С тегами:

Творчество

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
57
АнтиБожественная комедия 4. Глава четырнадцатая.
14 Комментариев  

Глава четырнадцатая. Домашние зверушки.  ©Гектор Шульц


Мы медленно продвигались вперед, готовые к любой неожиданности. Я шел первым, следом за мной Ахиллес, держа в руках верную кость, принадлежавшую когда-то потомкам динозавров или иных гигантов. К спине грека буквально прильнула Астра, за ней Жорж и Мэри. Замыкали шествие Стивен, его сестра и два вялых грешника из Четвертого Круга.


Общая атмосфера невероятно давила на каждого из нас, а сырость и капающая с потолка вода, не прибавляли оптимизма. Тщетно мы прислушивались к тишине, надеясь, что неизвестный монстр, прежде чем напасть, покажет свое присутствие каким-нибудь звуком. А спустя несколько минут мы столкнулись с первым обитателем лабиринта, которым оказался знакомый нам Гефестион, выбежавший из очередного туннеля с диким лицом и чуть не получивший по лбу костью от Ахиллеса.

Соперник был так рад нас увидеть, что даже позабыл о неприязни, которую питал к Ахиллесу после тотального забивания последним Александра Македонского. Тщетно я пытался хоть что-то выяснить у перепуганного здоровяка. Единственными словами, которые он произносил, было странное словосочетание «жуткие кольца». Лишь через полчаса он сподобился немного рассказать о том, что произошло, и как он вообще очутился в этой части лабиринта.


- Мы шли вперед, когда столкнулись с этим, - хрипло начал он, озираясь словно затравленный кролик.

- С чем именно? – тихо спросил я, боясь спугнуть проблески сознания у здоровяка.

- Сначала было шипение, а потом во тьме блеснули два желтых глаза. Гигантских и страшных. За ними появились кольца. Будто гигантская пружина или сверло ползло по проходам. Двоих из нашей команды размазало по стенам моментально, а остальные успели нырнуть в какой-то лаз.

- Нездоровая хуйня тут творится, - буркнул я, давая противнику бутыль с водой, которая была у каждого участника. – А дальше? Куда твои делись? Почему они тебя бросили?

- Пидоры, бля, - мрачно рек Ахиллес, многозначительно постукивая импровизированной дубиной по ладони.

- Они самые, - скривился Гефестион. – Кольца вернулись через несколько минут и с совершенно другой стороны. А затем желтые глаза возникли рядом и утащили с собой еще одного. После этого все будто сошли с ума. Каждый был сам за себя. Меня отбросило во время очередного движения колец и чуть не размазало по стене. Повезло. Напрасно я кричал своим. Они не слышали или не хотели слышать. А потом я остался один и принял решение бежать вперед. Кольца преследовали меня, пока я не нырнул в узкий лаз. Он и привел меня к вам.

- Понятно, - хмыкнула Астра. – Героев в вашей команде нет.

- Увы, рыжая дева, - грустно промолвил здоровяк. – Кому захочется возиться с тем, кто больше чем они, да еще и с поврежденной ногой.

- Ладно, чего тут сопли разводить, - хмыкнул я. – Вставай и пошли с нами. Авось и найдем выход.


- Зачем он нам нужен? Он будет только мешать, - открыл было рот один из грешников, который примкнул к Стивену и его сестре.

- Тебя, бля, забыл спросить, - огрызнулся я. – От тебя, блядь, пользы много? Что-то ты сделал? В испытаниях почти не участвуешь. Да и по сути. Вы четверо только одну полосу Анубиса прошли и все. А мы в каждой блядской мясорубке крутились. Так что идешь ты нахуй, пидарас. Понял?

- Сам иди нахуй, праведник. Тут побеждает тот, кто сам за себя, - прошипел грешник. Стивен поддержал его невнятным мычанием.

- Ну и пиздуйте отсюда, - рявкнула Мэри, заставив нас всех открыть рот. – Трусливые уроды. Только и можете прятаться за спинами других.

- И пойдем, - вставила Дорис, уродливая сестренка Стивена. – Кто с нами?

- Мы, - сурово ответили два грешника из Четвертого Круга.

- Ахиллес, пошли с нами, - вкрадчиво предложил Стивен. Грек, нахмурившись, посмотрел на него, как на идиота. – Тебе с ними не выжить, если они будут каждого за собой тащить.

- Они правы, - слабо откликнулся Гефестион, но получив от Ахиллеса затрещину, умолк.

- Нахуй иди, быдло. Я с поляком, бля, - мрачно буркнул грек.

- И плевать. Надеюсь, вы скоро встретитесь с теми, кто сожрал команду Гаапа, - махнул рукой англичанин и, взяв бразды правления в свои руки, первым ступил в темноту.


Когда часть нашей команды ушла вперед, я обессиленно прислонился к влажной стене и задумчиво посмотрел на Гефестиона. Здоровяк, было, напрягся, но расслабился, когда я успокоил его и заявил, что мы выберемся вместе и его тут не бросим.

Наконец, когда все перевели дух, я принял решение идти вперед. Но не тут-то было. Далекий крик из глубины туннеля напугал даже самых собранных из нас, а раздавшийся вслед за этим рев ясно дал понять, что кому-то из отряда Стивена пришел пиздец. Но идти вперед нужно было в любом случае. Гефестион кое-как поднялся на ноги и наотрез отказался от помощи, сказав, что пойдет сам и вообще не желает быть кому-то обузой. Теперь первым шел Ахиллес, ибо грек был единственным из нас силачом и обладал хоть каким-нибудь оружием, пусть это и обычная кость.


Дальнейший путь проходил в полном молчании и предельной собранности. Я понимал, что нервы у моих компаньонов натянуты до предела и малейшая, даже невинная шуточка, тут же вызовет тонны ненависти к моей персоне, поэтому предпочитал помалкивать, напряженно вглядываясь в темноту лабиринта.

То и дело сбоку появлялись какие-то лазы и проходы, но мы предпочитали идти вперед, разумно полагая, что самая широкая дорога обязательно нас куда-нибудь да выведет. Иногда Ахиллес останавливался и, подняв руку, уходил в темноту. Вернувшись, он коротко кивал, и мы продолжали движение.


От бесконечного шлепанья капель об землю и далеких шорохов, стала невероятно болеть голова, а тело безобразно тряслось от страха, стоило лишь увидеть странную тень или какое-то непонятное движение. Но спустя полчаса блужданий в лабиринте пол резко пошел под уклон и вся наша доблестная команда, с воплями разной силы, покатилась вниз, скользя на спинах по влажным плитам. Увлекательная поездка завершилась через несколько мгновений, когда мы буквально высыпали из тоннеля. Под ногами сразу же что-то неприятно хрустнуло и мне стоило невероятных сил сдержать испуганный крик, когда я увидел, на что мы приземлились.


Мы находились в большой пещере с высокими сводами, уходящими вверх. Через равные промежутки в пещере стояли колонны, блестящие от влаги, а пол сплошь устилали сухие кости. Старые, белые и еще совсем молодые, с видневшимися на них кусочками гнилого мяса, черепа, большие и маленькие. Безмолвное урочище павших жертв неизвестного чудовища. С трудом поднявшись со страшного пола, ибо ноги стали ватными и так и норовили подставить хозяина, я уставился в темноту, где слабо угадывались очертания лестницы, уходящей ввысь. И там, далеко и почти недостижимо, виднелось маленькое белое пятно. Выход из страшного лабиринта.


Однако стоило сделать шаг по направлению к долгожданной свободе, как в темноте, откуда-то из глубины, раздалось рычание голодного зверя. Тяжелое, громкое и не сулящее нам ничего хорошего. Ахиллес быстро встал между мной и неведомой угрозой, попутно грозно рыкнув. Зверь в темноте будто изучал нас, не желая показывать себя раньше времени. Замерли все, отчаянно боясь увидеть того, кто, несомненно, видел нас. И зверь показал себя.


- Ебать удава головой, - изумился я, смотря во все глаза, как из темноты появляется монстр. Гигантский пес или волк, с настолько грязной шерстью, что отдельные космы напоминали дреды на голове американских рэперов. Чудовище слабо зарычало и прижало к уродливой голове острые уши, когда Ахиллес, ни на секунду не испугавшись, сделал первый шаг вперед.

- Ахиллес, вернись! – шепотом проскрипела Астра, ибо у рыжей моментально пересохло в горле. Повернувшись, грек улыбнулся и показал сложенные в колечко пальцы, призывая не волноваться, а затем уверенно направился к волку. Астра же вцепилась в мою руку, наотрез отказываясь что-либо делать. – Степка, что это за ебань?

- Скорее всего, Фенрир, - буркнул я, наблюдая за чудовищем из скандинавских мифов. – Его Локи зачал, судя по легенде.

- Я знала, что он ебанутый, но чтобы настолько, - фыркнула рыжая, прячась за мою спину. – Что Ахиллес хочет сделать?

- Показать, что он главный и не боится зверя, - ответил Жорж, у которого зубы выводили неебически скоростную чечетку.

- Откуда ты знаешь?

- Доводилось в зоопарке видеть работу обслуживающего персонажа, - ответил парень, обнимая прильнувшую к нему Мэри.

- Ну пиздец. Знатоки собрались, - оскорбленно хмыкнула Астра. Ахиллес, тем временем, почти вплотную подошел к волку. Чудовище злобно заревело, обдав смелого грека смесью самых отвратных запахов из нечищеного веками рта, а затем попятилось, когда увидело, что Ахиллес даже не дрогнул. Лишь крепче сжал свою дубину в руках. Смотря за безмолвным поединком прославленного героя и жуткого монстра, мы пропустили хрип Гефестиона, который пытался нам что-то сказать. А когда голос все-таки вырвался из ослабевшей груди грека, то он нам мало чем помог.


- Ая-та-та! Ая-та-та! – взвизгнул Гефестион, отпрыгивая в сторону. Туда, где мгновением назад он сидел, обрушились странные серебристые кольца, перемалывая сухие кости в муку, а в темноте раздалось шипение тысяч змей.

- Ебать ту Люсю, - ругнулся я, отпихивая Астру в сторону и делая то же самое с Жоржем и Мэри, которые зачарованно смотрели на два желтых глаза, гипнотизирующих их. – Ёрмунганда нам только не хватает.

- Ёрму-кого?

- Мировой змей. Видимо, в этом лабиринте собраны все твари скандинавской мифологии и нам достались самые жесткие. Не смотрите ему в глаза и остерегайтесь колец. Это его тело и оно может быть повсюду. По легендам, змей обвивает всю землю.

- И что делать? – жалобно крикнула Астра. Я прыгнул в сторону, спасаясь от жалящих клыков чудовищной твари, и невольно посмотрел наверх, где виднелся кусочек света.

- Дуйте к лестнице в центре зала. Там выход.

- А ты?

- Я буду отвлекать его. Ахиллес занят волком, и я не могу его бросить тут одного.

- Блядь, - выругалась Астра и, плюнув на вцепившегося в ее руку Гефестиона, велела Жоржу и Мэри подхватить полупарализованного от ужаса грека и тащить его к выходу, а сама встала рядом со мной.

- Хули ты делаешь, заинька? – изумился я. Рыжая недобро усмехнулась и ответила.

- Мы же всегда вместе. Думал, я тебя тут брошу?

- Нет, - покачал я головой и оттолкнул Астру в сторону, ибо Ёрмунганд возобновил попытки добраться до лакомой плоти. Сто процентов, что праведников змеюка еще не ела. Да и хуй попробует в обозримом будущем.


Пока Мэри и Жорж тащили на буксире ослабевшего от ужаса Гефестиона, мы с Астрой кругами носились по обширной пещере, стараясь не попасться на глаза древнему змею. Ахиллеса и Фенрира вообще не было видно, и я уж было попрощался с буйным другом, как из темноты донесся жуткий вой монстра и ругань грека. Стало быть, живой. И то славно.


- Збышек! – тонко крикнула Астра, несясь ко мне на всех парах. – Рятуйся нахуй, убьет аспид адов.

- Тонко ты пизданула, заинька, - фыркнул я, хватая подругу за руку и разворачивая в другую сторону. – Бежим к лестнице.

- А как же Ахиллес?

- Сначала ты, потом я за ним вернусь. Не ссы в компот, там повар ноги моет, - усмехнулся я, припуская в сторону одной из колонн, где слабо блестела металлическая лестница.

- Ой, бля! – взвизгнула Астра, когда мы чудом избежали очередного выпада Ёрмунганда. Да уж. Если бы змей не игрался с едой, то все закончилось бы гораздо раньше и не так счастливо. Но благодаря этому я получил жизненно необходимое время, чтобы забросить Астру наверх. Рыжая быстро поползла по лестнице, резво работая руками и ногами, а я прозевал появление древнего монстра. Лишь услышал шипение позади себя, от которого в штанах стало тепло. Но одной беды порой бывает мало. Это подтвердил и Фенрир, выскочивший из темноты и замерший рядом со мной. Пасть гигантского волка была оскалена, а с кривых желтых зубов ошметками падали клочья белой пены, которая шипя, разъедала кости на полу. Я не слышал криков Астры, не чувствовал биение своего сердца, был лишь липкий страх, сковавший мои конечности и не дающий бежать.


- А ну цыть, бля! – рядом раздался голос Ахиллеса. Я неуверенно приоткрыл один глаз и увидел, что грек восседает на гигантском волке, словно истинный жокей.

- Ахиллес?

- Ага, - радостно заявил грек и сильно треснул Фенрира по голове кулаком. Волк тут же заскулил и лег на землю. Странно, но древний змей тоже не пошевелился. Видимо обдумывал поведение своего собрата.

- Как тебе это удалось? – только и мог вымолвить я. Герой, спрыгнув со спины зверя, вразвалочку подошел ко мне и крепко обнял.

- Зверюга, бля, остается зверюгой. Никто его не любит. А он хороший.

- Потрясающе. Он тебя не трогает.

- Не, - улыбнулся грек, а затем повернулся в сторону гигантского змея. – Стоять, бояться. Кто такой? Скока лет? Почему не в армии?


Змей потрясенно уставился на Ахиллеса и даже склонил голову, словно пытаясь понять, что же говорит этот странный человек. Желтые глаза все ближе и ближе подкрадывались к греку, который стоял непоколебимой статуей, от которой веяло силой и энергией. Ёрмунганд открыл было рот, во тьме блеснули два острых зуба, на которых блестел яд, а потом отпрянул, когда Ахиллес, которому не понравилась излишняя близость, от души врезал по морде змея кулаком. Чудовище тут же зашипело и в гневе разбило одну из колонн своими кольцами, которые заполняли все мыслимое пространство, кроме небольшого пятачка, где мы собственно и стояли. Фенрир и вовсе не обратил на это внимания, продолжая лежать и слабо поскуливать. Грек тут же подошел к зверю и ласково погладил его по грязной морде. За что был немилосердно облизан горячим и липким языком.

- Песька, бля, - хохотнул Ахиллес и протянул руку Ёрмунганду, который настороженно смотрел за тем, как волк катается по земле от удовольствия. Наконец и змей соизволил подставить страшную голову под руку человека. Я был готов поклясться, что в воздухе разлилось довольное шипение. Да уж. Даже диким монстрам и чудовищам нужна капелька тепла, что и продемонстрировал Ахиллес, быстро укротивший двух древних чудищ.


- Збышек, я так перепугалась! – всхлипнула Астра, кинувшись мне на шею, стоило лишь покинуть жуткий лабиринт.

- Скажи спасибо Ахиллесу. Он нас всех спас, - улыбнулся я и, подойдя к греку, ласково похлопал его по спине. Это сделали все, включая Гефестиона, который остался один в команде. Теми, кто его бросил, поужинал древний змей. Правда, сейчас грек сидел с печальной миной на лице, а все потому, что о победе он мог забыть. Команда короля Гаапа потеряла всех своих участников. От Гефестиона пользы было мало. Помимо руки он серьезно поранил и ногу.

- Его вернут в свой Круг, - тихо сказал Герцог Элигос, подходя к нам. – Там его подлатают, и через тысячу лет он может попытаться вновь получить прощение.

- А нельзя его к нам в команду? – спросил я, закуривая сигарету. – Мы потеряли четверых в сегодняшнем испытании.

- Нет, Збышек. Подписывая договор на участие в Играх, грешник связывает себя с той командой, куда записался. У него один выход. Вернуться в свой Круг. Продолжить испытание он не сможет. Тут и здоровому в одиночку сложно, что уж говорить о калеках.

- Спасибо тебе за заботу, праведник, - хрипло произнес Гефестион, когда услышал, о чем я говорю с демоном. – Это мой выбор. Буду надеяться, что через тысячу лет судьба будет более благосклонна ко мне. Ты меня не бросил, Степан. Вы меня не бросили, хотя я был не в вашей команде. Вы помогли мне выбраться, рискуя своими жизнями и победой. Я вечность буду помнить вашу доброту.

- Удачи тебе, Гефестион. Извини, что мы твоего друга так отпиздили на поле.

- Идите уж, - усмехнулся грешник. – Вас ждет финал. И я желаю вам победить. Вы достойны этого.


Чуть позже, когда Гефестиона увели прочь, мы дождались появления команды короля Белиала. На удивление, они не потеряли ни одного человека. Помогла ли им в этом сила Ключа или монстры решили не высовываться, я не ведал. Но глаза Торквемады мрачно мерцали зеленым и смотрели на меня в упор. Он чувствовал, что я его узнал. И он смеялся над тем, что я ничего не мог сделать. Каждый из нас был связан душой с Играми. Оставалось лишь победить в финальном испытании.

Показать полностью
71
Люблю вязать игрушки и мой кот Лаврентий помогаем в создании фотографий
8 Комментариев  
Люблю вязать игрушки и мой кот Лаврентий помогаем в создании фотографий
170
Делаю Зайца из скоб, скоро будет железный зоопарк у меня
20 Комментариев  
Делаю Зайца из скоб, скоро будет железный зоопарк у меня
149
АнтиБожественная комедия 4. Глава тринадцатая.
30 Комментариев  

Глава тринадцатая. Лабиринт.  ©Гектор Шульц


И стали они друг напротив друга. И оголила Леария перси свои упругие, и зарядила ими по голове хитрого бога, и упал тот на пол в экстазе, и молил он демонессу прекрасную о пощаде, но было поздно. Ладно, это я лиха хватил, да чуть приукрасил. Состязание ума проходило без взаимных оголений и больше всего походило на ученый диспут, где два видных профессора меряются письками и учеными степенями.


Демонесса начала с того, что заявила Локи о недопустимо малом размере его полового достоинства. Ас парировал тем, что Леария обладает весьма глубокой пещерой и даже уд его сводного брата Тора, затеряется там, как гайка на планете Шелезяка. Я понятия не имел, откуда скандинавскому богу известно про приключения Алисы Селезневой, но уточнять не стал, предоставив Леарии самой нокаутировать вредного аса.

Несколько десятков минут прошли в бомбардировании друг друга взаимными оскорблениями на сексуальной почве, а затем Леария, переглянувшись с Элигосом и наверняка обменявшись с ним мыслями, выдала нечто настолько ехидное, что у Локи уши свернулись в натуральную трубочку, а весь зал откровенно и безжалостно захохотал.


- Доводилось мне слышать о асине, которая полюбила ётуна, - вкрадчиво сказала Леария, скрестив руки на груди, чем в который раз напомнила своего избранника из числа верховных иерархов Ада.

- Любви все возрасты покорны, - покраснел Локи, скрежетнув зубами, дабы напугать демонессу.

- Согласна. Особенно с главными противниками асов. Разве не ётуны должны принести Рагнарёк? Разве не они поубивают всю вашу славную компашку, когда-нибудь? Разве не они истребят все, что асы любят?

- И, тем не менее, среди великанов тоже встречаются достойные личности, - парировал бог. Леария кивнула в ответ.

- Ага. Встречаются, чтобы потом напакостить всем подряд. Но суть не в этом.

- И в чем же?

- Асы меньше великанов, - усмехнулась демонесса. Локи побелел от ярости, поняв, куда клонит его соперница.

- Что ты можешь знать о нас, низшая, - прошипел он, перейдя на запретные оскорбления. Глаза Леарии похолодели на минус тридцать по цельсию, хотя речь осталась предельно вежливой и даже корректной.

- Я много знаю, отец лжи. А еще знаю о том, как один полувеликан, ошибочно причисленный к сонму асов сношался с другими великанами и зверями. От него появились такие твари, как Фенрир, Ёрмунганд, Слейпнир. Знакомые имена, Локи? Твои детки, как-никак, - обворожительно улыбнулась демонесса.

- Шлюха. Шлюха лживая ты, - завыл Локи, еле сдерживая желание вцепиться Леарии в горло. – Леария, самка ты, тебя я презираю. Волчица мерзкая притом. Уйди, уйди, тебя я ненавижу. Я обладать хочу тобой, Леария.

- Увы, моя любовь лишь он, - мрачно охладила потуги хитрого бога демонесса, указав аккуратным пальчиком в сторону улыбающегося Элигоса.

- Не муж ты, Абигор, - продолжил ныть Локи, окончательно потеряв голову. – Ты хам, мерзавец, сволочь, ползучий гад и сутенер притом. Так вот к кому ты от меня уходишь! Ты похоти предаться хочешь с ним!

- Ты гляди, заинька, - потрясенно прошептал я. – Пятистопным ямбом хуярит, как Васисуалий Лоханкин.

- Ага. Смешалось в кучу все, - согласилась Астра, наблюдая за тем, как Локи катается по земле и пытается впечатлить демонессу. – Один вон вообще лицо ладонью закрыл, дабы не видеть этого позора

- Не след шутить им с теми, кто умеет читать мысли, - я удивленно обернулся и уставился на того, кто сказал эту фразу. Ахиллес мудро на меня посмотрел и ласково хлопнул пудовым кулаком по спине, чуть не обрушив позвоночник в трусы. – Чё, бля?

- Ты где таким словам умным научился? – спросила рыжая. Грек пожал плечами и еще раз многозначительно усмехнулся. А на арене меж тем закончился цирк. Леария была признана победительницей, а Локи, который продолжал страдать по ненавистной демонессе, против воли влили в глотку кувшин медовухи, сделав аса липким и злым. Состязание ума закончилось. Осталось состязание силы. Но Один тут пошел на попятную и отправил всех наслаждаться сном, заявив, что состязание обязательно будет доведено до конца, а завтра продолжатся Игры. На том и порешили, ибо вечер был глупым и комичным, как и весь суровый скандинавский мир.


На следующее утро, когда обитатели большого шатра асов стали пробуждаться и, мучаясь от головной боли, вызванной медовухой и различными скандинавскими напитками, стекаться в главный зал, я пошел искать Герцога Элигоса. Демон был найден в соседнем строении и находился в весьма приподнятом настроении, благодаря вчерашней победе над Тором. Насвистывая мелодии Джона Колтрейна, Элигос потягивал ледяную воду, сидя на ступенях, ведущих в его скромную обитель, которую также занимала и Леария.


- Отдыхаете, дяденька? – кисло спросил я, подходя ближе. Элигос кивнул и даже сподобился на подмигивание.

- А ты чего не весел? Сегодня очередное испытание, а там и до возвращения в родные пенаты рукой подать, - ответил демон, сладко потягиваясь. – Дивное место, хоть и населено невежественными грубиянами и задирами.

- Ага. И пиво у них ебанутое. Не чета нашему «Жигулевскому».

- Что-то случилось, Збышек? – посерьезнел Элигос.

- Волнительно просто. Ты не заметил, что два идиота, в которых вселился злоебучий Ключ, вчера были тише воды и ниже петухов на шконке?

- Заметил. И даже более того. Вчера я получил весточку из Ада, - хмыкнул демон. – Угадай, какую?

- Из Обители Молчащих никто не пропадал, - констатировал я. Элигос усмехнулся и протянул мне подкопченную бумажку, разлинованную под таблицу.

- Посмотри.

- Владислав Первый, господарь Валахии, Томас де Торквемада, Луций… а, Нерон, - прочитал я. – Что это?

- Имена грешников, которые исчезли из книги учета. А третий растворился в Хаосе. Это был Влад Узурпатор, как ты понял.

- Ну блядь. Организация у вас оторви да выбрось, дружище. Каждый может съебаться из Ада, попасть в Чистилище и даже исчезнуть из Обители Молчащих, - фыркнул я, закуривая сигарету.

- Верно. После возвращения я доложу об этом Владыке Зла. Необходимо кардинально пересмотреть действующий порядок, - кивнул Элигос.

- Да хуй с ним, с порядком вашим. Что мы делать будем с ними? Осталось одно испытание, а команда короля Белиала по-прежнему в фаворитах.

- Не совсем верно, друг мой, - блеснул глазами демон. – Испытаний будет два. Как и на Олимпе.

- Это старый пердун по имени Один додумался? Или ему кто-то подсказал?

- Вероятно сам. Или его попросту уязвили наши победы над лучшими из асов.

- И эго его сморщилось до размеров педерастического хуишки в лютый мороз, - буркнул я, потирая озябшие руки. – Долго ты тут будешь сидеть?


- Я уже все, - раздался жизнерадостный голосок Леарии, которая появилась из дома и, подойдя к своему избраннику, запечатлела на его щеке влажный поцелуй. – Привет, Збышек.

- Леария.

- О чем говорите?

- О двух уебках, которые слиняли из Обители Молчащих. Да и Герцог порадовал известием о двух испытаниях вместо одного, - ответил я. Демонесса коротко рассмеялась, а мне даже пришлось сжать ноги, ибо кто-то настырный вознамерился проколупать в штанах дырку.

- Не смущайся так, Збышек, - произнес демон. – Мало кто может устоять перед красотой и силой обольщения Леарии. Даже Локи попал в ее сети.

- Нахуй Локи, - буркнул я. – Меня больше испытания волнуют. Тебе известно что-нибудь о них?

- Нет. Узнаем сегодня. Всеотец устойчив к моей особенности по чтению мыслей или же мыслительные процессы проходят в его мозгу не так часто, как хотелось бы.

- Тогда пошли узнавать. Искренне надеюсь, что это не будет связано с тем, кто кого перепьет. У меня во рту блядская пустыня от их медовухи.

- Не только у тебя, - усмехнулся Элигос, помахав рукой приближающейся Астре, чье лицо не вызывало оптимизма. – Раз все в сборе, то пора узнать, что для нас приготовили короли.


Все команды и прочие асы, не задействованные в Играх, собрались в главном зале только ближе к обеду. Видок у всех был тот еще. Помятые морды, жуткий запах перегара, смешиваемый с новыми порциями пива и медовухи, а также жуткая духота в закрытом помещении, навевали безрадостные мысли. Среди нашей команды, только пятеро были в относительно адекватном состоянии. Ахиллес, который мог и железные гвозди переварить без последствий, Жорж с Мэри, слинявшие с ужина очень рано и отправившиеся спать, да мы с Астрой. Про остальных можно тактично умолчать.


Небольшой фоновый шум, состоящий из праздных разговоров, прервало появление Одина, кряхтя взбирающегося на деревянный трон. Ехидный Локи, не сводящий с Леарии взгляда, и Тор, буравящий маленькими глазенками Элигоса, по-прежнему стояли по бокам от трона. Наконец одноглазый бог прокашлялся, а затем обратился с речью к участникам.


- Здравы будьте гости из иных миров. Мы собрались здесь с целью провести финальную часть Игр, определяющую достойны ли вы прощения, - начал всеотец. – Вижу я, как наяву, много достойных. Тех, кто чист душой и тех, чьи души еще чернее черноты бесконечности.

- Брутально пизданул, - восхитился я, прополаскивая рот водой. Чертова медовуха наградила всех жутким сушняком, от которого все горло моментально покрывалось сеткой морщин, а голосовые связки увядали и становились похожими на два задроченных изюма. – Интересно, душа Клеопатры очистилась от подзалупного творожка?

- Сомневаюсь, - тихо прошептала Астра. – Стоит и лыбится, как ебанутая.

- Ага. Так и норовит подосрать всем шанс попасть на Небеса.

- Збышек! – в голове раздался голос Элигоса, приказывая умолкнуть. Вздохнув, я вновь обратил внимание на вещающего аса.


- Не всякий достоин прощения, как не всякий достоин и участвовать в Играх. Могучая воля и сила должны гореть в ваших душах, раз вы решились на это.

- Или большое количество адского самогона, залившего глаза нахуй, - ехидно прошипела Астра, ткнув меня под бок. – Да, лысенький?

- Отъебись, заинька, - хмыкнул я.

- В нашем мире все ваши чувства, хорошие или плохие, подвергнутся серьезным испытаниям. Если вы слабы и недостойны, то пусть вас заберет Хаос, - мрачно закончил Один. Два ворона, сидящие на его плечах и носящие странные имена, Хунин и Мунин, громко закаркали, словно подтверждая все вышесказанное. – Первым испытанием Игр будет встреча с чудовищами. Страшными, могучими и древними. Встретьтесь с ними лицом к лицу и узнайте, что вам суждено. Прощение или забвение. Тор!

- Да, отец, - угрюмо буркнул рыжебородый, выходя вперед.

- Проводи гостей наших к лабиринту, где суждено им узреть судьбу свою.

- Запизделся старый, - хмыкнул я. – Повторяется уже. Суждено, гибель, Хаос, час Подзалупного творожка и кисло-пездных Выделений.

- Хватит бурчать, - велел Элигос и направился к выходу, следуя за могучим Тором. Испытание началось. Пафоса в эту фразу добавьте по желанию.


Вход в таинственный лабиринт, упоминаемый одноглазым богом, больше всего походил на стандартный канализационный люк. Разве что размерами побольше, да украшенный всякими хитрыми словами и рунами. Видимо для того, чтобы живность, обитающая в этой дыре, не вырвалась на волю и не дала пиздюлей своим хозяевам. Я же мог только гадать, кто встретится нам на пути.

Астра меланхолично слушала ворчание Ахиллеса, который предпочитал всяким подземным лазаниям добрую драку да выбивание зубов у соперника. Жорж и Мэри тихонько дрожали, прислушиваясь к доносящимся снизу звукам. А звуки эти были весьма страшными и жуткими. Слабое рычание, шипение, как от парового котла, далекий грохот и лязги. Никто не знал, что там внизу. Но то, что неизвестные звери очень опасны, понимал каждый.


Честь открыть первую вылазку выпала команде короля Гаапа, которая и так сократилась больше чем наполовину. Герцог Алокас брезгливо осмотрел своих воинов и слабо кивнул, вызвавшемуся идти первым Гефестиону, чья рука так и не зажила. Но гигант, даже с травмированной конечностью, был куда лучше всех остальных, которых прошиб холодный пот, стоило Тору открыть люк. Из дыры тут же потянуло гнилым мясом, сыростью и чем-то зловещим.

Наконец, когда Гефестион собрался с мыслями и первым прыгнул вниз, за ним последовала и оставшаяся часть команды. Алокас тяжело вздохнул и направился вслед за Тором к выходу из лабиринта. Что уж говорить, даже верховные иерархи не ведали, кто останется в живых, а кому суждено навеки упокоится в черной дыре.


Несколько минут после спуска ничего не происходило. Все участники напряженно прислушивались к редким звукам голосов тех, кто спустился в лабиринт первыми. Было понятно, что грешники отчаянно трусили. Это вам не полоса препятствий Анубиса или армрестлинг с древнегреческой звездой мифологии. Тут правила неизвестность, а неизвестность куда страшнее того, что ты видишь сам. Ужас нагнетало и отсутствие экрана, с которого мы могли следить за тем, как обстоят дела у другой команды. Но, следуя правилам Одина, одна команда входила в лабиринт и только она могла видеть, что там происходит. Именно поэтому главы команд сразу же уходили к выходу, чтобы там дождаться тех, кому посчастливиться выжить. Суровая, блядь, Скандинавия, мать её ёб.


Но далекий рев чего-то страшного заставил подпрыгнуть даже таких силачей, как Ахиллес. Грек побелел лицом и обвел площадку полубезумным взором, ища что-то напоминающее оружие. Но ласковые уговоры Леарии быстро его успокоили. Второй рев не стал неожиданностью, но к нему также добавился и человеческий крик, полный боли и невероятного ужаса. Потом еще один крик и тишина. Зловещая, сука, тишина, прерываемая только хриплым дыханием участников и ворчанием Ахиллеса, который не переносил неизвестности. Сидя возле люка в невероятном напряжении мы пропустили возвращение Тора, который велел следующей команде отправляться вниз. Этими счастливчиками стала команда короля Асмодея. Энцо де Капатильи состроил жуткую рожу и без лишних раздумий сиганул вниз, а следом за ним последовали и остальные. В полном молчании, как и их негласный вожак.


Ситуация повторилась вновь. Те же крики, страшный рев и тишина. А потом появление Тора, который, ехидно улыбнувшись, ткнул пальцем в сторону Герцога Элигоса. Вздохнув, я поднялся на ноги и первым подошел к таинственному люку. Перед тем, как спрыгнуть, я услышал в голове голос демона, призывающий меня быть смелым и осторожным. А как иначе-то, блядь? Мы и понятия не имеем, с чем столкнемся там, внизу. Но любые мысли будут лишними. Я сжал напоследок руку Астры и, закрыв глаза, прыгнул в дыру. А затем, как часто бывает в дешевых ужастиках, тьма поглотила меня.


- Ссанина, бля! – глухо буркнул Ахиллес где-то рядом.

- Ага. И ничего вообще не видно. Нихуя, - ответила ему Астра. – Збышек, ты здесь?

- Здесь, куда я, бля, денусь, - пропыхтел я, скидывая со своей спины Жоржа, который тут же взвизгнул по-бабьи от страха. – Расслабься, дружище. Нас ждут примерно через полчаса ходьбы, если судить по крикам предшественников. Постоим немного, пусть глаза привыкнут к темноте.

- Давай, - согласилась Астра и, достав зажигалку, попыталась было покурить, но познала всю мощь моего гнева.

- Заинька, ты хули творишь?! – изумился я, выхватывая у рыжей орудие высечения огня.

- А чего? – растерянно спросила подруга.

- Тут же чудища какие-то должны быть, а вонь от сигареты, как и яркий свет, помогут им нас быстро найти.

- Тут такая вонь, что они потеряются.

- Не скажи. Если они тут живут вечность, то уже научились выделять незнакомые запахи. Придется идти в темноте. Ах да. Пердеть тоже не рекомендуется. Понятно, Жорж?

- Куда уж понятнее, - вздохнул наш товарищ по несчастью, страдающий жутким пердежом в самые неподходящие моменты.

- Ладно. Не парься, - усмехнулся я, оглядывая место куда мы попали. Глаза понемногу привыкали к темноте, а это означало лишь одно. – Пора идти, вперед. Держитесь вместе. Хуй его знает, кого тут прячут злоебучие асы.


Лабиринт и впрямь походил на канализацию, а от входа, где мы стояли, впереди темнели три прохода вперед. Оставалось выбрать, куда идти. Только я сделал шаг по направлению к центральной дыре, как позади меня тихо кашлянул Ахиллес. Повернувшись, я вопросительно уставился на нашего спутника. Но грека волновал не я, а следы, которые хорошо отпечатались на влажной земле. Ахиллес, благодаря отличной боевой подготовке и участию в Троянской войне, знал куда больше и обращал внимание на такие мелочи, которые мы могли просто упустить по сисястой наивности.


- Туда, бля, суки пошли, - рыкнул грек, указывая рукой в левый и правый проходы.

- А нам куда? – растеряно спросил я. Ахиллес пожал плечами. Похожий жест повторили и все участники команды. Видимо, мне придется всех вести вперед. – Если рассуждать логично, то наши соперники пошли туда, откуда потом раздались крики.

- Верно, Збышек, - протянула Астра, прижимаясь к моей руке. – Можем пойти по их следам или выбрать путь, который еще никто не посещал.

- В любом случае нам предстоит познакомиться с теми, кто там живет. Я вот не дам гарантии, что команда короля Гаапа смогла что-то сделать с чудищами, как и с командой Асмодея. Хуй знает, что с ними случилось, и выбрались ли они на волю. Я так думаю, что любой из этих проходов ведет к выходу. И в каждом из них сидит какая-то тварь. Жуткая и опасная. Давайте выберем вместе. Куда идем? Лево, право или прямо?

- Прямо, - тихо буркнула Астра.

- Прямо, бля, - согласился Ахиллес, вставая со мной рядом. Грек уже нашел большую обломанную кость, которая запросто бы сгодилась в качестве оружия. Да и нам было поспокойнее, если учитывать, что самый сильный среди нас окажется вооруженным.

- Прямо, наверное, - робко ответили Жорж и Мэри.

- Без разницы, - хмыкнул Стивен и его сестра. На сем и порешили.

- Значит, прямо, - вздохнул я, делая первый шаг в темноту. – Да пребудет с нами Сила, блядь, и сморщенная залупа Оби-ван Кеноби. Ебушки-воробушки.

Показать полностью
426
Новые кулоны с листиками
39 Комментариев  
Новые кулоны с листиками творчество, своими руками, листья, украшения, стимпанк, осень, длиннопост
Новые кулоны с листиками творчество, своими руками, листья, украшения, стимпанк, осень, длиннопост
Показать полностью 4
33
Безумный Шляпник
1 Комментарий в Рукодельники  

Любите ли вы Безумного Шляпника так, как люблю его я? Этот - третий в моём воплощении. Текстильная интерьерная кукла. Рост 54см. Полностью ручная работа, кроме вышивки на сюртуке (она уже была на ткани, из которой он сшит). Лицо расписано пастелью и акрилом.

Безумный Шляпник Шляпник, алиса в стране чудес, интерьерная кукла, текстильная кукла, ручная работа, рукоделие, творчество, длиннопост
Безумный Шляпник Шляпник, алиса в стране чудес, интерьерная кукла, текстильная кукла, ручная работа, рукоделие, творчество, длиннопост
Безумный Шляпник Шляпник, алиса в стране чудес, интерьерная кукла, текстильная кукла, ручная работа, рукоделие, творчество, длиннопост
Безумный Шляпник Шляпник, алиса в стране чудес, интерьерная кукла, текстильная кукла, ручная работа, рукоделие, творчество, длиннопост
Показать полностью 4
160
Немного творчества
10 Комментариев  

Аэрграфией занимаюсь около 5 лет в свободное время. Строго не судите, мой 1й пост.

Ксеноморф на китайском чехле для планшета.

Немного творчества аэрография, творчество, длиннопост
Немного творчества аэрография, творчество, длиннопост
Показать полностью 6
141
Весёлые сценки из жизни еды
6 Комментариев  

Используя лимоны, яйца, и другую еду бразильская художница Ванесса Дуэлиб (Vanessa Dualib) создала эти оригинальные сцены...

Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Весёлые сценки из жизни еды еда, творчество, длиннопост
Показать полностью 12
313
Мои каляки
27 Комментариев в Лига Художников  
Мои каляки графика, арт, карандаш, иллюстрации, длиннопост, Художник, рисование, творчество
Мои каляки графика, арт, карандаш, иллюстрации, длиннопост, Художник, рисование, творчество
Показать полностью 6
752
Портрет выложенный кубиками Рубика
34 Комментария  
Портрет выложенный кубиками Рубика
273
Новое видео.Резка свечи.
57 Комментариев  
Новое видео.Резка свечи. моё, резные свечи, свеча, своими руками, рукоделие, творчество, Москва, видео

К Вашему вниманию мое новое видео.Кто не очень любит такую музычку прошу простить, но вот чет легла прям на душу.Приятного просмотра!

35
Акварельные брызги
1 Комментарий в Лига Художников  
196
АнтиБожественная комедия 4. Глава двенадцатая.
31 Комментарий  

Глава двенадцатая. Коварные асы.  ©Гектор Шульц


Да уж. Кто бы мог подумать, что я буду сидеть за одним столом с асами и прочими мифическими личностями, поглощая древнюю, как сам мир, еду. Мои спутники, включая ничему не удивляющегося Ахиллеса, словно разделяли мои мысли, в перерыве между едой, рассматривая радушных хозяев. А те, в свою очередь, во все глаза пялились на нас.


- Лысенький, а чего на тебя Локи так странно смотрит? – спросила Астра с набитым ртом. Я повернул голову в сторону рыжего бога и ехидно тому улыбнулся.

- А черт его знает, заинька. Может он мальчиков любит, а тут такой сладкий экземпляр сидит и бычью ногу обсасывает, а у бога эрекция до потолка, - хмыкнул я, когда буравить хитрого Локи попросту надоело. – Они все нас рассматривают. Элигос как-то сбрехнул, что демоны давно этот мир не посещали, а последний визит отметился какой-то хренью.

- Угу. Как обычно, - согласилась рыжая, вновь прикладываясь к вину. – Странная у них медовуха. Сладкая очень и такое ощущение, будто настоящий мед пьешь.

- Ты еще их блядское пиво не пробовала. Кислое, что моя жизнь на земле, - ответил я, вгрызаясь в жесткий хлеб. – Аж член внутрь живота прячется.

- Он у тебя спрячется, - сварливо буркнула подруга. – Кто, бля, глазки скандинавским красоткам строил?

- Расслабься, они к Ахиллесу неровно дышат, - отмахнулся я. – Сама зацени.


Астра обвела взгляд внимательным взором и фыркнула, когда увидела похотливые лица богинь и смертных женщин, которые с обожанием пожирали глазами внушительную фигуру греческого героя, поедающего козлятину и не обращающего на них внимания. Даже когда Ахиллес громко рыгнул, воздавая хвалу повару асов, женщин это не смутило. Напротив, они весьма жеманно захихикали и принялись что-то обсуждать с подругами.


- Что и требовалось доказать, - хмыкнул я и обратился к сидящему напротив нас статному блондину с чистым и светлым лицом. – Дружище, а ты не в курсе, какие испытания будут на сей раз?

- Увы, не ведаю я этого, - нараспев произнес мужчина, лучезарно улыбнувшись Астре. Мне сразу, почему-то, захотелось выбить блондину зубы. – Лишь всеотец ведает всем и всеми.

- Это ты про старого пердуна на деревянном троне? – ехидно осведомился я, но сник, когда мужчина метнул мне полный негодования взгляд. – Пардон, я про пожилого джентльмена с одним глазом говорил.

- Ты просто кладезь премудрости, - вновь улыбнулся блондин. Было что-то в его облике, сильно отличающее мужчину от других асов. Если те были грубыми и громогласными, то мой собеседник отличался приятным тембром голоса и благородным внешним видом.

- А имя у тебя есть? – спросила Астра, которая тоже ощутила укол ревности из-за излишней дружелюбности незнакомца в мой адрес.

- Не ведаете вы, как я прозываюсь? – удивился он и даже привстал с места.

- Не-а. Хрен тут разберешь, кто есть кто.

- Я Бальдр.

- Серьезно? Бальдр? – удивился я, отложив бычью ногу в сторону. – Тебя разве не замочили? Ну там, к Хель отправили до Рагнарёка?

- Так и есть, дитя с голосом взрослого мужа, - кивнул бог весны и света, наливая себе в кубок медовухи. – Повелительница Хельхейма разрешает мне иногда навещать отца и мать, и сестер с братьями.

- Слушай, а тебе не хочется Локи ебальник разбить? – спросил я. – Это же он, если я не путаю, подговорил твоего слепого братца пульнуть в тебя стрелой из омелы?

- Я – дитя света, - ответил Бальдр, поморщившись после внушительно глотка местного алкоголя. – Крепка, зараза!

- Для дитя света ругаешься ты весьма уныло, - констатировала Астра. – Получается, что детям света не хочется надавать по башке тем, кто их обидел?

- Хочется порой, - нехотя буркнул бог. – Отец ясно дал понять, что не потерпит в своем доме стычек и драк. Смотри, рыжая дева. Даже Тор спокойно беседует с Локи, хотя весь Асгард знает о том, как они друг друга ненавидят. Слово всеотца сильнее любой ненависти.

- Ну пиздец. Садомазохизм какой-то, - покачал я головой. – Бальдр, есть у меня еще один вопрос. Ты наверняка знаешь ответ на него.

- Задавай, друг мой, - разрешил блондин, ковыряясь в крепких зубах кинжалом.


- Я наслышан о том, что прошлый приезд наших демонов был чем-то омрачен. Что случилось-то? Герцог Элигос об этом не говорил, но мне известно, что после этого ваш мир три тысячи лет не принимал Игр.

- Да, случилась тут одна обида. Владыка ваш, что с красными глазами, привел сюда и женщину свою, которую именовал избранницей, - через несколько минут ответил Бальдр, после того, как извлек из зубов внушительный шмат пережеванного мяса, невесть как туда попавший.

- Ты про Леарию?

- Про нее, дитя. Запала она в сердце брату моему вероломному. Но владыка ваш не допустил преступленья против природы, тогда Локи под покровом тьмы ночной вознамерился пробраться в покои гостей и осчастливить женщину владыки вашего пролив в нее семя свое.

- Ты, бля, внятней говори, - ругнулся я. – Владыки вашего, преступленье против природы, пролить семя. Здесь не светское общество. Хотел выебать госпожу Леарию, так? Сколько раз? Госпожа Леария возмущалась?

- Истинно говоришь, о дитя из другого мира, - кивнул Бальдр, слабо усмехнувшись. – Но на беду его в ту ночь владыка ваш со своей женщиной вместе отдыхал. Брат мой наступил случайно на уд срамной владыки, чем вызвал гнев, что с яростью Фенрира лишь сравниться может. Говорят, что звуки страшные были даже в Ванахейме слышны, где ваны проживают. Столь яростен и зол был ваш владыка.

- Отпиздил, значит, Элигос хитрована Локи, да? – хохотнул я, откидываясь на стуле. – И все?

- Да, дитя. Презрел мой брат законы гостеприимства и покусился на жену чужую, к которой он хотел проникнуть ночью темной, дабы похоти предаться с ней.

- Тебя опять понесло не в те степи. Говори нормально. А папка ваш? Оторвал Локи залупу, зажарил на углях и заставил съесть?

- Нет, - хмыкнул бог. – Жестоко это. Брат не виноват был.

- Ну конечно, - съязвила Астра. – Шел в темноте, споткнулся и на Леарию упал. Шишкой да в пещерку.

- Гневно в тот раз говорил владыка Абигор. Вторили ему и другие владыки, что пришли с ним. Постановил тогда король Белиал, что Игры четыре раза минуют наш мир в наказанье за дерзость.

- А какие вам плюсы с этого? Что вы получаете с этих Игр?

- Возможность посетить другие миры. Исследовать их и говорить с другими владыками. Знание есть высшая ценность, дитя, - ответил Бальдр, после чего умолк, предпочитая сверлить глазами кубок с медовухой.


- Пидор, бля! – вдруг рявкнул Ахиллес, вскакивая со своего места и шатающейся походкой направляясь в сторону удивленного Локи. – Пизда, нахуй, тебе.

- Дружище, дружище, - охнул я и бросился к греку, который уже оторвал от запеченного козла здоровенную ножищу, которую вознамерился использовать вместо дубины. – Что случилось?

- Смеется, падла, - ответил Ахиллес, утробно порыкивая. Локи же и глазом не повел, предпочитая удивленно и даже недоуменно смотреть на героя. – Увы, ебну, бля!

- Не извиняйся. Неприятная он личность. Тут я с тобой согласен, - забубнил я, стараясь отвлечь грека от истинной цели. – Пойдем, жахнем пива. Сожрем пару жаренных рыбех, и будет нам счастье.

- Нет, нет, дитя. Пусть скажет, что хотел, - ехидно произнес Локи, поднимаясь на ноги. – Друг твой имеет претензии ко мне.

- Что ты ему сделал? – буркнул я, ничуть не пугаясь того, кто одним пальцем мог испепелить всех участников.

- Дебил, грит, я, - пробурчал Ахиллес, путаясь в словах. – Пидор, бля, грит.

- Не было такого, - ответил рыжий бог. – Клевету на меня навести решил?

- Ебну, бля. Таракан, нах.

- Довольно! – грозно рявкнул Один, которому надоело на это смотреть. – Ежели есть у вас друг к другу вопросы, то выясняйте честно их и без оскорблений пустых.

- Я вызываю тебя, грешник, - продолжил Локи, швырнув под ноги Ахиллесу содержимое своей тарелки. – Примешь ли ты мой вызов?

- Нет, не примет, - спокойно произнес Элигос, который подошел к нам и положил на плечо грека свою руку. – Известно всем, как любишь ты сеять раздоры. Так почему бы тебе, лисий сын, не сразиться с тем, кто стоит большего?

- Я выбираю, с кем мне сражаться, Абигор, - зло буркнул бог. С его лица сдуло игривое выражение, уступив место злобной маске. – Тебе это известно. Если так хочется подраться, то можешь с Тором схлестнуться.

- Да будет так, - рявкнул Тор, подскакивая с места. – Не дам я всяким чужакам обижать моего брата.

- Ишь ты, какие все, блядь, гладенькие, - хохотнул я, но умолк, когда Один поднял руку, призывая всех замолчать.

- Раз уступать никто не намерен, то сыграем в состязанья прямо здесь, - хитро улыбнулся одноглазый. – Какой пир да без славных дел бывает?

- Принимаю твою волю, Владыка Асгарда, - поклонился Элигос, не сводя гневных глаз с Локи.

- Рад это слышать, Абигор. Играем мы три раза. Первым будет Тор и твой человек. Потом черед за Локи…

- А третьим буду я, - раздался в зале еще один голос. Мрачный и глухой. Повернувшись ко входу, мы увидели, что там стоит мощный здоровяк, сжимающий в правой руке дубину. Его темные глаза внимательно всех осмотрели, остановившись на одноглазом. – Я прибыл, как узнал, отец, и вижу, точно вовремя прибыл.

- Как же они по-уебански разговаривают, а? – пожаловался я, не отпуская руки Ахиллеса.

- Чепушилы, бля, - согласился грек, рассматривая новоприбывшего.

- Видар, - улыбнулся Один. – Сын мой славный. Быстро прибыл ты.

- И вижу, что не зря, - кивнул здоровяк, присаживаясь на свободное место и придвигая к себе блюдо с мясом.


Через несколько минут, когда столы были отодвинуты к стенам, в образовавшийся круг вышел Тор. Сын Одина поиграл мускулами, чем вызвал охи и ахи доброй половины всех женщин, включая ненавистный голосок Клеопатры, которая прямо таки питала нездоровую тягу к тем, кто больше и могуче её.


Герцог Элигос, стоящий рядом с нами, был мрачнее тучи и, скрестив руки на груди, о чем-то разговаривал с другими иерархами Ада. Наконец, кивнув, он вышел вперед и скинул на пол свою багровую броню. Тут-то все и узрели, что в плане мускулатуры, Элигос даст фору кому угодно. У демона не было ни капли лишнего жира, а тугие узлы мышц буквально танцевали под смуглой кожей. Но меня поразило не это, а большая, во всю спину, татуировка, на которой темнели незнакомые мне символы и знаки. Маркиз Андрас, заметив мой удивленный взгляд, тихо объяснил, что это значит. Впрочем, я и сам догадался. Элигос был падшим. Когда-то он сам был ангелом, только однажды примкнул к Владыке Зла, благодаря чему и получил страшную печать на всю спину. Печать отступника.


- Готов? – презрительно усмехнулся Тор, поигрывая мышцами. Элигос хмуро кивнул и подошел к гиганту почти вплотную.

- А что они делать-то будут? – растеряно спросила Астра, переводя взгляд с одного бойца на другого.

- Состязания любы нам, асам, - важно произнес Один, сидя на резном деревянном троне. – Почитаем мы три добродетели мужских. Силу, ибо без силы нет победы. Ум, ибо без ума нет совершенства. Ловкость, ибо без ловкости никто не появляется на свет.

- Пиздец, джентльмен просто, - буркнул я, когда Один рассмеялся своей сальной шуточке. – Уж он-то точно появился на свет благодаря не ловкости, а долбоебизму, когда сперма папки его от стены срикошетила в мамкину пизду.

- Первым состязанием будет состязание ловкости, - продолжил одноглазый бог. – Тор, сын мой, схлестнется с Абигором, коего мы всегда рады принимать в Асгарде.

- Во имя тебя, всеотец! – громко крикнул Тор, приплясывая на месте.

- Сосни тунца, - буркнул Элигос, подмигнув оппоненту. – Начнем, или так и будешь стоять и куражиться?

- Начнем, - согласился рыжебородый и махнул рукой. К двум соперникам тут же подошла красивая женщина с весьма властным взором. Богиня Фригг. Она положила на пол небольшую коробочку, которая открылась, повинуясь щелчку божественных пальцев, и явила всем два обычных клубка ниток. Вернее, клубками эту мешанину назвать было сложно. На мой взгляд, кто-то просто взял и абы как смотал все в одну кучу.

- Кто первый размотает весь клубок, не разорвав нити, тот и победит, - усмехнулся Один, присаживаясь на трон и сжимая в руках верное копье. Чуть подумав, он добавил, скользнув ехидным взглядом по нашей команде. – А чтобы Абигору не было скучно, я внес небольшие изменения в состязание. Нить эта, что у Тора и Абигора в руках, необычная. Это нить жизни. Тору досталась собственная нить жизни, а тебе, Абигор, нить человека, известного тебе, как Ахиллес.

- Уёба, бля? – удивился грек, поняв, что сотворил Один. – У, сука!

- Не волнуйся, Ахиллес, - улыбнулся Элигос, беря в руки клубок, который моментально засиял, стоило демону его коснуться. – Я буду аккуратен.

- Бля, - хором промолвили мы и, затаив дыхание, уставились на участников. Состязание ловкости началось.


Герцог Элигос, предельно сосредоточившись на своем клубке, резво перебирал пальцами, распутывая один узел за другим. Нить, сияя мягким золотым цветом, казалась очень хрупкой, и если бы демон чуть натянул ее, то определенно разорвал бы. Тор, закусив губу, тоже постепенно справлялся со своей задачей. Его нить, темно-синего цвета, равномерно падала богу под ноги, самостоятельно сматываясь в ровный клубок.


В помещении стоял невероятный гул. Боги поддерживали Тора, а мы, как могли, пытались их переорать. Больше всех в этом преуспел наш друг Ахиллес, который отчаянно сыпал бранью и поносил всю божественную скандинавскую родню на чем свет стоит.

Казалось, что дела у соревнующихся идут ровно одинаково, но судя по багровой роже Тора, Элигос его обставлял, ибо пальцы демона были тонкими и проворными, в отличие от грубых сосисок аса. Оставалось совсем немного, потому как в руках Герцога Элигоса была маленькая кучка запутанных ниток, а под ногами величественно сиял большой клубок. Но Ахиллеса это не успокаивало. Грек, затаив дыхание и смертельно побледнев, только и мог наблюдать за своей жизнью в руках демона. Пользуясь моментом, я подошел к главе команды короля Белиала и задал волнующий меня вопрос.


- Простите, Маркиз. Я могу у вас кое-что спросить? – Андрас ехидно улыбнулся и, повернувшись ко мне, кивнул.

- Да, Збышек. Что тебя интересует?

- Почему вы согласились на состязание с асами, зная, что на кон ставят такую большую цену. Например, жизнь другого грешника.

- Асы – гордые и эгоистичные создания, - чуть подумав, ответил демон, продолжая наблюдать за другом, который распутывал клубок в центре зала. – Вся их жизнь – это соревнование. Соревнование с собой, с другими, с женами и детьми. Без этого теряется смысл их существования. Сколько бы мы не посещали этот мир, они всегда найдут момент, чтобы посоревноваться с нами. Их цель – это победить нас хоть в одном виде. Поэтому они любят провоцировать грешников, которые участвуют в Играх. Им легче сыграть на чувствах людей, чем попытаться задеть демонов. Мы не обращаем на них внимания, но вы более чувствительны, Збышек.

- Понимаю, Маркиз. А если кто-нибудь проиграет?

- Значит такова его судьба. Открою тебе секрет. Демоны весьма азартны и не упустят момента, чтобы поставить на место выскочек из других миров.

- Сурово.

- Сурово, - согласился демон. – Но такова правда. Есть великое множество миров, где живут создания куда хуже асов. Вопрос лишь в том, кто первый сдастся. А нам, как понимаешь, нельзя показывать слабину. Мы сильнее и всегда будем сильнее, чем они.

- Странно, - хмыкнул я.

- Что именно? – поинтересовался Андрас, взглянув на меня.

- Во время испытаний, вы откровенно ненавидели Герцога Элигоса, а сейчас болеете за него и желаете ему победы.

- Ты очень наблюдателен, праведник, - рассмеялся Маркиз. – Так и есть. Абигор мой друг. Один из лучших. Но когда речь заходит о соревновании, то дружба является лишней. Она ослепляет и не дает победить. Каждый из четырех глав команд жаждет победы в Играх. Я не исключение. Мои команды всегда были сильными, поэтому Абигор и пытается меня победить. Он единственный из нас четверых, кто еще не получал титул и почести. Сам понимаешь, что дружба на поле боя, абсолютно невозможна.

- Да, Маркиз Андрас, - задумчиво протянул я. – Спасибо.

- Обращайся, - сверкнул глазами демон. – Сегодня я еще могу пообщаться с грешником на равных, а завтра мы вновь станем соперниками, Збышек. Кстати, Элигос победил. В чем я даже не сомневался.


Я перевел взгляд на круг, где бесился багровый от ярости Тор, швыряя свой клубок в коробку. Элигос галантно поклонился богине Фригг, которая улыбнувшись, забрала нити с собой. Первое состязание завершилось победой демонов. А в круг, тем временем, выходили новые участники. Я даже присвистнул, увидев Леарию стоящей напротив Локи.

Один что-то громко проревел, но я услышал. Состязание ума. Ну конечно. Ненавистный Локи не будет марать свои тоненькие ручки дракой или грубой нитью жизни. Зато с удовольствием выступит там, где ценится хитрожопость и обман.

Элигос ласково улыбнулся своей даме, и та одарила Локи настолько презрительным взглядом, что даже наши соперники из других команд разразились овациями в честь демонессы. По сигналу Одина состязание началось.

Показать полностью
25
Советские супергерои
21 Комментарий в Comix Zone  

Недавно я посмотрел фильм Сарика Андреасяна "Защитники". Больше всего меня огорчило не то, насколько это плохое кино, а насколько яростно его создатель распинался про уникальность персонажей и заложенный в них культурный код.


Что это вообще за зверь - культурный код? Это нечто, понятное только носителям культуры. В идеале, будучи вложен в произведение искусства, этот код помогает приобщиться к этой культуре представителям других групп. Но никакого культурного кода в фильме "Защитники" нет. В нем нет ни одного персонажа, которого нельзя было бы безболезненно заменить на любого героя из истории комиксов. В нем нет ничего, что не позволило бы перенести действие из Москвы в любой другой город. Это стандартное супергеройское кино. Дженерик супахиро муви. И само по себе это - внимание! - не есть плохо. Но в сочетании с клятвенными уверениями в самобытности и оригинальности - это былинный отказ.


Но! Нет худа без добра. Плохое кино заставило меня задуматься над тем, какие супергерои могли бы по-настоящему донести наш культурный код до западной аудитории. На коленке был зачат Отряд Особой Безопасности "Дружинники". Прошу ознакомиться с досье.

Советские супергерои супергерои, защитники кино, наркомания, творчество, длиннопост
Показать полностью 5
34
Карандашный рисунок
8 Комментариев в Лига Художников  

Нарисовал 4 года назад по фотке, когда только в институт поступал.

Спустя некоторое время, отметил ошибку: почти отсутствующие слезные железы в уголках глаз. Это можно легко исправить, правда я позабыл, куда дел сам рисунок.

Карандашный рисунок рисунок, арт, карандаш, творчество, длиннопост
Показать полностью 1
25
Череп всему голова, даже рисунку
3 Комментария в Лига Художников  
Череп всему голова, даже рисунку рисунок красками, акрил, череп, творчество

Выкладываю своё творение. Всегда нравились черепа в рисунках, они идеально вписываются в каждую композицию!

200
АнтиБожественная комедия 4. Глава одиннадцатая.
43 Комментария  

Глава одиннадцатая. Холодная страна.  ©Гектор Шульц


Замер Олимп. Замерли божества, участники других команд, Ахиллес замер, вытаскивая из носа козюльку, Элигос замер, думая о чем-то своем. Замерли и мы с Астрой, почти в упор разглядывая ненавистные рожи соперников. На удивление, первой начала Клеопатра. Только вот обращалась она не к нам, а к Зевсу, который развалился на своем мраморном троне.


- А почему их только двое? – надменно спросила египтянка.

- Потому, что мы – благородные и умные праведники, как эталон всего прекрасного и величественного. А вы – выродки-мутанты, как три сморщенных педерастических яйчишка. Кто-то из вас явно лишний, так что предлагаю решить, кто именно, и ампутировать его к ебеням, - съязвил я и хлопнул рукой по ладошке Астры. – Как я их, заинька?

- Охуенчик, лысенький, - улыбнулась рыжая. – Клеопатра, как там твоя вагина поживает? Колония фосфоресцирующих грибов еще не появилась? Ты бы следила за этим делом, а то если они ядерное оружие изобретут, то сразу помчатся насаждать демократию твоему клитору.

- По крайней мере, я доставила много боли твоему спутнику, - скрежетнув зубами, злобно буркнула Клеопатра. – Как он варился в крови и призывал мамочку? Музыка.

- О, кстати. Насчет боли, - хмыкнул я, поднимая руку и поворачиваясь к Астре. – Помнишь ли ты дивную вечеринку, где нашу соперницу имели скопом шесть демонов, пока у нее семя из дупла не полилось? Или их было семь?

- Никак не меньше шести, - поддакнула рыжая. – Это та вечеринка, где ты Клеопатре в бутылку дорого вина отлил? А она, наивная, на Рамзи наорала.

- Она самая. Клео, сколько ты рулонов в пизду запихала тогда? Четыре? – спросил я, состроив милое личико. Египтянка побагровела, но сдержалась.

- Четыре. А твоя подружка помогала мне их туда укладывать, а после вечеринки чистила все с маниакальной тщательностью.

- И блевала дальше, чем видела, - лениво вставил Парис, любуясь на маникюр.

- О, хуйло сказало «что»?

- Что? – нахмурился грек и побледнел, когда зрители громко засмеялись. – Щенок.

- Ага, - улыбнулся я. – Парис, в Аду слушок ходил, что ты дрочить предпочитаешь. Это правда? Мол, народный чемпион по мастурбации.

- Ложь! – вскинулся соперник и гневно заворчал, когда Клеопатра положила ему на плечо руку, призывая успокоиться.

- Да, да. Все знают, что ты трусливый уебок, который Ахиллеса из-за угла подбил. И то тебе Аполлон помогал. Что, от дрочки пальцы сводило? Тетиву натягивать, это не сок выжимать из своего корнишона.

- Я лучший стрелок Греции!

- Если по онанизму, то да. Кабана в глаз с семисот метров захуяришь и гуся в небе собьешь, - прыснула Астра. Третий участник молча стоял в сторонке, даже не зная, что сказать.


- Хуй сосал, бля. У павших, нахуй, - громко крикнул Ахиллес, которому надоело стоять молча, пока лютый враг куражится над друзьями. – Видел.

- Идиот решил тоже выступить? – презрительно буркнул Парис.

- Слышь, ты, Йобан Минимяско, - заступился я за воина. – Заканчивай на нашего друга наезжать!

- Кто? – переспросил грек.

- Йобан Минимяско. Сербский шпиён-диверсант, игравший тысячи ролей. Но не об этом сейчас речь. Ахиллес врать не привык. Так и запишем. Хуесос-некрофил. Блин, как тебе Елена вообще дала? Или ты ее силой взял? А, ладно, забей. Вот братан твой - воин. Сражался, воевал, пал от руки Ахиллеса, а ты? Сидел в чане для помоев и теребил шишку, чтобы тебе боги помогли. Ты обычный ебасос, который нихуя не добился за все время своей жизни. За что ты вообще в Ад попал, лопух?

- «Гомосексуализм», - раздался в голове знакомый голос. Обернувшись, я увидел Леарию, которая с невинным видом хрустела яблочком.

- Так, так, так, - медленно произнес я, подходя ближе. Клеопатра, было, обрадовалась, что я сейчас настучу по роже Парису, но моей целью было нечто противоположное.

- Что? – фыркнул псевдогерой Троянской войны.

- Любишь волосатые хот-доги?

- Что?

- Разить шоколадную норку? Кричать в пещеру? Лизать Джигурду? Месить глину? Прочищать канализацию?

- Что? – побледнел Парис, догадываясь, куда я клоню.

- Ты другие слова знаешь? На букву «п», к примеру.

- Что?

- Другие слова, пидарас. Ты знаешь другие слова? Или тебе дупло так разъебали, что задели твой нездоровый мозг? Давай, скажи еще раз «что». Ты был гомосеком, сука?! Ты сосал хуи у павших?! Тебя ебали в жопу, мудозвон?! Парис, ты просто пидор! И это не простое оскорбление, а констатация невьебенно постыдного факта! - победно рявкнул я в белое, как мел, лицо Париса. Затем развернулся и деловито пошел в сторону Астры.

- Збышек! – крикнула рыжая и потрясенно умолкла. Обернувшись, я увидел, как Парис извивается в тисках Ахиллеса и пытается добраться до меня, лязгая зубами.

- Уебашка, - фыркнул я.- Сзади хотел меня ударить? Вот и поворачивайся к пидарасам задом. Сразу же воспользуются шансом.

- Пидор, - уверенно промолвил Ахиллес и хуйнул Париса в ближайший фонтан. – Омой свой срам.

- Победа команды короля Белета, - громко возвестил Зевс, поднявшись с трона. Я, мило улыбнувшись Клеопатре, отправился к своим друзьям, шепнув ей напоследок.

- Отсоси мне, прелесть.


Чуть позже, после традиционного ужина в честь верховных иерархов и проходящих Игр, Зевс поднялся с белого трона и обратился ко всем с речью. Странной и малопонятной, но я был уверен, что каждый из нас вынес что-то индивидуально для себя. Громовержец не был лаконичен, но все-таки говорил правильные слова. Даже Ахиллес, который стоял рядом с матерью, прослезился.


А говорил он о прощении. Прощение дается тем, кто осознал свои грехи и научился жить в мире и согласии. Прощение дается тем, кто поступается своими принципами ради ближнего или общего дела. Прощение дается достойным, и Зевс видит нескольких достойных среди нас. Игры, как бы жестоки и суровы они ни были, направлены как раз на то, чтобы грешные души достигли просветления и поняли, за что их отправили в Ад. И самое главное. Чтобы грешные души раскаялись в том, что делали. Чего уж там. Даже меня пробрала речь Владыки Олимпа, который изначально показался мне старым напыщенным идиотом, любящим упарываться амброзией и огуливать различных богинь.


Верховные иерархи не показывали своих эмоций. Они уже слышали эти слова, а их сердца и души были чернее ночи. Им не достичь прощения и они знали это лучше, чем кто бы то ни был. Для них жизнь и существование – это обычная Игра, которая позволяет победителю стать на ступень выше, чем проигравший. В Аду, где развлечения жестоки, нет места прощению. Нет места чему-то хорошему и доброму. Почти нет. Я видел, как Герцог Элигос смотрит на свою даму, а Леария смотрит на него. Видел огонь в их глазах и чувствовал искры тепла, еле тлеющие в их холодных душах. Почему-то мне казалось, что именно они стали на тот путь, где стояли другие грешники. На путь к прощению.


- Бля, жиза! – всхлипнул Ахиллес, обнимая мать. – Четко.

- Он ранимый, - грустно улыбнулась Фетида. – Здесь его дом, а не там, куда вы отправляетесь.

- Знаю, госпожа, - кивнул я. – На самого грустинка напала. Сколько же вы ждали встречи?

- Тысячи лет, Степан. Тысячи. Я надеялась, что когда-нибудь, увижу своего сына. И я дождалась.

- Что же будет дальше? Ахиллес уйдет, и вы больше не встретитесь? – тихо спросила Астра.

- Встретимся, - улыбнулась нимфа. – Обязательно встретимся.

- Хотелось бы в это верить, - честно сказал я и робко постучал грека по спине. Тот отстранился от матери и быстро вытер глаза. Враг не должен видеть твою слабость. Иначе он использует ее против тебя. Я улыбнулся гиганту и произнес. – Нам пора, дружище. Скоро все закончится.

- Ага. Ма… - Ахиллес запнулся, неловко глядя в пол, но Фетида все поняла.

- Я всегда буду с тобой, сынок. Просто знай это. У тебя хорошие друзья и они всегда тебе помогут. А ты. Не забывай, кем ты должен быть.

- Воин? – спросил грек.

- Нет, - улыбнулась она. – Ты должен быть человеком. Достойным человеком.

- Буду, - коротко ответил он, сжимая мать в объятиях. А затем добавил. – Бля буду.


Зевс, от внимания которого не укрылось прощание матери с сыном, негромко кашлянул, привлекая внимание, после чего поднял руки, как до этого делал Ра. Все участники Игр, словно по команде, закрыли глаза, приготовившись к переходу в иной мир. Странно, но сейчас я себя чувствовал куда более защищенным и даже счастливым. Рядом стояла Астра, держа меня за руку. Впереди был Герцог Элигос и Леария, готовые прийти на помощь даже такому праведнику-раздолбаю, как я. А позади стоял бывший враг, ставший моим другом. Я чувствовал хриплое дыхание Ахиллеса. Спокойное и уверенное. С такой бандой ничего не страшно. В этом я был уверен.


- Ебанько, ты долго стоять с закрытыми глазами будешь?

- А? Чего? – спросил я, продирая свои очи. – Бля, а что так холодно-то?

- Добро пожаловать в Асгард, - мягко усмехнулся Элигос, подходя к нам. – Небесный город.

- Ебушки-воробушки. Точно!


Мы стояли на снежном поле, которое пересекали какие-то корни или ветви деревьев, только очень толстые. А вдалеке виднелся настоящий город, мягко сияющий в свете морозного солнца. Я потоптался на месте и, слепив снежок, запустил его в Элигоса. Демон моментально развернулся и без труда поймал холодный снаряд, заставив меня уронить челюсть от удивления. Он ехидно посмеялся, а потом вновь уставился на далекий город. Словно кого-то ожидая.

Сперва большое пространство перед городом было пустым, а затем, вдалеке, появились снежные облачка, и раздался стук копыт, сопровождаемый нежным колокольным звоном. Я не удержался от небольшой доли ехидства и промямлил, отчаянно стуча зубами от холода.


- Ну блядь, это Морозко к нам едет? Тепло ли вам девицы, тепло ли профурсетки?

- Збышек, ты чердаком поехал? – хохотнула Астра, которая стала выглядеть еще краше, стоило морозу ужалить ее бледные щеки.

- Ой, ты красивая такая, - изумился я, трогая рыжую за грудь. Зря, конечно. Астра моментально влепила подзатыльник, а потом не отказала себе в удовольствии засунуть мне за шкирку пригоршню снега. – Злая зая. Я, бля, тут восторгаюсь, может.

- За сиськи на людях не хватать. Сколько тебе говорить об этом?

- Ладно. Ахиллес, ты как? – спросил я грека, который с удивлением трогал снег грубыми пальцами.

- Липко, бля. Сперма?

- Снег, балбес ты эдакий, - рассмеялся я. – Зимы никогда не видел?

- Не.

- А это она, родимая. Наслаждайся. Только запомни одно правило. Желтый снег есть нельзя. Никогда не ешь желтый снег, - хмыкнул я, стараясь не рассмеяться. Грек широко улыбнулся и кивнул.

- Лады, бля. Поляк, чё там?

- Видимо, наши провожатые, - ответила за меня Астра. К тому месту, где мы стояли, подъехали огромные сани, шириной, как обычная хрущевка и запряженные гигантским конем с радужной гривой. В санях сидел хмурый бородач с синими глазами. Такими синими, будто само вечернее небо подарило их ему.

- Привет вам, гости, - громыхнул он басом, возвышаясь над нами, как гора.

- Привет, Хеймдалль, - поприветствовали его демоны. Да, это был страж скандинавских богов. Он же Златорогий, Дитя девяти матерей и прочие милые прозвища. У асов был бзик на этом, как я помнил.

- Прыгайте в сани и поехали, - буркнул он. – Всеотец заждался уже, и жрать желает!


Через несколько часов поездки, когда у многих участников злоебучих Игр замерзли сопли в носу, а конечности могли запросто переломиться, если на них кто-нибудь наступит, сани остановились. Хеймдаль без лишних церемоний велел всем гостям покинуть его повозку и отправляться в сторону дворца, который на поверку оказался просто большой хижиной с куполообразной крышей и широкими вратами. Верховные иерархи приказали своим командам выстроиться в шеренгу и следовать за ними.


Ну а я, как обычно, вертел головой и удивлялся тому, что видел. А видел я, сука, много. Город был куда больше Олимпа, и в нем по-настоящему кипела жизнь. Души павших воинов, которые не глумились над врагами и не насиловали пленников, мирно отдыхали в восточной части Асгарда. На западе находились покои валькирий, боевитых самок с внушительными мускулами. Одна из них многозначительно стрельнула глазками в сторону Ахиллеса, который внезапно смутился и, поковырявшись в носу, извлек на свет застывшую козявку. Да, любил наш друг это благородное занятие, несмотря на все уговоры Астры и мои ругательства, что джентльмены не пердят в присутствии дам и не пожирают свои козявки в качестве десерта.


Я, засмотревшись на достопримечательности Асгарда, несколько раз падал лицом в снег, цепляясь за странные корни, всюду торчащие из земли. Но озарение, как это обычно бывает, пришло ко мне чуть позже. Это были ветви мирового древа Иггдрасиль, которое занимало важное место в верованиях скандинавов. Прошептав проклятия дебиловатым архитекторам, построившим небесный город и смирившись с собственной яростью, я стал куда более внимательно смотреть под ноги, ибо ветви были всюду, петляя так, как им заблагорассудится. В таком нелепом занятии и прошел мой путь ко дворцу великого Одина.


Внутри обширного помещения, чем-то похожего на арену Флегия, нас встретила пестрая толпа асов, местных богов, и сам великий Один, сидящий на грубом деревянном троне. У всеотца было жесткое, надменное лицо, которое пересекала грязно-серая повязка, скрывая одну глазницу, в которой, как все, блядь, догадались, не было глаза. Справа и слева от него, на резных подлокотниках, сидели два гигантских ворона, которые лениво разглядывали новоприбывших и изредка каркали, чем нервировали Мэри, испытывающую особую нелюбовь к пернатым. По правую руку от Одина стоял блондинистый крепыш с густой бородой и мускулами юного Лу Ферриньо, а по левую хитрован с лисьим взглядом, такими же глазами и куцей рыжей бородкой. Тор и Локи. Хеймдалль, который умудрился добраться до Одина быстрее нас, подошел к трону и, склонившись, что-то зашептал Владыке Асгарда на волосатое ушко.


- Здравы будьте, посланцы. Асы чтут закон, - проворчал он, поднимаясь с трона.

- Здрав будь, Один, - поприветствовали его демоны. Забавно звучала старинная формула приветствия из уст тех, чья профессия мучить грешников и наказывать недостойных.

- Оставим пустые учтивости, - махнул рукой одноглазый бог, приглашая всех расслабиться. – Вижу я, что поредели ваши ряды, а мы надеялись на добрую забаву. Скажи мне, красноокий, любы ли вам молодецкие забавы?

- Да, Владыка асов, - ответил Элигос, выходя вперед. – Ты про испытания сейчас?

- Полно тебе, - хохотнул всеотец. – Расслабься и насладись моментом. Я про женщин, добрую брагу да бои кулачные.

- Не скрою, приятны нам слова твои, но мы пришли ради Игр.

- Знаю. Игры будут завтра, а сегодня надо выпить за встречу. Сколько вы у нас не были уже? Три или четыре тысячи лет?

- Четыре, Владыка, - вставил Андрас, присоединяясь к Элигосу. – Прошлый визит мы надолго запомнили.

- Вы про этого идиота? Как его, Тор? – Один повернулся к блондину.

- Кариус или Мариус, отец. Не помню, - поморщился Тор, хрустнув шеей.

- Перебрал он тогда знатно, - расхохотался одноглазый. – К великанше свататься пошел. Ха-ха-эах!

- Да. Видар забил его дубиной на следующем состязании, - сверкнул глазами Алокас. – Где он, кстати, сын ваш?

- А чего вы хотели? Негоже гостю к матери моего сына приставать, - усмехнулся Один. – В Ландвиди он сейчас. Завтра прибудет. Видар никогда не пропускал Игры, сами знаете.

- Знаем и благодарим тебя за гостеприимство, - поклонился Элигос.

- Погоди пока благодарить, Абигор. Отдохните с дороги, а потом возвращайтесь на пир, - промолвил, молчащий до этого момента, Локи. Голос у него был высоким и резким, будто кто-то водил пенопластом по стеклу.

- Да, сын Лаувей, - усмехнулся Герцог Элигос, наслаждаясь изменившимся лицом божества. Кому понравится, что его маменьке постоянно припоминают давнюю связь с великаном.

- Довольно! – рявкнул Один, когда Элигос и Локи сделали шаг по направлению друг у другу. – Матерей ваших в Хельхейм. Неужели нельзя спокойно посидеть, выпить, а потом бить друг другу морды? Довольно, повторю. Уймись, Локи и ты, Абигор. Отдыхайте, а мои слуги пока приготовят зал к пиру. Проголодался я, запечённого кита сожрать готов!


- Сурово тут, босс, - хмыкнул я, когда мы оказались в своих покоях, отделенных от общего зала шкурами, изображающими перегородку. – Чего не поделили с Локи? Неприятный тип, скажу тебе.

- Давний спор, Збышек, - усмехнулся Элигос, облачаясь в броню верховного иерарха, и пояснил, заметив мой заинтересованный взгляд. – Асы любят хвастаться, и нам порой приходится им подыгрывать. Сам увидишь, как после пары бочонков пива, все начнут членами мериться и спорить, у кого броня шикарнее выглядит.

- Похоже тут будет весело, - тихо сказала Астра, выглядывая в общий зал. – Там на блюде жареный козел лежит. Целиком! С башкой и рогами. Прикиньте, бля?

- Странно. Прошлый раз Тор кита приволок, - протянул Герцог, поправляя алый плащ. – Готовы?

- К чему?

- К выходу в свет, – улыбнулся демон и откинул шкуру, заменявшую дверь.


Помещение буквально преобразилось. Теперь там стоял большой круглый стол, который ломился от вкусных и суровых нордических блюд. Тысячи сортов жареного, вареного и сушеного мяса, пиво, вино, медовуха, толстые пласты скандинавского хлеба, жесткого, как матрас из Икеи. В воздухе пахло так вкусно, что мой желудок предательски забурчал, а следом за ним и Астра сконфуженно рассмеялась. Но всех уделал Ахиллес, чей внутренний кит издал такую песнь, что даже асы замерли в удивлении и уважительно посмотрели на огромного воина, скинувшего свою водолазку и выставившего боевые шрамы и мускулы на всеобщее обозрение.


- Жрать, бля! У, сука. Нямка! – рявкнул грек и только собрался двинуться к столам, как его схватил за руку Герцог Элигос.

- Будьте внимательны и не действуйте сгоряча, - предупредил он. – Асы гордые, жестокие и вспыльчивые создания, которые загораются быстрее, чем фитиль свечи. Для них нет большего счастья, чем нажраться и разбить кому-нибудь лицо.

- Похуй! – осклабился я. – Мы им самим в случае чего наваляем. Давайте кушать уже, а?

- Налетайте, - разрешил демон и вся наша ватага, с радостными криками ломанулась к шикарным столам. Да будет, сука, пир.

Показать полностью
240
Поподробнее о Средиземье, или как я карту делала...
35 Комментариев  

Когда мне грустно, я рисую карты. Просто потому, что Властелин Колец - любовь моего детства и не только детства

Поподробнее о Средиземье, или как я карту делала... арт, art time, властелин колец, толкин, толкиенистнутое, длиннопост, творчество, иллюстрации

Сначала карандашный набросок, потом - тонировка, потом уже идет тушь... Завораживает, когда начинаешь прорисовывать горы и речушки - вот вот хочется схватить эту карту и в путешествие

Показать полностью 2
219
АнтиБожественная комедия 4. Глава десятая.
39 Комментариев  

Глава десятая. Испытание силы.  ©Гектор Шульц


Первое испытание началось через несколько минут, как мы обсудили стратегию. По жребию первым соперником Геракла был участник из команды Асмодея, Гефестион. Здоровяк вышел в центр и, скинув с себя водолазку, картинно поиграл мускулами, чем привел в восторг часть нимф, которые явно соскучились по мужским телесам. Геракл скривил в ответ мерзопакостную рожу и пригласил своего соперника в круг, где стоял большой мраморный стол и два стула.

Тут-то до меня и дошло, в чем смысл соревнования. Обычный армрестлинг, который на проверку оказался не совсем обычным. Соперникам связывали правые руки, а левыми они могли творить все, что захочется. Хочешь уебать оппонента по лицу? Милости просим. Есть желание выколоть ему глаз? Аналогично. Суровые правила для суровых воинов.


Гефестион уселся на мраморный стул и поставил руку на белую столешницу. Геракл поступил также, а затем к ним подбежал Гермес, который обвил ладони участников странной тоненькой лентой. Герцог Элигос, внимательно наблюдающий за подготовкой, пояснил, что эта лента невероятно крепкая и сможет запросто сдержать не только двух бойцов, но и Титаник, если кому-то придет в голову привязать ленту к известному кораблю, а затем повесить этот корабль в воздухе.


Наконец, когда два воина были готовы, с трона поднялся Зевс и громко рявкнул, давая сигнал к началу. Что тут началось. Геракл без раздумий влепил Гефестиону такую сильную пощечину, что я аж забеспокоился, не оторвется ли чего у любовника Македонского. Но тот тоже оказался крепким парнем и, помотав безобразной головой, вцепился Гераклу в ухо, которое сразу же покраснело и стало походить на разварившийся вареник с вишней.


- Смотри, как Геракл старается никого не убить, - буркнул я Астре, наблюдающей за битвой с небывалым интересом. Античный герой напрягся весьма сильно. Даже вены вылезли, сделав Геракла похожим на слоновий хуй. Ахиллес поцокал языком, что-то подмечая для себя, а потом принялся разминать ладонь, в которой запросто бы уместились три головы Гефестиона.

- Геракл, ты пидор! – раздался в тишине чей-то слабый голосок и, спустя пару секунд, весь Олимп потонул в хохоте. Чуть позже выяснилось, что таким образом участник команды Асмодея пытался отвлечь прославленного героя. Но Геракл молча делал свою работу, вцепившись в руку оппонента словно краб. Наконец, глаза Гефестиона полезли на лоб, и в тишине раздался жуткий хруст, а Геракл с размаху впечатал руку соперника в мраморную столешницу. Да уж. Теперь ладонь любовника Александра Македонского долго еще не восстановится, если восстановится вообще. Греческий герой не только сломал ее, но и раздробил все кости.

- Это, блядь, было брутально, - хмыкнула Астра, наблюдая за тем, как участники команды Асмодея уводят Гефестиона прочь.

- Ага. Хули тут удивляться. Он же полубог, - ответил я.

- Ахиллес у нас тоже полубог.

- Почти. Его мать морская нимфа, а отец Геракла сам Зевс. Наверняка в нем папкина сила так и бурлит, как дерьмо в животе после соленых огурцов и молока.

- Фу, Збышек.

- Прости, заинька, - хмыкнул я. – Сейчас очередь команды Гаапа.


Однако вместо рыцаря Энцо, который был негласным лидером команды короля Гаапа, против Геракла вышел более слабый противник из числа бывших демонов. Герцог Элигос тут же задумался и метнул осторожный взгляд в сторону Жоржа, который побледнел, и чуть было не рухнул в обморок, если бы заботливая Мэри его не поддержала. Чуть подумав, Элигос мотнул головой и вновь обратил свое внимание на арену, где соперники уже сидели друг напротив друга.

Схватка была короткой. Даже очень короткой. После сигнала, Геракл так сильно сжал ладонь бывшего демона, что та неприятно хрустнула, а сам соперник побелел. Потом герой сделал два движения в разные стороны и оторвал конечность бедняги, которая повисла на двух сухожилиях. Зевс мрачно кивнул, явно довольный сыном, а мы, переглянувшись, сглотнули комочки. Только Ахиллес с усмешкой смотрел на это безобразие. Греку явно было плевать на то, что он увидел.


- Охуеть, ебутся бабки бадиками в жопу, - констатировал я и подошел к Ахиллесу. – Дружище, ты там аккуратней. Мы за тебя горой, если что.

- Поляк, бля. Не ссы, нахуй, - хохотнул грек и, раздвинув передние ряды, вышел к белому столу, который теперь был залит кровью.

Через несколько минут, когда проворные слуги богов наспех вытерли красное месиво, за стол уселся наш Ахиллес и смерил Геракла настолько уничижительным взором, что даже в сердце Герцога Элигоса зародилась новая надежда, а маленький демонический Люк Скайуокер, салютуя, поднял меч. Гермес обвязал руки соперников и отошел в сторону. После сигнала Громовержца битва началась.


Ахиллес без раздумий подцепил ноздри Геракла свободной рукой и потянул их на себя. Герой в ответ злобно зарычал и коротким ударом восстановил статус-кво, а затем сам отвесил греку мощного леща. Несколько минут соперники безжалостно лупцевали друг друга, пока у Геракла из носа не пошла кровь. Ахиллес, увидев это, радостно осклабился и сильнее сдавил руку античного долбоеба.


- Пидор, бля! – пыхтел Ахиллес.

- Эврисфей, мать твою ёб, - ответил ему Геракл противным писклявым голосом. Грек потемнел лицом, ибо матушку свою он очень любил, а кто такой Эврисфей не ведал вовсе. За это Ахиллес от души рубанул Геракла по шее ребром ладони. Все затаили дыхание, ибо такой удар запросто бы сломал шею любому человеку. Но сын Зевса только поморщился.

- У, сука. Вафлёр, бля!

- Кончина кентавра!

- Шимпанзе, нахуй! Гориллоёб!

- Козий петух, - мы удивленно слушали площадную брань двух великих героев античности и наблюдали за тем, как каждый из них пытается оторвать другому руку. Пока впереди был Геракл, который умудрился почти повалить мощную длань Ахиллеса. Грек лихорадочно завращал глазами, когда его рука захрустела от напряжения. Тут я психанул и, повернувшись к Астре и другим членам команды, попросил их орать Гераклу всякие пошлости и грубости, чтобы вывести из себя и дать Ахиллесу шанс на контратаку. Рыжая кивнула и, набрав воздуха в грудь, громко крикнула:

- Геракл в штаны накакал!

- Геракл вместо презервативов использует змей, ибо он долбоеб.

- Геракл, у тебя яйца висят. Убери, а то палево, - плаксиво взвизгнул Жорж и ойкнул, когда античный воин яростно на него уставился.

- Гераклу никто не дает, и он вынужден ебать кувшины и носорогов, - я же веселился напропалую, не стесняясь в выражениях. И это помогло. Ахиллес, почувствовав, что ладонь Геракла на секунду ослабла, крепко схватил ее и в два рывка вбил в стол. Победа была за нами. Зевс было покривлялся, что нельзя отвлекать соперников, но потом согласился признать победу Ахиллеса. И на том спасибо.


А то, что произошло дальше, удивило всех, ибо от команды Белиала вышел чуть полноватый мужчина, в котором мы признали одного из странной тройки. Он спокойно сел за стол и позволил Гермесу надежно зафиксировать свою ладонь в ладони лютого, как черт, Геракла. Элигос весь подобрался, всматриваясь в лицо соперника и пытаясь прочесть его мысли. Видимо, ничего не вышло, потому как демон устало мотнул головой и вытер пот со лба. Я же мучительно вспоминал, где я видел эту отвратную рожу. Какие-то мысли роились в моей голове, но они оставались лишь мыслями. Беспорядочными и дурацкими. Наконец, Зевс дал сигнал и схватка началась.


Геракл налег на ладонь мужчины, надеясь, таким образом, мгновенно заработать победу, но остановился, как вкопанный, ибо рука соперника отказывалась подчиняться силе полубога. Мужчина гадко ухмыльнулся и, чуть напрягшись, медленно стал склонять ладонь Геракла к противоположному краю стола. Даже мне, человеку далекому от армрестлинга, было понятно, что это не стоит никаких усилий, словно мужчина боролся с младенцем.


- Давай, Томас! – раздался громкий крик, а у меня будто пелена упала с глаз. Я вцепился в руку Герцога Элигоса.

- Я, блядь, знаю, кто это такой!

- Кто? - тут же нахмурился демон. – Я не могу прочесть его мысли. Сила Ключа мешает.

- Томас Торквемада, - более тихо буркнул я. Бывший кровавый инквизитор и чума всея Испании, нарочито медленно и демонстративно заставил Геракла коснуться рукой края стола. Странно, но он даже не вспотел, тогда как греческий герой буквально еле дышал от слабости.

- Победа команды короля Белиала! – громко провозгласил Зевс, резко вставая с трона. – Продолжим после обеда.

- Збышек, Астра, Леария, - хмыкнул Элигос, подзывая каждого из нас. – На два слова.

- Есть, босс, - кивнули мы и, сказав Ахиллесу, что скоро придем в сад, подошли к демону.


- Как у него оказалась сила Ключа? – спросила Астра, закуривая сигарету. – Ты видел, что он сделал с Гераклом? Даже не вспотел, пидарас.

- Ага. И никого это не смутило, что человек, вчетверо меньше героя мифов и легенд, умудрился побороть его, как слепого котенка, - согласился я.

- Если он страдал в Обители Молчащих, то велик риск того, что он пересекся со Стефаном, - заметила Леария, покусывая губу от волнения.

- Как вариант, - протянул Элигос. – Меня другое волнует. Как им удалось сбежать из Обители Молчащих? Это невозможно.

- Серьезно? – ехидно спросил я. – Наш пример тебя не убеждает? Мы, бля, весь Ад пересекли и попали в Рай, хотя были грешниками.

- Тут другой случай, Збышек, - серьезно ответила демонесса. – Из Обители так просто не выберешься.

- Она права, - кивнул Элигос. – Грешников там мучают без отдыха. Почти.

- Что значит «почти»?

- Есть небольшой пятиминутный перерыв, когда палачи сменяют друг друга. Но это маловероятно.

- Тем не менее, им удалось сбежать и никто, блядь, даже не ведает, что они на свободе. Там, что, даже учет не ведется?

- Скорее никто не верит, что из Обители Молчащих можно сбежать. Крамольные мысли.

- Ага. Но им удалось, - хмыкнул я. – И что теперь делать? Эти уебки будут побеждать в каждом соревновании. Помнишь, как они затоптали бывшего демона в футбольном матче? А тут смогли побороть Геракла. Да и полоса Анубиса не стала для них серьезной проблемой.

- Сила Ключа помогает не только им, но и всей команде. Сложно будет победить. Даже наш Ахиллес с великим трудом завалил полубога, а тут какой-то толстожопый евнух играючи идет вперед, - буркнула Астра. – Постойте. А грешники из Обители Молчащих имеют шанс на прощение?

- Нет, - покачал головой Элигос. – Они будут там до Страшного Суда, а после него обречены страдать вечность. Таковы догмы.

- И в Играх им запрещено участвовать?

- Да. Полностью. В Обители Молчащих никто бы не помог им. Это преступление против Небесного престола. Они сами сбежали.

- Да и хуй с ним. А если они победят, то получат прощение?

- Ебать старуху кипятком, - прошептал я. – Нарушение Божественной воли. И к чему это приведет?

- К чему-то ужасному, - тихо закончила Леария.

- Весело, блядь. И что этот злоебучий Ключ никак не успокоится. Теперь у каждого в Аду будет эта сила?

- Не думаю. Ключ уничтожен, но его частицы живут в тех, кто контактировал с ним. Пока эти частицы целы, то и Ключ будет жить, - задумчиво произнес Элигос, переводя взгляд с меня на Астру.

- Ты к чему клонишь, дяденька? – возмутился я. – Мне теперь подохнуть что ли?

- Нет. Глупости. Наша главная цель, чтобы проклятые не получили прощения.

- И это будет пиздец, как трудно. Остался один мир, а потом все? Финал?

- Да, - кисло улыбнулся демон. – Нам остается только верить в то, чтобы произошло чудо из разряда немыслимых.

- На чудо надейся, да сам не плошай, - буркнул я, перефразировав известную поговорку. – Ладно. Нам надо ко второй части испытания подготовиться. Что у нас по плану? Оскорбления грешников и насмешки над ними?

- Все, как ты любишь, лысенький, - усмехнулась Астра, беря меня под руку. – Твоя стихия.

- Значит, разъебем долбоебов! Ату их, заинька.

- Ату, ебанько.


Войдя в сад, где расположилась наша команда, мы увидели, как Фетида вновь обнимает Ахиллеса, который был чернее тучи. Подойдя ближе, я все понял. Грек переживал, что его обставил какой-то задохлик, который играючи завалил самого Геракла, в то время как самому Ахиллесу пришлось изрядно попотеть. Морская нимфа, ласково погладив сына по голове, кивнула нам и отправилась к выходу, пожелав напоследок удачи во втором испытании.


- Дружище, ты чего не весел? Хуй свой на гвоздь повесил? – спросил я, присаживаясь рядом. Грек слабо улыбнулся и тяжело вздохнул.

- Пидоры, бля. Стероиды, нахуй.

- Все так. Ты вообще мужик и мы тобой все гордимся. Астра даже сказала, что никогда не видела такого силача, как ты, - кивнул я. Ахиллес удивленно посмотрел на рыжую и та, улыбнувшись, подтвердила мои слова. – А тот гондон сжульничал.

- Уебок?

- Еще какой. Помнишь того деда, который вас заколдовал в Обители Молчащих? Там еще рыжий великан был с кольцом.

- Ага.

- Он им силу свою как-то передал, и мы сейчас пытается их остановить. Ты только никому не говори.

- Ма?

- Не, маме тоже нельзя. Это секрет.

- Кочет, нах. Эфиоп! Поляк, бля. Помочь?

- Буду рад, - улыбнулся я, хлопнув грека по спине. – А сейчас пошли. Я специально для тебя трех мудаков так опущу, что они плакать будут.

- Ы, нахуй! – рассмеялся Ахиллес, поднимаясь с земли, а потом, нахмурив лоб, выдал. – Ебанько, бля.

- Быстро ты учишься, - хохотнула Астра. – Только Збышека так не называй. Это мое право.

- Лады, - согласился герой, направляясь к выходу из сада, куда потянулась вся остальная команда.


- Правила таковы, - начал Зевс, когда мы собрались на том же самом месте, где несколько часов назад проходило испытание в борьбе на руках. – Участники одной команды, используя красноречие и ум, должны победить участников другой команды. Поражение засчитывается тому, кто первым не совладает с гневом. Здесь вам не поможет телесная сила. Только ум и железная логика. Начинают победители первого испытания. Команда короля Белета против команды короля Белиала. Правила ясны?

- Да, - коротко рявкнули верховные иерархи и отошли к своим командам, чтобы дать последние напутствия участникам вербальной схватки.


- Збышек. Это твой шанс, - горячо зашептал Герцог Элигос, вцепившись мне в шею.

- Да понял, понял. Ты мне позвоночник так вырвешь, - поморщился я, когда стальные пальцы демона сделали очень больно.

- Извини, нервничаю. Если мы победим в этом испытании, то сможем выйти вперед и выбрать себе соперника для следующего испытания.

- Неплохо, - кивнула Астра. – Разве не две команды, занявшие первое и второе места, выбирают?

- Теперь нет. Чем дальше, тем сложнее, - ответила за своего избранника Леария. – Следующий мир очень жесток и холоден. Жестокими будут и правила.

- Ладно. А кто против нас в словесной дуэли? – спросил я и вздрогнул, когда позади раздался яростный рык Ахиллеса.


- У, лукавый. Трус, блядь, пидор, тварь, - пробубнил воин, узрев, как в центр арены выходит его лютый враг Парис с обязательной ехидной усмешкой на лице, Клеопатра и еще один здоровяк, весь изукрашенный татуировками.

- И все? – лениво протянул Парис, скосив глаза в сторону плюющегося яростью грека. – Я не забуду твое лицо, когда моя стрела вонзилась тебе в пятку. «Мама, мама. Ай».

- Прыщ, бля! Яйценюх!

- Ахиллес, угомонись, - устало буркнул Элигос, а я подошел к нему и одобряюще улыбнулся.

- Сейчас я его обосру так сильно, что он захлебнется словесным говном. Специально ради тебя, дружище.

- Поляк, бля. Спасиб, - мгновенно подобрел грек и, сжав меня в своих стальных тисках, легонько подтолкнул в сторону арены. – Уеби суку, бля.

- Уебем, Аххилесушка, - мрачно ответила Астра, присоединяясь ко мне. – Мало не покажется.

- Участники готовы? – спросил Зевс, и громко хлопнув в ладоши, дал старт. Я буравил яростным взглядом Клеопатру, Астра смотрела на Париса, а третий был никому не нужен. Праведники против грешников. Бля, какой бы фильм получился, а? Ебушки-воробушки.

Показать полностью
206
АнтиБожественная комедия 4. Глава девятая.
24 Комментария  

Глава девятая. Олимп.  ©Гектор Шульц


Утром, по традиции, мы встали с первыми лучами солнца. Как бы нам ни нравился древний Египет, но пришла пора идти дальше. Ра вновь прочитал нам небольшую мораль о том, что все должны желать прощения и становиться лучше, несмотря на откровенную жестокость Игр. Его мало кто слушал потому, что большая часть участников маялась похмельем. Коварное вино у египтян. Вроде пьешь, пьешь, а потом, бац! И все. Ты в отрубе, творишь дикую хуйню, а утром болеешь головой и телом. Регенерация хоть и работала, но спасала мало. Грешники должны страдать даже на Играх.

Наконец, когда солнечный бог затих и, поднявшись с трона, простер вверх руки, мы, по привычке, закрыли глаза, чтобы перенестись в другой мир, где нам вновь предстояло бороться за призрачную победу и прощение. В этот раз переход был более ощутимым. Я рискнул-таки открыть глаза, а открыв их, сильно удивился.


Мое тело или душа, называйте как хотите, плавно летело в открытом космосе. Я видел блестящие пуговки далеких звезд, хвосты небесных странников, туманности и далекие галактики, в каждой из которых кто-то обитал. Это был не тот космос, к которому я привык и который мог видеть по телевизору. Это было то, что появилось из Хаоса самым первым. Это было создано Им.

Рядом со мной никого не было. Ни Астры, ни Герцога Элигоса и прочих демонов, не было грубияна Ахиллеса, тихушника Жоржа и скромницы Мэри. Я летел один. Куда? Да кто его знает. Зато ощущение свободы было воистину опьяняющим. Оно убаюкивало и успокаивало. Не было никаких проблем и сложностей. Только я и бескрайние миры, проплывающие мимо. Закрыв глаза, я пожелал только одного. Как можно скорее раствориться в этой неге. Но ничего не получилось.


- А вот и Збышек, - я удивленно заморгал, открыв глаза и рассматривая стоящих вокруг меня участников команды. Бледная Астра тут же заключила меня в объятия и еще долго не отпускала, а Герцог Элигос ехидно за всем этим наблюдал.

- Степка, я тут с ума чуть не сошла. Открываю глаза, а тебя нет. Герцога спрашиваю, а он ржет и говорит, что ты глаза открыл в момент перехода и теперь болтаешься где-то далеко, - выпалила рыжая со скоростью пулемета Гатлинга.

- Ага. Круто там было. А ты не видела? – спросил я.

- Нет. Мне стоило закрыть глаза, тут же их открыть и вуаля. Я на самом краю какого-то обрыва, а внизу плещется бирюзовое море, - хмыкнув, я проследил за направлением ее взгляда и с радостью вдохнул свежий морской воздух. От запаха соли, диких трав и нагретой земли даже голова закружилась.

- Это Греция?

- Не, бля! – рыкнул Ахиллес, закрыв глаза и подставляя суровое лицо теплым солнечным лучам. Улыбнувшись, он тихо буркнул. – Дом, поляк. Мой дом.


- Приветствую вас, славные гости, - от раздавшегося веселого голоска подскочили все, кроме демонов, привыкших к внезапным появлениям сущностей, которые владели тем или иным миром. Я протер глаза и в который раз удивился, хотя, казалось, повидал я всякого. Над обрывом, прямо в воздухе, завис красивый молодой парень в легком белом хитоне. На голове у него была странная шляпа, больше похожая на сильно погнутую тарелку, а в руках незнакомец держал диковинный жезл, который обвивали две змеи. Он был обут в легкие сандалии с маленькими крылышками на них, которые легонько трепетали в воздухе.

- Приветствую, Гермес, - коротко поклонился Элигос и другие демоны.

- Следуйте за мной, друзья, - улыбнулся греческий бог торговли, хитрожопости и воровства, взмывая в небо. Спустя пару секунд, у края обрыва возникла прочная мраморная лестница, уходящая в небеса. Астра удивленно присвистнула, увидев в облаках типичный греческий город из белого камня. Только Ахиллес не удивился вовсе. Герой усмехнулся и потер шершавую бороду, после чего первым ступил на удивительную тропу.

- Олимп, бля, - констатировал он, поднимаясь вверх по мраморным ступеням. – Красота, нахуй. Ух, сука!


Путь наверх занял примерно час, но никто не жаловался. Наоборот, все предпочитали глазеть, рассматривая пышные облака, раскинувшиеся внизу. С небольшой грустью, я следил за реакцией Ахиллеса, Мэри и Жоржа, которые видели только Порог, а в самом Раю не бывали. Они улыбались, смеялись и весело о чем-то переговаривались, пока шли все выше и выше. Только Жорж иногда останавливался и неловко поправлял сползающую повязку.

Астра тоже предпочитала молчать, наблюдая за красотой Олимпа, где обитали боги древней Греции. Высокие башни из ослепительно белого мрамора ярко горели в лучах солнца, где-то вдалеке журчала вода, и слышалось красивое пение, прерываемое конским ржанием, а чуть позже мы узрели и того, кто помешал невидимой исполнительнице петь. Это был Пегас. Крылатый конь из мифов, которые я так любил читать в детстве. Он, словно маленький ребенок, нырял в облака, фыркал и пролетал рядом с нами, косясь на незнакомцев умным глазом.


Олимп был очень большим небесным городом. Здесь, помимо богов и богинь, также гуляли обычные души праведников, которые отправились на Небеса давным-давно. Они сами выбрали это место, предпочтя Рай Элизиуму, или как его называли сами греки - Элизий. В служении своим богам проходила вся их вечная жизнь.

Здесь, как и в Раю, воздух был чистым и свежим. Он дарил прохладу и освежал, как стакан вкусной ледяной воды в жаркий день. Но не только это было прелестью Олимпа. Те, о ком я мог только слышать или читать, свободно существовали здесь. Рогатый Пан, больше похожий на маленькую копию Владыки Зла, играл на простенькой флейте в саду. Красавица Афродита что-то выговаривала шалуну Эроту, а крепкий смуглый мужчина с суровым взглядом за ними присматривал. Арес, Владыка Войн и Битв. Вдалеке бегали нимфы и сатиры, прекрасные лебеди мирно плавали в искусственных прудах, а хищные орлы, спутники Громовержца, гордо реяли в далеком небе, куда не залетал никто из смертных. Даже полудурок Фрикс на золотом баране или полоумный Икар, вздумавший полететь на солнце.


Гермес, летевший рядом, беззаботно болтал с верховными иерархами и мелодично смеялся их жестоким шуткам, а потом умчался вперед, где показалось эпичное строение, по форме напоминающее летнюю беседку. Разве что больше. Раз в сто, примерно.

Именно там, на белом троне восседал белоголовый старик в белом халате. Зевс Громовержец собственной персоной, ебатель нимф, зверей и людей хуем, а также невероятный распутник и лжец. Естественно, я не решился высказать ему все это в лицо, предпочитая молчать и рассматривать его мощную фигуру. Да, для старика мышцы у него были просто-таки феноменальными. Даже Ахиллес критично посмотрел на свои окорока и буркнул что-то про стероиды.


- Приветствую вас, посланцы. Следуя клятве и закону, мы готовы принять вас со всеми почестями, - громыхнул он. Я, оторвавшись от лицезрения верховного божества всех греков, обратил свой взгляд на других богов и богинь, которые стояли по левую и правую стороны от своего отца.

- Благодарю тебя, Владыка, - промолвил каждый из верховных иерархов, а затем повернулись к нам.

- Благодарим тебя, Владыка, - повторили мы и замерли по стойке смирно, ожидая, что скажет Зевс.

- Два испытания позади и чувствую, как очищаются ваши души. Как готовятся они к прощению. Но этого мало, - продолжил Громовержец. – Великие Короли долго размышляли над тем, каким должно быть третье испытание и оно удивит вас. Олимпийцы не любят насилие над телом, но приветствуют насилие над духом. И испытание будет именно таким. Оно покажет всем, что у вас внутри.

- Золотой дождь, наверное, - ехидно буркнул я. – Или ебля коров. Зевс такой затейник.

- Приглашаю ваших богов поговорить и обсудить все тонкости, - грозно воскликнул Зевс, поднимаясь с мраморного трона. Да уж. Воистину гигант, под стать Флегию или даже Владыке Зла. Демоны тут же отделились от своих команд и гордо поднялись по ступеням, ведущим в обитель Зевса. Глава Олимпа внимательно осмотрел нас и усмехнулся в белоснежную бороду. – А вы, гости, наслаждайтесь нашим гостеприимством. Только не злоупотребляйте, иначе гнев мой будет сильным и яростным.

- Отпиздит, как пить дать, - хмыкнул я и дернулся, когда Ахиллес вполсилы треснул меня по спине.

- Поляк, бля! Уебу, нахуй, свинина!

- Пардонь, дружище. Это же твои боги, - извинился я, но грек внезапно уставился поверх моей головы и открыл рот от удивления. – Чего? Позади кто-то стоит? У него большой член? Волосатый?

- Збышек, блядь! – шикнула Астра, знаками показывая мне, чтобы я повернулся.


Обернувшись, я увидел, как к нашей группе спешит стройная женщина, полная зрелой античной красоты. Ее глаза блестели, а руки были распахнуты для объятий. Я уж было хотел сказать, что не знаю, кто это, как инстинктивно отошел в сторонку. И не зря.

Женщина бросилась в объятия Ахиллеса и, всхлипнув, спряталась на его широкой груди. Грек, в котором каждый из нас видел исключительно машину для убийства, беззастенчиво плакал, широко открывая рот и пуская тягучие слюни. Леария тактично кашлянула и отвернулась, как поступило большинство присутствующих.

- Ма! – хлюпал носом прославленный герой, а женщина ласково гладила его по жестким волосам и что-то тихо шептала. Прислушавшись, я понял, что именно.

- Сынок. Как же долго я тебя ждала. Как долго.


Большая часть команд разбрелась по свободным домикам, предоставленным во временное пользование тамошними праведниками, но я, Астра, Жорж и Мэри, как обычно, решили быть вместе и в качестве жилья облюбовали фруктовый сад, недалеко от обители Зевса.

Там, каждый из нас с удовольствием нежился на мягкой зеленой травке, лопал фрукты и просто отдыхал душой и телом. За поеданием фруктов нас и застал Ахиллес, который бережно вел под руку свою мать. Икнув, я посторонился и даже постелил женщине собственную водолазку, чтобы та ненароком не застудила свои прелести.


- Ма, - тихо буркнул грек, привлекая внимание матери, и показал на нас толстым пальцем. – Друзья. Мои.

- Вы, друзья Ахилла? – улыбнулась женщина, присаживаясь и устраиваясь поудобнее. Ахиллес тут же плюхнулся рядом, не выпуская мать из объятий.

- Да. Давно уже с ним знакомы. Меня Степан зовут, Это Олеся, Жорж и Мэри, - представился я и представил своих спутников. Те, добро улыбаясь, склонили головы в знак почтения. – А вы получается Фетида? Нимфа?

- Да, Степан. Ахиллес не рассказывал?

- Не было случая спросить, - туманно ответил я и подмигнул гиганту. – У вас хороший сын.

- Самый лучший. Грубый снаружи, но добрый внутри. Только мало, кто это видит, - рассмеялась Фетида. Грек моментально покраснел и попробовал перевести все в шутку.

- Не. Не пидор, бля.

- Ахиллес! – в голосе женщины прорезался властный металл и, как ни странно, героя это пристыдило. – Без ругани.

- Прости, ма.

- Ты же хороший человек. Зачем так ругаться? – Ахиллес пожал плечами и крепче обнял мать.

- Странно, - протянула Астра, наблюдая за воссоединением двух родных душ.

- Что именно? – спросила Фетида.

- Если Ахиллес действительно полубог, то почему он в Ад попал?

- Только чистокровным богам и их детям позволительно здесь находиться вне зависимости от степени грехов, - пояснила женщина, улыбнувшись, мурлыкающему, как гигантский кот, сыну. – А его отец был смертным.

- Да, наслышан. Пелей кажется?

- Гнида. У, шампиньон!

- У Ахиллеса были непростые отношения с отцом. Он и вынудил его стать воином. Отсюда страсть моего сына к грубости и жестокости. Но на самом деле он не такой.

- Мне это знакомо, - кивнула Астра. – Мой отец тоже был странным. Все хотел мальчика и относился ко мне, как к мальчику. Пока меня мама не забрала к себе.

- Теперь понятно, почему ты такая стерва, - усмехнулся я, притягивая рыжую к себе.

- Ага.

- Курва! – ругнулся Ахиллес и тут же указал на меня пальцем. – Поляк научил. Гнида, ма! Отвечаю.

- Предатель, - поморщился я и рассмеялся, когда грек спрятал глаза от матери. Женщина, посмеявшись, нежно поцеловала руку сына и внезапно обратилась ко мне.

- Степан. Я могу тебя попросить об одолжении?

- Конечно. Чем я могу помочь? – кивнул я. Фетида немного подумала, стараясь более лаконично выразить просьбу, а затем неловко улыбнулась.

- Присмотри за Ахиллесом, хорошо? У него никогда не было друзей, а он только о вас и говорит, - гигант покраснел и пробормотал что-то язвительное, но все внимательно слушали Фетиду. – Тяжело проводить тысячи лет в Аду. Тем более в полном одиночестве, среди боли и зла.

- Конечно, Фетида. Он наш друг и в обиду мы его не дадим, - серьезно ответил я. Ахиллес удивленно на меня воззрился, а потом и на всех остальных. Кивала Астра, кивали и Жорж с Мэри, чувствуя серьезность и интимность момента. Нижняя губа воина задрожала, но он справился с волнением и просто сгреб нас всех в одну большую кучу. Сколько мы так просидели, одному Зевсу известно, но тепло наших сердец согревало каждого и давало куда больше, чем простую надежду на счастливый исход.


Герцог Элигос появился через несколько часов после заседания с Зевсом. От демона пахло вином, но счастлив он был не поэтому, хоть Леария и пыталась выудить у избранника, сколько нагих весталок плясали перед собравшимися. Радость Герцога была понятной. Следующее испытание было интеллектуальным, хоть и немного необычным. Он уверил всех в том, что подобного в Играх еще не было, а затем удалился вместе с демонессой к ступеням, ведущим на Олимп. По пути Элигос улыбался и мурлыкал старый добрый джаз. Я его никогда таким не видел, как и все прочие души. Объяснение нашлось позже.


Амброзия. Любимый напиток древнегреческих богов обладал уникальными свойствами и не только продлевал молодость отдельных богинь, но и убирал все плохое, что был в голове в тот или иной момент, даря бессмертным радость и счастье. Поэтому, когда Элигос вернулся утром с весьма потрепанной Леарией, мы ехидно скривились и сделали вид, что ничего не замечаем, а сам демон предпочитал теперь пить обычную воду и гневно отвешивал подзатыльники, если один глупый неформал принимался шутить на скользкую тему. Правда, потом веселье кончилось. И все по вине Зевса, который добавил еще одно испытание. Ему так захотелось, если что.


- Да. Такова моя воля, гости. Вы знаете правила не хуже меня, - пробасил Громовержец, потягивая амброзию из золотого кубка. Элигос фыркнул и отошел в сторону.

- И так всегда. Как напьется своего пойла, так начинает чудить, - буркнул демон, сжав кулаки в приступе бессильной ярости. Мы в ответ пожали плечами, ибо еще не ведали, что же такого интересного приготовил нам Владыка Олимпа.

- Первое испытание придумано не вашими Королями, а мной, - продолжал Зевс, не обращая внимания на гневного Элигоса и багрового от недовольства Андраса. – Испытание силы. Главам ваших команд будет поручено выбрать одного самого сильного и умелого воина, который схватится с моим сыном.

- Нихуя себе, жлоб, - выдохнул я, увидев того, кто подходит к трону Громовержца. Это был высокий мощный мужчина с могучими мускулами, которые грозно перекатывались под бронзовой кожей. Вот только лицо повергало в больший шок. На мир смотрели два поросячьих глаза, налитых кровью, а на губах застыла самая паскудная ухмылка из всех, что я видел. Эдакий гибрид умственно отсталого бодибилдера, у которого к тому же пара лютых психических отклонений в кармане.

- Геракл померяется силами с самыми могучими воинами из ваших команд.

- Трубочист, бля, - рыкнул Ахиллес, мысленно сворачивая Гераклу шею. – Чемпион, лить в жопа кипяток.

- О, у нас прогресс. Молодца, - усмехнулся я, услышав новую остроту грека. Тот расплылся в улыбке и вновь принялся буравить героя мифов злобным взглядом. – Интересно, а второе испытание каким будет?

- После того, как выявится победитель, мы проведем еще одно испытание. Испытание ума и красноречия. Три грешника одной команды сойдутся в схватке с тремя грешниками другой. Только слова и доводы. Ум, логика и красноречие.

- Маразм, - выдохнул Элигос, качая головой. – Ладно. Пошли обсудим наше положение.

- Ага, - протянул я, следуя за боссом в сад, где располагался наш временный лагерь.


В саду и разгорелся жаркий спор на тему «Кого выставлять на второе испытание». С первым было понятно. У нас был один силач, способный составить конкуренцию сыну Зевса. Ахиллес безропотно согласился и пообещал, что свернет Гераклу шею, а потом набьет его тушу металлическими опилками. Не иначе у меня таких умных слов нахватался. А вот со вторым испытанием было сложнее. Язык оказался хорошо подвешен только у меня и Астры. Жорж и Мэри сразу пошли на попятную, ибо были тише воды и ниже сухой коровьей лепешки. Специфичный английский юмор Стивена и его сестры, Дорис, мало кто понимал. Еще два грешника были ни рыба, ни мясо, а залупа соседа Тараса, прищемленная дверью и оставленная гнить на теплом солнышке. В итоге, когда Герцогу Элигосу надоело слушать наши крики, он рявкнул так громко, что у Стивена открылась задница и бедный англичанин был вынужден умчаться прочь, чтобы найти подорожник и убрать последствия вспышки. Тут активизировалась Леария, которая все споры предпочитала слушать молча и давая своему избраннику показать командирский характер.


- Предлагаю выставить двух. Астру и Збышека, - предложила демонесса. Все присутствующие тут же закивали головами и выразили всеобщее одобрение, а Леария еще и пояснила. – Представь, как полыхнет зад верховных иерархов, если их команды обставят двое праведников?

- Сильно и ярко, - ухмыльнулся Элигос, в чьем демоническом мозгу стал постепенно вырисовываться план. – Збышек, ты в курсе о цели второго испытания?

- Нет, - хмыкнул я, виновато пожав плечами. Демон закрыл очи и громко сосчитал вслух до десяти, а когда открыл их, то все узрели, что глаза Герцога могут натурально сиять, как кипящий металл.

- Снова не слушал, - констатировал он. – Чья команда первой кинется на другую с кулаками, проиграет.

- О, это круто, - радостно осклабился я. – В моем мире это называется троллинг.

- Значит, тебе и выступать, - кивнул Элигос. Мне оставалось только согласиться потому, как иного пути у нас не было.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь