117

Зомби в реальном мире. Продолжение.

первая часть тут: Зомби в реальном мире

Я вышел в прихожую, прикрыл дверь в спальню, чтобы не разбудить домочадцев и включил свет. Обулся, натянул ветровку, положил в карманы ключи и телефон.

На крыльце вдохнул полной грудью. Цвела сирень, которая росла около подъездов, даже дышать вкусно. Еще вдох. Все же откуда-то тянет гарью.

А схожу-ка я прогуляюсь.

Шагнул на парковку, но в последний момент решил машину не трогать.  Я тут, рядом, недалеко.

Откуда-то из-за соседнего дома закричали, скорее даже это походило на визг. Коротко так, словно кричавшему заткнули рот. Еще крик, но уже другой голос. Слов не разобрал, похоже на приказ. Еще крик, похоже в ответ, неразборчиво.

Да что там творится?

Я нащупал во внутреннем кармане ветровки складной нож и как-то вдруг ощутил, что именно этот складничок сейчас, мягко говоря, неуместен. Оглянулся по сторонам. Ни одной палки, ни камешка, только редкие клочки бумаги. Убирали дворы хорошо.

Прислушался, глядя в сторону соседнего двора. Шум оттуда какой-то, возня.

Решил вернуться домой за куском пластиковой трубы, оставшейся от ремонта, как раз размер подходящий, чуть менее метра. Просто вернуться домой и остаться в квартире, не показывая наружу носа, не мог. Ролики про зомби, скорая-пожарные, запах гари, похожий на вонь руин после потушенного пожара. Все это зарождало в душе неясное беспокойство. Неужели пранкеры заигрались до такой степени, что это переросло в беспорядки? Сходить и глянуть нужно в любом случае.

Вернулся в подъезд и, поднимаясь по лестнице, увидел на лестничной площадке возле соседской двери строительный хлам, который обычно вечером не выбрасывают, оставляя на утро. Жерди, доски были связаны льняным джутом. Подошел. Ого, да тут кусок водопроводной трубы. Вытащил из связки с трудом, пару раз махнул. Самое то. И длина сантиметров семьдесят, и вес. И гайка какая-то на конце. Хотел было гайку использовать как булаву, но передумал и схватил трубу у гайки. Пусть поможет удержать при ударе, мало ли, упадет в траву, а там роса...

Снова на парковку. Внутреннее нетерпение толкнуло вперёд и я побежал, прислушиваясь на бегу .

У левого угла соседнего дома, за которым и были слышны крики, остановился. Выглянул осторожно. Никого и ничего. Прошел вдоль короткой стены торца дома. Неясные звуки как раз за углом.

Выглянул снова.

Перед подъездом стоит полицейский УАЗ ППС с распахнутыми дверьми. Перед ним неподвижно лежит босой человек лицом вниз, разбросав руки и ноги, в спортивных штанах-адидасах и белой майке-алкоголичке.

Я вышел из-за угла и сделал пару шагов к лежащему. Весь грязный, перемазанный чем-то. В свете фонарей, ярко освещавших прощадки у подъездов, было видно, что из-под тела вытекает... кровь??

А патрульные где?

Как-то резко расхотелось быть героем. Может, ну его нафиг? Повернулся, чтобы убраться отсюда и не успел.

—Эй... Парень...— Раздалось из кустарника у подъезда, у которого стояла машина и сразу хриплый натужный кашель. — Подойди!

Я остановился и повернулся на голос. Идти туда совершенно не хотелось. Ладонь, сжимавшая обрезок трубы, вдруг вспотела.

—Да не... — Кашель, казалось, разрывал легкие говорившего.—да не ссы ты... Подойди... Пожалуйста... Херово мне, помощь нужна...

Это “пожалуйста” помогло мне наконец определиться. Я достал из кармана телефон, сключил на нем фонарик, быстро подошел к говорившему и оторопел. За низкой оградкой полулежал-полусидел, опершись о стену дома, полицейский лет сорока, лысый, полный. Что это полицейский, я понял по одному погону, свисавшему с правого плеча. Форменная рубашка разорвана на груди в клочья и была странного темно-красного цвета. Я даже сразу и не сообразил, что полицейский весь в крови.

Только когда я перелез через оградку, яркий луч фонарика осветил руки. Мать честная! Да на нем живого места нет! Ниже локтей обе руки были похожи на месиво, будто полицейский безуспешно отбивался руками от стаи диких собак, а они его за это ели.

Он с заметным трудом поднял голову, натужно дыша. Пытался пошевелить руками, но выругался невнятно и просипел уже тише, уронив голову на грудь:

—Подойди... Да скорее ты... Сюда давай... ближе, блин...

Я склонился над ним, еле сдерживая рвотный рефлекс. Кровью воняло нещадно.

—Ты это...—просипел полицейский.—Телефон рядом... Поищи... Найди номер Виктора... Виктора Петровича... шустрее, ты...

Я судорожно отбросил обрезок трубы в сторону и начал шарить в траве рядом с полицейским. Рука почти сразу нашла телефон, весь перемазанный кровью. Свой телефон спрятал в карман ветровки.

Вытер об джинсы экран найденного телефона. Включил. Блокировки экрана не было. Нашел номер Виктора Петровича, набрал. Гудки.

—Сёма, чего тебе?—услышал я густой бас.—ты время видел?

—Это не Сёма.—сказал я, чувствуя себя по-идиотски.—Это...

—Дай скажу!.. Кхххх.... Дай... —просипел полицейский.—Приложи мне... с-с-сука, болит как... К уху приложи... быстрее...

Я бросил в трубку:

—Секунду, даю Семёна.

Приложив телефон к уху Сёмы, я почувствовал, как тот прямо горит. Температура у него явно зашкаливала.

—Петрович... кххх... Петрович, я всё, порвали меня... Тихо ты, не гунди... Вези моих в...—Сёма прислушался к говорившему.—Да, всё, хана... Да не успею я... Блять, да слушай ты... Вся эта херня в городе уже, хана Смоленску...

Голос Сёмы слабел. Дышал он все тише. Говорил почти шепотом. Еле поднял голову, посмотрел на меня.

—Сюда давай...

Я наклонился ближе.

—Пусть везет моих на базу...

—Кого “твоих”?—спросил я.

—Не перебивай ты... Семью, блин...—Сёма сделал несколько вздохов через силу. У него в груди что-то забулькало.—И сам вали из города... Пиздец селу, фашист пришёл...

—Что пришёл?—не расслышал я.

—Зомби знаешь?.. Кххх... Вот типа... С-с-с-сука, —полицейский поморщился, пытаясь шевелить руками, —ствол возьми... в машине на сиденье... кобура... в кобуре ствол... магазин в бардачке...

ух, с-с-с-сука...

—А напарники где?

—Один... все, кранты ему, меня... кххх... порвал... второй вроде цел...—он уже еле говорил и с трудом дышал.—ушел в этот подъезд за семьёй...

Я огляделся. Внезапно ощутил, что вокруг уже не так привычно спокойно и безопасно.

—Ствол...—прохрипел Сёма.— Уме... Умеешь?..

—Да.—растерянно ответил я.—А зачем?

—Бери... Да быстрее ты... быст... рее...

Я метнулся к водительской стороне, посветил фонариком. Кобура лежала на переднем пассажирском сиденье. Схватил. Вытащил. ПМ тяжело лег в ладонь. Проверил предохранитель. Вернулся к раненому.

—Молоток... Как сдохну...—он закашлялся, страшно, безнадежно.—Прострели мне башку... Не ссы, справишься...

Это уже было запредельно для меня. И так впечатлений выше всякого, так еще и в человека стрелять?

—Нахрена, Сёма?—спросил я оторопело.

—Буду тебя... тебя буду жрать...—Сема, натужно дыша, попытался смеяться, но смех перерос в хриплый кашель.—Голову включи... Напарник меня жрал... Я же.... сказал же... не...

Сёма как-то совсем странно захрипел, завалился на бок, широко открывая рот. Я смотрел, не в силах сделать хоть что-нибудь. Сёма мучительно умирал. Хрипел, запрокидывая голову назад и постепенно затих.

Я посмотрел на пистолет. Черт, вот же ситуация. Сердце бухало, словно пробежал несколько километров. И тут услышал какие-то странные звуки, идущие снизу. Посмотрел на траву и увидел брошенный телефон Сёмы. Поднял. С удивлением обнаружил, что звонок не был прерван. Поднес телефон к уху.

—Алё?

—Я всё слышал. Рассказывать не обязательно.—бас Виктора Петровича будто шел издалека.—Как Ваше имя?

—Александр.— ответил я через силу, глядя на лежавшего полицейского. В голове шумело. Звуки окружающего мира искажались, будто на голову надели здоровенный прозрачный шар. И зачем-то добавил.— Александрович. Князев фамилие моё...

—Слушайте меня внимательно, Александр Александрович. Семён дал Вам правильную инструкцию. Стреляйте ему в голову. Сейчас!

—Тут спят кругом!—попытался возразить я.

—Хорошо, Ваше право. Но учтите, Князев. Если Вы уйдете, не прострелив голову Семёну, он поднимется. И пойдет жрать всё, что видит.

Держа телефон плечом, я снял пистолет с предохранителя, чуть оттянул затвор. Патрон в патроннике. Нарушение, однако. Ну да ладно, некого уже наказывать. Подошел к лежащему. Направил пистолет тому в голову, держа его обеими руками.

—Можете не стрелять, Ваше право,—повторил Виктор Петрович,—но хуже уже точно не будет.

—А как же закон?—спросил я.

—Забудь.—собеседник перешел на “ты”.—Закон сейчас один. Выжить.

—А Вы вообще кто?—задал я вертевшийся на языке вопрос.—Имя ваше как?

—Генерал-майор...

Сзади грохнуло. Резко. Громко. От неожиданности нажал на спусковой крючок. ПМ пнул меня в руки, немного дернув вверх. В голове Семёна появилось отверстие. Телефон выпал.

Я тут же резко обернулся назад. Ну нихрена себе! Что-то упало на крышу УАЗа, промяв её почти до сидений. Я подскочил ближе и уставился на обе ноги в носках и серых форменных брюках, свисавшие с мятой крыши автомобиля на лобовое стекло.

ОХ-РЕ-НЕТЬ...

Я оторопело посметрел вверх. На самом последнем этаже из окна криво торчала рама.

Посмотрев у своих ног, нашел и поднял телефон.

—Вы тут, Виктор Петрович?—спросил я.

—Докладывайте.— пробасил генерал-майор и что-то невнятно сказал, видимо, кому-то рядом, закрыв микрофон рукой.

—Судя по одежде,—начал говорить я,—напарник Семёна выпал из окна на крышу машины...

—Твою же бога душу мать!—выругался генерал-майор.— Требуется контроль!

Я полез на капот, неуклюже задирая ноги. В одной руке телефон, в другой пистолет. Залез. Голова упавшего была расколота. От увиденного слегка замутило.

—У него голова лопнула.—произнес я в телефон.—Есть ли смысл патроны тратить?

—Добро. Спасай своих, езжайте из города. Чем быстрее, тем лучше. Телефон держи при себе, я позвоню.

—Зачем?

—Что ты умеешь делать?

—В смысле, что умею?

—Не тормози, боец. На бубне играть, вышивать, копать, что?

—Нуу,—я быстро прикинул, — Руками умею работать. Сварка, пилить умею. Да мне проще сказать, что я не умею. Разработкой и изготовлением оборудования занимаюсь. Еще умею людьми управлять, рабочим процессом... У меня своя фирма.

В соседнем дворе, который дальше, кто-то заорал:

—Вали отсюда, урод!!! Иди нахрен!!!

—В общем, вот.—как-то совсем скомканно закончил я говорить в телефон.

—Добро, Александр. Строевая подготовка есть? Стрелять умеешь?—торопливо пробасил генерал.

—Строевой нету, отец-военный еще до призыва отбил всю охоту, а потом вообще отмазал от службы. Стрелять умею. Гладкоствол есть. Практическая стрельба. Пистолет тоже...

—Добро. Будь на связи. Если есть возможность, езжайте в Гнёздово. В течение двух часов я тебе наберу. Обсудим твое будущее.

—У меня же есть семья. Их куда?

—Отставить панику, боец. Семью с собой возьмешь, мы не звери. Пистолет бери с собой. Никто тебя с ним не остановит уже, а жизнь близким спасешь. Все, отбой.

Вызов прервался.

Рассвет немного высветлил небо, начинался новый странный день.

Я огляделся, подошел к машине, забрал кобуру. В бардачке, вот радость-то, под какими-то бумагами нашел магазин от ПМ и несколько патронов россыпью, всё собрал и побежал домой. Пистолет на ходу поставил на предохранитель, засунул в кобуру.

У подъезда постоял минуту, приведя дыхание в порядок.


Когда зашел в квартиру, в прихожей меня встречали обе кошки, требовательно тыкаясь мне в ноги.

—Щас, полосатые, щас.—я разулся и защел в спальню.—потерпите немного.

Жена сидела на кровати. Горел боковой светильник. Часы на стене показывали четыре часа.

—Ты где был? Что там за шум на улице?

—Там полный пипец, Аня. Поднимай детей. Нам нужно ехать из города.

—Куда ехать? Ты можешь нормально сказать?—жена начала заводиться.

—Ты только не подумай, что я весь такой пафосный, но похоже, мир катится в жопу.—Я развернулся и пошел в ванную помыть руки. —У нас есть час примерно, пока город не проснулся. Но лучше быстрее...

—Это что?!—интонации Ани не предвещали ничего хорошего.

Я обернулся, не успев зайти в ванную. Аня уже стояла в дверях спальни и смотрела на кобуру, лежавшую на комоде в прихожей.

—Да.—я посмотрел в глаза жене.—это оно и есть.

—Откуда у тебя пистолет? Ты кого-то хочешь убить?! Или уже убил?!

—Нет. Но, боюсь, это поправимо. Так, дай мне умыться.

—Это кровь?—глаза Ани, уставившейся мне на руки, были огромными.—Саша, твою мать, что случилось?! Куда ты уже вляпался?

Я глубоко вздохнул и, шагая за порог ванной комнаты, произнес:

—Аня, пожалуста, поднимай в темпе детей. Вымою руки и все расскажу.



Продолжение следует:)

Дубликаты не найдены

+5
Читается легко, но у меня один вопрос: почему в случае БП главный герой всегда мастер на все руки?
раскрыть ветку 11
+8
А вот нихрена не мастер. Сюжет покажет далее. А если в реале, я сам например умею много чего. И в лесу выживать немного умею. И из лука стреляю. Работаю с металлом, испанский учу, своя мастерская керамики, где делаю то, что другие не могут. Там же станки всякие делаю. Плюс ко всему кем только не работал раньше. И барменом. И диджеем. И тренером. Так что главный герой более чем реален. Будут у него и косяки. Но это потом)
Ещё добавлю. Те, у кого есть опыт своего дела, бизнеса, умеют довольно быстро приводить свои нервы в порядок, за счёт чего более взвешенно принимают решения в критических ситуациях. Опять же, моральная устойчивость очень хорошо помогает мгновенно адаптироваться к новым ситуациям
раскрыть ветку 8
-1
Хорошо, когда руки из нужного места)) А почему бы главного героя не сделать изначально не слишком приспособленным к условиям БП? И потихоньку его прокачивать? Например, какой-нибудь худосочный программист, обладающий очень хорошей памятью, которая будет его выручать, а ля "Вроде я это видел на Ютубе, сча попробую так же сделать!".
раскрыть ветку 7
+1
Потому что длинные рассказы получаются только про таких. Остальные мрут быстро.
+1
А другие просто долго не живут)
+2

Немного напоминает Эпоху мертвых Андрея Круза, но вполне читабельно. Подписалась.

+2

В целом, очень даже хорошо, придраться особо пока не к чему, аффтор жги дальше!

0
0

А когда следующая часть будет? Подписалась)

Похожие посты
63

Зомби в реальном мире. Часть 5

Предыдущая часть здесь Зомби в реальном мире. Часть 4

Пиликнул мой телефон. Я посмотрел и увидел, что это было оповещение от гражданской обороны об эпидемиологической опасности в городе и области.
Майор прочитал сообщение на своем телефоне, хмыкнул и включил передачу.
Крузер наконец выехал на Крупскую, свернул налево и набрал скорость. Трофейный мицубиси ехал следом. Транспортер же остался во дворе.
Я схватил рацию.
—Андрюх, чё там у тебя?
—Да, щас, минутку.—раздался голос Андрея.— Дочка в туалет захотела. Мы сейчас.

Майор посигналил коротко дважды, взял правее и остановился у обочины. Мицубиси повторил маневр.
Ждали мы недолго. Спустя пару минут мы увидели Траспортер, выехавший со двора и поворачивающий в нашу сторону. Майор снова посигналил и, пропустив попутно летящие машины, выехал сразу на левую полосу. Мицубиси пропустил нас, микроавтобус Андрея и пристроился за ним следом.
До Соловьиной рощи доехали быстро.

—Вот этот дом. Подъезд крайний справа от нас если, заезжать тоже справа.— я указал на пятиэтажный дом.— Там может быть тесно у подъезда, погодите, звякну. Как бы не заперли во дворе.
Евгений ответил на звонок сразу. Я включил громкую связь.
—Сань, вы где?
—За домом, со стороны твоего подъезда. Глянь, что там у вас перед подъездом, помех нету?
—Ща. Повиси немного.—ответил он. Спустя короткое время он продолжил.— Перед подъездом на парковке человек десять стоят. Пара трупов еще. Крови дофига везде.
Я глянул на майора. Тот громко сказал, обращаясь к Евгению:
—Будьте готовы по первому требованию покинуть дом. Отойдите от окон, телефон держите рядом.

Я сбросил вызов, достал ПМ, проверил, дослан ли патрон. Майор покосился на меня, открыл дверь машины, глянув назад и махнул рукой. Подошли Сергей и Пётр. Майор кратко обрисовал им ситуацию и дал приказ на выдвижение.
—Погодите.—остановил я майора. —дайте какой-нибудь ствол Андрею. Он один сейчас остаётся. Мало ли что.
Сергей и Петр переглянулись, решая, кто поделится.
—Трофейный дайте.—сказал майор.
Пётр кивнул, достал из кармана захваченный пистолет, вытащил магазин, подергал затвор, потом вставил магазин обратно и отнёс его Андрею.

Бойцы пошли вперед, прижимаясь к стене. У дальнего от нас угла здания остановились. Сергей медленно заглянул за угол, подняв кулак. Потом, сложив большой и указательный пальцы, растопырил остальные три. Снова сжал в кулак и изобразил пистолет указательным и оттопыренным большим пальцем.

—Это что?—спросил я майора, который сидел и наблюдал.
—Девять противников. — ответил майор, внимательно наблюдавший за жестами подчинённого.
Сергей резко помахал взад-вперёд открытой вниз ладонью над головой и сделал шаг назад. Стоявший позади Пётр рванул назад за ближайший к нам угол дома. Сергей повторил его маневр, потом оба на разной высоте выглянули из-за угла, держа под прицелом место, откуда только что ушли.
Никто не вышел ни через секунду, ни через минуту. Пётр тронул напарника за плечо, указал на себя, потом на дальний угол торца здания. Пригибаясь, держа под прицелом пространство перед собой, добрался до намеченного места и крутанул указательным пальцем свободной руки над плечом.
—На позиции.—майор решил просветить меня в языке жестов.
Пётр оглянулся назад, показал пальцем на Сергея и махнул в сторону припаркованных машин. Тот метнулся к стоящим авто, пригибаясь и сел на корточки за черным Патриотом. Осторожно выглянул из-за капота, посмотрел на Петра, дождался, пока тот обратил на него внимание, коснулся своей головы, «прикрой», и прицелился.
Раздался выстрел. Сергей тут же шевельнул стволом в сторону и снова выстрелил. Потом быстро пригнулся и забежал за другое авто. Высунулся, выстрелил. Снова пригнулся, перебежал, снова выстрелил.
Пётр стрелял из-за угла одиночными, прячась за угол после каждого выстрела. Потом он присел и скрылся за углом. Выстрел. Снова выстрел. Короткая очередь на три патрона. И тишина. Потом треснули два одиночных. После паузы из-за дома выглянул Пётр и махнул нам, подзывая.

Майор выпрыгнул из машины, взял пистолет в правую руку и быстро пробежал дистанцию, отделяющую его от бойцов. Я двинул следом. Майор сначала было хотел меня остановить, потом кивнул головой, указывая место за бойцом.
—Докладывай.
—Эти жруны и сюда добрались.—сказал Пётр, погладив лысину ладонью в тактической перчатке.—Девять было на парковке перед домом. Еще пара разодранных в клочья. Сосед один в окно сказал, один покусанный в дом забежал. Жруны навелись вон на того, достать не смогли, но и уйти, видимо, жаба душила.

Пётр указал на бетонный козырёк над одним из подъездов. На самом краю козырька лежало тело мужчины в сером костюме. Рука и нога были в крови и светились с козырька. Это и привлекло зомби.

Мы вышли на открытое место перед домом, подошёл Сергей.
Евгений наблюдал за нами с верхнего этажа.
—Подъезд крайний! —крикнул он, указывая сверху на свой подъезд.

—Проверьте этот подъезд и квартиры.—майор указал на подъезд, обернулся назад и махнул Андрею, вышедшему из машины, жестом приказывая оставаться на месте.
—Есть.—Петр с Сергеем направились к подъезду. Мы с майором пошли следом.
Уже у самого подъезда меня снова окликнул Евгений:
—Сань! Номер квартиры помнишь?
—Помню,—крикнул я в ответ, и набрал на домофоне номер квартиры.

Пиликнуло, Сергей потянул дверь на себя дверь. Петр с оружием на изготовку осторожно зашел в подъезд. Сергей следом. Мы с майором остались снаружи. Я подпёр открытую дверь поъезда половинкой кирпича, валяющегося рядом.
Тишина длилась буквально до тех пор, пока бойцы не поднялись, судя по шагам, на второй или третий этаж, стуча кулаком в каждую дверь и спрашивая жильцов, все ли у них в порядке.
Раздался короткий крик Петра, потом грохот короткой очереди на три патрона, следом громыхнула еще одна. Через долгую паузу третья очередь, но значительно тише. Похоже, зашли в чью-то квартиру. Через пару минут снова приглушенная очередь.
Да что там у них?! Я сжал сильнее рукоять пистолета, прислушиваясь к звукам, исходящим из подъезда.

Казалось, прошла вечность. За время ожидания изо всех подъездов иногда выходили жильцы, кто по одиночке, кто целыми семьями. Все с сумками, рюкзаками, многие были одеты, как для похода, быстро загружались в свои машины, стоявшие у подъезда и также быстро выруливали с парковки.
Вскоре мы услышали шаги нескольких человек, спускающихся с верхнего этажа. Вышел Петр. За ним Евгений с женой с большими спортивными сумками в руках. За ними Сергей.
—Тихо всё.—сказал майор Сергею, вопросительно посмотревшему на нас.
Тот кивнул.
Евгений с женой подошли к своему Фокусу, загрузили в багажник сумки. Потом Евгений усадил жену в машину, а сам подошел к нам.
—Куда едем?—задал он вопрос майору. Протянул тому руку, здороваясь.—Евгений.
—Николай.—майор ответил на рукопожатием.—В Ельню.
—Зенитчики?
—К ним.—майор кивнул утвердительно.— Давайте за нами. Сергей, отдай трофейный пистоль человеку.

Когда мы колонной выезжали на проспект Строителей, я отметил, что машин заметно прибавилось и все ехали, судя по всему, из города. Гражданская оборона хорошо сработала или личная инициатива самих людей, но уезжающих было много.
Майор посмотрел по сторонам и произнес:
—Сейчас самое главное не встать в пробке. Инача амба всем.
—Можно объехать.—чисто для проформы выдвинул я свою версию.
—А смысл? Мы и так практически выехали из города.
Заговорила рация голосом Андрея:
—Сань, мы надолго едем из города?
Я посмотрел на майора в ожидании ответа. Тот заметил мой взгляд, покивал головой своим мыслям и сказал:
—Сложно сказать. По обстановке будем смотреть. Несколько дней...
Я повторил в рацию ответ майора, Андрей буркнул в ответ, что понял и дальше мы ехали в молчании.
Где-то в далеке раздались одиночные выстрелы. Майор быстро осмотрелся, насколько позволял обзор из кабины, посигналил три раза и свернул на обочину. Колонна повторила манёвр.

—Выходим.—майор включил ручник, не глуша двигатель и вышел из машины.
Все, кто ехал в колонне, вышли и собрались на обочине. Майор раздал указания.
—Пётр, давай к Андрею. Андрей, остаешься за рулем. Евгений, уступи руль супруге. Сам рядом, ружие держать в боевой готовности. Сергей. —майор посмотрел на блондина.— поедешь в конце колонны. Александр, за руль. Наша задача – добраться до пункта дислокации без потерь. Вопросы?
Все промолчали.
—По машинам.
Мы и расселись по машинам. Я настроил под себя водительское кресло, и, приноравливаясь к тяжелому внедорожнику, аккуратно выехал на дорогу, пропуская автомобили. Мне уступили, я выехал на полосу и чуть позже перестроился на левую полосу.

—На встречке, впереди.—коротко бросил майор.
Я посмотрел вперед. Метрах в ста впереди увидел белый БМВ Х5, подрезавший старенький микроавтобус. Рядом с ним стояли, размахивая битами, три человека, одетые так, что сразу становилось понятно: братки. У водительской двери микроавтобуса стоял пузатый до невозможности мужик кавказской наружности и что-то говорил браткам, активно жестикулируя. За ним стоял еще один, держась руками за окровавленное лицо. Когда мы поравнялись с ними, из микроавтобуса выскочил третий южанин, достал из штанов пистолет, что-то крикнул, выстрелил вверх и направил оружие на братков. Парни с битами замерли. Что было дальше, я не увидел, мы проехали, не останавливаясь. Но новых выстрелов вроде слышно не было.
Пока ехали по городу, несколько раз видели гаишников. Те стояли у автомобилей, держали в руках жезлы, но в движение не вмешивались, только смотрели на всё уплотняющийся поток.
Скорость потока была небольшая, километров тридцать, и это нервировало. Потом перед окружной дорогой скорость упала еще сильнее, но, когда проехали под мостом, на дороге стало ощутимо свободнее и я прибавил газу.

Показать полностью
146

Зомби в реальном мире. Часть 3

предыдущая часть тут Зомби в реальном мире. Продолжение.

Весь рассказ занял пару минут. На удивление, обошлось без эмоциональных всплесков. Как оказалось, Аня успела еще вечером, пока я был на работе, увидеть видео в соцсетях, успела напугаться, успокоиться и придумать себе версию с пранком. Потом я отправился на кухню готовить для всех завтрак, пока жена будила и собирала детей. Дочка не хотела просыпаться, дескать, школы нет, каникулы же и вообще, она закончила первый класс. Так что пришлось включить её любимые мультики про трёх Бодакырей. Сын десятиклассник уже встал и помогал со сборами.

Стоя у плиты и помешивая рисовую кашу детям, подумал и крикнул сыну:

—Макс! Следи за готовкой, я в магазин!

—Зачем? У нас же всё есть. —ответила жена, не отрываясь от своего занятия.—Злата, подними руки, давай наденем футболку.

—Надо ещё. Всё. Я ушёл, скоро буду. Поеду в Пятёрку.

Быстро оделся, проверил ключи и вышел. На крыльце задержался, прислушиваясь, ничего подозрительного не услышал, но все же решил проверить, как обстановка в соседнем дворе.

Тело в майке уже было накрыто покрывалом. Также накрыли выпавшего из окна, предварительно стащив с крыши автомобиля, у которого двери были уже закрыты. Семён лежал там же, где умер и тоже накрыт покрывалом.

Однако. Это кто же такой заботливый оказался? Хотя это и правильно. Незачем рассматривать мертвецов.

Вернулся на парковку у своего подъезда, брелок из кармана, ответное мигание фар Фольксвагена Шаран, полминуты на прогрев двигателя и я выезжаю с парковки.

У круглосуточной Пятерочки, как всегда по ночам, парковка была свободна. Лихо развернулся, нарушая, перед светофором, не выезжая на перекресток, подогнал минивен задом почти к самому крыльцу супермаркета и направился внутрь. Взял у входа тележку, первым делом полки с гигиеной. Смёл всю зубную пасту, зубные щетки, женские прокладки, мыло, шампуни. Остановился у салфеток в пачках. Пусть тоже будут. Походил там же ещё, закидывая в тележку все, что могло пригодиться. Потом чуть ли не бегом пошёл к кассе.

Сонная дородная кассирша неопределённого возраста сидела, уткнувшись в телефон и беззастенчиво зевала во весь рот. Её рыжая прическа выделялась ярким огненным пятном на фоне задней стены.

—Доброе утро. — поздоровался я.

—Доброе. Ого, это куда Вам столько?

Я начал было выкладывать на ленту, окинул взглядом всё, что набрал и спросил:

—А есть у вас тут коллеги? Я очень тороплюсь и помощь была бы кстати.

Кассир оглядела тележку и громко крикнула в сторону дверного проема:

—Мари-и-ин! Подойди!

Из подсобки вышла миниатюрная блондинистая юная девица в униформе магазина, жующая жвачку и чем-то похожая лицом на Скарлетт Йоханссон.

—Здрасть, — она оглядела тележку, — Ну так неслабо нагрузились. Гуманитарная помощь странам третьего мира, типа?

—Типа. — ответил я. — Поможете пробить? А я пока ещё одну тележку нагружу.

Они переглянулись и я буквально ощутил, как они мысленно начали подсчитывать барыши. Наверняка насчитают сверху прилично. Да и пусть. Спишем на чаевые. Да и время, опять же, уходит.

Девица кивнула, улыбаясь во весь рот.

Я схватил ещё одну тележку, стоявшую у соседней кассы и почти побежал в бакалейный отдел. Там до отказа забил тележку всякими крупами, макаронами, сахаром, солью, чаем, кофе. Всем тем, что может долго храниться. Проходя мимо полок со спиртным, взял несколько бутылок водки и коньяка. Консервы уже не поместились. Отогнал тележку кассирам, те увлеченно пересчитывали товар, что-то записывая при этом в блокнотик. Я огляделся, увидел ещё одну тележку и пошёл нагружаться консервами, печеньем, копченой колбасой, шоколадом.

Вернулся к кассе, где меня ждала тележка с гигиеной. Схватил её и потащил к машине. Разгрузил, снова вернулся к кассе, забрал следующую и потом вернулся за третьей.

Девица спросила, вроде с юморком, но и с плохо скрытым беспокойством:

—Вы, случайно, не на войну собрались?

Я посмотрел на неё, возвращаясь из своих мыслей, глянул на её коллегу и ответил:

— Сейчас, минутку. Ещё пять блоков Кента простого, если нет столько, давайте Винстон простой. И спички. И зажигалки. Все, что есть.

Мне посчитали и озвучили сумму. Даже по самым грубым подсчётам дамы наварились изрядно.

Расплатился картой. Загрузил всё в тележку и ответил на вопрос девицы:

— Ролики с зомби в городе видели?

Обе синхронно кивнули, а дородная со смешком сказала:

—Это крашенные под мертвецов, что людей пугают? Как же, мне муж недавно звонил, рассказывал, такой его за руку укусил. Скорую вызывали даже.

Я посмотрел на неё. Блин. Жаль тётку. Посмотрел на девицу.

Она встретилась со мной взглядом и даже жевать перестала.

—Чего?— как-то жалобно спросила она.

Я помолчал, мучительно подбирая слова. Сложно объяснить таким вот людям, которые даже в кошмарах проживают мирную жизнь. Я сам таким был только что, но увиденное мной наступление смерти перевернуло всё моё мироощущение.

—Это не розыгрыши. — наконец, произнес я. — Это… как бы сказать… Блин, в общем, это все в реале. Вирус, бешенство, зомби, хрен знает, что это, но тут недалеко в соседнем дворе уже три погибших, двое при мне. Вот примерно час назад где-то.

— Же-е-есть.—молодая, будто из неё выдернули стержень, как-то неизящно села на стоявшую рядом упаковку с водой в пятилитровых канистрах. Посмотрела по сторонам, потом на меня каким-то пришибленным взглядом. — А что теперь делать?

—Машина есть?— спросил я, обращаясь к обеим.

—Да, Ярис.—растерянно ответила девица.

—Собирайте продукты, всё, что долго хранится, средства гигиены, спички, мясное не брать, если только колбасы копченые. И валите из города. Если все успокоится, максимум, вам штраф дадут за отсутствие.

—А если не успокоится?—нервно спросила дородная.

—Валь, ну не тупи.—вдруг сказала девица.—Ты думаешь, чо он нагружается так?

Посмотрела на меня и тихо, но внятно спросила:

—Будет большой пиндец?

—Я не знаю, - честно ответил я,— но, похоже, все к этому идет.

—Зомби-апокалипсис? — очень спокойно спросила девица снова.

Я пожал плечами, развернулся и быстро потолкал тележку на выход.

—А Вы куда поедете?— крикнула дородная.

—За город. В сторону Гнёздова.

—А что там? — это уже девица.

—Не знаю, но поеду туда. Посоветовали.

—А можно с Вами? — в голосе девицы послышались просительные нотки.

—Марина, да? — Девица кивнула. — У меня семья. И я...

Марина перебила меня:

—Вы не так поняли, я не навязываюсь в любовницы. Я просто...

—Погоди, Марина. Давай так. Если жена будет не против, мы тебя заберем. Вот визитка, скинь свой номер. Я позвоню, если все мои будут согласны. Тогда тебе нужно будет собраться и быстро. Паспорт с собой?

—С собой. А ты, Валь? — Спросила Марина коллегу, которая уже кому-то звонила и отмахнулась, дескать, погоди,не мешай.

Я не стал ждать, разгрузил оставшуюся тележку в багажник и сел за руль. Вырулил на дорогу, набрал скорость. Редкие машины пролетали навстречу. Стало светло. На небе ни облачка.

Дома увидел, что сборы прошли успешно, всё было увязано в пакеты и пару чемоданов. Аня стояла у плиты, Злата сидела перед тарелкой каши. Максим чистил зубы. Порядок.

В прихожей открыл оружейный сейф, достал помпу. Следом коробки с патронами. Потом набор для чистки. На балконе взял сумку для перевозки оружия, упаковал ружье вместе с набором для чистки, патроны, их много, в отдельную сумку. Всё, я готов.

—Документы все взяли? — спросил я.

— Агыы. — протянул Макс, выходя из ванной.— Па, возьми пистолет.

Пистолета на комоде не было.

—Ань? Где пистолет?

—В маленьком чемодане. Сань, омлет готов!

Я быстро зашел в ванную, сполоснул руки и прошел на кухню. Омлет лежал на тарелках, посыпанный укропом.

—Макс, достань, пожалуйста, пистолет из чемодана и к ружью положи, ага?— попросил я.

—Лады-ы.

Вспомнил о просьбе Марины, озвучил её жене. На удивление, Аня дала своё согласие. Я тут же взял телефон. Марина уже прислала собщение.

Набрал её номер, включил громкую связь и положил телефон на стол

—Алё, Марина? Это Александр, который три тележки купил.

—Спасибо, что позвонили! — плохо скрываемая радость Марины от моего звонка вызвала улыбку жены.

—У тебя...— я посмотрел на настенные часы над дверью.— у тебя минут 20.

—Спасибки!!!—запищала Марина и отключилась.

После завтрака Аня начала мыть посуду, я же, взяв в помощники Максима, перенёс вещи в машину. Макс очень удивился, увидев количество купленного.

—Мы это все съедим?

—Что не съедим, то надкусаем.—пошутил я фразой из анекдота. Вернулись домой. Девочки уже одевались.

—Деньги, документы, бумага, карандаши?—начал перечислять я.

—Папа, ты пластилин не взял!—заявила Злата.—и микроскоп!

—Пластилин в чемодане уже,—ответила дочери Аня,—а микроскоп потом заберем. Да?

Злата кивнула.

—Нет, микроскоп мы берем сейчас,— я сходил на балкон и принес лабораторный микроскоп, упакованный в коробку.

Аня фыркнула, но никак не прокомментировала.

—Обувь берём всю, — сказал я,—полотенца взяла?

Я вопросительно глянул на жену. Та кивнула, застегивая молнию на ветровке Златы.

—И обувь, и остальное. Кошки уже в переносках.

Вышли из квартиры, обесточив и отключив всё, что можно.

Аня тоже отметила количество запасов из магазина. Загрузились. Поехали.

У Пятерочки машин заметно прибавилось. Стояла даже полицейская ВАЗ 2114.

Это меня немного напрягло, мое состояние передалось жене.

—Что там?—спросила она.

—Надеюсь, все норм,—ответил я, подождал, пока загорится зеленый, развернулся на перекрестке и подъехал к супермаркету. Припарковаться решил через пару машин от полицейской.

—Сидите здесь, —сказал я почему-то тихо, — мы скоро.

Скоро не получилось. Внутри сразу у входа лежал мужчина. Похоже уже всё, мертвый, судя по растекающейся крови. Над ним стояли два полицейских. Один держал в руке пистолет и смотрел на лежавшего, другой держал планшет и заполнял бумаги, беседуя с каким-то мужчиной, похоже, просто покупателем.

Марина стояла в стороне от кассы, глаза бешенные, руками закрывала рот. Увидела меня, глаза засветились какой-то отчаянной радостью. Я махнул ей рукой, подойди. Она шагнула в мою сторону.

—Стоять,—полицейский с пистолетом резко повернулся в сторону Марины, поднял и сразу опустил пистолет,—Вы свидетель.

—Что случилось?—спросил я, изрядно напрягшись.—нам с ней нужно съездить кое-куда. Она отпросилась.

Полицейский с пистолетом посмотрел на меня оценивающе, словно раздумывал, стоит ли вообще разговаривать и наконец кивнул в сторону Марины:

—Её коллега нанесла ножевое ранение в глаз мужчине. Наглушняк сразу. —как-то совсем не по-уставному закончил он.

—Он первый на неё напал!—Марина была готова броситься на полицейского,—он зашел в магазин, подошел и напал! Кусать начал! Даже укусил за шею вроде!

Я посмотрел на Марину, ободряюще улыбнулся. Что делать дальше, я не представлял. Огляделся по сторонам в поисках подсказки. Время шло.

Резко зазвонил телефон в моем кармане. Достал сначала свой, потом телефон Семёна. Звонок был на его телефон.

—Алё?—осторожно спросил я.

Ответил незнакомый голос с интонациями кадрового военного.

—Александр Александрович Князев?

—Так точно.—вырвалось у меня. Вот блин, с кем поведешься...

—Говорит майор Вяземцев. Вам надлежит прибыть в микрорайон Гнездово как можно скорее. Общий сбор у автомобильного моста через 40 минут. Успеваете?

—Да. Успеваю, вроде как. А где генерал-майор? Мы с ним говорили...

—Он приказал связаться с Вами. Жду вас через 40 минут. Какая у Вас машина?

—Синий Фольксваген Шаран, номер Т412МЕ, 67 регион. 5 человек. Две кошки.

Собеседник на другом конце хмыкнул. И продолжил более живым голосом:

—Давайте быстрее, долго ждать не будем...

Истошный вопль коротко ударил по ушам. Сердце пропустило удар и бешенно застучало, разгоняя адреналин по венам. Я вскинул голову, оглядываясь. Марина смотрела куда-то в сторону подсобки и пятилась. В дверном проеме стояла рыжая Валя. Она медленно оглядывала зал. Взгляд был немигающий. Униформа на груди была залита кровью.

Марина побежала к выходу, лицо её было белее снега.

—Стоять!—рявкнул полицейский, направляя пистолет на Марину. Та резко остановилась. Быстро оглянулась назад.

Рыжая Валя неуклюже перебирая ногами, будто заново училась ходить, направилась к нам. Ближе к ней был покупатель, на него она и нацелилась. Он неловко шагнул назад, когда Валя почти вплотную подошла к нему, упал на спину. Попытался вскочить, но рыжая навалилась на него всем весом, схватила его за кисть своими руками и впилась зубами в предплечье. Мужчина заорал, отталкивая рыжую от себя. Но та держала очень цепко, жуя руку. Мужчина, не переставая орать так, что заложило уши, пытался вырываться, потом извернулся и врезал Вале коленом в ухо. Я аж поморщился, но рыжая даже не заметила удара. Она перехватила руку выше и полезла по мужчине, как по стволу дерева, цепляясь за одежду, подтягивая того к себе.

Грохнул выстрел.

Рыжая продолжала тянуться к голове мужчины.

Еще выстрел.

Женщина схватила зубами мужчину за ухо и начала жевать. Через пару секунд ухо было оторвано. Потекла кровь. Мужчина рефлекторно высвободил руку и схватился за то место, где только что было его ухо. Это было ошибкой. Рыжая вцепилась зубами в трицепс мужчины, потом отпустила, когда он отдернул руку и впилась в шею сбоку. Мужчина завизжал, задергался под весом рыжей. Брызнула на пол кровь.

Снова выстрел.

Я посмотрел на стреляющего полицейского. Тот стоял, как по учебнику. Ноги на ширине плеч. Руки вытянуты вперед. Чуть наклонён вперёд корпус.

—В голову стреляйте!—крикнул я.

Марина тем временем подбежала ко мне. Я взял её за руку и мы рванули из магазина. Второй полицейский уже стоял с пистолетом наизготовку. Дернулся было в нашу сторону, но грохнул выстрел и он снова повернулся к рыжей и мужчине.

Уже в дверях я обернуся и увидел, как рыжая медленно сползает с орущего мужчины.

Мы выскочили на улицу, дернул Марину в сторону машины. Подбежали. Усадил её за водительским сиденьем и сам прыгнул за руль.

Повернул ключ в зажигании, заскрежетало, я оторопело уставился на приборную панель. Потом дошло, что двигатель и так работает. Выжал сцепление, включил заднюю. Рывком выехал с парковки, переключил передачу и выжал газ. Тяжело груженый минивен разгонялся. Мы пролетели через травмайные рельсы на перекрестке, помчали по Нахимова в сторону стадиона. А у меня в голове крутилась мысль: почему эти полицейские не знали, куда надо стрелять?

Почти не сбавляя скорости свернули направо на Дзержинского и вниз, к Днепру. Встречные машины мигали фарами.

—Гайцы впереди!— крикнула жена. —куда гонишь?!

Я нажал на тормоз. Шаран клюнул вперед, но тут же выровнялся.

—Осторожнее, Саша, не дрова везешь!—снова жена.

Я сбавил скорость, за плавным поворотом направо стояла машина ГИБДД.

Взмах жезлом.

Паркуюсь у обочины. Сижу. Дышу. Стук в окно костяшками пальцев. Открываю окно.

—Нарушаем? Документики прошу.

—А есть повод?—я протянул права и техпаспорт.

—А есть?—переспросил гаишник и заглянул в салон. Увидел женщин и детей. Постучал правами о ладонь.

—Вы бы стали нарушать с такими пассажирами?—спросил я.

Гаишник мельком глянул на права, потом спросил:

—А что там за херня?—и показал в ту сторону, откуда мы приехали.

—Не знаю, мы от площади Победы едем.—соврал я, зная, что ему не было видно, откуда мы ехали.

—Отпускай их, у нас вызов!—крикнул второй гаишник, стоявший у служебной машины.—на Багратиона у рынка ДТП с пешеходом.

Я получил документы назад и облегченно вздохнул.

—Что там было?—спросила жена. —там стреляли?

—Там полный крантец.—ответил я, трогаясь и набирая скорость.

Марина всхлипнула. Жена что-то тихо ей сказала. Марина что-то пробурчала в ответ.

Дети молчали.

Переехали Днепр по мосту. Пока ждали светофор на перекрестке, я оглянулся назад, посмотрел на детей. Злата спала, обняв игрушку Беззубика. Макс смотрел в окно. Жена обняла Марину.

Зеленый. Поворот направо. Снова светофор. Налево. Мост через железнодорожные пути. Светофор. Налево. Скорость. Светофор. Мост. Прямая, уходящая вперед дорога. Красный бор, сосны. Гнёздово. Мост через жд пути. Перед ним несколько единиц военной техники и несколько гражданских авто. Взмах жезлом. Подходит.

Открываю окно.

—Александр Александрович?—киваю.— Вам туда.

Взмах жезлом, указывающий направление. Там стоит УАЗ защитного цвета. Подъезжаю. Выхожу. Ко мне идет сухощавый майор, такого же, как я, невысокого роста.

—Князев?

Пожимаю протянутую руку.

—За мной.

Садимся в УАЗ. Там на заднем сиденьи сидит незнакомый офицер. Но знакомый голос.

—С прибытием,—густой бас как-то сразу успокаивает. Становится легче дышать. Оказывается, всё это время грудь снова стальными обручами стянуло. Я пожимаю протянутую руку.—Через полчаса отправляемся. Езжайте за нами.

—Погодите, Виктор Петрович.— я лезу в карман, достаю телефон Семёна. — возьмите.

—Майор?—-генерал смотрит на майора.—Займись.

Майор забирает телефон.

Я вдруг ощутил, что теперь будет все иначе.


Продолжение следует.

Показать полностью
95

Зомби в реальном мире

Навеяно темой постапокалипсиса. Давно не писал, лет так 20-22, еще со студенчества. Если хорошо зайдет, напишу продолжение.


Час ночи, дома тишина, все спят, жена, дети, кошки.
Хотя нет, не все. Младшая кошатина появилась на кухне, где я работал за ноутбуком, коротко мявкнула, запрыгнула на диванчик, подошла, ткнулась носом в локоть, вот она я, хозяин, погладь же меня скорей, и уселась рядом на свернутый плед, переминая его передними лапами и урча. Где-то читал, этот рефлекс у кошек из детства, когда вот так помнут живот мамы-кошки и молока прибавится.
Работа закончена, сна ни в одном глазу. Есть тоже не хочется. Хотя, может чайку с лимоном? Вставать, ставить чайник... Лень. Нет. Подождет.
Ролики, что ли, на ютюбе посмотреть... Частенько это помогает отвлечься. Ролики хороши оптимистичные, такие, чтобы при просмотре росла вера в человечество. Победы всякие, достижения, таланты.
Что тут у нас в первом попавшемся? Эминем? А сойдет, пусть читает. Добавим справа автозапуск.
Так, а это что такое? Зомбари какие-то. Очередной пранк? Ну да, так и есть. Снимали днём. В стиле самого паршивого ужастика парочка ряженых, старательно изображая неуклюжую ломанную медлительность, неспеша гоняются, если можно так сказать, по улице за случайными прохожими. А те старательно делают вид, что им до усрачки страшно и разбегаются.
Хотя нет, им на самом деле страшно. Лицо какого-то хипстера с ярко-красным рюкзаком за спиной крупным планом, паника на лице. Неслабая такая паника. Ему на самом деле очень страшно. На видео не слышно, но он кричит. Нет, он орет. Стоит на месте и орет, сгибаясь в пояснице, держа правой рукой за плечо свою левую руку. Левый рукав коричневого пиджака разорван и мелькает окровавленный локоть. Блондинистые волосы растрепаны. Даже можно посочувствовать.
Хм... Никогда не понимал, в чем кайф, так пугать людей. Хотя, не спорю, смотреть интересно.
Не слишком ли далеко зашел пранк? Так пугать людей. Мало ли найдется кто-то несдержанный и лупанет по лицу ботинком.
Камера немного повернулась влево. Следующий кадр: лицо зомби. Зомби смотрит куда-то левее и выше хипстера. Грим наносили настоящие мастера своего дела. Ни грамма пошлого серо-землистого цвета в стиле пошлейшей живой мертвечины. Нормальный цвет лица, разве что бледный какой-то и кровь, густо размазанная по лицу. Точнее, хорошо подобранная краска под цвет крови, разумеется. И краска даже на расстоянии выглядит липкой.
Что же с этим лицом не так? Никак не пойму. Вроде все в рамках жанра, но что-то режет взгляд... глаз, левый глаз. А его-то и нет. Или мастерски нанесенный грим, или глаз на самом деле отсутствует. Неужели инвалид с одним глазом вышел на прогулку? Такой да, сильно будет отличаться в сторону правдоподобности.
Но все же что-то не то...
Черт! Неслабо потрудились гримеры. Из глазницы вытекла струйка темно-красной краски. Они туда тюбик с краской засунули, что-ли? Изобретательно.
Резкая смена кадра, будто снимающий в панике забыл о правилах съемки. Хипстер изо всех сил отбивается красным рюкзаком от второго зомби, подобравшегося к бедняге справа. Эти зомбари для натуральности наркоты обожрались, что-ли, чтобы на боль не реагировать? Этакие берсерки. Рюкзак отчетливо попал ремешком зомбарю по глазам, а тому хоть бы хны. Будто и не было хлесткого удара.
Рывок камеры куда-то вправо. Следующий кадр. Бегущая тетка неопределенного возраста и неопределенного телосложения бежит прямо на камеру по проезжей части, игнорируя уходящие от столкновения автомобили, резко сворачивает на выложенный брусчаткой тротуар, спотыкается о бордюр, плашмя летит вперед, разбросав руки в стороны, и со всего размаха бьется лицом о брусчатку. Замирает. Потом, не вставая, лёжа поворачивается на бок и хватается обеими руками за разбитое лицо, сквозь пальцы начинает течь алая кровь.
Смена кадра. Зомби без глаза бодро шагнул в сторону хипстера. Тот занят битвой с другим зомби и одноглазый ему со спины не виден. Одноглазый хватает хипстера обеими руками за воротник и дергает на себя. Тот, не удержавшись на ногах, как-то неуклюже падает на спину.
Следующий кадр. Тетка уже сидит на краю тротуара боком к камере, вытянув ноги на дорогу и размазывая оранжевым платком кровь по лицу. Платок сильно запачкан кровью. Рядом валяется сумка и выпавшие из нее вещи. Далее по тротуару приближется еще один ряженый. Идет почти ровно, лишь слагка прихрамывает.
Смена кадра. Вдалеке через дорогу стоит небольшая группа людей, человек в пять. Они активно жестикулируют, глядя в сторону разыгравшейся у них на глазах пранк.
Смена кадра. На хипстера, лежащего на спине и как-то даже по-детски дрыгающего руками и ногами, навалились всем своим весом два ряженых. Как-то бестолково навалившихся. Мешают друг другу.
Смена кадра. Тетка, сидящая на тротуаре, посмотрела направо, увидела приближающегося ряженного, того, что почти с нормальной походкой и как-то очень шустро вскочила на четвереньки. Сделала пару шагов, потом неуклюже вскочила на ноги и, хромая, со всей своей раненной резвостью помчалась прямо на камеру.
Так. Стоп. Ролик на паузу. А где это снимали? Россия, вон афиша на стене с русским текстом. Ого, а снимали-то в родном городе. Знакомые фасады одной из центральных улиц.
Мда. Прямо хардкор-пранк.
Прислушался к ночной тишине. Вышел на балкон и открыл окно. У соседнего дома почти все окна темные. Еще бы, три часа ночи.
Где-то вдалеке крики, будто что-то празднуют. Хлопки фейерверков. Эхо метнулось по домам. Какой сегодня праздник? Может, у кого свадьба? Тем более ресторан в пяти минутах ходьбы от дома, часто празднующих слышно до утра. Пахнуло дымом. Где-то истеричные звуки сирен, как минимум в двух местах.Скорая, что-ли летит? Или пожарная? Черт, никогда не различал их по сирене. Или вообще может быть полиция..
Похоже, город не спит весьма активно...

Продолжение следует?

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: