1338

Жизнь женщины в русской деревне конца XIX века.

Недавно появилась интересная книга — «Жизнь «Ивана». Ее написала Ольга Петровна Семенова-Тян-Шанская, дочь знаменитого путешественника. Сама она не отправлялась в далекие экспедиции — объекты ее исследований жили в соседней деревне Гремячка Рязанской губернии, а многие из них всю жизнь служили в имении ее отца.


Ничего не скрывая и не приукрашивая, на протяжении многих лет Ольга Петровна скрупулезно записывала все, что имело отношение к крестьянскому быту, и собрала огромный массив сведений: устройство дома, инвентарь, еда, одежда, ход сельхозработ, урожайность разных культур, подробнейшие цены (начиная от стоимости каменного дома и до цены сечки для капусты), бюджет семьи, налоги, суды, болезни и лечение, суеверия и обычаи, и т.д.


Болезнь и ранняя смерть помешали Ольге Петровне закончить книгу, но и то, что сделано, имеет большую ценность для историка. «Жизнь «Ивана» вышла уже после ее смерти, в 1906 году, в т. 39 «Записок Императорского Русского географического общества». Позже была издана в 1914 году, но не получила широкой известности, а после войны и революции о ней совсем забыли. Переиздана в наши дни в 2010 году издательством «Ломоносовъ».


В книге множество полезного, но я выбрала то, что меня интересовало в первую очередь, — некоторые подробности о жизни женщин в русской деревне конца XIX века. Там много примечательного. (Цитируется в некотором сокращении, в квадратных скобках — мои примечания).


«Маленькие девочки ходят дома в одних холщовых, но только длинных рубахах, и непременно подпоясанные. Очень рано (лет с двух уже) стремятся к тому, чтобы подвязать платком голову. По праздникам на них надевается ситцевый сарафан. Девочки лет с десяти носят уже обыкновенно (даже и дома) шерстяную домотканую юбку.


Маленькие дети в крестьянском быту очень скоро развиваются. Это объясняется участием ребенка во всех почти работах и во всех событиях крестьянской жизни. Взрослые не стесняются все говорить при ребенке, напиваться и драться при нем. Нечего и говорить, что мальчик лет 7-12 и даже девочки этого возраста «ругаются». «Кобель», «сука», «сволочь», «блядь» — очень употребительные детьми ругательства.


Если отец бьет мать, ребенок, разумеется, жалеет мать, но не с той точки зрения, что отец не прав. Жалеет он мать потому, что «того и гляди, убьет ее батя». А лишиться матери — самое ужасное несчастье для ребенка. Мать уж будет биться как рыба об лед, а поднимет своих детей на ноги. Что же до отца, то он замечательно беспечно относится к своим детям-сиротам. Для него их как бы не существует, а мачехи бьют и обижают их.


Девочки лет 7-12 присматривают за младшими братьями и сестрами. Также они пасут скотину, а именно телят. Они помогают и в поле: берут картошку, полют, носят взрослым еду и питье во время полевой поры. Ходят за водой, полоскают белье, учатся шить и прясть, мять лен и коноплю.

Жизнь женщины в русской деревне конца XIX века. Женщина, Крестьяне, История, Фотография, Дореволюционная Россия, Быт, Длиннопост

Дети с малых лет присутствуют при сговорах, свадьбах. Они очень рано усваивают, что отец «хозяин», мать «хозяйка», отец главенствует над матерью. И всякий ребенок отлично понимает, что девочки будущие «невесты», а мальчики «женихи». В некоторых деревнях до сих пор [1890-е] держатся обычаи «просватывать» девочек лет 12-14 за соответствующих им по возрасту мальчиков. Теперь такие сговоры нередко расстраиваются, когда жених и невеста делаются взрослыми. А если нет, так «невеста» 14-15 лет и «жених» лет 16 начинают сожительствовать вместе до своего совершеннолетия.


Лет двадцать-тридцать тому назад [т.е. в 1860-70-х годах] выходили замуж лет 16-19, женились в 18-20. Гораздо реже выдавали девушек 15 лет. Хотя и опасным считалось засидеться в девках, на девушку смотрели в семье как на рабочую силу, а следовательно, не торопились сбыть с рук. Малого [т.е. парня] же потому торопились женить, что таким способом приобреталась для семьи лишняя рабочая сила.


Теперь [1890-е] выходят замуж лет 16-25, женятся же 18-27.


Встречи с будущим мужем или женой происходили обычно во время весенних или летних «улиц» или на вечеринках. «Улицы» начинались с воскресенья на Красной горке [вторая неделя после Пасхи] и длились вплоть до зимы, по всем праздникам, а иной раз и в будни. На них собирались девки со всей деревни и отчасти молодые бабы, особенно такие, у которых мужья в отсутствии. Начиналась «улица» в сумерки и длилась до часу-двух ночи. Зимой «улицы» заменялись «вечеринками», «вечорками» у какой-нибудь вдовы или одинокой солдатки, которая за освещение (фунт-два керосину) пускала парней и девок к себе в избу.


Наибольшим успехом у девок пользуются те «малые», которые «чисто ходят», то есть имеют жилетку, пиджак, сапоги бутылками и хороший картуз. Действует также на девок умение играть на гармонике, словца «вежливые или игривые» (у нас каждую девку теперь называют «барышней» на улице), некоторая ловкость.

Жизнь женщины в русской деревне конца XIX века. Женщина, Крестьяне, История, Фотография, Дореволюционная Россия, Быт, Длиннопост

Девок на улице любят веселых, таких, которые умеют плясать и за словом в карман не полезут. Всякая девушка имеет своего малого, с которым «стоит». Он дарит ее то бумажным платком, то дешевым кольцом или серьгами, то куском розового мыла, то гостинцами — подсолнухами, жамками, рожками. Девушки тоже иногда дарят парней гостинцами. Примечательно, что после «улицы» бабы и девушки провожают парня, а не наоборот; малый даже до порога избы не проводит девушку.


Обычно на таких «улицах» завязывались внебрачные связи, которые часто кончались браком. Хотя очень нередки случаи, когда бросают ту, «которую любили». Старшие нередко ругают и бьют дочерей за такие связи; малым же ничего за это не достается.


С «распутевыми» девками или бабами чинится иногда расправа. «Распутевой» называется такая девка или баба, у которой несколько любовников. Эти любовники сговариваются иногда поучить ее и, если она девка, мажут ей ворота дегтем, а если она баба, бьют ее. Побьют, затем подымут ей рубашку на голову, свяжут (так, что голова женщины как бы в мешке, а до пояса она голая) и пустят так по деревне.


Девка, у которой один любовник, уже не считается «распутевой», и ей ворота дегтем не мажут.


О женитьбе или замужестве первые заговаривают бабы, а не мужики; мужики только с ними соглашаются. Прежде всего стремились приобрести в дом «хозяйку» — рабочую силу. Плохим считалось, если сын гуляет с «никудашней девкой», то есть, плохо работающей. Не ценились также «хворые», болезненные невесты. Бывает, впрочем, что какие-нибудь 15-25 рублей, даваемые отцом за девкой, заменяли и здоровье, и ум, и доброе поведение…


Прежде за невестой никогда не брали денег. Брали за нею ее одежду: холсты, две-пять понев, четыре-шесть рубах, один или два ситцевых сарафана, постель и т.д. Хотя вообще на приданое смотрели мало, обращая главным образом внимание на здоровье и способность к работе.


Жених давал невесте «поклажу»: рублей 10-15 денег, овчинную шубу, поддевку из сукна, коты, валенки, пуда 2-4 муки, меру круп, 1-2 ведра водки.


Теперь же за невестой берут деньги (рублей 5-10), особенно если она отличается каким-нибудь недостатком: глуховата, или косая, или «стара», или есть про нее слухи, что она «гуляла».


Если молодой убедится в недевственности своей жены, тут же иногда чинит расправу: пинки ногою, щипки в живот и половые части. Один малый, женившийся не по доброй воле на «нечестной» девушке, за которой отец давал 15 рублей, так ее истязал после свадьбы, что цветущая девушка превратилась в больную на вид женщину. «Весь низ ей выщипал», — говорила ее мать. Мало того, запирал ее на целый день в маленьком амбарчике без пищи. На ночь тоже запирал ее на замок, а сам уходил к своей любовнице, какой-то вдове. Таскал за волосы, бил, чем попало. Унялся только, когда бедная женщина забеременела, — боялся, «как бы за тяжелую бабу в острог не попасть».


С молодой первое время бывают помягче, кормят получше, т.к. она вступила в новую семью. Поблажка состоит в прикармливании новой работницы, но только на три дня гуляния свадьбы. После работают, как другие.


Беременная жена делает все: справляет всю домашнюю работу, в поле вяжет, полет, молотит, берет конопли, сажает или копает картофель, вплоть до самых родов. Иная баба при начавшихся родовых схватках бежит домой, «как овченка»: приляжет во время схваток на землю, а как боли отпустят, опять бежит: «как овченка бежит, трясется».


Часто женихи и невесты физически еще весьма мало развиты. Вследствие этого первые дети родятся слабыми и обыкновенно не выживают. Молодые матери также очень часто «засыпают» детей, то есть придушивают нечаянно во сне.


Первого ребенка ждут еще более или менее радостно. Отец ждет сына, матери безразлично, кто будет ее первенький (считалось, что родить дочку — это себе, то есть, помощницу матери и няньку младшим детям).


Отец проявляет интерес и ко второму, и к третьему сыну. Матери же начинают обыкновенно тяготиться уже третьим ребенком. Если же баба начинает часто родить, в семье к этому относятся неодобрительно: «Обклалась детьми, как зайчиха. Хоть бы подохли они, твои щенки-то, трясет каждый год, опять щенка ошлепетила» и т.д.


Матери на третий и на четвертый день после родов встают и принимаются за домашнюю работу. Иногда даже на другой день после родов родильница уже затапливает печь сама. На работу в поле мать идет через пять-семь дней после родов, ребенка либо берет с собой, либо оставляет на попечение «старухи» или старшей сестры.


«По закону» муж имеет право спать с женой только после шести недель, когда родильница возьмет очистительную молитву. Но это редко бывает. После первого ребенка муж иногда поберегает жену, а уж после второго и третьего, конечно, нет. Если выпьет, то уже через неделю после родов начинает жить с женой, а нет, так недели через две-три.


Жену, конечно, не спрашивают о ее желаниях: «Аксинья, иди-ка сюда», — и все тут.


В трезвом виде муж бил жену редко, в пьяном — часто и чем попало. Бьют и палкой, и рогачом, и сапогами, кулаками, пинком. Таскают за косы через порог. В селе Мураевне был случай, что пьяница муж убил свою жену «за гульбу». Он замотал ее косы вокруг своей руки и бил головой о порог, о лавки и о стену, пока она не впала в бессознательное состояние, а через день умерла, не приходя в себя.


Если муж бьет жену и при этом сломает тот предмет из своего несложного инвентаря, которым чинил расправу, то ему гораздо более жалко этот предмет, чем избитую жену.


Пьяный муж бьет иногда жену, если она откажется исполнить какое-нибудь его приказание, лечь с ним спать и т.д. Я знала одного мужика, который любил, когда был пьяный, так издеваться над женой: «Становись на колени, клади голову на порог, моя воля, захочу — убью тебя!». И баба должна была беспрекословно класть свою голову на порог, а он заносил над ней топор, причем маленькие дети обыкновенно поднимали плач и крик. Тогда он произносил: «Детей жалко, а то бы не быть тебе живой», — и отпускал ее. Это называется «мудровать над женой».

Жизнь женщины в русской деревне конца XIX века. Женщина, Крестьяне, История, Фотография, Дореволюционная Россия, Быт, Длиннопост

Профессионального разврата не существует, но очень легко купить всякую бабу деньгами и подарком. Одна баба очень наивно признавалась: «Прижила себе на горе сына и всего-то за пустяк, за десять яблоков!». Бабы и девки очень любят ходить за яблоками в сады к съемщикам, меняя яблоки на яйца или на самое себя. Нынешним летом был такой случай, что двадцатилетний караульный яблоневого сада изнасиловал тринадцатилетнюю девочку — и мать этой девочки (очень, правда, бедная) помирилась с обидчиком за 3 рубля. Два дня или три после этого кричала эта бедная девочка, и такой испуганный, забитый вид сделался у нее.


Бывает часто и вытравление плода. Жена одного из помещиков помогала бабам при трудных родах, давая им пить настой казацкого можжевельника, который рос у нее в саду. С тех пор, как на деревне прознали про свойства этого растения, чьи-то невидимые руки постоянно обрывали все кусты можжевельника по ночам — очевидно, для целей вытравления, потому что родильницам помещик никогда не отказывал в настое.


Случаи убийства незаконнорожденных младенцев очень нередки. Родит баба или девка где-нибудь в клети одна, затем придушит маленького руками и бросит либо в воду с камнем на шее, либо в густой конопле, или где-нибудь в свином катухе зароет.


В Мураевне (большое село) почти каждый год находят одного, а то и двух мертвых младенцев. Но редко дознаются, чьи они. Крестьяне не любят дознаний, а если что и знают, то помалкивают: «Случился грех, а с кем — Бог его знает, мало ли их, девок, гуляют…». В Мураевне есть баба, которая за некоторое вознаграждение отвозит в воспитательный дом в Москву «гулевых детей» [незаконнорожденных]. К одному бездетному помещику пришла раз баба с предложением купить ее ребенка: «Слыхала я, что тебе дитё нужно, ну думаю, и толкнусь. Он у меня гулевой, а муж скоро приде [с заработков]…».


Надо принимать во внимание незаконных детей и солдаток, и просто замужних женщин. Незаконность таких детей часто известна только семье, и в ее недрах легко могут происходить такие убийства детей, которые невозможно вывести на чистую воду. Например, легко нарочно задушить маленького ребенка, навалившись на него якобы во сне.


В одной деревне (очень глухой) был такой случай: выдали замуж беременную девушку, чтобы скрыть грех. Сам муж был смирный и не попрекал жену, но родные не давали ей проходу и в конце концов заявили: «Чтобы ублюдка твоего не было. Умори его». Бедную женщину бил ее свекор, свекровь тоже не давала ей свободно вздохнуть. Наконец молодуха исполнила требование: наскребла спичечных головок в соску и ребенок умер. Она попала под суд, но была оправдана.


Старухи очень безжалостно и хладнокровно относятся к убийству незаконного «щенка», а молодые с усилием и надрывом убивают своих детей. Мужчины, если и догадываются о таких убийствах, то изображают собою «моя изба с краю, я ничего не знаю; бабы там чего-то путают, ну да бог с ними — мне-то что…».


Бюджет у мужа и жены в семье был раздельный. Мужу принадлежала вся усадьба, хлеб, лошади, свиньи, весь инвентарь. Жене — посуда, одежда, лен, куры, корова. Овцы — общее имущество, но бывали овцы «собинки» — частное имущество бабы, которое после ее смерти переходило дочери. Шерсть с овец делилась так: весенняя — бабам, осенняя — мужикам, которые не обязаны были снабжать баб теплой одеждой.


Если жена нанималась летом на работу поденно, плата принадлежала ей самой. Если сдельно — то чаще мужу. В таких случаях бабы часто отказывались работать даже в самую горячую пору, когда платилась высокая цена за уборку хлеба: «Мне-то что, пропадай его (мужнины) деньги пропадом».


Бывают и взаимные покражи у супругов. То муж выкрадет из жениного сундука деньги на кабак, то жена сворует у мужа муки или крупы, чтобы отдать в мелочную лавочку за мыло или ситец…»

Жизнь женщины в русской деревне конца XIX века. Женщина, Крестьяне, История, Фотография, Дореволюционная Россия, Быт, Длиннопост

БМ ругался только на фото, но без них никак :(

Найдены дубликаты

+173

Вообще же, самая страшная книга, которую я читал - "Лад" Василия Белова.


http://litresp.ru/chitat/ru/Б/belov-vasilij-ivanovich/lad


Это просто весьма полное описание повседневной жизни русского крестьянина.


Лютейший пиздец. Жизнь на грани каменного века. Каждая тряпочка, каждая верёвочка, каждая щепочка - всё, ВСЁ!!! сделано своими руками. Каждая железка - огромная ценность, потому что КУПЛЕНО. И - работа-работа-работа, тяжёлая надрывная работа, начиная лет с пяти и до тех пор, пока ноги держат.


Перечитываю, когда в голову лезут мысли "как плохо я живу".

раскрыть ветку 87
+44

Дополню, еще жуткая про быт крестьян повесть Лескова "Житие одной бабы"

раскрыть ветку 3
+5

Спасибо, попробую почитать.

Вам рекомендую М.Алексеева "Драчуны".

+2
а это не по ней фильм сняли? "жила одна баба" вроде
раскрыть ветку 1
+58

Интересно, что на этот пост скажет наш штатный ымперец, @Racibor, усиленно мастурбирующий на царскую Россию?


Приготовьтесь слушать, что все это ложь, а на самом деле все жили очень хорошо, до 1917 года

раскрыть ветку 69
+24

РОССИЯ, КОТОРУЮ МЫ ПОТЕРЯЛИ

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 31
+36

В России во все времена жили и будут жить примерно одинаково. Во все времена жизнь нашего народа определялась нашим же отношением друг к другу. У власти теже люди, что и снизу. Понятно, что не надо всех под одну гребенку, но в массе именно такой народ какой описан в этой замечательной книге Тян-Шанской. Вот взять времена СССР, с прекрасным патриотическим воспитанием и определенными социальными устоями в обществе. Так одкуда повылезали эти упыри в 90-х годах??? И так массово!

раскрыть ветку 33
-70

Я уже задавал вопрос, но, видимо, в совковых мозгах не отложилось: зачем мне тратить время на существ, которые пытаются начинать диалог с оскорблений и мастурбационных фантазий? Ваше место — в интеллектуальном гетто.

раскрыть ветку 2
ещё комментарии
+11

"Письма из деревни" Энгельгардта - тоже бытовой хоррор.

раскрыть ветку 2
+5

http://az.lib.ru/e/engelxgardt_a_n/text_0020.shtml

ссылка для ленивых Письма Энгельгардта

Почерпнул много полезного, многие вещи остались актуальны для деревни до сих пор

раскрыть ветку 1
+35
Поэтому я угораю и презираю Толстого, с его утверждениями про народную.мудрость и всё такое.
ещё комментарии
+4

Вот читал, тоже чернуха https://www.livelib.ru/book/1000101864-raskrashennaya-ptitsa...

+3
Балы, красавицы, лакеи, юнкера. И вальсы Шуберта и хруст французской булки.
+2
С пяти лет и с пяти утра ещё.
+1

почитаю! спасибо

0
+39
Есть такая русская писательница рубежа XIX-XX веков - Александра Анненская, писала о тяжкой жизни малолетних в РИ, как в деревнях, так и в городе, о явном и нескрываемом неравенстве дворянских и крестянских детей. "Тяжёлая жизнь", "Брат и сестра", "Чужой хлеб", "Без роду, без племени", почитайте на досуге, там не менее лютый звездец.
P.S. Считаю вот её надо проходить на уроках литературы.
+72

И тут я понимаю, что мне повезло и моя жизнь сейчас - сказка. А в те времена повезло пожалуй только тем, кого придушили во младенчестве...

раскрыть ветку 5
+25

Мне как-то полегчало даже. Господи. Сижу в красивой и теплой квартире со всеми удобствами, хоть она и съемная. Пью кофе с пирожными, укутавшись в плед, любуюсь на новые туфли и свежий маникюр. Немного грущу, что мне выделили отдельный кабинет, ведь поговорить не с кем, и думаю, куда завтра сходить: в кино, на массаж или просто спать до полудня, а потом читать книги и смотреть фильмы... И да, мне грустно, что мне скоро 28, а я еще не в списках Форбс... Знаете, меня отрезвило.

раскрыть ветку 1
+4

Блин, я сейчас была бы рада отдельному кабинету, настолько задрали своими разговорами.

+18
Наверное с тех времён пошла фраз "ну почему я не умер маленьким"
раскрыть ветку 1
+4
У нас говорят "ох, что ж я маленьким не сдох" :)
-1

Отличные времена, еби баб за 10 яблок, бухай, делай что хочешь.

+27
Очень интересно, спасибо!
раскрыть ветку 1
+15
сразу видно, как раньше было лучше!
+274
Вот в это нужно тыкать носом каждого кто кричит о "России которую мы потеряли"
раскрыть ветку 58
+201

Ну что Вы, правда.

Неужели они думают о крестьянах, когда вспоминают Россию, которую они потеряли?

раскрыть ветку 38
+137

нужно доносить до таких экземпляров, что они не на балах бы шампанское пили,а в поле жилы рвали

раскрыть ветку 16
+22

каждый думает, что был потомком по меньшей мере графа))

раскрыть ветку 1
+101

90% населения России к 1913 году были крестьянами. Пахали деревянными плугами, хоронили детей, недоедали. Нормой было, когда у крестьянина кончался хлеб к Рождеству. Вот представьте: Рождество, начало года, а хлеба уже ни крошки. Впереди весь январь; холодный февраль; стылый март; начинающий теплеть, но всё ещё бескормный апрель; ну и май, когда, наконец, можно хоть крапивы нащипать (до хлеба всё ещё далеко). И всё это время - хлеба нет, нечего есть и нечем детей кормить. Поэтому и нанимались крестьяне в кабальные условия, чтобы было что поесть. Полгода без хлеба.
Да уж, кому мешала такая Россия? Нормально же жили (сарказм)

раскрыть ветку 11
+21

Балы. Красавицы. Корнеты. Шулера.

И вальсы Шуберта, и хруст французской булки,

Любовь, шампанское, закаты, переулки,

Как упоительны в России вечера!

Вот о чем обычно вспоминают......

раскрыть ветку 6
+21

Стерлигов на это скажет, что всё нормально.

раскрыть ветку 1
+44

ему бы от интернета, электричества, водопровода и медикаментов отказаться для начала,а потом пусть уже пиздит

+10

И это еще не все из этой книги. Мне на глаза попадался другой отрывок, тоже про женщин, но еще жестче

раскрыть ветку 4
+3
Так цитируй
раскрыть ветку 3
+31
Я ещё ссылочку оставлю - царистская статистика - сборник хоррора только не в рассказах а царской статистике. Исторические документы, цифры, источники, пруфы. Плюсаните не плюса ради а что бы увидело побольше людей.


https://skaramanga-1972.livejournal.com/tag/Российская%20имп...

раскрыть ветку 8
+2
Вопрос, а как на фоне этой статистики выглядят иные страны. Я не жил в то время и не знаю стандартов смертности по миру. Цифры это хорошо, но мне интересны общие показатели в разрезе с другими странами.
раскрыть ветку 2
+1
У источника не очень поняла позицию «тогда было плохо,а потом стало лучше» говоря о смертности. Тубик и прочие заболевания свирепствовали не потому что царизм, а потому что медицина не умела с ними справляться. Лекарства появились бы позже так или иначе в связи с развитием медицины, а не потому что большевики пришли. Соответственно странно приписывать победе большевизма уменьшение смертности.
раскрыть ветку 4
+22

Скажите это @Racibor, он за такие высказывания порвет тебя лживыми графиками и левой статистикой про то, что все крестьяне жили прекрасно, а то, что тут написано - это просто преувеличения обычные.

раскрыть ветку 2
+17
А малые дарили девок последними айфонами!
раскрыть ветку 1
+87

спасибо феминизму за то,что дал женщинам права
сравнить положение женщины в обществе и доме сейчас и тогда...приятно,что живу в это время

ещё комментарии
+45

кажется даже тег "ЖЕСТЬ" уместен

+19
И я благодарна судьбе, что родилась в это наше время)
+52
Как-то грустно сделалось после прочтения
раскрыть ветку 8
+66

Грустно?! У меня лично жопа полыхает! Это же не люди, это моральные уроды, даже животные так погано не живут.

раскрыть ветку 7
+13
Да, это верно. Кроме животных. Животные именно так и живут - на инстинктах, а человек даром что тысячелетиями цивилизации строит - и по сей день от животного сознания не оклемался. Посмотрите на быдло, самого разного калибра, между прочим - от синяков под забором до тупых пезд с внешним лоском, часто даже с налетом якобы интеллигенции, выходящих замуж "за побогаче" чтоб слаще жилось (самки некоторых животных дают себя трахать за еду), от домостроевцев, лежащих с пивом на диване, вокруг которых бегает жена ("а чо я буду женскую работу делать, и ваще я устал"), до яжматерей, рожающих "для себя" и обращающихся с ребенком, как с вещью, насилуя их морально. Мерзко это. Жаль, что я родилась не в 41м веке, а в этом.
раскрыть ветку 2
+2
Я в процессе чтения охеревал непрерывно.
-8
А хомячки?
-13

Ты сейчас своих предков с животными сравнил?

раскрыть ветку 1
ещё комментарии
+151
А потом все удивляются, а чего это наши женщины с пропащими алкоголиками, бабниками или наркоманами живут?
Оно же веками такого семейного быта в подкорку мозга впитывалось. Память поколений считай.
ещё комментарии
+32

Кто - то еще хочет сказать о том, что "женщин никогда не притесняли, кококо"?

+36
А где то в уголке мироточит Поклонская, скорбя о царе :)
раскрыть ветку 2
+10
Ваш комментарий безмерно огорчает Наталью Владимировну )
раскрыть ветку 1
+8
Да и хуй с ней)
+10

Бабушка рассказывала мне истории из своего деревенского детства. Особенно запомнилось как у одной молодой женщины с двумя детьми умер муж, и она осталась в деревне, в полной власти свекра, который ее, городскую, невзлюбил. Ее и детей держали впроголодь, хлеб им за столом не полагался, хотя свекр и свекровь рядом сидели и ели. А еще ее постоянно посылали зимой на озеро полоскать овечьи внутренности (не спросила, зачем), отчего у нее начался, видимо, ревматоидный артрит, и ее всю скрючило. Происходило это где-то в 30-х годах, точнее не помню. А вообще, такая беспросветная картина там вырисовывалась - с хлебом из ольховых сережек, вечно пьющими мужиками, болезнями без медицины и кульком сахара огромной ценности...

раскрыть ветку 1
+4

Что-то однако и не изменилось  ничего...Ну да, быт и комфорт чуть улучшились, но пьющие мужики, женщины вкалывающие дома и на работе, херовая медицина...

+18
Интересно, есть хоть где-то место на этой планете, религия/страна/община/время, хоть что-то, где к женщинам относятся с уважением, не бьют, не считают за второй сорт, не насилуют и прочее
раскрыть ветку 1
+6

Есть, матриархальные племена Йемена и Тибета, правда там мужчин считают за второй сорт, так что это всего лишь примитивная социальная конструкция, где кто-то должен быть главным, а кто-то подчиняться. Встречал мнения что раньше матриархальных племён было больше, но они показывали себя как менее успешные. Так что "такова жизнь", хорошо что сейчас это стремительно отходит в прошлое, ведь за последние 100 лет мы развились больше чем за предыдущие 40 тысяч.

+100

Россия, которую мы потеряли. Сволочи большевики разрушили уклад, которым прадеды жили. Уничтожили счастливо живущее крестьянство.
* для совсем глупых - sarcasm *

раскрыть ветку 33
+65

В 19 веке данная картина характерна для крестьян большинства стран того времени. Или ты уверен, что останься монархия в России крестьяне так бы и жили до сих пор? Или, что с 1918 года наступил рай у крестьян: пятичасовой рабочий день, центральное отопление, телевизор в каждую хату? До 50-х годов 20 века примерно такая картина была у крестьянства в России.

раскрыть ветку 5
+45
Да, фактически для множества людей того времени рай в 1917-18 году действительно наступил. 90% людей перестали быть третьим сортом в свой же стране, большевики добились мира, солдат на фронте перестали расстреливать (о том, какая это была проблема можно увидеть на примере французской армии 1917 - вот где настоящий трешак с комиссарами), крестьянам дали возможность делить земли помещиков.

То что потом наступила Гражданская война, интервенция, голод и разруха не отменяет того реального подъема и попадания большевиками в чаяния людей в 17-18 годы.

И да, проблема крестьян РИ была не в отсутствии электричества и телевизора, а в том, что полвека детская и материнская смертность была зашкаливающей, люди были абсолютно неграмотны, - это то, что большевики стали решать почти сразу и решили еще до 1941 года, решили за 20 лет то, на что имперские власти десятилетиями клали хуй.

раскрыть ветку 3
0

В 19 веке данная картина характерна для крестьян большинства стран того времени

Сравни в европейских губерниях падёж (ибо это не смертность, именно падёжь) моих предков при имперашке и блять за 100-200 км в европе, в возрасте до 5 лет. Удивишься. Медицина была (с т.ч. зрения науки) одинакова везде, в петергофе знали то же самое что в стокгольме.

+20

К слову сказать, жизнь в разных регионах была разной. Как и соответственно уклад. Кое где - все вышеописанное, кое где - совсем все по другому. Но объединяющий фактор все равно есть - тяжелый, непрерывный труд.


А насчет большевиков - так да, местами они уничтожили крестьянство, сослав самые крепкие, хозяйственные семьи, объединив все в неумело управляемые колхозы. И такое было - чего таить то.

раскрыть ветку 26
+21
Ну справедливости ради можно ещё отметить, что кулаки это не только крепкие хозяйственники, но и ростовщики, которые наживались на своих односельчанах при неурожаях.
раскрыть ветку 21
+1
Частично да. Помню, как был в Тальцах (музей деревянного зодчества недалеко от Иркутска) и имел возможность сравнить его с Витославлицами (музей в Новгороде). В Тальцах в рамках экскурсии посетили избищу (по-другому не назову - без излишеств. но светлая, огромная и добротная), и я поинтересовался у экскурсовода, не жилище ли это часом самого зажиточного крестьянина в деревне. На что она с диким удивлением ответила, что это самая обыкновенная сибирская изба, "как у всех". На Новгородчине даже самые мажористые избы были куда скромнее.
-2

Крепкие хозяйственники из середняков обычно становились председателями колхозов. "Неумело" управляемые колхозы давали урожайность на уровне средних крестьянских хозяйств, но на всей посевной площади.

раскрыть ветку 2
+7
Да тяжко жилось
+48
Снохачество — практика в русской деревне, при которой мужчина — глава большой крестьянской семьи (живущей в одной избе) состоит в половой связи с младшими женщинами семьи, обычно с женой своего сына (связь свёкра с невесткой, называемой сноха). А про это что ничего? Цензурщина.
раскрыть ветку 13
+21
Просто не факт что в этой деревне все было именно так.
раскрыть ветку 1
+36

Да, не во всех деревнях это было распространено. В Орловской губернии, например, снохачество осуждалось и считалось преступлением против православной веры, за которое не будет прощения на том свете.

А в Тамбовской губернии снохачество считалось самым большим грехом, но несмотря на это все же встречалось часто.

+5

Типа инцест-дело семейное?

раскрыть ветку 4
+27
Иногда сына женили очень рано, чтоб приобрести рабочую силу и он просто еще ничего не мог, а девушку брали постарше, чтоб работала хорошо, вот свекр и развлекался
раскрыть ветку 3
+10

Сделала пост про снохачество) https://pikabu.ru/story/patriarkhalnyie_russkie_traditsii_sn...

раскрыть ветку 3
+15

Тебе надо медаль дать "За скрепошатание", или что-то типа этого :)

раскрыть ветку 2
+3
Может в следующей части будет. Подождите выводы делать.
раскрыть ветку 1
+9

Постараюсь завтра сделать пост)

+46
Профессионального разврата не существует, но очень легко купить всякую бабу деньгами и подарком. Одна баба очень наивно признавалась: «Прижила себе на горе сына и всего-то за пустяк, за десять яблоков

Что сто лет назад, что сейчас.

раскрыть ветку 12
+6

На эту тему есть очень хорошая книга российского социолога и антрополога Игоря Кона «Сексуальная культура в России. Клубничка на березке». Рекомендую.

раскрыть ветку 1
0
Спасибо. На досуге гляну.
+32

Сейчас ещё проще, достаточно одного, главное номер правильный.

раскрыть ветку 9
+14
десятый же ж) та тоже на десятом сдалась ;)
раскрыть ветку 8
+7