4

Зверь, выходящий из земли. Глава 3.3

Начало главы:

Зверь, выходящий из земли. Глава 3.1

Зверь, выходящий из земли. Глава 3.2


Слуга поставил перед гостем наполненный бокал. И тут Флинт задумался, а стоит ли пить ещё? Зайдя по колено в болото, не обязательно нырять в него с головой. Флинт не успел определиться, будет ли слабостью рискнуть и взять в шоу Ноа, как новая слабость начала расшатывать его самоуверенность. Единственной мотивацией сделать очередной глоток было то чувство спокойствия и релакса, которое он ощущал в себе. Флинту хотелось продлить его или даже усилить. Хотя бы на час. Ещё один час отдохнуть от терзающего страха внезапной смерти. Возможно, именно так и формируется зависимость. Возможно, это и есть сигнал, что больше не стоит пить… Если бы Флинт знал название запретного вещества, то со стопроцентной уверенностью отказался. Но он не знал. И со дна колодца его разума как змеи поползли мысли, что раз не знаешь, то и упрекнуть себя вроде как не в чем.

- Она не будет! – твёрдо сказал Флинт, заставив слугу забрать бокал, который тот поставил рядом с Линдой. – Дай ей сок. И другую вилку.

На этот раз кровопусканий не было. Малазиец, унёсший труп кобры, вернулся с пустыми руками. Флинт пристально посмотрел на Марвана, который улыбкой оценил заботу начальника о своей помощнице. Затем он перевёл взгляд на Ноа. Парень с голубыми глазами и взъерошенными светлыми волосами отщипывал зелёные шарики от крупной грозди винограда и выглядел таким невинным, что его трудно было заподозрить в какой-либо вредной привычке. Может, у него и не имелось привычек? Может, вся его суть – это выполнение приказов хозяина? Флинт взглянул на трёх девушек в белых платьях. Их глаза, когда они смотрели на гостя, не выражали ничего. Отбросив сомнения, Флинт взял со стола бокал и опрокинул содержимое в свой желудок. После чего спросил:

- Он вообще умеет разговаривать? Или только петь?

Конечно же, Флинт просматривал выступления и интервью Ноа ещё до того, как отправился в промо-тур. Но всё равно решил задать этот вопрос. И не потому, что парень сегодня ещё не произнёс ни слова. Просто Флинт чувствовал, что Марван поэтапно, хитро, в пассивно-агрессивном стиле пытается его подавить. С помощью своего крайне уважительного общения и чарующего гостеприимства тот убедил Флинта изменить свои планы и отправиться с ним, да к тому же, прихватив Линду. Затем Азу вновь заставил гостя поддаться, усадив его на яхту и увезя куда подальше. Это подразумевало, что Флинт отдал себя в руки Марвана. Далее был колодец с кобрами – испытание страхом. Египтянин хорошо понимал, что жители городов Запада, далёкие от дикой природы, в большинстве своём боятся ядовитых змей. Следом состоялся кровавый перформанс, призванный демонстрировать разницу в твёрдости внутреннего стержня участников собравшейся компании: «Тех, кого ты боишься, я обезглавливаю и пью их кровь». И в заключение – без спроса добавленный наркотик как показатель, что Азу может делать с Флинтом всё, что пожелает. Даже убедить того взять наркомана в своё шоу. Но самое главное, каждый из этих шагов был настолько пропитан любезностью, улыбками, радушием и заботой, что резкое и яростное негодование считалось бы проявлением крайней невоспитанности и слабости.

Ноа ответил, не дожидаясь каких-либо жестов Марвана:

- Конечно, умею, мистер Розвелл. Мой словарный запас огромен, а речь прекрасно поставлена. Она способна завлекать и очаровывать зрителя на любом континенте. Вы будете мною довольны.

- Поменьше официоза и пафоса, - посоветовал Флинт строгим тоном.

- Окей, мистер Розвелл, - голос Ноа мгновенно изменился, стал раскованным и задорным. – Ну что, ребятки, мы начинаем новый этап шоу. Вы готовы?! Отлично!! Мне нравится ваш настрой! Разделитесь на четыре команды, и я озвучу ваше сегодняшнее задание…

Профессионализм, с которым Ноа изобразил речь ведущего «Десяти жизней», удивил Флинта. В голове пронеслась тихая мысль, что парень рождён для этой роли.

- Он прекрасно владеет английским и не разочарует вас, - сказал Марван, наблюдая за гостем. – Но мне больше нравится слушать, как он поёт. Ноа, спой для Флинта. А девочки станцуют.

В парнишке тут же запустилась другая программа. Это стало видно по его глазам. Взъерошив двумя руками волосы, словно уже имевшегося беспорядка на голове было мало, он поднялся из-за стола и раскованной походкой направился к сцене. Малазиец в жёлтой ливрее, которому до этого момента приходилось лишь вытирать кровь с пола, побежал включать аппаратуру. Девушки скинули свои туфли на десятисантиметровых каблуках, поочерёдно поцеловали Марвана в щёку и засеменили вслед за звездой. Слуга открыл ноутбук, его лицо озарилось слабым свечением. И когда все действующие лица заняли свои места, из мощных колонок «Marshall» грянули первые аккорды хита «Just live»…

Энергетика, которую сейчас источал Ноа, заполнила всё пространство двора. Его сильный вокал и естественные, но при этом отточенные до автоматизма движения завладели даже вниманием Азу, видевшего выступления парня не один десяток раз. На сцене находился зрелый артист. Победитель. Король мира. И поэтому Флинт снова ощутит неприятное чувство. Он понял, что он сам точно такой же, как Ноа. На экране телевизора мистер Розвелл предстаёт перед зрителями боссом, властителем умов и сердец. Тем, к кому направлены надежды и мольбы простых смертных. А в действительности Флинт не намного свободнее этого молодого певца. Обладание деньгами, всемирная слава и страх потерять расположение Вайсмана сделали его покорным, безвольным. Сегодня Флинта превратили в завсегдатая тупых передач, а что завтра? Заставят в женских стрингах прыгнуть с парашютом со статуи Христа в Рио? Подпишут на любой сумасшедший пиар-ход, лишь бы продать больше платных трансляций? Да, ради попадания в списки клиентов «Longa Vivo» многие люди были бы готовы и не на такое. И сам Флинт отдавал себе отчёт, что длинные числа на банковском счёте и долгая жизнь стоят того, чтобы потерпеть и вогнать себя в определённые рамки или же, наоборот, выйти за них. Но в то же время он чувствовал, что благодаря своему нынешнему положению может больше влиять на этот мир. Может приносить больше пользы не только корпорации, но и простым людям. И чтобы это произошло, сначала нужно избавиться от собственного нытья.

- Ну что, поговорим о делах? – наконец предложит Марван, когда Ноа принялся исполнять следующую композицию.

Но Флинт, отвлёкшись от размышлений, вышел из-за стола, бросил свой пиджак на спинку кресла и сказал:

- Позже. Сейчас я мне нужна бутылка водки, рюмка, лестница и он, - Флинт указал на одного из двух не занятых ничем малазийцев.

Слова не были сформулированы как просьба. Являясь всего лишь гостем в чужом доме, Флинт озвучил своё желание как само собой разумеющееся. Однако Марван если и возмутился, то ничем не выдал своих эмоций, и одобрительно рассмеялся, громко захлопав при этом в ладоши.

- Вы мне нравитесь, мой друг! Очень нравитесь! – произнёс он. – Главное, не растеряйте своё намерение по пути, - после чего приказал слуге быстро сбегать на кухню за водкой.

Когда Флинт по каменной дороге направился вдаль и исчез из виду, Марван цепким, пожирающим взглядом посмотрел на Линду.

- Как давно вы любите его?

- Что? – переспросила девушка, вернув свои мысли из той темноты между шумящими деревьями, куда ушёл её руководитель. Два бокала наркотического пойла обострили слух Линды, из-за чего голоса Марвана и, в особенности, Ноа стали казаться слишком громкими и навязчивыми.

- Давно вы любите Флинта? – повторил Марван.

Они сидели на расстоянии одного пустого кресла, и девушка всем телом чувствовала, как клейкая паутина голоса Азу опутывает её.

- Я не хочу говорить об этом.

- Вы ведёте себя слишком неуверенно и робко. Такому мужчине как Флинт наверняка нравятся сильные и решительные женщины. Вам стоит измениться либо выбрать другого мужчину.

Линда внезапно ощутила волнение в своей груди, но дело было не в страхе перед Марваном. Неизвестное вещество подавляло это чувство. Праведный гнев из-за присутствия зелья в напитке тоже отошёл на второй план. Девушка разволновалась от мысли, что именно сегодня, благодаря действию этого наркотика, она может решиться и, наконец, открыто признаться в любви Флинту. Излить ему всё, что так долго и бережно копила в своей душе…

Серые камни широкого, уходящего в землю кольца были едва различимы в темноте. Однако от этого кожа на руках ещё быстрее покрылась мурашками. Даже в японской версии фильма «Звонок», которая куда страшнее американского ремейка, эпизоды с колодцем не вызывали у Флинта столь сильных эмоций. Сегодня он не зритель. Сегодня он самолично спустится туда. Вниз. Запрещённый препарат был способен унять переживания, связанные с потенциально возможными проблемами, но он не мог заставить Флинта расслабиться перед встречей с его глубоким, зародившимся ещё в детстве страхом.

Фонарь с тихим скрипом покачивался на перекладине. Он не горел и служил сейчас частью волнующего антуража. Ветер не думал утихать и шумел листвой, отчего тут и там Флинту начали мерещиться змеи. Но змеи были на дне колодца, на расстоянии нескольких метров. За спиной послышались шаги. Это слуга прибежал из кухни с бутылкой водки и рюмкой. Из правого кармана его штанов торчали ножницы. Флинту за вечер не пришлось перекинуться с этим малазийцем и парой слов, и он не знал, стоило ли начинать. Сделав глубокий вдох, Флинт подошёл к колодцу и зажёг свет. Кобры тут же ответили ему дружным шипением. Он опёрся руками о прохладные камни и посмотрел вниз. Несколько двухметровых коричневых тварей с рисунками в виде белых колец на капюшоне встали в защитные позы. Поездка в Индию была ещё впереди, но частичка этой страны уже злобно поглядывала на Флинта. Очковые кобры водятся преимущественно в Индии. Теперь их в колодце осталось на одну меньше. Будь там всего одна змея, он всё равно бы боялся. Но страхи для того и нужны, чтобы от них избавляться.

Кобры в большинстве своём располагались у стен колодца. Видимо, так они чувствовали себя в безопасности. Флинт взял лестницу и, спустив её вниз, помотал влево-вправо, разогнав четырёх змей в стороны и к центру. После чего взглянул на мужчину в ливрее и вытянул руку. Тот наполнил рюмку водкой и вручил ему. Флинт выпил и, оценив самочувствие, потребовал повторить. Выпив повторно, он перекинул ногу через каменную стену и начал спускаться. Шипение кратно усилилось. Змеи, что находились в метре от лестницы, отползли ещё дальше. Все они поднялись в свои фирменные стойки, образовав неровный полукруг. Ступень за ступенью ноги Флинта достигли дна. Смотря в стену сквозь лестничные промежутки, он несколько секунд собирался духом и лишь затем повернулся. Пятьдесят две пары глаз уставились на него. Раз за разом раздвоенные языки выскакивали из чешуйчатых морд и тут же в них исчезали. Во рту Флинта начало пересыхать. Но он не думал сдаваться и шагнул вперёд. Змея слева сделала выпад, заставив Флинта застыть и сжать зубы. Вблизи кобры казались намного крупнее, чем при взгляде сверху. Предательская мысль принялась убеждать, что задание выполнено, и можно подниматься. Но Флинт изначально решил занять центр. Он сделал ещё один шаг. Выпады последовали один за другим. Шипение отражалось от бетонных стен и окружало незваного гостя. Флинт повторял про себя: «У змей нет яда. Они тоже боятся». Совершив бросок, кобры не только возвращались в исходное положение, но и смещались на десять-двадцать сантиметров назад. А Флинт снова шагнул вперёд. И тут же почувствовал удар твёрдым носом в правую ногу. Через мгновение и левая нога ощутила тычок. Будь у змей зубы, они легко прокусили бы тонкие брюки. Но зубов не было. И даже самым смелым рептилиям приходилось отступать.

Захватив центр колодца, Флинт крикнул:

- Ты говоришь по-английски?

- Да, мистер Розвелл, - ответил малазиец.

- Выключи свет на одну минуту.

- Хорошо, мистер Розвелл.

И фонарь погас. Тьма поглотила всё вокруг. Флинт закрыл глаза и вскинул руки вверх. В левую голень пришёлся ещё один удар носом. По ногам пробежала дрожь. Флинту хотелось что-то сказать, но он не придумал ничего вразумительного, подходящего для ситуации. Вместо этого он представил, что шипение - это помехи радиочастот, исходящие из старого приёмника с выкрученной на максимум громкостью. Звук неприятный, но не смертельный. Как и те существа, что сейчас так ненавистно смотрят на Флинта. Они не опасны.

Минута пролетела на удивление быстро. Свет вновь озарил колодец. Флинт поднял голову, глядя на смуглое лицо слуги.

- Вы всё ещё боитесь, - произнёс тот.

- Ты так думаешь? – ответил Флинт с лёгкой язвительностью в голосе.

- Я знаю, что вам нужно сделать, чтобы избавиться от страха.

- И что же?

- Схватить змею, собственноручно отрезать ей голову этими ножницами, смешать её кровь с водкой и выпить. И тогда страх развеется.

- Всего-то?

- Я избавился именно так. Именно здесь.

Флинт вновь посмотрел на кобр. Теперь картина виделась ему совершенно иной. Одно дело – спуститься к змеям, другое – схватить одну из них. У Флинта и в мыслях не было ничего подобного, но только сейчас он понял, что малазиец прав.

На дно колодца упали ножницы. Далее Флинт поочерёдно поймал бутылку и рюмку. Он ждал ещё какой-нибудь фразы. Советов бывалого змеелова или слов, берущих «на слабо». Но их не последовало. Слуга молча наблюдал. Открыв бутылку, Флинт сделал из неё несколько глотков. Сейчас как никогда хотелось затуманить сознание. Поставив бутылку на землю, он поднял ножницы и принялся выбирать жертву. Змеи словно почувствовали опасность и принялись делать выпады. Флинт не считал себя быстрее мангуста и понимал, что не успеет схватить змею за горло, когда та будет совершать очередной бросок. Сначала нужно взять кобру за хвост, подтянуть к себе и только потом хватать ближе к голове. Для этого нужны обе руки. Флинт зажал ножницы в зубах. Не имея личной неприязни к какой-то конкретной змее, он двинулся вперёд, решив, что не повезёт самой нерасторопной.

Ещё сутки назад от подобной ситуации волосы на голове Флинта встали бы дыбом. Но сейчас даже казалось забавным, что он охотится на змей в ограниченном пространстве, а те с опаской расползаются в стороны. Зубы сжимали металл лезвий. Наклонившись, Флинт попытался поймать один из хвостов, но тот выскользнул. Другая змея совершила бросок, Флинт ударил её наотмашь, так же, как выбивал сигару из руки Альфреда Киммиха. Оказалось, кобры в атаке не так уж быстры.

Очередной хвост. И очередное фиаско. Наконец, Флинту удалось настигнуть чей-то кончик хвоста. Он тут же потянут змею вверх, выпрямляя её, и резким движением правой руки схватил, но не достаточно близко к голове. Кобра тут же изогнулась и принялась жевать его запястье. Флинт едва пересилил себя, чтобы не бросить змею обратно на землю. «У неё нет зубов. Она не опасна» - мысленно повторял он. Кобра обвила предплечье. Чувствуя, что запас моральных сил стремительно истощается, Флинт взял в левую руку ножницы. Просунул лезвие между своим запястьем и шеей змеи.

- Не ждите. Режьте! - донеслось сверху.

Флинт вновь сделал глубокий вдох и…

И вдруг решил, что не станет убивать кобру. За доли секунды в его голове всё прояснилось. Глядя на это пытающееся сопротивляться создание, Флинт понял, что убив змею, он как раз поддастся страху, оставит его в своём сердце. У Флинта не было ни одной причины, чтобы лишать эту кобру жизни. Он не хотел пить её кровь. Он не стремился за что-либо ей отомстить. И смерть змеи не избавит его от врагов. Флинт спустился сюда, чтобы стать сильнее. И он почувствовал, что уже стал. Для этого не обязательно резать головы.

- Не ждите. Режьте! - повторил малазиец.

- Заткнись, - произнёс Флинт, размотал змею и опустил её на землю. Та быстро отползла в сторону, оставив на запястье слюни.

Он вернулся к центру колодца, сделал ещё один большой глоток и огляделся. Пятьдесят две пары глаз с той же опаской и ненавистью смотрели на него. Но Флинт смотрел на них уже немного иначе.

- У вас совершенно другое выражение лица, мой друг, - сказал Марван, когда Флинт вернулся во двор. – Всё в порядке?

Правый рукав рубашки гостя был испачкан ниже локтя – колодец имел земляное дно, и обвившая предплечье змея не была чистой. Флинт же так разволновался, что не подумал заранее закатить рукава.

Ноа к этому времени уже перестал петь и отдыхал в кресле справа от хозяина, там, где ранее сидела Рина. Сами девушки продолжали танцевать на сцене под композицию Enigma «Voyager».

- Всё замечательно, - подуставшим голосом ответил Флинт и, жестом спросив разрешения у Линды, взял её бокал с соком, чтобы утолить жажду.

- Тогда предлагаю освежиться и уже заняться переговорами, - Марван сделал несколько громких хлопков в ладоши, и танцы прекратились. Ноа поднялся на ноги как солдат во время боевой тревоги. Следом неторопливо встал и Азу. - Прошу вас, Флинт, идите со мной. А дамы пусть посплетничают здесь.

У противоположного края двора между домом и сценой начиналась ещё одна каменная дорожка. Она вывела троих мужчин через пальмовую рощу к двум бассейнам размерами десять на десять метров каждый, расположенным один за другим. Бассейны разделял метровой ширины мост с перилами. Он лежал на трёх колоннах, облицованных белым мрамором, и чёрных панелях между этими колоннами. Четыре больших прожектора были направлены на ближайший бассейн, на дне которого играл переливами света большой зеркальный квадрат, от него в разные стороны отходили блестящие полосы. Дальний бассейн покоился в полумраке. Малазиец сервировал круглый стол без ножек, размещённый на надувной подушке. Завидев Марвана, он ускорился, поставил в центр несколько блюд с едой и спустил плавучий стол на воду.

- Не стесняйтесь, - произнёс Азу, предлагая гостю окунуться. А тому и не требовались уговоры. После преодоления, совершённого им в колодце, Флинт считал за благо охладить эмоции и тело. Мужчины сняли верхнюю одежду, сложили вещи на белые шезлонги и одновременно прыгнули в воду.

Купание казалось каким-то божественным удовольствием. Тело бодрилось и будто бы вбирало энергию из внешнего мира. Флинт заметил, что остатки напряжения сняло как рукой. Он несколько раз проплыл от края до края, чувствуя, что тело вновь наполнилось силой. Видимо, Марван хорошо знал, как лучше всего развлекаться, накачавшись своим зельем. Оказалось, зеркальный квадрат в центре бассейна – это постамент полметра в высоту и два метра в сечении, а блестящие полосы – прутья металлических решёток, покрытые напылением. И если поднять и соединить все четыре створки, получится клетка без крыши, сантиметров на двадцать возвышающаяся над поверхностью воды.

- Для чего она вам? – поинтересовался Флинт.

- Для переговоров. И секса, - улыбнулся Марван.

- Секса?

- Объясню позже, если захотите, - ответил тот. – Но давайте поедим и поговорим.

Наступило время очередной трапезы. Ноа притянул плавучий стол прямо к постаменту. Гораздо удобней есть, стоя на нём, чем постоянно работая ногами. Помимо различных лёгких салатов на столе присутствовала обескровленная ранее кобра. Её порезали кусками, обжарили, а после протушили в пряном соусе. В таком виде змея не напугала бы даже Линду, которая всё равно побрезговала бы к ней притронуться. Вместо наркотического напитка к еде подали апельсиновый сок.

Разговор преимущественно вели Флинт и Марван. Ноа лишь изредка приходилось поддакивать, соглашаясь с обсуждаемыми условиями сделки. Учитывая предыдущее психологическое давление со стороны Азу, Флинт ожидал, что тот будет яростно торговаться, выбивая для себя максимальную выгоду. Но нет. Марван легко согласился на сумму, существенно меньшую, чем предельно допустимая с точки зрения начальства Флинта. Договорившись все бумажные дела решить завтра в полдень, два продюсера ударили по рукам.

- Теперь, если вам ещё интересно, я расскажу, как связаны эти решётки и секс.

- Интересно, - подтвердил Флинт. – Только без наглядных примеров.

- Естественно, - расплылся в улыбке Азу и приказал слуге: - Открывай ворота.

Малазиец, покорно дежуривший неподалёку в ожидании распоряжений хозяина, засеменил к мосту. Остановившись у края перил, он нажал одну из имевшихся на них кнопок. Чёрная панель слева под мостом начала медленно смещаться в сторону. Два раздельных водных пространства превращались в одно.

Из второго бассейна в первый ворвалась огромная серая рыба с высоким плавником на спине и большим хвостом. Следом за ней – ещё одна. И ещё. Вглядевшись, Флинт обнаружил, что вокруг него плавают акулы.

- Какого чёрта! – возмутился он, застыв как статуя, чтобы лишними движениями не привлекать внимание всё прибывающих «рыбок». Когда чёрная панель полностью ушла вправо, в первом бассейне уже сновали восемь двухметровых акул.

- Не стоит волноваться, - произнёс Марван и потрепал за плавник проплывающего мимо питомца. – Это серые рифовые акулы. Они вполне безобидны. Находясь здесь, мы можем спокойно наблюдать за ними и даже кормить с рук. Главное, случайно не порежьтесь ножом, когда начнёте дегустировать кобру. Почуяв в воде кровь, акулы свирепеют и способны напасть.

«Как любопытно», - подумал Флинт и решил вообще не прикасаться к ножу.

- И какая польза от них в сексе? – спросил он, хотя догадка уже родилась.

- Огромная! – ответил Марван. – Закрывшись в клетке со своими девочками, я выпускаю акул и выливаю на себя рюмку змеиной крови. Вы даже не представляете, что тут начинается. Рыбы сходят с ума. Они кидаются на клетку, пытаясь притиснуться между прутьями. Конечно же, акулы не могут достать нас. Но как это возбуждает! Девочки дрожат от страха, и внутри у них – вы понимаете, где – всё сжимается. А внутри меня просыпается зверь, которого сложно разбудить в мягкой постели под пение птиц или хиты Кайли, - он сделал секундную паузу. - Если хотите, вы можете попробовать.

- Попробовать? – не понял Флинт.

- С вашей милой помощницей. Мы уйдём и не станем мешать столь чудесному опыту.

- Благодарю, но мне это не интересно.

Флинту хотелось ответить грубо, однако, мягкий и гостеприимный тон Марвана заставлял быть деликатным.

- Я знал, что вы откажитесь, - сказал Азу, кивая. – Я сразу заметил, что Линда не привлекает вас. Поэтому прошу, отдайте её мне.

Он приложил ладонь к груди, показывая тем самым, что это очень душевная просьба.

- Отдать? – Флинт ощутил, как гнев, который сильнее любых релаксантов и транквилизаторов, зарождается в его сердце и расползается по всему телу. – Она не вещь, чтобы я её отдавал!

- Ах, эти западные ценности, - улыбнулся Марван. – Когда мужчина позволяет женщине быть чем-то бОльшим, нежели просто трофеем, она либо влюбляется в него, либо пытается им манипулировать. Линда любит тебя. Но ты не любишь Линду. Так отпусти её. Не держи рядом с собой, не мучай.

- Куда отпустить? В бассейн с акулами?!

Флинт злился ещё больше оттого, что продолжал отвечать вопросами. Эта пассивная агрессия воспринималась им как слабость, но ситуация в совокупности с продолжавшимся действием наркотика сковывала, заставляя отложить переход к рукоприкладству на крайний случай.

- Да. Мне нравятся женщины, влюблённые в других мужчин. Это заводит. Дина, Нина, Рина тоже любили кого-то другого. А теперь податливы и послушны. Но они надоели мне.

Флинт ощутил касание в верней части спины. В ногах похолодело. Резко обернувшись, он увидел проплывающую рядом акулу, задевшую его хвостом.

- Нет! – твёрдо ответил он, вновь посмотрев в лицо Марвану. – Линда уедет вместе со мной.

- Мой друг, прошу, не сердись. Хочешь, мы произведём обмен. Я отдам Ноа. Он исполнит любое твоё желание.

Флинт пальцами пододвинул к себе нож. До недавнего момента он считал, что Азу не может причинить ему и Линде вреда. Во-первых, большую важность имел бизнес-интерес. Марван хотел вставить своего парня в самое популярное шоу в мире. Во-вторых, Данкан и Ллойд знали, с кем и куда уехал Флинт и его помощница. И если кто-нибудь из них пострадает, египтянин с азербайджанскими корнями наживёт себе могущественного врага, коим в полной мере может считаться корпорация «Х». В-третьих, учитывая богатство и образ жизни, Марвана наверняка уже записался в клиенты «Longa Vivo». И вряд ли он хотел оказаться вычеркнутым из списков. Но сейчас, кожей чувствуя кружащих рядом акул, видя, как разгорается пламя в полупьяных глазах Азу, Флинт уже не был уверен в безопасности Линды и своей собственной.

- Я не педераст!

Марван заметил движение гостя, которым тот подтянул столовый прибор, но не придал этому значения.

- Нет? – удивлённым голосом произнёс он. – Прошу прощения. Я думал, в телеиндустрии твоей страны все мужчины – шпагоглотатели.

- Ты ошибался, Азу. Как и я – насчёт твоих отношений с Ноа. Не думал, что они настолько близкие.

Улыбка сошла с губ Марвана. Тут Флинт подумал о Линде. Что, если три безликих куклы обманом и хитростью сейчас накачивают её ещё какой-нибудь гадостью?

- Никогда не говори таких слов мусульманину, - Азу крепко сжал в руке вилку.

- Мусульманин, в своём доме подливающий гостям наркоту?! Мусульманин, готовый подкладывать одного мужика по другого?! Мусульманин…

Тут Флинт спиной вновь ощутил касание. И эмоции зашкалили. Не пытаясь совладать с ними, он резко повернулся и вонзил нож в тело уплывающей акуле. В воде появилась кровь. Рыба метнулась в сторону, за ней тут же ринулись все остальные акулы. Началась суета. Спокойные существа в одно мгновение превратились в бешеных хищников. Не желая продолжать этот разговор, Флинт поплыл к краю бассейна. Испуганный Ноа поплыл следом.

Выбравшись из воды, Флинт подошёл к стоявшему как истукан малазийцу и выхватил из его рук полотенце, предназначенное для хозяина. Полотенце для гостя лежало на шезлонге, но Флинту было плевать. Вытершись, он взял свои вещи и направился к каменной дорожке.

- Друг мой, - окликнул его Марван. Обернувшись, Флинт увидел, что Азу продолжал стоять на зеркальном квадрате посреди бассейна. Мимо него пронеслась раненая акула, преследуемая стаей кровожадных собратьев. – Сегодня ты дважды приятно удивил меня. Ещё раз прошу прощения, если оскорбил. В знак уважения я отдаю Ноа в шоу за вдвое меньшую сумму.

- Если Ноа меня подведёт, я легко воткну нож и в него, - произнёс Флинт и ступил на серые камни, не желая сейчас разбираться, насколько сказанная им фраза может оказаться правдой.


Фиолетовая яхта неслась по волнам Сингапурского пролива, стремясь доставить Флинта и Линду обратно к пристани у Кеппель Айленд. Марван Эль-Хадиди больше не преподнёс им никаких неожиданных сюрпризов, так что телепродюсеру удалось привести себя в порядок и взойти на борт водного «Хаммера» с верой в завтрашний день. Однако что-то терзало его. Различные эмоции и чувства затянулись в тугой узел, который занимал место в груди и давил на сердце. Не желая томиться в каюте, Флинт вышел на корму и смотрел вдаль на мириады огней ночного города. На плечо Флинта мягко легла чужая рука. Обернувшись, он увидел Линду, взволнованным взглядом смотрящую на него. Волосы её развевал ветер, к щекам и губам прилила краска.

- Что случилось? – поинтересовался Флинт. Ладонь девушки второй раз за вечер оказалась в его ладони, но в это действие он вложил не больше романтики, чем когда старший брат берёт за руку испуганную сестру.

- Флинт, я… - Линда замолчала, собираясь с силами. Но затем продолжила: – Я люблю вас. Люблю уже давно. Я…

- Стой, – перебил он, даже не догадываясь, как трудно дались ей эти слова. – Я знаю. Не продолжай.

- Я не прошу у вас взаимности. Но я хочу, чтобы вы выслушали меня…

- Линда, - он заглянул ей в глаза, – прекрати. Не нужно.

Флинт не хотел казаться безразличным. И он не собирался рассказывать, что чуть больше часа назад проявил твёрдость и спас Линду от рабства, от превращения в ещё одну рыжую пустышку в белом платье. Но это - большее из того, что он был готов ей дать.

- Почему? – обречённо спросила девушка и ощутила накатывающее желание расплакаться. Она так хотела выговориться.

- Потому что я твой начальник, - брякнул Флинт и отпустил её ладонь. Он не мог сказать «Мы с тобой из разного социального круга». Но, услышав свой голос, осознав свою позицию, он почувствовал себя лицемером, который кричит, что любит всё человечество целиком, но в реальности не способен полюбить никого конкретно.

Линда развернулась и пошла в каюту, пальцами вытирая навернувшиеся слёзы. Флинт не успел их увидеть, но челюсть его дрогнула. Он раздумывал, какие подобрать слова, чтобы хоть немного сгладить обиду девушки. Он искал, но не находил.

Из кармана брюк донёсся сигнал телефона. Входящий «е-мейл» на его личную почту, которую не найти на сайте телеканала. Вместо адреса отправителя – вопросительные знаки. Флинт открыл текст письма:

«Курамори Комацу. 19 лет. Город S. Гражданин США. Чип есть».



Продолжение следует...

Дубликаты не найдены

0

Да, конечно.

Подписался с главы 1.2. И конечно-же прочитал 1.1

Даже не знаю, как объяснить( русский не мой родной язык). Сцена с Флинтом и змеями, я в комментарии выделял.  ...не напугала бы... побрезговала бы... Я не знаю сюжета,  но двойное "бы" в неопределённости меня смущает, что-ли. 

А про вязкость: как я понимаю: герои попали в серьёзную переделку и (вот, нашел: !тягучесть (муха попала в варенье и никак не взлетит)!, а не вязкость) и сюжет как бы зависает. Тут нет никаких проблем.

раскрыть ветку 5
0

На счёт двойного "бы" и того предложения в целом я согласен и уже удалил его из черновика. Оно вообще не нужное, и никак не влияет на сюжет.


Но в этом эпизоде с Марваном нужно раскрыть взаимоотношения персонажей, так как в дальнейшем их знакомство (всех четверых: Флинта, Марвана, Линды и Ноа) станет поворотным моментом в истории.


На Пикабу я не стану выкладывать все главы, так как потом посты нельзя удалить. Скорее всего, выложу до 5-й включительно. Добавьтесь в друзья в ВК или Фейсбуке. Когда закончу редактуру, я выложу полностью на ЛитРес и сообщу об этом.


Мои страницы:

ВК - https://vk.com/darius.ikon

ФБ - https://www.facebook.com/dariusikon.official

раскрыть ветку 4
0

Послал запрос на Фейсбук

раскрыть ветку 3
0

...В таком виде змея не напугала бы даже Линду, которая всё равно побрезговала бы к ней притронуться.... Зачем тогда обострять? Я понимаю, что возможно это сыграет свою роль, но вот отписался.

раскрыть ветку 3
+1

Вы правы,  это лишнее. Книга ещё будет редактироваться.


Если у вас ещё есть какие-то замечания, буду рад конструктивной критике.

раскрыть ветку 2
+1

Всё очень интересно, и герои и сам рассказ. И я (надеюсь) понимаю вязкость подачи (если можно так сказать) взаимоотношений героев в этой части. Но, извините, очень резанула Линда по глазам. Спасибо за ответ, прям не ожидал, я с вами!

раскрыть ветку 1
Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: