112

Зомби в реальном мире. Продолжение.

первая часть тут: Зомби в реальном мире

Я вышел в прихожую, прикрыл дверь в спальню, чтобы не разбудить домочадцев и включил свет. Обулся, натянул ветровку, положил в карманы ключи и телефон.

На крыльце вдохнул полной грудью. Цвела сирень, которая росла около подъездов, даже дышать вкусно. Еще вдох. Все же откуда-то тянет гарью.

А схожу-ка я прогуляюсь.

Шагнул на парковку, но в последний момент решил машину не трогать.  Я тут, рядом, недалеко.

Откуда-то из-за соседнего дома закричали, скорее даже это походило на визг. Коротко так, словно кричавшему заткнули рот. Еще крик, но уже другой голос. Слов не разобрал, похоже на приказ. Еще крик, похоже в ответ, неразборчиво.

Да что там творится?

Я нащупал во внутреннем кармане ветровки складной нож и как-то вдруг ощутил, что именно этот складничок сейчас, мягко говоря, неуместен. Оглянулся по сторонам. Ни одной палки, ни камешка, только редкие клочки бумаги. Убирали дворы хорошо.

Прислушался, глядя в сторону соседнего двора. Шум оттуда какой-то, возня.

Решил вернуться домой за куском пластиковой трубы, оставшейся от ремонта, как раз размер подходящий, чуть менее метра. Просто вернуться домой и остаться в квартире, не показывая наружу носа, не мог. Ролики про зомби, скорая-пожарные, запах гари, похожий на вонь руин после потушенного пожара. Все это зарождало в душе неясное беспокойство. Неужели пранкеры заигрались до такой степени, что это переросло в беспорядки? Сходить и глянуть нужно в любом случае.

Вернулся в подъезд и, поднимаясь по лестнице, увидел на лестничной площадке возле соседской двери строительный хлам, который обычно вечером не выбрасывают, оставляя на утро. Жерди, доски были связаны льняным джутом. Подошел. Ого, да тут кусок водопроводной трубы. Вытащил из связки с трудом, пару раз махнул. Самое то. И длина сантиметров семьдесят, и вес. И гайка какая-то на конце. Хотел было гайку использовать как булаву, но передумал и схватил трубу у гайки. Пусть поможет удержать при ударе, мало ли, упадет в траву, а там роса...

Снова на парковку. Внутреннее нетерпение толкнуло вперёд и я побежал, прислушиваясь на бегу .

У левого угла соседнего дома, за которым и были слышны крики, остановился. Выглянул осторожно. Никого и ничего. Прошел вдоль короткой стены торца дома. Неясные звуки как раз за углом.

Выглянул снова.

Перед подъездом стоит полицейский УАЗ ППС с распахнутыми дверьми. Перед ним неподвижно лежит босой человек лицом вниз, разбросав руки и ноги, в спортивных штанах-адидасах и белой майке-алкоголичке.

Я вышел из-за угла и сделал пару шагов к лежащему. Весь грязный, перемазанный чем-то. В свете фонарей, ярко освещавших прощадки у подъездов, было видно, что из-под тела вытекает... кровь??

А патрульные где?

Как-то резко расхотелось быть героем. Может, ну его нафиг? Повернулся, чтобы убраться отсюда и не успел.

—Эй... Парень...— Раздалось из кустарника у подъезда, у которого стояла машина и сразу хриплый натужный кашель. — Подойди!

Я остановился и повернулся на голос. Идти туда совершенно не хотелось. Ладонь, сжимавшая обрезок трубы, вдруг вспотела.

—Да не... — Кашель, казалось, разрывал легкие говорившего.—да не ссы ты... Подойди... Пожалуйста... Херово мне, помощь нужна...

Это “пожалуйста” помогло мне наконец определиться. Я достал из кармана телефон, сключил на нем фонарик, быстро подошел к говорившему и оторопел. За низкой оградкой полулежал-полусидел, опершись о стену дома, полицейский лет сорока, лысый, полный. Что это полицейский, я понял по одному погону, свисавшему с правого плеча. Форменная рубашка разорвана на груди в клочья и была странного темно-красного цвета. Я даже сразу и не сообразил, что полицейский весь в крови.

Только когда я перелез через оградку, яркий луч фонарика осветил руки. Мать честная! Да на нем живого места нет! Ниже локтей обе руки были похожи на месиво, будто полицейский безуспешно отбивался руками от стаи диких собак, а они его за это ели.

Он с заметным трудом поднял голову, натужно дыша. Пытался пошевелить руками, но выругался невнятно и просипел уже тише, уронив голову на грудь:

—Подойди... Да скорее ты... Сюда давай... ближе, блин...

Я склонился над ним, еле сдерживая рвотный рефлекс. Кровью воняло нещадно.

—Ты это...—просипел полицейский.—Телефон рядом... Поищи... Найди номер Виктора... Виктора Петровича... шустрее, ты...

Я судорожно отбросил обрезок трубы в сторону и начал шарить в траве рядом с полицейским. Рука почти сразу нашла телефон, весь перемазанный кровью. Свой телефон спрятал в карман ветровки.

Вытер об джинсы экран найденного телефона. Включил. Блокировки экрана не было. Нашел номер Виктора Петровича, набрал. Гудки.

—Сёма, чего тебе?—услышал я густой бас.—ты время видел?

—Это не Сёма.—сказал я, чувствуя себя по-идиотски.—Это...

—Дай скажу!.. Кхххх.... Дай... —просипел полицейский.—Приложи мне... с-с-сука, болит как... К уху приложи... быстрее...

Я бросил в трубку:

—Секунду, даю Семёна.

Приложив телефон к уху Сёмы, я почувствовал, как тот прямо горит. Температура у него явно зашкаливала.

—Петрович... кххх... Петрович, я всё, порвали меня... Тихо ты, не гунди... Вези моих в...—Сёма прислушался к говорившему.—Да, всё, хана... Да не успею я... Блять, да слушай ты... Вся эта херня в городе уже, хана Смоленску...

Голос Сёмы слабел. Дышал он все тише. Говорил почти шепотом. Еле поднял голову, посмотрел на меня.

—Сюда давай...

Я наклонился ближе.

—Пусть везет моих на базу...

—Кого “твоих”?—спросил я.

—Не перебивай ты... Семью, блин...—Сёма сделал несколько вздохов через силу. У него в груди что-то забулькало.—И сам вали из города... Пиздец селу, фашист пришёл...

—Что пришёл?—не расслышал я.

—Зомби знаешь?.. Кххх... Вот типа... С-с-с-сука, —полицейский поморщился, пытаясь шевелить руками, —ствол возьми... в машине на сиденье... кобура... в кобуре ствол... магазин в бардачке...

ух, с-с-с-сука...

—А напарники где?

—Один... все, кранты ему, меня... кххх... порвал... второй вроде цел...—он уже еле говорил и с трудом дышал.—ушел в этот подъезд за семьёй...

Я огляделся. Внезапно ощутил, что вокруг уже не так привычно спокойно и безопасно.

—Ствол...—прохрипел Сёма.— Уме... Умеешь?..

—Да.—растерянно ответил я.—А зачем?

—Бери... Да быстрее ты... быст... рее...

Я метнулся к водительской стороне, посветил фонариком. Кобура лежала на переднем пассажирском сиденье. Схватил. Вытащил. ПМ тяжело лег в ладонь. Проверил предохранитель. Вернулся к раненому.

—Молоток... Как сдохну...—он закашлялся, страшно, безнадежно.—Прострели мне башку... Не ссы, справишься...

Это уже было запредельно для меня. И так впечатлений выше всякого, так еще и в человека стрелять?

—Нахрена, Сёма?—спросил я оторопело.

—Буду тебя... тебя буду жрать...—Сема, натужно дыша, попытался смеяться, но смех перерос в хриплый кашель.—Голову включи... Напарник меня жрал... Я же.... сказал же... не...

Сёма как-то совсем странно захрипел, завалился на бок, широко открывая рот. Я смотрел, не в силах сделать хоть что-нибудь. Сёма мучительно умирал. Хрипел, запрокидывая голову назад и постепенно затих.

Я посмотрел на пистолет. Черт, вот же ситуация. Сердце бухало, словно пробежал несколько километров. И тут услышал какие-то странные звуки, идущие снизу. Посмотрел на траву и увидел брошенный телефон Сёмы. Поднял. С удивлением обнаружил, что звонок не был прерван. Поднес телефон к уху.

—Алё?

—Я всё слышал. Рассказывать не обязательно.—бас Виктора Петровича будто шел издалека.—Как Ваше имя?

—Александр.— ответил я через силу, глядя на лежавшего полицейского. В голове шумело. Звуки окружающего мира искажались, будто на голову надели здоровенный прозрачный шар. И зачем-то добавил.— Александрович. Князев фамилие моё...

—Слушайте меня внимательно, Александр Александрович. Семён дал Вам правильную инструкцию. Стреляйте ему в голову. Сейчас!

—Тут спят кругом!—попытался возразить я.

—Хорошо, Ваше право. Но учтите, Князев. Если Вы уйдете, не прострелив голову Семёну, он поднимется. И пойдет жрать всё, что видит.

Держа телефон плечом, я снял пистолет с предохранителя, чуть оттянул затвор. Патрон в патроннике. Нарушение, однако. Ну да ладно, некого уже наказывать. Подошел к лежащему. Направил пистолет тому в голову, держа его обеими руками.

—Можете не стрелять, Ваше право,—повторил Виктор Петрович,—но хуже уже точно не будет.

—А как же закон?—спросил я.

—Забудь.—собеседник перешел на “ты”.—Закон сейчас один. Выжить.

—А Вы вообще кто?—задал я вертевшийся на языке вопрос.—Имя ваше как?

—Генерал-майор...

Сзади грохнуло. Резко. Громко. От неожиданности нажал на спусковой крючок. ПМ пнул меня в руки, немного дернув вверх. В голове Семёна появилось отверстие. Телефон выпал.

Я тут же резко обернулся назад. Ну нихрена себе! Что-то упало на крышу УАЗа, промяв её почти до сидений. Я подскочил ближе и уставился на обе ноги в носках и серых форменных брюках, свисавшие с мятой крыши автомобиля на лобовое стекло.

ОХ-РЕ-НЕТЬ...

Я оторопело посметрел вверх. На самом последнем этаже из окна криво торчала рама.

Посмотрев у своих ног, нашел и поднял телефон.

—Вы тут, Виктор Петрович?—спросил я.

—Докладывайте.— пробасил генерал-майор и что-то невнятно сказал, видимо, кому-то рядом, закрыв микрофон рукой.

—Судя по одежде,—начал говорить я,—напарник Семёна выпал из окна на крышу машины...

—Твою же бога душу мать!—выругался генерал-майор.— Требуется контроль!

Я полез на капот, неуклюже задирая ноги. В одной руке телефон, в другой пистолет. Залез. Голова упавшего была расколота. От увиденного слегка замутило.

—У него голова лопнула.—произнес я в телефон.—Есть ли смысл патроны тратить?

—Добро. Спасай своих, езжайте из города. Чем быстрее, тем лучше. Телефон держи при себе, я позвоню.

—Зачем?

—Что ты умеешь делать?

—В смысле, что умею?

—Не тормози, боец. На бубне играть, вышивать, копать, что?

—Нуу,—я быстро прикинул, — Руками умею работать. Сварка, пилить умею. Да мне проще сказать, что я не умею. Разработкой и изготовлением оборудования занимаюсь. Еще умею людьми управлять, рабочим процессом... У меня своя фирма.

В соседнем дворе, который дальше, кто-то заорал:

—Вали отсюда, урод!!! Иди нахрен!!!

—В общем, вот.—как-то совсем скомканно закончил я говорить в телефон.

—Добро, Александр. Строевая подготовка есть? Стрелять умеешь?—торопливо пробасил генерал.

—Строевой нету, отец-военный еще до призыва отбил всю охоту, а потом вообще отмазал от службы. Стрелять умею. Гладкоствол есть. Практическая стрельба. Пистолет тоже...

—Добро. Будь на связи. Если есть возможность, езжайте в Гнёздово. В течение двух часов я тебе наберу. Обсудим твое будущее.

—У меня же есть семья. Их куда?

—Отставить панику, боец. Семью с собой возьмешь, мы не звери. Пистолет бери с собой. Никто тебя с ним не остановит уже, а жизнь близким спасешь. Все, отбой.

Вызов прервался.

Рассвет немного высветлил небо, начинался новый странный день.

Я огляделся, подошел к машине, забрал кобуру. В бардачке, вот радость-то, под какими-то бумагами нашел магазин от ПМ и несколько патронов россыпью, всё собрал и побежал домой. Пистолет на ходу поставил на предохранитель, засунул в кобуру.

У подъезда постоял минуту, приведя дыхание в порядок.


Когда зашел в квартиру, в прихожей меня встречали обе кошки, требовательно тыкаясь мне в ноги.

—Щас, полосатые, щас.—я разулся и защел в спальню.—потерпите немного.

Жена сидела на кровати. Горел боковой светильник. Часы на стене показывали четыре часа.

—Ты где был? Что там за шум на улице?

—Там полный пипец, Аня. Поднимай детей. Нам нужно ехать из города.

—Куда ехать? Ты можешь нормально сказать?—жена начала заводиться.

—Ты только не подумай, что я весь такой пафосный, но похоже, мир катится в жопу.—Я развернулся и пошел в ванную помыть руки. —У нас есть час примерно, пока город не проснулся. Но лучше быстрее...

—Это что?!—интонации Ани не предвещали ничего хорошего.

Я обернулся, не успев зайти в ванную. Аня уже стояла в дверях спальни и смотрела на кобуру, лежавшую на комоде в прихожей.

—Да.—я посмотрел в глаза жене.—это оно и есть.

—Откуда у тебя пистолет? Ты кого-то хочешь убить?! Или уже убил?!

—Нет. Но, боюсь, это поправимо. Так, дай мне умыться.

—Это кровь?—глаза Ани, уставившейся мне на руки, были огромными.—Саша, твою мать, что случилось?! Куда ты уже вляпался?

Я глубоко вздохнул и, шагая за порог ванной комнаты, произнес:

—Аня, пожалуста, поднимай в темпе детей. Вымою руки и все расскажу.



Продолжение следует:)

Дубликаты не найдены

+4
Читается легко, но у меня один вопрос: почему в случае БП главный герой всегда мастер на все руки?
раскрыть ветку 11
+7
А вот нихрена не мастер. Сюжет покажет далее. А если в реале, я сам например умею много чего. И в лесу выживать немного умею. И из лука стреляю. Работаю с металлом, испанский учу, своя мастерская керамики, где делаю то, что другие не могут. Там же станки всякие делаю. Плюс ко всему кем только не работал раньше. И барменом. И диджеем. И тренером. Так что главный герой более чем реален. Будут у него и косяки. Но это потом)
Ещё добавлю. Те, у кого есть опыт своего дела, бизнеса, умеют довольно быстро приводить свои нервы в порядок, за счёт чего более взвешенно принимают решения в критических ситуациях. Опять же, моральная устойчивость очень хорошо помогает мгновенно адаптироваться к новым ситуациям
раскрыть ветку 8
-1
Хорошо, когда руки из нужного места)) А почему бы главного героя не сделать изначально не слишком приспособленным к условиям БП? И потихоньку его прокачивать? Например, какой-нибудь худосочный программист, обладающий очень хорошей памятью, которая будет его выручать, а ля "Вроде я это видел на Ютубе, сча попробую так же сделать!".
раскрыть ветку 7
+1
Потому что длинные рассказы получаются только про таких. Остальные мрут быстро.
+1
А другие просто долго не живут)
+2

Немного напоминает Эпоху мертвых Андрея Круза, но вполне читабельно. Подписалась.

+2

В целом, очень даже хорошо, придраться особо пока не к чему, аффтор жги дальше!

0
0

А когда следующая часть будет? Подписалась)

Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: