-8
Комментарии под гирляндами
3 Комментария в Предложения по Пикабу  

Добавьте возможность комментировать гирлянды и просматривать свои, аналогично с обычными постами. Думаю, многие оцнят.

-11
Разработчику следует сменить переводчик
8 Комментариев в Скриншоты коментов  
Разработчику следует сменить переводчик
7
Типа реабилитация чести?
11 Комментариев  

Рамзан Кадыров : Наказание должно быть строгим, чувствительным и публичным

В Москве избита дочь Фёдора Емельяненко. Это возмутительный факт, который необходимо расследовать самым тщательным образом, а виновных наказать по всей строгости закона.

И судить следует не только за избиение девочки, но и за провокационные действия, явно преследующие цель разжигания межнациональной розни.

Поднявшего руку на девочку, чья бы она ни была, нельзя назвать человеком, мужчиной. Это бесполое ничтожество и настоящий шайтан, для которого нет ничего святого на свете.

Трудно поверить, что преследовалась цель только лишь нанести побои, причинить физическую боль, ограбить. С большой вероятностью можно говорить, что стояла задача вызвать широкий общественный резонанс.

Если девочку ударили, то сделали это целенаправленно, зная чья она дочь.

Повторяю, виновного нужно найти любой ценой, привлечь к розыску все силы, использовать все дозволенные возможности. В Москве камеры видеонаблюдения просматривают каждый квадратный метр. Разыскать можно и нужно. Мы в этом направлении тоже работаем и готовы оказать максимальное содействие.

Наказание таких тварей, а иначе назвать я не могу, должно быть строгим, чувствительным, поучительным и публичным.

К сожалению, насилие над детьми приняло угрожающие масштабы. Ежегодно регистрируются десятки тысяч преступлений против детей, включая убийства, избиения, изнасилования, педофилию.

Этой проблемой обязаны заниматься не только правоохранительные органы, но и всё общество, власть на местах. Иначе к каждому ребёнку придётся приставлять вооруженного охранника. Уже сегодня многие родители отводят детей в школу и встречают их после занятий, опасаясь за их жизнь и здоровье.

Удивляет, что для преступников, издевавшихся над детьми, нередко стараются найти оправдательные мотивы. Начинаются разговоры - вменяемый, невменяемый... Люди, представляющие угрозу детям, должны быть изолированы, а не разгуливать по дороге, ведущей в школу.

Я желаю девочке скорейшего выздоровления и психологической реабилитации после пережитого ужаса.

-13
Зазава жимунн вороые
8 Комментариев  
Зазава жимунн вороые
6
Неопределённость
3 Комментария  
Неопределённость
0
2231 Часть 2
32 Комментария  

Меня прошибает холодный пот. Я замираю на месте, Окси оборачивается, и буквально втаскивает меня в здание школы. И вот мы внутри. Первый этаж. На полу лежит занесенный ветром снег, штукатурка, осыпавшаяся со стен, мусор, непонятно откуда взявшаяся железная дверь. ”Я пойду на второй этаж, ты если хочешь здесь поброди.” — говорит Окси. Я киваю, и смотрю, как она целеустремленно поднимается на второй этаж. Да уж, она точно рада здесь находится, но пока я здесь мне есть что обдумать. Я захожу в первое помещение, которое попадается мне на глаза, и удивленный замираю в проеме. Школьные парты, на которых лежат не тронутые вещи бывших учеников, портфели, на настенной доске нарисовано солнце, синим мелком. И я бы не удивился, но вещи были будто новые. Не было пыли на вещах, страницы учебников не пожелтели от времени. Я подхожу к одной из парт, поднимаю портфель, и место где он стоял выделяется на фоне остального пола. Ни единой пылинки, крошки штукатурки. Я ставлю портфель на пол, взгляд падает на парту, на ней лежит учебник русского языка за 4 класс. Что-то в душе сжимается, и я выхожу в коридор, и иду к лестнице на второй этаж. Неожиданно я понимаю, что мой взгляд что-то зацепило. Вглядываюсь в стену — на ней корчиневато-красный след маленькой ладони. Cтарая кровь. Отхожу от стены и захожу в помещение слева от лестницы. Здесь все наоборот. Здесь темно, включаю фонарик на телефоне, вижу разбросанные вещи, все книги грязные, порванные, присыпаны пылью, парты разбросаны по кабинету, доска лежит на полу. Свечу в угол, и внимательно вглядываюсь туда. Подхожу ближе и вижу такие же следы крови как и в коридоре, только теперь это большое пятно на полу и стене. Вот она – расплата за человеческую глупость.


Развернувшись, я направляюсь на второй этаж. Только поднявшись вижу Окси, которая идет из дальнего конца коридора. Спрашиваю у нее — “Было что-нибудь интересное?”. “Нет. Ничего, только куча мусора, к тому же в одном из кабинетов пол провалился, пойдем на третий этаж” — говорит она и поднимается по лестнице, я иду за ней. “ Давай ты пойдешь в один конец коридора, а я здесь посмотрю?» — говорю я. Окси кивает, и уходит. Я захожу в первый кабинет. На полу лежат кабеля, разбитые мониторы, видимо это класс информатики. Захожу во второй – ничего интересного, как и везде мусор, школьные принадлежности. Захожу в третий, делаю пару шагов, и замечаю что посередине кабинета пол обвален, в конце кабинета деревянная кафедра, пройти можно только по ненадежным участкам пола около стен. Меня это не останавливает, я осторожно перехожу на другую сторону. Стараясь не смотреть вниз, я делаю неосторожный шаг-и чувствую, как опора под ногой исчезает..

Внутри все замирает, и я резким рывком добираюсь до кафедры. Держась за нее трясущимися руками, я пытаюсь успокоиться. Как же я боюсь высоты. Проходит около минуты, и успокоившись, я захожу за кафедру и ошарашенный останавливаюсь. Там лежит скелет в истлевшей одежде. Я резко выдыхаю, и непонятно зачем пытаюсь как можно детальнее разглядеть его. Одежда уничтожена временем, но я с трудом угадываю свитер , и какое-то подобие джинс или брюк. Я уже собираюсь отвернуться, но задерживаю взгляд на ногах, и понимаю что там нет стоп. Так вот что привлекло мое внимание. Как же погиб этот человек, что случилось? Следов крови нет, либо я их не вижу. От мыслей меня отвлекает голос Окси — “Где ты там?”. Я выхожу из кабинета, теперь гораздо аккуратнее перебираясь через ненадежный участок пола. В коридоре я поворачиваю голову налево и замечаю Окси около больших дверей. Подхожу к ней, погрузившись в мысли о том что я видел. “Ты чего такой..задумчивый?” — говорит она. “Да ничего, просто устал за сегодня” — отвечаю ей. “Эй, ты еще засни здесь. Помоги мне открыть эти двери.” — просит меня Окси. Я оглядываю двери, обшарпанное покрытие, много царапин по всей двери. Не замечаю никакого замка, дергаю ручку — двери поддаются всего на пару сантиметров. Окси смотрит на меня. Черт. Придется попробовать вынести дверь силой. Я отхожу на пару метров, и разбегаюсь, пытаясь по старинке выбить двери плечом. Почти успех, двери поддались сантиметров на 15. Правда головой чуть ли не приложился, Окси улыбаясь, смотрит на меня. Меня это злит, и я повторяю свою попытку, на этот раз успешно. По инерции влетаю в помещение , в нем ничего не видно. За мной входит Окси с фонариком, и яркий луч поначалу слепит меня, но проморгавшись я начинаю разглядывать это место. Очень просторное, повсюду лежат поломанные стулья, высокий потолок. Видимо, какой то актовый зал. Сцена занавешена бордовым занавесом. Мы разбредаемся по залу, Окси что-то поднимает с пола, и начинает разглядывать. В луче света ее фонарика, я снова погружаюсь в себя. Вокруг тишина. Ни единого звука, если бы не было света, я бы подумал что я умер. Воздух здесь затхлый, как в квартире с закрытыми окнами летом. Вся эта школа напомнила мне далекое прошлое. Я тогда был ребенком, всегда с улыбкой на лице, внутри все кипело от энергии. Друзья, учителя, уроки. Тогда я не зависел от мелочей, радовался всему, стремился к чему то лучшему, не было пустоты внутри, которую ничто не могло заполнить. Меня отвлекает грохот. Окси расталкивает валяющиеся стулья, пытаясь пройти за сцену. Я смотрю на нее, и наблюдаю, как она поднимается по деревянным ступенькам. Окси исчезает за сценой. Спустя пару секунд я вижу как она отходит назад , опирается спиной на стену, и садится на корточки. Я подбегаю к ней и спрашиваю — “Что случилось?”. “Смотри” — с потухшим взглядом и обманчиво спокойным голосом говорит она, показывая за мою спину. Я беру у нее фонарик, и свечу туда, куда она показывала. Из-за увиденного у меня перехватило дыхание. Вот откуда было плохое предчувствие. На полу посередине сцены была беспорядочно сложенная кучка скелетов и мумифицированных трупов. Детских, взрослых. У кого-то не хватало ног, рук, либо просто лежали отдельные фрагменты тел. Куча эта лежала на линолеуме мерзкого коричневого цвета. “Смотри на пол” — прошептала Окси. Линолеум был бежевого цвета. Я сажусь рядом с Окси. Достаю сигареты, затягиваюсь, закрыв глаза. Слышу оповещение на своем телефоне. Я догадываюсь что это. Снова почта. Открываю сообщение — “ Оправдало ваши ожидания?”. Я выключаю телефон. И только уголь сигареты, и лежащий фонарь светятся в окружающей нас тьме.

2231 Часть 2 2231, текст, длиннотекст, длиннопост
Показать полностью 1
1
2231 Часть 1
1 Комментарий  

Всегда тяжело просыпаться. Не потому что не высыпаешься, а просто от осознания того, что ты не понимаешь куда, зачем, почему, ради чего ты проснулся. Открыв глаза, вижу серый потолок, трещины, пыль в углю, люстру с разбитым по глупости плафоном. Как же все надоело.

Встаю, иду на кухню, на автомате включаю чайник, насыпаю лошадиную дозу кофе, по-другому не могу. Смотрю на часы, время 6:30. Иду в ванную. Смотрю в зеркало. Красные, заспанные глаза, пустой взгляд. Чищу зубы, выхожу, иду в кухню. Наливаю кофе и иду к окну, захватив сигареты. Подходя к окну вижу чудесную для меня картину, темнота, только фонари освещают землю усыпанную снегом и ни одного человека. Открываю форточку, подкуриваю, затягиваюсь и делаю глоток кофе. Ритуал такой — кофе и сигарета, не могу чувствовать себя проснувшимся без этого, хоть и бросил курить давным давно.

Снег усиливается, как и мое чувство безнадежности,не хочется выходить никуда,не вижу смысла. Снег задувает в форточку, я чувствую, как мелкие снежинки тают на моем лице. Выбрасываю сигарету, допиваю кофе, закрываю форточку.


А вот и кот проснулся. Один в один я по взгляду, разве что без заспанных глаз. Он внимательно смотрит на меня, мол, хозяин, что ты в такую рань встал. Проходя мимо него, глажу и он закрывает глаза. Счастливое создание. Задерживаюсь в проеме зала, окидываю взглядом комнату. Кресло, на котором всегда спит кот, не помню когда я там в последний раз сидел, кофейный столик в углу, на нем стоят кружки и кактус, как всегда зеленый, и по-видимому, довольный жизнью. Телевизор, покрытый пылью, так ни разу его и не включил с переезда. Накатывает сильная тоска. Хочется сжечь эту комнату, что бы хоть как то освежить окружение. Выхожу из комнаты от греха подальше. Захожу в комнатушку где я сплю. Эта комната нравится мне уже больше. Кровать, тумбочка с одеждой, на ней ноутбук. Лаконично, нет перегруженности. Одеваюсь, долго выбираю между двумя футболками, хотя, кого я обманываю, мне наплевать на обе эти футболки, разница у них в символике — на одной разбитые песочные часы, на другой Уроборос. Одеваю с разбитыми часами — уж больно захотелось самоиронии — там высыпается песок, так же как и я упускаю в этой жизни все, песчинку за песчинкой. Иду в прихожую, накидываю куртку, ботинки, хватаю наушники включив любимые композиции, и захлопнув дверь, выхожу в подъезд. Живу на 5 этаже, как по мне так идеально, не высоко не низко.Спускаюсь по лестнице разглядывая стены. Уж не знаю в чем суть — но подъезд аккуратный, не изгаженный, по своему уникальный, только стены окрашенные в голубой цвет вызывают во мне желание спросить у тех, кто красил стены, не было ли у них оттенка получше, потому что от этого хочется зажмурится и не открывать глаза.


Выхожу на улицу, смотрю на часы, время 7:04,еще час. Поднимаю глаза и вижу как снег идет ровной белой стеной. Начинаю сожалеть о том, что не взял шарф. Поправив ворот куртки, начинаю продвигаться к остановке, слушаю шуршание и скрип снега. На улице пусто. Только собаки пробегают, но такой у нас район. Дохожу до остановки, как всегда раньше Окси. Понимаю, что ждать ее будет нудно. Я не видел ее трое суток, а это тяжело, ведь она единственный человек, который способен отогнать от меня уныние. Смотрю на фонарь и разглядываю падающий снег. Слышу голос Окси за спиной, оборачиваюсь и вижу ее. Длинная синяя парка с белым воротом, распущенные волосы, красный нос, который лично мне нравится, но она жутко бесится, если ей это сказать. Как всегда — без шапки, аргументирует она это тем, что шапка мешает наслаждаться ей снегом, хотя зная ее, это назло мне. Всегда прошу ее тепло одеваться, но толку ноль. Она подходит ко мне и говорит:

— Привет еще раз, думала ты меня вообще не услышишь, как всегда с наушниками ничего не слышишь.

Я бы мог оправдаться, сказав что наушник был только в одном ухе и я просто загляделся на снег, но она не стала бы слушать по этому просто говорю ей:

— Извини, привет. Хотел бы я сказать ей что соскучился, но решил смолчать, да и она была не настроена на то, чтобы думать о чем-то серьезном. Ее лицо было задумчивым, с тенью грусти, между нами повисло молчание, которое я ненавижу. И она тоже ненавидит. Смотрю на часы — 7:26. Подняв взгляд от часов, вскользь замечаю, что она смотрела на меня. Поддавшись какому-то странному порыву, касаюсь ее руки, и понимаю, что ей жутко холодно, у нее ледяные руки. Задержав ладонь на ее руке на пару секунд, убираю ее. В глазах Окси вопрос — покачав головой говорю: "Ничего."

А вот и автобус. Пустой, что очень необычно. Он останавливается, пропускаю Окси и захожу после нее. Проходим к середине салона и садимся. До нужной остановки ехать минут 15 и поэтому я начинаю разговаривать с ней обо всем, что лезет в голову. Это как всегда тяжело, но меня подбадривает то, что ей нравится наш разговор, то что я заговорил первый. Вот и наша остановка, время пролетело быстро. Расплачиваемся мелочью с водителем и выходим. На улице уже относительно светло, но снег все валит. Окси говорит: "Пошли в магазин зайдем, куплю кофе". Я просто киваю и захожу с ней. Мы быстро отовариваемся — она берет сладкий с молоком, я крепкий без сахара. Выходим и я не удержавшись спрашиваю: "Окси, куда ты пропала? Я три дня писал тебе, надеясь увидеть хоть какой-то ответ на мои сообщения".

Окси: "Просто хотелось побыть наедине с собой". Я снова молча киваю, хоть и понимаю, что она врет.

Мы проходим в арку и заходим в литературное агенство "Амбер". Здесь мы работаем, я слежу за базой данных, она же работает с клиентами. Зайдя, мы одновременно замираем и смотрим друг на друга."Плохое предчувствие?" — спрашиваю я. Она отвечает — "Именно". Я, покачав головой, прохожу в свой маленький кабинет, она — на ресепшн, мы не увидимся до вечера, работы через край. Сбрасываю куртку на вешалку, сажусь в кресло и запускаю ноутбук с базой данных. Пока загружается система, думаю о том, что мы неделю назад с Окси договорились о том, чтобы после работы пойти в заброшенную часть города. Ее всегда манили места, где нет людей, где тихо и спокойно. И со мной ей было хорошо и по этому мы пойдем вместе, а не она одна. Теперь осталось дождаться конца рабочего дня. Чувство тревоги не покидало, въедаясь кислотой в душу. Отгоняю эти мысли, потому что понимаю что чем хуже у меня настроение, тем хуже Окси. Вздохнув, смотрю в окно и вижу, что снег идет еще гуще, чем раньше, и это успокаивает меня, наполняет все внутри холодным спокойствием и отчужденностью. Беру из ящика стола зеркальце — теперь я это я. Задумчивый взгляд, на лице нет эмоций. Кладу зеркальце обратно и сажусь за рабочий стол. Пальцы по привычке открывают рабочую почту и там единственное письмо, от неизвестного отправителя: "Долго ты будешь врать сам себе, может пора очнуться?". Я закрываю глаза. В голове пылающим клеймом только одна мысль:"Снова".


От оцепенения спасает телефонный звонок. Смотрю на экран телефона — звонят из бухгалтерии нашего агенства. Отвечаю на звонок. "Здравствуйте, после окончания рабочего дня на ваш лицевой счет придут деньги". Дослушав до конца просто сбрасываю. Надо же, а я-то думал, может еще один месяц без зарплаты будет. Ладно, пожалуй пора приняться за работу. Так за работой время летит быстро, хоть и уныние и осознание течения времени меня не отпускает. Смотрю на часы — 16:45. Что же, пожалуй позволю себе сходить на ресепшн и взять кофе из автомата. Выхожу из кабинета, подхожу к кофейному автомату, вставляя последнюю мелочь, краем глаза смотрю на Окси — выражение ее лица вызывает желание биться головой об стену. Пустое лицо и только уголки губ и глаза отражают ее состояние. Тяжелый день, видимо, как всегда, приходили какие-то идиоты с немеряными запросами. Беру кофе из автомата, иду обратно в кабинет. Она даже не взглянула на меня. Хотя, не буду загадывать. Она внимательнее, чем кажется. Захожу в кабинет, сажусь в кресло. В голове появляется желание открыть почту и посмотреть на то письмо. Но я отталкиваю эти мысли и продолжаю работать. Иногда, если я увлекусь чем-то, не замечаю ничего. На телефон приходит сообщение от Окси: "Ты где? Иди к бухгалтерии". Смотрю на время — 18:13. И правда, заработался. Выключаю ноутбук и иду к бухгалтерии, захватив куртку. Захожу в бухгалтерию и наблюдаю непривычное зрелище — всегда спокойная на вид Окси, едва ли не орет на новенькую заведующую бухгалтерией. "Вам не кажется, что не оплачивать работу человека два месяца несколько бредово?" — говорит Окси. Заведующая мямлит — "Ну у агенства пока нет денег, клиентов мало, кризис..". Я тоже начинаю злиться. Мало клиентов? Да богатых бездаря, которые приходят со своей писаниной, больше, чем грязи на улице. Окси, готовая придушить заведующую, резко разворачивается, толкает меня плечом, и выходит хлопнув дверью. Меня наполняет липкое, противное чувство, похожее на обиду. Выхожу вслед за Окси. Вижу, как она выходит из агенства, иду за ней. И вот я на улице. Первое, что я замечаю, — снег и не думал кончаться. Так и шел весь день. Смотрю направо и вижу фигуру Окси, стоящую возле выхода из арки. Подхожу к ней. Она оборачивается и спрашивает — "Угостишь сигаретой?" Я сдерживая злость, говорю ей — "Ты не куришь и никогда не курила." На что получаю ее пустой взгляд и слова: "У меня нет денег. А мне нужно платить за квартиру. Думаю, что сигарета помогла бы успокоиться, те кто курят говорят что это помогает. Так есть сигарета?"

"Окси,я бросил курить давно. И ты это знаешь." — отвечаю ей я.

Она — "А еще я знаю, что ты бросил курить, но привычка выкуривать одну сигарету утром у тебя осталась." "Это другое. Значит не пойдем в заброшенную часть города?" — говорю я. "Все время ты пытаешься отмазаться. Пойдем." — говорит Окси и направляется к такси. Иду за ней, сажусь в машину. Спрашиваю у водителя — "Насколько близко сможете подвезти к заброшенной части города?" Он, помрачнев, говорит — "К заброшке? Только до 24 станции, дальше не поеду, слишком много снега." Окси спрашивает, сколько будет стоить, услышав ответ, закрывает глаза на секунду и начинает искать деньги по куртке. Она отдает водителю мятые купюры, я хватаю ее за руку, и отдаю свои деньги. Удивленный водитель забирает у меня деньги и начинает медленно ехать. Окси говорит мне: "Какого черта? Я бы сама заплатила". Я смотрю ей в глаза, потом отвожу взгляд, и продолжаю молчать. Боковым зрением вижу, что она продолжает на меня смотреть. Я не выдерживаю и говорю — "У тебя нет денег, только эта мелочь." Окси — "Не твое дело, есть у меня деньги или нет." "Да, мне просто наплевать" — говорю я. Окси смотрит на меня удивленным взглядом и отворачивается. Проходит пара минут. Я чувствую себя погано. "Извини" — слышу я голос Окси. Поворачиваюсь к ней, она смотрит в окно. Становится грустно. "Все в порядке." — говорю я. Смотрю приборную панель машины, время 19:01. Тут останавливается водитель. "Все,дальше не поеду." — говорит он. Я выхожу из машины, Окси подходит ко мне. "Снег стал идти медленнее, да и потеплело." — говорю я. Окси отвечает — "Нам же и лучше. Пошли, до заброшенной части города минут 20 идти." Киваю и начинаю идти вперед. Некоторое время мы идём в молчании. Вдруг Окси спотыкается и я еле успеваю подхватить ее. "Осторожнее, не пугай меня!" — говорю я. "Спасибо, бояка." — с улыбкой говорит Окси и берет меня за руку. Я удивленно смотрю на нее, она даже не взглянув, продолжает идти вперед, я держа ее за руку, иду за ней. На душе потеплело. Спустя некоторое время мы доходим до начала заброшенного города. И мы замираем. Мы были уже здесь, но каждый раз охватывает чувство... страха. Ужаса.


Когда то-здесь за один день погибла треть населения всего города. Школа, больница, жилые 5-9 этажные здания, магазины, офисы были разрушены и все, кто там находился, умерли. Кто-то сразу, а кто-то перед смертью был засыпан разрушенными зданиями. Меньше всего пострадала больница — огромный комплекс зданий, самое высокое здание имело высоту в 10 этажей и древний собор, находящийся немного поодаль от тогда еще не заброшенного города. Погибло много детей, взрослых, крики из-под завалов звучали не один день. Потому и заброшенный. Воздух пропитан ужасом, смертью. Для людей это напоминание о том, что все они слабы и виноваты в том, что произошло. От мыслей отвлекает голос Окси: "Давай пройдемся по школе, мы так ни разу и не сходили туда." Да, не сходили. Я не впечатлительный, меня мало волнуют человеческие жизни, но место где погибло огромное количество детей, кто-то в один миг, а чьи-то звуки плача издавались несколько часов, каждый плач оканчивался нечеловеческим криком, даже во мне вызывает нежелание там находится. "Да, пойдем" — говорю я. Чувство тревоги, сильнее чем утром, захлестнуло меня едва я взглянул на здание школы. Что-то пойдет не так. "Не уходи далеко от меня" — говорю я Окси. Она отвечает мне — "Да что может случится?" "Я не знаю. Нехорошее предчувствие." — сказал я тихим голосом. "Все будет в порядке." — спокойно говорит Окси. "Да. Я верю тебе. " — подумал я. Мы начинаем идти к школе и я слышу звук оповещения на телефоне. Беру телефон: 1 новое сообщение на почту. Открываю его и там всего несколько слов: "А теперь лучше молись, чтобы все оказалось сном, а не реальностью".

2231 Часть 1 Текст, 2231, паста, длиннопост
Показать полностью 1
29
На парковке
13 Комментариев  

Есть такая категория людей, как уебки. Они не рождаются как все люди, они выезжают из пизды на танке, в котором и пребывают всю оставшуюся жизнь. Давеча, волею судеб, пришлось с такими столкнуться. Понесла меня нелегкая по приказу матушки, в сраный Оби, который я ненавижу всеми фибрами души и вот при въезде там была небольшая узкая дорога, останавливаюсь, впереди меня Мерседес цшка, а напротив него стоит Тойота. Классика жанра: бараны на горной тропе, причем, что характерно бараны, что ни на есть славянские. Я высовываюсь из окна, и вижу, что в Тойоте девушка сидит. Короче, один надрочил на машину, вторая насосала, вот теперь они стоят, и друг на друга любуются.


- Может уже, поедем? – крикнул я и посигналил. Хуй там, «влюбленные» и ухом не повели.

Ну, хули, я человек не гордый могу и пройтись. Я сдаю назад, чтобы мужик в случае успешных переговоров, мог совершить маневр и выхожу из машины. Подхожу к его окну.

- Уважаемый, может назад сдадите, она проедет, а потом и мы поедем. Время поджимает.


Дальше я получил ответ, от которого в ахуе до сих пор:

- Я на Мерседесе, пусть она свое корыто двигает, я с места не сдвинусь – монотонно курил он.


В этот момент мне захотелось взять и ебнуть башкой об руль, но памятуя об обещании, которое я дал своей: не дебоширить и быть предельно корректным с окружающими, я решил попробовать поговорить с девушкой.


- Здрасьте, девушка вы не сдадите назад? Будьте добры.

- Хрен этому козлу, мужчины должны уступать женщинам.


Классика, ебать, жанра. Женщины думают, что если они сели за руль, то все им должны уступать. Хрен в стакан с розовой пенкой. Если ты сел за руль, ты, прежде всего водитель, и неважно сиськи у тебя или член в штанах. А главное правило для водителя, даже не свод ПДД, а правило трех «Д», дай дорогу дураку.


- Девушка, вы такая красивая, ну чего упираться тут и нервничать. Просто назад сдайте и все там места вагон.

- Так. Ты яйца свои ко мне не подкатывай, никуда я сдавать не буду! – закрыла она окно.


Мне захотелось сначала ее вытащить из машины и ебнуть об капот, а потом вытащить мудилу из Мерседеса и проделать с ним тоже самое. Но памятуя об обещании, которое я дал своей: не дебоширить и быть предельно корректным с окружающими, я просто решил покурить.

Помощь, как всегда, пришла сама собой и неожиданно, сзади к Мерседесу пристроился какой-то Хендай, со знаком инвалида на стекле. Он долго сигналили, а затем, опираясь на палку, вышел из машины:


- Ну, что уебки, оглохли что ли? Чего встали? – поковылял он к двери водителя Мерина. Пенсионер был явно более решительно настроен, чем я.

- Да, вот она… – показал на Тойоту водила Мерседеса.

- Да, мне по хую, она, ты, они, я тут, блядь, с вами в склонения играть не собираюсь, стекла переебашу и все! – поднял палку пенсионер.


Деваха слыша тираду старика, начала резко сдавать назад, дернулся и водитель Мерина.

- Мудило! Куда ты сдаешь? Дай мне отъехать, уебка кусок…- заковылял к машине старик.


Я выкинул бычок и пошел к машине, рассуждая про себя: Корректнее, культурнее, сдержаннее, да нет милая моя, лучше дубины и слов: переебашу все, человечество еще не придумало…



Баянометр молчал как партизан. Модератор, если баян,то просто удали, но не бань меня.

Показать полностью
637
Пикабу, я знаю ты много кому помогал. Пропал челоек
37 Комментариев  

Садчикова Альбина Игоревна, 14 лет, #Москва, ЮАО.

9.07.2016 около 12:00 ушла из дома и не вернулась.

Тема на форуме ЛА: http://lizaalert.org/forum/viewtopic.php?f=41&t=12525

На странице инфорга ЛА: https://vk.com/id198251180?w=wall198251180_10008

Для помощи в распространении по сети: https://vk.com/topic-55345266_33987066

Пикабу, я знаю ты много кому помогал. Пропал челоек пропал человек, пропал подросток, Помощь, лига детективов, Лига Добра, поиск

Каменты для минусов внутри. ПОднимите в ТОП

13
Дайте диточке поиграть
10 Комментариев  

Здравствуй Пикабу, не думал, что мне удастся написать такую пасту, но то, что произошло взбесило меня до глубины души. Стоим с парнями на баскетбольной площадке, кидаем мяч. Ничего не предвещало беды, как приходит мамочка и её сыночка. И тут начинается адовый пиздец. Эта диточка (лет 8 ил 9) ловит мяч, который падет под кольцо и кидает его за поле. Мы думаем, что ему это надоест и стараемся не замечать. Но ему не надоело, сделали замечание ему и его матери, мол это нехорошо. Мамочка же начала брызжать слюной, что сынуля просто играется, как он нам может мешать? Обстановка накаляется. Но тут происходит то, чего никто не ожидал. Этот пиздюк не успевает поймать мяч и получает им по голове. Вот тут лютый пиздец. Мы сразу же стали ублюдками, скотинами, мразями, уебанами, суками (нужное подчеркнуть, лишнее убрать). Она обещала вызвать милицию и всех нас посадить. Не знаю волей каких духов у неё зазвонил телефон и она куда-то ушла.

На случай если кто-то кинет интересные картинки, и чтобы их не удаляли ставлю клубничку.



Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь