11

Знаменосец Хаоса

Том 2. Глава 1



- Ну что, куда пойдем?


Спросил я немного растерянную рыжеволосую девушку.


- Я должна выбирать?


Испуганно уточнила Ника, и я ее сразу же успокоил:


- Нет конечно. Просто я разницы никакой не вижу, хоть влево, хоть вправо, вот и подумал, может у тебя есть какие-нибудь мысли. Ладно, неважно, пойдем сюда, а там посмотрим.


Выбрал я путь, где уровень зеленой жижи под ногами был поменьше. Вероника тихонько шагала сзади, освещая пещеру своей шпагой.


- Может лучше мне впереди идти?


Спросила Сестра Света, намекая на то, что источник освещения у нее в руках, а не у меня, но я возразил:


- Все хорошо, не нужно. Я задействовал Тьму – если ты будешь впереди, шпага будет меня слепить, а так что сейчас мне лучше ведущим.


Оружие девушки имело тонкое лезвие, к тому же было не таким уж длинным, но Тьма позволяла мне, даже в ее, не слишком ярком свете из-за спины, видеть на пять-десять метров вперед.

В тишине, нарушаемой лишь звуком наших шагов, да капанием влаги с потолка, мы провели около получаса. Зловоние в воздухе постепенно усиливалось, и это чувствовалось даже несмотря на то, что поначалу я к этим запахам даже немного привык.


- Можешь перестать использовать Силу? Кажется, я там что-то вижу.


Попросил я Нику, и девушка тут же подчинилась. Впереди, примерно в сотне метрах от нас, действительно что-то тускло светилось. Хлюпающая жижа, под ногами, кстати, поднялась уже почти до колен, хоть сначала, вроде бы ее уровень уменьшался. Подойдя поближе к источнику света, я обрадовался – это оказалась луна, точнее ее отражение на поверхности густой зеленоватой жидкости.


Мы наконец вышли из пещеры, однако радоваться было нечему. Перед нами предстали, похоже, те самые болота, о которых рассказывал Мастер Буран. Низенькие, кривые деревья, поросшие мхом. Небольшие, сухие на первый взгляд пространства перемежались с трясиной и прямо из этого великолепия, за нашими спинами, поднимались вверх скалы.


Не знаю, столько сейчас было времени, но одно было ясно – ночь здесь не будет тихой никогда. Вдали слышались звуки чавканья, оханья, аханья, бульканья, хлюпанья и другие, подобные, описать которые было не в моих силах. И если честно, мне совершенно не хотелось узнать, кто же, там во тьме, издает все эти звуки. Кроме того деревья здесь тоже не были безмолвными, они медленно двигались, поскрипывая, и это при том, что ветра в болотах практически не было.


Радовало только одно – здесь было тепло, совсем не так как наверху, в библиотеке или на ровном плато, что простиралось от пещер и до конца лабиринта. Вот только это было не тепло июльской ночи у меня дома, а нечто намного хуже. В болотах была такая жуткая влажность, будто мы угодили в какие-нибудь джунгли.


- Давай передохнем, на каком-нибудь сухом участке земли, а то ноги уже полностью промокли.


Предложил я Веронике, и та согласилась, просто кивнув, подкрепив это тихим, «угу».

Далеко от скал отходить не хотелось, поэтому я выбрал для отдыха каменистый участок возле пещеры, хоть и поросший мхом с травой, но все-таки сухой. Мы расстелили прямо на мхе свои тулупы-куртки, подаренные Каменным Народом, и уселись на них. О том чтобы развести огонь речи естественно не было. Все вокруг было крайне влажным, отмершие ветки деревьев не сохли, а гнили, так что мы остались без костра.


С другой стороны, я вряд ли стал рисковать, зажигая здесь огонь только для того, чтобы обсохнуть. На свет от костра могли бы заглянуть незваные гости, образ которых рисовало воображение, интерпретируя доносящиеся из болот звуки.


Под утро, когда уже начало светать, мы собрались в путь, но не тут-то было. Уж не знаю наше ли присутствие, или что-то еще, но когда я сделал первый шаг по хлюпающей поверхности неглубокой лужи, коими была окружена наша более-менее сухая кочка, из ближайшей трясины выскочило что-то, внешне схожее со змеей.


Существо имело темную, блестящую и довольно прочную, как выяснилось впоследствии, чешую, длинные острые клыки, и парочку коротеньких ручек, прямо у морды. Кроме рук, существо отличалось от змей того мира, где я вырос, еще и размерами. Оно было толстым, метра полтора в обхвате, и с головой соответствующего телу объёма. Но при этом, порождение болот было не таким уж длинным – всего метра три, от кончика хвоста до острых клыков, торчащих из плохо закрытой пасти.


Змееподобное устремилось ко мне, так как я был впереди и прыгнуло, оттолкнувшись хвостом и коротенькими лапками. В полете пасть монстра была распахнута, ручки с острыми коготками устремлены вперед. Тварь уже, наверное, мысленно ликовала, представляя как поглощает меня, впиваясь в мягкую плоть зубами, однако я не был легкой добычей. Со всем тем опытом, что я обрел после знакомства с Силой, мне не пришлось даже сильно напрягаться, чтобы увернуться.


Я мгновенно обнажил стальной клинок, и махнул им прямо в открытую пасть, минуя зубы, разрубая щеку змееподобной твари. Вторым быстрым движением я отрубил ближайшую ко мне лапку и отпрыгнул в сторону. Потом я попытался рубануть существо по спине, но стальной клинок не справился – он просто соскользнул с чешуи вниз, оставив широкую, но совсем не смертельную борозду. Выворачивая запястье изо всех сил, я поменял направление соскользнувшего с твари лезвия, потому что оно направлялось теперь прямиком к моему бедру, и снова отпрыгнул.


После этого пришлось уворачиваться, дабы не попасть под удар хвоста бестии, коим она намеревалась сбить меня с ног. К счастью, пока змееподобное дралось со мной, Вероника смогла взять себя в руки и подготовиться. Ее волшебное оружие засветилось, и девушка одним точным ударом отсекла уже раненой твари голову.


- Фу-ух, ну и гадость!


Сказал я, стряхивая остатки зеленоватой крови с клинка, пиная, все еще шевелящуюся, недоразвитую, отрубленную мной лапку. «Вообще, змеи вроде бы, в моем прошлом мире, съедобны, но будь я проклят, если решусь попробовать мясо этого создания», мелькнула мысль. На самом деле, ночью я уже задумывался над этим – запасов у нас не так уж много, поэтому уже очень скоро с этим начнутся проблемы. Путешествия начинаются и заканчиваются, а кушать хочется всегда.


Этой ночью, когда Вероника достала свою флягу, чтобы напиться, я остановил ее, вытащив из кармана маленький шелковый мешочек.


- Вот, положи этот камешек в рот, и подожди немного.


Светлая Сестра некоторое время с сомнением рассматривала голубоватый шарик, поэтому я объяснил.


- Ратибор сказал мне, что он может утолить жажду, давай, сделай это. Не волнуйся, опасности нет.


Я не стал уточнять, откуда у меня такой замечательный артефакт, а девушка не стала спрашивать, решив, похоже, что его дал мне бывший паладин. Ника положила камешек в рот и ее глаза округлились от удивления. Потом девушка довольно зажмурилась, а через минуту, когда действие артефакта закончилось, вытащила его и принялась разглядывать. Голубоватый камень мгновенно стал сухим, и я протянул ей второй, красный.


- Круто, правда? Мне тоже очень понравилось, когда я первый раз попробовал. Вроде и не пьешь и не глотаешь даже, но жажда отступает, а тело получает необходимую жидкость!


Ника улыбнулась, кивнув, отдавая мне синий, и получив взамен красный камень. Потом улыбка медленно сползла с ее лица. Она бросила косой взгляд сначала на меня, потом на камень, а после этого, ее лицо сильно покраснело.


- Ты тоже пробовал? К-камень бывал раньше у тебя…


Слегка запнувшись, уточнила светлая, и я ответил, не придав никакого значения ее странному поведению:


- Ага. Когда Ратибор о них рассказал, мне сразу же захотелось проверить, как эти штуки действует. Красный, кстати, утоляет голод, кушать потом еще очень долго не хочется. Попробуй!

В этот раз девушка, почему-то колебалась гораздо дольше, краснея, бросая на меня и на камень взгляды, смысл которых понять никак я не мог.


- Чего ты боишься? Синий ведь уже пробовала. Этот такой же. Опасности нет.


Сказал я, похлопав задумавшуюся девушку по коленке. От этого Ника чуть не выронила камень, дернувшись. Однако испуг заставил ее, наконец, решиться, и красный камень отправился в слегка приоткрытый ротик. И хоть поначалу, когда артефакт только начал свое действие, девушка хмурилась, потом ее лицо снова стало безмятежным, улыбающимся, как в прошлый раз.


- Ну вот и хорошо, жаль только, что ими можно пользоваться не больше раза в сутки.


Произнес я, пряча второй, возвращенный мне, красной, как рак подругой, камешек в шелковый мешочек. Некоторое время после этого мы сидели молча. Потом, когда казалось что Ника, наконец, вернула себе свое обычное состояние, она снова переполошилась – ее глаза, широко распахнулись, а брови взмыли вверх.


- Ты сказал «сутки»? Но как же тогда ты..?


- Не волнуйся, мне не хочется.


Успокоил я ее, но светлая, в этот раз, так просто отступать не захотела, уверенно заявив:


- Нет, лучше бы ты сам… а я бы перебилась!


Взглянув девушке в глаза, вздохнув, я объяснил:


- Ты сильнее меня, у тебя еще и рапира магическая. Когда на нас нападут местные твари, а в том, что это рано или поздно случится, я уверен на сто процентов, твоя Сила будет в приоритете. Поэтому ты должна быть в лучшей форме, понимаешь?


Рыженькая снова покраснела, и, опустив голову, тихо, почти шепотом, произнесла:


- Не думаю что я все еще сильнее тебя… но все равно, спасибо.


- О чем это ты? Конечно же ты сильнее!


Снова похлопал я девушку по коленке, и в этот раз она лишь едва заметно вздрогнула, спрятав лицо за волосами.


И вот сейчас, когда напала первая болотная тварь, сказанное мной ночью подтвердилось – рапира Вероники разила быстро и эффективно, не то что мой стальной клинок.

Долго задерживаться на месте мы не стали, решив пойти вдоль скал в одном из двух направлений. Утром я еще раз проверил путеводный камень. Теперь он показывал лишь направление. И это могло означать лишь одно – наши наставники переместились довольно далеко. Сделать это так быстро, можно было либо на самолете, коих здесь не было, либо телепортировавшись. Вот так мы и брели по самой границе болот, ступая по каменистому подножью скал.


Однако местные обитатели, естественно, не оставляли без внимания непрошеных гостей. На нас постоянно нападали довольно крупные змеи, пауки, была даже какая-то слизкая гадость, разрубая которую я не наносил вреда – кожа создания быстро срасталась. К счастью в очередной раз выручила сияющая рапира рыжеволосой девушки – ее лезвие заставляло существо плавиться, и не давало регенерировать.


Встречались так же и совсем мелкие гады. Вероника, топавшая немного позади, вдруг закричала. Обернувшись, я увидел как она снимает с тыльной стороны ладони здоровенную пиявку, непонятно как туда попавшую, присосавшуюся и уже успевшую насосаться крови.

К обеду мы нашли еще одну пещеру. Только это была скорее не пещера, а просто дыра в скале, глубиной не больше десяти метров. Зато внутри было сухо, поэтому мы выбрали ее для привала. Эта короткая пещера оказалась удачной находкой еще потому, что в ее недрах было не так душно, как в болотах. Мы поснимали с себя в ней лишнюю одежду и мокрую обувь, разложив все это дело на сухих камнях.


К сожалению, спокойно передохнуть нам не дали – как только мы присели, снаружи послышалось шипение и нам снова пришлось сражаться со змееподобным гадом. Разобравшись с ним, мы уже собрались было вернуться в пещеру, однако шипение раздалось снова, только теперь уже с двух сторон. Справиться с двумя тварями оказалось намного труднее, там более что под конец боя приполз еще один, третий их товарищ. А может это была подруга, кто ж их там разберет.


Во время боя меня пару раз задели острые клыки, но моя регенерация, вместе с Силой того, кто сидел внутри, быстро справились с этими ранами. Больше твари не приползали, поэтому мы смогли, наконец, расслабиться, развалившись на гладких, сухих камнях, в пещере. Лежа на спине, я закрыл глаза, но вдруг осознал, что что-то не так.


Вероника лежала рядом, так что я мог слышать ее дыхание, и вот оно было явно не расслабленным. Взглянув на нее, я был поражен – рыжеволосая сильно потела, имела бледный вид и очень часто дышала ртом.


- Эй, Ника! Что с тобой?


Забеспокоился я, подойдя ближе. Положив руку подруге на лоб, я сразу же ее отдернул – она была очень холодной.


- Один раз меня укусили. Видимо яд так действует.


- Но как же твоя Сила? Задействуй ее и все!


Недоумевал я, но девушка лишь покачала головой.


- Не помогает.


- Тогда может у тебя есть что-нибудь против яда?


- Все что было, осталось у Мастера. Я не перестаю направлять Свет. Надеюсь что просто нужно

время…


После этих слов девушка поморщилась и, выгнувшись, закашляла. Ее губы стали почти синими, поэтому я решил, что Свет не справляется. «Почему же тогда я в порядке», спросил я сам себя и не нашел ответа.


- Ника, может я могу что-то сделать? Только скажи!

Крикнул я, и девушка, приложив, похоже, последние силы ответила:


- Помнишь тогда, дома у Ратибора, ты меня поцеловал. Тогда ты дал мне иную Силу. С ней я, наверное, могла бы…


Больше ей говорить ничего не пришлось. Я припал к ее губам, жадно целуя. Секунда сменяла другую, но ничего не происходило, только ее, и без того холодное тело, стало еще холоднее. Поразмыслив, я вспомнил, что с моим собственным восстановлением, параллельно работала еще и Сила, скрытой во мне сущности. Я понял, что, скорее всего, именно она так легко справилась с ядом.


«- Ты, который живет внутри, помоги! Дай своей Силы, чтобы спасти Веронику! Мы же одно целое, как-никак, ты тоже должен желать этого!»


В первый раз в жизни я обратился к нему напрямую, и тут же получил ответ. Хотя, скорее всего, дело было в том, что сущность достаточно сильно развилась в последнее время, и оковы, сдерживающие ее, ослабли.


«- Возьми сам, если сможешь. Только знай, это опасно не только для нее, но и для тебя. Да и взять не так-то просто. Хе-хе-хе…»


Размышлять над рисками времени не было. Я просто попытался взять и передать Силу сущности Нике, еще раз целуя ее. И снова ничего не получилось – просто поцелуй, соприкосновение губ и никакой Силы.


Тогда я решился на крайние меры. Вытащив меч из ножен, я вонзил его в собственную ладонь. Боль вторглась в сознание, тесня желание и стремление к иной Силе, а потом, смешавшись, выплеснула все наружу. Или, если быть более точным, прямо в рыжеволосую девушку. Нику начало трясти. Ее тело очень быстро нагревалось, а глаза вспыхнули ярким белым светом. Растерявшись, я не знал, можно ли этому радоваться или наоборот пора начинать бояться, но потом уже было не до того.


В следующее мгновенье, к уже, ставшей привычной, боли в руке, присоединилась еще одна, более сильная, только в ноге. Обернувшись, прекратив поцелуй, я заметил впившуюся в мышцы башку змееподобного существа. Болотная тварь, к тому же, обхватила еще и бедро своими ручками, стремясь не дать жертве, которой сейчас являлся я, освободиться. Видимо пока я был сосредоточен на рыжеволосой подруге, тварь приползла и воспользовалась моментом.


Резким движением я вытащил из руки меч, после чего вонзил его в глаз, застывшей неподвижно змее, только это мало помогло. И хуже всего было то, что в пещеру, в след за этой, заползли еще две ее товарки, похожие друг на друга как две капли воды. Сдаваться я не имел права – позади лежала Вероника, которую я, просто обязан защитить. Вот только сил, ни на ее, ни даже на свою собственную защиту совсем не осталось.


Я снова потянулся к иной Силе, и даже сумел коснуться ее, однако в этот момент случилось нечто неожиданное. Сила вышла из-под контроля, норовя поглотить меня, однако потом мир изменился. Я оказался во Тьме, имея лишь два небольших окошка в реальный мир перед собой – мои собственные глаза, теперь принадлежащие уже не мне.


Передо мной мелькнули руки, схватившие вдруг морду змеи. Эти руки разжали железную хватку без особого напряжения или видимых усилий. Я понял, что больше не управляю своим телом, это делает тот, другой я. Так уже было несколько раз, только в те разы я будто спал и ничего не видел. Теперь же, мы поменялись местами, я стал им – просто наблюдателем, и понял насколько это неприятно.


Морда змеи открывалась все шире, уже не держа зубами мою ногу.


- А вот и Джонни!


Прорычал иной я, оторвав нижнюю челюсть змеи и отбросив ее в сторону. Потом он вытащил, все еще вонзенный в ее глаз, меч и направился к двум другим, все еще живым, порождениям болот. Занеся вверх меч, он резко опустил руку, прямо на бронированную голову змеи и проломил ее. Правда, от такого мощного удара, меч издал неприятный, скрежещущий звук, похоже, намереваясь в скором времени сломаться.


Иной я поднес зазубренное лезвие к глазам и неудовлетворенно цыкнул. Потом с его руки вдруг поползла субстанция, которую я видел уже несколько раз, только она не поглотила меч. Она обволокла лезвие, приняв его форму и следующий удар, по чешуе твари, разрезал ее, практически не встретив никакого сопротивления, будто она не имела плотности.


- Хе-хе-хе!..


Засмеялся такому результату иной я, выходя из пещеры, где на пир, поедая убитых до этого бестий, сползалось немало других тварей. Хотя и змееподобных тоже было немало. Последние, кстати ползи сюда с определенного направления, откуда-то из недр болота. Вышедшая из-под контроля личность набросилась на ближайшую тварь, рассекая ее мечом, хватая за мохнатую лапу свободной рукой и прямо зубами впиваясь в плоть крупного, похожего на паука существа.

Это было отвратительно, зеленоватая кровь брызнула прямо в лицо, но тут же была впитана кожей, так же как и отрубленная лапа, которая оказалась зажата в моих тисках-пальцах.


Резко прыгнув к следующей жертве, иной я поглотил и ее, даже не воспользовавшись на этот раз мечом. Как он выбирал, кого поглощать, а кого просто умерщвлять я не понимал, да и разбираться не хотел. Однако и останавливать его пока не стоило – твари у входа в пещеру, их нужно уничтожить, чтобы расчистить нам с Вероникой путь. Хотя как я буду это делать потом, в смысле останавливать его, тоже было непонятно.


Однако долго иной я возле пещеры засиживаться не стал. Быстро разобравшись с живыми у входа, он бросился прямо в болото, в жижу, по которой ползли змееподобные. К моему удивлению он не тонул, а спокойно прыгал, ходил и бегал по водной глади, от одной гадюки к другой, все дальше углубляясь в болота и удаляясь от скал.


Мне хотелось крикнуть, остановить его, ведь в пещере осталась Ника, в не очень хорошем состоянии, которую необходимо защищать, но ничто из этого не повлияло на действия взбесившегося, иного меня.


Через полчаса кровавых плясок мы вышли на большую поляну, посреди которой в кольце тварей оказались зажаты люди. Все как один они были молодыми парнями и девчонками, но кое-что от обычных людей их отличало – их глаза были черны как ночь, а в руках они держали оружие Тьмы, о котором мне много раз рассказывал Ратибор.


Эту компанию из, примерно, двадцати человек теснили существа похожие на змееподобных, только были крупнее первых в два раза и имели по две головы. Так же их передние лапы были больше, мускулистее, с огромными когтями, еще и сзади, у хвоста, имелась пара таких же.

Иной я, завидев новых, более сильных жертв захохотал, бросаясь в бой. Если бы я мог взглянуть на себя со стороны, я бы ужаснулся, ведь был покрыт почти полностью вытесненной изнутри Тьмой, которая, похоже, не могла больше уживаться с Силой Иного.


Разрубив первую, ближайшую тварь пополам, иной я схватил рукой одну из двух шей змееподобного существа, и оторвал от тела вместе с головой. Затем, нащупав позвоночник, он заключил его в свободной руке, и размахивая теперь уже двумя оружиями, принялся крушить оставшихся живых.


- Ых-хы-хы…


Злобно захохотал другой я, кода новое, импровизированное оружие из головы болотной твари развалилось на куски, разбрызгав плоть и кровь вокруг. Он бросил оставшийся в руке кусок кости и попал точно в глаз ползущей в пятидесяти метрах от него бестии. Двуглавые твари, столкнувшись с таким страшным противником, постепенно начали отползать обратно в болота, издавая громкое шипение и яростно дергая хвостами.


Темные на полянке были шокированы таким представлением. Они просто стояли, разинув рты, опустив оружие, глядя на мое буйство, ведь твари оставили их в покое и больше не нападали. Мне хотелось поговорить с ними, а еще больше хотелось вернуться к Веронике, но куда там – иной я преследовал отступающих, отползающих куда-то вглубь болота двуглавых змей.


Убийства и зверства продолжались еще час, пока, наконец, мы не вышли на большой открытый участок, который был ничем иным как глубокой трясиной, без деревьев или твердых поверхностей. Будь я в своем обычном состоянии, уже давно утонул бы, однако этот, другой я продолжал ходить по зеленоватой водной глади, аки Христос какой-то. Хотя если взглянуть со стороны, выглядел я сейчас не как сын божий, из христианской веры, а как его антипод.


В самом центре водного пространства, поросшего, водорослями, кувшинками и тому подобным, возвышалась громадная туша. Эта тварь была высотой не меньше десяти метров, такая же чешуйчатая как остальные змееподобные, только с семью головами. И в каждой пасти этой гидры, в несколько рядов, торчали острые зубы, размером с мою руку.


Вытянув вперед три громадные башки, разинув пасти, гигантская тварь толи зашипела, толи зарычала, однако другой я не испугался. Он сам слегка нагнулся и заорал:


- Р-р-ы-ы-а-ах-ах-а-ха…


В конце его рык превратился в смех. Тварь, похоже, такого не ожидала, замерев на месте, с интересом разглядывая эту дерзкую букашку, посягнувшую на ее территорию. Только Иному было на все наплевать – он наслаждался происходящим. Вместо того, что бы ждать нападения, он сам бросился вперед, держа меч над головой, не переставая хохотать.


Поначалу, когда я увидел десятиметровую гидру, я не обратил внимания на кое-что другое – у края болота, под кривым деревом, над водой поднимался черный цветок. Он выглядел как Лилия или Лотос, только был черным и от него, в разные стороны, расходилась аура Силы. Знакомой и родной мне, Силы Тьмы…

Знаменосец Хаоса Текст, Сверхъестественное, Фэнтези, Длиннопост, Онгоинг, Приключения, Магия, Книга первая, Авторский рассказ

Найдены дубликаты

+3

Признавайтесь, ждали, или неинтересно?


Здесь можно прочесть с самого начала: https://tl.rulate.ru/book/25870

раскрыть ветку 5
+1

Еще как ждали! Ура! Продолжение! Спасибо!

+1

Ждали, конечно, тем более такой захватывающий сюжет появился, ведь теперь про знаменосца знают не только светлые, но и темные.

+1

Как отдых прошел? А сюжет все интереснее и интереснее становиться)) Сижу на работе и читаю))

+1
Ждал, продолжай писать!
0
Ещё неделю не ждал. Но тем приятнее. Спасибо.
+1

Супер!

+1
Злобно захохотал другой я, кода новое, импровизированное оружие из головы болотной твари развалилось на куски
КОгДА
+1
С возвращением!
0

Спасибо ребят. Вторую главу ждите завтра-послезавтра. (за пропущенную букву отдельное спс)

раскрыть ветку 1
0

в связи с вот этой гадостью #Коронавирус, доступа к компу у меня скорее всего не будет. так что все откладывается.

Похожие посты
26

Фэнтези по-русски, или Если бы КиШ был книгой. Часть 6

Части один, два, три, четыре, пять по ссылкам.

Это самая длинная часть, я немного увлеклась, но вроде получилось неплохо.

Пишите ваши идеи в комментарии.

Несмотря на предположение Шута, Ричард Гордон и Пропеллерщик не смогли долго отвлекаться друг на друга - как выяснилось, у последнего было не настолько много историй, зато терпения явно поменьше.

- Слушайте, а зачем вы вообще его взяли с собой? - спросил он у Дурака. - Да оставь меня в покое, я устал это слушать, - это уже относилось к Ричарду, который рвался пересказать очередную историю своей великой победы.

- Да мы особо и не хотели его брать, - вздохнул Дурак, - но от него разве отцепишься? Разве что, если… - он замолчал и, судя по тому, как загорелся его взгляд, начал думать над тем, как им избавиться от величайшего охотника за нежитью. Затем подошёл к Хозяйке и Леснику, при этом жестом показав Актёру и Шуту, чтобы шли с ним, и они впятером начали бурно что-то обсуждать. Пропеллерщик решил подойти ближе и прислушаться:

- …и всё-таки я сомневаюсь, что это поможет, - услышал он. Судя по голосу, это был Лесник. - Он настолько самоуверенный, не думаю, что одна неудача выбьет его из колеи…

- В том-то и дело, что он так уверен в себе. Если у него не получится что-то сделать, то он от нас если не отвяжется, то по крайней мере перестанет рассказывать о своих подвигах, - ответил Актёр.

- Это ты по себе судишь? - ехидно поинтересовался Шут.

- Вообще-то, я, если что, могу выкрутиться, - с наигранной обидой в голосе ответил Актёр, - но нашему… кхм… товарищу вряд ли хватит на это таланта.

- Да ну, - Шут всё ещё сомневался, - Гробовщика ведь он не смог победить, и хоть бы хны…

- Я ему это говорил, - ответил Дурак, - он мне сказал, что он бы и так справился, просто мы решили ему помочь, а так… В общем, надо не помогать ему до того момента, пока он сам не попросит о помощи. Конечно, есть шанс, что он умрёт, но кому от этого станет хуже? Да и мне кажется, что он хоть и упрям, но не настолько.

- Ладно, это может и сработать, - согласилась Хозяйка, - но нужно ведь ещё найти что-то, с чем он со своим арбалетом и Библией справиться не сможет… - она задумалась.

- Что, планы тут в тайне от меня строите, нечисть? - внезапно подошёл к ним Ричард Гордон. - А я знал, что вы что-то задумали!

- Зря мы от той скалы ушли, - мрачно прошептал друзьям Шут, - надо было его с неё сбросить…

- Спокойно, сейчас попробую разобраться - ответил Дурак и подошёл к Ричарду. Он сказал что-то победителю нежити, и они немного отошли от основной компании, но даже на расстоянии было слышны обрывки разговора. Через несколько минут Дурак вернулся к основной компании, оставив Ричарда Гордона немного позади.

- Порядок, - сообщил он друзьям, в очередной раз пытаясь привести в порядок непослушные волосы. - Я ему чего-то наплёл, сам толком не вдумывался, чего, в общем, он переключился на себя же и свои истории, но я ответил, что позже обязательно выслушаю их все. И нечего на меня так смотреть, я не собираюсь их слушать, ещё что-то потом придумаю.

Пропеллерщик удивлённо посмотрев на Дурака. «Почему я сам до этого не додумался?» - подумал он и тут же вспомнил: потому что думал только о своих изобретениях, и о том, как заставить Ричарда Гордона обратить на них внимание. «Кажется, со стороны я выглядел не лучше него… Ладно, будет ещё время исправиться». Он снова начал слушать их разговор:

- Хорошо, я согласна с твоим планом, - сказала Хозяйка, - но как это сделать? Никто не может обещать, что мы в ближайшее время встретим нечисть, ещё и не мелочь какую-то, а достаточно серьёзную.

- Да, ты права, - согласился Дурак, - но мне всё-таки кажется, что всё само образуется. Наше дело - не помогать Ричарду до последнего.

- А, ну если тебе так кажется… - в другой ситуации эта фраза могла бы быть насмешкой, но не в случае с Дураком. Все уже знали - если ему что-то кажется, то почти всегда так оно и будет.

***

- Как это вообще возможно?! - колдун был в ярости. - Он ведь никогда не слушает доводы от нечисти! Проклятый Актёр со своим даром убеждения! Это его вина! «Мне очень жаль, что приходится отвлекать вас…» Тьфу! Заморочил ему голову своими длинными словами и перевёл на их сторону!

Какой-то невезучий слуга открыл дверь, и в его сторону немедленно полетела старая тяжёлая книга с перечнем магических существ. К счастью для себя, он успел захлопнуть дверь. Книга с жутким грохотом ударилась о неё и упала, открывшись на случайной странице. Колдун подошёл, чтобы поднять её, посмотрел на страницу, и внезапно на его лице заиграла злобная ухмылка.

- А ведь это может сработать… Хозяйка, правда, бессмертная, не уверен, что она умрёт после этого… Хотя не столь важно, в крайнем случае я всегда могу добраться до её часов, - он бросил в свой котёл пучок каких-то трав и там появился тот самый человек, вернее, не совсем человек, которого Колдун увидел в книге. Колдун, закрыв глаза, начал бормотать какие-то заклинания и вскоре исчез из замка. Открыв глаза, он увидел, что попал к тому, кого искал. Договориться с ним не составило Колдуну труда - достаточно было всего лишь немного заплатить, и он согласился помешать героям. Довольный Колдун перенёс его вместе с его домом к ближайшему поселению и вернулся в свой замок. Ловушка для героев была готова…

***

Тем временем терпение героев было уже на исходе - мало было рассказов Ричарда Гордона, так ещё и Актёр внезапно решил, что давно уже не жаловался на жизнь, и теперь ныл, что он вчера вообще-то чуть ли не подвиг совершил, а в ответ получил практически ничего. Не то чтобы он был сильно неправ, но тем не менее он выбрал явно не лучшее время для того, чтобы требовать благодарности. Остальные герои какое-то время терпели, но через полчаса Лесник не выдержал:

- Слушай, Актёр, - обратился он к нему, явно сдерживая злобу, - ладно Ричард, он явно умом не отличается. Но ты-то вроде не глупый, так, может, сделаешь одолжение и замолчишь? - Лесник хоть и злился, но тем не менее точно знал, как лучше всего заставить Актёра прекратить нытьё.

- Ладно, ладно, - Актёр всё ещё был не в настроении, но то, что Лесник считает его не глупым, ему явно польстило. - Если я вам так уж мешаю…

Через некоторое время впереди показалась небольшая деревня.

- А может, не стоит туда заходить? - поморщился Шут. - Ни на что не намекаю, но как только мы попадаем в какую-то деревню, сразу начинаются проблемы. К тому же благодаря кое-кому, - он покосился на Актёра, - нам теперь ставит палки в колёса Колдун. Наверняка он и тут что-то придумал.

- Может, и придумал, но нам это сейчас как раз на руку, - подмигнул ему Дурак. - Помнишь о плане?

- Помню, конечно, - вздохнул Шут, - только вот разбираться придётся всё равно нам…

Несмотря на замечание Шута, они всё же вошли в деревню. Вроде всё было как обычно - люди, дома, небольшой рынок, на котором бойко шла торговля. Друзья свернули на рынок, чтобы пополнить припасы, и Шут сразу начал торговаться за каждую медную монетку.

- Да что ты говоришь? Два золотых за это сушёное мясо? Да оно и одного не стоит! - примерно с такой фразы он начинал общение с любым продавцом, и это происходило возле каждого прилавка. Пропеллерщик, который не знал об этом таланте Шута, следил за ним с раскрытым ртом - ещё бы, ведь иногда Шуту удавалось снизить цену чуть ли не в три раза. И вот Шут в очередной раз начал спор с каким-то продавцом, который оказался на редкость упрямым и ни за что не хотел снижать цену:

- Да за что здесь платить три золотых? Бери два, пока предлагаю!

- Не нравится цена - проваливай, - спокойно отвечал продавец, который за время работы здесь привык и не к такому.

- А я считаю, что он совершенно прав, - внезапно обратился к продавцу человек, который проходил рядом и слышал их диалог. Дурак внимательно посмотрел на него. Высокий рост, очень, почти неестественно длинные конечности, светлые волосы почти до пояса, одежда, явно показывающая, что он не обычный сельский житель, но главное - маска, полностью закрывающая лицо. Он вопросительно посмотрел на Хозяйку, та, стараясь, чтобы это заметили все их спутники, кроме Ричарда Гордона, достала один из своих амулетов, посмотрела на Дурака и кивнула.

Незнакомец вместе с Шутом тем временем всё-таки добился от продавца снижения цены и подошёл к остальным героям явно с целью начать разговор:

- А вы, я смотрю, не из этих мест? Всё-таки это заметно, что ни говори.

- Кто бы говорил… - пробормотал Пропеллерщик, глядя сначала на слегка потрёпанную походную одежду своих новых друзей, а затем на его идеально выглаженный тёмно-зелёный пиджак и того же цвета брюки. Незнакомец услышал эту фразу и, судя по голосу, улыбнулся - под маской этого видно не было:

- Ах, вас смущает моя одежда! У меня достаточно денег, чтобы такое себе позволить.

- И почему бы вам тогда не переехать в город? - спросил Шут.

- А зачем? - кратко ответил незнакомец. Никто из героев не нашёлся, что на это ответить. Человек в маске продолжил:

- Ну что же, если вам будет угодно, могу пригласить вас в свой дом, как раз скоро ужин. Что скажете?

- С удовольствием примем ваше приглашение, - в той же благородной манере ответил ему Актёр. Они все вместе отправились за незнакомцем, делая вид, что доверяют ему и не знают о том, что он не человек. Ричард Гордон на этот момент вроде как начал что-то подозревать, но пока что ещё не был ни в чём уверен. В это время все герои поймали себя на мысли о том, что хотели бы увидеть, что скрывается под маской, но пока никто об этом ещё не начал говорить.

Они пришли к достаточно высокому, и, по сравнению с обычными сельскими домами, хорошо обставленному особняку. Хозяин пригласил их внутрь и позвал своего слугу, попросив подать им ужин. Наличие у него слуги не было бы удивительным, если бы дом стоял где-то в городе или на окраине, но здесь, в глухом селе… Даже у Хозяйки, у которой был достаточно богатый особняк в глухой деревне, слуг не было, и она со всем справлялась сама. Ричарда Гордона это, судя по всему, ни капли не смутило, как и все прочие мелочи, заметные только если вдумываться: неестественные движения хозяина, появление за десять минут ужина для восьми человек и всё растущее чувство любопытства - что же он скрывает под маской? Впрочем, через несколько минут даже Ричард начал подозревать, что что-то тут нечисто.

За ужином герои в основном помалкивали - незнакомец знал достаточно много интересных вещей и рассказывал обо всём на свете, только усиливая любопытство. Естественно, все знали, что надо молчать, и каждый на всякий случай попросил остальных об этом не говорить, но сдерживать свой интерес было очень сложно.

- Я так долго не выдержу, - пожаловался Хозяйке Актёр, когда они оба ненадолго вышли из-за стола. - Я же знаю, что если спросить, зачем ему маска и что он прячет, ничего хорошего не получится. Когда Ричард уже до чего-то додумается?

Когда ужин уже практически подходил к концу, и герои еле сдерживались, чтобы не спросить насчёт маски, Ричард внезапно постучал по бокалу, привлекая к себе внимание, и ложкой указал на хозяина дома:

- Я всё это время знал, что ты не человек, - намеренно пафосно произнёс Ричард. «Врёшь, скотина, если ты знаешь, что где-то есть тёмная магия, тебя не остановить», - подумал Дурак, но озвучивать это, понятное дело, не стал. - Потому готовься умереть! - он достал свой арбалет и прицелился. «Неужели он не чувствует этого?» - мысли Дурака продолжали блуждать. «Устойчивость к внушению? Вот уж не ожидал от него… Или его это просто не волнует?»

Человек в маске тем временем рассмеялся. По громкости этот смех мог соперничать со смехом Хозяйки.

- Да знаешь ли ты, что я могу убить тебя за одну секунду? - спросил он. - Тебе ни за что со мной не справиться!

- Посмотрим, - ответил Ричард и выстрелил. Стрела попала в него, но отскочила, как от стены. Ричард несколько растерялся, но, решив, что любая стена со временем сломается, если в неё стрелять, продолжил пускать в хозяина дома стрелы.

- Скажи, - судя по голосу, за маской сейчас была злобная ухмылка, - ты не задумывался, что скрывает от тебя маска?

- Меня это не волнует, - отрезал Ричард, упорно продолжая стрелять в одно и то же место. «А меткости ему не занимать…» - Дурак в такие моменты часто думал обо всём подряд, и иногда это помогало в бою.

- А ты подумай! - не успокаивался человек в маске. - Что за ней? Что? Что я прячу? Думай об этом! Думай! Мне нужно твоё любопытство! Оно прекрасно!

«Любопытство? Может ли быть… хотя нет, звучит как бред… но вроде бы так оно и есть!» - Дурака внезапно осенило. Если всё выйдет из-под контроля, у него есть план.

Ричард на секунду - только на одну секунду - задумался о том, что же скрывается под маской. И тут же монстр, который больше не был похож на человека - конечности вытянулись ещё больше, он стал невероятно высоким, маска, казалось, тоже исказилась и стала выглядеть зловеще - жутко захохотал. Героев раскидало по всем углам, и только Ричард остался на месте.

- О да! Твоё любопытство переполняет меня! Ну же, - он приблизился к Ричарду, выронившему из рук арбалет и тупо глазевшего на монстра, - спроси меня об этом. Спроси!

- Даже не думай, - с другой стороны крикнул Шут, но его голос прозвучал очень тихо, как будто растворился в воздухе.

- Я… не могу… с ним… справиться… - прошептал Ричард Гордон. Какой бы жуткой не была ситуация, герои молча улыбнулись - их план сработал. - Ну чего вы стоите? - внезапно крикнул охотник за нежитью. - Помогите, пока ещё не поздно!

- Спроси, спроси, спроси! - монстр уже праздновал свою победу. - Что под маской? Что под ней?

Дурак внезапно вышел из угла, где лежал до этого времени, и, глядя в застывшее лицо на маске, спросил:

- Я спрошу, но для начала скажи мне вот что: а тебе интересно, кто я?

Монстр отвёл взгляд от Ричарда и посмотрел на Дурака.

- Ты - просто человек, который мешает тому, кто мне заплатил за то, чтобы я от вас избавился, - прошипел он. - Остальное не важно.

- И всё-таки, - Дурак не унимался, - что ты обо мне знаешь? Я вообще человек? Откуда я? Почему мои волосы белые? Что в моей сумке?

- А я? - Актёр внезапно понял, куда Дурак клонит, и решил помочь. - Кто я? Почему мои манеры не хуже твоих? А я - человек?

- Хватит! - взвыл монстр и начал постепенно опять приобретать человеческие очертания.

- А что насчёт меня? - подключилась Хозяйка. - Ты не думал, что молодая девушка делает в команде путешественников? Да, кстати, а куда мы идём? Кто тот человек, что тебе заплатил?

- А я? Далеко не все, знаешь ли, берут арбалет за стол! - Ричард Гордон наконец-то понял, куда они клонят, и тоже присоединился. - Почему меня не интересовала твоя маска? Давай, думай!

- Остановитесь! - монстр уменьшился до размеров человека, потом начал становиться всё меньше и меньше, пока наконец не исчез совсем. С глухим стуком на пол упала маска - единственное, что осталось от монстра, питающегося любопытством.

Показать полностью
52

Tellurion [15]

Это длинный комикс без текста с непрерывным сюжетом, а не отдельными сценками. Сейчас за 300 кадров перевалило. Приятное залипалово, но лучше листать размеренно, а не все за один вечер :)

Жанры: фэнтези, фантастика, приключения, романтика

Читать на сайте автора (оно же - читать с начала) https://tellurion.ca/albums/77988

Либо https://pikabu.ru/tag/Tellurion 

На сайте автора качество изображений значительно лучше, пикабу обжора.
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост
Tellurion [15] Tellurion, Matt Rhodes, Комиксы, Фэнтези, Арт, Веб-комикс, Приключения, Длиннопост

Продолжение будет тут - https://tellurion.ca/projects/58ynaJ?album_id=77988
и выложу кучей когда наберется на пост

Показать полностью 20
27

Феникс и Змей - Полуденная Сталь

Глава 9

Падение в бездну


Сегодня в малоизвестной таверне «У Игорька» людей не было вовсе – все здание на целые сутки выкупила дамочка пришедшая с пятью спутниками, двое из которых были явно детьми. Игорь имел принципе невмешательства – во-первых, это были не его дети, во-вторых, золото остается золотом несмотря от того кто его дает, а в-третьих, если не у него, так у кого-либо другого помещение обязательно найдут, а он просто упустит прибыль. Так что он без лишних слов принял кошелек у дамочки и покинул помещение, попросив разве что не наследить.

Среднестатистическая забегаловка имела штук пять пыльных ламп в качестве освещения, пару дюжин столов накрытых грязными скатертями и несколько десятков стульев обивка которых носила жирные пятна.

- Мебель будет мешать. – сказала Анна зайдя внутрь таверны и оглядевшись по сторонам.

Каспер слегка стукнул посохом о дощатый пол. Во всем зале грубо сколоченные столы и стулья словно волной отнесло к стенам, освобождая в центре достаточно места.

- Свет. – попросила Анна.

Каспер слегка приоткрыл окно. Свет звезд и луны, струящийся снаружи, начал падать внутрь помещения. Повинуясь воле мага, свет падающий на всю улицу искривился и устремился в единственную ее точку – оконный проем. Словно бы направляемый незримой рукой, он рассеивался внутри комнаты и наполнял ее мягким, серебристым сиянием.

- Вчера перед тем как лечь спать, я просмотрела несколько книг. Алексей действительно может иметь связь с Монахом на основании того, что Монах хотел его убить и даже сильно ранил.

Алексей с интересом смотрел на вампиршу, ему было любопытно куда она ведет.

- Эта связь может быть активирована если он еще раз проживет тот момент. Тогда Алексей должен почувствовать местонахождение тела.

- Момент смерти Монаха? – уточнил Алексей.

- Скорее его попытки убить вас. Особенно включая ранения.

- То есть кто-то из вас будет меня резать, а я буду думать где тело? Вы реально думаете, что я позволю себя пытать в надежде на некую связь?

Змей сжал зубы и оскалился. За его спиной пришли в движение Дилан и Таня. Анна сделала шаг назад, в то время как Антон обнажил оружие.

Каспер приподнял посох и легонько стукнул им о пол. Все окружающие пошатнулись и упали на колени, за исключением Антона – Охотник был защищен от большинства сверхъестественных эффектов. Змей же не понимал, что происходит – руки и ноги наливались свинцом, в глазах темнело. Каждое движение давалось с трудом.

- Я предлагаю не ссориться. – миролюбиво предложил Каспер. – никто не собирается никого пытать и убивать.

Заметив что Дилан поднимается с земли, Каспер усилил гравитацию, доведя ее до восьмикратного значения. Псионика прибило к полу.

- Так вот, о чем это я? Я заинтересован в максимально спокойном и бескровном решении конфликта. Анна, у тебя есть план?

Каспер вернул гравитацию в ее первоначальное состояние.

- Можно вернуть его в нужное состояние не просто порезами, а конкретными порезами в тех же самых местах и в той же самой очередности что и Монах делал это. – предложила Тремер после недолгой паузы.

Вампирша уже встала с земли и отряхивала одежду – мертвое тело значительно легче переносило перегрузки. Людям было сложнее: Таня потеряла сознание, а Дилан и Алексей выглядели помятыми.

- А как узнать какие именно травмы и как именно были нанесены? – уточнил Каспер. – Прошло три года. Алексей, вы помните детали?

- Не в таких подробностях.

Змей глянул на Дилана.

- Ты ведь можешь помочь?

- Могу. – подтвердил псионик. – Правда если ты этого реально не помнишь, то мне придется залезать глубоко в мозг. Я, разумеется, буду нежен, но гарантий от несчастных случаев никто не даст. В конце концов, даже у Кастиара каждый второй уходил с безумием.

- Кто это такой?

Антон оживился.

- Псионик времен Второго Царства. – пояснил Каспер. – Был прорицателем, и хотя его видения относились в основном к прошлому, его труды для магов-мистиков прямо кладезь бесценной информации.

- А причем тут безумие?

- У него была очаровательная привычка проецировать свои видения в чужие разумы. Иногда он полностью затирал собственную память объектов и те сходили с ума. Но сейчас он мертв, можете расслабиться, Антон.

Охотник фыркнул. В это время Змей, напряженно о чем-то размышлявший, обратился к Дилану.

- Если сделаешь это аккуратно, будем считать, что мы в расчете. Ты будешь свободен и сможешь пойти куда угодно и делать что хочешь.

- По рукам.

---

Разум человека в обычных условиях не имеет формы и размеров. Он абстрактен, но ровно до тех пор, пока его не коснется чужой разум, обладающий восприятием. Человеческое сознание не в силах представить себе абстракцию, а потому все понятия, мысли, концепции, идеи и так далее, в рамках восприятия пришельца принимают наиболее подходящую форму. Как правило, разум человека представлялся Дилану как дом, однако в те времена когда он учился в Академии, псионик тесно общался с Акашийским Братством – Традицией магов Разума. Среди братьев были те кто видел разумы людей как зверей, картины, странные механизмы и даже сады камней. В одном сходились все – внешний вид разума довольно точно отображает личность.

- Как же паршиво быть тобой.

Дилан находился в длинном полуосвещенном коридоре без единого окна. Серо-зеленые тона, холодные и мрачные, они были тут везде. Серо-зеленые стены – Дилан провел по стене рукой. На ощупь стена была шершавой и твердой, напоминая немного акулью кожу. На каменном полу не было коврика или дорожки, он весь состоял из цельного куска песчаника. Высокий потолок не имел ни единого источника света. Весь свет присутствующий в коридоре исходил буквально от пары-тройки картин висящих на дверях. Подойдя к одной из дверей, Дилан прочитал надпись.

- Биология.

Приоткрыв дверь, он заглянул внутрь.

На тенистом лугу, напротив большущего муравейника сидел русоволосый мальчик лет десяти на вид. Он терпеливо смотрел на то как муравьи возятся с гусеницей которую он кинул им. Муравьи уже окружили гусеницу и тащили ее вглубь своего гнезда. Мальчик жалел лишь о том, что не может увидеть что происходит внутри муравейника и как живет эта семья.

Дилан моргнул.

В ярко освещенной лаборатории, на столе лежал мужчина, а напротив него стоял мальчик. С прежним внимательным любопытством он изучал человека и то что происходит внутри него. Мужчина беззвучно стонал, а мальчик продолжал завороженно смотреть на то как сердце гоняет кровь. На этот раз он мог фиксировать огромное количество данных – он видел и гормоны которые выплескиваются в кровь и то с какой скоростью новые вещества распространяются по телу, а организм пытается залечить свои раны. Невероятное зрелище, как будто сложнейший балет в котором тысячи танцоров впервые танцуют партию к которой готовились всю жизнь – никто не сбивается и не ошибается. Это было даже лучше, чем муравейник.

- Больной ты ублюдок.

Дилан решил не заглядывать в двери на которых значилось «Физика», «Химия» и термины относящиеся к магии. Ему нужна была память, а конкретно – страхи.

В абсолютном порядке чужого разума ему не пришлось долго искать. Страхи нашлись за очередной дверью, на которой висела картина изображающая крестьянина работающего в поле.

В полностью замкнутом каменном мешке не было ни входа ни выхода. Были лишь массивные скобы вбитые в стены. От каждой скобы к телу тощего мальчишки тянулась тяжелая металлическая цепь чье крайнее звено было вбито непосредственно в тело Алексея. Придавленный весом металла, сдавленный и скованный в сплошной кокон из цепей, он мог лишь наблюдать за тем как его жизнь проходит мимо, а он все это время может лишь едва шевелить руками и ногами.

- Так… мне нужны не глубинные страхи, а относительно недавние.

Дилан обернулся. Выхода не было. Дверь через которую он пришел уже перестала существовать.

- Ну да… ты же боишься безысходности. – протянул Дилан, понимая в какую дрянь он сейчас вляпался.

Безысходность. И он в ней.

- Вот жеж… гадость.

Какие-то пятнадцать лет назад Дилан-Искатель сделал бы все красиво и изящно. Он бы слой за слоем распутал цепи окутывающие мальчика, перекроил бы часть личности, удаляя иррациональные страхи, и в стене появилась бы дверь. Однако то был Дилан выращенный в семье ОБрайен, древнейшем роде чародеев ведущем свою родословную со Второго Царства. Мозг Дилана-Искателя обладал редкостным талантом к псионике, а его разум был натренирован в бесконечных упражнениях с лучшими мастерами которых могла нанять Салем Индастрис – корпорация принадлежащая его семье.

Сегодня Дилан в теле Максима использовал тело стандартного скифарца для нагрузок на которые тот не был рассчитан. Лишь благодаря накопленному опыту Дилан еще не спровоцировал кровоизлияние в мозг или церебральный паралич, но он все время лавировал на грани. Ему было бы значительно легче если бы не приходилось тратить колоссальное количество энергии на поддержание разума Максима, однако отправлять разум ребенка в забвение было… он не хотел об этом думать.

- Кретин… и ведь не выйти отсюда.

Ситуация была, мягко говоря, фиговой. С одной стороны, сейчас оба тела, и его и Алексея, находились в коме. Пока он внутри, его тело не имеет разума и по сути является овощем. Алексей также овощ, но он может прийти в себя. Когда он проснется, ментальная связь с мозгом Дилана оборвется и разум Дилана навсегда останется внутри Алексея.

Выходов было не так много. На перекройку чужой личности у Дилана банально не хватит пси-энергии, глубинные страхи занимают слишком много времени и сил, а Алексей проснется в течение пары часов. Второй вариант – проломить стенку этого каменного мешка и выйти наружу. На это у Дилана сил, хоть в обрез, но все же хватит. Было одно но…

- Сцуко… - Дилан почесал нос и поморщился.

При таком варварском подходе глубинные страхи лишатся своих обычных ограничителей и хлынут наружу, во все остальные аспекты личности Алексея.

- Кастиар… тебе бы это понравилось. Безумие!

Дилан ударил по стене. Каменный мешок пошел трещинами. Четыре трещины образовали квадрат и громадный кусок стены вывалился наружу.

---

Тело Алексея по прозвищу Змей выгнулось дугой. Веки затрепетали, открывая глаза закатившиеся назад.

- Что происходит? – спросил Антон.

- Плохая вещь. Дилан его сломал.

Таня тоскливо смотрела на мужчину. Протянув руку, она погладила его по лбу, на котором выступила холодная испарина. Она уже видела такое. Дилан обычно после этого ходил мрачный, а люди вели себя… странно. Только на этот раз некому подать стакан из красного стекла с сладковатой, маслянистой жидкостью и они не заснут.

- Я позабочусь о тебе. – пообещала девочка.

Показать полностью
174

Путаница

Путаница Авторский рассказ, Фэнтези, Рассказ, Длиннопост, Текст

- Отец Алексий?

Старый монах заморгал, из света на него надвигался крылатый силуэт.

- Ангел...Ангел Божий!

Из света стала вырисовываться лошадиная голова, грива, крылатый торс, на котором сидела светловолосая дева в лёгких доспехах. Раздалось ржание.

- А...Ангел?

- Я Валькирия Христ! А ты, видимо, тот славный воин, которого я провожу в Вальгаллу?

Валькирия с сомнением уставилась на худое тело отца Алексия. Посмотрела по сторонам.

- Хм. А где же трупы врагов? Где же горящие дома и плачущие вдовы? Где же следы славной битвы?

Отец Алексий тоже посмотрел по сторонам. Старая церковная келья с лампадкой в углу, деревянный стол и книжный шкаф.

- Я...Я всю жизнь вёл битву...

Глаза валькирии загорелись.

- ...со злом...

Она подалась вперед, отец Алексий невольно сглотнул, так как ему открылся прекрасный вид на кольчужное декольте.

- ...за души людские.

Глаза валькирии погасли.

- А. Хорошо. Ну...Что же...Садись, славный воин, Вальгалла ждёт нас.

Отец Алексий явно услышал издевку.

- Я вообще-то ждал другого посетителя...С крыльями и огненным мечом..

- Меч - присутствует, правда не огненный.

Валькирия похлопала себя по ножнам.

- А крылья есть у моего скакуна. Да, "Скачущий по курганам вихрь"? Кто у нас хороший крылатый конь?

С этим словами она потрепала его за гриву и конь довольно заржал.

- В любом случае, тут только я. Ну, ты летишь?

Отец Алексий помолчал, а потом с грустью кивнул.



Олаф Рыжий был доволен, погубить столько врагов в одной битве! Конунг будет рад...Был бы рад. Олаф сплюнул. Какая-то гадина воткнула нож ему в спину. Но ничего, в Вальгалле он попирует, а это скотина, убившая его, явно туда не попадёт, Один таких не любит.

Да где же Валькирия, он уже битый час стоит у своего тела! Пора бы уже...

Хоть бы за ним пришла пышногрудая Лиод! Уж такому красавцу и свирепому воину как он, она явно позволит некоторые вольности. По плечу постучали. Олаф радостно обернулся:

- Ну здравствуй, предвестница пос...

На него уныло смотрел бес.

- Горного великана тебе в глотку, ты кто такой? Где Лиод?

Бес кашлянул. Это будет трудно.

- Олаф рыжий, только за сегодняшний день ты убил 10 человек...

- Славная битва была!

- ...в чем нисколько не раскаиваешься. Убийство является смертным грехом и наказывается огненным Адом.

Бес просяще посмотрел на рыжего великана.

- Ты готов?

Последующие полчаса он потратил на попытки убежать от разгневанного викинга.

- Остановись, жалкое отродье Локи, я выверну тебя наизнанку и отправлю в таком виде твоему хозяину!

- Я не знаю кто это, пожалуйста, прекрати, я расскажу обо всем Утренней Звезде!

- Остановись и сражайся как мужчина!

- У меня нет пола, я в любом случае не смогу этого сделать!



А где-то далеко в это время Локи и Мефистофель смеялись и никак не могли остановиться: это было прекрасной идеей поменять местами картотеки смертных.

Показать полностью
44

Дневник пропавшей экспедиции. Часть вторая

Продолжение.

Начало здесь - Дневник пропавшей экспедиции


- Послушайте, это ведь не только дневник экспедиции. Это ещё и личный дневник человека, возможно пропавшего без вести более сорока лет назад... Надеюсь его родственники простят нас за то, что мы его читаем. - произнёс, вопросительно взглянув на Тахира и дядь Юсуфа, Александр.

- Думаю ничего страшного. Мы же хотим узнать, как пропали четыре человека в нашей пустыне. Может быть их нужно найти. И похоронить по-человечески... - ответил ему Тахир.

Его дядя одобрительно ему кивнул.

- Да, хорошо. Но сначала давайте выясним, кто они и откуда... И зачем ушли в пустыню. - сказал Александр.


Наспех попрощавшись, и рассыпавшись в тысячах извинений, Александр поехал домой. Тахир и дядя Юсуф хотя и выглядели немного обиженными, но всё же понимали, что причина скорого отъезда не простая. Приехав домой уже ночью, и ответив жене что "всё нормально", он сел за чтение дневника. Спать совсем не хотелось, кофе, и ещё раз кофе... Под утро он включил ноутбук, и начался поиск...


- Тахир, алло, здравствуй брат!

- Салам Саша! Почему три дня не звонишь? Я уже весь издёргался!

- Послушай, я всё это время наводил справки, делал звонки, искал родственников тех людей...

- И что ты узнал?

- Ты был прав насчёт археологов. Благодаря информации из дневника я узнал, что все четверо, работали в Институте археологии в Москве. Были научными сотрудниками. Но туда, к вам в пустыню, институт не посылал никакой научной экспедиции. Эти четверо взяли отпуск, и поехали сами. Обратно никто не вернулся, я связался с родственниками через соцсети, они в шоке...

- Ничего себе... Может быть на них напали волки?

- Маловероятно, у них у всех были охотничьи ружья... Далее, через несколько недель после их отъезда из Москвы, родня забила тревогу. Приезжали и сами и с милицией, опросили всех в Мерке и в Джангельды, ездили по домам пастухов - их видел только отец дядь Юсуфа и пару человек на автостанции в Мерке. Пеший поиск по пустыне ничего не дал. Один день в тех краях покружил самолёт Ан - 2, и тоже безрезультатно. На этом поиски закончились. Через год четыре пустых гроба захоронили на кладбище под Москвой...

- Вай, какой кошмар...

- Ты слушай дальше. Я нашел одного сотрудника в Институте археологии, созвонился с ним. Сейчас на пенсии, но он помнит Дмитрия Карцева. В общем, в начале 1976 года Дмитрий был в командировке, в Египте. Задача его заключалась в том, чтобы совместно с сотрудниками Каирского музея, отснять на фото и задукоментировать для перевода какие-то древние папирусы. Там он нашёл один свиток, сам его перевёл, и с тех пор у него и "поехала крыша"...

- Как "поехала"?

- Ну так многие считали в институте. В этом свитке была нарисована карта, он сопоставил её с современными, и после этого решил найти следы древнеегипетской цивилизации в советском Казахстане...

- Ну Саш, это же правда бред! - воскликнул Тахир. - Какие ещё Египты в Казахстане! Ха!

- Это ведь и была причина их похода, я думаю. Он убедил ещё и троих своих друзей пойти вместе с ним. И видишь, чем это закончилось...

- И правда, ведь не дураки же были - учёные... Ну как так можно то?

- Ещё слушай дальше Тахир... Я отправил дневник почтой, дочери Дмитрия Карцева. Она нам очень благодарна, кстати... И вот ещё новость - родственники пропавших разместили информацию в соцсетях, тут потихоньку начинается шум...

- А что за шум?

- Нас с тобой хотят пригласить на телевидение, будут снимать передачу!

- Вах, Аллах!

- Да, и готовиться к отъезду поисковый отряд, примерно через неделю. Будут искать останки пропавших. Короче, шут с ним, с телевидением, завтра утром я буду у тебя...

- Мне кажется, ты приедешь не для того чтобы попробовать мой вкусный плов... - с сомнением в голосе ответил Тахир.

- Конечно. Я думаю, нас же не закидают камнями, за то что мы выйдем немного раньше поискового отряда?

- Саш, ты спятил? Идти за пятьдесят километров по пустыне, чёрт знает куда и зачем?

- Куда и зачем мы знаем точно - в урочище Беш-сай. Выйдем на место по GPS, опыт в походах у меня большой, сам знаешь.

- То есть, мы вдвоем пойдём туда, где почти точно погибли четыре вооруженных человека? И то что есть шанс, что опасность сохранились, и она будет грозить нам? И кстати, вообще без шанса, что мы там что нибудь найдем? Я всё правильно понял?

- Ну правильно... - ответил Александр.

- Я в деле.


- Возьмите моего ишака с собой. Пусть вещи тащит. - предложил дядя Юсуф.

- Хах! Спасибо большое! Но мы как нибудь сами, от силы пару дней туда, и столько же обратно. Большие уже, дойдём! - ответил ему Александр.

- Зря, ишак хороший... Я доведу вас до того места, где нашёл тот книжка. Но вот от этого не отказывайтесь, - произнёс старик, и вытащил из своего дома пару двухстволок с патронташами.

- Оба на... Это то зачем?

- В пустыне могут быть волки... Картечь ещё никому не помешал.

- Ну хорошо, - сказал Саша, взяв ружьё в руки, - что Тахир, ты готов?

Тахир, закинув здоровенный рюкзак на спину, ответил:

- Всегда готов...


- Вот это место. Здесь нашёл. - сказал дядя Юсуф, указывая на несколько разбросанных камней.

Александр, скинув свой рюкзак, внимательно осмотрел камни, вытащил нож, и углубив его в песок, немного поводил его из стороны в сторону:

- Больше ничего нет.

- А что ты хотел найти? Они же оставили тут только свой дневник. - спросил Тахир.

- Ну мало ли... Дневник - Дмитрия, с ним было ещё три человека, уходили в песчаную бурю, можно сказать, в глотку смерти. Могли бы тоже что-нибудь оставить.

- Самогон что-ли? - улыбнулся Тахир.

- Тьфу на тебя... - улыбнулся ему в ответ Александр, и ещё раз осмотрел местность. Вокруг были лишь барханы, в широких ложбинах между ними виднелись пучки редкой растительности. Больше ничего, слышен был лишь шум ветра в ветках саксаула, куст которого стоял неподалёку.

- Да уж... Пейзажик то - так себе. - сказал Александр.

- Ладно ребята, я пошёл домой, пусть Аллах вам поможет, хорошее дело делаете! - сказал дядя Юсуф и по очереди обнял друзей.


- Тахир, ведь я тебе не всё сказал о том дневнике... - сказал Саша, когда они прошли примерно с километр, - помнишь такие слова - "Хатту должен быть найден"?

- Помню. А что?

- Смотри, вот фото одной страницы из дневника, - протянув руку со смартфоном, сказал Саша.

- Вижу, здесь какие-то иероглифы, и вроде как карта...

- Это копия того папируса, Дмитрий нарисовал её от руки. Вот следующее фото - это тот самый папирус, его я нашёл на сайте архива Каирского музея.

- Похож...

- А вот спутниковое фото урочища Беш-сай...

- Ничего себе... Тоже похоже!

- У них действительно были веские причины пойти туда.

- Слушай Саш, ну таких мест, похожих на это, на Земле могут быть десятки...

- Могут, но посмотри на фото ещё одной страницы из дневника.

Тахир взглянул ещё раз на экран смартфона Александра, и начал читать вслух:

- "Профессор Аль-Джадди сдержал слово - мы попали в секретный отдел архива. Несколько часов мы разглядывали свитки, в основном здесь были записаны знания жрецов из разных храмов. Наспех переводя иероглифы, мы поняли, что там записаны рецепты каких-то лекарств, инженерные расчёты, заклинания... Фотографировать профессор запретил, но я уговорил его разрешить мне перерисовать один удивительный папирус. Его написал верховный жрец храма Луны, Мехмет, во времена I династии, где-то пять тысяч лет назад! Вот примерный перевод: "После атаки армии фараона Нармера на наш храм, успели сбежать немногие. Он хотел забрать высшие знания и стать живым богом. Он не достоин. Спаслись меньше сотни. Мы с семьями год шли на север, мимо селений диких людей, и земель кочевников. Спасли знания, основали на пустой земле город Хатту. Здесь безопасно, очень далеко от всех людей. На месте где пять сухих рек сливаются в одну. Братья, присоединяйтесь к нам. Этот человек знает дорогу." Я так понимаю, что группа жрецов, с семьями сбежала далёко на север. И потом они послали человека назад, в Египет, чтобы он привёл оттуда остальных их сторонников. Но ему это не удалось, раз свиток находится в Египте, по видимому он попал в плен... Очень интересно!" Погоди Саш, мы так с тобой, как и этот Дмитрий, тоже поверим в этот бред с Хатту. Прекращай давай!

- Хатту должен быть найден! - могильным голосом ответил Александр, улыбаясь другу.

- Да иди ты к чертям!


(Продолжение следует...)

Показать полностью
28

Завет

Снег хрустел под ногами. Местами из-под него уже показалась прошлогодняя растительность. Она тянулась вверх, к солнцу, которое пока не спешило дарить тепло. Ветер нёс запах костров и тревогу. Там, за крепостной стеной, куда ушёл отец с другими воинами, происходило что-то странное. Мальчик в последний раз посмотрел на мир через узкое окно крепости и побрёл назад.


Ещё недавно на улицах его родного города было людно, бегали дети, суетились торговцы, женщины развешивали бельё на верёвках, садовники поливали цветы. Сейчас же стало тихо, мрачно. Словно старый Квейрин охватила страшная болезнь, и горожане боятся выходить из домов.


Тоби слышал краем уха что-то о странных событиях там на первом рубеже, где сейчас отец. Мать всё чаще плакала, молилась, и просила сына не ходить больше к стене. Кажется, она не верила, что укрепления помогут.

Вот и сегодня, когда парнишка открыл дверь, то увидел, как мама, сгорбившись, и сложив ладони перед собой, читает вечернюю молитву.


Она и раньше была набожной женщиной, но сейчас, когда в городе всё изменилось, не пропускала проповеди, а дома часами стояла перед иконой святой покровительницы Квейрина. Образ девушки, окруженный золотым сиянием, напоминал Тоби соседку — Агату. Она была старше на три года, и казалась мальчику божественно прекрасной. Иногда он украдкой подглядывал, как девушка расчёсывает волосы во дворе. Они доходили ей до поясницы, и она заплетала тугую косу, которой завидовали многие местные девицы.


Агата иногда пела по вечерам старинные песни, и Тоби слушал её чарующий голос. Но в последние несколько дней соседка не показывалась на улице. Как-то мальчик спросил её бабушку, куда делась красавица с длинной косой. Пожилая женщина расплакалась, и сказала, что Господь послал семье испытание. Агата заболела, и врачи не знают, как ей помочь.


***

Отец вернулся рано утром. Мать бросилась к нему на шею, целовала, что-то шептала, а тот лишь ласково гладил её пепельные с проседью волосы, говоря, что всё будет хорошо. Тоби терпеливо ждал, когда отец разденется, помоется после тяжёлого дня и поест. Наконец, когда тот уселся за письменный стол, сын набрался смелости и обратился к папе:

— Расскажешь, что случилось? Я ведь уже совсем взрослый… Если ты уйдёшь и маме нужна будет защита…

— Тоби… ты прав. Когда я ухожу из дома, ты — единственный мужчина и защитник. Но здесь вряд ли сможешь помочь. Да и никто не сможет. Потому, слушай меня внимательно. Однажды, если мы не справимся на рубеже, и враги придут к стенам города, бери мать и уходите как можно дальше. Вы не сможете сражаться, да и не должны. Понимаешь?


Папа схватил Тоби за руку, и тот ощутил, что отцу страшно. Его отцу — сильному, мужественному воину, прошедшему две войны…

— Па… кто они? Кто наш враг? Почему мы можем не справиться?

— Господь послал нам самое большое испытание после чумы. Испытание нашей веры, нашей способности стоять до конца, защищая всё, что дорого и свято. Они…

— Они мёртвые, Тоби, — мать незаметно вошла в комнату и обняла сына за плечи. — Мёртвые…


Слова отозвались звоном в голове. Перед глазами пронеслись лица всех, кого хоронили. Почему-то среди них он увидел ещё одного человека… То самое лицо, которым так часто тайком любовался. Тоби на миг замер, вглядываясь в полные слёз материнские глаза, и спросил:

— Но разве мёртвецы могут…

Мальчик не понимал, как это возможно. Он всегда верил в то, что после смерти тело человека разрушается, а его душа попадает в рай или в ад.

— Мы не знаем, почему это происходит, сынок. Учёные, священники, лучшие умы не нашли ответа. А я — простой солдат. Всё, что могу — защищать город, пока жив.


***

Возле ратуши собрались горожане. Они кричали, что нужно перестать хоронить людей в черте города. Что нужно сжигать тела. Священник отвечал, что не подобает предавать тела огню, ибо это обычай языческий, а всё, что они говорят — суеверие и грех.

— А кто умер? — тихо спросил Тоби у кого-то и горожан.

— Агата, дочь лавочника Бранда… Хорошая девочка была. Так жаль, — незнакомец смахнул слезу.


Внутри что-то остановилось. Словно часть мира разрушилась и никогда уже не станет прежней. Слёзы подступали к глазам.

Пока мальчик пытался взять себя в руки, мимо пронесли гроб. Она лежала, прикрытая белой тканью. Бледная, как всегда. Но теперь — бездыханная.


Тоби хотел подбежать, взять её за руку, кричать, чтобы она не уходила. Но понимал, что нельзя. Нужно просто молча принять неизбежное.

Лавочник, идущий во главе процессии, посмотрел на собравшихся:

— Я похороню её, как подобает… Пусть и за стеной, но по обряду. Отец Андрес, вы прочитаете молитву?

Священник молча кивнул и пошёл вслед за небольшой процессией.


***

С каждым днём отец становился всё мрачнее. Он редко делился вестями с кордона. Но по его лицу было понятно — мёртвые всё ближе. Горожане готовились к худшему. У ратуши собирались знатные жители, требующие начинать эвакуацию. Они не верили в победу живых. Почти никто не верил.


Потому, когда однажды зазвонил колокол, народ испугался, но совсем не удивился. Отряды воинов из тыла стягивались к крепостной стене. Зажигали факелы, носили бочки со смолой. Люди понимали, что могут не справиться.


Бургомистр отдал приказ уводить женщин и детей на север, в горные селения. Хотя знал, что вряд ли это спасёт… скорее — отсрочит неминуемое.


**Голос тишины**


Тоби понимал, что убежать из дома ближе к стене, нарушить обещание, данное отцу — непростительная ошибка. Что мать будет волноваться. Но что-то раз за разом влекло его сюда. Он спрятался под перевёрнутой повозкой, и наблюдал, как огромная толпа истлевших мертвецов, волной накатившая на каменный бастион, поднимается, создавая живую лестницу.


Тех, кто уже оказался на стене, рубили и жгли. Но они, словно не замечая сопротивления защитников крепости, шли напролом. Тоби с удивлением заметил, что мертвецы не нападают. Просто идут вперёд, словно подчиняясь зову, не слышимому простыми людьми.


— Они прорвались! — закричал мужчина в чёрной одежде. В одной руке он сжимал горящий факел, а другой держал короткий меч. Он ринулся вперёд.

Мальчик понял, что пока обороняющиеся отбивались от тех, кто лез на стену, часть покойников откопала старый подземный ход, который давно завалили. И сейчас страже пришлось разделиться.


В глазах мальчика смешалось всё — живые, мёртвые, отблески факельных огней, блеск мечей и алебард. Под тусклым светом луны люди пытались сделать невозможное — убить то, что давно мертво. И понимали — силы не равны.


Пусть ни один боец не пал от рук мертвой армии, но орда нежити продолжала движение вперёд. Кто знал, какую цель преследуют восставшие из могил?


Тоби увидел, как в толпе покойников рвущихся от стены к городским улицам, расталкивая стражу, медленно идёт мёртвая девушка. Мальчик на мгновение застыл. Остатки истлевшего платья, длинные волосы, изрядно поредевшие за время, проведенное в могиле… Но он всё ещё мог её узнать.


Тоби выбрался из-под воза, и рванул туда, где сейчас городские защитники пытались сдержать живых мертвецов. Один из стражников уже занёс алебарду над головой бывшей соседки, и парнишка прыгнул вперёд, сам не понимая, что делает. Его неловкого кульбита хватило для того, чтобы выиграть несколько секунд. Воин промахнулся, и тут же отвлёкся на других мёртвых.


Тоби схватил Агату за иссохшую руку, и потянул за собой подальше от стен и стражников. Она не могла бежать так же быстро, как живой и здоровый мальчик, и ему приходилось почти волочь за собой бывшую соседку.

Когда они оказались в одном из двориков старого города, он увидел открытую дверь в подвал.

— Спрячемся там!


Закрыв за собой дверь, мальчик наконец набрался смелости посмотреть на девушку. Совсем недавно она была красивой, юной, полной сил. Сейчас же от былой красоты не осталось ничего. Часть прекрасных волос выпала, на месте правого глаза чернела пустота. Зубы проглядывали через изъеденную плоть. Тоби не без труда подавил рвотный рефлекс. Он осознавал, что всё происходящее сейчас просто невозможно. Но не мог понять, почему она, умершая и похороненная, как подобает, сейчас стоит перед ним, явно осознавая происходящее…


— Агата, ты меня узнаёшь?

Мёртвая девушка еле заметно кивнула.

— Ты не можешь говорить, да? Я хочу понять, почему это произошло с тобой и другими. Подожди здесь, я найду бумагу, перо и чернила! Пожалуйста, не уходи никуда! Если стражники тебя увидят, то сожгут!

Тоби помчался узкими двориками в сторону дома. По пути он несколько раз падал, спотыкаясь о брошенные в спешке вещи, корзины. Перед самой оградой под ноги бросился индюк, жутко напугав мальчика.


Матери дома не было, а отцовские письменные принадлежности стояли на столе. Парнишка схватил пару гусиных перьев, пузырёк чернил и несколько чистых листов. Он ужасно боялся, что не успеет. Что Агата выйдет на улицу и погибнет. Снова… Только уже не от неведомой хвори, а от рук палачей, не понимающих, что проблема не в ней…


Когда он влетел в подвал, и увидел, что девушка сидит неподвижно на лавке, то облегчённо выдохнул.

— Вот, я принёс! — он протянул ей лист, открыл чернила и обмакнул в них свежее пёрышко. — Пиши. Расскажи всё, что знаешь!


Агата взяла иссохшими пальцами перо, и стала медленно выводить слова, буква за буквой перед изумлённым Тоби давно знакомые строки, которые так часто повторяла мама.

— Верую, — прошептал он.

Она остановилась, и посмотрела на Тоби единственным уцелевшим глазом.

«Во единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь» — писала Агата, — «Исповедую едино крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых, и жизни будущего века. Аминь».


**Жизнь нового века **


Люди ушли. Ушли далеко, считая, что город пал под натиском войска мёртвых. Тоби не знал, что с отцом и матерью. Боялся, что никогда их не увидит. Он жил в подвале со своей странной спутницей. Иногда выбирался наружу, чтобы добыть немного воды и еды. Предлагал Агате, но она молчаливо качала головой, объясняя, что не нуждается в пище и жажды не испытывает.


Однажды он зажёг свечу в полутьме подвала и едва не уронил её.

— Агата…

Девушка повернулась к нему, не понимая, чему так удивился мальчик.

— Твоё лицо!


***

Рассвет. Такой прекрасный сейчас. Солнце над старым Квейрином отражалось в её прекрасных глазах. Агата пока не могла говорить. Но она была жива. Её сердце вновь билось, грудь вздымалась от дыхания. Волосы Агаты развевались на ветру. Её лицо, что так пугало Тобиаса всё это время, пусть и оставалось немного бледным, больше не несло на себе печати смерти. Мальчик провёл рукой по густым тёмным волосам. Девушка повернулась к нему и улыбнулась.


— Ты это сделал! — голос прозвучал со стороны городских ворот.

Парочка обернулась, пытаясь понять, кому он мог принадлежать.

— Отец Андрес? — мальчик не ожидал увидеть здесь живого человека.

Старый священник опустился на колени.

— Завет исполнен, малыш. Исполнен Волею Божьей и любовью человечьей. Ибо так сказано было в Писании «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершенен в любви». Ты не убоялся, и любовь твоя оказалась смерти сильнее.

Завет Фэнтези, Мистика, Авторский рассказ, Длинное, Рассказ, Фантастический рассказ, Длиннопост
Показать полностью 1
43

Феникс и Змей - Полуденная Сталь

Глава 5

Тот кого боятся люди (часть 1)


Треск пламени небольшого костра разбавлял шум ночного леса. Младший не очень любил спать в лесу, но иногда выбирать не приходилось. Лежа на бревне, которому он заранее придал удобную для сна форму, он сквозь сон наблюдал за тем как Артём возится с бумажками и кистью. С некоторых пор парень решил что для полноценного развития ему необходимо научится рисовать, причем непременно тушью. Создать тушь и кисточки для мага, владеющего Материей проблемой не являлось. Вообще, золото тоже можно было бы создать в буквальном смысле из камня, однако в первом же банке проверка покажет искусственное происхождение металла, затем Уравнители сличат резонанс оставшийся на металле с картотекой аур магов и слишком умного мага научат не пытаться обрушивать экономику государства. А вот для своего пользования – делай что хочешь.

- Похоже на оленя?

Артём показал очередной рисунок Младшему.

- По…

На листке бумаги был нарисован сам Артем с рогами. Внизу было приписано «Извени».

- Понимаешь, извинить то я тебя извиню, но мне все равно не нравится ссать в лесу если можно было бы сейчас сидеть в тепле.

- Не ссы. – предложил Артём.

- В жопу иди. – огрызнулся Младший. – И ублюдок твой пусть в жопу идет.

Под ублюдком подразумевался Жорж.

- Кстати, а что такое ублюдок?

Младший вздохнул. Ночь, вокруг животные, все бесит, а еще и спрашивают.

- Ублюдок это значит рожденный вне брака.

- Так Жорж то аристократ. – возразил Артём. – Я где то видел его дерево семейное. Да, у него в кабинете было.

- В Монтени вся аристократия – маг на маге и магом погоняет. Тебя ничего не смущает?

- А что?

- Магия это не гены. Если оба родителя маги, то шанс того что их ребенок родится и будет иметь Аватар такой же как у всех остальных. Маленький, прямо очень.

- Ну а как монтеньцы так делают тогда?

Младший приподнялся, и опираясь на локоть, посмотрел на Артёма.

- Ты серьезно не понимаешь?

Парень мотнул головой.

- Когда жена какого-нибудь графа беременеет, ее муж начинает сразу искать рожденного в мещанской семье ребенка обладающего пробужденным Аватаром, чем младше, тем лучше. И если у графини рождается не маг, а такое бывает практически всегда, то ее муж подменяет своего ребенка на ребенка – мага.

- Бред. Кто им детей просто так отдаст?

- Аристократы покупают их. За несколько десятков золотых крестьянка нарожает еще пару дюжин таких.

- А возраст?

- Монтеньская аристократия поголовно маги. Как ты думаешь, трудно найти мага который владеет сферами Времени, Жизни и Разума? С помощью этих трех сфер, они возвращают ребенка – мага в его младенческое состояние, а также внедряют в него специальный материал, чтобы он рос похожим на родителей. И вот у графини уже на руках новорожденный ребенок с пробужденным Аватаром – будущий благородный граф.

- А что с тем ребенком который у них родился?

Младший ухмыльнулся.

- А ты думаешь откуда берут материал чтобы ребенок рос похожим на родителей?

Артём погрузился в раздумья.

- Значит и Жорж?

- Скорее всего. – Младший улегся и закрыл глаза стараясь не думать о беспокоившем его мочевом пузыре.

- Погоди… а ты? Твой же папа маг!

- Ну да… - Младший опять поднялся. – Я тоже когда узнал о таком, подумал…

- И что?

- Мне папа сказал, что он такого не делал. И он поклялся на сфере Основ, значит врать не мог. Вообще, он говорил, что я был ему подарком судьбы. Он после свадьбы с мамой долго не мог завести ребенка. А потом он ушел в Умбру, на войну с демонами и ему предсказали, что если он вернется победителем, то его главным трофеем будет ребенок. Ну, как-то так и случилось. Он вернулся с войны, и вскоре родился я, и у меня был пробужденный Аватар.

Игнорировать мочевой пузырь и дальше было глупо. Перед сном все же надо было сходить до ветра. Младший, проживший первые одиннадцать лет своей жизни в комфортных условиях дома Мастера Небесного Хора, ненавидел ходить в темный пустой лес.


---


Следующий день выдался на редкость унылым. В небе не было видно ни одного облака, ветер отсутствовал как понятие и как назло, обычно мирное уссурское солнце решило что сегодня самый что ни на есть подходящий момент чтобы запекать мозги путников.

Маги спасались как могли. Артём тушью наляпал на своей одежде знак холода чтобы его окружала холодная аура. Младший периодически мочил свою одежду проводя по ней руками.

- Мы скоро на основную дорогу выйдем то? – поинтересовался Артём, утирая со лба пот.

- Если я правильно помню, то выйдем к ней через час, а там уже будут обозы. Афонтова гора имеет залежи меди, так что дорога там оживленная и все такое.

- Мне еще было интересно. Вроде в эпоху Второго Царства люди выгребли все земные недра? Откуда они сейчас берутся?

- Да, папа говорил что тогда человечество выросло до каких то огромных размеров. И да, они все выгребли из земли, почти все полезные ископаемые. Так сейчас на этом Уравнители и зарабатывают

- В смысле?

- Уравнители не подчиняются государствам в которых живут. Они надгосударственное образование которое подчиняется исключительно само себе. И финансируют они себя сами. Достаточно мощные маги либо техноманты владеющие секретом Материи и Основ способны создать залежи любых металлов, что Уравнители и делают. Создав золотую жилу, они позволяют людям ее разрабатывать и забирают себе приличный процент прибыли. Поэтому они и следят за тем чтобы больше никто магией не создавал золото и прочие вещи на продажу. Монополия на все полезные ископаемые это тебе не хухры мухры.

Артём хотел было что то ответить, но осекся. Он остановился одновременно с Младшим.

Вокруг была ночь. На небе вместо солнца светила полная луна.

- Что за бред? – пробормотал Младший.


Основы

Вокруг не было магии. Это не была иллюзия или морок, это была… ночь.

- Слушай. Ты видишь то же самое что и я?

- Да. Вокруг темно и светит луна.

Артём попробовал сделать несколько шагов назад. Ничего не поменялось.

- Мы же не могли вместе сойти с ума?

- Не могли.

- Так… тогда идем.

Лес был чужим, это уже не был тот уссурский лес по которому они шли пару минут назад. В мертвом свете луны деревья казались высохшими остовами самих себя. Ветер, теплый и мягкий как гниющий труп, приносил запахи разложения. В кустах кто-то жадно чавкал и грыз податливую плоть, однако стоило подойти к кусту, звуки исчезали.

- Ты слышишь?

Младший поднял руку в воздух, останавливая Артёма. В наступившей тишине, прерываемой лишь тихим шелестом листьев, явственно слышался размеренный, зловещий стук барабанов.

- Я не знаю куда мы попали, но мне тут не нравится. – прошептал Младший.

- Мне тоже. И самое глупое что можно сейчас сделать, это пойти на звук чтобы увидеть его источник. Но иначе мы никак не узнаем, что тут происходит.

Артём осторожно двинулся в сторону звука.

По мере того как они продвигались вперед, стук барабанов не становился громче, но вскоре к нему добавился еще один звук – шорох каких-то вещей, словно кто-то шаркал ногами.

- Это как будто погремушки.

Это маракасы. Когда мы с папой были на каких островах, там такую музыку играли.

- Везде то ты бывал. Все то ты знаешь. И даже маракасы эти знаешь.

Артём немного завидовал другу.

- Единственный сын Мастера Небесного Хора. – пожал плечами Младший. – Папа в меня вкладывался.

Вскоре они вышли к деревне. Определенно, звуки барабанов шли отсюда, но деревня словно вымерла. За закрытыми наглухо окнами не было видно ни единого лучика света, по улицам меж домов никто не ходил, не было слышно даже собак – обязательного атрибута каждого дома в каждой деревне. В мертвенном свете больной луны дома выглядели склепами.

- Музыка откуда идет?

Артём закрыл глаза и глубоко вдохнул. Звук — это вибрация воздуха, то есть очередная форма энергии.


Силы

Когда маг поднял веки, его глаза были настроены на восприятие звуковых волн. То что кажется бредом для техноманта, было логичным и здравым для мага мистика.

- Звуки… они идут от стен домов. Да, вибрации идут от стен.

Артём внимательно изучал представившуюся перед ним картину.

- Дома, равномерно, каждая стена дома и даже кровля – все это издает звук. Но не у всех домов… некоторые дома… молчаливы.

Младший некоторое время помолчал.

- Идем?

- Идем.

Они осторожно двинулись вперед. Попутно, Артём вновь перенастроил свое зрение на восприятие инфракрасного спектра.

- Двери большинства домов теплые. То есть внутри них топят. И… да, звуки издают только теплые дома.

Артём подошел к входной двери одного из холодных, «молчаливых» домов и толкнул её. Дверь жалобно, плаксиво заскрипела. Как он и ожидал, внутри было пусто.

- Спорим, внутри тех домов что издают звуки, есть живые люди?

Младший не ответил, он подошел к ближайшему дому и приложил ладонь к стене.


Жизнь

- Внутри есть люди. Я бы сказал, пять человек… и не только люди… там еще и животные. Я так понимаю, курицы или гуси, трудно сказать.

Артём постучался в дверь.

- Люди добрые, что тут творится то?

Ответом ему была тишина.

- Ну да, логично. Если уж люди забрали домой домашнюю птицу, значит творится что то плохое.

- Идем дальше.

Во всей деревне их встречали закрытые, запечатанные дома и полная тишина внутри. Лишь пустые дома были открыты настежь. Назвать заброшенными эти пустые темные избы было нельзя – внутри были вещи, даже личные вещи вроде сундуков с одеждой и приданым.

- Тут внутри можно переночевать. – предложил Артём около очередного дома. - Правда дров нет. Даже углей в печи не осталось, только зола.

Несмотря на кромешную тьму за порогом, Артём использовал сферу Сил чтобы видеть используя мельчайшие лучики света.

Младший подобрал несколько булыжников и сжал их в руках. Под его одеждой на груди засветилась переливчатая, фиолетовая, зеленая, красная и синяя Метка Мага.

Материя.

Несколько секунд спустя, он кинул в топку куски угля. Артём поочередно коснулся каждого куска пальцем. Через минуту неяркий свет углей немного рассеял беспросветный мрак.

- Ох тыж…

На полу теперь были видны лужи еще свежей крови. Артём стянул с пояса шест и поднял его повыше.


Силы, Основы

Шест засветился изнутри мягким голубым светом. Все в избе оказалось перевернутым и поломанным и кровь… она была везде.

- Тут словно свинью кололи. – пробормотал Артём.

Младший присел и дотронулся до крови рукой.


Материя, Жизнь.

Жидкость была теплая, словно текла по жилам человека не более чем пару секунд назад. Не было и малейших следов свертывания.

- Смотри.

Младший указывал на стены, на которых были прибиты какие-то картины, но лицевой стороной к стене. Когда Младший снял одну из картин со стены и начал ее рассматривать, он почувствовал, как у него зашевелились волосы на голове.

- Иконы. Они повесили иконы лицом к стенам. Что такое случилось что уссурский крестьянин не захочет смотреть в лицо своим святым?

Артём покачал головой.

- Они хотели чтобы их святые отгоняли кого то, кто ходит за стенами.

Прежде чем Артём завершил свою фразу, Младший метнулся к двери и захлопнул её. Проведя рукой по дереву, он с помощью сферы Материи, срастил дерево двери и косяка. Едва он успел сделать это, в дверь постучали.

Показать полностью
101

Кошка и море

Русалки любят кошек, и те отвечают им взаимностью. Дружба двух совершенно разных видов началась в те времена, когда кошки еще не разучились разговаривать. Но, конечно же, свидетелей события, которое привело к этой удивительной дружбе, не осталось. Ходят только легенды о том, как все было.

...

Когда-то давно в небольшой рыбацкой деревушке жила молодая кошка, черная, как ночь, с ярко-желтыми глазами. Кошка была умна и остра на язык. Она не привыкла заискивать перед людьми и не подставляла спину под человеческую руку, чтобы получить свою порцию ласки. Потому, что кошка говорила только то, что считала нужным, и это не всегда приходилось по душе людям, в человеческих домах она не задерживалась. Кошка подолгу жила на улице, присматривалась к рыбакам, их женам в замасленных передниках, маленьким детям, гонявшимся друг за другом с палками и время от времени кидавшим в нее камни. Чем дольше она наблюдала за происходящим в деревушке, тем больше убеждалась, что людям нет дела до окружающих, до их бед и нужд. Жизнь в деревушке была суровой, и люди разучились сочувствовать друг другу, а чтобы выжить зачастую приходилось быть жестоким даже по отношению к близким, не говоря уже о незнакомцах.

Однажды в деревушке случилось невиданное до этого происшествие: в бухте заметили русалку! Несколько дней только об этом и судачили все жители, от самого дряхлого деда до трехлетнего мальца. Рыбаки стали продумывать планы поимки, а их жены шили различные сетки — ведь русалка, живая или мертвая, могла принести известность и богатство.

И вот, когда все было подготовлено, в бухте начали дежурить. Обычно это были группы по двое-трое крепких мужчин, ведь ходили слухи, что русалки ужасно коварны и могут обхитрить кого угодно, и ко всему прочему владеют магией. Кошка долго следила за суматохой, которая царила в некогда тихой деревушке, и думала. Она думала, неужели люди не понимают, что русалка — живое существо, которое нельзя держать в заточении на потеху публике. Или еще хуже, убить, чтобы сделать зелья и амулеты из ее плоти. Для нее, простой уличной кошки, пусть и ежедневно борющейся за выживание, такое казалось дикостью.

Подслушав разговор подвыпивших рыбаков в трактире, кошка сама пошла в бухту, решив во что бы то ни стало спасти русалку от уготованной ей участи. Несколько дней она дежурила вместе с мужчинами, прячась от их глаз, обследуя берег и всматриваясь в волны. На третий день, когда дежурные еще спали, в утренних сумерках кошка, делая ставший уже традиционным обход берега, увидела силуэт в тени одной из пещер. Она не была уверена, но все-таки решила пойти посмотреть.

Осторожно подойдя к пещере, кошка стала прислушиваться к шелесту волн. Услышав сдавленный всхлип, она аккуратно, чтобы не упасть в прохладную воду, пробралась по мокрым камням внутрь и увидела на песке лежащую в сетке, сплетенной из проволоки, русалку. Сетка была закреплена у противоположной стены пещеры таким образом, что во время прилива полностью закрывалась водой, а во время отлива оставалась на суше в нескольких метрах от воды, а ее острые края ранили плоть. Русалка, совсем еще дитя, с серебристой кожей и светлыми волосами, свернулась в клубок внутри этой сетки, стараясь как можно меньше соприкасаться с острыми как иглы краями. Тело ее уже было покрыто небольшими порезами, становящимися все глубже при каждом движении ребенка.

Девочка открыла глаза и увидела кошку, разглядывающую ее с неподдельным интересом, ведь раньше ни одна кошка еще не встречала русалок — наполовину людей, наполовину рыб.

— Не бойся, дитя. Я не причиню тебе зла, — промурлыкала кошка, — как ты здесь оказалась?

— Я хотела собрать камней и ракушек, чтобы сделать ожерелье для своей мамы, но попала в сетку. Ты не знаешь, зачем она здесь?

— Эта сетка специально, чтобы поймать тебя. Неужели тебе не рассказывали, что от человеческих поселений стоит держаться подальше и не попадаться на глаза людям?

— Я была осторожна и старалась не привлекать внимания, но не заметила здесь ловушку. Что теперь со мной будет?

Кошка подошла поближе и, обнюхав, принялась исследовать сетку, прикидывая, как она может освободить русалку. Ловушка хитро крепилась к стене пещеры, не оставляя ей шансов спасти девочку. Но кошка, кажется, знала, кто сможет помочь.

Среди всех деревенских жителей она выделяла одного мальчика. Он был сиротой, и, так же, как и она, не имел своего дома. Частенько они ночевали вместе в какой-нибудь грязной подворотне, нередко мальчик делил с ней последний кусок хлеба. По ночам, удобно устроившись рядом, кошка любила разговаривать с мальчиком: детская непосредственность невероятным образом сочеталась в нем с удивительным для его лет взрослым пониманием жизни. К тому же, он был единственным, кто заступался за кошку, когда над ней издевалась местная детвора. Вот и в этот раз, когда кошке понадобилась помощь, она не раздумывая отправилась на поиски мальчика.

Действовать надо было быстро: уже занимался рассвет, и дежурящие на берегу мужчины могли проснуться в любой момент. К тому же, вода, жизненно необходимая русалке, отходила от нее все дальше, и кожа девочки начала высыхать.

— Лежи как можно тише и постарайся ничем не выдать своего присутствия. Я приведу помощь, — мурлыкнула кошка и со всей доступной ей скоростью побежала в деревушку в поисках своего друга.

Мальчика она нашла почти сразу. Услышав, что стряслось, он тут же бросился за кошкой. Добежав до бухты, кошка показала, в какой пещере дожидается помощи русалка, а сама отправилась отвлекать дежуривших мужчин. Как она и думала, они уже проснулись, но не торопились идти проверять сети. Благодушно разговаривая и перебрасываясь бранными словами, дежурные завтракали. Молодая девушка, которая принесла рыбакам еду, время от времени хихикала и краснела. Кошка остановилась перевести дыхание, а потом, распушив хвост, подошла к сидящим на берегу людям.

— Ну что, все ловите русалку? Неужели и вы повелись на эти басни? — сев неподалеку, она начала вылизывать лапку.

— Мы тебя не спрашивали, что нам делать, а что нет. Иди, куда шла, — резко ответил ей один из мужчин, самый младший в компании, и кинул в кошку подвернувшуюся под руку ракушку.

— Зачем же так грубо, — ловко отскочив мяукнула кошка, — может, я хотела вам помочь, сказать, где давеча видела русалку. Но теперь передумала.

И, задрав хвост, она начала отдаляться от компании. Не прошло и нескольких секунд, как ее окрикнул старший рыбак.

— Рассказывай, что знаешь. А мы, так уж и быть, угостим тебя рыбкой как-нибудь.

Сделав вид, что она обдумывает поступившее предложение, кошка посмотрела в сторону пещеры, ставшей ловушкой для девочки-русалки. Заметив там небольшое движение, она перепрыгнула и встала так, чтобы люди повернулись спиной к пещере.

— Ладно, так уж и быть. Думаете, кошки не слышали, что причитается тем, кто найдет русалку? Одной рыбкой вы не отделаетесь. Пообещайте, что каждый из вас будет угощать меня едой, когда я приду к вашему дому, и впускать меня погреться у вашего очага, — промурлыкала она, потягиваясь.

— А не жирно ли тебе будет, кошка? — вновь начал замахиваться в ее сторону юнец.

— Ну, раз вам неинтересно, я пойду. Нечего мне тут с вами делать, — отвернулась она от мужчин.

— Постой. Ладно. Мы согласны. Рассказывай, — удержав за плечо молодого мужчину сказал старик, и наклонившись к нему, прошептал, — попридержи коней. Нам всего лишь надо выведать информацию у этой вертихвостки. А обещание выполнять никто нас не заставит. Что она нам сделает.

Кошка посмотрела на ухмыляющихся мужчин своими желтыми глазами и начала рассказывать историю о том, как в предутренних сумерках заметила движение воды в противоположном конце бухты, и, желая проверить свою догадку, увидела русалку, висящую в сетке, подвешенной к дереву, ветви которого во время прилива погружались в воду.

— Можете не торопиться, она так старалась выбраться, что совсем выбилась из сил. И сейчас наверняка потеряла сознание от усталости и обезвоживания.

— Без тебя разберемся, — получив нужную ему информацию, старик сразу стал груб, и, забрав разбросанные на песке инструменты, прошел мимо. За ним последовали его товарищи, а девушка, презрительно посмотрев на кошку, двинулась в сторону деревни.

Выждав пару секунд, кошка бросилась в противоположную сторону, к пещере, надеясь, что выиграла достаточно времени, чтобы освободить русалку.

Пока кошка разговаривала с рыбаками на пляже, мальчик незамеченным добрался до пещеры. Пробравшись внутрь, он увидел русалку с глазами, переполненными ужасом.

— Я — друг кошки. Не шевелись, я постараюсь тебе помочь, — как можно мягче проговорил мальчик, чтобы хоть немного успокоить девочку. Он подошел поближе и начал осматривать сеть. Проведя по ней пальцами, мальчик нащупал небольшие углубления в стене пещеры и понял, что сеть закрепили на булыжник, который просто так не сдвинуть, тем более что каждое движение сетки причиняло боль маленькой пленнице. Оглядевшись вокруг, он заметил неподалеку плоский и с виду крепкий камень, которым можно было попробовать поддеть булыжник.

— Сейчас я попробую тебя освободить. Если будет больно, потерпи, по-другому никак, — заранее попросил прощения мальчик. Обессиленная русалка кивнула в ответ и прикусила губу.

Стараясь как можно меньше шевелить сетку, мальчик начал свои попытки. Спустя какое-то время булыжник поддался. В тот момент, когда он уже аккуратно выпускал хвост сетки, послышался легкий шорох песка. Мальчик замер, а русалка испуганно вжала голову в плечи, дрожа всем телом. На камнях показался силуэт кошки.

— Я их отвлекла, но надо поторапливаться, — сказала она.

Мальчик молча начал выпутывать русалку из сетей, после чего подхватил под руки и потащил почти теряющую сознание девочку к воде. Кошка в это время смотрела в сторону, где в любой момент могли появиться жаждущие добычи рыбаки. Почувствовав прохладу волн на своей коже, русалка немного пришла в себя. Когда она была уже на глубине, где могла плыть, кошка крикнула, чтобы она следовала в сторону от пещеры и побежала по берегу, указывая девочке путь. Мальчик бежал за ними.

Благополучно добравшись до выхода из бухты, кошка прыгнула в воду и поплыла к девочке.

— Будь аккуратнее и больше не попадайся людям, — лизнув русалку в нос, сказала она.

Однажды вечером, спустя неделю после этого события, когда суматоха из-за слухов о русалке уже улеглась, кошка снова пришла в бухту. Прогуливаясь по берегу, она добрела до злосчастной пещеры и прошла до того места, где попрощалась с девочкой. Сев на берегу и обвив лапки хвостом, она начала вылизываться, время от времени замирая и вглядываясь в морскую даль. И в какой-то момент ей показалось, что волны подозрительно успокоились, а из глубины поднимается свечение. Проморгавшись, кошка разглядела, что со дна к ней плывет девушка, вернее русалка.

Серебристая кожа мерцала в свете уже взошедшей луны, длинные белокурые волосы облепили плечи и спину девушки, а тиара, украшавшая голову, сияла так, что затмевала звезды. Глубокие, как море, глаза смотрели на кошку с невероятной добротой и признательностью.

— Значит, вот, кого я должна благодарить за спасение моей дочери, — проговорила прекрасная русалка, и продолжила, — отныне твои сородичи, живущие у воды, никогда не будут знать голода. Каждая русалка будет считать своим долгом накормить вас и помочь при необходимости. Но прошу, никогда не рассказывай людям о нашем существовании.

— А как же мальчик, который помог вашей дочери?

— Не волнуйся об этом, он просто все забудет. А теперь прощай. И запомни, что если ты или кто-то из твоих сородичей будете голодать, нужно будет только прийти к берегу, — с этими словами девушка начала погружаться в воду.

В последний момент кошка заметила в вихре волн свою маленькую знакомую, которая приветственно махнула ей рукой, уходя за матерью на глубину.

С тех времен в прибрежных городках и деревушках всегда много кошек. Русалки прилежно выполняют поручение своей королевы и следят за тем, чтобы их пушистые друзья не нуждались в пище и не тонули в море.

Показать полностью
649

Идеальный донор. Столица

Взмыленные служки то и дело пробегали по длинным коридорам с горой свитков в руках. Кабинет господина магического министра находился на втором этаже городского дворца, а архив — в соседнем здании, в подвале. Архивариусы постоянно находили новые свитки, разворачивали их, качали головами и говорили: «Здесь тоже есть про Черный район. Быстро, отнеси господину магическому министру». Служки покорно брали охапку и уходили, сопровождаемые криками: «И поосторожнее там, свитки старые!».


Выйдя из кабинета, один служка, мужчина в годах с побелевшими усами, измученно вытер лоб и спросил у другого служки:


- Ты не знаешь, что за паника сегодня? Мы уже столько перетаскали бумаг, что проще было бы перенести кабинет министра в архив.


Тот сощурил глаза:


- Не задавай глупых вопросов. Скажи спасибо, что господина мэра нет, иначе бы нам еще влетело за то, что громко топаем и много разговариваем.


Дверь кабинета распахнулась, и оттуда вышел сам господин магический министр. Оба служки склонили головы, про себя ругая собственную опрометчивость. Это надо же было додуматься — разговаривать прямо под носом Мин Чиня.


- Передайте в архив, что на сегодня достаточно. Но пусть подготовят свитки к завтрашнему дню, и объясните этим идиотам, что меня не интересуют данные старше десяти лет.


- Да, господин магический министр! Слушаемся, господин магический министр! - в один голос сказали служки и, еще раз поклонившись, убежали.


Мин Чинь вернулся за стол, уселся на потертую подушку и махнул рукой. Чтец взял свиток из левой стопки, развернул его и принялся читать вслух:


- В десятый год от начала правления императора Сан Юй Ди по указу наместника императора в городе Цай Хонг Ши решено возвести вторую городскую стену на южной стороне города, дабы отделить жителей от диких обитателей леса. По проекту архитектора Хэ Чао стена эта будет высотой десять метров и длиной тысячу метров. Для ее постройки необходимо…


- В каком году закончили постройку стены? - резко спросил Мин Чинь, потирая виски. Казалось, что в архив вносили все, что когда-либо происходило в городе: от рождения младенца до пропажи камня из мостовой. Каждое действие, хоть чуть-чуть затрагивающее жизнь города, вносилось в отдельный свиток, который в свою очередь вносился в реестр свитков, а затем этот свиток ложился в один из десятков шкафов архива. И когда Мин Чинь попросил принести ему всю информацию, касающуюся Черного района, он не ожидал столь обширного потока сведений и столь бесполезного.


Неслышно, через заднюю дверь, вошла девушка с подносом, на котором стояли чайник, чашка и два блюдца с любимыми сладостями Мин Чинь. Она плавно опустилась на колени, налила ароматный чай, поклонилась и вышла. Это была старшая дочь Мин Чиня, его гордость и его головная боль.


Министр вдохнул запах чая и улыбнулся, дочь, как всегда, угадала с составом и добавила травы для концентрации ума.


- Стену построили спустя два года, - сказал чтец, пробежав глазами свиток до конца.


- Там есть еще что-то важное?


- Только сведения о денежных затратах на материалы и рабочих. Этот свиток — копия с отчета, отправленного в столицу, с пояснениями о…


- Понятно. Дальше.


Услужливые архивариусы выслали все свитки, где хотя бы раз упоминался Черный район, но спустя несколько часов Мин Чинь понял главное: несмотря на строгий учет и документацию, после постройки стены между Серым и Черным районами городские чиновники вычеркнули этот район. Словно его больше нет. На него не отчислялись средства, никто не знал, какие люди там живут и живут ли вообще, более того, никто не записывал тех, кого выкидывали в Черный район. В результате и сложилась ситуация «города в городе».


С момента вступления в должность Мин Чинь планировал заняться Черным районом, так как ему была неприятна мысль, что он не контролирует какую-то часть своего города. Да, своего, так как Хи Донга министр не воспринимал ни как господина, ни как соперника, относился к нему больше как к удобному инструменту.


Вспыльчивый, хитрый, недальновидный, мэр идеально подходил для силового решения проблем, при этом репутация самого Мин Чиня оставалась безупречной перед императорским советом.


Но текущие проблемы постоянно отвлекали министра, и в результате он получил закономерный результат: в Черном районе завелась своя собственная власть, свой мир, и мальчишка получил, да, по сути, он получил убежище, выскользнув из рук министра.


Мин Чинь взмахнул рукой, чтец поклонился и вышел.


В кабинет снова вошла Мин Лули, поклонилась и опустилась на колени перед столиком отца.


- Ты целый день возишься с этими бумагами, пора бы уже отдохнуть! - встревоженно сказала она.


- Надо закончить с одним важным делом. Принеси мои записи, те, которые помечены цифрой семь. И скажи, чтобы позвали главу стражи Черного района.


- Хорошо, - девушка легко поднялась, сбегала за свитком и ушла.


Сразу после последнего визита сыскаря, который, несмотря на возраст, показал себя довольно умелым, Мин Чинь записал все, что он рассказал про того человека.


«Мастер. Высокий худощавый мужчина, возраст около тридцати пяти лет, длинные черные волосы, глубокий шрам через все лицо, тонкие аристократические кисти рук. Все время ходит в закрытой одежде, поэтому прочих шрамов или родинок разглядеть не получилось. Живет отдельно от остальных, питается тоже отдельно. Лидер с неоспариваемой властью.


По рассказам старожилов Черного района, пришел со стороны леса примерно три года назад, самостоятельно подняв тяжелую решетку, попросил еды и одежды, так как его штаны и туника были изодраны в клочья. После демонстрации такой силы местные мужчины, подмявшие под себя район, не решились спорить с ним и отдали вещи. Еды у них не было. Мастер удивился и спросил: «Почему вы не охотитесь? Там много животных и растений, пригодных в пищу.» Тогда мужчины упали перед ним на колени и взмолились, мол, научи нас охотиться, научи нас понимать лес. Мастер улыбнулся и сказал, что останется здесь и будет помогать до тех пор, пока все жители района не будут сыты и одеты. Дополнение от сыскаря: рассказывала старая бабка, могла много напридумывать и приукрасить.


Основные умения (собраны по слухам, сам сыскарь очевидцем не был):


высокие боевые навыки: владение мечом, луком, копьем;


высокие лекарские навыки: знание лекарственных трав и магической медицины;


высокие организаторские навыки: строгая иерархия, ни одной попытки бунта;


высокий уровень образования: правильное произношение, литературный слог, никакого диалекта или лишних слов.


высокие магические навыки: создал обучающие тропы при помощи магии, которые пропускают строго определенных животных. Примечание сыскаря: предположительно, в основе троп лежат массивы, так как затраты на поддержание троп невысоки, но точно он сказать не может, так как сам сыскарь тропы не видел, в начертании разбирается поверхностно.»


Минь Чинь задумался. Этот Мастер словно воплощение сказочного героя, который умеет и сражаться, и использовать магию, и петь-танцевать, и цитировать труды древних. Так не бывает. Особенно в таком возрасте.


Судя по правильной речи, это должен быть высокородный человек, которого с детства обучали учителя, и не в какой-то школе, а нанятые специально под него. Но кто из высокородных пропадал за последние лет пять? Да еще и с таким приметным шрамом…


С ходу Мин Чинь смог припомнить несколько подходящих имен, но была одна загвоздка — начертание. Ни один гильдейский начертатель не станет утруждать себя развитием боевых навыков, ни одного воина не будет обучать гильдейский начертатель. Замкнутый круг.


Дверь в кабинет открылась, и вошел узколицый встревоженный мужчина в длинном тонком халате, видимо, его выдернули прямо из дома, не дав переодеться.


- Господин магический министр, вы хотели меня видеть?


Мин Чинь отложил записи и радушно улыбнулся, указывая на место для посетителей:


- Добрый вечер! Я немного заработался и забыл о времени. Надеюсь, я вас не сильно побеспокоил?


- Я всегда готов служить вам, господин магический министр, - нервно поклонился глава стражи Черного района и сел на предложенное место.


- Скажите, ваши люди отвечают за безопасность границы между Серым и Черным районами?


- Верно, господин магический министр, и у нас все спокойно. Никаких происшествий. Бдим и охраняем.


- И как давно нет никаких происшествий?


- Не понял, господин магический министр, - мужчина потел, он то и дело приподнимал руку, чтобы вытереть пот, но потом одергивал себя, боясь показаться невежливым.


Мин Чинь глубоко вдохнул и постарался успокоиться:


- Расскажите мне, как часто были попытки проникновения из Черного района раньше и когда они прекратились.


- А, ну, так года три уже тихо. А раньше чуть ли не каждый месяц били тревогу. То тараном начнут в ворота стучать, то лестницы соорудят, залезут на стену, а вниз-то прыгать неудобно, то еще чего придумают. Понять их можно, еды у них нет совсем, вот с голодухи и… - мужчина заметил взгляд министра и осекся. - Но это правильно. Нечего всякому отребью рис даром есть.


- Как же они выжили?


- Не знаю, наверное, друг друга ели. Или крыс каких-нибудь, - глава стражи вспотел еще сильнее, и его запах уже достиг носа Мин Чиня. Министр заметно поморщился, вытащил флакон, смочил его содержимым платок и протянул мужчине:


- Вытрите лицо. И как вы тогда объясните, что в Черном районе еще есть живые люди? А по некоторым сведениям вполне сытые и здоровые, - Мин Чинь негромко хлопнул ладонью по столу, от чего его собеседник вздрогнул. - Расскажите все, как есть. Мне сейчас нужна информация, и плевать, если вы что-то там нарушили.


Мужчина быстро вытер лицо и шею, стараясь не затягивать паузу, и ответил:


- Раньше они покупали еду. Есть несколько ходов от них в Серый, о них мало кто знает, но мы стараемся приглядывать за ними. Чтоб приходил только один-два человека, чтоб никакого оружия…


- А на какие деньги они покупали еду? - сузил глаза Мин Чинь. Его способ разговорить людей работал не хуже, чем люстра Хи Донга. Можно было обойтись и без флакона, но это потребовало бы больше Ки, а министр не любил попусту разбазаривать энергию.


- Ну… - здравомыслие главы стражи боролось с заклинанием министра, но в итоге магия победила, - они продавали смолку и радужный ветерок, а покупали овощи, рис, мясо. Но уже год, как оттуда не приходит ничего подобного.


- Интересно, - протянул Мин Чинь, - но они все еще что-то покупают?


- Да, также берут еду, но меньше, в основном рис и некоторые овощи, ткани покупают, некоторые инструменты, железо…


- Железо?


- Наконечники стрел, острия для копий, еще там по мелочи.


- Вы разрешаете им покупать оружие?


- Так уже три года не было нападений! - воскликнул глава стражи. - И это все для охоты. Стрелы с широкими наконечниками, никаких боевых узких. Они там как-то приспособились к охоте в лесу, иногда приносят и нам дичь.


- С этого дня я запрещаю отправлять людей в Черный район. Вы можете выводить их только после решения судьи и внесения данных в реестр . Далее приостановите все торговые сделки с ними, если уж торговля идет, то она должна идти официально. И еще один момент — вы слышали что-нибудь о человеке по прозвищу Мастер из Черного района?


Глава стражи в начале речи вскочил на ноги и кланялся при каждом слове. Затем, услышав слово «Мастер», замер, так до конца и не выпрямившись:


- Господин магический министр! До меня доходили слухи о некоем Мастере, но я думал, это все вранье, его описывают как сына Неба, одаренного всеми талантами.


- Вы свободны. И не забудьте, что я вам сказал.

________________________________________________________________________________

Началась работа над третьим томом Донора, который, как я и говорила, будет выкладываться только на Автор.Тудей (эксклюзив). Здесь выложен только кусочек первой части.


F.A.Q.:

1. Как найти книгу? -  по ссылке -  https://author.today/work/61296


2. Нужно ли сразу покупать? - нет, первые главы будут открыты для всех.


3. Как купить? - предлагаю все же воспользоваться лайфхаком из второго пункта и читать просто так, без оплаты. Когда главы станут платными, вы сможете решить, хотите читать дальше или хватит.)))


4. Не понимаю, как найти нужную главу? - Если вы зарегистрированы на АТ и открываете книгу, сайт сразу предлагает перейти к тому месту, где вы закончили читать. Но если вы хотите открыть другую главу, достаточно крутнуть колесико мышки вверх (провести по экрану телефона от левого края), и появится кнопка "Оглавление", там можно выбрать нужную главу.


5. Теперь на Пикабу больше ничего не будешь выкладывать?  - Я надеюсь, что моя жизнь не замкнется исключительно на Доноре, и будут другие работы, другие рассказы, которыми я смогу поделиться. Может, даже законченные.)))


Если есть еще вопросы, пишите в комментариях.


______________________________________________________

Огромное спасибо за поддержку на АТ, за ваши теплые слова, за приветы с Пикабу!!!

Показать полностью
597

Рожденный Великим. Часть 4  (по мотивам ИД)

Часть1  Часть2  Часть 3


После свадьбы жена Вейшенга, Фа Киую, осталась жить в доме его родителей, так как Вейшенг постоянно находился в походах либо пропадал в императорском дворце.


Знаменитый полководец, командующий восточной армией, талантливый маг, совершивший революцию в военном деле, он все же не был удовлетворен своим положением. Да, он достиг многого для человека его лет и происхождения, возможно, больше, чем кто-либо, но это не величие. Это лишь слава, временная и преходящая. Пройдет несколько десятков лет, и его имя будут помнить лишь ученые-историки.


Может, все же военная карьера была не лучшим выбором?


Нападения со стороны востока прекратились, и Вейшенг смог погрузиться в магию, а именно в начертание. Старый учитель сначала нехотя выдавал секреты своей гильдии, но постепенно, по мере накоплений знаний у Фа, обучение стало больше походить на совместную разработку новых массивов и способов начертания.


Вейшенг знал, что в гильдии мастерам разрешают пробовать что-то новое только после достижения шестой ступени, а для этого начертатель должен знать наизусть сто восемь печатей и двадцать четыре массива. Многие поднимаются на эту ступень будучи пожилыми и уже не имеют ни желания, ни сил для исследований.


Учитель Вейшенга же сумел сохранить любознательность даже в возрасте семидесяти лет и, простив бывшего ученика, с интересом окунулся в магические эксперименты. Фа снабжал учителя необходимой Ки, скупал труды по начертанию, заказывая их даже из других стран, также продумывал новые сочетания уже известных элементов печатей.


Отец-император, тем временем, тяжело заболел, и вся столица замерла в ожидании. Принц Гуоджи благодаря Вейшенгу с пятого места наследования поднялся на второе, император несколько раз даже шутил насчет изменения его титула. За эти годы принц Гуоджи стал ассоциироваться с военной властью в стране, он контролировал все поставки в армию, влиял на назначения командующих, на продвижение по службе и награждения отличившихся, в то время как наследный принц занимался повседневной рутиной.


Наследный принц понимал, что после смерти отца для захвата престола принцу Гуоджи достаточно будет спровоцировать небольшой военный конфликт и собрать войска возле столицы под этим предлогом. Попытки покушения на принца неизменно проваливались благодаря отлаженной системе охраны, ведь готовили Гуоджи на отдельной кухне, а перед защитной системой массивов дворца пасовали даже знаменитые мастера.


Но у каждого человека есть слабое место.


№9


Вейшенг примчался в дом родителей, как только получил сигнал с амулета отца. Пролетев ворота, он ворвался в комнату. Там, за полупрозрачной ширмой, на кровати лежала бледная Фа Линг:


- Что случилось? Все в порядке? Кто-то напал? - за все эти годы сигнальный амулет ни разу не подавал признаков жизни.


Линг приподнялась и прошептала:

- Иди… к жене… Отец у нее…


Вейшенг приложил руку ко лбу матери, запустил анализирующую Ки и увидел, что в тело матери проник какой-то яд с магической составляющей, но большая его часть уже была удалена.


- Вас кто-то отравил? Как это случилось?


- Иди к жене, - выдохнула Линг.


Хотя Киую была мила, предупредительна и влюблена в Вейшенга с самого детства, чем и подкупила Фа Линг с первой встречи, Вейшенг не испытывал к ней никаких чувств. Он воспринимал женитьбу, как еще одну обязанность, навязанную обществом, а саму Киую считал чужой, человеком из внешнего круга. Даже учитель по начертанию был для него ближе, чем жена, ведь его он знал уже более двадцати лет.


Он соблюдал все приличия, выполнял супружеский долг, но не проводил с Киую ни одной минуты сверх необходимого. А после того, как она забеременела, и вовсе перестал посещать ее, периодически захаживая в Весенний дом.


Вейшенг не стал спорить с матерью и послушно направился в дом, где жила жена. Стоило ему только войти, как он услышал голос отца:


- Сын, это ты? Быстро сюда. Надеюсь, у тебя есть запас Ки?


Делунь сидел рядом с Киую и держал руки на ее округлившемся животе, его лоб был покрыт испариной, и судя по бледному лицу, он уже вливал свою собственную энергию в Киую. Вейшенг вытащил кошель с кристаллами, передал самый крупный отцу и сел рядом.


- Ты давно не практиковался, - сквозь зубы процедил Делунь, пропуская через себя Ки из кристалла. - Я послал за лекарем, но медлить нельзя. Садись и начинай очищать ее кровь, удаляй все инородное, я займусь магией, - и тихо добавил. - Хоть бы не навредить малышу.


За эти годы Вейшенг не часто занимался лечением, и обычно это были боевые травмы: порезы, ушибы, переломы. Болезни, а также магические отравления были благополучно забыты за годы военной службы, но такую элементарную вещь, как очищение крови, Вейшенг помнил: несложное, но затратное и довольно утомительное заклинание, так как его необходимо постоянно обновлять. Собрав небольшое количество загрязнений, оно растворялось, выбрасывая шлаки через поры кожи. На полную очистку крови взрослого человека с невысоким талантом отца уйдет более двухсот Ки, а ведь Делунь уже очистил кровь матери.


Вейшенг сосредоточился, настроился на токи крови жены и вдруг замер. Он почувствовал, как в ее теле бьется сразу два сердца: одно — медленно и гулко — Киую, а второе — мелко и звонко — ребенка. Его ребенка. Он увидел, как живет, двигается и растет его сын. Это будет точно сын. И что-то внутри самого Вейшенга дрогнуло. Он словно впервые посмотрел на свою жену.


Киую была покрыта потом с ног до головы, от ее тела исходил неприятный запах нечистот, которые выводились наружу через кожу, волосы растрепались, а глаза с испугом следили за выражением лица Вейшенга. Больше всего она боялась, что муж возненавидит ее за столь неприглядный вид и будет испытывать к ней отвращение, поэтому она прикрыла лицо рукавом.


Но Вейшенг убрал ее руку и впервые ласково улыбнулся ей:


- Киую, лежи, не напрягайся, сейчас мы тебя вылечим, - и выпустил несколько очищающих заклинаний одновременно. Со своим талантом, запасом Ки и отточенной на бесчисленных массивах концентрацией Вейшенг мог себе такое позволить. К счастью, в тело ребенка попало мало яда, но перед тем, как очищать его кровь, нужно было сначала сделать это с кровью Киую, иначе все будет напрасно.


К тому времени, как пришел вызванный лекарь, жизнь Киую и ребенка были вне опасности.


***


После неудавшегося покушения Вейшенг приложил немало усилий, чтобы отыскать исполнителя, а затем, после показательного суда, лично наблюдал за пытками и казнью преступника. И хотя заказчика так и не нашли, командующий восточной армией прекрасно знал, кто это, а также знал, что никогда не сможет обвинить наследного принца.


Именно тогда Фа решил, что сделает все, чтобы посадить на трон принца Гуоджи. Нужно лишь дождаться смерти императора.


Но оставлять свою семью в столице Вейшенг также не хотел, поэтому, заручившись поддержкой Гуоджи, выкупил небольшую деревеньку в двух днях езды от столицы и перевез туда родителей, жену и слуг. В деревне он построил большой особняк для семьи и казарменный дом, куда перевел сотню проверенных солдат.


Военные дела Вейшенг переложил на своих заместителей и с головой погрузился в политику, подготавливая почву для будущего свержения наследного принца, хотя принц Гуоджи до сих пор колебался и не дал окончательного согласия на эту операцию.


Когда же подошло время родов, Вейшенг получил разрешение на поездку к семье. И Киую его не подвела, родила прекрасного здорового сына, которого назвали Цзихао (героический сын). Новоявленные бабушка и дедушка глаз не спускали с малыша, и Вейшенгу иногда приходилось чуть ли не силой отнимать у них ребенка, чтобы иметь возможность самому поиграть с ним. За время, проведенное с семьей, Вейшенг начал больше общаться с женой, понял глубину ее чувств и, наконец, принял ее в своем сердце.


Но чем больше он привязывался к жене и сыну, тем сильнее боялся их потерять. Ему все время казалось, что меры защиты недостаточны. Его семью попытались отравить не через пищу, так как ее всегда проверяли при помощи специального амулета (Вейшенг никогда не пренебрегал мерами предосторожности), а через ткани, которые Линг и Киую заказали у своего постоянного поставщика.


Вейшенг понимал: в прошлый раз ему повезло, что наследный принц не учел профессию Делуня. За двадцать с лишним лет в столице его привыкли считать лишь гениальным свахой, забыв, что раньше он был лекарем.


Как защитить своих родных? Увеличить количество солдат? Бессмысленно и опасно, ведь чем больше людей в деревне, тем выше риск проникновения предателя. Нарастить еще массивы? Но ни один начертатель не сможет вложить в них барьеры от всех возможных опасностей: болезни, дикие животные, яды, магия, оружие. К тому же людям нужно постоянно выезжать из деревни и возвращаться. Изолировать деревню можно, а вот защитить — нет.


При помощи старого учителя Вейшенг начал искать другие способы защиты и, перебирая библиотеку гильдии, наткнулся на описание некоего странного способа защиты, который назывался «Благословение небес». Там говорилось о сложной системе каскадов, которая увеличивает удачу всех, кто находится в пределах этой системы. Все беды словно обходят их стороной, начиная от неурожая и заканчивая нападением врагов.


Целый год плотной работы потребовался Вейшенгу и его учителю на то, чтобы восстановить порядок начертания каскадов и их рисунка.По предварительным расчетам только на начертание всех печатей должно было уйти более десяти тысяч Ки, и это в том случае, если Вейшенг сумеет нарисовать их с первого раза. Сложность была и в том, что для запуска системы нужно не менее двух тысяч Ки, и в дальнейшем также необходимо поддерживать систему энергией.


Вейшенг был состоятельным человеком, но по меркам столицы не особо богатым, все же больше всего денег приносит торговля, а не военное дело, поэтому ему пришлось продать дом в столице и влезть в долги для закупа такого количества Ки.


№10


Учитель начертания, уже практически ставший частью семьи Фа, и Вейшенг в очередной раз при помощи магического зрения перепроверили каждую линию и каждый завиток гигантской системы каскадов, исчеркавших всю территорию деревни и даже прилегающих к ней полей, сверяясь со свитками.


Каждый из них знал, чем может обернуться малейшая ошибка при начертании, особенно такой большой системы. Даже императорский дворец защищали массивы попроще, только их накладывали слой за слоем против разных видов опасностей, и Вейшенг мог назвать десяток разных способов, как уничтожить всех живущих во дворце, не затрагивая массивы.


Они даже опробовали упрощенный вариант данной системы на небольшом участке, хоть это и потребовало дополнительных вложений, и все прошло прекрасно.


После проверки учитель поклонился Вейшенгу и пошел в сторону особняка, куда уже были перевезены его дети и внуки. Фа сказал, что не хочет рисковать и оставлять семью учителя без защиты.


Наконец, пришел тот самый момент, после которого Вейшенг сможет спокойно оставить семью и вплотную заняться наследным принцем.


Вейшенг вынул из сумки огромный кристалл на три тысячи Ки и вложил его в сердце системы. На этот кристалл ушли последние деньги, которые Фа сумел собрать под свое имя и имя отца. Он даже опустошил личные запасы принца Гуоджи, хоть и знал, что денег для политических игр требуется много, но принц за время дружбы с Вейшенгом привык доверять ему во всех вопросах и не стал возражать.


После запуска системы Фа планировал наглухо закрыть доступ к кристаллу для всех, кроме себя, при помощи специально разработанного массива, так как не хотел, чтобы все труды пошли насмарку из-за какого-нибудь глупца, который возжелает разбогатеть, продав такой большой кристалл.


Еще один вдох. Кристалл в закатных лучах горел так ярко, словно хотел затмить своим блеском солнце. Вейшенг положил руки на кристалл и слегка подтолкнул его магическим импульсом. От кристалла в разные стороны побежали голубые потоки Ки, видимые лишь при помощи амулета, витиеватые линии, закручивающиеся в сложные гигантские печати, вспыхивали и продолжали гореть.


Вейшенг быстро начертил заранее подготовленный массив и отступил на несколько шагов, чтобы видеть всю картину в целом.


Магическая паутина уже опутала деревню по краям, ее голубоватые языки то и дело выступали наружу, захватывая отдельные точки, намеченные Вейшенгом, затем рисунок начал продвигаться внутрь, постепенно замедляясь, так как чем ближе к центру паутины - особняку семьи Фа, тем более разветвленными и насыщенными становились каскады.


Фа испытывал радость и гордость за проделанную работу, сравнимые с теми чувствами, что охватывали его при виде сына. Малыш Цзихао недавно начал ходить и уже успел набить несколько шишек. Интересно, будет ли эта система оберегать его от подобных мелких ранений?


Вот уже сияла вся деревня, лишь особняк оставался пока темным пятном.


Вейшенг взглянул на кристалл, подпитывающий систему, и заметил, что он почти не светится. Как так? Он же почти на тысячу Ки превышает расчетный объем! Мужчина вновь посмотрел на особняк. Он знал, что каскады, построенные внутри дома, требуют не менее пятисот единиц Ки.


После секундного замешательства Вейшенг кинулся к кристаллу, в несколько движений уничтожил сдерживающий массив и попытался влить свою Ки. Но было уже поздно…


Вейшенг стоял перед мертвой землей и рыдал. Горько, сухо, страшно. Малыш Цзихао, Киую, папа и мама, учитель со своей семьей, слуги, деревня со всеми жителями и скотом, поля, озеро… Всё было мертво. Высосано досуха.


Трава еще оставалась зеленой, хоть и полегла на землю. Где-то там, в новом просторном особняке, лежало тело жены, наверное, она выглядит так, словно прилегла отдохнуть, румянец еще не сошел с ее пухлых щек… Вейшенгу хотелось еще раз взглянуть на нее, взять на руки крепыша Цзихао и прижать его к груди, но он не мог. Всего несколько шагов, и он останется в мертвом круге навечно. Как и вся его семья.


Мужчина сделал первый шаг, второй, переступил невидимую черту и… ничего не произошло. Он прошел еще немного вперед, топнул и заорал:


- Давай же, ешь меня! Вот моя Ки. Бери же! Ну!


Нервно дернул амулет магического зрения и увидел, что система запущена полностью. Высосанной Ки ей как раз хватило на то, чтобы заполнить до конца оставшиеся каскады. В свете амулета деревня выглядела особенно жутко: ни малейшего огонька живых существ, только холодно светятся массивы, которым уже некого защищать.


Тогда Вейшенг расхохотался. Он смеялся долго, до хрипоты, до рвоты, до спазмов в животе. А потом замолчал, вытащил нож и медленно провел лезвием по лицу, от правого глаза до левого угла рта. Он не чувствовал боли, не чувствовал крови, заливающей его лицо, шею и грудь.


Последний взгляд на мертвый дом.


Мужчина без имени, без семьи, без лица отвернулся и пошел на восток.


________________________________________________________________________________

История Вейшенга закончена.

Показать полностью
459

Рожденный Великим. Часть 3 (по мотивам ИД)

Часть1  Часть2


Вейшенг не стал самым молодым студентом академии, так как был случай, когда вписали в ряды учащихся младенца. Он не закончил ее быстрее всех, так как однажды в академию зачислили опытного полевого генерала, который сдал все экзамены за неделю и сразу выпустился. Но преподаватели выделяли Вейшенга среди прочих, кроме того он оказался единственным студентом, который начал преподавать в первый же год обучения.


А после окончания военной академии, как и планировалось, Вейшенг принял пост командующего личной гвардии принца Гуоджи.


Многие учителя и студенты восприняли это назначение, как должное, почти каждый предпочел бы служить во дворце, а не месить сапогами грязь в отдаленных провинциях страны, где самая продвинутая магия - вливание Ки в огненный камень. И лишь учитель Чан усмехнулся и сказал:


- Студент Фа так же подходит для дворца, как боевой клинок подходит для украшения женской прически. Недолго он там протянет.


Первое время после назначения Вейшенг был сильно занят: знакомился с подчиненными, проверял их боевые навыки, обновлял защитные массивы вокруг дворца принца Гуоджи, перетряхивал прошлое приближенных принца и их связи,выискивал шпионов, некоторых из них выгнал, тех, что поглупее, оставил под присмотром.


Когда же работа была налажена, Вейшенг обратил внимание на самого принца. Тому недавно исполнилось восемнадцать лет, и он с юношеским пылом окунулся во взрослую жизнь, но его увлекали не политика, не знания, не военное искусство, а женщины. Дворец, в котором несколько лет назад сновали туда-сюда седобородые преподаватели, сейчас походил на цветник. И Фа пришлось потратить немало усилий, чтобы убрать подосланных от братьев Гуоджи наложниц в дальнее здание.


С возвращением Вейшенга во дворец репутация принца снова начала расти, к его мнению прислушивались, император даже поручил ему несколько небольших дел, но Фа понимал, что это продлится недолго.


№6


- Мой принц, прошу уделить мне немного времени, - Вейшенг по-прежнему соблюдал дворцовый этикет даже по отношению к своему другу, которого знал вот уже более десяти лет. В строгом черном облачении, с волосами, завязанными в высокий пучок, он казался чужеродным в роскошном кабинете принца, где обстановка была выдержана в красно-золотых цветах.


Принц Гуоджи недовольно поморщился, он как раз собирался в покои наложницы, где та обещала угостить его иноземным вином и показать новый танец.


- Это срочно? Может, вечером поговорим? Или пойдем со мной? Моя Баожэй приготовила что-то необычное в этот раз.


- Это срочно и недолго, - спокойно сказал Вейшенг. Принц плюхнулся обратно на мягкую подушку и принял преувеличенно внимательную позу, изображая отца на заседаниях. – Мой принц, вы, наверное, слышали, что на восточных границах начались беспорядки.


- Снова эти глупые крестьяне взбунтовались. Ничего страшного. Они не доберутся до дворца, уверяю тебя, - рассмеялся Гуоджи.


- Я в этом не сомневаюсь. Но речь не об этом. Я прошу назначения на пост командующего войсками, что отправят на их усмирение.


- Но… Вейшенг, - принц приподнялся, - ты же не можешь меня вот так оставить? Только вчера отец похвалил меня на совете министров, а ведь я поступил согласно твоему совету! А еще, ты же помнишь, я теперь отвечаю за выбор поставщика луков в армию. Нет, ты никуда не поедешь!


Фа еле заметно вздохнул. Он ожидал такой реакции от принца. Слишком сильно он давил на него, и в результате сейчас Гуоджи не может и шагу ступить, не посоветовавшись с командующим своей гвардии. Но и отступать Фа не хотел. Невозможно стать великим, просиживая штаны во дворце и нянчась с избалованным юношей.


Вейшенг планировал оставаться во дворце лишь до начала боевых действий, так как служить где-нибудь в глухом местечке под чужим командованием он не хотел, а здесь он мог повлиять на свое назначение. Войн в ближайшее время не предвиделось, уж Вейшенг бы точно об этом знал, поэтому как только пошли первые слухи о крестьянских бунтах, командующий гвардии сразу решил использовать этот шанс.


- Мой принц, это назначение нужно больше вам, чем мне!


-Разве? – удивился Гуоджи. – Поясни.


- Мой принц знает, что каждый мой поступок направлен на возвышение вашего величества. И раньше, когда мы были детьми, достаточно было лишь моих знаний, успехов в учебе и магии, чтобы помогать моему принцу. Но мы уже взрослые, и этого теперь недостаточно. Скоро мой принц на совете будет слышать не похвалы отца, а упреки других принцев. Они будут говорить, что у моего принца никчемные советники, которые не видели настоящей жизни, не сражались в реальном бою, не защищали страну. Уже сейчас слышатся шепотки, что командующий вашей гвардией, - Вейшенг поклонился, - храбр и силен лишь в тренировочном зале академии, а как окажется в бою, так забудет, с какой стороны за меч хвататься.


- Ты прав, - пробормотал принц, - ты снова прав. Но что делать, если тебя вдруг ранят или убьют?


- Мой принц тоже не доверяет мне? – удивленно приподнял бровь Вейшенг. – Это всего лишь необученные крестьяне с вилами и серпами. А я боевой маг с талантом в семьдесят пять единиц, закончивший императорскую военную академию.


- Поговаривают, что это не обычный бунт, вроде бы его поддерживает какой-то маг.


- Тем выше будет слава моего принца после победы! И тем большей покажется ваша жертва, когда вы отправите меня на защиту страны.


Принц Гуоджи не выдержал, вскочил с места и принялся мерить шагами комнату, нервно теребя золотое шитье на рукавах.


- С другой стороны, это какой-то мелкий бунт. Какой смысл отправлять тебя так далеко ради пары десятков идиотов? Это даже заслугой не будет считаться. Может, подождем более значимой заварушки?


Вейшенг наклонил голову, скрывая раздражение.


Пока отец-император жив, он не допустит развязывание полноценной войны. Всю жизнь он положил на укрепление отношений с соседними странами, выдал своих сестер и дочерей замуж за иноземных правителей, у него самого вторая и третья жены — иностранки. Даже с агрессивным восточным соседом он сумел наладить некое подобие мира.


Когда же он умрет, а это может случиться в любое время, на трон взойдет наследный принц, сын от первой жены из знатного рода. Вейшенг знал, что наследный принц терпеть не может Гуоджи и недолюбливает самого Фа, в основном, потому что слава Вейшенга работает не на него. Поэтому при первой же возможности Гуоджи сошлют в отдаленную провинцию, а Вейшенга отправят в захолустную крепость, где самое интересное событие — приезд проверяющего раз в три года.


Нет, Вейшенг не может ждать лучшего момента. Если бы у него было больше времени и связей, то он бы и сам мог организовать через третьи руки какое-нибудь восстание, но сейчас это слишком рискованно.


- Мой принц, думаю, что это наш единственный шанс. Если проблемы появятся неподалеку от столицы, то никто не будет собирать отдельный отряд и назначать непроверенного командира, ведь тут есть постоянные военные части. Не сомневайтесь во мне. Я прославлю ваше имя!


***


На совете министров не стали возражать против назначения Вейшенга, но под влиянием наследного принца вместо стандартного люй (пятьсот воинов), который выдавался под подобные случаи, Фа дали всего лишь один цзу, состоящий из ста пехотинцев, одной легкой колесницы, одного мага и одного лекаря.


Наследный принц сказал, что с талантами Вейшенга ему не понадобится и столько воинов, ведь прославленный маг и стратег сможет справиться с несколькими крестьянами и в одиночку, но должен же кто-то варить ему кашу в походе и чистить сапоги.


Принц Гуоджи не смог изменить это решение, зато этот цзу был набран из самых опытных воинов, прошедших не одно сражение, а маг и лекарь хорошо владели своим ремеслом, а не числились в списке для галочки.


Фа был неприятно удивлен таким положением, ведь быть командиром люй значительно престижнее, чем быть командиром цзу. Да что там, обычно цзу управляли не выходцы из военной академии, а простые солдаты, только поопытнее и посообразительнее, таким образом, наследный принц дал понять, что оценивает таланты Вейшенга не выше талантов обычного пехотинца.


И хуже всего, что люди из цзу будут знать, что их отправили на границу в таком малом количестве только для того, чтобы досадить Вейшенгу. И любви к командиру у них от этого не прибавится.


В конце совета наследный принц подошел к Вейшенгу и протянул ему кристалл на сто Ки, мол, это все, что может выделить государство в качестве магического обеспечения.


Фа съездил в дом отца и взял еще кристаллов на пятьсот Ки. Вложение собственных средств было обычной практикой среди офицеров, так как лучше потратить личные деньги на энергию и победить, чем сэкономить и проиграть.


По отлично устроенным дорожным путям под защитой магических барьеров, с равномерно распределенными стоянками для ночлега и отдыха, цзу быстро добрался до приграничного городка, откуда пришел сигнал тревоги. Оказалось, что бунтовщиков не меньше ста пятидесяти человек, среди них боевой маг или даже два, и эта информация была отправлена в столицу еще до выезда Вейшенга.


После опроса местных и предварительной разведки у Фа сложилась странная картина о местном восстании: все было тихо-мирно, крестьяне спокойно работали на полях, последние два года были урожайными, и голод никому не угрожал, но около полугода назад из деревень начали пропадать молодые парни. Сначала никто не обращал на это внимания, раньше юноши тоже уходили в города попытать свою судьбу, пока пару месяцев назад не начались первые нападения на караваны и повозки, перевозящие зерно и мясо. А потом эти разбойники захватили дальнюю деревню, убили старосту и лян (двадцать пять) солдат, расквартированных там, и перекрыли одну из дорог, ведущих через границу, в страну Коронованного журавля.


№7


- Твоя задача — узнать, в каком из домов живет маг. Не нужно геройствовать. Понял? - Вейшенг чувствовал себя идиотом, разъясняющим прописные истины опытному воину, но иначе он не смог бы прикрепить к нему следящее заклинание.


Пару дней Командующий цзу потратил на знакомство с местностью и составление плана сражения. Это ключевой момент его будущей карьеры. Если он проиграет, то никто не скажет, что у него было недостаточно солдат, зато вспомнят о том, что в его отряде были собраны самые лучшие, и что выпускник военной академии был разбит крестьянами.После этого ему придется оставить свои амбиции и смириться с участью дворцового шаркуна. Терять своих людей Фа тоже не хотел, а значит, выход только один — положиться на магию.


Еще один день и сто Ки Вейшенг потратил на начертание массива, перекрывающего дорогу из деревни в сторону границы, и поставил там нескольких лучников.


План был довольно сложным и состоял из нескольких этапов, но так как в цзу действительно были опытные солдаты, все быстро поняли свою задачу. Оставалось лишь одно — узнать, где сидит маг.


Спустя час Вейшенг получил обратную связь — разведчик погиб моментально, не успев даже послать сигнал через амулет. Только благодаря следящей магии Фа смог узнать о его смерти.


Начинало темнеть. Пора начинать.


Большая часть его солдат были копейщиками, но за годы службы многие из них также освоили и лук, по крайней мере, могли стрелять в нужном направлении. И этого было достаточно.


Выбрав лян (двадцать пять) лучших стрелков, Фа выстроил их в ряд, коснулся каждой стрелы, лежащей на тетиве, затем отрядный маг также прошелся по ряду и зажег по небольшому магическому огоньку на кончике стрелы.


Взмах!


Двадцать пять синеватых точек взметнулись в небо. Вейшенг с трудом удерживал концентрацию и когда почувствовал, что стрелы вот-вот выйдут за пределы его воздействия, влил прикрепленные сгустки Ки в огоньки, а отрядный маг усилил ветер, подправляя полет. Небо расцвело ярко-синими кострами, из деревни послышались крики ужаса, которые усилились, когда огонь охватил тростниковые крыши.


Взмах!


С места сорвалась колесница, запряженная вилорогами с завязанными глазами. А за ней побежали пятьдесят пехотинцев, первый десяток — с персональными защитными массивами, пусть и самыми простенькими. Затем тронулся и Вейшенг на лупоглазе, разукрашенном в черно-красные цвета.


К моменту его въезда деревня походила на Дно Пропасти из самых страшных детских сказок: языки магического синего огня дико плясали на стенах и крышах домов, окрашивая пробегающих людей в жуткие нереальные оттенки. Неподалеку промчалась колесница, на которую Фа наложил иллюзию огромной черепахи. Крестьяне, предавшие свою страну, страну Божественной Черепахи, должны были подумать, что само небо карает их за их прегрешения. Те, кто сумели устоять перед страхом и напасть на солдат, увидели, что их стрелы останавливаются и падают, не коснувшись тел, их копья не могут пронзить врага и их топоры словно врезаются в невидимые стены.


Сам Вейшенг, окутанный защитными массивами со всех сторон, направился на место гибели разведчика, там еще оставался отпечаток от следящей магии.


Вражеский маг был либо глуп, либо тщеславен, так как поселился в доме старосты. С другой стороны, это был единственный дом с черепичной крышей, поэтому почти не пострадал от огня. Сначала Вейшенг увидел лишь резкий росчерк света и почувствовал, что передний массив наполовину исчерпан. Молния? В этом не было никакого смысла: слишком затратная магия, несложная, но бессмысленная, особенно для массового сражения.


Еще один росчерк, Вейшенг едва успел подставить боковой массив. Откуда? У него что, годовой запас кристаллов с Ки?


А потом лицо командующего побелело от ужаса. Тот маг, молодой парень, не старше самого Вейшенга, схватил своего же человека, что защищал его от атак, и впечатал ему в лоб ладонь. Несчастный закатил глаза и стек вниз, а в руке мага засверкала новая искра. Еще одна молния! И почти без передышки — еще одна.


Вейшенг скатился с лупоглаза, уклонившись от первого удара, принял второй на боковой массив, который рассыпался, исчерпав свой лимит, выхватил копье и прыжком бросился к магу. Следовавшие за ним пятеро воинов перехватили охрану мага. Фа влил Ки в руки, часть энергии направил на атакующее заклинание на кончик копья и, с размаху уничтожив незамысловатую защиту, пронзил мага, а сработавшая магия взорвала его внутренности…


Командующий цзу, не останавливаясь, дернул копье на себя и хотел было продолжить бой, но увидел, что все враги, видевшие смерть мага, упали на колени и опустили лбы на землю в типичной крестьянской манере. Солдаты Фа также замерли в недоумении, не понимая, нужно убивать сдавшихся или нет.


***


Впоследствии выяснилось, что эта деревня - лишь одна из баз, подготовленных страной Коронованного журавля. Их маги — заточенные под одну операцию мужчины, снабженные запрещенными амулетами, высасывающими Ки из людей и животных. Их обучали нескольким мощным заклинаниям, давали небольшой отряд и отправляли для захвата приграничных деревень, куда через какое-то время должны были подойти и полноценные военные отряды.


Магу несложно было захватить деревню и держать ее жителей в заложниках, угрожая вытянуть из них всю Ки, что он и продемонстрировал в самом начале.


Если бы один из мужчин не решился на побег, не сумел дойти до ближайшего города и сообщить о захвате деревни, если бы наследный принц не захотел досадить Фа и не уменьшил его отряд, благодаря чему сборы и переход были сокращены с нескольких недель до семи дней, то вражеская операция могла бы увенчаться успехом.


После этого сражения карьера Фа резко пошла вверх. Он провел на восточной границе несколько лет, постепенно увеличивая свою армию. Сразу после донесения во дворец к нему был отправлен один Ши (две тысячи пятьсот человек), спустя два года в его подчинении числилось уже три Цзюня (цзюнь — двенадцать тысяч пятьсот человек), полноценное войско.


Вейшенг опробовал все стратегии, придуманные им еще во время обучения в военной академии, он щедро использовал магию, в том числе и начертательную, и понял, что ему катастрофически не хватает знаний. Фа знал, что существуют более интересные варианты массивов, в том числе и атакующие, и движущиеся, и запечатывавшие магию, но, увы, старый учитель не успел до конца обучить его, а после выбора Фа военной карьеры и вовсе отказался учить начертанию.


Тогда Вейшенг, используя связи во дворце в виде принца Гуоджи, свою популярность у простого народа и воинские заслуги, сумел продвинуть законопроект об принудительной службе в армии каждого из начертателей, состоящих в гильдии, и сделал так, чтобы двоих сыновей и внука его старого учителя распределили в самые горячие точки, где смертность была выше всего. А потом позволил слухам о собственной причастности дойти до слуха учителя.


Так Вейшенг вновь заполучил себе учителя по начертанию и принялся с бешеной скоростью пополнять свои знания в массивах.


Во время редких посещений столицы Вейшенг непременно навещал родителей и рассказывал им о своих достижениях.


№8


Фа Делунь, восседающий во главе стола, почти не изменился за эти годы. Такой же худой, черноволосый, увлекающийся, он стал негласной свахой страны. Теперь его теория была официально подтверждена императорским дворцом, а также десятками детей, прошедшими церемонию именования. Фа Линг все также хлопотала вокруг мужа и сына, в последние годы ей приходилось вести активную светскую жизнь: принимать жен и дочерей знатных людей, наносить ответные визиты, что для простолюдинки из провинции было и невероятной честью, и большой ответственностью. Она научилась подбирать наряды так, чтобы не казалось, что она считала себя их ровней, но одновременно не оскорбляла их чувство прекрасного. В результате Линг нечаянно ввела в моду крестьянские фасоны одежды, только шила их из дорогих тканей.


Вейшенг смотрел на своих родителей и улыбался так, как никогда не улыбался вне дома: широко, искренне, немного по-детски. Время, проведенное в походах, закалило его, придало его внешности суровость и мужественность, которых ему не хватало раньше, но здесь, в родном доме, он мог позволить себе расслабиться и быть просто любящим сыном.


Глядя, как хлопочет мать, беспрестанно подкладывая ему самые вкусные кусочки, Вейшенг вдруг спросил:


- Ма, па, а почему вы больше не стали заводить детей? Какие-то проблемы со здоровьем?


Линг опустила глаза, а Делунь усмехнулся, покачал головой и сказал:


- Сначала нам было не того. Я хотел убедиться в правильности своей теории и ждал твоего дня именования, потом был переезд в столицу, и все наши силы и средства уходили на твое обучение. Наше будущее было весьма зыбко.


- А потом?


- А потом мы поговорили с твоей мамой и решили так все и оставить. Если бы твой брат или сестренка родились бы менее талантливыми, то им пришлось бы всю жизнь прожить в твоей тени и быть лишь «родственниками того самого Вейшенга», а если более талантливыми, то это могло бы навредить тебе. Поэтому ответственность за продолжение рода на твоих плечах.


- Жениться бы тебе, сынок, - тихо сказала Линг.


Еще перед поступлением в академию у Вейшенга состоялся серьезный разговор с отцом. Делунь видел, какое впечатление на женщин оказывают внешность и талант Вейшенга, и опасался, что сына могут втянуть в какую-нибудь неприятную историю.


- Запомни, Вейшенг, - сказал тогда Делунь, - несмотря на наше нынешнее богатство и приближенность к дворцу, мы всего лишь простолюдины. И, несмотря на улыбки и лесть, никто из знати ни на секунду не забывает об этом. Поэтому я прошу тебя избегать каких-либо отношений со свободными девушками. При малейшем намеке на нескромные слова или действия тебя либо выпорют на площади за оскорбление, либо женят. Недоброжелатели могут подкупить девушку или использовать ее, даже без ее ведома. Будь осторожен.


Вейшенг запомнил слова отца и следовал его советам все эти годы. Все отношения с женщинами у него сводились к посещениям Весенних домов, сначала вместе с принцем Гуоджи, чтобы иметь на своей стороне свидетеля с благородной кровью, а затем уже и в одиночку.


- Я не возражаю, - равнодушно ответил Вейшенг. Ему к этому времени исполнилось тридцать лет. - Отец, ты уже подобрал варианты?


- Ой, я сейчас, - и Линг выбежала из комнаты. А Делунь глотнул вина и улыбнулся:


- Я готовлю списки невест, начиная с твоих четырнадцати лет. И каждый год переписываю их заново.


- Зачем?


- Некоторые потенциальные невесты выходят замуж, некоторые заболевают или умирают, некоторые становятся слишком старыми для замужества. Твоя мать ждала этого дня столько лет, так что смотри, не разочаруй ее.


Линг вошла, прижимая к груди красиво украшенный свиток, даже к кончикам шнурка, опоясывающего его, были привязаны крошечные колокольчики.


- Смотри, твой отец подобрал десять самых лучших девушек, от которых у тебя родятся гениальные здоровенькие детишки, - щеки и уши Линг раскраснелись, ее глаза блестели от слез, и Вейшенг не мог сдержать улыбки, глядя на счастье матери. - Ты можешь выбрать любую.


- Ма, я совсем не бываю в столице и не знаю этих девушек. Как я могу выбрать? Может, ты мне сможешь помочь?


- Конечно, - выпалила Линг. - Я их всех видела, с каждой говорила. Они все симпатичные, милые, послушные, но самые лучшие — вот эти три. У первой — Шень Лилинг — очень нежная чистая кожа, без единой родинки и пятнышка, она из благородной, но небогатой семьи, которая будет счастлива породниться с нами. Она весьма искусна в составлении букетов. Вторая — Шао Лули — известна своими длинными красивыми волосами, они у нее блестят словно шелк. Ее отец раньше преподавал в императорском университете, но перешел в чиновники и сейчас входит в императорский совет, ты его, наверное, знаешь.


Вейшенг кивнул, припомнив улыбчивого мужчину, у которого церемониальная шапка все время сползала набок. Шао всегда поддерживал проекты Фа на совете, и только теперь Вейшенг понял, почему.


- Третья же — Ми Киую — чудесная девушка с красивыми глазами. Она весьма образована, любит читать, разбирается в политике, самостоятельно ведет домашнее хозяйство семьи уже несколько лет, после смерти матери. Ей сейчас пятнадцать лет, идеальный возраст для жены. И хотя ее семья не столь знаменита и не вхожа в высшие круги, у них всегда рождались здоровые талантливые дети. Семья Ми славится сильной магией, один из предков даже становился мастером гильдии начертателей, и говорят, что у них сохранилась неплохая библиотека.


Даже человек, незнакомый с Фа Линг, сразу понял бы, на ком остановился ее выбор, что уж говорить про Вейшенга. Он преувеличенно серьезно покивал и сказал:


- Хорошо, ма. Наверное, мне нужно познакомиться с каждой девушкой, чтобы принять окончательное решение. С другой стороны, я показал бы себя непослушным сыном, если бы выбрал себе в жены не ту, что в глубине сердца уже выбрала ты. Поэтому высылай сватов! Пора уже подарить тебе внуков.



Часть 4

Показать полностью
186

Чисто английское волшебство

Чисто английское волшебство Книги, Что почитать?, Рекомендации, Фэнтези, Англия, Магия, Волшебство, Альтернативная история, Длиннопост

Сюзанна Кларк - "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл". 2004

(ссылка на livelib)


Приветствую, друзья.

Сегодня спешу порекомендовать ещё одну отличную книгу. Наткнулся на неё когда-то случайно и понял, что это просто алмаз. Почти 900 страниц незамутненного удовольствия (в конце мне показалась, что это так мало).


Жанр: фэнтези, альтернативная история.

Сюжет развивается в Англии XIX века, в эпоху Наполеоновских войн. Магия давным давно ушла из старой доброй Британии, и нынешним волшебникам остаётся только назвать себя "магами-теоретиками" и философствовать о былых временах на своих нудных бесконечных собраниях. Но всё меняется, когда появляется первый за долгие годы практикующий волшебник: мистер Гилберт Норрел.


Книга является замечательным представителем британской литературы. Написана прекрасным языком, стилизованным под произведения XIX века. Автор работала над романом десять лет, и это заметно: мир английской магии проработан настолько тщательно, насколько это вообще возможно. Книга наполнена всевозможными справками-сносками по псевдоистории британского волшебства. Сделано всё очень правдоподобно и достоверно.

Получилась захватывающая история о старой доброй Англии, волшебстве, любви, войне и природе безумия.


В 2015 по книге сняли одноименный, весьма годный, мини-сериал. (КП:7.7, IMDb:8.2)

(ссылка на КП)

Показать полностью 1
94

Tellurion [14]

Комикс вообще без текста, выходит по непонятному расписанию несколько раз в неделю по кадру.

Жанры: фэнтези, фантастика, приключения, романтика


Я стараюсь иногда вспоминать про него и скидывать большими кусками на Пикабу, для желающих следить есть тег Tellurion.


Читать на сайте автора (оно же - читать с начала) https://tellurion.ca/albums/77988

Там редизайн и неудобно теперь листать. Переход к следующему кадру под всеми картинками.

Либо https://pikabu.ru/tag/Tellurion

Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост
Tellurion [14] Tellurion, Арт, Комиксы, Веб-комикс, Фэнтези, Приключения, Matt Rhodes, Длиннопост

Продолжение будет тут - https://tellurion.ca/projects/RYxdZy?album_id=77988

и когда-нибудь на пост наберется
и прилетят феи и склеят меч

Показать полностью 14
934

Идеальный донор. Караван. Часть 22 (конец 2 арки)

- Учитель! - Гоудань без стука вошел в комнату и остановился на пороге. Зинг Ян Би занимался начертанием, а каждый ученик с самого первого дня знал, что в этом доме позволяется многое — разбивать горшки, чтобы понять, как далеко разлетаются осколки, кричать и драться, переодеваться в мужские и женские одежды, врать… Но ни в коем случае нельзя прерывать занятия уважаемого учителя по начертанию.


Хотя это не было начертанием в прямом смысле слова. Зинг Ян Би не тратил свою Ки, не создавал сложных массивов и не множил амулеты. Он выводил линии печатей на бумаге тушью. И хотя в таких рисунках не было никакой практической пользы, ведь такие печати были всего лишь изображением, а не магией, учитель считал, что подобное занятие помогает ему сосредоточиться и обдумать сложные вопросы.


С детства Гоудань привык видеть, как старик легким движением отбрасывает назад длинные края рукава, заливает в специальную кисть тушь, на секунду замирает над листом, а потом, не отрывая кисти от бумаги, одним бесконечно длинным движением вырисовывает извилистые линии печати. Какие-то рисунки ему не нравились, и он рвал их на мелкие кусочки, аккуратно складывая их возле себя, какие-то получали одобрительный кивок, а отдельные экземпляры даже удостаивались чести быть вставленными в рамку из расщепленных стволов бамбука и повешенными на стену.


За месяцы отсутствия Гоуданя на стенах добавился лишь один рисунок: печать на нем была вырисована столько четко, ровно и выпукло, будто ее вырезали и наклеили сверху. Значения этой печати юный сыскарь не знал, хотя базовые печати за время обучения выучил. Зинг Ян Би любил иногда ткнуть длинным ногтем в один из рисунков и спросить значение печати.


Старик наконец приподнял кисть, критически осмотрел рисунок, затем поднял глаза на Гоуданя:


- Хе.


- Учитель! - Гоудань склонился в приветствии. Послышался звук разрываемой бумаги, значит, эта печать не прошла отбор.


- Вижу, ты не преуспел в своем первом задании.


- Учитель, - терпеливо повторил Гоудань, не поднимая головы.


- Но и не проиграл. Мальчик умер?


У Хе дернулась бровь, он и не думал, что учитель запомнит суть задания.


- Нет, учитель, он уехал сюда, в Киньян.


- Ты понял, почему заказчик ищет его? Проходи, расскажи старику все, да поподробней.


Гоудань выпрямился и недоверчиво посмотрел на Зинг Ян Би:


- Но я не могу! Вы же сами говорили, что нельзя никому открывать секреты клиента, только…


- Ты все еще мой ученик! - прервал его старик. - А значит, обязан передо мной отчитываться!


- Учитель… Уважаемый Зинг Ян Би. Я вынужден завершить свое обучение досрочно, без вашего позволения, если вы позволите этому недостойному такую дерзость, - щеки Хе пылали огнем, он раньше бы и не подумал перечить учителю, но ведь это было его дело. Его первое дело. Если Гоудань сейчас расскажет все учителю, таким образом, он откажется от дела и передаст его в руки Зинг Ян Би. И снова станет учеником.


- Ты уверен? - теперь в голосе явно слышались угрожающие нотки. - Я же выкину тебя без рекомендаций и таблички о твоей пригодности к работе сыскаря. Кем ты будешь? Что будешь делать? Искать потерявшиеся амулеты? Заниматься кражей посуды? Всю жизнь работать в нижних районах за копейки?


- Простите, уважаемый Зинг Ян Би, непочтительность и грубость вашего недостойного ученика, но я не могу поступить иначе, - глаза Гоуданя заволокло влагой, он кусал себе губы, чтобы не разрыдаться в голос, но не отступал. «Учитель, что же ты делаешь? Ты был со мной одиннадцать лет, научил меня всему, что я знаю, ты всегда был тверд и справедлив. Так зачем ты отнимаешь мое первое дело?» - думал Хе, - «Может, это просто проверка? Сейчас он похлопает меня по плечу и скажет, что я прошел испытание, и теперь он может выдать мне табличку и назвать новое имя?».


Но Зинг Ян Би молчал. Пауза затянулась. Гоудань осмелился взглянуть на учителя, нет, на бывшего учителя. Старик уже сидел за столом и заливал в кисть тушь, затем привычно откинул рукава, вдохнул и опустил кисть на бумагу. Он даже не взглянул на Хе.


Сыскарь еще раз поклонился и тихо вышел из комнаты. Что теперь делать, он не знал. У него не было в столице своего дома, не было родных, из знакомых — только бывшие ученики Зинг Ян Би, но просить у них помощи было сверх его сил. Он и так дольше всех пробыл в учениках, и признаваться в том, что учитель выгнал его без рекомендаций, он не хотел. Одиннадцать лет! Почти половина его жизни. Мытье полов и посуды, вытирание пыли в библиотеке, путаные задачки, книги, много книг, уроки, тренировки, лекции от других мастеров… И все зря.


Гоудань вытер щеки и направился к выходу из сыхэюаня. По крайней мере, у него есть дело, и его он должен закончить любой ценой. Ведь это его единственный шанс остаться сыскарем. А потом остановился, развернулся и прошел в восточный дом. Согласно традициям, в нем должен проживать наследник главы дома, но так как Зинг Ян Би не был женат, все ученики проходили сложный путь переездов из холодных комнат заднего домика вплоть до большого и светлого дома главного ученика, и в последний месяц перед отъездом его занимал сам Гоудань.


В конце концов, Зинг Ян Би не выгнал его из дома, не отказался от него, как от ученика, он всего лишь пригрозил этим, после чего вернулся к обычным занятиям, а значит, формально Хе Гоудань может и дальше жить здесь, пользоваться табличкой с именем Зинг Ян Би и проводить расследование от его имени. Только лучше избегать лишних встреч с ним, на всякий случай.


Вещи Гоуданя лежали на своих местах, даже впопыхах разлитая по столу тушь благополучно засохла блестящим пятном в форме зонтика.


- Младшие ученики совсем разболтались, - мрачно сказал Гоудань, вышел из дома, схватил первого же попавшегося мальчишку, одного из недавно принятых учеников, и заставил его заняться уборкой в комнате, сам же разложил привезенные вещи, перебрал записи, которые вел во время розыска, переоделся в свежую одежду, повязал ярко-оранжевый пояс, посмотрел на себя в зеркало и печально покачал головой. Хоть прыщики успели сойти, но двухдневный полет на драконе под палящими лучами солнца не прошел даром. Кожа обветрилась, обгорела и сливалась цветом с парадными воротами сыхэюаня, словно Гоудань не сыскарь, сутками просиживающий за книгами, а обычный крестьянин с дальней фермы. Но сейчас уже ничего не поделаешь, надо работать с тем, что есть.


Гоудань еще раз поправил пояс и направился к южным воротам Киньяна. Там внимательные стражники проверяли у всех входящих таблички, объясняли, как проехать в то или иное место. Гоудань во время одного из ученических заданий выяснил продолжительность смены, количество стражников в каждой смене, и, самое главное, имена двоих офицеров, которые отвечают за охрану этих ворот.


- Уважаемый Чу Тао, - Гоудань начал кланяться и улыбаться еще за десять шагов, помня, что этот офицер любил подобострастное отношение и лесть. - Рад видеть вас в добром здравии и в хорошем настроении. Несмотря на ваш тяжкий труд по сохранности этого неблагодарного города, вы ухитряетесь выглядеть свежо даже в столь жаркий час.


Чу Тао, мужчина лет пятидесяти с гладко выбритым лицом и резкими глубокими морщинами по уголкам рта, слегка сдвинул брови, пытаясь вспомнить, что это за нарядно одетый юноша с лицом крестьянина.


- Вы, наверное, меня не помните, оно и понятно, - Хе Гоудань чувствовал, как его щеки начинает сводить от широкой улыбки, - вы же каждый день встречаетесь с множеством важных господ, зачем вам запоминать столь мелкого человека. Я — Хе Гоудань, прошу прощения за столь резкие слова, маменька выбрала для меня не самое благозвучное имя, ученик многоуважаемого Зинг Ян Би, - с этими словами сыскарь протянул табличку, где подтверждалось его ученичество.


- Та-ак, - хмуро протянул Чу Тао, повертев табличку в руках, - и чем я могу быть полезен твоему учителю?


- Дело в том, что недавно я сильно провинился перед учителем и теперь очень хочу загладить свою вину, но многоуважаемый Зинг Ян Би отказывается меня принять. Я знаю, что он очень ждет письма из провинции, которое передали с караваном «Золотого неба», и что этот караван должен пройти через ваши ворота. Так вот, если бы вы не сочли за труд и послали в дом Зинг Ян Би мальчишку с вестью о прибытии каравана, то буквально спасли бы меня. Конечно, ваше время и хлопоты должны быть достойным образом вознаграждены, и помимо моей вечной благодарности я хочу передать вам это, - и Гоудань протянул небольшой кристалл на 15 единиц.


Хе знал, что Чу Тао выполняет подобные поручения, пока они не противоречат правилам военной службы, но также знал и то, что без красивой истории и должной порции самоуничижения офицер может разозлиться и отказать, так почему бы не порадовать хорошего человека?


Чу Тао важно качнул головой и сказал лишь:


- Золотое Небо. Дом Зинг Ян Би.


Сыскарь еще раз поблагодарил офицера, а после пошел пообщаться с рядовыми солдатами, которые не были заняты. Чу Тао то ли вспомнит о поручении, то ли нет, поэтому лучше было подстраховаться.


В последующие дни Гоудань то и дело захаживал к южным воротам в неизменном ярко-оранжевом поясе, с шуточками и каким-нибудь угощением, так что уже через неделю стражники на воротах начинали улыбаться, едва завидев оранжевое пятно. И сыскарь уже не сомневался в том, что его небольшое поручение будет выполнено.


Некоторое время Хе обдумывал вариант вербовки агентов в доме Джин Фу, но все же отбросил его, как бессмысленный. Зачем тратить уйму времени и усилий на какую-нибудь служанку, если после прибытия каравана мальчишка получит деньги, расчет и окажется один на улицах незнакомого города? К тому же «Золотое небо» славилось своей хорошей охраной и повышенной подозрительностью, и Хе не хотел бы испортить с этим торговым домом отношения из-за столь мелкого эпизода.


Но пока караван с мальчишкой не добрался до города, Гоудань собирался выполнить несколько мелких заданий. Зинг Ян Би может выкинуть его в любой момент, забрав табличку, поэтому необходимо было хоть как-то подкопить денег, организовать запасное жилье и найти свою клиентуру.


Без заверенной в префектуре таблички на звание сыскаря Хе не мог рассчитывать на хоть сколько-то интересные или денежные дела, а также он не мог обратиться к учителю за заданием, поэтому он решил запустить слух о себе. Начал он с уже прикормленных стражников у южных ворот, затем обошел знакомых, в основном, бывших учеников Зинг Ян Би, сказал, что в процессе выполнения большого дела, но пока там возникла пауза на месяц, поэтому он ищет дополнительную практику.


Каждый из учеников нашел свое место. Например, один занимался только делами, имеющими отношение к гильдии мясников, зато там он знал все и всех, при возникновении спора гильдеец сразу вызывал своего сыскаря, и тот в течение дня находил причины проблемы и предлагал способы решения. Может, это и не было сыскным делом в чистом виде, но умение мыслить, замечать мелочи и сопоставлять данные,полученные в процессе обучения у Зинг Ян Би, высоко ценились и приносили пользу даже во время такой работы.


Второй ушел на службу в Императорский Университет и помогал расследовать многочисленные мелкие проступки студентов: от кражи до избиений младшекурсников. Это было удобно и университету, который мог сохранять неприглядные вещи в секрете, и сыскарю, за пару месяцев познакомившемуся со всеми студентами и преподавателями.


А вот Линг-эр Гоуданя удивила. Видимо, она все же смогла найти злополучную цикаду, заодно обаяв старушку-заказчицу, и та дала ей рекомендации в дом знатного человека. Каждый сыскарь понимает, что одно дело — работать на гильдию или организацию, и совершенно другое — на конкретного человека. Даже если не учитывать, что это безумно скучно, такая работа ставит сыскаря в зависимое положение. Теперь жизнь Линг-эр лежит не в ее руках. Ей придется выполнять капризы этого мужчины, обвинять не виновных, а тех, на кого укажет его рука, по сути на нее ложится ответственность за решения ее хозяина, ее будут ненавидеть, ее будут бояться. И помочь Гоуданю Линг-эр тоже не захотела, лишь вздернула нос и сделала вид, что не узнает его.


Где-то через неделю после приезда один из стражников подозвал Гоуданя и сказал, что слышал про старушку, у которой украли ее свадебный амулет и которая ищет сыскаря подешевле. Хе мысленно поморщился, но спросил, где проживает эта досточтимая женщина.


Она жила в крошечном доме, расположенным на западной стороне одного из окраинных сыхэюаней. Если Зинг Ян Би мог себе позволить выкупить сыхэюань полностью под свои нужды, и в основных трех домах на его территории было по несколько комнат, то здесь все обстояло иначе. Небольшие домики почти прижимались друг к другу потертыми боками, внутренний дворик был столь мал, что там едва-едва выживало небольшое кривоватое деревце. Но местные жители явно гордились тем, что сумели отгородиться от улицы забором с настоящими воротами дамэнь, выкрашенными в красный цвет, над которыми висел охранный амулет.


Старушка вышла из домика, оценивающе посмотрела на гостя, к этому времени краснота с лица Хе уже почти сошла, и он выглядел, как обычный городской мужчина. Только с оранжевым поясом.


- Слушаю вас, молодой человек.


Гоудань сдержанно поклонился, его лицо было серьезно и даже немного сумрачно:


- Прошу прощения за беспокойство, я слышал, вам требуются услуги сыскаря. Я — ученик знаменитого Зинг Ян Би, готов помочь вам за небольшую плату.


- Что-то ты староват для ученика? - прищурилась старушка.


«Да поглотит тебя Дно Пропасти, старая карга» - подумал Хе, а вслух лишь сказал:


- Я обучаюсь вот уже одиннадцать лет и смею полагать, что познал все секреты мас…


- Одиннадцать лет? Парень, да ты, видать, глуп, как пробка! Мне и не нужно ничего искать, нашла уже все.


- Прошу прощения за беспокойство, - Хе снова поклонился, а внутри себя проклинал и стражника, и придирчивую бабульку за зря потраченное время. Впрочем, сыскарь отметил, что не стоит говорить про сроки обучения, а также нужно демонстрировать больше высокомерия и меньше раболепия, так как в этом районе люди привыкли подчиняться любому, кто готов приказывать...


Спустя несколько неудачных попыток Гоудань все же нашел второе дело и благополучно решил его, заработав несколько монет и запустив-таки слухи о себе, как о неплохом сыскаре. Но до вершины было еще так далеко.


Когда Гоудань сидел на пороге своего дома и пересчитывал заработанные за последние дни монеты, к нему подбежал один из младших учеников:


- Уважаемый, вам просили передать вот это, - и протянул клочок бумаги.


Хе дрожащими руками развернул его и прочел долгожданное «Караван прибывает». Сыскарь метнулся в дом, схватил сигнальный амулет, небольшой кристалл для Чу Тао и побежал к южным воротам. Офицер все же не забыл о данном обещании!


Против обыкновения на воротах было пусто. Хе непонимающе посмотрел по сторонам. Никаких признаков каравана не было, а ведь обычно каждый караван встречает множество людей: родные и близкие тех, кто ушел, торговцы, любопытные, информаторы от других торговых домов…


- Хе, друг мой, - Чу Тао лично вышел встретить Гоуданя, за эти недели он успел подружиться с юным щедрым сыскарем. - Не думал, что ты примчишься так быстро. Караван придет примерно через час, последний патруль не так давно обогнал его, вот я и решил сообщить тебе заранее.


- Уважаемый Чу Тао, этот недостойный ученик бесконечно благодарен вам за незаслуженную внимательность. Позвольте вручить вам небольшой подарок, который не передает и крошечную толику моей признательности, - Гоудань протянул коробочку с кристаллом. Офицер довольно покивал, похлопал Хе по плечу и отошел к воротам.


Время тянулось так медленно, что Хе уже подумывал пойти навстречу каравану. Но потом все же к воротам подъехал мощный бородатый мужчина на уставшем лупоглазе, за его спиной торчал вымпел с символом «Золотого неба». Он протянул несколько табличек стражникам, Хе со своего места увидел, как вытянулось лицо Чу Тао. А потом потянулись повозки.


Обгоревший дочерна фургон, из прорех которого виднелись разбитые коробки. Усталые вилороги, с трудом тянущие доверху нагруженные повозки. Две повозки были полностью заняты ранеными людьми. И еще было три траурные повозки с высокими бортами, затянутые сверху белой тканью с символом смерти. Гоудань прикинул, что в каждую из них можно уложить не меньше двадцати трупов. Что же случилось с караваном? Сколько человек там было изначально, если сейчас Гоудань насчитал не меньше ста человек в охране?


Но мальчишек среди них он не заметил.


Согласно правилам люди могут въезжать в столицу только с открытыми лицами, и даже самых знатных вельмож обязуют выходить из паланкина. Единственное объяснение, которое мог придумать сейчас Гоудань, — мальчики сейчас лежали под белой тканью. И тогда дело провалено.


По спине Гоуданя пробежал холодок. Неужели это все? Конец?


Юноша настолько погрузился в свои мысли, что не замечал скорбных криков и плача, доносившихся со всех сторон. Потихоньку к воротам подтягивались родственники, искали лица своих мужей, сыновей, братьев, а когда не находили их среди живых, подходили к траурным повозкам, дотрагивались до покрывала и рыдали в голос. Кто-то осмеливался напрямую спросить у охранников, но те лишь отводили глаза и продолжали двигаться, раздвигая толпу.


Хе пошел вслед за караваном, влившись сопровождающую его в толпу, и размышлял, должен ли он послать сигнал прямо сейчас или лучше дождаться списка погибших, который будет оглашен через какое-то время.


По мере продвижения людей за караваном становилось все больше, слезы и рыдания терялись за пересудами. Гоудань встряхнулся и прислушался, но быстро понял, что пока никому ничего неизвестно. Он услышал про гигантского дракона, рухнувшего с небес на землю и поглотившего половину людей из каравана. Он услышал про реку, вышедшую из берегов и унесшую с собой все перевозимое оружие, мол, так речной хранитель предостерегает людей от войн и сражений. Он услышал про великого мага, столь старого и могущественного, что никто не может вспомнить его имя, который направил свой гнев против фургона торговца и сжег его дотла.


Тут Хе сообразил, что и самого Джин Фу, что лично должен был вести этот караван, он тоже не видел. Неужели…


Чем ближе подъезжал караван к сыхэюаню Джин Фу, тем медленнее он двигался. Часть повозок с товаром уже отделилась и направилась в сторону складов, но раненых и умерших продолжали везти в дом владельца каравана. Именно там согласно спискам будет выдаваться оплата за каждый день работы, туда будет приглашен лекарь для раненых. И там будут выдаваться тела их семьям вместе с деньгами, что успел заработать умерший перед своей гибелью,хотя последнее не в традициях караванщиков, обычно мертвых оставляют на месте, и их родным приходится верить на слово торговцам.


Гоудань ни разу не слышал, чтобы торговцы кого-либо обманули насчет дня смерти.


Парадные ворота Дамэнь, в четыре раза шире ворот сыхэюаня той старушки, что выгнала Гоуданя, распахнулись, и из глубины просторного внутреннего двора, утопающего в роскошной зелени, выступил пожилой мужчина с гладко обритой головой в белых одеждах, вместе с ним плавно ступала круглолицая женщина в траурных одеждах. А рядом, отступив на шаг, шли…


Гоудань от неожиданности остановился и сразу схлопотал несколько чувствительных ударов в спину от людей сзади.


Сыскарь наизусть выучил все словесные описания того мальчишки от каждого, кто хоть раз его видел. Рост — сто семьдесят шесть сантиметров, худой, темные волосы, ушные раковины немного больше, чем полагается, коричневые глаза, выражение их обычно либо любопытствующее, либо отстраненное, нос с легкой горбинкой, сами черты лица еще округлые, детские, брови густые, широкие, идут по прямой, без изгиба.


И сейчас именно этот человек шел по правую руку от Джин Фу, в светлом длинном, до пят, одеянии с белой траурной повязкой на лбу. Семерка. Шико. Юсо Шен.


А рядом с женщиной, держа ее за руку, шел второй мальчик, белобрысый, со светлыми, почти невидимыми бровями, голубыми глазами и нахальной улыбкой. Байсо.


Как? Гоудань был настолько ошарашен их видом, что забыл, где находится. После очередного тычка в спину он опомнился, ушел за спины других людей и попытался сообразить, как такое могло произойти.


Сегодня въехал в город определенно тот самый караван, что уезжал из Цай Хонг Ши. Да, потрепанный, да, с большими потерями, но тот же самый. В конце концов, немного караванов Золотого неба приходит с той стороны, так как слишком длинный и опасный переход после последнего города отпугивает большинство торговцев. Обычно все стараются пройти другим путем, оставив Цай Хонг Ши в стороне.


Вряд ли в фургоне Джин Фу перевозил летающего дракона, значит… в какой-то момент он оставил караван и уехал вперед с несколькими своими людьми, но почему он прихватил с собой именно этих мальчишек.


Хорошо, Байсо он взял в ученики и не мог оставить его. Гоудань помнил свое удивление, когда услышал о том, как мальчишку-беспризорника позвал к себе представитель одного из крупнейших торговых домов, впрочем, судя по рассказам очевидцев, Байсо неплохо показал себя во время отбора.


Но зачем он взял второго, Семерку?


Сыскарь готов был поставить свой передний зуб на заклад, что в охране каравана любой мог победить неопытного юнца при помощи одной лишь руки. Неужели Байсо настоял? Но даже если так оно и было, это никак не объясняло тот факт, что сейчас оба пацана стояли на местах, которые обычно занимают наследники главы семейства. Если их приняли в торговый дом, то шансов забрать Семерку у мэра Цай Хонг Ши не так много.


Впрочем, Гоудань и не собирался участвовать в этом сражении. Его задача заключалась в поиске мальчишки, он ее выполнил.


Хе вытащил сигнальный амулет и послал тройной импульс. Теперь ему нужно лишь не упустить мальчишку из вида и передать его местоположение тому, кто прилетит.


Разбитый и потерянный, Гоудань приплелся в сыхэюань Зинг Ян Би. Он хотел еще раз перебрать свои записи по делу, перечитать показания свидетелей, чтобы понять, что он упустил. Как, во имя гнилого Дна Пропасти, нищий необученный мальчишка с талантом в семь единиц смог всего за несколько месяцев войти в дом «Золотое Небо»? Уж не второй ли это Фа Вейшенг, гений из страны Божественной Черепахи, которого всерьез называли армией из одного человека? Но у того был невероятный талант и лучшие учителя с самого рождения, а также связи его отца, удачно втершегося в доверие к императорскому дворцу. А у Семерки что? Ни родственников, ни возможностей. Единственная его удача — это попадание в руки того невероятного человека из Черного района, Мастера.


У Гоуданя до сих пор мурашки по спине бегали при одном лишь воспоминании о том маге. Казалось, что он глубок, как Пропасть, силен, как дракон, и мудр, как Зинг Ян Би. Появление Мастера Гоудань ощущал даже спиной, по резко меняющемуся настроению. Удивительно, как тот маг не разгадал его нелепую маскировку. Или разгадал, но не стал подавать вида.


Что Мастер сумел сделать с Семеркой за три месяца? Почему выслал его с первым же попавшимся караваном из города? Знал ли он о поисках, затеянных мэром? И неужели тот мальчишка и правда… донор Ки?


Сама мысль об этом казалась столь нелепой, что Гоудань все время откладывал ее на задний двор своего разума. Просто чтобы не сойти с ума и не начать верить в детские сказки. Учитель всегда говорил, что у любого необычного случая есть нормальное объяснение, нужно лишь его найти. Но он также говорил, что нельзя отвергать невероятное лишь потому, что оно невероятное, но все данные указывают именно на него.


- Гоудань, ты нашел мальчика.


Хе вздрогнул и осмотрелся. Он незаметно для себя дошел до сыхэюаня Зинг Ян Би, где его уже поджидал учитель.


- Да, учитель, - по привычке юноша склонился и назвал его учителем, забыв, что во время последнего разговора сам отказался от такого титулования, отказался от ученичества.


- Он в Золотом Небе? - старик сидел на легком плетеном стуле в тени любимого вишневого дерева и небрежно обмахивал себя большим веером.


- Да, учитель, но как… - Гоудань осекся и задумался. Учитель знал лишь то, что было написано в свитке, а именно, что нужно найти мальчика в городе Цай Хонг Ши для его мэра. Дальше он увидел возвращение Гоуданя, причем с неоконченным, но и не проваленным, заданием раньше всех разумных сроков, с учетом дороги туда и обратно. Гоудань сам сказал, что цель направляется в столицу, но не сказал, что прибыла. Узнать, какие караваны должны проехать через тот город за это время, несложно, нужно лишь попасть в дорожную службу, что с репутацией Зинг Ян Би ничего не стоило. Дальше учитель следил за Хе при помощи одного из младших учеников, понял, что он ждет чего-то. А сразу после прибытия каравана Золотого Неба Хе вернулся домой, сжимая сигнальный амулет. Значит, мальчик должен был прибыть с этим караваном, но что-то пошло не так. Цепочка довольно проста и логична.


- Он - один из тех мальчиков, которых принял в семью Джин Фу?


Гоудань снова ошеломленно посмотрел на учителя. Как? Во имя всех обитателей Дна, это просто невероятно!


Зинг Ян Би неторопливо поднялся и, продолжая обмахиваться, сказал:


-Гоудань, мальчик мой, ты всегда уделял много внимания мелким деталям. Это отличное качество для сыскаря, который не планирует подняться выше расследований кражи нескольких монет, - тут Хе покраснел, ведь его первое дело в столице заключалось именно в этом, - но для человека, который хочет стать лучшим сыскарем страны, этого не достаточно.


Щеки юноши полыхнули красным сильнее. Он никогда никому не говорил о своей мечте превзойти учителя, слишком уж детской и нелепой она казалась.


- Твоя главная ошибка в этом деле — низкая осведомленность о делах Золотого неба. Как только ты понял, что судьба мальчика сплелась с более сильной судьбой, ты должен был уделить торговому дому больше внимания.


- Но он обычный охранник! Временный наемник, которого взяли лишь на один переход между городами. Как я мог подумать, что он сумеет войти в семью? - воскликнул Хе и сразу же пожалел об этом. Учитель говорил не о предположениях, учитель говорил о знаниях. Неважно, вошел бы Семерка в торговый дом или нет, в любом случае Гоудань должен быть отслеживать новости про Золотое Небо.


Старик кивнул и продолжил:


- Если ты хоть ненадолго оторвал бы свой взгляд от земли и посмотрел по сторонам, то узнал бы, что глава Золотого Неба полгода назад объявил о выборе того, кто унаследует торговый дом. Ты бы узнал, что Джин Фу уехал в длительную поездку с целью поиска преемника, так как это обязательное условие для выбора. Ты бы задумался, зачем он взял никому неизвестных детей из забытого провинциального города с собой и в качестве кого. Ты бы услышал разговоры о том, что на его караван было совершено нападение недалеко от столицы, и Джин Фу бросил товары и людей ради того, чтобы доставить двоих детей в столицу. Ты бы знал о приеме в его доме, где он неофициально назвал одного из мальчиков своим наследником, а второго — приемным сыном.


Я не знаю, кто из двоих — твоя цель и почему его ищут, но на твоем месте я бы серьезно присмотрелся к этому мальчику. Если он сумеет уцелеть во время войны в Золотом Небе и решить вопрос с твоими нанимателями, его ждет интересная жизнь и непростая судьба. Ты ведь понял, зачем он нужен правителю Радужного города?


Гоудань кивнул, не будучи уверенным в своем знании полностью. Учитель за несколько минут смял его расследование и выбросил в компостную яму вместе с самоуважением.


-Теперь, Гоудань, скажи, в чем заключалась твоя главная ошибка, - учитель опустил веер и пристально посмотрел на юношу, которого раньше хотел объявить своим личным учеником.


- Учитель, я слишком рано посчитал дело оконченным. Слишком много думал о себе и мало о работе. Из-за собственной легкомысленности я усложнил клиентам задачу. Я все еще недостоин быть сыскарем.


-Но тебе повезло. По городу ходят странные слухи про Джин Фу и его ученика. Возможно, у твоего клиента и не было бы раньше шанса достать мальчика из-под крыла Золотого неба, так что пока удача не оставила тебя. Мой ученик, я дарую тебе имя Жоу, помощник, и разрешаю оставаться в этом доме до тех пор, пока сам император не назовет новое имя.


Хе Жоу опустился на колени, сложил ладони перед собой и коснулся лбом пола.

Идеальный донор. Караван. Часть 22 (конец 2 арки) Relvej, Идеальный донор, Фэнтези, Авторский рассказ, Магия, Приключения, Длиннопост

Слова автора:


Вот и закончена вторая арка Идеального Донора. Она получилась в два раза длиннее, чем я планировала, и писалась в два раза дольше, чем хотелось бы. Нет смысла оправдываться, нужно просто принять тот факт, что я не самый стабильный писатель. Потому что я пишу в свободное от работы и домашних хлопот время. Потому что моя продуктивность сильно зависит от настроения, оценок моей дочери, объема работы в офисе и многого другого.


Дальнейшие планы - дописать историю про Вейшенга по миру Донора (пока она лежит в конце первого тома Донора), дописать Неестественный Отбор, а также составить план третьего тома Донора, так как повествование всего лишь за один Караван усложнилось и закрутилось гораздо круче, чем я планировала, и вместо легкого приключенческого фентези со сражениями и турнирами вроде того, что был в первой арке, вместо отчаянно везучего ГГ, постепенно впитывающего знания и становящегося все могущественнее, у меня вырисовывается что-то с торговлей, интригами, боями сильных мира сего и большим количеством персонажей. А это сложно.


Но, как всегда, все может быстро измениться.)))


Первая арка Донора была дописана в начале 2019 года, и я бы никогда не продолжила работу над ней, если не огромная поддержка моих читателей с Пикабу. Тех людей, что из обычных комментаторов превратились сначала в помощников, технических специалистов, генераторов идей, мою группу мозгового штурма, а в итоге стали моими друзьями. Это Ярослав Громов и Артем Клюхин. Спасибо, ребята!!!


Я благодарю также всех сочатовцев, что создают такую мощную поддержку во всех сложных моментах, и я говорю не только про книгу. Благодаря творчеству у меня есть друзья по всей России!


Лоли - спасибо за первую обложку к книге. Дятел - человек, что знает мир Донора не хуже меня. Олег - человек, что перевел онлайн-общение в оффлайн. Илюша, Настенька, Филипп, Сири, Белка, Тор, Наташа, Влад и вообще все-все. Спасибо!

______________________________________________________________________________________


Если кто-то еще не видел новый арт от @pixelJedi, прикладываю и сюда.

Показать полностью 1
986

Идеальный донор. Часть 21

Проснулся я от легкого толчка в бок: надо мной стоял один из охранников, с которым я до этого ни разу не разговаривал и не знал его имени. Его лицо казалось обрюзгшим, словно кожу изрядно растянули да так и оставили, и теперь она свисала плоскими складками со щек, с бровей, собиралась под глазами в большие мешки, складывалась в крупные волны на шее.


Увидев, что я открыл глаза, он протянул тарелку с кашей, в которой лежали крупные куски мяса, буркнул:


- Ешь, и сразу к Добряку!


Я затолкал в себя еду и помчался в сторону повозок, где заметил наибольшее движение. Весь лагерь еще спал, кроме дежурных, на траве еще поблескивала роса, и я невольно порадовался новым сапогам, ведь раньше мои тонкие тапочки мгновенно промокали.


Самая маленькая из всех повозок уже была подготовлена к поездке, груз плотно упакован и уложен в виде небольшого бортика, отделяющего возницу от пассажиров, Джин Фу, одетый в неприметные коричневые одежды, говорил что-то лекарю, Добряк отвлекся от инструктирования Летящего, подошел ко мне, сунул в руки мешочек и тихо сказал:


- Вот тебе кристаллы с Ки. Делай массивы, самые мощные и самые сильные. Прямо сейчас.


- Хорошо, но мой лупоглаз…


Было оседлано всего три лупоглаза, и ни один из них не был Пинь.


- Делай, что говорят. Ты будешь в повозке, с Джин Фу и мальчишкой.


После этих слов я замолчал, отошел в сторону и принялся за массивы. Кроме привычного барьера из четырех-шести печатей я знал еще несколько: у одного - упор на сопротивление обычным ударам, не важно, копья ли, меча или стрелы, у другого — на магические удары, например, те невидимые атаки при помощи амулета он бы блокировал гораздо дольше. И был еще один — из восьми печатей. Я смог его сделать впервые только в конце обучения у Мастера. Сами печати были отработаны до мелочей, но мне пока сложно было удерживать шесть-семь печатей и одновременно рисовать следующую. Мастер говорил, что это лишь вопрос концентрации, что на самом деле я не держу их на себе, ведь они сплетены между собой, в них уже влита Ки, так что это лишь мое воображение, но я замечал, что стоит мне лишь чуть-чуть расслабиться, как все, что было начерчено ранее, рассыпается.


Я глубоко вдохнул, вытащил сразу два кристалла из мешочка, покрутил плечом правой руки и приступил к первой печати.


Только начертив последний знак, закрепляющий массив, я смог выдохнуть. Один кристалл был выжат досуха, во втором еще виднелась голубоватая искра, и я чувствовал, что правое плечо снова свело судорогой.


-Ты готов? - окликнул Добряк, который с недоверием смотрел на пустое пространство вокруг меня. - Защита точно поставлена? Надежная?


- Самая надежная из тех, что я знаю, - устало пожал плечами я. - Должна выдержать в пять раз больше, чем прежние.


- Хорошо. Садись в повозку. Сядь так, чтобы перекрыть доступ к Джин Фу сзади. И держись покрепче, мы поедем быстро.


Добряк, братишка Ксу и тот охранник с обвисшей кожей запрыгнули в седла лупоглазов, еще один человек сел в повозку спереди и взял поводья, Джин Фу и Байсо уже устроились внутри повозки, упершись спинами в бортик из тюков, и мне ничего не оставалось, кроме как сесть спиной к ним, только при таком раскладе массив бы закрывал незримым колпаком наши тылы.


Когда Добряк говорил, что мы поедем быстро, я думал, что это будет на самом деле быстро: скачущие вилороги, лупоглазы, бегущие во весь опор, подпрыгивающая на кочках повозка, отбитая задница, но возница пустил вилорогов лишь легкой рысью. Это было раза в два быстрее нашей предыдущей скорости, но все же недостаточно.


Впрочем, через некоторое время возница хлопнул поводьями, и мы поехали гораздо живее.


Я то дремал, то просыпался и бездумно смотрел на убегающую назад дорогу, позади порой слышались приглушенные голоса Джин Фу и Байсо, но я старался не вслушиваться, так как доносящиеся фразы звучали слишком заумно: то про какой-то оборот и зачем он нужен, то про прибыль и как ее считать. Иногда Добряк отставал от повозки и даже уезжал назад, но потом снова догонял, окидывал меня суровым взглядом и уходил вперед.


К полудню мы все еще гнали без остановок. Возница переводил вилорогов то на быстрый шаг, то на рысь, то на галоп, и, судя по всему, животные пока еще не вымотались. Равнина все тянулась и тянулась, рощи попадались все реже, от палящего солнца немного кружилась голова, и чувствовался легкий голод.


Сзади кто-то постучал мне по плечу и протянул кусок мяса. Я схватил его и начал есть.


- Шен, Байсо, думаю, мне стоит вам кое-что объяснить, - негромко сказал Джин Фу, его голос прозвучал прямо за моей спиной. - Кое-что Байсо уже слышал, кое-что я планировал оставить в секрете, но вчерашнее нападение поменяло мои планы.


Для начала я должен познакомить вас с ситуацией в Золотом Небе. Байсо, что ты знаешь про наш торговый дом?


- Торговый дом «Золотое небо» основан… эээ, шестьдесят три года назад Джин… эээ… Юном после того, как он получил в наследство лавку под названием «Небесные товары». Там лежали те же товары, что и в других лавках, вот только до лавки Джин Юна почти никто не добирался, так как она стояла в самом тупике, и никому не хотелось идти так далеко, когда можно купить то же самое поближе. Тогда Джин Юн придумал одну крутую штуку…


- Не надо истории, переходи к настоящему, - перебил Джин Фу.


- Сейчас «Золотое небо» - один из крупнейших в стране торговых домов. Наравне с ним находятся лишь три гиганта: «Небесный урожай», который занимается зерном, мясом и вообще всякой едой, эээ, «Звездные врата», который продает ткани, одежду, доспехи, ну и разные ленты, нитки, шерсть, и еще один, который занимается строительством, мебелью, дорогами, - выпалил Байсо, но Джин заметил его оплошность:


- И как же третий торговый дом называется?


- Эээ… ну…


- Я уже говорил тебе, что все «эээ» и «нуу» необходимо убрать из речи, потому что они показывают твою неуверенность, а это значит, что тебя можно прогнуть под свои условия. Лучше твердо ошибиться, чем промямлить правду.


Мне даже стало жаль Байсо.


- Третий торговый дом называется «Весенний рассвет»!


- Неправильно, - спокойно поправил Джин Фу. – Не «Весенний рассвет», а «Полуденная звезда».


- Да, - продолжил брат, - четыре дома между собой не воюют, так как у них рынки сбыта не пересекаются, и нет причины ссориться. Более того, в столице есть крупные магазины, где товары одного торгового дома продаются вместе с товарами другого дома.


- Приведи пример и переходи к структуре «Золотого неба».


- Например, продаются дорогие ткани от «Звездных врат» и тут же предлагаются подходящие по цвету и стилю украшения от «Золотого неба».


Самый главный - Джин Юн, он очень старый, но все еще контролирует все крупные сделки и сам ведет переговоры с императорским дворцом. Представляешь, Шен? Он разговаривал с самим императором! Хотя родился мелким лавочником.


Я не видел лица Байсо, но легко мог представить, как загорелись его глаза при этих словах.


- У Джин Юна пятеро сыновей: Ганг (благосостояние), Джинхэй (золотой), Ливэй (получающий прибыль), Фу (богатый) и Ченг (достигнувший). Сразу понятно, что для старика важнее всего, - хохотнул Байсо. - И каждому отведено отдельное дело. Джин Ганг занимается внешней торговлей.


- Как это – внешней? – переспросил я, не совсем понимая, зачем разделять торговлю внутри и снаружи. Может, он имеет в виду, что торговать можно внутри магазинов и на улице? Но разве оружие или украшения на улице продают?


- Это значит, что Ганг ездит в другие страны, смотрит, чем и почём торгуют там, сравнивает их цены с ценами в нашей стране и решает, что нам выгоднее: покупать у них или заказывать у местных гильдий, а, может, и вовсе лучше продавать туда наши вещи.


Я попытался представить, каково это – поехать в другую страну? Наверное, это очень долгий и опасный путь. Какого же размера караван должен быть? Его-поди охраняет целая армия. И как это вообще делается? Нужно ходить по чужим магазинам и спрашивать: «А сколько стоит вот этот амулет?» Но я не стал уточнять у Байсо, потому что от их торговых штучек у меня голова шла кругом.


- Так, дальше, Джин Джинхэй отвечает за работу магазинов в столице и других городах, Джин Ливэй ведет закупки и оптовые продажи оружия, Джин Фу – то же самое, но по магическим амулетам, а Джин Ченг – по ювелирным украшениям. Получается, что каждый занят своим делом.


- Как и сказал Байсо, мой отец очень стар, - вмешался Джин Фу, - и сейчас он выбирает своего наследника. Каждый из нас в любом случае останется весьма богатым человеком, у каждого из нас есть и свои личные источники дохода, но лишь тот, кого выберет отец, сможет управлять торговым домом в целом, а это совершенно другой уровень. Все равно, что сравнивать сияние кристалла со светом луны. Есть одно обязательное условие: каждый из нас должен представить отцу своего преемника, того, кто будет достоин перенять все дела и вести их с не меньшим усердием и выгодой.


У меня во рту внезапно пересохло от случайно догадки. Ведь не может быть так, что Джин Фу…


- И я выбрал Байсо своим преемником. Он, конечно, не обучен, плохо воспитан и почти не разбирается в торговле, но задатки у него отличные, и при должном обращении он станет превосходным торговцем. Проблема в том, что времени очень мало. После прибытия в столицу у него будет всего полгода, чтобы вникнуть в дело, которому я отдал всю свою жизнь.


Байсо молчал. Думаю, он понимал происходящее гораздо лучше меня. Для меня все эти торговые дома выглядели как обычные магазины, только их было много, вот и все.


- Но обучение Байсо – это моя задача, и если бы проблема заключалась только в этом, то я бы не разговаривал с вами сейчас. Шен, ты дальше планируешь пойти по военной стезе?


Я немного растерялся, но неуверенно ответил:


- Пока не решил.


- Хорошо. Я перескажу, что мне стало известно, а вы попробуйте найти разгадку. Так же, как это сделал я. Итак, на караван одного из крупнейших торговых домов нападают разбойники. Надо учесть, что этот торговый дом поставляет оружие и в императорскую армию, и наемникам, и лучшим боевым гильдиям страны. То есть у него крепкие деловые и дружеские связи со всеми военными формированиями.


Разбойников было немногим больше пятидесяти. Для банды, которая живет разбоем, многовато, для опустившегося отряда наемников – маловато. Все члены банды были оснащены амулетами двух типов. Первый действует наподобие защитного массива Шена с одним лишь исключением: у Шена массив пропадает лишь после получения определенного урона, а у них был встроен еще и временной параметр. Вне зависимости от полученного урона защита бы спала спустя полчаса после активации. Второй амулет наносит удар сжатым воздухом, и там тоже стоит ограничение по времени. Сами разбойники об этом не знали, несколько пойманных однозначно это подтвердили. Им сказали, что амулеты будут работать бесконечно долго, нужно лишь вовремя вливать в них Ки. Кстати, амулеты же и составили большую часть оплаты.


Добряк сказал, что без амулетов эти ребята не стоят ничего. Словно им только-только показали, как держаться за топор, и оружие у них было дрянного качества, или они не привыкли сражаться в открытом бою. Он мог бы в одиночку их всех перерезать, впрочем, в итоге так и получилось. Допрос показал, что эти люди знакомы друг с другом всего пару месяцев. Какой вывод можно сделать из этого?


- Их наняли на один раз и после уничтожения каравана должны были убить, - быстро сказал Байсо.


- Дальше. Их амулеты недороги в изготовлении, но лишь условно. Они дешевы и бесполезны для боевых амулетов, но дороги по сравнению с другими вещами, проще за эти же деньги купить хорошее оружие или доспехи. И таких амулетов нет на рынке. Вообще.


Я занимаюсь магическими амулетами уже более двадцати лет и знаю всех, кто ими занимается, в пределах страны. И жалкие бродяги не смогли бы найти нужные материалы и уговорить мастеров из гильдии сделать их. Гильдейские работают только по списку разрешенных императором амулетов, и за попытку сделать что-то помимо им грозит суровое наказание — от солидного штрафа до весьма неприятной казни. Как правило, на них испытывают действие новых непроверенных амулетов.


А, значит, либо сработал некий умелец, не состоящий в гильдии, либо амулеты были привезены издалека. Вывод?


- Их нанял кто-то с деньгами и при этом он хорошо разбирается в амулетах и их изготовлении. Скорее всего, с хорошими связями. Тот, кто договаривался с наемниками, скорее всего, тоже был нанят и убит, - и снова Байсо успел первым.


- Так. При этом основной удар пришелся на фургон. К бревну явно были прикреплены какие-то мощные заклинания, потому что обычно дерево не взрывается огнем при ударе, а также была наложена маскирующая магия, которая скрыла его от нас. И отвечал за бревно особый человек, который сразу после этого исчез. Добряк лично проверил все трупы, и никто из убитых не подходил под его описание. Выводы?


Я молчал, ошарашенный всем, что услышал. Значит, то были не простые разбойники, их специально наняли для уничтожения именно этого каравана. Хотя даже не каравана, а …


- Кто-то хочет убить вас, учитель, - хрипло сказал Байсо. - И если сложить все вместе, то, скорее всего, этот кто-то из вашей семьи?


- Верно. Именно поэтому я решил оставить караван в роще. Без меня он будет в большей безопасности. К тому же моего мага-связного убили во время атаки, и я даже не мог передать весть в столицу, чтобы нас встретили. А если бы и смог, как бы я узнал, не попало ли мое сообщение в руки к предателю? Нападение на нас сейчас маловероятно, потому что никто не подумает, что я буду так рисковать собой. Плюс еще в том, что про Шена и его массивы никто не знает, это дает нам дополнительный шанс прорваться в столицу.


- Но… - сумел все же выговорить я, - если родной брат готов убить своего брата… ради наследства, верно? То, что будет с Байсо? Его же тоже могут убить, и это проще сделать, ведь он еще маленький! - и тут же мне в спину прилетел тычок. - А ведь, кроме Байсо, у Джин Фу больше нет вариантов, верно?


- Верно. И это еще одна причина, почему из всех охранников я взял именно тебя.


Я еще не успел сообразить, при чем тут я, как Байсо за моей спиной взорвался от возмущения:


- Нет! Учитель, так нельзя! Я… я… я тогда отказываюсь быть учеником! Я не хочу так!


- Байсо, - также спокойно продолжил Джин Фу, и его тихий голос легко перекрыл крики брата, - как только я въеду в Киньян с двумя мальчиками, все заинтересованные лица тут же узнают об этом и сделают определенные выводы. Пойми, это не отведет подозрений от тебя, а лишь заставит их размыть свое внимание между вами обоими. Прямо сейчас единственный способ обезопасить Шена – это оставить его тут, посередине равнины.


- Вы говорите, что я могу отвлечь внимание от Байсо? – спросил я. – Так для него будет безопаснее, верно? Что для этого нужно сделать?


- Я уверен, что в караване есть люди, которые работают на моих братьев, и им известно, кто из вас – мой ученик. И хотя я не могу назвать их имена, но точно знаю, что среди них нет никого, владеющего магией связи, а значит, они смогут сообщить про Байсо лишь тогда, когда доберутся до столицы. Это дает нам дополнительное время. От тебя, Шен, нужно одно – пожить в моем доме до прибытия каравана. Я помогу тебе выбрать университет и дам рекомендации, если нужно. Также ты сможешь лучше подготовиться к поступлению. Если нужны будут учителя, я их найму.


Ты должен лишь не болтать, делать вид, что ты мой ученик, а Байсо – твой младший брат, которого ты прихватил с собой, потому что ваши родители умерли и некому было за ним присмотреть. И учти, так должно выглядеть для всех. Абсолютно для всех. Даже для моей жены и слуг.


- А не слишком ли это странно? Ну, что ваш ученик хочет поступить в университет, не связанный с торговлей? Или если я захочу учиться, например, копейному бою…


- Нет университета, связанного с торговлей. Все, что я знаю о ней, я знаю благодаря своему отцу и годам работы в различных сферах. Итак, ты согласен?


- Да, конечно.


- Байсо молчит, а, значит, тоже понял выгодность моего предложения. Тогда, Шен, называй меня с этой минуты учителем, а ты, Байсо, дядюшкой Фу.


Я не мог не отметить, что в такую двусмысленную ситуацию Джин Фу поставил нас намеренно, он заранее знал, как воспримут в столице его приезд с двумя незнакомыми мальчиками.Наверное, он и Юэ Сюэ прихватил бы с собой, если бы она была в нормальном состоянии, чтобы еще больше запутать всех. Или нет, все же Сюэ — девушка, а я нечасто видел, чтобы женщины могли на равных вести диалог с мужчинами. Кроме моей мамы, конечно. И Пинь.


Привал мы сделали уже на закате, возница занялся вилорогами: насыпал им отборное зерно, обтер шкуру и обработал места, где упряжь касается шерсти. Джин Фу так же окружил место привала веревкой с табличками, а Добряк, Ксу и вислощекий охранник прочесали территорию на предмет опасной живности.


Тем временем мы с Байсо занялись готовкой, к счастью, торговец прихватил огненный камень, так как я хоть и научился разводить и поддерживать костер, но готовить на нем оказалось крайне сложно, ведь в костре нельзя задать нужную температуру, всего лишь влив в него порцию Ки. Когда в Черном районе я ради интереса попробовал приготовить кашу на настоящем огне, то спалил ее быстрее, чем успел положить все продукты.


Добряк спросил у меня, нужно ли для поддержания массива оставаться в сознании, и как только услышал ответ, поставил меня в ночные дежурства. Хотя мне досталась самая легкая смена — начало ночи, когда еще не все спят, и сон не дробится на части.


Вечером следующего дня мы доехали до деревни, где Джин Фу обменял наших вилорогов на более свежих, переночевали и погнали дальше.


После этого деревни стали встречаться довольно часто, а вместо диких равнин вдоль дороги потянулись поля, густо заросшие плотными растениями.Я попытался было понять, что это растет, но так как до этого овощи видел лишь на рынке, где они почему-то продавались без листьев, не смог угадать ни одного.


Дорога тоже изменилась. Вместо плотно утоптанного дерна, по которому колеса повозки катились мягко и упруго, здесь был неровно уложенный камень. Возница совсем перестал щадить животных и почти все время гнал на высокой скорости, так что разговаривать стало невозможно. Повозку трясло и бросало так, что я боялся рот открыть: а вдруг ненароком откушу себе язык?


Каждые несколько часов мы меняли вилорогов с небольшой доплатой, но вот лупоглазов в деревнях почему-то не держали. Во время привала Байсо объяснил мне, что лупоглазы — верховые боевые животные, которые сельским жителям бесполезны, да еще и кормить их надо каждый день хорошим мясом, что неудобно в деревнях, так как там мяса вдоволь бывает лишь пару раз в год, когда режут скот.


Вечером четвертого дня на очередной дорожной развилке мы встретили другой караван, и пока Джин Фу разговаривал с их представителем, Байсо успел рассмотреть на повозках треугольные знаки с гербами, которые назывались вымпела, и сказал, что это караван торгового дома «Небесный урожай».


- А почему мы не ставили вымпела?


- Их ставят обычно при въезде в жилые территории. Если бы мы доехали с караваном до деревень, то тоже бы их поставили, а так, в лесу или на равнине, кому они нужны?


Джин Фу вернулся вместе с Добряком, пошептался с возницей, и наша повозка пристроилась к чужому каравану в хвост. Но треугольного знака вывешивать никто не стал, ни с гербом «Небесного урожая», ни с гербом «Золотого неба».


Так как я все еще ехал спиной вперед, то не сразу понял, что мы въехали в столицу. Просто вместо пышных зеленых полей по бокам начали выезжать сзади небольшие деревянные домики, на вид хрупкие, но изящные, с разноцветными резными украшениями на крыше. Потом пошли невысокие, в рост человека, каменные стены с ярко-красными воротами, которые также были украшены диковинной резьбой. Над воротами и дверьми обязательно висел крупный круглый диск с вписанным в него массивом, причем, как я успел заметить, там были несложные печати, знакомые мне по обучению.


Лекарь говорил мне, что в столице обычным жителям не разрешено тратить свою Ки на магию, можно лишь поддерживать работу многочисленных амулетов. Возможно, эти амулеты предназначены для защиты, только вряд ли они действуют так же, как и мои массивы, иначе бы в дом никто не мог попасть. Тогда как именно они защищают и от чего?


Джин Фу что-то тихо говорил Байсо за моей спиной, я не мог разобрать ни слова из-за дребезжания колес, но через какое-то время он обратился ко мне:


- Шен, помни, никто не должен знать, что Байсо — мой преемник. Я выбрал тебя за серьезность и усердие, особенно меня поразили твое редкостное мастерство в начертательной магии в столь юном возрасте. Все в городе знают, что я давно пытаюсь найти своего начертателя, так как гильдия чересчур много о себе возомнила и выставляет безумные цены на свою продукцию, поэтому этот вариант вполне правдоподобен. Также это означает, что я сдался и больше не рассчитываю на место наследника. Ты понял?


- Да, учитель, - с трудом выдавил я.


____________________________________________________________________________________

Итак, слова автора:


1. О здоровье. Почти пришла в норму, пью всякую витаминку (Йодомарин, фолиевую и витамин Д3), почти не пью и изредка высыпаюсь.


2. О Доноре. Осталась еще одна часть Каравана, и вторая арка будет закончена (она получилась в два раза длиннее, чем планировалось, но оно того стоило).


3. О планах. После закрытия Каравана я напьюсь вернусь к Вейшенгу (он будет выложен на Пикабу), доработаю Отбор (только на Автор.Тудей), либо вернусь к Территории либо продолжу Донора дальше (тут пока непонятно).


4. О грустном. Третий том Донора совершенно точно будет выкладываться только на АТ (это по-прежнему расшифровывается как сайт Автор.тудей). Почему? Потому что я хочу попробовать делать это по подписке (платной).  Для тех, кто не знает, что это за сайт и с чем его едят, вот ссылка на книгу - https://author.today/work/46906

Также можно подписаться на меня, как на писателя - http://author.today/u/butyrskayan


5. О ссылках. Канал с оповещениями о выходе новых частей функционирует, и я даже разобралась, как кидать ссылки точно на новую главу на АТ. https://t.me/relvejanounce


Чат-антифлуд по-прежнему генерирует миллионы идей и интерпретаций по Донору - https://t.me/joinchat/HE3_UVAMORmrC43Oiw7bWQ


А чат-флудилка по-прежнему работает 24/7, и там у нас уже не просто интернет-переписки, но уже и много личного общения, встреч  и прочего-прочего. Выдержит не каждый, сможет не всякий, но все, кто смог перевалить через входной стикер, обычно неплохо вливаются. https://t.me/joinchat/HE3_UU3MzsytOwP_AbdkCg

Собственно, это последний раз, когда я выкладываю ссылку на него. Наверное.


6. О глобальном. 2019 год оказался для меня годом Пикабу, годом весьма насыщенного онлайн-общения.

2020 год уже начался с резкого увеличения оффлайн-общения, думаю, будет много поездок (ну как много - две, как минимум). Планируются поездки в Питер, в Москву и на Украину (будут оповещения на канале).

Возможно, мы соберемся и напечатаем обе арки Донора с бонусом в виде Вейшенга, но пока мне страшновато об этом думать.

Показать полностью
1060

Идеальный донор. Часть 20

Я лежал, закрыв глаза, и чувствовал, как прохладные потоки воды омывали мое тело, и с каждым вдохом вместе с грязью уходили боль, страх и неприятные воспоминания. Я и сам растворялся в воде, сливался со струями и неторопливо бежал вместе с течением туда, куда вело русло ручья.


- Шен! Шен! Вставай.


Чей-то назойливый голос вырвал меня из тихой дремы. Я оперся о песчаное дно и присел, стряхивая с волос воду.


- Шен, за тобой глаз да глаз. Вылезай из ручья и пойдем в лагерь, - это был мой младший-старший братик, надоедливый Байсо. Сейчас он выглядел не лучшим образом: неровно выбритый висок, где лекарь пришил ему содранный кусок кожи, опухшее лицо в ссадинах и синяках, одна рука плотно примотана к телу. Перелома нет, но что-то он там повредил, и лекарь запретил ему двигать рукой.


-Байсо… - меня вдруг охватило желание обнять братишку и сказать ему, что он самый лучший. Я выбрался из ручья, встряхнулся и пошел было к нему, но мальчишка попятился:


- Что? До сих пор не прошло? Жаль, что ты не можешь видеть, какое у тебя сейчас глупое лицо. И никаких больше нежностей. Эх, если бы не рука, я бы тебе врезал.


Я помотал головой, приводя себя в порядок, еще раз плеснул холодной водой в лицо, но мысли все равно расплывались. Может, все же не стоило жевать смолку?


Хотя я же и не собирался. Да я даже не знал, что она есть у кого-то. Но во время обустройства лагеря я уронил ящик себе на ногу, долго не мог ухватить его трясущимися руками, потом плюнул, сел на землю и разревелся, как маленький ребенок. Тут ко мне подошел Добряк, протянул небольшой грязно-оранжевый кусочек и сказал: «Жуй», а потом, не дождавшись ответа, просто запихнул его мне в рот и ушел.


На вкус это было мерзко, словно лижешь кору, но спустя несколько минут меня вдруг отпустило. Руки и ноги стали мягкими и тяжелыми, я успокоился, подхватил ящик и понес его в лагерь, но тут по телу прошла вторая волна, и мне показалось глупо нести ящик, как все, поэтому я поставил его на голову и пошел, стараясь идти плавно, чтобы он не упал. И улыбался. На месте передал ящик охраннику и собрался возвращаться, но меня позвал к себе лекарь.


Я вдруг почувствовал такой прилив любви к этому трудолюбивому хорошему человеку, что не смог сдержаться и сказал ему об этом. Лекарь насторожился, подошел поближе и принюхался:


- Откуда ты взял смолку? - резко спросил он. - Зачем?


- Неет, - протянул я, отчаянно мотая головой, - я не ел смолку. Ее нельзя есть. Ее надо жевать, мне так Байсо сказал. Хотя смолку вообще нельзя, иначе тебя сожрет зубастая яма. Я не…


- Выплюнь! Давай, выплевывай! - лекарь требовательно поднял руку, я внимательно осмотрел его ладонь и выплюнул комочек. - Так, мне нужна твоя помощь, идем.


Его тон построжел, мужчина крепко ухватил меня за локоть и поволок в сторону своей палатки. Там он усадил меня перед сундучком, вытащил несколько пустых кристаллов и сказал:


- Заполни, сколько сможешь.


Я, не задумываясь, взял первый кристалл, влил в него Ки до предела, затем потянулся за вторым, третьим. Лекарь удивленно уставился на меня:


- С тобой все хорошо? Еще сможешь?


Я радостно кивнул, мне было так легко, я словно покачивался в воздухе на большом пушистом облаке. Лекарь тут же убрал светящиеся кристаллы и вытащил пустые, все, что у него были, даже наполовину использованный из кармана положил рядом. И я один за другим брал их и вливал Ки, пока все кристаллы не оказались заполнены. Даже тени сомнения не промелькнуло. Меня же попросили, а значит, я должен сделать.


Затем лекарь с непроницаемым лицом сложил все кристаллы обратно в сундук:


- Теперь иди к ручью, помойся, приди в себя. Я тебя у главы охраны отпрошу.


Он вышел вместе со мной, поймал Байсо, объяснил, что происходит, и попросил присмотреть за мной.


Действие смолки потихоньку заканчивалось, с каждой минутой я все больше понимал, что наделал. Зачем Добряк сунул мне ее? Теперь лекарь все расскажет Джин Фу? Если бы я был в нормальном состоянии, то ни за что не стал бы так открыто показывать, что я идеальный донор.


Я сел на корточки, только сейчас почувствовав, как замерз. Я ведь полез в ручей в одежде, и сейчас она неприятно облепляла все тело, и от этого становилось еще холоднее.


- А, начал приходить в себя? Рассказывай, откуда смолку взял? У Шрама стащил? – Байсо подошел поближе и заинтересованно посмотрел на меня.


- Д-д-добряк дал, - от холода у меня зуб на зуб не попадал, хотя день был жарким.


- Добряк? Да ладно? – Байсо попытался наклониться, но скривился от боли. Я старался не смотреть на его лицо, но не потому что меня так сильно заботилась его внешность, а потому что мне было стыдно перед ним. Ведь это я проморгал засаду, и если бы Джин Фу так сильно не заботился о своей безопасности, если бы не заставил Байсо безвылазно сидеть в фургоне, если бы у Добряка не было этого амулета, то мальчик сейчас был бы мертв. Но даже так он сильно пострадал, и его синяки и шишки напоминали мне об этом при каждом взгляде.


Мы пошли к ближайшему костру, где я мог отогреться и просушить одежду. Почти все были заняты: кто-то охранял лагерь, кто-то продолжал перетаскивать вещи, большая часть охранников все еще находились на месте боя, отыскивали подсказки, кто на нас напал и зачем.


Ко мне подошел братишку Ксу и протянул скрученные в тугой шар тряпки:


- Зеленый, у тебя одежда совсем износилась. Вот, Добряк сказал передать тебе.


Я развернул ком: штаны из плотной темно-серой ткани, туника из того же материала, жилетка из мягкой кожи, а в центре лежала пара поношенных невысоких сапог на жесткой подошве. Мне что-то показалось знакомым в этой одежде, словно я недавно кого-то уже видел в подобном, и тут Байсо заявил:


- О, это же с убитых сняли!


Братишка Ксу криво улыбнулся, развернулся и ушел. Я же подумал немного, представил, как эти вещи стягивали с трупа, но не нашел в этом ничего отвратительного. Смолка, конечно, не стерла мои воспоминания, но смогла отдалить их, словно после боя прошло не несколько часов, а несколько дней. Самые неприятные моменты и вовсе вспоминались, как будто они произошли не со мной, а с кем-то другим, как слова одной из легенд, которые так любила рассказывать мне мама:


«На пятый день путешествия на юного воина напали летающие чудовища с огненными пастями, каменными когтями и алмазными зубами, но не убоялся он и сразил их всех, и пошел дальше»


Сейчас я понимал, что он не просто «не убоялся» и «сразил». Там были и страх, и намерение убить перед смертью как можно больше тварей. Была боль, была кровь, вываливающиеся кишки, вопли, а после боя — дрожь в руках, желание окунуться целиком в первую попавшуюся лужу, забыть все и вернуться назад. Но он сумел перешагнуть через это и продолжил свой путь.


Поэтому я снял влажную еще, истрепанную зеленую форму и натянул новую одежду. Штаны были широковаты, зато отлично подошли по длине, туника и жилетка также были как раз, а вот сапоги оказались великоваты, но я порвал старые штаны на лоскуты, наскоро просушил у костра, обмотал ими ступни, и после этого обулся.


- Байсо, сходи еще раз к лекарю. Пусть он тебя до конца пролечит, - не поднимая глаз, сказал я.


- Да ладно, подумаешь, несколько синяков. У нас же Ки не хватает!


- Сходи. И скажи, что я попросил тебя вылечить, - лекарь теперь мне был должен, так пусть хотя бы Байсо не будет морщиться от боли при каждом движении.


Брат, неуверенно оглядываясь на меня, направился к палатке, а я сел у костра и задумался. Хорошо, что не я руководил этим караваном: не знаю, что стал бы делать на месте Джин Фу или Добряка. Во время боя мне показалось, что погибли почти все, фургон был сильно поврежден и вряд ли сможет ехать дальше, да и яки обгорели. Что случилось с повозками, возницами и вилорогами, я не обратил внимания, но, судя по всему, второй удар пришелся именно на них. Возвращаться через всю равнину и лес нет смысла, ехать вперед… Впереди еще половина пути.


Интересно, есть ли заклинания, которые подстегивают животных? Если лекарь расскажет про кристаллы, то станет ли Джин Фу выкачивать через меня Ки ради безопасности каравана? Я бы, скорее всего, так и сделал. Не ради груза, ради людей. Поставил бы защитный барьер вокруг всего каравана, зарядил бы все амулеты, влил бы в лупоглазов побольше энергии и помчался бы в Киньян. Что там жизнь и гордость какого-то мальчишки? И я даже не смог бы его осудить.


Может, тогда не нужно ждать, а напрямую подойти к нему и рассказать? Риск? Огромный. И еще нужно все объяснить Байсо, он если и догадывается о чем-то, то не подает вида, но ему явно не понравится, если из меня начнут вытягивать энергию. Зато на этот раз у меня есть условия: вылечить Шрама, позаботиться о брате и о Сюэ. И рассказать Мастеру все, что случилось, чтобы он больше не беспокоился обо мне.


Что-то ударило меня по спине. Я оглянулся и увидел упавший хуа цян, вычищенный от крови. А рядом с ним стоял Добряк. Его лицо осунулось, добрые смеховые морщинки вокруг глаз по-прежнему сбивали с толку, придавая ему вид заботливого дядюшки, но темные круги и потрескавшиеся губы показывали, что главе охраны сейчас было не сладко.


Он присел рядом, у меня по спине пробежали холодные мурашки. Сейчас он скажет, что не разрешал трогать амулет, и …


- Зеленый, - хрипло сказал Добряк, - ты можешь ставить массивы на других людей?


Я покачал головой. Мастер говорил, что есть способы привязки массива к определенному человеку, но не показывал их.


- А делать размер щита больше? Например, с повозку?


Я заколебался, не зная, стоит ли открывать свои умения, Добряк это сразу заметил и впился ледяным взглядом в мое лицо:


- Значит, умеешь. Я дам тебе столько Ки, сколько нужно, но ты должен будешь доставить Джин Фу в столицу. Не один, конечно, но ты будешь прикрывать его своим массивом и, если будет нужно, телом от стрел и магии. Нарисуешь столько массивов, сколько нужно, но Джин Фу должен вернуться невредимым.


- Я…


- Ты получишь двойную плату. И место в охране Золотого неба, если оно тебе нужно.


- Но как же остальные? Байсо? И…


- Мальчишку он, скорее всего, возьмет с собой, поэтому за него можешь не волноваться. За Шрамом тоже приглядят.


Я не понимал, зачем он меня уговаривает, ведь достаточно лишь приказать, мол, Зеленый, ты едешь с Джин Фу, и все. Но Добряку почему-то было важно получить согласие.


- Конечно, я сделаю все, что смогу.


Его лицо не дрогнуло, лишь морщины чуть разгладились.


- Тогда ешь, отдыхай, выезжаем завтра на заре.


Он тяжело поднялся и ушел, и в тот же момент ко мне подскочил Байсо. Небольшие припухлости и покраснения еще оставались, но выглядел мальчик намного лучше, и рука явно зажила, так как он сразу покрутил ей перед моим носом.


- Ого, ты разговаривал с Добряком? Что он сказал?


Я все еще не переварил слова главы охраны и не нашелся с ответом, лишь спросил:


- Как ты? Лекарь тебя вылечил?


- Ага, уже ничего не болит. Целый кристалл на меня потратил, представляешь? Ты что-то сделал? Или узнал какой-то его грязный секрет? Пообещал натравить на него Добряка, раз уж вы с ним теперь друзья?


- А лекарь ничего не сказал? Не просил меня зайти к нему?


Байсо прищурил отливающий синевой глаз:


- Сдается мне, что ты что-то от меня скрываешь. Не хочешь говорить? Ну и ладно… Я тогда тоже тебе кое-что не расскажу.


Я встал, потрепал мальчишку по волосам, от чего тот возмущенно подпрыгнул и выругался, взял копье и пошел к краю лагеря. Там несколько охранников укладывали наших погибших. Ровно в ряд, один за другим. Трупы врагов оставили лежать на месте боя, лишь покидали в общую кучу, предварительно забрав амулеты и, как оказалось, одежду. Что случилось с пленным, которого я принес, я не знал.


Мы потеряли многих. Тридцать восемь мирных, торговцы и их слуги, - это почти все, кто ехал на повозках сзади, лишь несколько человек успели скатиться на землю, рискуя быть раздавленными. Двадцать три охранника, в том числе Змей, и десять из них погибли сразу, так как находились рядом с фургоном. Из тех, кого набрали в моем городе, выжило только трое: я, Швабра и Шрам. Байсо сказал, что всех раненых из повозки после удара отшвырнуло в сторону, и нападавшие не стали тратить на них время.


Змей лежал с открытыми глазами, и его лук со стрелами лежал рядом. Наверное, я должен был что-то чувствовать, не знаю, горечь, печаль, гнев, но я смотрел на него и лишь вспоминал все, что было с ним связано, начиная с первого боя на арене. Он мог бы утыкать меня стрелами во время отбора, если бы захотел. Он убил огнеплюя, который сжег мне руку. Вместе с ним мы увидели Ао Минь, и Змей чуть было не застрелил ее. Потом он стрелял в Шрама, когда тот переборщил со смолкой. Мы не были друзьями, не были даже приятелями, Змей почти не говорил со мной, но мы были напарниками, и я мог доверять ему. А теперь он мертв.


Может, в том, что я ни с кем толком не сблизился в караване, есть и что-то хорошее? Не представляю, что бы я чувствовал, если я мог назвать каждого из лежащих передо мной по имени, если бы знал характер, привычки, историю жизни.


Летящий привел за поводья вилорогов, впряженных в повозку, где лежали последние ящики с товаром. Он выглядел как-то непривычно, что-то в нем изменилось, и я не сразу понял, что не хватает его вечной полуулыбки. Без нее он выглядел намного старше.


Постепенно к этому месту подтягивались все, кто не был занят в охране и патрулировании. Прихрамывая, подошел и сам Джин Фу, его бритая макушка была в ожогах, кожа полыхала ярко-красными оттенками, но тяжелее всего было смотреть на его лицо из-за глубокой печали, затаившейся в его глазах.


- Сяо Фанг, - негромко сказал он, остановившись у первого тела. – Это была твоя первая поездка по стране. Ты прекрасно справлялся со своим магазином, но тебе надоело сидеть в четырех стенах, и ты решил открыть для себя новые горизонты. Да не коснется твоя душа Дна пропасти!


- Лянь Донгей. Ты ходил с этим караваном уже пять лет, знал про все напасти, разбирался в приметах, был знаком с торговцами всей страны, пережил нападение речного дракона. Да не коснется твоя душа Дна пропасти!


- Лю Ли. Твоя семья работает в Золотом Небе уже третье поколение, только ты не захотел, как твои отец и дед, разводить лупоглазов, а решил попробовать себя в торговом деле. Именно на твоих плечах лежала забота о питании и здоровье лупоглазов в караване, ты умудрялся находить лучших животных взамен погибших даже в незнакомых тебе городах, - голос Джин Фу дрогнул. – Как я вернусь к твоей семье и скажу, что тебя больше нет? Да не коснется твоя душа Дна пропасти!


Шаг за шагом, Джин Фу переходил от одного человека к другому и про каждого говорил теплые слова. Я старался незаметно вытирать слезы и дышать через рот, чтобы не привлечь внимания своими всхлипываниями, неподалеку стоял Байсо, и его глаза тоже покраснели от сдерживаемых слез. Он-то знал всех торговцев лично.


Затем Джин Фу отошел в сторону, и вперед выступил Добряк. Он шел возле своих людей, людей из охраны каравана, и говорил про них.


- Змей, Бэй Тао, друг, помощник, соратник. Ты мне не понравился с первого же взгляда: странные глаза, странный выбор оружия, непривычная манера разговаривать, отсутствие дисциплины. Ты оспаривал каждый мой приказ, выспрашивал подробности, часто поступал по-своему, но всегда выполнял то, что тебе поручали. Я не хотел брать тебя в эту поездку, хотел оставить взамен себя в Киньяне, но ты в очередной раз заартачился. Ты мог своими стрелами остановить любого воина, а умер от поганого амулета, - Добряк сжал кулаки так, что они побелели, помолчал, а потом добавил. - Да не коснется твоя душа Дна пропасти! А если вдруг и коснется, то, уверен, сможет пробить себе дорогу наверх.


И последним вышел лекарь. Я думал, что он тоже будет говорить какие-то прощальные слова, но мужчина молча подошел к первому телу, прикоснулся к его груди, замер на несколько секунд, затем перешел к следующему. Пальцы его левой руки были опущены в мешочек, привязанный к поясу, и я готов был поклясться, что вижу оттуда легкое голубоватое сияние.


- Вы знаете, что в караванах принято хоронить сразу, без особых церемоний, - снова заговорил Джин Фу, – но еще никогда «Золотое небо» не теряло разом столько людей. Поэтому я решил выделить часть Ки на сохранение их тел. Я уже послал весть в Киньян, и в ближайшее время к нам приедет помощь. Мы обязательно заберем всех умерших и привезем их семьям. А до тех пор будем стоять здесь лагерем.


Я оглянулся по сторонам. В основном, люди кивали и соглашались со словами Джин Фу. Понятно, что с такими силами мы вряд ли сможем добраться до столицы, даже если бросим весь груз, особенно если это и вправду были наемники, а не случайные грабители. По крайней мере, сейчас я могу не решать ничего насчет разговора с Джин Фу, у меня будет достаточно времени для этого во время поездки.



___________________________________________________________________________

ищите и обрящете. сегодня еще одна часть.

Показать полностью
1180

Идеальный донор. Часть 19


Впоследствии я не раз пытался восстановить события того дня, но в голове всплывали лишь отдельные кусочки, никак не складывающиеся в цельную картину.

Когда солнце перевалило на вторую половину, Добряк отправил нас со Змеем в дальний авангард, на десять минут вперед каравана. Совсем как в Лесу.


Но сейчас-то мы были на равнине, и даже небольшие рощицы по пути не мешали обзору.


Сплетенная утром травяная шляпа уже высохла и не спасала от жары, я чувствовал, как струйки пота стекают по спине, поэтому когда увидел, что дальше дорога ныряет в одну из рощиц, обрадовался. Немного прохлады нам бы не помешало.


Внезапно Змей поднял лук и выстрелил куда-то в сторону, в небольшой островок пожелтевшей от жары травы, но почти сразу земля там всколыхнулась, и я с удивлением понял, что это было отдыхающее стадо антилоп. Они вскочили на ноги и умчались прочь легкими прыжками, лишь белые вздернутые хвостики замелькали перед глазами.


Один из охранников подъехал к тому месту, где они лежали, схватил убитое животное и поволок его к каравану. И хотя мне немного было жаль антилопу, я явственно представил плотное жареное мясо и сглотнул слюну. То густое варево, которое нам готовили торговцы каждый день, было вкусным и сытным, но за время пути изрядно поднадоело. Яблоки мы с Байсо съели в первую же неделю, так как магический мешочек скрадывал вес и объем, но не защищал фрукты от порчи.


Мы со Змеем двинулись дальше. Как только мы въехали в рощицу, и тень деревьев коснулась обожженной кожи лица, я скинул надоевшую шляпу и с облегчением потянулся, чувствуя еле уловимый ветерок, несущий прохладу.


Я словно вернулся в Лес, который сейчас вспоминался с некоторой ностальгией, ведь там все было довольно знакомо и понятно. Там не умер ни один человек из каравана, там я встретил Ао Минь, там я мог следовать указаниям малышки Пинь, знал, с чем могу столкнуться и как с этим бороться. Равнины же были слишком непонятны, даже знание местности и существ, населяющих ее, не гарантировало твою безопасность. Как можно было предугадать речного дракона? Как понять, где именно разверзнется земля, и зубы неизвестной твари вонзятся в твою ногу?


Роща была гораздо светлее и прозрачнее Леса, деревья не жались друг к другу, сражаясь за каждый лучик, а свободно раскидывали пушистые ветки, купаясь в солнечном свете. Сочные пахучие травы привлекали насекомых разнообразными цветами, щедро щебетали птицы, не угрожая навести хищников. Даже пышно разросшиеся вдоль дороги кусты казались безопасными, словно там не могли бы жить змеи или какие-нибудь мелкие хищники.


Справа же, из неглубокого оврага, явственно тянуло свежестью и сыростью, видимо, там протекал ручеек. Я аж зажмурился от желания окунуться с головой в воду. Мне хотелось смыть с себя многодневную грязь, сполоснуть грязную, пропахшую потом одежду, вычесать из волос песок и пыль. Может, Добряк все же устроит дополнительный привал хотя бы на пару часов?


Но Змей невозмутимо продолжал ехать, внимательно смотря по сторонам. Я заметил, что он постоянно касается своего лука, готовый в любую секунду выстрелить, но не понимал, почему он так тревожится. Если в роще живет чудовище, какой-нибудь лесной дракон или хранитель рощи, то неужели стоит это скрывать от своих же людей? Или оно настолько ужасно, что, узнав его имя, охранники разбегутся?


Впрочем, роща не разрослась настолько, чтобы там появилось что-то подобное. Спустя несколько минут уже показался конец рощи, и я поморщился от мысли, что снова придется ехать по открытому пространству… Тут все и началось.


Змей резко развернулся назад, и до меня донесся глухой громкий треск, почти сразу послышались крики, и пронзительный тоненький визг завис в воздухе…


К тому моменту, как я сообразил развернуть Пинь и поехать к каравану, Змей уже скрылся из вида. Мой лупоглаз, получив сильный удар в бока, зашипел и сорвался с места так, что я едва удержался в седле.


Когда после поворота я увидел караван, то не сразу понял, что произошло. Фургон лежал на боку, отброшенный с дороги, и вовсю полыхал, яки яростно мычали и рвались из упряжи, пытаясь уйти от огня, но это было невозможно: их перевернуло при ударе, и сейчас они не могли даже подняться на ноги. Вокруг фургона лежали неподвижные тела охранников и их лупоглазов. С перепугу мне показалось, что там лежит половина наших людей. Змей, не приближаясь к фургону, стрелял куда-то в сторону деревьев. Байсо? Он был в фургоне!


Что случилось? Кто на нас напал? Кто или что могло бы перевернуть фургон, ведь он размером с дом?


Из оврага выскочили незнакомые люди и побежали к концу каравана. Там были наши повозки, основная часть охраны, Добряк… Змей выстрелил в одного из них, но его стрелу отнесло в сторону, словно у того человека был защитный массив, как и у меня. Противник поднял руку, и в тот же миг я увидел струи крови, брызнувшие из груди Змея, он зашатался и выпал из седла.


В меня тоже полетели невидимые заклинания, мой массив пока сдерживал их, но удары были столь мощными, что он в любой момент мог рассыпаться.


Я закричал и направил Пинь прямо на одного из стрелявших, копье я крепко держал на локтевом сгибе, направив острие вперед, и с разгону пронзил мужчину насквозь. От силы удара меня снесло с лупоглаза, я упал на труп охранника, с трудом поднялся, ошарашенно мотая головой, и попытался вытащить копье, но понял, что наконечник вышел с той стороны, теперь его можно достать, только вырезав из тела.


В голове пронеслись слова Шрама: «Не бей копьем слишком сильно. Особенно когда едешь верхом. Оно застрянет в теле, и ты останешься без оружия. Лучше нанести десяток мелких ударов, чем один сильный».


Я оглянулся. Черным дымом от горящего фургона затянуло всю дорогу, где-то за ним шло сражение, доносились крики, и, не умолкая, тянулся тоненький визг. Кажется, это кричал один из вилорогов. Я не видел ни одного из наших. Может, их уже всех убили?


Еще один невидимый удар, на этот раз из леса. Массив дрогнул, но выстоял. У нападавших была защита и магические атакующие амулеты. Как мы с ними справимся? И где Добряк?


Я, пошатываясь, пошел в обход фургона, в сторону основного сражения, но наткнулся на Змея. Он лежал, раскинув руки, в одной все еще был зажат лук, половина его лица исказилась в странной гримасе, залитой его же кровью. Потом я оглянулся на убитого мной. Это первый человек, которого я убил. Даже его барьер не помог, видимо, сила удара превысила защиту.


Что делать? Где Добряк? Где все? Швабра? А лекарь? Ведь повозка с ранеными была в связке с фургоном. Ее тоже перевернуло? Выжил ли кто-нибудь?


Я обошел горящий фургон и увидел, как наших охранников кромсают на части невидимые заклинания, как Швабра танцует, уклоняясь от них, но удары его посоха не могут никак пробить защиту нападающих, увидел, как мечи Летящего превратились в блестящий диск, отражая атаки, увидел бледного Добряка, лежащего рядом с одной из повозок, а братишка Ксу склонился над ним, тряся его за плечи.


Нападающих было много. Слишком много. Мы не справимся. Мы все тут умрем. Байсо… Шрам… Лекарь… Копье осталось позади. Что я мог сделать? Как помочь? Я выхватил свои ножи, но понимал, что если уж Швабра не может сломать магический барьер, то у меня и вовсе ничего не получится.


Ксу выпрямился в полный рост, заорал мне:


- Шен, амулет! – и потыкал себя пальцем в грудь.


Амулет? Зачем мне сейчас магическое зрение?


Я пробежался пальцами по груди и схватил амулет, который мне дал Добряк. Все ли верно я понял? Добряк же запретил мне его трогать. Но, глядя на кивающего Ксу, влил в него всю Ки, что смог зачерпнуть, и ощутил, как от амулета прошла невидимая волна, уничтожив мой массив. На какое-то мгновение перехватило горло, я судорожно раскрыл рот, пытаясь захватить воздух, но почти сразу все пришло в норму.


И одновременно все изменилось. Швабра с размаху впечатал конец посоха в подбородок нападающего, треск был слышен даже с моего места. Мечи Летящего взмыли вверх и рассекли шеи двоих мужчин, которые тщетно трясли зажатыми в руках амулетами.


Медленно встал Добряк, с его лба стекала тоненькая струйка крови. Он отмахнулся от Ксу, поднял меч и рявкнул во все горло:


- Их защита спала! Убивай!


Покачиваясь и постепенно ускоряя ход, Добряк пошел в сторону леса, куда уже начали убегать люди с амулетами. Я последовал за ним, повинуясь его жесту.


Это было невероятно. Добряк не махал мечом со скоростью крыльев колибри, как Летящий, не делал замысловатых движений, как Швабра, не демонстрировал четкую выучку, как Шрам. Он просто убивал. Блок — удар. Труп. Уклонение — удар. Труп. Казалось, что люди сами подставляли свои тела под его меч, словно они сами нанизывались на острие, дергаясь в нужную сторону.


Несколько человек собрались в группу, чтобы дать отпор Добряку вместе. У двоих были мечи, у двоих топоры и еще у одного — копье. Они разом напали на главу охраны, но тот отбил в сторону копье, не прерывая движения, порезал руку мечнику, резко ускорился и нанес несколько молниеносных ударов. Я увидел лишь падающие тела и потоки крови.


- Присмотри за этим, - бросил мне Добряк и широкими прыжками погнался за убегающими.


Я присмотрелся к его противникам и заметил, что один из них жив, вот только его правая рука с зажатым топором была почти отсечена и держалась лишь на белеющем обломке кости и нескольких сухожилиях. Наверное, Добряк оставил его, чтобы допросить.


Может, стоить закрыть ему рану? Иначе ведь он может умереть от потери крови. Я присел рядом, рот переполнился кислой слюной, словно перед рвотой. Сплюнув, я осторожно сложил раскромсанные куски мяса и потянулся за Ки, чтобы сшить их, но наткнулся на барьер. Словно между моей Ки и мной кто-то выстроил стену. Я представил Ки внутри себя и понял, что могу переливать энергию внутри своего тела, но как только я выводил ее наружу, как она сразу же рассеивалась, не концентрируясь в заклинание.


Забыв про раненого, я снова и снова стучался в невидимую стену, то проговаривая все известные мне заклинания, то пытаясь начертить печать, но ничего не срабатывало.


Резкий вопль привел меня в чувство, раненый пришел в себя и орал, глядя на свою руку, я снял с трупа ремень и затянул чуть повыше раны, и хотя кровь уже не текла так бурно как раньше, скорее всего, он скоро умрет. Нужно сохранить ему жизнь хотя бы на несколько часов.


По телу прошла холодная волна: я вспомнил про перевернутый фургон. Лекарь был в повозке позади него. Выжил ли он? Надо вернуться и помочь, кому смогу.


Я взвалил на себя раненого и потащил в сторону каравана. Мне казалось, что мы с Добряком отошли всего на несколько шагов, но сейчас я смотрел в сторону дороги и не мог разглядеть ничего, кроме черного дыма, поднимающегося на десятки метров вверх. К нему я и направился.


За несколько метров до дороги навстречу вышли несколько охранников, спросили, где Добряк, и отправились вслед за ним.


Когда же я вышел вновь на открытое пространство, остановился как вкопанный и почувствовал, как слезы потекли по моим щекам. Почему-то после пробежки с Добряком я вдруг поверил, что все будет хорошо. Не знаю, чего именно я ждал. Что все каким-то чудом вернется обратно. Что я снова увижу огромный фургон с мохнатыми флегматичными яками, что Змей кивнет и жестом прикажет ехать впереди каравана, что Байсо высунется и покажет язык, что лекарь устало махнет рукой и шепнет, что Шраму стало лучше.


Но сейчас передо мной дымился опрокинутый фургон, на нем лежало огромное обуглившееся бревно, уцелевшие охранники обыскивали трупы нападавших и оттаскивали их в сторону. Яков к этому времени успели выпрячь и отвести к ручью. Своих тоже проверяли: мертвых складывали поближе к повозкам, живых, но таких после магических ударов было немного, относили к палатке лекаря.


Я потащил свою ношу туда же. Может, лекарь каким-то чудом не погиб при нападении?


- Нет, нам нужно срочно уехать отсюда. Да! Все бросить и уехать! Или хотя бы перевезти раненых! - услышал я его истерические вопли. - Вы не понимаете разве? Тут не работают никакие заклинания! Ки сразу рассеивается. Я не смогу никого вылечить! Да мне плевать на безопасность!


Напротив худенькой фигурки лекаря стоял смущенный Летящий и чесал в затылке:


- Но я не могу такое приказать. Вот Добряк вернется и решит.


- Да? У девушки снова началось кровотечение, и она с минуты на минуту придет в себя от дикой боли. А остальные? Сколько они протянут без магической поддержки? Дай мне повозку и погрузи туда раненых, я сам справлюсь. О, Шен, - лекарь заметил меня, и его глаза потеплели, - ты жив. Я так рад. А кого это ты притащил?


- Добряк приказал оставить его в живых для допроса. Но из него вытекла целая река крови, и я не знаю, сколько он еще протянет.


- Видишь? - лекарь снова тыкнул в Летящего пальцем. - Добряку нужен этот человек, а я не смогу спасти его без магии.


- А что если магии вообще нигде нет?


- Так пойди и проверь. Уверен, что через пятьдесят-сто метров все будет работать, как надо.


Я мягко положил пленного на землю и повел затекшими плечами. Лекарь жив. Магия сломалась не только у меня, а у всех, а самое главное, что это не навсегда.


-Шен, а может, ты сбегаешь и проверишь, где именно начинает работать магия? - предложил мне Летящий. - Ты вроде не ранен…


- Конечно, хорошо, - я уже сорвался было с места, но лекарь схватил меня за рукав и сказал:


- И не переживай. Твой брат жив, головой, правда, сильно ударился при падении фургона, но он быстро придет в себя.


Я смотрел на лекаря и не понимал, о чем он говорит. Не переживать? Брат? У меня нет братьев, только мама, да и та… И тут я вспомнил. Байсо! Горящий фургон, бревно… Как я мог забыть о нем?


- Где? - задыхаясь, сказал я. - Где он?


- Ты все же ранен? - нахмурился Летящий.


- Нет, - с трудом выдавил я. Почему-то дышать стало так сложно, словно на грудь мне положили тяжелый камень. - Где Байсо?


- Их всех вытащили из фургона. Хорошо, что Джин Фу не поскупился на защиту, особенно от огня. Сейчас они в моей палатке, но было бы лучше перевезти их туда, где я смогу им помочь.


- Уже иду, - я прокашлялся и поковылял по дороге в сторону фургона, там было ближе к выходу из рощи. Я старался не смотреть на разбросанное оружие, на мертвых лупоглазов, на пятна крови, обошел фургон, еще раз удивившись размерам бревна. В роще я пока не видел таких огромных деревьев, значит, его притащили откуда-то со стороны. И как мы умудрились проморгать его? Его же не снизу подкатили, а как-то подвесили на веревках и в нужный момент с размаху вбили в бок фургона. Но роща хорошо просматривалась на несколько десятков метров, и висящее бревно заметил бы даже я, не говоря уже про Змея. Если... если только его не замаскировали магически. А значит, я бы точно заметил его, если бы чаще пользовался амулетом магического зрения.


Я вдруг понял, что постоянно останавливаюсь на какой-то одной мысли, чтобы не думать больше ни о чем, не вспоминать только что произошедшее, чтобы забыть. Забыть… забыть…


И тут я наткнулся на человека, которого убил. Копье все еще торчало из его груди. Видимо, сюда еще не добрались наши люди. Копье. Копье нужно забрать. Это копье Шрама. И когда Шрам придет в себя, он обязательно спросит, где его копье. А копье — вот оно, торчит прямо из человека, словно росток дерева.


Росток дерева! Из человека. Раньше живого, а теперь мертвого. Я тихонько хихикал, затем зажал себе рот руками, но это не помогало. Я смеялся и смеялся, всхрапывая через ладони, понимал, что со мной что-то не так, но никак не мог остановиться. Глаза мужчины застыли в слепом удивлении, словно он не ожидал удара. Они были светло-голубыми. В его правой руке лежал небольшой амулет с крупным кристаллом. А из груди торчало мое копье. Наконечник ушел так глубоко, что металлической части почти не было видно. Надо его вытащить.


Я схватился за древко, уперся в живот мужчины и потянул хуа цян на себя, под ногой что-то мягко прогнулось и хлюпнуло. Я отшатнулся, упал на колени и начал судорожно, до слез, выблевывать кислую жижу.


Зачем я полез к нему? Зачем мне сейчас копье? Зачем я вообще здесь? Я же должен был проверить границы безмагии…


Не оборачиваясь, я поднялся и пошел к краю рощи, через каждые десять шагов пытаясь запустить хоть какое-то заклинание. Не думать. Не думать. Не думать. Еще шаг. Влить Ки в кристалл, запустить заклинание, убедиться, что ничего не получилось. Шаг. Второй. Идти. Не думать.


Но я еще видел перед собой голубые застывшие глаза. Чувствовал мягкое содрогание плоти под ногой. А во рту по-прежнему было кисло.


После очередного десятка шагов заклинание сработало. Я подобрал палку и воткнул ее рядом с дорогой, чтобы пометить границы. Надо возвращаться к каравану. И снова пройти мимо того человека. Я не мог. Не хотел. Но я должен! Должен! Должен!


Я развернулся и через силу пошел к повозкам. Черный дым все еще поднимался вверх, наверное, его можно было заметить издалека. Если у нападающих где-то есть подкрепление, то ему самое время появится. А я без оружия. Без копья!


Нет. Не думать о копье. Ведь если я начну про него думать, то сразу вспомню… Рот снова переполнился кислой слюной, и я сплюнул на землю. Почему Шрам никогда не говорил про своего первого убитого?


Хорошо, что тело с копьем за это время успели оттащить в сторону, и мне не пришлось снова смотреть в светло-голубые глаза.


- … собрали все амулеты, дешевые одноразовые поделки. Как только заканчивается запас энергии, так можно выкидывать, - услышал я голос одного из торговцев. – Даже не знаю, кто такие может делать.


- То есть рассчитывали на быстрый короткий бой? – это уже сказал Джин Фу. Кажется, я пришел немного не вовремя.


- Если бы не мой амулет, нас бы всех вырезали минут за пять. А оставшихся было бы легко добить и обычным оружием, - холодный голос Добряка. Я аж поежился, вспомнив, как он сражался. – И не забывайте про их защиту. Мы смогли бы с ними справиться сами, если бы не эти чертовы барьеры.


- Бай Чонган, ты думаешь, это разбойники?


- Либо очень жирные разбойники, либо наемники на один раз. Второе вероятнее. Слишком хорошее и однотипное снаряжение для разбойников. И уж слишком одноразовое. Плюс засада с замаскированным бревном подходит не для каждого каравана.


- Мда, жаль, что мы не сможем понять, какие заклинания были наложены на это бревно.


Я не стал дальше слушать, выступил вперед, поклонился Джин Фу и, дождавшись кивка, сказал.


- Через пятьдесят шагов снова начинают работать заклинания.


- Хорошо. Бай Чонган, подготовь все к переезду. Встанем здесь лагерем на пару дней.


- Но если они вернутся…


- Мы все равно не сможем убежать. Готовь лагерь.



___________________________________________________________________________________

Оказалось, что даже две части не влезают в один пост. Сегодня выложу все три. все тут.


за выкладку частей - благодарности высылать @liska93 - #comment_161177293

Показать полностью
53

Интересные факты о фильме «Леди-ястреб» / «Ladyhawke» (1985)

Интересные факты о фильме «Леди-ястреб» / «Ladyhawke» (1985) Рутгер Хауэр, Ричард Доннер, Мишель Пфайффер, Фэнтези, Приключения, Интересные факты о кино, Видео, Длиннопост, Леди Ястреб

Страна: США

Жанр: Сказка, фэнтези, мелодрама, приключения

Год выпуска: 1985


Режиссёр — Ричард Доннер

Продюсеры — Ричард Доннер, Харви Бернхард, Лорин Шулер Доннер

Авторы сценария — Эдвард Хмара, Майкл Томас, Том Манкевич

Оператор — Витторио Стораро

Композитор — Эндрю Пауэлл

В ролях: Мэттью Бродерик, Рутгер Хауэр, Мишель Пфайффер, Лео МакКерн, Джон Вуд, Кен Хатчинсон, Альфред Молина, Джанкарло Прете, Лорис Лодди, Алессандро Серра, Чарльз Борромел, Массимо Саркьелли, Николина Папетти, Рассел Кейс, Дональд Ходсон, Грегори Снегофф, Гаэтано Руссо, Род Дэна, Stefano Horowitzo, Пол Туэрпе, Венантино Венантини, Маркус Бирсфорд, Валери О’Брайн, Нана Чекки, Elettra Baldassarri, Джованни Чанфрилья, Паоло Мерози, Jurgen Morhofer, Бенито Стефанелли

IMDB 6.8/10


Дочь графа Анжуйского, прекрасная Изабо, полюбила благородного рыцаря Этьена Наваррского, капитана гвардии города Аквила, и тайно обручилась с ним. Но Изабо приглянулась коварному епископу Аквилы, и, в ярости от того, что девушка его отвергла, епископ заключил сделку с дьяволом, наложив на влюблённых страшное проклятие: Изабо днём превращается в ястреба, а ночью становится человеком, а Этьен проводит дни в облике человека, а ночью превращается в волка. Теперь они всегда рядом, но вместе — никогда. При солнечном затмении оба остаются людьми.

Юный воришка Филипп Гастон по прозвищу «Мышь» случайно встречает Этьена Наваррского, который спасает его от стражников. Так судьба Филиппа оказывается переплетена с судьбой злосчастных влюблённых, и, возможно, он сумеет им помочь…


Сейчас эта картина считается культовой классикой, при том , что в прокате не окупилась, не выйдя даже «в ноль» (при бюджете двадцать миллионов собрала только восемнадцать с половиной), хотя и взяла «Сатурн» как лучший фэнтезийный фильм.

Фильм номинировался на премию Оскар (1986) за лучший звук и за лучший монтаж звуковых эффектов.
Интересные факты о фильме «Леди-ястреб» / «Ladyhawke» (1985) Рутгер Хауэр, Ричард Доннер, Мишель Пфайффер, Фэнтези, Приключения, Интересные факты о кино, Видео, Длиннопост, Леди Ястреб

Персонажи


Филипп «Мышь» Гастон (Мэттью Бродерик). Шустрый вор с весьма метким прозвищем — подобно мышке, он может пробраться куда угодно (и откуда угодно выбраться). Неунывающий, склонен шутить, постоянно разговаривает сам с собой (вернее, с Господом Богом). Неисправимый ворюга, постоянно нарушает данные Богу обещания, но при этом всё-таки хороший и самоотверженный человек — ради того, чтобы помочь друзьям, готов хоть в ледяную прорубь прыгнуть.


Этьен Наваррский или, как его называют, Наварра (Рутгер Хауэр). Рыцарь, бывший капитан, обычно не очень разговорчивый, хотя иногда хмуро шутит. Суровый, но отходчивый. Носит тёмную одежду — чёрный плащ с капюшоном и красным подбоем и странные чёрные доспехи. Обладатель чёрного же коня по имени Голиаф, а также фамильного меча (см. ниже). Мастерски этим мечом рубится, метко стреляет из арбалета, а вот шлем и щит почему-то не носит. По ночам превращается в страшного волка; в животном виде он, похоже, мыслит как животное — «своих» охраняет, но не очень сообразителен.


Изабо Анжуйская (Мишель Пфайффер). Прекрасная дама в своеобразной беде, днём поневоле превращающаяся в ястреба (не совсем понятно, правда, почему в американского краснохвостого сарыча, которого во Франции тогда вообще быть не могло — впрочем, это ж колдунство). Красивая, добрая и куда более весёлая, чем её вечно мрачный возлюбленный. И не совсем кисейная барышня, может постоять за себя с кинжалом в руке. Кстати, почему-то не любит обувь — одеться после превращения не забывает, но постоянно ходит босиком, даже в финале в собор так является.


Империус (Лео Маккерн). Старый монах, видимо, бывший священник (сказано, что он принимал исповедь у Наварры, а у монаха для этого нет полномочий). Пастырь добрый, хотя несколько нерадивый — пьёт многовато. Именно он ненароком выболтал епископу тайну влюблённых и теперь, конечно, чувствует свою вину. С другой стороны, он же и нашёл способ их расколдовать.


Злой епископ (его настоящее имя ни разу не упомянуто) (Джон Вуд). Это — наоборот, пастырь недобрый. Судя по всему, не очень-то милосердным правителем он был и до того, как влюбился в Изабо, а уж после того и вовсе пал. Причём «любовь» у него злодейская, эгоистичная: либо будешь моей, либо ничьей.


Интересно, что в роли волка снялось аж четверо зубастых красавцев, в роли ястреба — две краснохвостые сарычихи, одну из которых в память о фильме в 2000 году переименовали в Ladyhawke.

Интересные факты о фильме «Леди-ястреб» / «Ladyhawke» (1985) Рутгер Хауэр, Ричард Доннер, Мишель Пфайффер, Фэнтези, Приключения, Интересные факты о кино, Видео, Длиннопост, Леди Ястреб

Уорнер Бразерс ошибочно рекламировали фильм как основанный на настоящей средневековой легенде. Эдвард Хмара обратился в Ассоциацию гильдии писателей и получил денежную компенсацию от Warner, но слух о первоисточнике фильма не перестал распространяться.


Фильм снимался в Северной Италии, в настоящих средневековых крепостях и замках.Три замка принадлежали итальянскому режиссеру Лукино Висконти и его семье.

Основываясь на географических, исторических и астрономических фактах, действие фильма предположительно происходит в 1386 году в Италии, через 36 лет после эпидемии Черной смерти. Тем не менее, хотя  полное затмение произошло на юге Франции и Италии 1 января 1386 года, диалоги внутри фильма - в частности, ссылки на крестовые походы и отсутствие разговоров о Черной смерти - а также маркетинг фильма, показывают, что действие фильма происходит в XIII веке.


Изначально Ричард Доннер собирался задействовать Рутгера Хауэра в роли «плохого» капитана гвардии, а в роли «хорошего» капитана — Этьена Наваррского он видел Курта Рассела, более молодого актера, чем Хауэр. Но Хауэр гораздо больше хотел сыграть Этьена. Ему повезло, что незадолго до начала съемок Рассел отказался от роли.


Шону Пенну и Дастину Хоффману предлагали роль Филиппа Гастона. Ричард Доннер однажды сказал, что рассматривал Мика Джаггера на роль епископа.


Порода коня, на котором ездит Этьен Наваррский, — фризская, это потомки средневековых рыцарских коней, выведенных в Голландии, родине Рутгера Хауэра.  В большинстве сцен снимался один и тот же конь — 19-летний жеребец по кличке Отелло.


В эпизоде в конюшне Филипп и Изабо танцуют под аутентичную мелодию XIV века.


Интересные факты о фильме «Леди-ястреб» / «Ladyhawke» (1985) Рутгер Хауэр, Ричард Доннер, Мишель Пфайффер, Фэнтези, Приключения, Интересные факты о кино, Видео, Длиннопост, Леди Ястреб

В фильме использована музыка The Alan Parsons Project.


Подобный приём с превращением главных героев используется также в книге Владимира Васильева и Анны Ли «Идущие в ночь».


Также подобный прием используется в эпизоде «Магический час» сериала «Зачарованные» (только там мужчина превращается в филина, а женщина — в белую волчицу).


В 1985 году Джоан Виндж по сценарию фильма написала роман-новеллизацию «Леди-ястреб»


В роли девушки, танцующей перед епископом, снялась костюмер фильма Нана Чекки. Узор на крылатых рукавах её платья напоминает перья ястреба.


Hawke — архаичное написание слова hawk


Фильм был выпущен в том же году, что и другой средневековый фильм с участием Рутгера Хауэра, "Плоть + кровь" (1985).

Показать полностью 3 1
1292

Идеальный донор. Караван. Часть 18

Часть 17


Хе Гоудань изо всех сил прижимался к спине дракона, чувствуя, как шерстинки щекочут ему лицо, и вдыхая густой терпкий запах. Его желудок то подпрыгивал вверх, к самому горлу, то опускался вниз, давая короткие секунды передышки.


Сыскарю не положено иметь каких-либо страхов. Плох тот сыскарь, что боится темноты, пауков или воды, потому что, по словам Зинг Ян Би, судьба непременно столкнет его лицом к лицу с главным страхом. И до этого дня Хе полагал, что уж он-то избавлен от подобных недостатков. Он сознательно прошелся по списку учителя: давал кусать себя змеям, провел три дня в чулане без света и еды, сходил на званый ужин, поднялся на крышу самого высокого здания в столице.


Но, как оказалось, одно дело - стоять на твердой поверхности, понимая, что под тобой тонны камня и дерева, плотно вогнанные в землю, результат труда лучших мастеров-строителей, укрепленный магией. И совершенно другое — сидеть, а точнее лежать, на спине огромного пушистого червя и думать о том, что между тобой и землей сотня метров пустого пространства. И единственное, что удерживает тебя в воздухе, — это несколько тонн мяса и костей, наделенных характером, зачаточным мышлением и управляемых волей одного неуравновешенного самодура.


Когда Гоудань вошел во двор мэра и увидел дракона, то подумал, что это какая-то шутка. У этого существа не было крыльев, не было лап, только одна огромная голова с добродушным выражением балованной собаки и длинное конусовидное тело. Больше всего этот дракон напоминал червяка и был бы отвратителен, если бы не мягкая белая шерсть, отливающая серебром, и добрые глаза.


Пока слуги крепили к дракону седла, Хи Донг кидал в пасть дракону светящиеся кристаллы, судя по размеру, не меньше, чем на сто единиц каждый.


- А, сыскарь, - улыбнулся мэр и кинул еще один кристалл, - еще немного и полетим. Ох, соскучился я по полету. Да, Рюиджи?


- А зачем вы скармливаете ему кристаллы? - не удержался и спросил Гоудань.


- Договор. За каждый полет я должен давать ему кристаллы, вроде бы он куда-то их себе встраивает и таким образом увеличивает свой объем Ки. А регенерация у него не чета людской. Хотя Мин Чинь говорил, что она сходна с нашей, если считать относительно массы тела, но я особо не интересовался этим. Ну что, ты готов?


Гоудань кивнул, но он сильно ошибался. К такому готов он не был.


Впрочем, сам полет был не так страшен, нужно лишь привыкнуть к неравномерным толчкам, резким ускорениям и периодическим контролируемым падениям. Взлет был гораздо хуже. Сыскарь старался не смотреть на правый бок дракона, где атласная шерсть была перепачкана содержимым его желудка.


Впрочем, спустя несколько часов Хе Гоудань освоился и даже задремал, как вдруг дракон резко пошел на снижение. Мэр прокричал:


- Мы пролетели лес, скоро должен появиться караван! За тобой — правая сторона!


Хе скривился, ну конечно, правая, какая же еще? Скорость полета снизилась, теперь до земли было не более пятидесяти метров, и сыскарь внимательно осматривал все, вплоть до горизонта. Мягкое колышущееся зеленое море так и манило к себе, хотелось расстегнуть ремни, соскользнуть с дракона и плюхнуться в освежающую влагу. Но это были Ядовитые равнины со змеями, ямами, насекомыми и прочей дрянью.


Зинг Ян Би рассказывал, что в других странах императоры обеспечивают безопасность основных дорог, устанавливая дорожные столбы, между которыми опытные начертатели устанавливают защитные массивы. Конечно, проезд по таким дорогам не дешев, нужно было отдавать немалые объемы Ки в зависимости от того, как далеко едешь. И собранная энергия направлялась также в эти массивы.


Почему пока не внедрили подобную систему здесь, Гоудань не знал, а учитель лишь посмеивался над его вопросами и говорил, что скоро Хе и сам все поймет. Но неужели те же торговцы не согласились бы заплатить за безопасный проезд?


Лишь раз монотонность равнины была нарушена: огромный тур мрачно покачивал головой, направляя рога в сторону дракона. Гоудань успел заметить, что под животом этого гиганта прятались две маленькие тени, детеныши.


Вскоре мелькнуло голубое полотно реки Юхэ, Хи Донг что-то выкрикнул, и дракон рухнул вниз, замедлившись лишь перед самым приземлением. Дрожащими руками Гоудань расстегнул ремни, крепко удерживающие его на драконе, и соскользнул вниз.


Устоять на ногах было очень сложно. Гоуданю казалось, что его желудок все еще подпрыгивает в воздухе, и он с трудом удержал тягучую слюну во рту.


- Никого нет. Вот мы добрались до Юхэ, и никакого каравана не встретили! - гневно загремел Хи Донг.


- Тут, - Гоудань сглотнул еще раз, - есть несколько вариантов. Первый — караван застрял в лесу и идет с отставанием, второй — они движутся намного быстрее и ушли вперед, хотя не представляю, как можно ускорить яков. Третий — весь караван погиб, столкнувшись с какой-то опасностью. Четвертый – они пошли другой дорогой, возможно, чтобы обогнуть ту самую опасность.


- И что? Делать-то что? Не обшаривать же все равнины? Даже Рюиджи не сможет летать сутками напролет!


- Проще всего лететь в столицу. Либо мы их нагоним по дороге, либо караван доберется туда позже. И если они все погибли, то информация об этом достигнет ушей Золотого неба, и мы также сможем узнать это там.


- Отличный план, - проворчал Хи Донг. - Я, мэр Цай Хонг Ши, покатал на своем драконе мелкого сыскаришку и теперь везу его обратно к мамочке. Хорошо, так и сделаем. Только вот что… После того, как караван приедет, немедленно сообщи мне. Только не по официальной линии связи, а через этот амулет, - и протянул обычный сигнальный амулет. - Один сигнал — караван прибыл. Два — караван погиб. Три — мальчишка там. И не теряй его до моего приезда или до приезда Мин Чиня. Все понял? Ладно, полетели. До Киньяна еще лететь и лететь.


***


После прибытия Добряка всё внезапно успокоилось. Я просто ехал впереди каравана то с Летящим, то со Змеем, а повозки и фургон медленно тащились за нами. В первый день я подумал, что это нормально, в конце концов, не может же постоянно что-то случаться. На второй — расслабился и мирно дремал в седле Пинь, следя одним глазом за дорогой перед собой. А на третий день мы выехали на дорогу, ту самую, по которой ехали, пока не встретили в лесу красивую девушку по имени Ао Минь.


И лишь выехав на дорогу, я понял, как все это время были напряжены опытные охранники. Теперь Летящий безмятежно улыбался знойному солнцу, подставляя загорелое лицо под его палящие лучи. Змей иногда забывался и начинал напевать себе под нос простенькую мелодию.


Каждое утро и каждый вечер я шел тренироваться со Шваброй. Иногда копье словно само летало в моих руках, и тогда казалось, что боевые искусства — это мое призвание. Я думал, что еще немного, и я стану опытным воином, который пройдет следующий отбор в охранники легко и без подсуживания. Но бывали моменты, когда упражнения тяготили, казалось, что я неправильно дышу, неправильно стою, неправильно двигаюсь. Копье оттягивало руки, Швабра раздражал невозмутимостью и деланным безразличием, ведь я уже понял, что он специально подстраивал тренировки под меня, замедлял ритм, движения делал шире, чем нужно. Словом, возился со мной, как со щенком. И молчал.


Хотя теперь все вокруг меня молчали. Даже братишка Ксу лишь виновато пожимал плечами и отворачивался. Видимо, узнав, что случилось во время его вынужденной отлучки, Добряк назначил виноватого и лишь терпел мое присутствие. Он не сказал мне ни слова. Я по-прежнему вставал в авангарде, принимал пищу, ложился спать, но меня словно выключили из жизни каравана.


Если бы на моем месте был Байсо, ему бы пришлось тяжело, но я привык быть один. Я полгода жил без нормального общения, и мне сейчас хватало даже редких сочувственных взглядов со стороны.


Больше меня не звали в коалиции Джин Фу или Торгового дома. Скорее всего, Шрам лишил меня возможности устроиться в охрану. Но я не жалел. Хотя нет, жалел, но лишь потому, что рассматривал это в качестве запасного варианта. В конце концов, в университеты прием проходит ежегодно, и я легко мог пропустить один год.


Каждый вечер я ходил в фургон торговцев, Джин Фу приветствовал меня легким кивком, я садился за столик и переписывал-перерисовывал старый свиток. Байсо всегда сидел неподалеку, но не мог сказать мне ни слова под пристальным взглядом своего наставника. Брат то читал свитки, сдвинув брови и шевеля губами, то с высунутым языком переписывал наставления, то подсчитывал какие-то цифры.


Джин Фу серьезно изолировал меня от брата, но я знал, что это ненадолго. Байсо помимо одиночества терпеть не мог принуждения.


Свиток был очень труден для восприятия, я не всегда понимал, что в какой последовательности стоит перерисовывать, иногда делал записи к отдельному элементу печати, а потом понимал, что запись относится совершенно к другому кусочку, который мог и вовсе отсутствовать. Это было больше похоже на чужие мысли, выхваченные случайным образом и вперемешку набросанные на бумагу, причем наслаиваясь друг на друга.


Мне не хватало знаний. Мастер делал упор на практику, заставляя вновь и вновь отрабатывать начертание одних и тех же печатей. Да, я знал значения более ста печатей, но легко, не задумываясь, мог нарисовать примерно два десятка, для прочих мне нужно сосредоточиться, нарисовать их либо на земле, либо на листке, чтобы освежить порядок начертания и лишь потом приступать к фактическому воспроизведению. Соединять их в массивы было еще сложнее.


Я рассчитывал, что смогу тренироваться и за месяц доведу эти печати до идеального состояния, но не учел того, что все время буду на виду. Вообще я вел себя крайне неосторожно. Удивительно, что только лекарь понял, что с моей Ки что-то не так.


Зато я по утрам и вечерам приходил к лекарю и помогал ему с ранеными, промывал и перебинтовывал раны на ноге Шрама. Мой учитель по-прежнему находился в глубоком сне и не чувствовал боли, но его лицо с каждым днем становилось худее и морщинистее, словно рана вытягивала из него силы, тогда как Сюэ выглядела также свежо, как и в день переправы.


Лекарь пояснил, что раны Сюэ слишком глубоки, и требуется много Ки для ее полного излечения, поэтому он не просто усыпил ее, но и замедлил все жизненные процессы в ее теле. Конечно, от этого ее раны не зарастут, но зато в таком состоянии она сможет пробыть очень долго, не меньше месяца. Она даже дышала редко.


Шрам же был погружен в глубокий сон, чье заклинание нужно обновлять каждые три дня, при этом его организм живет полноценно, ходит в туалет, сам себя исцеляет, наращивая мясо в ранах, но долго человека так держать нельзя, так как ему нужно питаться. Лекарь потихоньку вливал воду в полуоткрытый рот Шрама, но через пару-тройку дней он планировал разбудить больного, чтобы накормить его. К тому времени, обещал лекарь, большая часть смолки уже будет выведена из тела.


К вечеру третьего дня Баоцзы напоролся на гнездо земляных пчел и был сильно искусан, и на привале лекарь погрузил его в легкий сон, чтобы спокойно в тишине вытащить из него длинные зазубренные жала, а заодно показал мне это незамысловатое заклинание.


- Знаешь, бойцы часто пренебрегают заклинаниями, опасаясь истощить свою Ки и ослабнуть во время боя. Чаще всего боевую магию используют в массовых сражениях, где людям с высоким талантам поручают магическую поддержку, тогда как остальные дерутся при помощи оружия. Иногда в поединках один на один магией наносят последний удар, когда уже не нужно экономить энергию и хочется закончить бой зрелищно, - говорил лекарь, погружая тоненькое лезвие в спину спящего Баоцзы и вырезая первое жало. Нельзя было оставить даже маленький обломок, иначе он начнет погружаться глубже, сможет проникнуть в сосуды и потом вместе с кровью попасть в мозг или сердце. Поэтому процесс извлечения был медленным и тщательным. - Но ведь не обязательно брать Ки-емкие и сложные заклинания. Вот, например, «легкий сон». Экономное заклинание, действует почти мгновенно, правда, недолго. Если человек и так хотел спать, то проспит еще часов шесть-семь, иначе проснется через несколько минут. Но что такое минута во время боя? Смерть.


Затем лекарь протянул мне еще один ножик и предложил помочь. В Баоцзы сидело не меньше сотни жал, и чем быстрее их вытащитьт, тем больше шансов у него выжить.


- И, кстати, как только он начнет шевелиться, сразу давай ему «легкий сон». Сейчас ему больно и тревожно, поэтому обновлять заклинание придется каждые десять минут. Сможешь?


Я радостно кивнул. Мне нравилось лечить людей, нравились спокойные неторопливые объяснения лекаря про магию и устройство человеческого тела. Мужчина улыбнулся:


- Знаешь, я не удивляюсь тому, что о тебе заботится столько разных людей. Учить тебя — огромное удовольствие. Ты так хватаешься за новые знания, так слушаешь, словно до этого жил в каменной клетке и не видел ничего в жизни.


Знал бы лекарь, насколько он прав…


- И самое странное: когда я тебе что-то рассказываю, то чувствую себя самым умным, самым талантливым и самым умелым лекарем под небесами. Поэтому с тобой так возился Шрам, поэтому тебя тренирует тот парень с посохом. Наверное, так ты и попал к тому человеку, что учил тебя начертанию. Хочешь совет?


Я снова кивнул.


- Забудь про университеты. У тебя нет шансов туда попасть. Ищи мастеров, членов гильдии, и попробуй попасть к ним в ученики. Пусть не сразу, но ты найдешь того учителя, который протолкнет тебя в жизнь. Спокойно обучишься профессии, войдешь в гильдию и будешь жить в довольствии. А если не потеряешь своего брата, то проблем не будет вовсе. Возможно, Джин Фу сам предложит тебе какой-то вариант. Торговый дом «Золотое Небо» - не самое худшее место, они многого требуют со своих работников, но и много дают. Я закончил лечебную академию всего три года назад, но уже купил себе домик и перевез туда родителей, а еще через пару лет смогу жениться. Такие поездки бывают нечасто, и то рядом с господином Джин Фу, а он не экономит на своей безопасности. Знаешь, сколько стоит такой защитный барьер для лагеря? Тот же дом стоил мне гораздо дешевле.


- Благодарю за науку, - я наклонил голову, а затем вернулся к ранам Баоцзы, выдохнул и вонзил ножик рядом с жалом, провел им по кругу, вырезая кусок мяса, затем медленно потащил окровавленное жало наружу, следя, чтобы не было рывков. Жало вышло чисто - я внимательно осмотрел его на предмет поломок.


Лекарь взял на себя шею, лицо и грудь, там, где работать нужно особенно точно и аккуратно, мне же оставил руки и ноги. Хорошо, что Баоцзы был в плотной курткой с кожаными вставками, и большая часть пчел не смогла пробиться через нее.


- Сон! - напомнил лекарь, я, как он и говорил, коснулся затылка Баоцзы и впустил заклинание. Оно стоило даже меньше, чем то, что отпугивает насекомых. Лекарь сказал, что магия, действующая на разум человека, наименее затратная. Правда, с одним условием — если не заставлять делать что-то несвойственное. Поэтому нищие в моем городе с небольшими талантом могли воздействовать на эмоции прохожих, хватая их за полы одежды и раздувая те чувства, что уже у них были. - Шен, по сравнению со столицей ваш городок, разделенный на районы стенами, мирное тихое местечко. В Киньяне постоянно идут холодные, а иногда и горячие войны. Торговые дома сражаются за прибыль, влияние, теплые места во дворце императора. Гильдии сражаются за талантливых людей, за то же влияние и за кристаллы, выделяемые императором. Университеты и академии также сражаются между собой, причем не только словами и достижениями, но и физически, и магически, и интригами.


Ты не можешь войти в один университет, а потом пойти сдавать экзамены в другой. Тебя запомнят и выкинут. Поэтому, если ты не оставишь этой мысли, выбери место учебы заранее.


- А вы можете мне рассказать про них подробнее? - спросил я, забыв про очередное жало. Лекарь рассмеялся:


- О чем я и говорил! Снова эти любопытные глаза и жажда знаний. Как тут устоять? На самом деле, я знаю не так много, ведь у меня не было возможности выбирать свою судьбу.


Про академию для лекарей я тебе рассказывал, ты не пройдешь из-за таланта. Есть военная академия, но туда берут лишь знатных людей либо по рекомендациям от императорской семьи. Есть школа боевых искусств, там талант не важен вовсе, но чтобы поступить туда, нужно победить других кандидатов и войти в полусотню лучших.


- А в чем победить?


- О, там проводится настоящий боевой турнир, на который приходят посмотреть со всей столицы. И учти, что там нет ограничений по возрасту, то есть против тебя может встать кто-то вроде парня с посохом или Добряка.


- О! - удивился я.


- И магией пользоваться запрещено. Но выпускники той школы идут нарасхват в определенных кругах, каждого вносят в список особо опасных людей страны.


- Но ведь они даже не маги?


- Кто знает, чему их обучают в школе? - улыбнулся лекарь. - Может, они используют магию каким-то другим путем? Еще есть Императорский университет…


Я насторожился, ведь Мастер сказал, чтобы я пошел именно туда.


- Там нет жестких требований по таланту, умениям и возрасту, хотя старше тридцати лет туда уже не берут. За обучение не берут денег, но ты сам должен будешь покупать себе Ки для прохождения практики. Там есть много специальностей, и после выпуска ты обязан отработать на государство не менее пяти лет. И ты не можешь выбрать, на кого ты будешь учиться. Обычно всех поступивших кидают туда, где есть нехватка специалистов. Например, возникла необходимость в связистах, и вот ты уже обучаешься именно этому, а потом всю жизнь передаешь чужие сообщения.


Меня совсем не порадовала мысль, что я не могу выбрать себе профессию.


- А начертатели? Где учат на них?


- Для этого нужно найти учителя из гильдии начертателей. Но обучение стоит очень дорого, плюс они соглашаются обучать далеко не всякого, кто попросится, и лишь единицы из учеников получают приглашение в гильдию. Учителям запрещено давать глубокие знания людям извне, только некий согласованный минимум. Джин Фу давно мечтает заполучить начертателя в свой торговый дом, так как сейчас он тратит огромные средства на их услуги, а ведь амулеты занимают большую долю среди товаров Золотого Неба.


Теперь мне стало понятно, почему Джин Фу так заинтересовался Мастером и свитком. Скорее всего, он планирует создать собственную школу начертателей и ищет хорошего учителя для нее.


- Есть еще несколько небольших академий, но их мало берут в расчет, основные я тебе назвал. Как видишь, вариантов у тебя не так много. Только императорский университет, и все. Кстати, как продвигается изучение «лечебной нити»?


Я улыбнулся и показал лекарю левую руку. Пока я ехал на Пинь, потихоньку тренировался с лечебной нитью, сшивая сорванные травинки. Это было не так легко, как казалось сначала. Стежки были столь крошечными, что грубые разломы легче было сначала выровнять, и лишь потом сшивать. Нужно было четко чувствовать, что именно хочешь сшить. Если запустить заклинание без четкого направления, можно было сшить все, что угодно. Так я умудрился пришить травинку к штанам и к своей коже одновременно, пришлось потом срезать небольшой кусок кожи на ноге.


По первости мне необходимо было видеть сшиваемые части, вглядываясь в них до рези в глазах, но теперь я мог задать четкие мысленные направления. После двух недель путешествия одежда в некоторых местах порвалась, и я зашил дыры лечебной нитью так, что не было ничего заметно.


Лекарь говорил, что нить со временем исчезает, поэтому я первой зашил дырку на левом рукаве, и когда она вновь появится, это станет сигналом, что пора обновить нити на прочих местах.

Пробовал я зашивать и раны на себе, для чего специально резал запястье. И в отличие от ткани и травы кожа оказалась сложным материалом для зашивания, потому что была слишком разнообразной. Несколько порезов я сделал лишь глубже, нечаянно сшив края раны не между собой, а с внутренней частью, то есть с мышцами, и сейчас эти царапины до сих остались незалеченными до конца, но последние порезы я сшил столь идеально, что лишь тоненькие белые черточки напоминали об их месте.


- Сколько же ты тренировался? - удивился лекарь. - Вот эти залечены замечательно! В академии ты уже смог бы перейти на сшивание глубоких ран.


Я улыбнулся. Нечасто мне доводилось слышать что-то хорошее о себе после смерти мамы, и теплые слова лекаря грели мне сердце весь вечер.



На четвертый день пути Добряк насторожился, выслал несколько человек в дальний патруль и все время держал рядом с собой братишку Ксу. Кажется, мы приближались к какому-то опасному месту.


На равнине стали появляться первые группки деревьев, и каждый раз, когда дорога проходила вблизи какой-нибудь из них, Добряк подъезжал к нам и внимательно всматривался в рощицу. Я так нервничал при его появлении, что отложил тренировки с лечебной нитью и тоже начал больше поглядывать по сторонам.


К сожалению, в первой половине дня со мной дежурил Змей, который и так не отличался многословием, а сейчас и вовсе перестал разговаривать, и я не мог узнать у него, чего же так опасается глава охраны.



__________________________________________________________________

Слова автора:


Извинительно-оправдательное. Сначала хочу принести свои извинения за исчезновение с горизонта и благодарность за ваше терпение. "Отмазки", как мне тут написали, лепить не хочу.

Просто еще раз напомню, что творчество - мое хобби, на которое я трачу свободное от работы, домашних дел, сна и отдыха время. Мне бы хотелось, чтобы его было побольше, но это не всегда получается.

И у меня еще один недостаток - я не могу работать строго по графику. Причина такого косяка неизвестна: то ли дело в том, что я женщина, то ли в том, что сильно завишу от настроения, то ли в том, что каждый день я уже живу по графику. Сон, работа, сон, работа, и порой хочется сломать хоть что-то, чтобы не чувствовать себя в клетке. Ломаю то, что могу сломать без особых последствий.


Предсказательное. Пока не знаю, как будет дальше. Есть два варианта: 1. я честно беру отпуск на месяц. 2. Продолжаю писать и выкладывать нерегулярно, как бог на душу положит. Голосовалка будет на канале.


Радостное.  Полным ходом идет озвучка Идеального Донора, первой арки. Сейчас мы чуть замедлились из-за предновогодней занятости актеров (видите, не я одна в запаре), но с гордостью даю ссылку на первую часть - https://yadi.sk/d/AtpDo0DcooIKxQ


И нам все еще требуются люди с голосами))) Прошу писать напрямую куратору проекта Илье в Телеграм на @simmerfeed (это телеграмный позывной, не пикабушный),  либо на почту simmerfeed@gmail.com


Художественное. В чате Антифлуд обнаружился потрясающий художник, создавший атмосферные и очень добрые арты по миру Донора. На Пикабу она известна под ником @pixelJedi.

Так что теперь с ее позволения буду прикладывать арты, пусть и по уже прошедшим событиям.

Угадайте, кто это)))

Идеальный донор. Караван. Часть 18 Relvej, Идеальный донор, Фэнтези, Магия, Авторский рассказ, Приключения, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: