70
Мы ушли искать бабушку
10 Комментариев в Баяны  
Мы ушли искать бабушку Приключения, поезд, бабушка, Дети, длиннопост

Это было в те времена, когда народ получил свободу выбора, где им сажать картошку, и москвичи рванули скупать по дешевке брошенные дома в деревнях Тверской, Рязанской, Калужской и других ближних областях.

Купили мы домик в Тверской губернии. На машину денег не осталось, поэтому добираться приходилось ЖД транспортом. В основном электричками. Ох, что творилось на вокзалах! Не знаю, как сейчас, давно не был.


Ну вот, суббота. Ленинградский вокзал. Народу в ожидании электрички 11.40 на Тверь как комаров на болоте. Огородники, рыбаки, байдарочники, студенты, бомжи, мама не горюй! Мне до Твери, там пересадка и дальше. Затарился я капитально. Велосипед, рюкзак и собака. Не болонка. Дог. Стою я и грустно размышляю, как буду со всем этим хозяйством пробиваться в вагон. А ведь еще и посидеть хочется. Ехать-то три с лишним часа только до Твери.

Показать полностью 3
8
Йога с козой
7 Комментариев  
Йога с козой йога, Коза, хобби, Животные

Предприимчивый фермер из американского штата Орегон ведет уроки для любителей йоги с козами. Необычное занятие привлекло сотни американцев.

Йога с козами отличается от обычной только тем, что среди людей бродят дружелюбные животные. Иногда на упражняющихся запрыгивают козлята. В холодную погоду занятия ведутся в хлеву.

Йога с козой йога, Коза, хобби, Животные
Показать полностью 1
7
Иркутск, 2152 год...
6 Комментариев  
Иркутск, 2152 год...
13
Неожиданное предложение
8 Комментариев в Баяны  
Неожиданное предложение
-10
Сосед психанул II
5 Комментариев  
Сосед психанул II соседи, дверь, дизайн, креатив

Вчера на двери появился новогодний венок с хлопьями снега из монтажной пены.Сосед мой, тег моё (в продолжение поста http://pikabu.ru/story/sosed_psikhanul_3581667).

808
Настольные электронные часы
93 Комментария  
Настольные электронные часы
59
Набор олдскульного вейпера
10 Комментариев  
Набор олдскульного вейпера
505
Деловая переписка: Иван Васильевич IV Грозный
72 Комментария  
Деловая переписка: Иван Васильевич IV Грозный Иван Грозный, понятия, переписка, история

А вот, обратите внимание, Иван Васильевич IV Грозный пишет королю шведскому Юхану III ответ. Вот это я понимаю образец деловой переписки:


«…ты пишешь свое имя впереди нашего — это неприлично, ибо нам брат — цесарь римский и другие великие государи, а тебе невозможно называться им братом, ибо Шведская земля честью ниже этих государств, как будет доказано впереди. Если ты говоришь, что Шведская земля вотчина отца твоего, то ты бы нас известил, чей сын отец твой Густав, и как деда твоего звали, и был ли твой дед на королевстве, и с какими царями он был в братстве и в дружбе, укажи нам всех их поименно и грамоты пришли, и мы тогда уразумеем.»


Иван Васильевич за общение понятие имел. Ты мне, Юхан, сначала обозначься, с какого ты раёна, и кого ты на раёне знаешь? А папа твой кто? Кого из авторитетов знаешь? Ты вообще по жизни кто?


Непросто быть Европейской державой. Ох, не просто!

-7
Разгадка тунгусского метеорита
2 Комментария  
Разгадка тунгусского метеорита текст, Тесла, тунгусский метеорит, Шутка

— Зиночка, голуба моя, неси еще графинчик, да прикажи, пусть закладывают экипах, поеду развеюсь, нельзя же вот так в самом деле... полгода работы псу под хвост! Доннерветтер, а сгусток ушел. — Он бросился к расстеленой на другом конце стола потрепаной карте и стал отмерять циркулем расстояние. — Если я не ошибаюсь, это Россия. Скандал, ах, какой скандал!

Тесла сел, обхватил голову руками и прикрыл глаза.

— Боже мой, что же делать. А впрочем... Может я великий ученый? Имеет великий ученый право на ошибку?!

Некоторое время он сидел в полной тишине, нарушаемой лишь тиканьем часов на каминной полке, пока наконец из-за двери, сопровождаемой робким стуком не показалась аккуратно причесаная голова Зины:

— Николай Спиридонович, водку подавать прикажете?

— Зинаида! Сколько раз повторять, зовите меня на анлийский манер Найком, ну в самом крайнем случае на французский — Николя. Это во-первых, во-вторых, что это за мерзость опять вы мне подсовываете на закуску? Да-да, на фарфоровои блюдце, с луком. Не сметь! Не сметь кормить меня сырой рыбой, сам не стану, и вам не дам. Вы же подвергаете всех опастности глистных инвазий, уберите немедленно. Бифштекс — наше все!

Зина шумно вздохнула и отставила блюдце с малосольной селедкой, которую почитала наилучшей закуской к водке. Жаль ей было умного, но безтолкового барина, пьющего не хуже сапожника и нехотящего употреблять рыбу, которую каждый раз она подолгу выбирала на брайтонском привозе и самолично солила в берестяном туеске.

— Вы бы, барин, охолонулись с ксперименами своими, сегодня почитай четверть выкушали, вчерась четверть, да третьего дня хорошо не ведро. Так и до горячки рукой подать. — Протерев стол, она аккуратно поставила на него запотевший графин и чашку с кусками холодной телятины. — Совсем вас этот Глобесон с понталыку сбил, не кушаете по-человечески, курить стали, по имени-отчеству звать запрещаете, как нерусь какую.

— Не Глобесон, а Эдисон! Это невежество и дикарство, на протяжении семи недель не в состоянии запомнить фамилию величайшего гения современности, поверьте мне, о нем скоро заговоря, и клянусь, 4ерт возьми, его имя войдет в историю. А теперь поди вон, мне нужно побыть в одиночестве. Да оставьте же стакан!

— Сабля, водка, конь гусарской, — напевая под нос Тесла плеснул из графинчика в стакан, — С вами век мне золотой, — в задумчивости взглянул в ёмкость и добавил ещё.

— Я рожден для службы царской, — одним духом выпил содержимое стакана и на выдохе закончил — Я люблю кровавый бой!

— А хорошо пошла, под телятину. — думалось ему, — Надо будет Зинку сгонять в мясную лавку ближе к обеду, пускай потушит к вечеру. Но что же сгусток? Энергия... Прошло больше получаса, а эфирных возмущений нет как нет, неужели не в коня в корм. Ай ладно, Бог Россию не оставит, а мы поглядим, ежели расчеты верны, то однако, это же власть над миром, не иначе.

Часы на каминной полке стали тихо отзванивать шесть, светало.

Показать полностью
-4
Феличита
1 Комментарий  
Феличита текст, Сорокин, отрывок, длиннопост

— Значит так, — начал Сан Саныч, уперевшись в стол смуглыми кулаками со следами цементного раствора вокруг ногтей. — Одна тысяча девятьсот восемьдесят шестой год.

— Я тогда родился, — вдруг пробормотал хмурый Петров.

— Не перебивай. Значит, стукнуло мне тогда двадцать лет. Я, значит, армию отслужил, старшего сержанта получил, вернулся в Брянск, пошел на завод фрезеровщиком. И так стал хорошо хуярить, бля, так заебательски…

— Не матерись, — взял его Слонов за руку.

Сан Саныч покосился на камеру слежения и продолжил:

— Так стал я хорошо работать, вписался в тему яньлиди, продвинулся за год, что меня комсоргом выбрали, а потом ко мне парторг подъехал: давай, Бузулуцкий, мы тебя в партию вступим, двинем по партийной линии. Ну, чего мне? Вступайте, говорю меня в партию.

— Это в какую? — спросил Бочаров.

— В коммунистическую.

— А это что за партия?

— Неважно, ёптеть, чего перебиваешь?! — Подкова толкнул Бочарова.

— Вот, — Сан Саныч сцепил пальцы замком. — А парторг этот, Барыбин, он ко мне как-то проникся, ну как отец. У него-то сынок еще школьником утонул, и как-то он меня стал опекать, к себе зовет, чаем поит, разговоры душевные. В общем — попал я под крыло к начальству. И говорит, подготовься, Санек, хуе мое, партия — дело серьезное, почитай там Ленина, Маркса.

— Это писатели? — спросил Петров.

— Это главные, кто Красную Смуту затеяли, понял? — строго пояснил Слонов. — Хорош перебивать!

— Вот. Ну, я в библиотеку заводскую, тыр-пыр, взял Ленина, Маркса, припер к тетке домой, я тогда с теткой жил, она на этом же заводе, БРЯНМАШе работала в ОТК. Родители-то мои развелись, мать с новым мужем на север уехала, а с отцом у меня хуе… то есть плохие отношения были. Да. И Барыбин это тоже знал. Вот. А у меня тогда той зимой чего-то простатит случился. Застудился как-то, хер знает. Я в армии еще муде застудил однажды, там зимой учения устроили, мы понтонный мост наводили, мороз, бля, двадцать градусов, все попростужались. В общем — ссать с трудом могу, побаливает низ как-то, рези, бля, слабость. Пошел ко врачу, он теткин знакомый, по блату принял, дал больничный на неделю. Ну, прописал мне там что-то пить, таблетки, а еще — через день ходить к нему на массаж простаты. Сначала говорил: была б у тебя жена, она бы тебе сама могла бы массировать простату, а нет жены — будешь приходить ко мне. Ну, все нормально, читаю я Ленина, Маркса, готовлюсь, смотрю дяньши, а в три часа через весь Брянск прусь к этому доктору на массаж простаты. И он меня пальцем в жопу тычет. Раз, другой, третий. И надоело мне, чего-то, дорога длинная, на двух автобусах ехать, ждать их, в общем, остопиз… ну, надоело. И я подумал: а сделаю я сам себе этот массаж простаты. Взял у тетки такой стальной молоток для отбивания мяса, у него ручка гладкая такая, стальная. Разделся я, значит.

— Тетка дома была? — осторожно спросил Санек.

— Нет, на работе. Разделся, значит до гола для удобства, смазал ручку у молотка маргарином, наклонился, вставил себе в жопу молоток. Чувствую — все нормально. Ручка гладкая, совсем как палец, ну, разве что холодная. Я так вот наклонился, за молоток рукой взял и стал себе этой ручкой массировать простату. Приноровился быстро. И так нормально, хорошо так, массирую, массирую, и радуюсь, что не надо переться через весь город, и теперь сам все могу делать, и поправлюсь, ссать буду нормально, и врач не нужен, буду дома сидеть, дяньши смотреть. И на радостях, не вынимая из жопы молотка, дотянулся я до проигрывателя, включил Тото Кутуньо, «Феличита», врубил погромче, и под музыку стал массировать себе простату. И вдруг — хуяк-пиздык…

Слонов сжал его руку.

— Да, простите православные, вот, значит, — раз, и вижу — в коридоре тетка стоит. А рядом с ней — наш заводской парторг, Барыбин.

Слонов, Подкова, Савченко, Бочаров и Савоська засмеялись. Тимур, Салман, Санек и Петров не смеялись.

— Парторг, оказывается, тетку пораньше отпустил, чтобы меня проведать с ней вместе, она сказала, что Саша заболел. И стоят они в одежде, пялятся на меня. А я, голый, с молотком стальным в жопе под «Феличиту» стою и смотрю на них.

Санек и Салман засмеялись. Тимур непонимающе смотрел на Сан Саныча. Петров мрачно покусывал нижнюю губу.

— Короче, парторг повернулся — и за дверь!

Все кроме Петрова рассмеялись.

© Владимир Сорокин, "Сахарный кремль"

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь