С тегами:

литература

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
46
Самые известные женщины, которые были удостоены Нобелевской премии.
32 Комментария в Наука | Science  

Нобелевская премия – одна из наиболее престижных международных премий, присуждаемая за выдающиеся научные исследования, революционные изобретения или крупный вклад в культуру или развитие общества. Премией могут, награждены только отдельные люди, а не организации (кроме Премии Мира). Многие думают, что премию получают только ученые мужи, но на деле это не так.

51
Татьяна Черниговская: как тренировать мозг, память, мышление?
25 Комментариев в Лига психотерапии  

Интервью с Татьяной Черниговской о развитии когнитивных способностей мозга и некоторых особенностях его работы.


(Татьяна Владимировна Черниговская (1947) — советский и российский филолог, учёный в области нейронауки и психолингвистики, а также теории сознания, доктор биологических наук, доктор филологических наук, профессор. Заслуженный деятель науки РФ (2010))

Для тех, кто воспринимает буквы лучше, чем видео, - ниже специальная текстовая версия, в основном воспроизводящая 17-минутную беседу.


МОЗГ НЕ УМЕЕТ НЕ УЧИТЬСЯ


- Зачем книга нужна мозгу?


- Мозгу, как и всему другому в организме, нужна пища. Но он питается информацией из идеального мира, а не жирами-белками-углеводами. Книга является такой пищей, одной из лучших.


- Какова ключевая альтернатива книги для мозга? Интернет, прямая закачка в мозг, 25 кадр? Есть ли такая альтернатива вообще?


- 25 кадр – разговоры на кухне. Остальные перечисленные вами вещи – не альтернатива. Строго говоря, все равно – читаете ли вы бумажную книгу или папирус, или страницу в браузере. Но тип процесса, который происходит, когда вы читаете электронные вещи, другой. Недавно я узнала от крупного офтальмолога, что раньше приходили дети с последствиями удара по лицу (во дворе играли и ударили в глаз), а сегодня таких почти нет, но массово идут дети с близорукостью. Она вызвана круглосуточным просмотром разных гаджетов – планшетов, телефонов и т.п. Это другая работа не только мозга, но и глаза.


- Зачем человеку нужна книга в эпоху информационного цунами?


- Вот многим и не нужна! Я сноб, мне важно держать в руках книгу. Но я, увы, провожу за компьютером много часов в день. Работаю, пишу, читаю. Но мне никогда не придет в голову читать Бродского или Гоголя с монитора. Если вдруг и придет – я пойму, что сошла с ума и пойду сдаваться врачам. Это совершенно другое занятие. Это не черпание информации. Это изящная, изысканная работа. Для сравнения: можно рассматривать альбом с дешевыми репродукциями, а можно пойти в Эрмитаж и там любоваться подлинниками.


- Мозг «вытесняет» книгу, как атавизм? Или снижение количества читателей имеет другие причины?


- Мозг не причем. Проблема в общем падении культуры. Некоторые согласны на продукцию фастфуда вместо того, что делает хороший шеф-повар. Если мы согласны есть попкорн – тогда все в порядке.


- Могут ли книги являться инструментами стимулирования нейрогенеза? Или возникновение новых нейронов возможно только в ситуации практического нового опыта?


- Все, с чем сталкивается мозг, влияет на нейрогенез! Вот мы с вами сейчас общаемся. У вас и у меня много чего «загнулось» и образовалось. Это жизнь мозга так выглядит. Другой вопрос – какие связи? Это сложные ассоциативные связи человека, который много читал, знал, думал, пил разные напитки и слушал разную музыку и шум моря – тогда у него поле обширное, широкое и богатое. А если он смотрит в маленькое окошечко телефона – то тогда и мозг будет «плохой».


Единственное, чего мозг не умеет – не учиться. Он учится все время! Вопрос только в том, что ему предлагают. «Пищу» высокого класса или низкого качества – такой и будет мозг.


С КНИГОЙ МЫ ОТДЫХАЕМ?


- Мозг может отдыхать во время чтения? Или это нагрузка?


- Смотря как читать. Если у вас какие-то проблемы и вы читаете – вы можете пролистать несколько страниц, глазами вы их прочли. Но мозгом вы их не прочли и не знаете, о чем сюжет. Это было механическое сканирование текста! И в этом случае мозг занят другой работой. А если это настоящее чтение – не знаю, как это назвать, работа или отдых? Чудесная литература – это отдых? Я не уверена.Я не уверена, что мозг знает, что такое отдых. Это смена занятий. И что тут является отдыхом, а что работой? Не формальная договоренность, мол, когда я слушаю музыку – это отдых. А может быть, это гораздо более сложная работа, нежели решение математической задачи?


- Полезно ли или вредно читать сразу несколько книг?


- Точного ответа нет. Зависит от человека. Кто к чему привык. Я всегда читаю несколько книг одновременно. И научных, и художественных. Параллельно. Я так привыкла.


ШЕРЛОК ХОЛМС - ЭТО НЕ О СЮЖЕТЕ!


- В чем разница между чтением научной и художественной литературы?


- В том, какую вы ставите цель. Если это не философская книга, а какая-то более техническая вещь, тогда моя цель выяснить: что человек делал, каким способом и как это получить. Технически – относительно простая задача.


В художественной литературе огромное количество пластов. Мы же не читаем для сюжета! То, что сейчас делают многие: дайджесты, краткие изложения, кто убил старушку. Если только сюжет – это не Достоевский, и не Толстой, и не все эти гении. Они не писали для сюжета.


Для примера: я смотрю много фильмов разных лет про Шерлока Холмса. Уж явно не потому, что я не знаю сюжета, все это у меня давно в печенках сидит. Мне интересно, как действуют герои – как они говорят, как ходят, как думают, как разговаривают. У меня другая задача, и она сложна. Это непростая работа. И это полностью относится к книге.


Меня поражает, что люди – такие существа, которые в отличие от других соседей по планете, живут в неменьшей мере во второй действительности, нежели в реальном мире. Появившись на свет, мы начали создавать произведения искусства, они играют для нас большую роль. Мы переживаем о героях романа порой больше, чем о происходящем в реале.


А уж говоря про мозг – так я совершенно точно могу сказать, ему все равно: он реально это испытывает или вспоминает или вообще выдумывает. Эту поразительную мысль сказала не я, а И. Сеченов в конце 19 века. Тогда не было томографов, которые сегодня умеют фиксировать мои сильные внутренние переживания при воспоминаниях о чем-либо. А сегодня они фиксируют такую же мозговую активность, как если бы это происходило на самом деле.


Вот так мозг и развивается – при чтении хороших книг. Или чем-то аналогичном, например, разговорах с умными людьми. Интеллект развивается (технически пошлым образом скажу) – при помощи переработки интеллектуальной информации, поступающей в ваш мозг любым способом. Это может быть фильм, танец, разговор, что угодно. Но книга, конечно, главный игрок, о чем говорить! Важнее ее нет ничего в нашей цивилизации. Пусть она не бумажная, а в виде пикселов, но она все равно книга. Хотя мой выбор однозначен.


ЧЕЛОВЕК И ИНФУЗОРИЯ


- Можно ли рассматривать деятельность мозга человека отдельно от сознания, ума? Создает ли мозг мысли? Или это делает сознание?


- Тут ответ простой: никто не знает, что делает сознание.


Не верьте тому, кто скажет, что знает это. Нет договоренности о том, что мы будем считать сознанием. Огромный разброс мнений на эту тему! Некоторые люди считают, что сознание присуще всему живому. В т.ч. и инфузории-туфельке. Но очень простое. А если мы говорим, что сознание очень сложная вещь – надо признать, что большинство людей им не обладают. Косвенно могу ответить вот так: у нас нет свидетельств, что сознание может появиться где-то, кроме мозга.


Наука требует доказательств, и пока ничего не намекает на то, что они появятся.


Наука ведь подразумевает повторяемость явлений, проверяемость и статистическую достоверность.


Существуют тысячи свидетельств от художников и поэтов, которые чуть ли не отрицают свое авторство (речь о том, что сознание витает где-то в космосе)... Дикое количество «свидетельств», которые говорят – я проснулся ночью, что-то вроде написал, а на листе бумаги гениальное стихотворение.


Что это? Трудно сказать. Научным образом я бы ответила так – всякие открытия и такие состояние интеллектуальных и художественных прорывов проходят в каком-то тумане, не в ясном состоянии. Поскольку ты не контролируешь этого, появляется ощущение, что «я только записал», будто это кто-то другой делает.


А кто автор? Это сложный вопрос. И это без всякой мистики! Я не имею в виду фей, но метафорически… Да, явилась и да, водила. Рука сама по себе ничего не делает. Если мозг не прикажет. Хозяин у этой истории – один, это мозг. И он не очень допускает до своих тайн.

Показать полностью
85
Любимые герои любимых книг. Наверн Чудакулли
58 Комментариев в Книжная лига  

Книгу принято обсуждать целиком, но сегодня мне захотелось рассказать только об одном герое. Мною горячо любимом. Эта статья посвящена мудрому чародею, талантливому администратору, ответственному лидеру и, буквально, «отцу родному» для всех волшебников Плоского Мира серии книг Терри Пратчетта. Разумеется, я говорю об аркканцлере Незримого Университета - Наверне Чудакулли. Мерлин в сравнении с ним и рядом не стоит!

Любимые герои любимых книг. Наверн Чудакулли фентези, Терри Пратчетт, литература, плоский мир, длиннопост
Показать полностью 1
28
В отчаянном поиске трехтомника
32 Комментария в Книжная лига  

Друзья, я уже на грани помешательства в поисках трехтомника "Очерки русской культуры. Конец XIX - начало XX века", издательство МГУ

Перерыла весь интернет - безрезультатно. Если кто-то может указать достоверный источник для скачивания или, по крайней мере, где найти бумажный вариант (кроме библиотеки МГУ, туда посторонним нельзя) - буду очень признательна! Необходимо найти ВСЕ ТРИ тома, начиная с первого!

Вся надежда только на силу Пикабу 🙏🏻

В отчаянном поиске трехтомника Ищу книгу, культурология, литература, МГУ
29
Если бы на обложках книг писали правду
4 Комментария  
Если бы на обложках книг писали правду Книги, литература, мат, стырено из сети, длиннопост
Показать полностью 3
244
Кофе, блохи и гнилые яблоки: странные привычки великих писателей
22 Комментария  
Кофе, блохи и гнилые яблоки: странные привычки великих писателей Писатель, странные люди, длиннопост, литература, Интересное, факты, мотивация

Уильям Фолкнер: с бодуна


Никого не удивишь писателями, которые творят в состоянии алкогольного опьянения. Но вот у Фолкнера была более оригинальная творческая манера: он работал исключительно с похмелья. Этому искусству его научил писатель Шервуд Андерсон, когда они познакомились в Новом Орлеане. Дело было в разгар сухого закона, и Фолк­нер подрабатывал бутлегером – нелегально торговал алкоголем. Они встречались с Андерсоном после полудня, пропускали по стаканчику, потом еще и еще. Уильям почти все время слушал, а Шервуд блистал красноречием. Однажды Фолкнер зашел за другом не в обычное время, а прямо с утра и застал его в странном, почти экстатическом состоянии: тот быстро-быстро записывал что-то. «Если так живут писатели, то эта жизнь для меня!» – подумал будущий классик американской литературы и позаимствовал у Андерсона секреты мастерства.


Николай Гоголь: стоя


Есть старая, растиражированная Сергеем Довлатовым шутка о том, что Ленин якобы умел плавать задом. Вроде бы ничего выдающегося в этой способности нет: каждый, кто умеет держаться на воде, легко повторит мнимый подвиг Владимира Ильича. Но, поскольку Ленин стал не только идеологом коммунизма, но и своего рода поп-идолом, люди склонны обращать любой факт его биографии — или рассказанную о нем небылицу — в экзотический атрибут личности.


Аналогичная судьба ждала Николая Гоголя, который писал, как правило, стоя за конторкой; во всяком случае, так утверждал в своих воспоминаниях о писателе мемуарист Павел Анненков. На самом деле привычка писать стоя не является большой редкостью: ее придерживались Вирджиния Вулф, Эрнест Хемингуэй, а обладатель исполинского роста Томас Вулф, согласно легенде, использовал в качестве письменной поверхности верхнюю часть холодильника. Однако именно в случае с Гоголем, чья персона окружена множеством мифов, общественность отказалась поверить в то, что ему просто было так удобно, и наделила писательский ритуал мистическим значением, припомнив Хому Брута, который стоя читал молитвы над живым трупом панночки.


Джеймс Джойс: лежа


«Улисс» соткан из аллюзий на Гомера, Шекспира, ирландский фольклор и т. д. Аллюзией же на жизнь Джеймса Джойса может послужить советский мультфильм про бегемота, который боялся прививок и в результате заболел желтухой. Здоровье Джойса было слабым — язва, катаракта, глаукома, гниющие зубы, — однако он нередко стремился оттянуть лечение до последнего. Отчасти это объяснялось особенностями медицины первой половины XX века, все еще не настолько совершенной, чтобы избавить пациента от боли; отчасти — несговорчивым характером Джойса, для которого максима «надо лечиться» содержала угрозу свободе его волеизъявления; отчасти — нежеланием прерывать работу над «Улиссом» и «Поминками»; отчасти — банальным безденежьем.


Так или иначе, писатель до того запустил здоровье, что к 1930-м годам почти ослеп и страдал головокружениями, а потому работать ему приходилось лежа в кровати, вооружившись синим карандашом, которым Джойс выводил на плотном листе бумаги огромные кривые буквы. В числе сторонников горизонтального письма были также Трумэн Капоте, Марсель Пруст, Эдит Уортон и многие другие, но обычно их к этому понуждало не слабое здоровье, а желание устроиться поудобнее.


Некоторые из писателей ставят перед собой задачу писать определенное количество страниц или слов в сутки. Джойс свою писательскую работу определял количеством предложений.


Виктор Гюго: без одежды


Широко известный факт о том, что патриарх французской романтической прозы предпочитал работать голышом, требуется подвергнуть хоть и минимальной, но критике: в соответствии с нравственными устоями, принятыми в первой половине XIX века, нагота далеко не всегда подразумевала полное отсутствие одежды. Под словом «нагой» вполне могло подразумеваться «представший в неглиже». В то же время, если верить воспоминаниям супруги писателя Адель Фуше, Гюго действительно частенько запирал всю свою одежду на замок, таким образом лишая себя возможности выйти из дома, заворачивался в шаль и днями напролет работал над очередным романом в добровольном заключении.


Майя Анджелу: в отеле


Американская поэтесса, писательница и общественный деятель Майя Анджелу предпочитала писать в предельно аскетичной обстановке. Прежде чем начать работать над книгой, она снимала комнату в отеле и просила убрать из нее картины, безделушки, вазы с цветами, — словом, все, что могло отвлечь на себя внимание.


Анджелу каждое утро вставала в шесть утра, шла в отель и запиралась в номере, категорически запрещая персоналу ее тревожить и даже перестилать постельное белье: ночевала она дома. Доходило до того, что горничная оставляла капризной постоялице записки в духе: «Пожалуйста, разрешите мне хотя бы сменить простыни — они уже заплесневели». Однако Анджелу была непреклонна: для концентрации ей было необходимо обезличенное, неизменное, замкнутое пространство, в котором она только и могла почувствовать себя полностью оторванной от суеты обыденной жизни.


Джонатан Франзен: вслепую


Ответственный за возрождение великого американского романа, Джонатан Франзен войдет в историю еще и как непримиримый борец с прокрастинацией. В конце 1990-х, в попытках сформулировать сюжет и определить тематику и проблематику книги, которая впоследствии станет знаменитыми «Поправками», Франзен заперся в квартире со звуконепроницаемыми стенами, тщательно зашторил окна, вставил в уши беруши, надел повязку на глаза, вооружился ноутбуком — и в тишине и темноте принялся ждать вдохновения. Тотальная изоляция в итоге обернулась для Франзена нервным истощением и бессонницей, минуты энтузиазма сменялись неделями глубокого отчаяния. «Поправки» рождались в муках — оттого, наверное, роман полон горечи, и единственным действенным способом внести коррективы в свою судьбу в итоге становится смерть.


Леонид Андреев: ночью


Проза Леонида Андреева исследует, в первую очередь, пограничные состояния личности. Его герои либо не отдают себе отчета в своих действиях — как, например, в рассказе «Бездна», которым Андреев так и не смог напугать Льва Толстого; либо оказываются в столь сложных обстоятельствах, что им приходится мобилизовать все душевные силы, чтобы не лишиться рассудка и веры, — как в «Жизни Василия Фивейского»; либо не могут нащупать грань между безумием и здравием — как в «Мысли».


Неслучайно в начале XX века проза Андреева привлекла внимание специалистов в области психиатрии, отметивших исключительное мастерство писателя в изображении психопатологий. Следуя поэтике и проблематике своих произведений, Андреев писал, как правило, с глубокой ночи до раннего утра, непрерывно ходил по комнате, подкрепляя силы только крепчайшим черным чаем и — изредка — карамелькой, и вслух диктовал тексты. Тут же за печатной машинкой сидела и ловила каждое слово мужа супруга Андреева Анна Ильинична, в лице которой тот нашел верную соратницу и, по совместительству, литературного секретаря.


Оноре де Бальзак: с литрами кофе


Хотя народная молва приписывает Бальзаку неправдоподобные рекорды в области потребления кофе — от 50 до 300 чашек в день, — писатель и впрямь имел неистребимое пристрастие к этому напитку, в чем сам неоднократно признавался. По словам Бальзака, проводившего за письменным столом более 14-ти часов в сутки и начинавшего работать затемно, кофе не только помогал ему сосредоточиться и взбодриться, но и стимулировал воображение, позволял выстраивать сюжеты и создавать метафоры.


Современники утверждали, будто Бальзак порой ел молотый кофе всухую, если приготовленный не производил нужного эффекта. Существует даже конспирологическая теория, согласно которой Бальзак якобы умер от передозировки кофеином. Она, разумеется, не выдерживает критики: на канале ASAP Science, например, было выпущено наглядное видео о том, что человеку весом в 70 кг, чтобы погибнуть, нужно выпить 70 чашек кофе одновременно. Однако это физически невозможно, потому что такой объем жидкости просто не поместится в желудке. Учитывая крупные габариты Бальзака, его бы вряд ли свалило с ног даже полное ведро кофе.


Гертруда Стайн: в автомобиле


Мало что подталкивает в размышлениям о судьбах человечества сильнее, чем дальняя поездка. В автомобиле, на поезде, в автобусе — неважно: формально ты остаешься неподвижен, сидишь на одном месте, а мимо тебя несутся города, дома, чужие жизни. Для писателя это отличный способ не только набрать фактуры к будущим произведениям, но и, например, обратиться к проблеме маленького человека, чьи радости и горести ничтожны по сравнению с движением истории. Однако Гертруда Стайн, чья фигура на заре XX века объединила вокруг себя писателей и художников-модернистов, предпочитала работать в автомобиле по иной причине. Расположившись на пассажирском месте «форда» модели T, более известного в народе как «Жестянка Лиззи», но самой писательницей прозванного «Тетушкой Паулин» — в честь ее реальной родственницы, Стайн предоставляла управление машиной своей партнерше Алисе Б. Токлас, брала в руки бумагу и карандаш и писала, используя в качестве своеобразного метронома бесконечную дорожную круговерть, ритм которой был так похож на ритм ее прозы и поэзии.


Колетт: вылавливая блох


Французская писательница, воспевшая право женщины на сексуальную свободу, исследовала в своем творчестве не только людские страсти: особое место в ее книгах занимают образы животных, неизменных компаньонов человека в его повседневных заботах. Саму Колетт всю жизнь окружали кошки и собаки, однако исключительную привязанность она испытывала к французскому бульдогу по кличке Суси, который помогал ей бороться с писательским ступором. Как только Колетт чувствовала, что не может больше написать ни строчки, она брала бульдога на руки и начинала искать блох в его густой шерсти — до тех пор, пока не приходило вдохновение. Если муза медлила, в ход шли кошки, в шкурках которых также водилось немало паразитов, а если и это не помогало, Колетт бродила по дому в поисках мух и не успокаивалась, пока не прихлопнет каждую. Истребление насекомых магическим образом помогало писательнице настроиться на нужный лад.


Шиллер: с ароматом гнилых яблок


Пожалуй, приз за изобретение самого странного писательского ритуала стоит вручить Фридриху Шиллеру. Флагман романтической поэзии, он не мог работать, если ящик его стола не был доверху набит гнилыми яблоками. Гете — друг Шиллера — рассказывал, как однажды пришел к нему в гости, не застал собрата по перу дома и, решив подождать его в кабинете, сразу почувствовал сильный, вызывавший головокружение запах гниения. Гете быстро нашел источник запаха и попытался выяснить у супруги Шиллера Шарлотты (в девичестве фон Ленгефельд), откуда взялись яблоки в столе поэта, на что та лишь пожала плечами и сказала, что муж жить без них не может.


Вероятно, головокружение, заставившее Гете ретироваться из кабинета Шиллера, у самого поэта, напротив, вызывало полет мысли. Интересно, кстати, что газ фосген, который в годы Первой мировой войны использовался как боевое отравляющее вещество, также имеет запах гнилых яблок — и это основа для прекрасной метафоры, которая поможет биографу Шиллера в красках рассказать о том, что в смерти великого гения повинен не только туберкулез, но и капризная муза.


Стивен Кинг пишет по 10 страниц каждый день без перерыва на обед и вне зависимости от дня недели. Даже праздничные дни не являются для него исключением. Эта полезная привычка помогла автору получить титул непревзойденного Короля Ужасов и сделала его самым плодотворным писателем.


Эрнест Хемингуэй писал 500 слов в день. Он просыпался рано утром, чтобы успеть выполнить совю норму до наступления знойной жары и творить в тишине и покое. Несмотря на то, что Хэмингуэй был известен своей любовью к выпивке, утром он не позволял себе садиться за книгу в нетрезвом состоянии.


Владимир Набоков, автор «Лолиты», любил творить стоя и записывал свои мысли на карточках. Эта система позволяла ему записывать сцены не соблюдая никакой сюжетной последовательности и затем перестраивать их, как душе будет угодно. К примеру, для романа «Ад» ему понадобилось около 2 000 карточек.


Трумэн Капоте, автор «Завтрака у Тиффани», утверждал, что он «горизональный писатель». Потому как писал лежа в кровати в спальне или на софе в гостиной с сигаретой или чашечкой кофе. Затем кофе плавно переходил в чай, чай в херес, херес — в мартини и так до самого конца дня. Все свои творения он написал карандашом. И даже после того, как карандашу на смену пришла пишущая машинка, он все равно писал, лежа на диване.


Филипп Рот, автор «Заговора против Америки», любит работать стоя и ходить кругами. Он утверждал, что для написания каждой страницы проходил около полу мили.


Мэри Хиггинс Кларк говорит, что знает множество авторов, которые тратят недели на то, чтобы написать первые несколько глав и считает это большой ошибкой. «Бросьте это. Расскажите историю. Когда вы напишите 50 или 100 страниц, вы сразу поймете как правильно начать». Так как она является многодетной матерью, она встает в 4 утра, чтобы выкроить время на написание книги.


Дж. К. Роулинг писала свои книги в кафе, пока ее дочь Джессика мирно спала дома. «Ты то, что ты пишешь…поэтому убедись, что тебе нравится что ты пишешь! Книги о Гарри Поттере стали неотъемлемой частью моей ежедневной жизни на целых 17 лет, и сказать прощай было даже сложнее, чем я себе представляла. Если ты с воодушевлением берешься за произведение, то сможешь вложить в него всю свою душу, поэтому отдавай все, что у тебя есть».


У Агаты Кристи долгое время не было даже рабочего стола. Например, когда журналисты пытались добиться интервью после публикации его знаменитого романа Убийство Роджера Экройда, писательница из скромности была вынуждена отказать.

Зато Агата Кристи писала в любом месте и в любой самой неудобной позе.


Чарльз Диккенс любил заходить в городской морг и проводить там целый день, наблюдая, как привозят тела покойных, а санитары готовят их в последний путь. Литератор также перечитывал в газетах подробности известнейших убийств и анализировал, что же могло произойти на самом деле.


Александр Пушкин. Помимо знаменитой привычки рисовать на полях рукописей всевозможные каракули, Александр Сергеевич страшно любил во время работы пить лимонад. «Бывало, как ночью писать, – сейчас ему лимонад на ночь и ставишь», – рассказывал камердинер поэта Никифор Федоров.


Лев Толстой объяснял свое пристрастие к пахоте и косьбе обычной привычкой к движению. Если Толстой за день ни разу не вышел из дома хотя бы на прогулку, то к вечеру становился раздражителен, а ночью долго не мог заснуть. Верхом он не ездил, тренажерных залов в Ясной Поляне не предвиделось в ближайшие сто лет – оставались только упражнения с косой и плугом. В этом смысле особенно тяжело давались графу осень и зима с их вынужденным затворничеством. Впрочем, Лев Николаевич придумал себе занятие – рубить дрова. Зимой в своем московском доме в Долгохамовническом переулке писатель никому не позволял делать эту работу. Каждое утро он выходил во двор и рубил поленницу дров, а потом еще на санях привозил воду из колодца.


Александр Дюма-отец имел довольно странную привычку: ежедневно в семь часов утра он съедал яблоко под Триумфальной аркой. Инициатором этого с виду бессмысленного ритуала был личный врач Дюма. Дело в том, что его пациент страдал бессонницей из-за своей чрезвычайно бурной и неорганизованной жизни. Необходимость вставать в шесть утра, чтобы дойти до арки и съесть проклятое яблоко, должна была побудить писателя ложиться пораньше и организовать свой режим.


Орхан Памук. Знаменитый турецкий писатель как-то признался, что совершенно не может работать там, где живет. Привычка «ходить на работу» укоренилась в нем настолько сильно, что во время учебы в США, когда Памук жил в скромной квартире и никак не мог позволить снимать еще одно помещение под офис, ему приходилось идти на хитрость. Утром, перед тем как начать писать, Орхан завтракал, прощался с женой, выходил из дома, некоторое время кружил по окрестностям, затем возвращался домой и сосредоточенно, ни с кем не разговаривая, садился за письменный стол.


Элвин Брукс Уайт, автор книги "Паутинка Шарлотты", любил писать в гостиной, где собирались все домочадцы. Он говорил, что ему нравится писать под болтовню и смех близких: "Писатель, который ищет идеальные условия для работы над книгой, умрет, так и не написав ни слова".


Джек Керуак признавался, что у него есть писательский ритуал: перед началом работы он зажигает свечу, а, закончив писать, задувает ее.


Писатель Харуки Мураками соблюдает строжайший режим: в период работы над книгой он встает в 4 часа утра и работает до 6. Днем он обязательно пробегает 10 км или проплывает 1500 м (а иногда совмещает одно с другим). После этого он читает и слушает музыку. Спать ложится в 9 часов вечера. Никаких изменений в режиме быть не может!


Норвежский драматург Генрик Ибсен тоже имел довольно странные отношения со своей музой. Во время работы Ибсен периодически смот­рел на портрет шведского драматурга Августа Стриндберга, которого люто ненавидел. Швед отвечал норвежцу взаимностью: он терпеть того не мог и обвинял в наглом плагиате. Ибсен, в свою очередь, называл Стриндберга психопатом, на что, кстати, имел некоторые основания. Август страдал манией преследования: иногда он резко оборачивался, выхватив из кармана нож, и грозил невидимым врагам. Когда друзья спрашивали Ибсена, что у него на стене делает Стриндберг, норвежец отвечал: «Знаете ли, не могу написать ни строчки, если на меня не смотрят эти безумные глаза!»


Источники:

http://loco-bird.livejournal.com/434638.html

http://www.chaskor.ru/article/kofe_blohi_i_gnilye_yabloki_39...

Показать полностью
255
Изгнанник
18 Комментариев в CreepyStory  

Как я жалею сейчас, что мы разговорились тем вечером о научной фантастике! Ведь если бы этого не произошло, меня не мучила бы до сих пор эта странная, невероятная история, которую невозможно ни опровергнуть, ни доказать.

Мы собрались вечером, четверо профессиональных писателей-фантастов, и, я думаю, делового разговора было не избежать ни при каких обстоятельствах. И все же мы удерживались от него в течение всего обеда. Мэдисон с выражением рассказал нам о том, как ходил на охоту, а Браззель затеял дискуссию о шансах Доджера на предстоящих выборах. И надо же было мне перевести разговор на фантастику.


Я вовсе этого не хотел. Но мне вдруг показалось забавным, что поведение нашей четверки ничем не отличается от поведения самых обычных, ничем не выдающихся людей.


— Защитная окраска, вот как это называется, — объявил я. — Сидим здесь и стараемся выглядеть не хуже других!


Браззель посмотрел на меня, несколько раздраженный тем, что его перебили.


— О чем это ты?


— О нас, — ответил я. — До чего же хорошо нам удается играть роль солидных, довольных жизнью горожан! Но ведь это не так, и все мы прекрасно понимаем, что к чему. Мы активно недовольны тем, что происходит на Земле и вокруг нас, и именно поэтому выдумываем один воображаемый мир за другим.


— А та маленькая деталь, что нам за это платят, здесь, естественно, вовсе ни при чем, — саркастически заметил Браззель.


— Нет, почему же, — согласился я. — Но ведь мы придумывали самые невероятные миры и людей задолго до того, как напечатали хотя бы одну строчку, Разве не так? И даже когда были совсем маленькими. А все потому, что мы не чувствуем себя на Земле, как дома.


Мэдисон фыркнул:


— Вряд ли мы чувствовали бы себя лучше на тех планетах, которые выдумали.


Вот тогда Гаррик, четвертый в нашей компании, вмешался в разговор.


Он всегда вел себя несколько странно. Мы вообще мало его знали, но он нам всегда нравился, и мы восхищались его рассказами. Особенно хорошо удалась ему одна серия о воображаемой планете, которую он описывал до мельчайших подробностей.


— Это произошло со мной, — сказал он Мэдисону.


— Что с вами произошло? — спросил Мэдисон.


— То, что вы только что предположили: однажды я написал о воображаемой планете, а затем мне пришлось жить на ней, — ответил Гаррик.


Мэдисон рассмеялся:


— Надеюсь, там было лучше, чем на тех мрачных мирах, которые так и лезут мне в голову.


Но Гаррик даже не улыбнулся.


— Я бы многое изменил, — пробормотал он, — если б знал, что мне придется когда-нибудь там жить.


Браззель подмигнул нам, а затем, не мудрствуя лукаво, заявил:


— Мы вас слушаем, Гаррик.


Гаррик начал свой рассказ медленно, делая паузы после каждых нескольких слов.


∗ ∗ ∗

Это произошло после того, как я переехал в дом рядом с энергостанцией. На первый взгляд может показаться, что место это неспокойное, но на самом деле там, на окраине города, стояла полная тишина. А тишина была мне необходима, чтобы писать.


Я сразу приступил к работе над новой серией рассказов; действие в них происходило все на той же воображаемой планете. Я начал с детального физического описания этого мира и той вселенной, в которой он находился. Я с головой ушел в работу, ничего не замечал кругом, а когда кончил писать, в моем мозгу как будто что-то щелкнуло!


Это было короткое и необычайно странное ощущение, которое почему-то напомнило мне процесс кристаллизации. Я замер, подумав, что схожу с ума… Ведь внезапно я совершенно отчетливо почувствовал, что вселенная и тот мир, о которых я писал весь день, выкристаллизовались и обрели физическое существование.


Естественно, я отмел эту нелепую мысль в сторону, вышел из дому и вскоре обо всем забыл. Но на следующий день произошло то же самое. Я работал над обитателями моей вымышленной планеты. Я сделал их людьми, но отказался от идеи высокой цивилизации — иначе мне не удалось бы создать те конфликтные ситуации, которые были необходимы для рассказа.


Итак, я создал свой воображаемый мир с полуцивилизованными людьми. Я описал их жестокость и предрассудки. Я представил себе их красочные, но безвкусные города, и, как только я отложил перо в сторону, в моем мозгу опять что-то щелкнуло!


На этот раз я был неприятно поражен. Ведь еще сильнее, чем раньше, крепло во мне странное убеждение: то, о чем я писал, ничего не замечая кругом, становилось реальностью.


Я попытался рассуждать логически, стараясь переубедить себя. Если я действительно создал реальный мир и вселенную, то где они находились? Уж по крайней мере не в окружающем меня космическом пространстве: не могло в нем существовать двух совершенно различных вселенных.


Но, может быть, мое воображение сделало их реальными в каком-нибудь незаселенном, «пустом» космосе? Или в другом измерении? В пространстве, где существовали свободные атомы, материя в хаотичном состоянии, которая стала принимать формы от силы концентрации моей мысли?


Чего только я не придумывал, скорее фантазируя, чем рассуждая, пытаясь применить законы логики к несуществующему. Как получилось, что до сих пор мои фантазии никогда не становились реальностью? Что ж, это можно было объяснить, ведь рядом находилась мощная энергостанция. Какая-нибудь неподдающаяся расчетам крохотная утечка неизвестной энергии могла фокусировать образы, на которых я концентрировался, передавая их в пустое космическое пространство, где и происходило формирование материи согласно тому, что я воображал.


Верил я такому объяснению? Нет, не верил. Просто знал, что так оно и есть. Я понимал, что это невероятно, что мое воображение не могло создать реальной вселенной в другом измерении космоса, и тем не менее был абсолютно убежден в том, что именно так все произошло.


Забавная мысль пришла мне в голову. Мне стало интересно: а что если я воображу себя в этом другом мире? Я тут же уселся за стол и стал одним из миллионов людей, населяющих этот мой воображаемый мир, сочинил себе целую родословную, наделил семьей, придумал весь свой жизненный путь вплоть до настоящего момента. И в моем мозгу щелкнуло!


∗ ∗ ∗

Гаррик замолчал, глядя на пустую чашечку, которую медленно вертел в руках.


Мэдисон поторопил его:


— И затем вы, конечно, очнулись, увидели прекрасную девушку, которая склонилась над вами, и спросили: «Где я?»


— Да нет, все не так, — вяло ответил Гаррик. — Совсем даже не так. Я очнулся в этом другом мире, верно. Но это было не пробуждение: просто я внезапно там оказался.


Я остался самим собой, но только тем, которого вообразил. Этот другой я всегда здесь жил, так же как его многочисленные предки. Не забывайте, я очень тщательно все придумал.


И в этом созданном, воображаемом мире я был так же реален, как в своем собственном. Хуже не придумаешь: эта планета и ее невысокий уровень цивилизации были до боли реальны.


Он опять замолчал.


— Сначала я чувствовал себя как-то странно. Я шел по улицам безвкусных городов, смотрел в лица прохожим, и мне хотелось закричать им: «Я вас всех выдумал! Если бы не мое воображение, вас бы просто не было!»


Но я смолчал. Мне бы просто не поверили. Для них я был всего лишь незначительным, маленьким человеком, одним из многих. Как могли они догадаться, что и они сами, и их традиции, история, весь мир и вселенная были внезапно созданы моим воображением?


После того, как улеглось мое первое возбуждение, я понял, что мне здесь не нравится. Конфликтные ситуации и жестокость, которые так привлекательно выглядели на бумаге, были уродливы и неприятны в жизни. Мне хотелось только одного: как можно скорее вернуться в собственный мир.


И я не мог этого сделать! Просто не знал как. В моей голове, правда, мелькнула мысль, что мне следует попытаться вообразить себя в своем мире, но из этого ничего не вышло. Та самая неизвестная энергия, которая сотворила чудо, действовала лишь в одну сторону.


Не буду говорить, как мне было плохо, когда я понял, что навсегда обречен оставаться на этой жуткой для меня полуцивилизованной планете. Сначала я даже хотел покончить жизнь самоубийством. Но я этого не сделал: ведь человек может адаптироваться к чему угодно. И я адаптировался.


— И чем же вы там занимались? Я хочу сказать, кем стали? — спросил Браззель.


Гаррик пожал плечами:


— Я мало был знаком с техникой и ремеслами этого выдуманного мира. Ведь я умел только одно — сочинять.


Я невольно заулыбался:


— Не хотите ли вы сказать, что начали писать фантастические рассказы?


Он серьезно кивнул:


— Что еще мне оставалось делать! Ведь я ничего больше не умел. Я начал писать о моем собственном реальном мире. Для всех остальных мои рассказы были яркой выдумкой, и они имели успех.


Мы рассмеялись. Но Гаррик был как никогда серьезен.


Мэдисон решил подыграть ему до конца:


— Как же вам удалось в конце концов вернуться из того мира, который вы придумали?


— Никак, — сказал Гаррик, тяжело вздохнув.


— Да ну, бросьте, — весело запротестовал Мэдисон. — Ведь ясно, что у вас это получилось.


Гаррик торжественно покачал головой и поднялся с кресла, собираясь уходить.


— Да нет, — грустно сказал он. — Я все еще здесь.



Автор: Эдмонд Гамильтон, 1943

Показать полностью
55
"Дракула". Мы перестали бояться плохих парней
27 Комментариев в Книжная лига  

"Во-первых, прочел я "Вампира - графа Дракула". Читал две ночи и боялся отчаянно". Так в 1908 году  Александр Блок  отозвался о самом известном романе о вампирах всех времен и народов в своем письме поэту Евгению Иванову. Сегодня "Дракула" Брэма Стокера читается скорее с лёгкой улыбкой, чем с ощущением застывшей в жилах крови. Что тому причиной? Век киноужастиков, подпортивших нам "свежесть восприятия"? А может мы просто перестали бояться плохих парней и стали их любить? Кому сегодня нужны до мозга костей положительные герои, уповающие на разум, благочестие и божью волю? Другое дело вампиры: сильные, дерзкие, соблазнительные. И всё-таки Стокера стоит прочесть хотя бы ради языка - такого трогательного, выверенного, от которого веет романтикой и очаровательным наивом.

"Дракула". Мы перестали бояться плохих парней литература, классика, брэм стокер, дракула брэма стокера, дракула, вампиры
30
Н.И. Страхов "Карманная книжка для приезжающих на зиму в Москву..."
3 Комментария в Книжная лига  

Добрый день, пикабушники и пикабушницы! Сегодня я хочу рассказать вам о книге одного из недооцененных авторов-сатириков рубежа XVIII-XIX веков. Николай Иванович Страхов – человек разносторонне одаренный и широко образованный. Он проявил себя как журналист, писатель, переводчик, этнограф, издатель. Страхов примыкал к просветительскому движению Новикова, но в отличии от своего вдохновителя почти не запомнился своим современникам и не был признан своими потомками. Издательство «Альпина Паблишер» в прошлом году опубликовала одну их книг Страхова "Карманная книжка для приезжающих на зиму в Москву…», чему я была очень и очень рада. Именно этой книге посвящен мой пост.


Что: Николай Иванович Страхов "Карманная книжка для приезжающих на зиму в Москву старичков и старушек, невест и женихов, молодых и устарелых девушек, щеголей, вертопрахов, волокит, игроков и проч. или Иносказательные для них наставления и советы, писанные сочинителем Сатирического вестника. В 3 ч." (название лаконичностью совсем не блещет, всё в стиле XVIII века).

Н.И. Страхов "Карманная книжка для приезжающих на зиму в Москву..." книги, Что почитать?, обзор книг, литература, русская литература, длиннопост
Показать полностью 2
40
Создатели фильма "Темная башня" забыли лица своих отцов
33 Комментария  
Создатели фильма "Темная башня" забыли лица своих отцов стивен кинг, темная башня, стрелок, Фильмы, литература, длиннопост

Внимание! Могут быть спойлеры (хотя я старался без них)

Я не любитель написания обзоров на фильмы, ибо ни разу не кинокритик, однако этот фильм я стороной обойти не смог, так как он создан по мотивам одного из моих любимейших литературных произведений - цикла романов “Темная Башня” Стивена Кинга. Темная Башня - по сути дело всей жизни Кинга, первая часть - “Стрелок” вышла в далеком 1982 году, а завершающая историю книга - через 22 года. в 2004 г. Она впитала в себя такие жанры как вестерн, триллер, фэнтези, научную фантастику и т.д., отражала события и переживания происходившие непосредственно с автором.


И что мы имеем в итоге? Встречайте, фильм “Темная башня” - созданная на коленках халтура.


Совсем непонятно для кого создавали фильм. Если мы говорим о поклонниках книги - то фильм это откровенный плевок в душу. Начиная от выбора актера на главную роль (да-да, взять негра на роль персонажа, списанного с безымянного героя Клинта Иствуда - это конечно тот еще эпик фейл) и заканчивая исковерканным, нелогичным, скомканным и при этом невероятно пустым сюжетом. Лично у меня претензий к сценарию несоизмеримо больше чем к выбору Эльбы на роль Роланда. Постараюсь объяснить по подробнее.


Фильм с книгой по большей части не связывает ничего кроме имен персонажей и некоторых локаций. И это ужасно. Человеку, не знакомому с книгами, сюжет фильма скорее всего покажется дешевенькой копипастой очередного бреда про спасение мира, избранных и прочих сказочек для подростков. Причем по ходу действия толком не объясняется ни устройство мира, ни история конфликта, ни мотивация героев и злодеев.


Итак, мир:

Вместо Срединного мира, описанного Кингом до мельчайших подробностей, мистического дикого запада на обломках великой цивилизации, мы получаем какую-то непонятную хрень аля “какой-то проходной параллельный мирок”, без истории, без наполнения, без какого-либо сопереживания тому, что с этим миром произошло.


Стрелки:

Их нет. Не описана их история, происхождение, мотивация, порядки и обычаи. Например то, почему жители поселения с таким почтением относятся к стрелкам - может быть понятно только читателям книги, которые в курсе что стрелок - то не просто чувак с револьвером умеющий только убивать, но и правитель, дипломат, наставник, судья, однако в фильме об этом ни слова.


Мотивация Стрелка:

Она абсолютно не соответствует мотивации в книге. В книге Роланд мечтал, жаждал дойти до Башни, спасти ее, исправить то что случилось с Миром. Тут же - “хочу убить человека в черном, ну и заодно что-то может хорошее сделаю”. Да и вообще Роланд в фильме не раскрыт от слова совсем. Просто обыкновенный громила, умеющий хорошо стрелять из револьверов, хотя по книге он просвященный, умеющий оперировать с тонкими материями.


Джейк - просто нет слов. Обычный мальчик, по сути оказавшийся не в том месте не в то время (Ка), в фильме превратился в ИМБУ с кучей сверхспособностей.


Человек в черном, да и в принципе все антагонисты - злодеи, которые делают плохие вещи только потому что так надо. Главный злодей саги - Алый король упоминается совсем вскользь, что выглядит довольно странно.  Справедливости ради стоит отметить что МакКонахи с ролью справился хорошо.


Вообще фильм пестрит различными отсылками к книге, только вот не читавший эти отсылки не заметит или не поймет (взять хотя бы енотов), а читавшие, как я уже говорил, вряд ли будут рады такому мракобесию в сюжете.


До выхода фильма многие рассуждали на тему что фильм это продолжение, развитие идеи цикличности происходящих событий… Так вот, бред все это. Никакой подобной связи с книгой тут нет. Тут нет даже двух ключевых персонажей.


Что можно сказать… вместо эпичнейшей саги мы имеем посредственный псевдоэкшн-псевдофэнтези, у которого есть шанс собрать кассу исключительно благодаря громкому имени создателя оригинального произведения.


По большому счету, это было вполне ожидаемо. Весьма проблемно впихнуть в 90-минутный фильм содержание хотя бы одной книги, а тут по факту в сюжете намешали содержание 4 книг серии. По-хорошему, тут надо на каждую книгу делать по полноценному сериальному сезону. Сериал кстати говоря вроде как планируется, но если он будет связан с фильмом - это будет печально, однако будем надеяться.

Показать полностью
40
Тест на знание русской литературы
5 Комментариев  
Тест на знание русской литературы
70
Топ 10 произведений Стругацких
70 Комментариев в Книжная лига  

К написанию этого труда меня побудило чувство вселенской справедливости. Так как авторы являются моими любимыми писателями, но порой я слышу от людей удивленные возгласы, типа «почитал я этих ваших Стругацких, и, честно сказать, так себе», и это меня настораживает. После недолгого допроса выясняется, что по большей части неофиты начинали знакомство с творчеством АБС с заведомо слабых или неактуальных книг, оставив за бортом истинное наследие братьев-писателей.

Поэтому, стиснув зубы, я написал очень краткий обзор повестей авторов, которые рекомендую к прочтению в первую очередь, а потом уже можно и переходить к изучению всего собрания сочинений.



Сразу отмечу, что я практически не знаком с современной отечественной фантастикой, а от того, что я читал, у меня начинают болеть зубы. К моему счастью, мнение о загнивании российской фантастики разделяю не только я, и собственно статья предназначена для тех читателей, кого тошнит от нынешней графомании Лукьяненко, книжек для домохозяек М. Фрая и прочих унылых авторов, но по каким-то удивительным причинам до сих не знакомых с классиками жанра.


1. Пикник на обочине (1972)


Не факт, что книга должна стоять на самом первом месте списка, но, каюсь, это моя самая любимая повесть. Сюжет: на нашей планете появилась зона, где законы физики ведут себя странно и неожиданно. Эта Зона источник ценных научных сведений и артефактов, однако соваться туда опасно для жизни и запрещено. Главный герой нелегально ходит в Зону за артефактами для перепродажи на черном рынке. Книга скрывает в себе мощный импульс человеколюбия, ярко выраженный в последних строках произведения. Отмечу, что фильм Тарковского «Сталкер», а также серия игр и книг „S. T. A.L. K. E.R.“ не имеют ничего общего с замыслом повести. Любители вышеперечисленного, решившие обратиться к первоисточнику, скорее всего разочаруются.


2. Улитка на склоне (1965)


На мой взгляд — самая сложная повесть. Каждый раз, перечитывая ее, обнаруживаю какие-то новые смыслы и слои. Авторы сами признавались, что написание вышло из-под контроля и произведение получилось сложнее, чем задумывалось. Несмотря на это читается очень легко и увлекательно. Считаю, что «Улитка на склоне» недооценена даже поклонниками творчества АБС.


В повести два параллельных сюжета. Первый происходит в некоем Управлении, занимающимся вопросами Леса, который начинается рядом, сразу за обрывом. Сюда прибывает главный герой и мечтает посетить Лес, но вместо этого оказывается пленником странного учреждения, заплутав и запутавшись в абсурде бюрократической организации.


Во втором сюжете действие идет непосредственно в Лесу, где заблудился работник биостанции. Он пытается добраться до Города, но Лес не хочет отпускать его и затягивает, опутывает своими непонятными и странными порядками.


Суть произведения заключена в описании прогресса, который всегда непонятен и чужд, но медленно и неумолимо надвигается, сколько ему не сопротивляйся и не препятствуй.


3. Второе нашествие марсиан (1968)


Одна из самых актуальных повестей для всех времен. Что должно выбрать человечество: вечный рай и конец истории или постоянный дискомфорт и возможность свободы. Кем лучше стать: овцой или пастухом, рабом у идеального хозяина или хозяином без штанов? Мещанство или прогресс?


Здесь Стругацкие задали каверзный вопрос, на который очень трудно ответить. И это в 60-е годы прошлого века, когда критика нещадно «раздолбала» повесть. Ответ отдельного человека нам известен, объясняли авторы, но что ответит человечество в целом?


Сюжет прост: на Землю прилетают инопланетяне, но не проявляют никакой агрессии и даже не замышляют скрытых планов покорения человечества. Наоборот, они стараются улучшить жизнь всех жителей планеты вплоть до последнего забулдыги в маленьком городке.


4. Гадкие Лебеди (1967)


Повесть о том, что наше будущее вряд ли будет интересоваться, что мы думаем о нем и хотим ли мы его. Рано или поздно наступит переломный момент, когда будущее переступит через нас и прогонит прочь. И мы пойдем, плача, взывая к справедливости, жалуясь и беснуясь.


Сюжет повести рассказывает о писателе Викторе Баневе, ветеране войны, который приехал в маленький городок, где всегда идет дождь. А еще в этом городе живут люди, пораженные странной болезнью, и эти люди чем-то притягивают к себе детей, отчего дети становятся чересчур умными и перестают разделять взгляды родителей на жизнь, современность и т.п.


По мотивам книги Константином Лопушанским снят довольно неплохой одноименный фильм, хоть и в собственной интерпретации сюжета.


Чаще всего повесть издается в связке с повестью «Хромая Судьба» (1982), где является вторым сюжетом – романом, который пишет главный герой.


Сильная и сложная книга, написанная легким и красивым языком.


5. Отягощенные злом или 40 лет спустя (1988)


Последняя совместная повесть (а точнее роман) братьев и самая тяжелая по философскому содержанию. Авторы переосмыслили свою жизнь и творчество и пришли к выводу, что светлое будущее невозможно в рамках политической или еще какой-то идеологической системы. Надо подходить к строительству светлого будущего с другой стороны. От того, что эта сторона до сих пор никем не рассматривается как основная и главная для закладки фундамента будущего, роман еще долгое время будет актуальным.


Итак, спустя две тысячи лет после первого явления, на Землю вновь приходит Христос, но он уже другой – уставший и разочарованный. И он уже не несет свет и истину, а ищет Человека, хотя бы одного.


Огромный интерес в книге представляет альтернативная библейская история. Кроме того имеется три сюжетных линии, одна из которых историческая, а две впоследствии переплетаются.


Роман оставляет тягостное впечатление (хоть и концовка очень оптимистичная), и вообще относить его к жанру фантастики можно лишь по недоразумению.


6. За миллиард лет до конца света (1977)


Данная повесть в кои-то веки не касается социальной проблематики, а затрагивает глубинные вопросы Мироздания. Что если Вселенная не хотела бы, чтобы человечество занималось наукой? Как бы могла она сопротивляться прогрессу затерянных в космосе органических пылинок, называющих себя людьми?


Занимательное чтение, оставляющее кучу вопросов и предлагающее читателю сделать собственный выбор.


7. Град Обреченный (1972)


Лично, я считаю, что с этого романа не стоит начинать знакомство с творчеством Стругацких, так как, несмотря на его эпичность и глубокий философский подтекст, он немного утратил актуальность. А утратил потому, что роман создавался как своеобразный ответ коммунистической идеологии. Писался «в стол» и его публикация в советские времена была немыслимой.


Тем не менее, прочесть его стоит обязательно немного позже, когда станет ясен стиль и мастерство авторов. И, возможно даже, прочесть стоит неоднократно.


Для меня откровением стал монолог одного из героев – Изи Кацмана – о строительстве Храма Культуры, который заменяет пресловутые смыслы нашего существования (диктуемые тоталитарными системами: религиозными или политическими), на вклад в строительство особенного Храма…


Сюжет книги трудно описать в двух словах. Непонятный город, непонятно где. В нем живут люди, участники непонятного эксперимента. Главный герой с его коммунистическими идеалами и моралью попадает в Город, но со временем его мировоззрение круто меняется.


Всё это происходит на фоне необъяснимых загадочных событий, которые происходят то ли по замыслу экспериментаторов, то ли вопреки их желанию. А может, Город вообще брошен на произвол судьбы и нет никакого Эксперимента…


8. Сказка о Тройке (1968)


Повесть в нехарактерном для авторов жанре сатиры. Хотя место и время действия – СССР времен застоя, ситуация с отношением науки и невежеством бюрократии по-прежнему не меняется. Достаточно вспомнить Петрика с его угольными фильтрами или очередной проект Сколково.


Герои произведения перешли из предыдущей фантастической весьма позитивной повести «Понедельник начинается в субботу». А вот замысел и стиль книги абсолютно другой.


Главный герой вынужден присутствовать на заседаниях комиссии по рационализации необъяснимых явлений и приходит в недоумение и даже ужас от действий и решений этой комиссии, которая состоит из фееричных бюрократов и невеж.


И, как любая сатира, книга смешная только поначалу. А потом замечаешь, что это тонкое завуалированное описание реальности.


9. Жук в Муравейнике (1980)


Вторая часть трилогии о Максиме Каммерере (можно читать без оглядки на первую часть). В этой повести авторы поставили интересный эксперимент, как поведут себя спецслужбы светлого будущего перед неизвестностью. Не хочу раскрывать сюжет, но вывод окажется печален: полиция всегда будет полицией даже в самом светлом, самом добром обществе.


Сильная вещь, написанная в интересном стиле. Но в то же время принадлежит к циклу романов о т.н. «Мира полудня» про далекое светлое будущее построенное землянами.


10. Волны гасят ветер (1986).


Завершающая часть трилогии о Максиме Каммерере. Опять далекое светлое будущее подвергается серьезному испытанию. На этот раз проблема настолько глобальна и драматична, что книга оставляет после себя ощущение оглушенности и обиды. Что будет, если человечество однажды разделится на обычных людей и сверхлюдей? И следствием будет отнюдь не война или геноцид. Это будут не люди-Икс и не злобные супер умные мутанты, как в американской фантастике…


Я и так слегка заспойлил, поэтому не буду продолжать. Стиль повести также необычен, а само повествование не отпускает с момента начала чтения и до конца. Считается, что этим произведением братья «похоронили» Мир Полудня.


***


Вот такая моя десятка произведений братьев Стругацких. Я сюда сознательно не включил самые известные повести «Понедельник начинается в субботу» и «Трудно быть богом», так как именно с них и разочаровывается современный читатель. Я всего лишь упомянул мистическую «Хромую судьбу» и совсем не рассказал о грустной пьесе «Жиды города Питера» — последнем произведении авторов. А сколько еще произведений осталось «за кадром»? Про тот же «Мир Полудня» — если честно не так давно я взялся перечитывать «Полдень XXI век» и он сильно мне не пошел. Зато наивную «Попытку к бегству» или завораживающую повесть «Малыш» мне нравится перечитывать наравне с более мощными авторскими творениями. Но, как я уже писал выше, эти неупомянутые повести будут восприниматься по-родному после знакомства с топовыми произведениями.


Я не претендую на исключительность своего мнения и даже не утверждаю, что канонично описал содержание произведений. Однако, надеюсь, что статья кого-то мотивирует обратиться к творчеству АБС и новых поклонников творчества прибавится.

Показать полностью
762
Диаметр "слова о полку игореве"
18 Комментариев в Наука | Science  
Диаметр "слова о полку игореве"
27
Зачем в литературе мат?
35 Комментариев в Книжная лига  
Зачем в литературе мат? мат, литература, свобода, свобода слова, писательство, длиннопост, самиздат

Привет, Пикабу. Я уже некоторое время выкладываюсь здесь и попутно веду паблик вк arkadie_plz. В основном это вымышленные околофантастические рассказы или истории из реальной жизни, и вот с последним моим рассказом возникла проблема - большое количество мата от лица главных героев. Они - отмороженные бандиты, попавшие в сложную ситуацию, но почему-то читатели этого не замечают, а видят только глупость и невоспитанность автора. Поэтому решил разобрать для вас и заодно для себя, зачем в литературе мат.



Если кратко: я люблю нецензурную брань в литературе и не считаю зазорным использовать её в своих рассказах.



Это важно проговорить сейчас, чтобы потом не возникло вопросов о том, какой я бескультурный дилетант. У большинства людей в России сложилось устойчивое понятие: если человек использует мат, то он безграмотный невоспитанный ублюдок. И отчасти это правда – если ты не можешь сформулировать свою мысль без «блять, короче, нахуй», то ты, скорее всего, не слишком грамотный малый. Чёрт, наверное, каждый ловит себя на подобных проступках время от времени. В плюс ко всему, мат у нас не приветствуется не только на улице среди людей, но и на телевидении, в газетах и в любых других СМИ в принципе. И это тоже понятно – любой канал или издание хочет держать лицо, показывая свою адекватность и в какой-то мере хладнокровие по отношению к какому-либо событию, не встречая какой-нибудь скандал фразами: «Пиздец, товарищи!» или «Ебать, что творится-то?». Больше скажу, использование мата регулируется законом, так что вообще никто не любит нецензурщину через слово.



И теперь мы вернёмся к тому, с чего мы начали. Почему я не считаю зазорным использовать мат? Потому что мат – это часть нашей культуры.  Мат – это часть нашего с вами языка, одного из самых богатых языков в мире, это естественно выросший, сложившийся элемент речи, который в руках сценариста или писателя может сработать, как отличный инструмент для «очеловеченивания» персонажа. Обратитесь к поэмам того же Маяковского, и вы поймёте, о чём я говорю.



Как это работает? Да очень просто. Вспомните иностранные фильмы с русским дубляжом. Если вам, не дай бог конечно, оторвёт взрывом ногу, будете ли вы кричать «Чёрт!» или «Проклятье!»? Что-то мне подсказывает, что нет. Но цензура против мата работает только так, на телевидении нельзя будет перевести простое ёмкое «FUCK», как не менее ёмкое «БЛЯТЬ». И тогда реалистичность ситуации теряется.



Нужно понимать, что мат – это язык простого человека. И дело не ограничивается только лексиконом бандитов и гопников. Чтобы это понять, достаточно удариться мизинцем об ножку стола, испугаться пролетающей под ногами кошки, сильно накосячить и винить себя в этом. Выругался – и стало легче. И это нормально. И именно такой подход помогает читателю лучше ассоциировать себя с персонажем книги или фильма, просто потому, что на месте главного героя, попавшего в беду, читатель отреагирует точно также.



Поэтому прошу держать в уме: если в литературном рассказе (не путать с надписями на заборах) присутствует мат - значит он там не просто так.



Я хотел бы услышать ваши доводы "за" и "против" моей точки зрения.

Показать полностью
37
Литературная игра "Изба-читальня". Партия 004. Жанр - Приключения
150 Комментариев в Книжная лига  

Доброй ночи, дорогие любители литературы! Чуть-чуть не уложился в 26-е, пока писал, часы показывают уже завтра.


Итак, Жанр на четвёртую партию - приключения!


Вкратце пробежимся по правилам.


[Общие правила]

1. Каждый участник готовит короткий отрывок из литературного произведения, которое ему нравится.

2. Отрывок должен содержать не более 300 слов.

3. Задача участника – подобрать такой отрывок, чтобы заинтересовать читателей своим отрывком.

4. Победители партии, в зависимости от занятого места, получают возможность разместить на 50/100/150 слов больше в следующей игре, в которой они будут участвовать.

5. Полученные призы нельзя передать или накопить.


[Правила размещения]

1. Участник размещает свой отрывок в комментариях в ветке "Для участников".

2. Один участник может разместить только ОДИН отрывок.

3. При размещении отрывка, название и автора не публикуем.

4. Свои произведения выкладывать не рекомендуется,но если выкладываете,то полное произведение должно быть общедоступным для чтения, что бы заинтересовавшиеся смогли прочитать.


[Правила голосования]

1. Если очень понравилось, и хотелось бы прочитать, если взяла ностальгия по узнанной книге и в других особенно эмоциональных моментах - ставим "+" и в комментарии под этим отрывком оставляем сообщение со вторым "+"

2. Если просто понравилось, то просто ставим "+"

3. Если не понравилось, то ничего не ставим.

4. "-" желательно не ставить, а то игра превратиться в "позови соседа/друга/жену и заминусуй чужой пост"


[Важные замечания]

1. Пример размещения отрывка.

2. Размещать работы рекомендуется в первые 1-2 дня, позже - сложно заинтересовать.

3. Просьба не флудить в ветке с работами


[Подведение итогов]

вторник, 01 августа 2017


[Действующие призы на эту партию]


по результатам предыдущей партии

1 @NickKoreshkov [+150 слов]

1 @zadrotic [+150 слов]


2 @Maurrr [+100 слов]

2 @kinnegan [+100 слов]


3 @vkhi [+50 слов]


По результатам 1-й партии:

@Sambainu, [+100 слов]

@deodead, [+100 слов]


По результатам 2-й партии:

@havangardo [+100 слов]


[Следующая игра]


Запуск 05-06 августа

Голосование за следующую тему в комментариях.


[Архивы игр и обсуждений]

Поиск формата для Pikabu, Игра 01, Игра 02, Особенности игры вживую, Игра 03

Показать полностью
37
Авторское
9 Комментариев в Книжная лига  
Авторское
48
"Повелитель мух" - обзор
38 Комментариев в Книжная лига  

Вот только что закрыл книгу Уильяма Голдинга “Повелитель мух”. А что это значит? Значит то, что сейчас будет ее обзор.

Мир литературы вовсе не похож на уютный чердак, где стоит кресло-качалка, горячий чай, и книжный шкаф. Скорее он похож на исследование terra nova, подобно испанским конкистадорам, пробирающимся по джунглям Южной Америки, или подобно казакам, держащим путь через непроницаемую пургу Сибири. Тебе встречаются красивые места, которых прежде не видел ваш народ, прекрасные земли, чистые реки, а вместе с тем злобные и дикие твари, одно упоминание которых вселяет в вас дрожь.


“Повелитель мух”, безусловно, относится к последним. Я человек не самый впечатлительный, но эта книга заставила меня испытать сильные эмоции, в том числе изумление и страх. Но обо всем по порядку.


Начало произведения крайне безобидное. Вернее даже так: его нет. Идет война Великобритании не понятно с кем, и самолет с детьми, которых эвакуируют с Туманного Альбиона, сбивают близь необитаемого острова. Ни что стало с самолетом и где его обломки, ни что стало с пилотами и воспитателями, ни то, как дети смогли выбраться на сушу не известно читателю. Сначала я даже порофлил с этого, мол какой классный прием: не знаешь что придумать – пропусти и забудь. Но позже я узнал, что первые две страницы, где автор описывает ужасы ядерной войны, вырезали по просьбе издательства. Возможно, в них все и объяснялось.


Книга является пародией на другое произведение про выживание на острове, знаменитый «Коралловый остров» Р. М. Баллантайна. С середины 19 века по середину 20 века на Западе большой популярностью пользовался жанр “робинзонады” – историй про то, как люди на необитаемом острове посредством труда строят новую жизнь, во многом лучше старой. Уильям же был не согласен с тем, как утопически видели другие авторы жизнь людей в дикой природе. Он хотел опровергнуть ряд идей, которые были популярны в то время, такие как “человек прекрасен, но его портит общество”, “Дети святы, поскольку грех взрослого мира им не знаком”.


Поэтому он нарочно описал остров достаточно райским местом. Большое изобилие фруктов, растущих прямо под носом, никаких хищных животных, водятся свиньи, в наличие деревья и даже возможность добыть огонь. При этом на острове оказался не один герой, и не пару, а сразу большой коллектив. И чтобы еще сильнее упростить картину, он выбрал именно детей.


Путь в свет у романа был труден. Рукопись отверг двадцать один издатель. Произведение подвергали цензуре, но, в конце концов, ему был дан “зеленый свет”. Через 10 лет после публикации книгу включили в список классики американской литературы. Книга была переведена и опубликована даже у нас, в СССР, в 1969 году.


Дети, высадившись на незнакомый остров, вскоре смогли собраться в единое племя с выборным вождем и советом для решения отдельных вопросов. Все из них были мальчиками, но самого разного возраста и происхождения – от шестилетних малышей до четырнадцатилетних подростков, певцов церковного хора, детей из богатых семей и обычных деревенских мальчишек, сильных и умных. Среди них сразу выделились два лидера – Джон и Ральф, племя распределило между собой обязанности и принялось осваивать остров.


Хотите знать, что было дальше – читайте книгу. Она очень даже небольшая, читается легко и быстро, в отличие от того же “Вина из одуванчиков”. Поскольку книга является пародийной, то в ней множество отсылок к тому же “Коралловому острову”, например, имена главных героев. Однако сюжет, уж поверьте мне, отличается сильно.


Так что же интересного можно вычитать сквозь строчки романа?


Главная идея этой антиутопии – то, что все мы на самом деле не более чем дикие животные с самыми необузданными и жестокими инстинктами, которые мы подавляем лишь благодаря нашей культуре и моральным правилам. Как только любой из нас оказывается в среде, где никто нас не контролирует – ни родители, ни окружение, ни власти, то мы высвобождаем свое животное начало и перестаем быть людьми. И наоборот, вернувшись обратно в лоно цивилизации, мы снова, как оборотень днем, возвращается в обличие человека.


В первые дни и недели на острове, дети вели себя как в Англии – играли, танцевали, веселились, прикалывались друг над другой – так в цивилизованном обществе мы выплескиваем свои животные позывы. Но под конец книги из этих рудиментов развились вполне дикарские наклонности – эмоциональные танцы и прыжки с клоунадой превратились в ритуальные танцы, имитирующие процесс охоты, в ходе которых дети буквально пьянели от желания убивать. Детские страхи, которые подогрел мертвый парушутист, превратились в новую религию с жертвоприношениями- сперва свиней, а затем, едва ли, не людей. Задиры, что обижали маленьких, превратились в убийц и палачей. Детские мальчишеские драки обернулись кровопролитием и убийствами. Дети, выросшие в высоких христианских ценностях, которые в первые дни даже свинью не решались убить, превратились в маньяков-дикарей, не имеющие ни милосердия, ни сострадания. И ведь к этому их не вынуждала среда – даже в самые страшные времена еды, земли и других ресурсов хватало на всех!


Роман исследует истоки человеческой деградации. Уильям приходит к выводу, что всегда есть определенная моральная планка, которая все время стремится упасть вниз, под притяжением человеческих пороков. Деградация не происходит в один день, и она тянется достаточно долго, и, в то же время, люди не замечают перемен, поэтому иногда кажется, что все поменялось в один миг. Главный герой, Ральф, лишь когда дикари в ходе своего ритуального танца убили человека, понял, к чему они пришли и что ждет его самого.


У каждого из нас есть совесть, чувство вины и морали, которые нам не дают совершать злые поступки из страха ответственности – не физической, так моральной, когда ты испытываешь стыд. Для деградации главное лишь найти способ себя оправдать и для этого есть много способов. Даже один прецедент поступка, который кто-либо совершил и не понес наказания, дает право на его повторение всему остальному обществу. Не я первый это начал – каждый ведь хоть раз задавался этой мыслью?


Так же неплохим способом уйти от ответственности является анонимность. Дикари размалевывали себя до неузнаваемости, чтобы совершать свои злодеяния, не показывая кому -либо свое лицо. Что-то мне это напоминает, а вам?


И еще один действенный метод – перекладывание вины на всех. Когда был убит первый человек, никто не хотел брать на себя ответственность, хотя в диком танце участвовали все. Каждый считал, что виноват кто-то другой и у каждого совесть была чиста.


Повелитель Мух- этот зловещий тотем из головы свиньи на двустороннем копье и переводится на древнееврейский как Вельзевул, и есть отражение того дьявола, что сидит внутри каждого из нас. Это и есть наша душа, наше животное начало, которое рвется наружу. И если ты не хочешь стать Повелителем Мух, как едва не стал Ральф, нужно бороться с тем злом, что несет человеческая природа. Так считает Уильям Голдинг.


Так что же можно сказать в итоге? Книгу рекомендую читать, но держа руку на пульсе, особенно под конец, ибо такие живые кадры человеческой низости способны впечатлить даже меня, а ведь я много жести повидал. Кстати говоря, эта книга включена в школьную литературу, во всяком случае, в США. Не знаю, стоит ли детям видеть Повелителя мух и всю ту жесть, что описана. С другой стороны, книга хороша тем, что показывает: насколько жестокими со стороны могут быть дети. Так что, наверное, стоит.


Знаю, что по “Повелителю Мух” снят фильм, и говорят очень даже годный, так что его тоже нужно будет глянуть. Всем спасибо за просмотр, буду рад вашим отзывам. Книга получает заслуженные 10/10.


Жду вас в своей берлоге https://vk.com/scriptorcreativity

"Повелитель мух" - обзор Повелитель Мух, литература, книги, проза, культура, Философия, психология, обзор книг, длиннопост
Показать полностью 1
282
Дом Раскольникова
7 Комментариев в ВПитере  
Дом Раскольникова Санкт-Петербург, история, литература, достоевский, Преступление и наказание, Раскольников, длиннопост

Всемирно известный роман "Преступление и наказание" начинается с визуализации момента выхода из своего дома главного героя, который направляется к старушке-процентщице. Эти строки становятся первыми кирпичиками фундамента всего романа, на протяжении которого Раскольников одиннадцать раз выходит из дома, а возвращается в него десять. Ведь каждый читатель знает, что в последний раз он покидает этот дом навсегда...


Причина поселения Раскольникова Достоевским в этот дом и эту квартиру довольно банальная, он сам жил в доме по соседству и очень хорошо знал описываемый район, ведь рисовать с натуры всегда удобнее, какая бы она не была. В доме по адресу Столярный переулок 14/7 он творил после ссылки, рядом же находилась редакция журнала "Время", где вместе со своим братом они публиковали свои рассказы.

Показать полностью 6
33
Записки адъютанта: вперед и с песней
24 Комментария в Warhammer 40k  

Не загадывай вперед,


Кто кого переживет?


Если Бог за нас, отведет беду…


В землю лечь не легко,


Лишь бы знать за кого?

Записки адъютанта: вперед и с песней warhammer, Warhammer 40k, фанфик, фантастика, литература, Записки адъютанта, ария, длиннопост

- Это ересь солдат! Ты не знаешь за кого тут умираешь???


- Никак нет тов. Комиссар, знаю!


- За кого ты умираешь, солдат?!


- за ИМПЕРАТОРА!


- Так точно солдат, вольно, умирай за императора!

И отставить еретические песни, пой про свет Императора и его истин!


Страж империииии


На далеком стыке двух миров!


Страж империииии


Часовой невидимых постов!


Страж империи во мраке и огнееее,


Год за годом в битвах на святой войнееее


- Товарищь Комиссар! Замечена деревня к северу!

- РОТА СТОЯТЬ! Так…  Занять оборону на этом пяточке, в деревню отправим развед. отряд с целью выявить присутствие вооруженного противника, техники, возможного транспорта. Пилот! Ей ты, долговязый!!! Да *ля, ты! Скинь свой груз. И литератор, ты тоже, вы менее всего похожи на солдат, GO выполнять долг перед отечеством.


(комиссар): Литератор 5.43, пойди сюда

*уводит в сторонку*


(комиссар): вот это маячок, положишь к себе в рюкзак, если что мы вас вытащим…


(литератор): а что он такой большой и тяжелый?


(комиссар): ты меня спрашиваешь?! Я что, похож на инженера?


(литератор): никак нет, товарищ офицер!


(комиссар): вперед и с песней, держись рядом с пилотом, если что…



(комиссар): Адъютант! Адъютант мать твою!


(адъютант): Так точно!


(комиссар): Проследуешь за ними, скрытно, будешь наблюдать контакт с селянами, если что-то пойдет не так, и солдаты возьмут их в плен вот тебе кнопка, нажмешь, и нет их, я бабе в рюкзак дистанционный заряд сунул.


(адъютант): Так точно…


(комиссар): Звучишь неуверенно, адъютант!


(адъютант): Так точно!

Показать полностью 1
41
Из культового романа Желязны сделают телесериал
12 Комментариев в BigCollection: Всё о кино!  
Из культового романа Желязны сделают телесериал экранизация, роджер желязны, князь света, сериалы, литература

"Князь Света", одна из самых прославленных и блестящих книг Роджера Желязны, идет на экраны. Пока фэны водят вековые хороводы и камлания вокруг "Хроник Амбера", этого слепящего глаза гигантского янтаря в папской тиаре мировой фантастики, теледелы тихой сапой подкрались к другому культу Роджера нашего. Объемами, конечно, не в пример скромнее. Что отнюдь не умаляет качества новости, сообщаемой Den of Geek: за адаптацию Lord of Light берется Universal Cable Productions.


"Князь Света" - амбициозная, опьяняющая работа, и, скорее всего, это будет довольно сложная задача - визуализировать на экране все ее потенциальное буйство спецэффектов", - честно предупреждают авторы.



Роман вышел в 67-м и представляет собой, что неудивительно, сплошь психоделику. Действо его - далекое будущее, после гибели Земли. Экипаж старшипа "Звезда Индии" основывает колонию в другой галактике, частично выкорчевывает коренных демонических обитателей планеты, благодаря технологическому могуществу достигает невиданных высот, заодно - бессмертия, а частично - и некоего специфического просветления. Уподобляется богам индуистского пантеона, поселяется в Небесном Граде, вводит для простых смертных жестокую систему реинкарнации "по карточкам" и вообще всячески жирует и глумится. Но вскоре в среде небожителей происходит фракционный раскол и выпестовывается свой Прометей - борец с режимом за равноправие.


Продюсированием займется Valhalla Entertainment. Шоураннером выступит Эшли Миллер (сериалы "Грань", "Терминатор: Битва за будущее", "Сумеречная зона", сценарист первого "Тора", фильмов "Люди Икс: Первый класс" и анонсированного ремейка "Большого переполоха в маленьком Китае" Карпентера").


В 1979 году, к слову, уже предпринималась попытка киноадаптировать роман. Был выделен бюджет в пятьдесят миллионов долларов с перспективой, что оставшиеся после съемок ленты декорации послужат основой для тематического парка развлечений в Колорадо. Джек Кирби, покойный ныне именитый комиксист, известный своим филигранным подходом, "отец" Капитана Америки и соратник Стэна Ли, был нанят рулевым на проект, но все уперлось в особые заковыки, и картину свернули.


Причем это еще не самая занятная фактура. В 1980 году сценарий и наработки Кирби были выкуплены ЦРУ - для прикрытия операции "Арго", в рамках которой удалось эвакуировать шестерых американских дипломатов после захвата исламистами посольства США в Тегеране. Их вывезли под видом съемочной группы фантастического фильма, прибывшей в Иран для работы на натуре. В 2012-м Бен Аффлек снял об этом одноименное - "Операция "Арго" (Argo) - кино, номинированное на семь "Оскаров" и взявшее три из них.


Больше свежих новостей о кино и сериалах в паблике вк.ком/exitusreal

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь