10

Зверь, выходящий из земли. Глава 3.1

Предыдущая глава:

Зверь, выходящий из земли. Глава 2.1

Зверь, выходящий из земли. Глава 2.2


- … Меня зовут Конни Янсен. И как всегда в утреннем эфире рядом со мной красавец-мужчина, неповторимый Патрик Айронсайд.

- Здравствуй, Конни. Здравствуйте, уважаемые телезрители… Выглядишь изумительно.

В просторной телестудии, оформленной в мягких светлых тонах, на широком голубом диване зеленоглазая шатенка в очках и зализанный гелем брюнет демонстрировали друг другу свои ослепительно белые зубы.

- Патрик, поговорим сегодня о популярности.

- С удовольствием.

- Вот уже три дня подряд я просматриваю всевозможные интернет-ресурсы и удивляюсь, как быстро Флинт Розвелл превратился из «серого кардинала» в самого обсуждаемого человека в мире. Вот что значит хороший самопиар.

- Я тоже не прочь увеличить армию своих поклонниц. Сколько стоят его услуги?

- Наверняка, дорого. Да и представь, какая уже выстроилась очередь.

Оба смеются.

- А теперь серьёзно, - продолжила Конни. – Слова мистера Розвелла - что это? Какой-то хитрый ход, или же террористы добились своего?

- Пока неизвестно, чего именно они хотят. До сих пор никто не взял на себя ответственность за совершённые убийства и взрывы и не выдвинул никаких требований.

- Но как кому-то удалось заложить взрывные устройства сразу в пяти клиниках «Longa Vivo»? Там же охрана и столько камер…

- Полиция пытается это выяснить. Есть версия, что некто удалённо подключился к системам видеонаблюдения и вставил записи других отрезков времени.

- Как в «Плохих парнях»?

- Вроде того. Но пока это лишь слухи.

Патрик провёл рукой по своим уложенным волосам, затем взял со стола высокий стакан с водой и сделал глоток.

- Выходка Итана Пфайффера была первой в череде недавних событий. Подозревают ли его в связях с террористами?

- Насколько мне известно, нет. Полиция ничего не обнаружила. Но ему хорошенько досталось не только от Розвелла, но и от пользователей Сети. Столько брани и гнева не выливалось на одного человека даже во время последних президентских выборов.

- Возможно, Флинт Розвелл станет кандидатом на следующий срок.

- С такой поддержкой как сейчас он легко победит. Лично я готов отдать за него свой голос.

Снова смеются.

- И всё же, Патрик, скажи, что мистер Розвелл задумал? Вряд ли корпорация «Х» собралась сделать миру такой подарок. Его слова были искренними?

- Сложно сказать, Конни. Мне, как и всем, хочется в это верить. Но тут встаёт вопрос перенаселения. Хватит ли на Земле места и ресурсов, если люди станут жить хотя бы на сто лет дольше?

- Следующий сезон «Десяти жизней» посвящён космосу. Не удивлюсь, если по его окончании Флинт Розвелл торжественно объявит о начале колонизации Луны или Марса.

- Не знаю, возможно ли это в ближайшем будущем, но денег на такой шаг у корпорации «Х» точно хватит…

На этом моменте Альфред Киммих выключил телевизор и, небрежно положив пульт на стол, повернулся к Флинту. Попытался примерить на себя взгляд начальника.

- Ну и? – произнёс Флинт, чувствуя лёгкое отвращение к этому человеку. Если Киммих вызвал его к себе в кабинет, то наверняка собрался посредством своей персоны диктовать чужую волю.

- Ты ляпнул лишнего в прямом эфире. Твои слова могли создать дополнительные сложности для компании…

«Где-то я уже это слышал…»

- Но в итоге сейчас о тебе говорит весь мир.

- Так ты пригласил, чтобы ругать или хвалить?

- Я позвал тебя, чтобы сообщить – ты отправляешься в Азию.

- Куда? – удивился Флинт, пытаясь понять, шутка ли это? Но выражение лица Альфреда стало напыщенным и довольным.

- Гонконг, Сингапур, Йокогама. Твоя возросшая популярность сыграет нам на руку. Появишься на местном ТВ, поторгуешь лицом, разрекламируешь новый сезон «Десяти жизней».

- У меня полно дел здесь.

- Ты должен поехать. С тобой отправится целая делегация. Из-за экономической войны китайское правительство не хочет, чтобы миллиарды юаней ежемесячно утекали в Штаты. Но китайская элита – тоже люди. Они хотят, чтобы жизнь была долгой, а очереди короткими. В Гонконге обитает множество азиатских воротил, способных повлиять на китайских лидеров и уговорить их разрешить наш канал. Взамен корпорация построит в Гонконге клинику. Для нас это двойная выгода.

- Мне нужно заниматься организацией шоу! – в голосе Флинта сквозил гнев. – Всё расписано по часам. И через три дня я лечу в Нью-Йорк договориться с Талулой. Пиарить наш проект я должен в её программе, а не в Гонконге и Йокогаме.

Киммих ответил деловито и вызывающе спокойно:

- Это распоряжение сверху. Талула подождёт, - он опустился в своё кресло и, открыв дорогую резную шкатулку из красного дерева, достал сигару. - Брыкаться не в твоих интересах, Розвелл. Время ушло. Ты себя исчерпал. Шоу может прекрасно существовать и без твоего участия. И когда возникший вокруг тебя хайп схлынет, Вайсман это поймёт.

Кулаки Флинта зачесались, требуя новой драки. Язвительная улыбка на морде стареющей гиены Табаки не должна остаться безнаказанной. Альфред откинул крышку зажигалки, раскурил сигару и, смакуя момент, медленно выпустил несколько колец дыма. Флинт приблизился и выбил её ударом наотмашь, после чего ногой толкнул кресло, которое откатилось и с громким стуком врезалось в стену. Он угрожающе навис над своим начальником, чьи глаза округлились от испуга.

- Давай, улыбнись ещё раз! – потребовал Флинт.

- Так… так что, - сбиваясь, выдавил Киммих, - мне передать, что ты плюёшь на интересы компании и отказываешься?

Он пытался хорохориться, прикрываясь не судом за возможные побои, а авторитетом Аарона Вайсмана. Учитывая хорошие отношения Стаббса и Митчелла, никто бы не дал посадить Флинта, и дело б замяли. Но эта коварная формулировка вопроса сработала. Флинт выдохнул и демонстративно примостил свою пятую точку на стол руководителя. В конечном счёте, сохранить работу было важнее, чем набить ещё одну подлую морду. А решение об увольнении продюсера Розвелла мог принять только Вайсман, чьё расположение легко утратить. Так что злость пришлось трансформировать в энергию созидания.

- Раз уж промо-тур по Азии неизбежен, значит, там я и подберу нового ведущего для шоу.

- Мы утвердили Джи Риклза. Договор с ним уже подписан.

Альфред сделал свой голос максимально неконфликтным. Он пытался понять, существует ли ещё угроза получить перелом носа.

- Этого чёртового рэпера прошлым вечером нашли с передозировкой героином. Сейчас он в больнице, а после отправится проходить реабилитацию. И почему ты всё узнаёшь последним?

Киммих проигнорировал упрёк.

- Он же клялся, что давно завязал…

Но Флинт продолжал бить словами:

- Клятва наркомана… Напомни-ка мне, кто так настойчиво предлагал взять Риклза ведущим?.. «Три его туристических суборбитальных полёта подходят к тематике сезона»… И за него проголосовало восемь человек. Всех вас, идиотов, надо гнать с канала. Вот кто действительно себя исчерпал!

- Ты забываешься! – воскликнул Альфред Киммих и, набравшись смелости, поднялся с кресла. В своём тёмно-синем костюме от «Бриони» он мгновенно вспотел от шальной мысли, что сейчас можно ответить вальяжно сидящему на его столе Флинту и ударить первым. Но сознание так же мгновенно выдало оправдание тому, что драке не суждено случиться: «Ты взрослый солидный человек. Тебе нельзя опускаться до рукоприкладства. Ты выше этого».

- Я забываюсь? – растягивая слова, произнёс Флинт и тоже поднялся, оказавшись лицом к лицу с Альфредом. На полу у стены дымилась раскуренная сигара, а двое мужчин неотрывно смотрели друг другу в глаза. В отличие от оппонента, Флинт не чувствовал волнения. Он знал, что моложе на одиннадцать лет и физически крепче. И даже в какой-то мере упрекал себя за то, что ещё минуту назад был готов применить силу. Но самомнение и возросшее эго требовали расправы и утверждения власти.

– Мы оба знаем, что ты – всего лишь клерк, умело лижущий задницу Вайсману и поставленный здесь, чтобы передавать мне его пожелания и докладывать о моих промахах. Но я всё ещё генеральный продюсер... Итак, ведущего у нас нет, шоу начинается через три недели, а впереди – промо-тур по Азии с целью продвинуть наш канал в этом регионе. Значит, там я и буду искать замену твоему Риклзу.

Вновь белые ступени, стук мужских каблуков… Линда, отлучавшаяся на полтора часа по поручению Флинта, вернулась с пакетом бумаг, который аккуратно положила на край своего рабочего стола. Она скинула с плеч зелёное пальто и спрятала его за зеркальною дверью гардероба, оставшись в бирюзовой блузке с треугольным вырезом и длинными рукавами, а также в чёрных зауженных брюках. Линда одевалась красиво, но не броско. Она не вела охоту на своего начальника словно хищница, она мечтала стать его дополнением. Ногти её были аккуратными, небольшими, покрашенными белым лаком. Губы чуть припухлые от природы, брови тонкие, настоящие. Но Флинт упорно не хотел видеть в ней женщину. Вернее, по ряду причин он не рассматривал подчинённых как объекты для секса или любви. А после разговора с Альяной и подавно.

- Я всё сделала, - отрапортовала девушка. – Минуту назад заходил Райз, я сказала, что вас нет. Он просил позвонить ему.

- Собирай чемодан, родная. Мы отправляемся в круиз, - произнёс Флинт с натянутой улыбкой, не желая сливать на девушку злость, и исчез за чёрной дверью своего кабинета.

Естественно, Линда не поняла, о чём он говорил, но так ничего и не успела ответить. Она хотела постучать и войти, затем всё же решила позвонить по рабочему телефону, однако и тут передумала. Начальник явно пребывал в плохом настроении. Не впервые тот прятал от неё гнев под маской искусственных позитивных эмоций. Внутри же самой Линды боролись два чувства – недовольство и тихая радость. Радость – оттого что Флинт обратился к ней словом «родная». Девушке очень хотелось, чтобы он только так её и называл. Недовольство же порождало понимание, что для Флинта это обращение ничего не значило. Оно было мимолётной игрой с её любовью.

Спустя два дня возле дома Флинта Розвелла остановился автомобиль, чтобы отвезти продюсера и двух его телохранителей – ирландца по имени Ллойд и южноафриканца Данкана - в аэропорт. За рулём тонированного серого «Рендж Ровера» с номерами штата Индианаполис сидел широкоплечий русоволосый мужчина со шрамом в форме креста на левой щеке.

- Добрый день, - сказал он без особого почтения. – Я Кармайкл. Я доставлю вас к самолёту.

Не менее широкоплечие Данкан и Ллойд кивком головы и ухмылкой поздоровались с ним. Мужчины были знакомы. Флинт уже видел Кармайкла раньше на пассажирском сидении чёрного «БМВ», неустанно следовавшего за «Майбахом» Аарона Вайсмана. Человек, чьего имени Флинт до этого момента не знал, работал телохранителем главы корпорации «Х».

- Почему не Освальд? – спросил Флинт, хотя ответ был ему известен.

- О вашей поездке, - неохотно начал Кармайкл, - знают лишь те, кому положено это знать. Версия с крысой внутри компании ещё актуальна. Вы улетаете с частного аэропорта на частном самолёте. Садитесь. Не стоит долго топтаться на открытом пространстве.

По непонятной причине он вызывал у Флинта неприязнь и подозрение. Возможно, это из-за холода в глазах мужчины, выражавших презрение к окружающему миру. Возможно, всё дело в его больших ладонях, сложенных поверх коричневого кожаного руля. Создавалось впечатление, что они легко могут обхватить любую шею и… Реальных аргументов, чтобы опасаться Кармайкла, у Флинта не было. Он и сам это понимал. Сейчас всё новое и непривычное автоматически вызывало поток убегающих не в ту сторону мыслей. Так что Флинт решил не топтаться на открытом пространстве, бросил свой чемодан в багажник, надел тёмные очки и забрался в салон…

Исходя из географического положения, порядок городов, которые требовалось посетить, был таков: Йокогама, Гонконг, Сингапур, Бангалор. И эти точки на карте мира выбраны не случайно. В Японии не первый год наблюдается самый быстрый рост числа долларовых миллионеров. Их уже почти три миллиона. И пусть далеко не все обладают состоянием с семью и более нулями, корпорация решила построить в этой стране ещё одну клинику «Longa Vivo». Япония была одной из первых стран, которые включили канал «Т» в список разрешённых кабельных телеканалов. Йокогама – второй по величине город после Токио, с сильной экономической базой и лояльной аудиторией. Так что, как и столицу, его удостоят чести заиметь свой «чёрный квадрат».

Следующим в списке стоял Гонконг. С тысяча девятьсот девяносто седьмого года он практически автономен. Китайская Народная Республика взяла на себя вопросы обороны и внешней политики, Гонконг же оставил за собой контроль над законодательством, полицией, денежной системой и т.д. Автономность позволяла принимать внутренние решения, не слушая материковый Китай, и стать плацдармом для продвижения телеканала «Т» взамен на строительство клиники. Так корпорация «Х» планировала закрепиться на полуострове, а в дальнейшем раскинуть свои сети на территории всей страны.

Сингапур – ещё один экономический центр Азии, с множеством проживающих на его территории миллионеров. Появление в этом городе-государстве клиники «Longa Vivo» вместе с двумя другими проектами разгрузит Сидней и Токио, куда приходилось обращаться местным богачам, а также состоятельным людям Малайзии, Индонезии, Филиппин, Тайланда и прочих стран данного региона.

Заключительным пунктом в намеченной поезде был Бангалор. Индия имеет третью по величине экономику в Азии и является восьмой в списке стран по количеству долларовых миллионеров. Так что динамично развивающаяся «индийская кремниевая долина» первой из здешних городов получила право разместить у себя клинику «бессмертия». Строительство аналогичной клиники в Мумбаи тоже было не за горами. Естественно, корпорация «Х» не забывала о другой статье своих доходов. Подписи на договорах появились ещё в конце августа, нужные работы уже велись. Шестой сезон шоу «Десять жизней» станет доступным для жителей Индии не только в Сети, но и по официально разрешённому платному телеканалу «Т». Корпорация намеренно проигнорировала Тайвань. Не самые простые отношения с Китайской Народной Республикой никак не помогли бы в продвижении телеканала, а состоятельные люди Тайваня теперь смогут поправлять здоровье и «списывать годы» в Гонконге, Сингапуре и Йокогаме.

Продлить свою жизнь хотят все. Особенно, те, у кого есть на это деньги. Но нельзя просто так взять и продать клиентам желаемое. Сначала нужно создать дефицит и вызвать сопутствующее ему вожделение. В такой стратегии нет риска, ведь товар никогда не потеряет спрос, а корпорация «Х» – монополист в данной нише. Она намеренно не спешила строить клиники по всему миру в предыдущие годы, провоцируя неутихающий ажиотаж и выстраивая очереди из людей, мечтающих поскорее отдать свои миллионы долларов. А так как миллионеры зачастую имеют власть в принятии масштабных решений, клиники стали удобным рычагом в продвижении телеканала «Т», приносящего всё больше чистой прибыли. И пока топ-менеджеры и юристы вели деловые встречи, Флинт по нескольку раз в день начинал болтовню в различных телепередачах, рассказывая о дальнейших планах и расхваливая новый сезон шоу.

Убедить власти разрешить канал и создать необходимые условия - лишь часть задачи. Нужно ещё в кратчайшие сроки подсадить на него как можно больше новых зрителей. Для этого корпорация подготовила пару сильных ходов. Во-первых, в каждом из намеченных городов Флинт должен с радостной и широкой улыбкой объявить, что он обязательно возьмёт в седьмой сезон «Десяти жизней» по одному местному жителю, купившему подписку на «Т». Успеть организовать всё к шестому сезону было попросту невозможно. Во-вторых, для «квантового скачка» количества платных подписок Флинт с ещё более радостным выражением на лице сообщит миру, что корпорация «Х» решила четыре раза в год разыгрывать среди своих постоянных зрителей одну из услуг, предоставляемых клиниками «Longa Vivo». Да, это не десять, как в случае победы в шоу. Но при этом и делать ничего не надо, лишь ежемесячно вносить оплату. Учитывая тот факт, что многие люди ленятся оторвать свою задницу от дивана, подобная новость должна всех очень порадовать.

Азиатское телевидение как ни какое другое умеет превозносить человека либо выставлять его нелепым и смешным. Особенно это касается Японии. И хотя Флинт появлялся на экранах телевизоров как творец, владыка, несущий простым людям благо, в душе он чувствовал себя безвольной марионеткой. Оказавшись здесь не по своей воле, он был вынужден расплываться в презираемых им голливудских улыбках, постоянно шутить и отвечать на шутки ведущих. И Флинт понимал, что всё это – чистой воды коммерция. Капитализм не учит делать мир лучше, капитализм учит делать деньги. «Забота о человечестве – не твоя задача» - сказал тогда Аарон Вайсман. Возможно, тот был прав. В какой момент Флинт возомнил себя Мессией? В какой момент он решил, что корпорация что-то кому-то должна? Почему он сам решил, что должен кому-то? Всё дело в смерти отца и чувстве вины? Или ответ таился намного глубже, в самом центре человеческой души?

А ещё Флинт каждый раз испытывал дискомфорт, появляясь на улицах Йокогамы и Гонконга. После недавних событий у него появился страх толпы и открытых пространств. В Японии и Гонконге многие люди носят белые медицинские маски. Для японцев они уже стали едва ли не частью национального костюма. Те надевают их по поводу и без. Гонконгцы же, как и материковые китайцы, прикрывают дыхательные пути из-за смога, ставшего общенациональной проблемой. Но за каждой из этих масок мог скрываться потенциальный террорист. Да, Флинт знал, что запланированный маршрут не разглашался в СМИ, но всё равно волновался. Донован рассказал, что полиции удалось разыскать девушку, передавшую Итану Пфайфферу бумаги. Однако та не смогла сообщить ничего полезного. Незнакомец с неприметной внешностью заплатил ей за курьерскую работу. Отдал деньги, назвал имя и место, где найти адресата – и всё. Это значило, что люди, желавшие Флинту смерти, до сих пор находились на свободе.

А ещё маски напоминали о договоре с «Батлером». Количество свободных мест для участия в шестом сезоне стремительно уменьшалось, однако тот не спешил присылать данные своего напарника. Флинт знал, что вживление чипа требует времени. Он не хотел нарушать договор, но и ждать вечно не мог. Официально до завершения отбора оставалось четыре дня. Флинт решил добавить к ним ещё один и начал готовиться к новому перелёту. Следующим на очереди был Сингапур.



Продолжение следует...

Дубликаты не найдены