новостей и выступали докладчики.


- А! Вот и Ту явился.

- Прошу прощения за опоздание.

- Садись. Раечка, продолжай.


Отличница Раечка, которая за два года превратилась из гадкого утенка в прехорошенькую девчонку с пшеничными косами, фыркнула:


- Повторяю для спортсмЭнов. В этом месяце годовщина снятия блокады с Фениксграда. В связи с этим, в нашей школе будет проведен вечер для ветеранов-блокадников. Нашему классу школьный совет выделил почетное задание: собрать мемуары. Мы их напечатаем юбилейным тиражом и вручим в дар всем желающим.


- Что нам надо? Отобрать добровольцев, которые стали бы корреспондентами и взяли интервью. Обращаю ваше внимание на то, что «тяп-ляп» эту работу выполнять нельзя. Это нереальное свинство - выполнить это дело кое-как. Я сама не смогу быть журналистом, потому что задействована еще в пяти мероприятиях к празднику.


Тим, подперев лицо ладонями, любовался на тоненькую Раечку, чье платье из лунной тафты открывало стройные загорелые ноги.


- Ну? Нам надо шесть человек. По три ветерана на нос. Ребята, ну имейте совесть, я и так сплю по четыре часа в сутки. Не могу же я тащить всю общественную нагрузку. Пал-палыч, скажите им!


Пал-палыч присел с высоты своего трехметрового роста и поправил на хоботе очки:


- Дети, Раечка права. Предлагаю, для большей привлекательности задания, возможность исправить кое-кому оценки по родной речи. Ту, это тебя касается. Ты скоро забудешь космолингву со своим погружением в джунглианскую культуру. Не спорю, такой интерес похвален, и нам очень нужны специалисты-билингвики, но нельзя ограничиваться таким узким профилем.


Тим поднял вверх ладони в знак согласия, он действительно в последнее время интересовался только Семиборьем и джунглианской историей.


- Хорошо. Ратрека, тебя это тоже касается.

- А от уроков освободят?

- Нет, это внеклассное задание.

- Ну надо, так надо.


С грехом пополам, набрали нужное число вольных корреспондентов.

- Попали, - подошел к Тиму подошел Ратрека и, поднявшись на задние лапы, показал наладонник:

- Представляешь, прихожу я такой в городскую ратушу и прям в приемной: «а подайте мне сюда Советника Плюка». Представляешь, как и куда я полечу потом?

- А ты ему сначала позвони. Как все разумные цивилизации делают. Запишись на прием, скажи секретарше, что дело школьное и не терпит отлагательств.

- Дети! Тихо. На перемене все обсудите, дайте Косте рассказать свой доклад.


Все разом замолчали, потому что Костракес учился с ними первый год. Ему, родом с планеты Девяти солнц и так было не сладко, потому что с человеческой точки зрения, Костя был метровым кубом обладающим сильной телепатией. Общался он тоже мысленно, но от сильного стеснения сильно запинался, отчего у Раи болела голова. Во всем остальном Костя был таким же ребенком, как и все. Общительным и добрым. Слушая Костю, Тим одним глазом заглянул в свой наладонник. Первое же имя заставило его поперхнуться.


- Отец, я думал ты прилетел на планету после блокады.


Пат-до-ту перестал скоблить жвалами сублимированный брикет. Тим, в свою очередь, так и не притронулся к пюре с котлетами, которые приготовил Автомой.


- Нет, сын. Я был по ту сторону и попал в плен. Но то, что я увидел, заставило меня полностью пересмотреть свои приоритеты. Я с радостью отвечу на все твои вопросы, только давай сначала закончим трапезу.


В голове Тима не укладывалось. Нет, он знал, что джунглианцы в основном своем составе выступили против человеческого альянса, но были три планеты, которые объединились в союз Красного Быка и бились на равных, бок о бок, с людьми. А получается, что его отец, всего лишь предатель, перебежчик, враг. Привычный мир стремительно разваливался на кусочки.


Они сидели, как и обычно, на одном диване, только отстранившись друг от друга. Тим приготовил самописец, который записал бы речь Пат-до-ту и потом перевел ее в печатный текст.

- Ты, наверное, знаешь, что Силири - первая искусственно созданная и запущенная экзопланета. Секрет ее создания человеческий альянс держит в тайне и по сей день. Остальные обитатели четырех Вселенных всполошились: как так, какие-то млекопитающие, которые в большинстве своем пригодны только в пищу, и создали то, что не смогли Просвещенные. Страшно подумать, что вы еще изобретете и сделаете своими пятипалыми конечностями.


- Так получается, что война началась из-за страха? Реальной опасности не было?


- Да, мой дорогой. Ты не представляешь, какая была развернута агитационная компания. Снимались фильмы, где люди выступали в роли, этаких безумных монстров, которые уничтожают все, к чему прикасаются. К сожалению, человечество за свою историю натворило много ужасных и непоправимых вещей.


- Уничтожило Землю?


- Да, например, полностью убило свою Материнскую планету. Понадобилось всего два поколения, чтобы выросли такие как я. Сильные, безжалостные, считающие людей паразитами общества.


В ход шло все. Яды, огонь, холод. Но люди сражались и, предки мои, они были достойными противниками! И вот тогда мы стали бояться вас по-настоящему. Мы перестали брать пленных.


- И столкнулись с партизанами?


- Да, это древняя людская традиция. Как только что-то выходит из под контроля, они объединяются и подаются в леса. Не подумай, я сам родился в лесу, и наши джунглианские топи не чета вашим. Но это же какой-то кошмар, когда звездолет сбивают из требушета! Огромный, высокотехнологичный, напичканный разнообразной электроникой и магнитными захватами звездолет, выводят из строя обычным булыжником. Без системы наведения, как там у вас говорят?


- На глазок.


- Вот именно, мы так воевать не привыкли. Поэтому стали еще жестче.


- Пап. Выходит, ты мог участвовать в операции на Полуречной?


Джунглианец бесконечно долго молчал:


- Нет. Меня там не было. Нашу часть бросили на осаду Примимае. Город был защищен силовым полем, и мы никак не могли найти и уничтожить источник его питания. После многочисленных штурмов, неся большие потери были, силы джунглианцев приняли решение взять город в осаду.


Мы заваливали его бомбами. Оставляли микроволновое радиовещание включенным по четверо суток кряду, но осажденные не сдавались. Не поверишь, после года осады они давали концерты. Мы слышали пенье и музыку. Они развели лабораторных крыс на еду. Научились готовить концентраты для инопланетников, которые оказались заперты в этой смертельной ловушке. Мы травим газом, вы изобретаете какие-то немыслимые системы защиты из жести и валенка. Я утрирую, не смейся, но все примерно так и было. Руководство сходило с ума. Волна за волной, простые горожане, не военные, отбивали наши атаки.


- И тогда вы применили Его?


- Да. Тогда было решено использовать Средство Тотальной зачистки. Никто не знал, какова настоящая мощность этого дьявольского изобретения. Я тогда был на вылете, и когда взрывная волна прокатилась по планете, мой истребитель, в невообразимом штопоре, рухнул посреди Лаврентьевского леса. В шести километрах от партизанского лагеря. Экзоскелет был сломан в шести местах. Я потерял слух и зрение. Если честно, уже пел песнь предкам, потому что не надеялся выжить.


Пат-до-ту потер под халатом панцирь, в сетке залеченных трещин.

-Но меня не убили. Выходили. Я не знаю, какое найти сравнение для пережитого мной. Ну представь, что бы ты чувствовал, если бы тебя спасли жиглики?


- Глубокий шок.


- Мне вернул зрение обычный фельдшер, далекий от космической медицины. По старинке, как он говорил. «Все вы, скотины одинаковы, что двуногие, что четвероногие.»


- Тебя спасли партизаны?


- Да. Шестой взвод имени Терентия Маслякова. Я подружился с этими людьми, они не были зверями. В каждом из них жила глубокая мудрость и чувство сострадания. Но их всех убили во время авианалета. Никого ни осталось. Лес горел, а ты знаешь, мы переносим очень высокие температуры. Люди погибли, а я выжил.


- И перешел на другую сторону?


- Да. Нас учили не разрушать миры, а созидать. А вместо этого мы сами превратились в разрушителей. Примимае был уничтожен, но в его ракетных шахтах спаслись жители. И они не хотели покидать насиженных мест. Когда на Силири высадились корабли Альянса, их встретили до крайности истощенные люди и инопланетники, которые разбирали завалы и строили дома. И я был вместе с ними. Все дома в центре построены руками горожан. Примимае умер, но на его пепле вырос Фениксград.


- Значит, Полуречная тоже была уничтожена в результате Средства Тотальной Зачистки?


- Да. Она всего в трехстах километрах. Я не знаю, как ты уцелел, честно признаюсь. Но на тебе висел жетон с именем и местом приписки.


- Пап, поэтому ты не можешь вернуться на родную планету, да? Потому что дезертировал?


- Да. Я предал свой народ и приговорен к смерти, потому что считаю, что мы все можем жить рядом и находить общий язык. Как ты и Ратрека, например.


Тим задумался и придвинулся к отцовскому боку. Тот обнял его двумя правыми руками.


- И у тебя там остались родители?


- Да. И твоя тетка Рат-до-ту, она младше меня на двадцать лун. Была еще совсем личинкой, когда меня призвали в армию. Смешная такая, толстая.


- Неужели они не пытались искать тебя, как-то связаться?


- Дорогой мой, они живут на Материнской планете, там очень строгие нравы. Может быть, лет через сорок-пятьдесят, границы откроют, и ты сможешь познакомится с дедушкой и бабушкой. Но пока все что нам остается - это жить и ждать.


- И ты мне не рассказывал?


- На моей родине говорят: «ответы хороши, когда задают вопросы». Надеюсь ты не стал думать обо мне хуже, после всего, что услышал.


-Нет. Признавать ошибки и исправлять их - главное качество разумных рас. Так нам Пал-палыч говорил. Наоборот, теперь я горжусь тобой еще больше, чем прежде.


Второй ветеран, который числился в списке Тима, жил и работал в космопорте...

Продолжение завтра

Показать полностью
949
Одна из моих картин.
21 Комментарий в Лига Художников  

"Белая цапля" 140х100см Холст.Масло

Одна из моих картин. Gnievyshev, арт, творчество, Животные, Живопись, крокодил
28
Потрет по фото
18 Комментариев в Лига Художников  
Потрет по фото творчество, Художник, рисунок, рисунок карандашом

Жду ваших комментариев)

133
Питер. Вчера. (Рисовала на ночь глядя)
3 Комментария в Лига Художников  
Питер. Вчера.  (Рисовала на ночь глядя)
Таджики перепели Грибы – Тает лед
спонсорский пост от

Подписывайтесь на канал: https://goo.gl/W0p6gT



Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь