1052

Жизнь с диагнозом «аутизм». Обычная история необычного ребенка

Я – мама одного мальчика, в бесконечных медицинских выписках которого присутствует слово «аутизм». Присутствует оно и в моей жизни. Я очень долго думала, стоит ли говорить об этом: соглашалась, отказывалась, и вдруг поймала себя на мысли: а вдруг кто-то догадается, что я – это я? Тогда я поняла, что мне просто стыдно об этом рассказывать, и именно поэтому – я согласилась рассказать о себе и своём сыне. Преодолевая стыд и страх.


До диагноза


Началась наша с Валерой история десять лет назад, с того что он у меня родился. Роды были первые, естественные и очень трудные. Обвинять кого-либо в том, что моего ребенка в процессе родов произошла асфиксия – я не буду, это уже бессмысленно.


Факторов тяжелых родов много: здесь и незамеченные показания для кесарева сечения, и вся беременность на лекарствах, отрицательное действие которых не доказано: но я лично знаю многих мам необычных детей, кому беременность сохраняли медикаментами. Врачи скажут: выдумка сумасшедшей мамаши. Я скажу: действие и «побочку» всех новых лекарств можно увидеть лет так через десять, как раз на наших подросших детях. Что такое роды, знает каждая женщина в нашей стране, которая через «это» прошла.


Меня оскорбляли, унижали, запугивали, говорили, что если буду плакать и кричать, рожу мертвого ребенка или урода... Медсестра даже угрожала мне, что ударит по лицу. Спустя четырнадцать часов «ада» Валера увидел мир, а я думала, что умру прямо в родильном зале – от боли и счастья, одновременно. Это была самая спокойная ночь в моей жизни. Я стала мамой.


Что точно подарит нам день грядущий – не предполагала. До декрета я работала бухгалтером, на работе, и в целом в жизни всегда любила точность. Начиная со следующего утра, точно я знала только одно – наши дети никому не нужны кроме нас. Возразите мне?


Утром мне не принесли Валеру, вместо этого пришла грозная женщина педиатр и сказала: «У вашего сына ОПМ, готовьтесь ко всему». Я с трудом могла приподняться на кушетке из-за множественных разрывов, соображала тоже туго. Врач посмотрела на меня еще более строго и изрекла: вы меня понимаете? Что я могла понимать? Молодая мама первого ребенка, не имеющая никакого отношения к медицине…


«Органическое поражение мозга» – как приговор произнесла врач, и ушла к другой койке, что-то говорила моей соседке по палате. Дальше я ничего не слышала.


Все пребывание в роддоме я плакала от страха и безысходности, пытаясь что-то делать и совсем не понимая, что именно нужно делать. А Валера лежал в боксе с какими-то проводами и трубочками. Совсем один. Потом нас выписали, и через какое-то время всё это стало забываться как страшный сон.


С вашим сыном что-то не так, а что – я не знаю…


А том, что у нас есть проблемы, я догадывалась с самого начала, однако ни невролог в поликлинике, ни другие врачи не видели никаких проблем, кроме родовой травмы. Нам выписывали массажи, бассейны, капли и еще многое в таком духе. Так мы дожили до года, набирали вес, начали ходить.


Около полутора лет нас захлестнула волна истерик и непонятного для меня поведения. «Перерастет», – говорили мне. Когда Валера стал есть какашки из горшка, и часами раскладывать на полу карандаши – я поняла, что пора бить тревогу.


Сын как будто бы избегал меня, не смотрел в глаза, не любил ласки, не всегда даже реагировал на имя. Истерика начиналась всякий раз, когда я кормила его. Через какое-то время я начала замечать, что главное для Валеры – делать одно и тоже и в одно и тоже время. Я кормила его по режиму, всегда одинаковой едой – он ел только пюре с печеньем – и ничего больше. Таким образом, мне удалось купировать истерию, по крайней мере, такую неконтролируемую.


Не буду скрывать, поведение сына вызывало во мне злость. Я злилась от усталости, от того, что как мне тогда казалось, я бьюсь головой о стену.


Никогда не прощу себе, как однажды, когда ему было около двух с половиной лет, я ударила его. Хотела собрать его на улицу, но мы спешили, и я начала одевать его слишком быстро, не в той последовательности, как делаю это всегда. Валера говорил плохо, и мало слов выучил, но вот одно предложение выговаривал очень выразительно, так ему это нравилось: «Поиидем к деду в Малиновку».


Малиновка – район в Минске, где живут мои родители, по праву единственные люди, ни разу не упрекнувшие меня в том, что мой сын какой-то «не такой». И вот я говорю ему: «Валера, ну когда это кончится? Когда ты станешь как все дети?» А он смотрит куда-то в стену и повторят как попугай: «Поиидем к деду в Малиновку, поиидем к деду в Малиновку»…


Я ударила его по голове, а он лег на пол и начал орать, не плакать, ни кричать – он орал и выл как животное. А я…впервые поняла, как далеко зашла. Я легла рядом с ним и молча лежала, ждала, когда всё закончится, не имея сил его успокоить. Так прошло еще полгода, полгода войны за каждый новый день.


Дети с Валерой не играли, вернее он их не замечал. На детской площадке сын садился в песок и сидел там – час, два, три – мог бы, наверное, и больше. Единственные спокойные для меня минуты были, когда он мылся в ванной. Переливание воды в формочки действовало так же магически, как и карандаши.


Наши с мужем отношения стремительно портились, папу Валера не замечал вовсе. Муж винил во всём меня: ведь я сижу дома и должна ребенка «воспитывать», а я – балую. Декретный отпуск подходил к концу, и мне необходимо было думать о выходе на работу. Мы с мужем решили отдать Валеру в садик и думали, что сможем вздохнуть.


Совершенно случайно мы попали к психологу, девочке, которая занималась подготовкой детей к садику, при школе раннего развития. Она поговорила с Валерой, попыталась с ним поиграть, задействовать коммуникацию – реакции «ноль». На вопросы сын отвечал, но неохотно. Через полчаса психолог сказала мне: «С вашим сыном что-то не так, а что – я не знаю, я не видела таких детей. Может у него какой-то синдром? Вы сходите к неврологу в поликлинике, может что-то подскажет».


До этого мы у невролога были, конечно. В поликлинике, где нам поставили диагноз ЗПР – задержка психического развития, при этом не дав никакого направления в коррекционную группу в саду, или что-то в этом плане. Я поняла, что выяснять, что именно «не так» с Валерой придется самим. Мы обратились Минский городском клинический детский психоневрологический диспансер.


Там нам попался опытный детский невролог, которая посмотрела сына, выслушала меня и дала направление к психотерапевту. Пожилой мужчина, тоже очень корректный и тактичный, сказал, что ЗПР и дислалия (нарушение звукопроизношения при нормальном слухе и сохранной иннервации артикуляционного аппарата – прим. KYKY) – это всё про нас, а вот интеллект у ребенка не пострадал. Правда, есть проблема посерьёзнее. Похоже, что у Валеры аутизм. Это было очень страшно. Честно говоря, страшно до сих пор.


Слабый сильный папа


После всех комиссий мы наконец получили подтвержденный диагноз, и видимо, это был диагноз для всей нашей семьи. Вечером, когда муж пришел с работы и спросил, как всё прошло, я просто отдала ему бумаги почитать. Он внимательно прочитал, а потом спросил: «Твой сын психический инвалид?»


Эти слова я не забуду никогда, хоть говорят, нельзя копить в себе обиды. Единственное, что я смогла ответить: «А твой? Это ведь наш ребенок, наш общий сын». Мужчины, к сожалению, в своей массе переживают трудности более сложно, чем женщины. Наш папа нас оставил и ушел. Он помогает нам деньгами, но не приходит. Теперь у него другая семья.


Его новая жена не знает о нашей истории ничего. Он умолял меня не говорить новой пассии, что ребенок болен, чтобы жена не решила, что у него «плохая сперма», а ведь он так хочет с ней детей. Это звучит банально и грустно. Но… Я не говорила и не говорю с его женой о Валере, они живут в другом городе, как мне кажется, в параллельной вселенной. Генетическая природа аутизма на сегодняшней день ни подтверждена на 100%, но и не опровергнута.


Он «не такой», как наши дети!


Попасть в сад с «букетом» диагнозов было непростой задачей. После ухода мужа, я поняла, что о постоянной работе мне придется забыть – начала работать удалённо. А вот садом я просто бредила, мне казалось, Валере просто нужна социализация. Еще немного, еще чуть-чуть – и все наладится, все будет хорошо.


С сыном мы ходили на дельфинотерапию, после этого он начал смотреть мне в глаза. Сложно описать, каково это, когда ребенок не смотрел на тебя три года и тут… смотрит своими широко раскрытыми серыми глазами. Это было для меня чудом. В сад мы попали – в обычный, по блату. Но там всё было далеко не так, как я представляла.


Воспитатель сына игнорировала, дети смеялись над ним, особенно когда он начинал повторять любимые слова. Самое непонятно – другие родители : они возмущались, что «такой» ребенок ходит в обычную группу с их «нормальными» детьми.


Как-то вечером, когда я забирала Валеру, воспитатель попросила меня задержаться, сказала, что мне нужно перевести сына в другую группу, что сложилась нездоровая обстановка в группе, родители переживают, что… Я всё поняла. Так мы перестали посещать сад. Я могла бы бороться за место под солнцем, пробовать с другими садами, писать жалобы в различные министерства, но я просто пошла по-другому пути. Тотальная некомпетентность воспитателей, психологов, дефектологов – такова реальность наших детских садов.


До семи лет мы готовились к школе дома, ходили в разные кружки, что тоже давалась ой-как нелегко. Значительную роль сыграл реабилитационный центр в Санкт-Петербурге, куда мы ездим два раза в год. К сожалению, у нас в стране нет ничего подобного. Благодаря этим занятиям, Валера научился сам одеваться, пусть не всегда это получается хорошо, но всё же. Многие странности в поведении удалось «присмирить», многие я просто теперь предвижу, и могу действовать на опережение. Я сама очень изменилась, наверное, начала смотреть на мир глазами сына.


Время шло, диагноз нам не сняли, но мы решили попробовать учиться в школе. Почему нет? Мой сын не дебил, и не страдает олигофренией, он умный и начитанный мальчик, которого общество упорно выталкивает из своей лодки, как гадкого утёнка, которому не место с ними в одном пруду. В семь лет он уже умел читать, писать и делал феерические вещи из конструктора. Говорил, что он хочет проектировать космические корабли… Ну как тут не отдать в школу?


Здравствуй, школа!


Несмотря на все медицинские выписки о том, что мы имеем право обучаться в обычной начальной школе, наша «первая учительница», дама пенсионного возраста, настоятельно рекомендовала мне сына в школу не отдавать, ссылаясь на то, что по опыту, это будет очень трудно и ничего не даст. Тогда я просто аккуратно спросила: «А со сколькими детьми с таким диагнозом вы работали?» – «Честно говоря, у меня не было таких детей, но я знаю…»


Думаю, комментарии к диалогу отчаянно излишни. О каком интегрированном обучении можно вести речь, если сами педагоги не готовы иметь дело с детьми, с которыми просто чуть сложнее? И все же мы решили попробовать. В школу поступили. Сейчас Валера учится во втором классе, бывает разное, но я горжусь тем, что мы смогли это сделать. Наверное, меня выручает то, что поход в школу каждый день – это режим, а все что происходит по режиму, Валера любит. Друзей в школе у сына нет. Не все дети его принимают, однако это их право. Родители в большинстве своём держат нейтралитет.


Называть учительницу по имени отчеству у Валеры получилось не с первого раза. Теперь она называет его Валерий Геннадьевич – только так он согласился принять субординацию.


Отметки у него хорошие, особенно хорошо идет то, что не требует взаимодействия с детьми. Иногда Валера рисует, и я могу с уверенностью сказать, что он, в силу организации своей психики, воспринимает все совсем не так, как большинство из нас.


Сын не понимает некоторых тонкостей в отношениях и все время говорит то, что думает. Это уже принесло немало проблем. Умение держать свои мысли при себе – не про него. Он может сказать человеку в глаза: ты – злой, а ты – толстый, и не важно кто перед ним – одноклассник или директор. Валера не испытывает от этого неудобств, а вот люди… Общение с ребенком-аутистом, что-то вроде общения с представителям совершенно другой культуры, с инопланетянином. Трудно просто наладить контакт, а понять?


Я сама никогда до конца не знаю, какой и на что будет реакция сына. Как-то в метро, мы ехали вместе с женщиной, у которой были очень интересные духи. Дама вышла, а после этого Валера бегал по вагону и нюхал «воздух», потом сказал мне, что это был запах красоты…


Часто мы идем в школу в маминой шапке, или прихватив какой-нибудь красивый браслет, если идем без истерики и в бодром расположении духа – закрываю на это глаза. Все это нелегко, но больше всего я беспокоюсь о том, что будет с Валерой потом? Как и чем он будет зарабатывать на жизнь, изменится ли его поведение с возрастом? Сможет ли он когда-нибудь встречаться с девушкой? На все эти вопросы ответов у меня нет.


У нас в стране нет взрослых аутистов


Точно я знаю только одно: после 18 лет диагноза «аутизм» у нас не существует. Не потому, что все дети перерастают свои диагнозы. Если после 18 лет Валеру признают «недееспособным», значит он никогда не сможет вести нормальную жизнь. Именно из-за этого многие люди бояться показывать своих «особенных» детей специалистом, из-за страха за будущее ребенка в настоящем – многие из них не получают помощи, в которой нуждаются.


Иногда мне кажется, что от этого всего меня саму накрывает аутизм или что-то похуже… Мне не хочется быть среди людей. Я веду людям бухгалтерию – работаю удаленно, так как сложно найти работу со свободным графиком, а с Валерой мне всегда быть «на чеку», что называется.


Последний раз близость с мужчиной у меня была года три назад, случайная, эпизодическая, не принесшая мне ничего – никаких эмоций. Вся моя жизнь – борьба за Валеру, со всеми, со всех сторон собирающими заклевать его, меня, нас. Думаю, постоянные отношения с мужчиной – то, о чем я действительно мечтаю, но увы, не могу себе позволить. Возможно, пока.


Мой ребенок не бракованный


Если вы столкнулись с аутизмом – просто примите это – как серые глаза. Ваш ребенок не «плохой», не «инвалид», не «бракованный» – он такой, как есть. Детей с расстройствами аутического спектра очень много, вы не одни со своей проблемой, даже если иногда так кажется.


При аутизме часто не страдает интеллект. Например, Валера хорошо понимает в компьютере, читает, проектирует интересные сооружения из «лего». Встретив нас в торговом центре, вы никогда не догадаетесь о наших проблемах. У меня, как и у всех, есть аккаунт в социалке, но я не «пиарю» свою «прекрасную» жизнь. Наша жизнь не легче и не труднее, чем у многих. Мы просто живем. Мы тоже «норма» – вот такая её разновидность.


Источник

Дубликаты не найдены

Аутистические расстройства

271 пост1.1K подписчика

Добавить пост

Правила сообщества

Запрещается эйблизм, то есть, любая форма дискриминации по признаку психического или соматического здоровья.

Подробнее
+295
На моменте, когда вы ударили сына, мне захотелось вас обнять. Именно вас, чтобы поддержать молодую маму, столкнувшуюся с такими сложностями в одиночку.
Моя маленькая, сильная девочка... Вы большая молодец, прекрасная мама и невороятная женщина. Я желаю вам счастья, а вашему сыну успехов. Вы все делаете правильно.
раскрыть ветку 127
+153
А папаша гандон....
раскрыть ветку 121
+5

Автор текста по ссылке в конце, а автор поста просто скопировал его из источника

+10

Это копипаста

-13

Да некоторые нормальные люди и с копипастой разговаривают.

ещё комментарий
-4

Именно на моменте удара, даже не раскаинья? Мм. Забавный у вас моральный компас, что сказать.

-9
Обычно такое не читаю... Но из-за этого комментария стало интересно за что удалили ребенка..... Не делайте так больше!
ещё комментарий
+137

Привет, котятки. А я как раз таки дефектолог, кстати, довольно компетентный.

Мне понравилась фраза автора "просто чуть сложнее".

Как раз таки в данный момент я индивидуально веду образовательный маршрут очередного мальчишки 11 лет с аутизмом, потому что работу в классе он превращал в ебаный ад.

Нет, сударыня, и РАС и аутизм - это далеко не чуть сложнее, когда ребенок кардинально выбивается из общего темпа как развития, так и поведения. Лично из своего опыта сужу что интеграция нужна, но в рамках социального общения, игр, уроков физкультуры и других околосоциальных тем, но никак не на строгих академических предметах.

Педагоги, бесспорно, не готовы брать на себя ответственность за образование ребенка по цензовой программе (потому что с них спросят) когда не знаю как, в каком темпе, и с какими рычагами управления способен работать такой ребенок. Ребенок с аутизмом интеллектуально сохранен первично, бесспорно, но далеко не всегда вторично. А если он не возьмёт ценз? Знаете ли Вы как ебут педагогов за неуспевающих детей в классе?)

К тому же постоянный социальный контакт с большим количеством детей (=безжалостных,надо признать, по своей сути существ) будет изрядно утомлять вашего мальчика и нервировать.

Я не могу говорить конкретно о Вашем случае, опираюсь на свой опыт. Ребенку с РАС и аутизмом в обычном классе сложно, успеваемость детей падает, педагоги тихо охреневают.

Со всем остальным согласен, желаю сил Вам, успехов в учебе, достойного педагогического сопровождения и

иуспешной социализации.

раскрыть ветку 13
+54

Мне понравилась фраза автора "просто чуть сложнее".
Как раз таки в данный момент я индивидуально веду образовательный маршрут очередного мальчишки 11 лет с аутизмом, потому что работу в классе он превращал в ебаный ад.


Тоже глаз резануло. В 18 он недееспособен, сам себя обслуживать не в силах, но учиться должен со всеми, на кого эта программа рассчитана изначально.

раскрыть ветку 2
+34

Ох, дорогой товарищ, шёл в комменты то же самое написать, а вы уже всё четенько разложили. Женщину конечно же жаль и я ей сочувствую, но она в корне не права, когда пыталась засунуть своего ребёнка в обычную школу.

Дорогая моя, не надо иллюзий, прошу Вас. Примите реальность до конца, как есть. Ваш ребёнок никогда не был и не будет полноценной частью общества. Простите за цинизм, но он никому, кроме Вас, не нужен. Странно требовать от преподавателей ещё и дополнительную нагрузку в виде занятости с  дефективным ребёнком.  И писульки от врачей, что, мол, он может обучаться со всеми - филькина грамота. Они вынуждены это писать, причины долго расписывать. Странно требовать от детей терпеть непредсказуемого ребёнка. Я тоже учился с таким, благо, дело было ещё в Союзе и парня перевели в специальную школу довольно быстро. Примите всё до конца. Примите то, что в обычной школе друзей у него не будет (а вот в коррекционной школе - вполне). Вы так сетуете на злобное общество, но задайте себе вопрос - зачем ему Ваш ребёнок? Вот зачем? Я не оправдываю маленьких злобных мудаков, которые издеваются над вашим ребёнком, но оправдываю всех остальных. Это совершенно нормально, когда сверстники игнорируют того, с кем нельзя наладить коммуникацию. С ним нельзя пообщаться, поиграть и понять вообще. Вряд ли вы сами будете дружить с неполноценным человеком, правда?

Не терзайте ребёнка, переведите его в специальную школу, самостоятельно ищите человека-репетитора, который будет согласен индивидуально работать с Вашим ребёнком, развивать его интеллект и направлять его стремления в нужное русло. А от учителей в общеобразовательных школах отстаньте, пожалуйста.

+12

Тоже глаз резануло,только в первой части,где она засунула ребенка в обычный сад."Воспитатель игнорировала ребёнка"... Серьезно?Сейчас группы формируют по 30 человек.Ходит в среднем по 20.Ребенок полностью не дееспособен,на контакт не идёт,ничем не интересуется,что она хотела от воспитателя?Она думала,что он бросит всех остальных детей и начнет заниматься с ним в индивидуальном порядке?Сама мать открыто говорит,что до сих пор на 100 процентов не контролирует чадо,а уж в дошкольном то возрасте воспитатель чудесным образом должна была срочно переквалифицироваться и предугадывать его истерики,чтоб он не пугал детей?Да и не для кого не секрет,аутисты часто бывают очень агрессивны и на месте родителей,я бы тоже была против неконтролируемого нахождения аутиста рядом с моим ребёнком.Я как раз училась на воспитателя детей с отклонениями в псих.развитиии и эмоционально личностном развитии и видела на практике,как одного запихнули в обычную группу.Это был гемморой для всех и самое печальное,не имело никакого смысла для самого ребёнка.Он просто везде был за бортом.С тем же успехом он мог просто смотреть на детей через окно даже не входя в детский сад.

+2

Не соглашусь с вами,у моей мамы в классе учился ребенок аутист. Родителями проделана огромная работа,мальчик учился хорошо,класс мама настраивала на хороший лад и обидчиков осуждали все. Семья переехала в другой город,не из-за сына, никакого ужаса от того,что он учился в классе мама не испытывала. И сейчас говорит,что это правильный выбор,есть шанс,что он выйдет из школы дееспособным

раскрыть ветку 1
-67
Как такой компетентный дефектолог может столько мата вылить в комментарии, вы с детьми и родителями так же?
раскрыть ветку 5
ещё комментарии
+98
В нашем районе парень с аутизмом работает на почте. Сначала носил газеты и сразу было видно его особенности, но прошло 2-3 года, сейчас он работает с посылками, с людьми немного общается и если не знать его истории, то с первого взгляда обычный парень, стал увереннее держаться, работа пошла ему на пользу.
раскрыть ветку 12
+103
Если не обманывать себя, что ребёнок здоров и учить его в специальной школе, для особенных детей - он вполне способен освоить профессию и стать финансово независимым.

А еще я ничего не знаю о том, передаётся ли аутизм по наследству и может ли ребёнок новой папиной женщины родиться аутистом, но то что он может остаться без папаши - вполне.

Такие черти всегда найдут причину - и всегда им кто-то будет виноват, тока он в белом плаще, мамина корзиночка.

Уже писала недавно - мой дядька пятерых дочек от разных женщин бросил, потому что хотел сына (так он говорил), а потом бросил и шестую, которая сына родила.

Представить не могу, что переживает ТС - но вы ни в чем не виноваты, вы большая молодец и сильная женщина. Может когда сын подрастёт и появится время - книгу напишете в помощь таким мамам, которых оставили с ребёнком - слог у вас хороший)
+34
У нас в строительстве работает мужчина, но он, скорее, Аспергер, но всё же. Тоже видно, что "не такой", однако ж выучился, говорит на 3х языках, работает вполне себе. Не женат только.
раскрыть ветку 6
+32
Мой сын победитель областной олимпиады по информатике. И по математике на 5 месте по области. Он аутист. И я очень рада, что мой бывший муж никогда не говорил ничего о его болезни. Один раз сказал - "тяжело воспитывать гениального ребёнка"). Он так поддерживал меня после постановки диагноза. Я винила себя, он понимал, что объяснять мне, что это глупо - бесполезно.
0

спасибо, буду знать куда идти работать с замкнытм характером.

0

Таким людям социализация нужна как вода.

-10

под топом напишу.
у 3х знакомых дети аутисты ииии... да всем поебать никого не парит, не калит и прочее. я хз тут так прям все описано что аж ебанись ад какой-то. я когда начал читать думал мож пост про 90е, но никак не про 10е. даж не верится, что там аутизм сходу не смогли найти и с какими то неадекватными сложностями сталкиваются, муж какой-то странный.

ещё комментарий
+15

«Не бракованный». Как бы грустно это не звучало, ребенок с аутизмом все же бракованный. Он болен. Он не нормален. Нужно ли культивировать культуру сосуществования с аутистами? Да.

+266
Покоробил упрёк в сторону педагогов и обычных психологов и дефектологов,что они бестолковые и не умеют работать с такими детьми. А автору опуса в голову не приходило, что учились они работать с детьми нормотипичными? Для работы с аутистами нужны особые знания, каких не даёт учёба в универе по специальности воспитатель, учитель начальных классов. Им нужно ещё следить за 25-30 остальными учениками, чему-то их научить, потому что именно ЭТО их профессия. А автор так может и стоматолога упрекнуть, что он ей аппендицит не вырезал - оба врачи же.
раскрыть ветку 51
+129
Спасибо за Ваш комментарий. Очень хотелось написать что-то подобное. Я работала в школе, у меня в классе была девочка без диагноза, но со сложностями. Я думаю, что если бы с ней работал профессиональный дефектолог или специалист, имеющий соответствующую подготовку, для всех было бы лучше. И инклюзивность - это не воткнуть ребёнка с особенностями в не подготовленные общество. Как-то иначе это должно быть
раскрыть ветку 7
+11

Да, меня тоже зацепило.

По факту скажу, что несмотря на громкие заявления об инклюзивном образовании, наша система образования не готова к особенным детям. Без тьютора наладить систему работы с ребенком с ОВЗ практически нереально, когда у тебя в классе или группе ещё 25 детей без диагноза, но со своими сложностями. Поэтому я понимаю совет учителя отдать ребенка в соответствующее учреждение. Зачастую это действительно будет являться лучшим вариантом.

+4
А разве дефектолог работает с нормотипичными детьми?
раскрыть ветку 2
+10
Попадался пост от лица учительницы,которой попался класс с особенным мальчиком. У неё было желание и она наладила контакт с мальчиком. Не сразу,не легко,но наладила. Он стал отвечать на уроке,работать в коллективе. Это её заслуга. Но если учитель не хочет,он даже пытаться не будет взаимодействовать с ребёнком. Сталкивалась и с теми и с другими. Сын на инвалидности с двенадцати лет. С ним можно контактировать,но классная его тупо игнорила. Мне говорила,что он не отвечает на уроках,а сама относилась к нему как к предмету меблировки- не мешает и ладно. В противовес учителя русского,истории,математики всегда искренне интересовались его состоянием,радовались успехам и вовлекали в работу на уроке. Благодаря им он сдал ОГЭ наравне с ровесниками.
раскрыть ветку 6
+13
А почему покоребил то? Если ты взрослый человек с образованием, так признай сразу, что это Я не могу справиться с этой проблемой. Меня этому не учили, у меня нет опыта. А не то что вы нам не подходите.
раскрыть ветку 31
+199

При всем моем сочувствии, замечаю, как таким мамам близка подмена понятий, например, ее ребенок не инвалид, оказывается. Хотя после 18 лет он может стать недееспособным. Или уже получает соответствующую пенсию, но не смейте его считать инвалидом, а то оскорбится.

Могу сказать, что относилась бы с большим пониманием к таким позициям, будь в них меньше гордыни и лицемерия.

Это, значит, общество выкидывает бедного невинного гадкого утенка? А не сам ли утёнок, пусть и не всегда того желая, ведет себя гадко в обществе? Может, со всей своей "особенностью" они сначала к специалистам пойдут, а не сразу на равных в общество? До семи (!!!), целых семи лет у нее ребенок с явными проблемами торчал с ней дома! И она еще сомневалась, что у него проблемы в садике будут? Почему такой особенной маме не догадаться, что сама она не исправит эту ситуацию одним режимом и своей любовью? Почему мой ребенок должен учитывать чьи-то там особенности и корректировать свое поведение в его интересах, или тупо бояться того, что тот выкинет? У нас есть пример отличного парня в группе сада, чья мама кричит о сохранности его интеллекта, что не мешает ребенку быть агрессивным,  вот без всяких прелюдий может брать и бить детей, повредил глаз одному ребенку, вырвал волосы девочке. Есть и не агрессивный парнишка, уже в школе, явно с диагнозом, хотя мама его и  отрицает, весьма расторможенный и срывающий урок за уроком, мешающий детям учиться. С ним не справляются даже опытные педагоги! И ему никакого толка от обучения нет, зато весь класс занят благородным делом его социализации вместо своего обучения. А пара упоротых педагогинь прямо заявляет, что будет его интересы ставить в приоритет, пусть и в ущерб вниманию остальным ребятам в классе. Потому что одна такого же растит, а вторая диссертацию по теме пишет. А есть "солнечный" дауненок, что на прогулках пробовал онанировать прямо на детской площадке. Будь у этой мамы  нормотипичный (не любят эти люди слово "здоровый") ребенок, она рада была бы такому соседству? И, кстати, оставьте это слово в узких кругах, как бы вам ни было обидно, что мой ребенок здоровый, а ваш- нет. И это не повод оскорбляться, это причина для того, чтобы лечить!

Моя позиция не популярна среди педагогов, они сейчас массово фанатеют инклюзией, в то время, как я считаю  что детьми с расстройствами  психического спектра должны заниматься именно узкие специалисты, а не школьные учителя без специальной подготовки, ведь окружающие не знают степень глубины чужого диагноза и его реакций. Есть мамаши, что вообще не хотят заморачиваться лечением и коррекциями, ее ребенок, оказывается, нормальный и отвалите. И если я еще могу понять про необходимость адаптации, совместного обучения детей, например, с инвалидностью по зрению, из-за отсутствия ноги, то непредсказуемый, неконтролируемый, с нарушениями поведения ребенок возле моего мне нахер не сдался. Извините за резкость.

раскрыть ветку 4
+17

Вот-вот. "Нормотипичным" детям это всё за что? Когда девочка с ЗПР мастурбирует на уроке русского языка, как вы думаете, одноклассники смотрят на доску? Как учителю вести себя в этой ситуации? А про зарплату этих учителей я вообще молчу

В группу ДС с моим ребёнком ходил "особенный" мальчик. Я понимаю, мама невыносимо устала во время декретного, сад был для неё долгожданной возможностью отдохнуть от сложного ребёнка.  Но почему это должно быть за наш счёт?

Во время занятий малыш непрестанно выл. Как зверёныш, на одной ноте, очень громко. Во время обеда его нужно было держать на руках и кормить с ложки. Я часто забирала сына до дневного сна, так что брала эту обязанность на себя - кормила беднягу. Тогда воспитатель могла помогать остальным двадцати двухлеткам. А когда меня не было? И не нужно говорить, что таким образом в детях воспитается толерантность! Дети этого мальчика ненавидели! За вой, за исключительное внимание педагога и потому подобное.

И, для справки, воспитатель в коррекционных группах имеют меньшую продолжительность рабочего времени, меньшую наполняемость группы и большую зарплату, чем в обычной группе ДС. Так что, уверена, инклюзия - просто способ экономии. На "нормотипичных" и на особенных детях. Никому, кроме чиновников, она не на пользу!

+83
Соглашусь. Работала помощником учителя в коррекционном классе. Маленькая группа, 12 человек, можно было легко подстроить ритм занятий под всех. Минимум два воспитателя на группу. Меньше требований, фактически, больше был упор на социализацию, чем на академическое обучение. И всё норм было, все получали внимание, все успевали хоть что-то, да новое выучить, без стрессов, без насмешек друг над другом. А потом работала в другом месте, где родители решили, что их девочка нормальная, и воткнули её в обычный класс. Это был ужас для всех, включая эту девочку. Для неё просто находиться в обществе 40 детей ежедневно был суперстресс, а ещё же и учиться надо. И если в коррекционном классе мы специально выделяли время и возможность для детей снять стресс, то в обычном классе такой возможности не было. И когда девочка срывалась, не было второго воспитателя, который мог с ней в сторонке поработать, она просто срывала урок всему классу. Дети в этом классе были заметно нервознее, чем в других. Нахуй такой инклюзив.
+5
Ох как хлёстко, и как по делу! Полностью согласна.
+20

Лучше и не скажешь. Тоже раздражает это «нормотипичные» и «не нормотипичные», «не инвалид, а особенный», не «пиздец с головой», а «особенности поведения».