6

Зло. Глава 8.3

Вспыхнувший обзорный экран высветил несколько сгустков ионизированного газа, летящие от дредноута.
- Проскочили. Щиты восемь процентов.Совершаю маневр уклонения.

Вергилий, забыв про излюбленную жеманность, начал отбивать фразы, дублируя свои действия.
- Выход на заданную точку через...Ухожу в право, выход на прежнюю траекторию затруднен. Наблюдаю плотный огонь из нескольких десятков установок. Обратное уклонение.

Искин продолжал тараторить выведя на экран ещё одну картинку: часть обзорного экрана заняло изображение шлюзового отсека. Регул стоял у открытого входного люка, за которым зияла черная бездна космоса.Сферовидное забрало брони было затемнено, а все вооружение приведено в боевой режим. Эпос готовился к прыжку. Остальную часть обзорного экрана заполнила громада дредноута. Черные пластины его брони смыкались у огневых установок, плюющих в сторону Вергилия голубыми сгустками смерти.

- Пятисекундная фокусировка. Готовлю точку высадки. Залп из Кронида через два, один...

Участок пространства, где совсем недавно располагалась одна из массивных плазменных турелей корабля чужих, перестал существовать. Пожиратель материи вырезал из обшивки дредноута и лежащего за ним отсека почти идеально ровный кусок. Все это Киллиан увидел за секунду до того как как корабль резко бросило в сторону. Гравикомпенсаторы Грядущих не справились с нагрузкой, и Сивар на себе почувствовал силу обрушившегося на корабль удара.

- Гадство, - искин выругался. Сейчас он казался совсем живым. Не было чванливости и снобизма, которыми он отгораживался от людей. Во время броска к дредноуту он предстал почти человеком, почти как человек нервничал, - вот почему его не часто используют.

- Доложи обстановку, - Айзек вышел на общий канал связи. Магнитные подошвы все-таки смогли удержать его у люка.- Ненадёжные вы - люди, вещи придумываете. Область поражения Кронида захватила его самого и часть артиллерийской устаноки. Орудий правого борта больше нет. Щиты на нуле. Заращиваю повреждённый участок обшивки.

- Сможешь выйти на нужную траекторию?
- Через пятнадцать секунд будем в точке сброса.

- Принял.

Айзек отключился, оставив Киллиана наедине с самим собой. Отойдя от удара, он не сразу понял, что ремни-фиксаторы, срастившие его тело с ложементом в единое целое, ослабли. Его правая рука, извернувшись ужом, выбралась наружу и ощупала край кресла пилота. Оно видоизменилось, обзаведясь "штурвалом". Кожа пальцев окунулась в вязкую жидкость. Нейрогель, позволявший Райбергу чувствовать состояние корабля, сливаться с ним почти воедино, жадной пастью накинулся на теплую плоть Сивара. Киллиан не стал сопротивляться.Он хотел почувствовать корабль. Хотел если не принять участие в сражении, то хотя бы его увидеть. Его тело пропало, став кусочком другого, куда более сложного организма. Без слов и указок он почувствовал рану на теле Вергилия. Не увидел - почувствовал. Он ощущал все естество этого инопланетного чуда, ощущал биение жизни внутри этого непостижимо сложного существа. Киллиан чувствовал его боль, звенящую в правом боку, на месте где чужеродный "имплант" - встроенная в тело Вергилия установка Пожирателя материи, дала осечку, вырвав из тела корабля несколько кубометров плоти. Он чувствовал лихорадочный бег его мыслей-расчетов.

Он чувствовал его страх.

Страх, что он больше никогда не увидит человека, готового вот-вот покинуть его борт.

- Выбрасываю "мишуру", - Вергилий говорил с Айзеком , нога которого уже стояла на на перемычке люка, - прыгай следом.

За словами последовали образы. Киллиан увидел, как в левом боку серебряного наконечника появляется крохотная прорезь. Сотни миниатюрных термобарических снарядов устремились к дредноуту. Беззвучный вспышки взрывов скрывали полет интеллектуальной брони, уже устремившейся к поверхности корабля кордов. Если бы Киллиан верил хоть во что-то в этом мире кроме силы страха и власти, он бы непременно начал молиться. Начал бы просить всех известных, забытых и не найденных богов об удаче этого прыжка.

Вергилий уже совершил поворот, продолжая свой полет параллельно антрацитовый поверхности дредноута, а Киллиан все смотрел как серая точка Регула прошивает "Мишуру". Полоса самовоспламенившейся аэрозольной смеси топлива и окислителя скрыла интеллектуальную броню Эпоса от уносившегося вдаль корабля.Слившиеся в единое целое корабль и человек должны будут кружить вокруг оружия Возмездия кордов в надежде на успех Райберга. Ресурсов на повторный маневр по преодоление силового барьера у Вергилия не осталось.

Серебрянный наконечник стрелы принялся метаться вокруг обшивки дредноута, уворачиваясь от выстрелов артиллерийских установок кордов. Плазма и когерентное излечение, торпеды и ракеты, тохионные снаряды - все виды вооружения детей Мортема шли в ход. Чужие не жалели боеприпасов и стремились во что бы то ни стало уничтожить назойливый корабль, который словно комар мешал размеренной атаке на планету. Мешал и жалил. Уклонившись от очередного залпа, Вергилий резко развернулся и устремился к самому борту дредноута. Киллиан почувствовал, что левая артиллерийская установка приготовилась атаковать. Сделав поворот вокруг оси, дар грядущих ударил. Лазерная установка средней мощности поцарапала чернильный бок инопланетного колосса и сожгла одну огневую позицию. Плазменная турель кордов превратилась в черный огарок, понуро склонив голову.

"Одной целью меньше." - мысль проскочившая в голове Киллиана передалась кораблю.

"Осталось каких-то пару сотен. - Вергилий ответил на позыв слившегося с ним человека, - и число растет."

Только после этих слов мемор воспринял укол тревоги, уже давно пульсировавший на задворках его сознание. Это было что-то навроде зуда или зубной боли, которая из ноющей переросла в острую. С противоположного борта дредноута в сторону Вергилия двигалось небольшое облако. Киллиан не видел его очертаний, не понимал природу этого объекта, но чувствовал исходящую от него опасность. Облако начало распадаться. Эфемерная масса расслаивалась на составляюшие - истребители кордов. Дредноут выслал за ними охотников. Около пятнадцати черных трезубцев облетали своего прародителя с нескольких сторон. Округлые в задней части они тремя острыми носами - лазерными установками, грозили впиться в серебряную плоть Вергилия.Секундная передышка в безопасной зоне закончилась.

Корабль Райберга начал отдаляться от брони дредноута и вышел в простреливаемую зону. И вновь вокруг ничтожной по космическим меркам серебряной точки заиграли зарницы бушующих энергий. Плазма и излучение били совсем рядом с их броней, но каждый раз Вергилий успевал уворачиваться. Каждый раз непостижимым образом он уклонялся и летел в другом направлении. Маневры корабля были похожи на безумные пляски пьяного танцора - дар Грядущих мотало из стороны в сторону по ведомым только ему алгоритмам. Алгоритмам действенным - система интеллектуального наведения кордов терпела неудачу за неудачей, но это не могло продолжаться вечно. Понимал это и Вергилий, все дальше отдаляясь от огневых точек чужих. Он все сильнее жался ко внутренней границе силового поля дредноута, надеясь на удачу своего капитана.
Райберг  не выходил на связь. Он давно уже должен был проскочить во внутренне пространство корабля чужих и пустить Легион в дело. Попав в системы дредноута, нантос преспокойно мог вывести почти всю технику кордов из строя, оставив их дожидаться прибытия сил человечества. Но силовое поле не спадало, турели выцеливали мечущуюся точку Вергилия в своих прицелах, а ракеты продолжали лететь.

Самонаводящиеся боеголовки густым шлейфом плелись за своей целью, пока их не уничтожал один из выстрелов артиллерийских установок. Некоторые из снарядов не дожидались момента, когда их сожжёт плазма или излучение никак не желавшего издыхать кораблика и детонировали в полете. Один из таких взрывов едва не поглотил Вергилий и слившегося с ним воедино Киллиана, разросшись зловещей сферой термоядерного взрыва. Ослепительный свет огненного бутона выхватил из космической тьмы пять хищных объектов - облетев взрыв с разных сторон, на след Вергилия встали пять истребителей чужих.

"Скорей бы уже господин Райбер выполнял свою часть плана. От того не особо дружелюбного квинтета так просто не оторваться, особенно на этом носовом платке."

Вергилий проверил оборону черных трезубцев с помощью плазмы и выстрелов лазера. Силовое поле истребителей исправно отразило атаки преследуемого и тут же распалось, выпустив ответный залп.Несколько сгустков ионизированного газа заставили корабль Райберга совершить невероятный кульбит и приблизиться к дредноуту. Игра в кошки мышки обещала быть недолгой. Корды атаковали, тесня Вергилий все ближе к огневым позициям основного корабля. В конце концов даже непостижимый уровень технологии Грядуших оказался бессилен в условиях минимального пространства для маневра. Сразу несколько сгустков плазмы достигли своей цели.

Киллиан почувствовал вспышку боли. Его самого разрывало на части. В левом борту образовалась огромная огарина. Второй артиллерийской установки не стало. Они остались без оружия. Корабль несколько раз крутануло и понесло в сторону. Киллиан разорвал связь, вытащив руку из нейрогеля. Боль Вергилия, почти породившая в разуме корабельных систем ( Сивар не был уверен, стоит ли называть его искусственным) отчаяние, мобилизовала его собственные мысли. Их лихорадочный бег предложил неожиданное, но такое необходимое решение их проблемы. Что мог сделать корабль, лишившись возможности вести огонь? Киллиан понял, что очень даже много.

- Подготовь Регул максимальной модификации.

- Браво! Уже планируете покинуть тонущий корабль? - ответив, искин горько хмыкнул.

- Отставить панику, - Киллиан, неожиданно для самого себя, крикнул, - в комплект Регула входят тохионные мины? В скольких секундах отставания корабли противника.
Уверенность в голосе Сивара заставила искин приободриться.

- Кажется я вас понял...

Киллиан бросился у шлюзовому отсеку. В них ещё раз попали. Армейский ботинок мемора уже ступил в шлюзовой отсек, когда резкий удар бросил корабль в сторону. Потолок и пол смешались в единую, неприветливо-твердую субстанцию, все норовившую ударить Киллиана по голове. Несколько кульбитов корабля бросили топазца на пол, отозвавшись шумом в голове и разбитыми локтями.

Обшивка продолжала держаться. Лишенный невидимого силового щита, корпус Вергилия принимал удары кордов, все ближе подбиравшихся к своей добыче. Пара точных попаданий могли прекратить эту затянувшуюся охоту.

- Вам следует поторопиться, сэр. Я не успеваю регенерировать.

- А я и не заметил, решил вздремнуть, - Киллиан поднялся на четвереньки, сцепил зубы и начал двигаться в сторону шлюзового отсека.

Каждое движение - вызов.
Каждый покрытый метр - бесконечность.
Пляшущие образы - вид из глаз.
Как надравшийся забулдыга Сивар подобрался к вожделенной цели - распахнутому интеллектуальному доспеху. Регул принял дрожащее тело в свое лоно и начал колдовать над состоянием "оператора".Пара инъекций транквилизаторов, подавивших работу ноцицепторов, доза стимулирующих препаратов, и Сивар уже был готов к действию.

- Сколько до преследователей?

Вергилий совершил ещё один немыслимый вираж и лишь потом ответил:

- Пара объектов в трёх секундах. Ещё трое в пяти, но наращивают скорость.

Киллиан, войдя в контакт с Регулом, выставил таймер на дюжине мин и выбрал из перечня доступного вооружения генератор когерентного излучения. Уничтожить корабли-преследователи таким импульсником было невозможно, а вот обмануть генераторы силового поля чужих - вполне.

- Открывай.

Киллиан без опаски разместился у входного люка. Декомпрессии не предвиделось - весь кислород был удален из шлюза, как только еле передвигавшийся мемор загерметизировал свой комплект брони.

Тохионные мины были готовы начать обратный отсчёт. Правое предплечье Регула, отрастившее тупое дуло импульсника, подалось вперёд. Киллиан слушал мерное биение своего сердца, готовясь к атаке. Его страх ушел. Слишком далеко он забрался, слишком долго прожил, слишком сильно пропитался холодом черного кратера, стужей глаз Айзека Райберга, чтобы бояться каких-то там букашек. Люк плавно отъехал в сторону оголив чернильный провал космоса.

Бесконечные мириады живых и уже давно почивших звезд расшили это чёрное полотно лучами своего холодного света. Света, которому было не суждено добраться до одной крохотной платнетки, некогда кружившей вокруг местного светила. Землю, рассыпавшуюся под ударами чужих на тысячи осколков, им было уже не спасти. Как не спасти и большую часть человечества, погрязшую в собственных пороках и страстях. Киллиан натужно скрипнул зубами.

Не спасти...
Это не значило,что не надо было бороться. Что не надо было сражаться хотя бы за гипотетическую возможность того, что когда-нибудь люди смогут измениться. Бороться за то, чтобы человечество наконец смогло жить, а не выживать. Жить в новом доме.

Короткая очередь из импульсника выхватила из тьмы рвущиеся вперёд корабли чужих. Голубоватые ореолы силовых полей отразили случайные выстрелы и спали, дожидаясь новых атак. Атак молниеносных. Атак прямых и понятных. Атак корабля. Человека в скорлупке брони не принимали в расчет.Никто не применял тохионные мины для космических сражений. Никто до Киллиана. Матовые сферы мин отправились в свободный полет, уже отсчитывая секунды до взрыва.Сивар активировал их таймер и начал всматриваться в глаза бегущей по его следам тьме. Будь они в атмосфере, он бы услышал хлопки. Взбесившиеся тахионы на сверхсветовых скоростях раздирали бы пространство, уничтожая заданный объем материи. Кислород схлопнулся бы.

Космос лишь стал чернее. На долю секунды бездна межпланетного пространства в дюжине точек стала совсем непроглядной. Антрацитовое ожерелье сожрало свет звёзд и небольшую область мрака прямо за несущимся вперёд Вергилием. Мрак нанес ответный удар, породив вереницу огней. Сгустки ионизированного газа почти облизали застывшего на самое границе бездны Киллиана.

- Неплохая попытка , сэр. Очень оригинальная и даже действенная, - искин расстроенно цыкннул, - три истребителя из пяти уничтожены.

Заострённые морды гончих кордов, словно услышав упоминание о себе, показались из мрака. Черные трезубцы, почти неразличимые на фоне бескрайних космических просторов, приблизились к Вергилию, дав оптике Регула выхватить себя из тьмы. Приблизились и отстали. Интеллектуальная броня прочертила их приблизительный маршрут. Истребители летели к дредноуту...

- Силовое поле пропало. Капитану удалось. Я думаю, вам стоит остаться в броне, - искин отключился, бросив все свои силы на ликвидацию повреждений. Охотник и жертва поменялись местами. Вергилий, наконец задраив шлюзовой отсек, понёсся вслед за трезубцами. К замершему кораблю чужих. Его антрацитовая туша, вокруг которой сновали десятки красных точек - отметок истребителей, уже отобразилась на обзорном экране, когда искин корабельных систем заговорил:
- Есть слабый сигнал. Только звук.

- Легион ушел... - голос Эпоса переборол треск помех, - освещение пропало, но я не уверен по поводу остального корабля.

- Дредноут обездвижен, Сэр. Силовое поле пропало. Осталось забрать вас.Вергилий остановил движение, словно уткнувшись в незримую преграду. Именно здесь проходил предел дальности действительного огня истребителей кордов.

- Как раз по этому поводу я и хотел поговорить... - Айзек затих. После секундной задержки его голос вернулся, принеся с собой новую порцию звуков. В капитанской рубке послышались выстрелы. Эпос бежал.

- Вряд ли нам удастся осуществить вторую часть плана... - Эпос смачно выругался. Его брань утонула в характерном чваканье плазмометов, - как там обастановка на поверхности корабля?

- Дредноут охраняют истребители, но я думаю, они не смогут нанести существенный ущерб планете...- Заткнись!!! Какой к чертовой матери ущерб планете. - крик Киллиан заставил искин замолчать, - это ерунда, Сэр. Мы попробуем приблизиться...

От красной стайки отметок, курсировавшей вокруг дредноута, отделилось несколько точек. Истребители чужих начали сближение с Вергилием.Акустическая система корабля породила странный звук, больше всего походивший на грустный смешок.
- Истребители...

Киллиан до крови закусил губу. Он отказывался верить. Никогда ещё голос Айзека не был таким...Таким обречённым. Эпос принимал свою судьбу. Вся эта миссия изначально выглядела суицидальной. С самого начала у Райберга, у всего их плана было мало шансов на успех. Но сейчас, когда оружие Возмездия кордов было остановлено, сейчас, когда Марс, когда будущее человечества было спасено, Киллиан отказывался верить, что за это свершившееся чудо придется заплатить... Заплатить жизнью Айзека.

- Улетайте... - тихий голос Райберга сменился звуками выстрелов. Эпоса продолжали преследовать.

- Нет, нет , нет... Мы должны попробовать приблизиться... - Киллиан не заметил, как перешёл на крик. Отчаяние рвалось из его груди. Он всегда был один. Он не знал своих родителей, отдавших все свои силы Выживанию. Раса стояла на пороге вымирания, и людям было не до мелочей навроде детского счастья.

Он так и не завел настоящих друзей. Все они - дети Выживания, были созданы ради победы человечества в войне. Они были деталями огромного орудия, которое должно было перемолоть рукав Ориона во имя рода людского. Разве между винтиками в машине может быть настоящая дружба?

Единственная любовь погибла, перечеркнув все его прошлое черной чертой забвения. Больше не было смысла смотреть назад. Все что было раньше не имело значения. Было только сейчас и завтра. И человек, который дал Киллиану смысл смотреть в это бордовое будущее, человек, который дал ему смысл существования, должен был сейчас умереть.

- Прости, вам нужно улетать. Жизнь одного уставшего старика - хорошая цена за будущее человечества.

- Нахрен человечество, нахрен кордов , нахрен будущее... - опущенное забрало Регула не давало Киллиану согнать предательски сочившиеся из глаз слезы, - мы попытаемся...

- Верг, улетайте.
- Нет!!! Нет!!! Стой, сволочь ты инопланетная...

Дредноут начал отдаляться. Даже сейчас Искин продолжал исполнять команды своего капитана. Красные отметки целей продолжали тревожно моргать в самом углу обзорного экрана. Скорость сближения истребителей с беззащитным кораблем уменьшилась, но трезубцы и не думали отступать.

- И ещё одно... Файл от Либерти. Ты можешь мне его отправить, - голос Эпоса начал тонуть в помехах, - хочу посмотреть.

- Простите, сэр. Я с трудом принимаю звуковой сигнал...

- Открой его...

Часть обзорного экрана заполнило изображение. В небольшом кожаном кресле сидела девушка, из рук которой все норовил выскочить непослушный малыш. Девушка заговорила:

- Привет, пап. Мать говорит: это все напрасно. Говорит, что ты это никогда не услышишь... Плевать. Меня зовут Надежда и, - девушка засмеялась, - я надеюсь этот неслух узнает своего дедушку. Его тоже зовут Айзек.

- Киллиан, опиши, опиши мне их, - Голос Эпоса дрожал.

Киллиан не хотел говорить, не хотел описывать... Он хотел кричать. Кричать от несправедливости, что заставила этого человека умирать. Айзек сделал свою работу до конца, до последнего был верен своей цели. Он хотел защитить человечество. Сам того не зная, он хотел защитить их.

- Она... Ваша дочь похожа на госпожу Либерти: зелёные глаза, пепельные волосы, прямой нос. А мальчик...
- Ну.

- Мальчик наверное в отца. Светло-карие глаза, каштановые волосы, - Киллиан невольно улыбнулся, - такой серьезный. Все норовит убежать...

- Надеюсь на меня не будет похо...
Связь оборвалась. Треск помех похоронил голос Эпоса.

- Айзек, Айзек...

- Нас преследуют, сэр. Четыре корабля кордов. Попытаюсь оторваться в ближайшем скоплении астероидов.


Дредноут уже давно пропал с обзорного экрана. Серебрянный наконечник мчался прочь от последнего пристанища Эпоса, разгоняя тьму и холод космических просторов. Красный диск Марса остался где-то позади. Вергилий несся в сторону Солнца. Черные трезубцы кордов продолжали сокращать дистанцию... А Киллиану было плевать. Он все кричал и кричал.

- Айзек, Айзек, Айзек...

Корабль тряхнуло. Обзорный экран закрутило. Черная бездна космоса и редкие астероиды вместе со звёздами завертелись в мрачном калейдоскопе.

- Попадание в шлюзовой отсек, заращиваю повреждения. Ухожу к скоплению астероидов.

Полет корабля стабилизировался. Изображение на экране замерло. Мрачные, чуть подсвеченные блеклыми лучами Солнца голыши начали проплывать в опасной близости от Вергилия. Корабль вошёл в пояс астероидов. Пояс астероидов, расположенный между Венерой и Марсом. Пояс астероидов, которого не было ещё сорок лет назад. Мысль-триггер мелькнула в голове Сивара, активировав законсервированную в его разуме информацию.Видения замелькали перед глазами мемора, принеся с собой боль. Привычный зуд, оповещающий о начале переработки перманентной памяти сменился двумя огненными вспышками. Сразу два пласта информации - последние данные законсервированные в модуле памяти Сивара, начали подменять собой реальность, раздирая его мозг.

Черные глыбы астероидов - холодные могильные плиты напрочь лишенные жизни, заменил лазурный эллипс планеты. Он увидел Землю... Увидел ее последний день.

Боль продолжала рвать его разум, но уже тише. Сознание Сивара превращалось в лёд. Образы прошлого, такого реального и одновременно невыносимо далекого, затопили его помыслы стужей.Холодом предчувствия. Лазурные океаны, жаркие пустыни и бесконечные тропические леса; бескрайние степи,величественные озера и жемчужины стеклянных городов; жёлтые хребты гор и нити рек - все это, вся планета горела жизнью, озаряя черную гладь космоса своим сиянием, разгоняя бесконечный мрак...

Он знал, что должен был увидеть, что должен был пережить, но не мог даже представить, что это будет настолько... Настолько тяжело. Все, что он видел, уже давно мертво - планета, прошлое человечества, его грезы, его совесть. Они умерли здесь. В доме рода людского, оставив вид без тысяч лет морального совершенствования. Бросив людей во власть инстинктов.

Киллиан смотрел, как смерть родины сводит расу с ума, оставляя людям лишь ненависть и злобу; бросая человечество на склон огромного кратера, где пахнет серой и жженой плотью. Он смотрел, как жизнь целой расы превращается в бесконечное путешествие по кругам Ада - жизнь без прошлого, жизнь без грез... Выживание.

Боль окончательно стихла, переродившись в голос. Второй фрагмент памяти, выходивший из консервации, заговорил с Киллианом.Спокойный мужской голос стал панихидой, провожавшей в последний путь дом людей.

- Десятый день штурма Назгайры. Финальный отчёт. Говорит старший мемор штурмового подразделения флота... - голос оборвался, уступив дорогу образам.

Покой Земли был нарушен. Обогнув недотрогу Луну, на орбиту планеты вышел коалиционный флот чужих. Сотни космических кораблей облепили голубой эллипс Земли, готовясь к атаке.

Серебряные спирали линкоров нзоргов расправили лепестки лазерных установок - мощнейших в рукаве Ориона.
Треугольные авианосцы Безымянных - побратимов личинок с Назгайры, выпустили из своего лона тучи истребителей. Хищная мелочь тут же принялась атаковать стартующие с поверхности планеты корабли - никто не должен был бежать.
Тяжеловозы Пэлксов - разумных земноводных с Проциона В, распушили сверхмассивные РЭБ-установки, подавляя планетарную защиту.
Толстопузые бомбардировщики Крэсс готовились залить планету огнем.
Орбитальных станции людей уже горели, огненным дождем опускаясь в атмосферу. Сияющие болиды несли послание чужих. Темную весть, состоящую из одного слова - смерть.
Смерть. Смерть.Смерть.

Голос неизвестного мемора вновь вспыхнул в разуме Сивара.

- Мне удалось восстановить хронологию планирования атаки на Земли. Выяснилась причина агрессии со стороны коалиции чужих. Люди должны знать.

Комбинированный флот четырех рас готовился к расправе. Четырех рас, которые совсем скоро сгинут в огне людской мести. Рас, которых сожрет Возмездие.От них не останется и следа. Их планеты окутают синие вспышки нейтронных бомб. Технология Грядущих, принесённая на борту Вергилия из центра галактики, сотрет все следы их существования. Их флот погибнет, а космические колонии будут вырезаны под чистую. Им не дадут права на капитуляцию. Только смерть.

Лепестки лазерных установок вспыхивают алым. Энергия накоплена. Нзорги медлят. Первыми атакуют бомбардировщики. Крутобокие корабли Крэсс скидывают защиту с артиллерийских установок. Следует залп. Тысячи снарядов устремляются к планете, чтобы в нескольких сотнях метров над поверхность распуститься бутонами термоядерных взрывов. Равномерно, континент за континентом, огонь чужих пожирает планету. Тысячи ядерных грибов распахивают небо, расшвыривая облака.
Земля горит.

Киллан услышал крик. Тот самый крик о котором говорила Либерти. Крик планеты. Крик расы, гибнущей в радиоактивных лучах Армагеддона. Крик человечества, потерявшего свое Я.Этот крик - мольба миллиардов, накатывает на Киллиан, роняя на пол. Заливая его сознание ненавистью...
Он готов жечь. Он готов убивать. Он готов мстить.

Нзорги, безымянные, корды, алиумы - какая разница? Все они должны гореть. Все они должны поплатиться.Крик пронизывает его душу, забирая последние капли сострадания, что ещё мерцали на самом дне его души. Черный яд гипера заменил все его естество. Его сердце, его разум цепенеют в объятиях холода.Корабль тряхнуло. На секунду видение сгинуло впустив в сознание Сивара реальность. Черные глыбы астероидов - угли оставшиеся от сгоревшей Земли, пролетают мимо.

- Критические повреждения. Двигатель нестабилен. Преследование продолжается, - Вергилий тараторил, растеряв всю свою человечность. Никаких эмоций. Никаких страхов. Иллюзия разумности спала, оголив алгоритмы мышления машины, - сэр, есть последний шанс спастись. Спасти вас.

- Плевать, - Киллиан ныряет в видение.

Планету окутал густой слой радиоактивного тумана. Взрывы подняли в небо тысячи тон породы. Слой пепла - черный мешок для трупов, покрыл мертвую Землю непроницаемой оболочкой. Но чужие не останавливались.

- По информации полученной из баз данных орбитальной станции, стало понятно, что отправным пунктом конфликта стал инцидент на орбите Юпитера. Это явление осталось почти незамеченным людьми, но вызвало панику чужих.

Голос мемора стал аккомпанементом последнему залпу коалиционного флота.Бомбардировщики, авианосцы и корабли РЭБ-поддержки ушли, оставив почившую планету наедине со спиралями линкоров.

- Один из кораблей-шпионов нзоргов, находящийся в Солнечной системе зафиксировал электромагнитный импульс небывалой мощности. Гигантское возмущение электромагнитного поля да и самого пространства, как утверждают данные нзоргов, не могло было быть вызвано естественным причинами. Аналитики чужих пришли к выводу, что импульс был генерирован доселе неизвестным видом оружия. Оружием человечества невиданной мощности.

Алые лепестки линкоров сошлись вместе, породив залп.

- Этот импульс и агрессивная космическая экспансия человечества, подтолкнули чужих к превентивному удару. Колонизация Топаза с последующим геноцидом аборигенов, захват планет в системе Эпсилон Индейца вкупе с импульсом заставили чужих действовать.
Вергилий прорвался в видение Киллиан:

- Сэр, повреждена большая часть рабочих узлов. Я должен вас спасти. Я был создан для этой цели... Можно попытаться... Это сопряжено с некоторым трудностями... Работа гипердвигателя нестабильна. Мы не дотянем до зоны безопасных гиперпереходов. Не могу ручаться за результат прыжка, но это все-таки шанс.

- Плевать.

Киллиан его почти не слышал. Крик погибшей родины, слившись с голосом мемора, покрыл его разум ледяной коркой спокойствия. Он должен был услышать отчёт до конца. Он должен был увидеть гибель Земли.

- Активирую работу гипердвигателя. Прощайте, сэр... Надеюсь, мы еще встретимся...

Слова Вергилия утонули вместе с реальность. Его заменил голос мемора:

- Эти данные будут продублированы в моем модуле памяти, если чужие смогут остановить отправку отчёта. Люди должны знать. В базе данных флота нет сведений о испытаниях в той области Солнечной системы в заданный момент времени. Импульс не был генерирован людьми... Это могло быть диверсией... Могло быть ошибкой...
Ошибка.
Это слово вонзилось в мозг Сивара ледяным клинком, заставив его оцепенеть.Ошибка стоившая жизни миллиардам.
Ошибка лишившая человечество дома.
Ошибка отправившая их всех, ещё живыми в ад.
Соединившиеся лепестки линкоров выпустили в сторону планеты десятки лазерных лучей. Когерентное излучение прошило пепельный саван планеты, прошло сквозь мертвую поверхность, пронзило мантию и впилось в ее раскалённое ядро. Металлическое сердце планеты не выдержало нагрузки и через несколько секунд разорвалось. Корабли чужих отпрянули, уклоняясь от белой волны взрыва. Земли не стало.

Сознание Киллиана погасло...

Дубликаты не найдены

+1

Я так боялся, что это конец; но, вижу, будет продолжение)

+1
Жду жду жду! Захватывающие!
+1

Еще немного еще чуть-чуть

0

Про одинэску подумал.

раскрыть ветку 3
0

Чо?

раскрыть ветку 2
0

1С Предприятие 8.3

раскрыть ветку 1
Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: