9

Жизнь и смерть Юлия Цезаря: медицинский аспект.

Римский диктатор Юлий Цезарь, несомненно, принадлежит к числу наиболее популярных и даже легендарных личностей античной истории. Деятельность Цезаря была настолько обширной, яркой, динамичной и плодотворной по своим результатам, что уже современники считали его особым человеком и по-особому воспринимали его, испытывая к нему самые разнообразные чувства — от симпатии и восхищения до зависти и дикой ненависти. Ещё при жизни Цезаря был сформирован его оригинальный образ, который затем претерпел многократные превращения и в итоге был значительно мифологизирован в античной историко-литературной традиции.


Цезарь действительно был незаурядным деятелем Римского государства, в его экспрессивной и творческой личности органически сочетались военные и политические таланты, дипломатические умения и бесспорный литературный талант, проявившийся в его знаменитых «Записках» о галльской и гражданской войне. Цезарь был не только опытным организатором и правителем, но также интеллектуалом, тонко разбиравшимся в гуманитарных науках и социально-политической обстановке. Именно сочетание военно-политических и гуманитарных талантов в итоге позволило Цезарю стать властителем Рима и фактически создать собственную монархию, умело встроив её в существующий государственный строй, сохраняя таким способом внешнюю республиканскую оболочку. Цезарь максимально использовал свои многочисленные способности, умел в короткие сроки осуществлять мероприятия глобального масштаба. Насколько можно судить, Цезарем двигали именно амбиции, стремление к величию, заставлявшие его проделывать огромную работу ради достижения власти и славы. Цезарь был цельной и самодостаточной личностью, ощущал свои возможности и желания, знал, как их реализовать и неуклонно шел к этому.


Среди разнообразных аспектов жизни и деятельности Юлия Цезаря, что нашли подробное освещение в античной традиции, одним из наименее изученных является медицинский аспект. Между тем, помимо тщательного описания военных и государственных дел Цезаря, древние авторы приводят немало сведений о его человеческих свойствах и качествах, обнаруживая значительный интерес к личной жизни диктатора, причем сопровождают подобного рода рассказы самыми разнообразными сплетнями и гиперболами. Таким образом, источниковедческая база вполне позволяет получить представление о «медицинской истории» Цезаря и выяснить её возможное влияние на карьеру диктатора. Поскольку Цезарь был убит, а не умер естественной смертью, целесообразно отдельно рассмотреть его хронические болезни при жизни и обстоятельства его трагической гибели 15 марта 44 г. до н. э.

Жизнь и смерть Юлия Цезаря: медицинский аспект. Гай Юлий Цезарь, Древний Рим, История, Античность, Длиннопост

Как известно из произведений греко-римских историков, при всей своей экспрессивности и энергичности Цезарь был болезненной личностью и, в отличие от таких античных героев, как Александр Македонский, не обладал хорошей физической формой. Цезарь страдал так называемой «падучей болезнью» (эпилепсией) и, очевидно, рядом других хронических недугов, отчего ему с самого начала своей карьеры приходилось усиленно работать над собой, чтобы приобрести надлежащую физическую форму и справляться с многочисленными трудами.


О борьбе Цезаря с недугами и его военно-физической подготовке подробно сообщает Плутарх: «Любовь его к опасностям не вызывала удивления у тех, кто знал его честолюбие, но всех поражало, как он переносил лишения, которые, казалось, превосходили его физические силы, ибо он был слабого телосложения, с белой и нежной кожей, страдал головными болями и падучей, первый припадок которой, как говорят, случился с ним в Кордубе. Однако он не использовал свою болезненность как предлог для изнеженной жизни, но, сделав средством исцеления военную службу, старался беспрестанными переходами, скудным питанием, постоянным пребыванием под открытым небом и лишениями победить свою слабость и укрепить свое тело. Спал он большей частью на повозке или на носилках, чтобы использовать для дела и часы отдыха.»


Как следует из рассказа Плутарха, благодаря усилиям воли и напряженной военно-походной жизни Цезарю в целом удалось преодолеть свои недуги, даже более того, он проявлял большую физическую и умственную активность, управляясь со множеством дел. При этом Плутарх отмечает, что личное участие в военных делах служило для Цезаря не только физическим тренингом, но также идеологическим средством, при помощи коего он приобрел популярность среди своих войск.


Не менее интересные сведения о военных трудах Цезаря приводит его биограф Светоний: «Оружием и конем он владел замечательно, выносливость его превосходила всякое вероятие. В походе он шел впереди войска, обычно пеший, иногда на коне, с непокрытой головой, несмотря ни на зной, ни на дождь. Самые длинные переходы он совершал с невероятной быстротой, налегке, в наемной повозке, делая по сотне миль в день, реки преодолевая вплавь или с помощью надутых мехов, так что часто опережал даже вестников о себе». Таким образом, Светоний подтверждает хороший уровень физической подготовки Цезаря во время его военных кампаний.


Помимо этого, Цезарь смолоду имел много любовниц из числа представительниц римской знати, а также прослыл известным сибаритом и любителем роскоши, что затем поразительно сочеталось с его репутацией великого полководца и способностями переносить тяжелые условия жизни во время военных кампаний, занимавших значительную часть его жизни.


Итак, можно сделать вывод, что к началу гражданских войн 49—45 гг. до н. э., когда Цезарь был в зрелом возрасте, его психофизическое состояние было вполне нормальным, несмотря на имевшуюся хроническую заболеваемость эпилепсией. Тем не менее, Цезарь неустанно тренировал свой организм, вследствие чего даже оказался готовым выносить лишения военных кампаний в Галлии, не говоря уже о том, что в этот период он вел бурную политическую деятельность, что требовало от него большого умственного напряжения. Кроме того, именно в это время по соображениям историко-идеологического характера Цезарь начал составлять знаменитые «Записки о галльской войне», а далее — «Записки о гражданской войне», что подтверждает высокий уровень его интеллектуальной активности.


Согласно данным античных авторов, более-менее существенные проблемы со здоровьем у Цезаря начались уже в период гражданских войн с Помпеем и республиканцами. К тому времени Цезарь был в относительно старшем возрасте (50—56 лет), участвовал в многочисленных военных конфликтах, а также стал фактическим, а затем и официальным правителем Римской республики, т. е. возложил на себя тяжелое бремя управления огромной средиземноморской империей. Если прибавить сюда ещё внутриполитическую борьбу в Риме, различные интриги в самом лагере Цезаря, то следует объективно признать, что в этот период Цезарь имел максимальные психофизические нагрузки, по сравнению с другими стадиями своей общественно-политической и военной карьеры.


Чтобы получить объективное представление о психофизическом состоянии Цезаря накануне трагических мартовских ид 44 г., непосредственно обратимся к источникам.

Косвенным свидетельством развития хронических недугов Цезаря можно считать отрывок из «Письма к Гаю Юлию Цезарю о государственных делах», составленного Саллю-стием в сентябре 50 г. В этом политическом увещевании Саллюстий призывает Цезаря к борьбе с Помпеем и римской олигархией и в числе прочих аргументов говорит следующее: «Ибо, если теперь из-за болезни или по велению рока державу нашу постигнет несчастье, кто усомнится в том, что весь мир будут ожидать опустошения, войны, резня?» Как нетрудно понять, Саллюстий намекает на болезнь, могущую причинить Цезарю смерть (очевидно, подразумевается эпилепсия), в связи с чем он призывает его как можно лучше послужить Римскому государству, чтобы снискать такую славу, что может послужить великому человеку своеобразной компенсацией и по смерти.


Сходные сведения о таком поведении Цезаря передает и Светоний, сообщая post factum о трагедии мартовских ид: «У некоторых друзей осталось подозрение, что Цезарь сам не хотел дольше жить, а оттого и не заботился о слабеющем здоровье и пренебрегал предостережениями знамений и советами друзей. Иные думают, что он полагался на последнее постановление и клятву сената и после этого даже отказался от сопровождавшей его охраны из испанцев с мечами; другие, напротив, полагают, что он предпочитал один раз встретиться с грозящим отовсюду коварством, чем в вечной тревоге его избегать. Некоторые даже передают, что он часто говорил: жизнь его дорога не столько ему, сколько государству — сам он давно уж достиг полноты власти и славы, государство же, если что с ним случится, не будет знать покоя, а только ввергнется во много более бедственные гражданские войны»


Таким образом, к 44 г. здоровье Цезаря действительно несколько пошатнулось, в связи с чем у него возникла некоторая апатия, хотя при этом он продолжал вести активную деятельность, разрабатывал множество масштабных проектов и проводил ряд реформ, а также готовился выступить в поход против Парфии. Поэтому в данном случае речь надо вести скорее об имевшей место усталости Цезаря и, возможно, рабочих стрессах, нежели о реальном и угрожавшем его здоровью прогрессировании хронических заболеваний. Так, о здоровье Цезаря в этот период Светоний сообщает, что «лишь под конец жизни на него стали нападать внезапные обмороки и ночные страхи» , а также упоминает об облысении диктатора, которое представляло скорее косметическую проблему, чем было опасным симптомом.


Наконец, как следует из рассказа Плутарха, причиной стрессов у Цезаря в его последние годы стало чрезмерное напряжение во время Александрийской войны (осень 48 г. — весна 47 г.), когда диктатору пришлось находиться в осаде, опасаться заговоров и козней со стороны египетских царедворцев. Плутарх говорит: «По этой причине, чтобы обезопасить себя от покушений, Цезарь, как сообщают, и начал тогда проводить ночи в попойках». Таким образом, именно со времени пребывания в Александрии Цезарь начал бодрствовать по ночам, очевидно, употребляя вино и находясь в компании своих ближайших приверженцев. Вполне вероятно, что эта привычка могла приводить к нервному истощению и создавала дополнительные физиологические нагрузки и без того устававшему от множества дел диктатору.


По рассказу Аппиана Александрийского, именно в 44 г. Цезарь «задумал лечиться от эпилепсии и конвульсий, которым он часто внезапно, особенно во время отсутствия деятельности, подвергался»


Таким образом, психофизическое состояние Цезаря накануне его кончины было вполне нормальным для обремененного множеством государственных дел 56-летнего человека, прожившего сложную, полную самых разнообразных событий жизнь. Разумеется, что у Цезаря наблюдались некоторые ухудшения здоровья и стрессы, однако это было вполне объяснимое возрастное явление, особенно если принять во внимание энергичный, насыщенный и напряженный характер его кипучей государственной деятельности.


Более того, по данным тех же античных историков, именно в этот период Цезарь не прекращал своей, скажем так, амурной активности, и продолжал вести достаточно фривольную личную жизнь. Об этом, в частности, подробно сообщает Светоний: «Среди его любовниц были и царицы — например, мавританка Эвноя, жена Богуда: и ему и ей, по словам Назона, он делал много-численные и богатые подарки. Но больше всех он любил Клеопатру: с нею он и пировал не раз до рассвета, на ее корабле с богатыми покоями он готов был проплыть через весь Египет до самой Эфиопии, если бы войско не отказалось за ним следовать; наконец, он пригласил ее в Рим и отпустил с великими почестями и богатыми дарами, позволив ей даже назвать новорожденного сына его именем.»


Об амурных увлечениях Цезаря в 46—44 гг. сообщает также Кассий Дион, упоминая в первую очередь о продолжении его связи со своей ставленницей, египетской царицей Клеопатрой, которую он официально пригласил в Рим после Александрийской войны. Дион пишет об этом: «Но величайшему порицанию всех он подвергся за свою страсть к Клеопатре — не за ту страсть, которую обнаружил в Египте (об этом уже было достаточно слухов), но за ту, что проявил в Риме тогда. Ведь она прибыла в город со своим мужем и поселилась у самого Цезаря в доме, так что из-за обоих он приобрёл себе нехорошую славу. Однако он не тревожился на сей счёт, но даже зачислил их в друзья и союзники римского народа»


Итого, как следует из античных источников, в 56 лет Цезарь обладал вполне нормальным для его возраста и положения здоровьем, проявлял большую активность, причем не только общественную, а его хронические болезни не оказывали существенного влияния на его поведение, тем более что он пытался (или, по крайней мере, собирался) лечить их.


Наконец, Цезарь трагически погиб насильственной смертью, будучи убит заговорщиками в римском сенате, что придает драматизма его личной судьбе, а также добавляет оригинальности его «медицинской истории». Весь парадокс медицинского аспекта жизни и смерти Цезаря состоит как раз в том, что хронические болезни в данном случае не сыграли никакой роли в его кончине. В связи с этим, завершая исследование затронутой в настоящей работе проблемы, нелишним будет установить медицинские причины гибели Цезаря в результате его убийства в мартовские иды 44 г.


Как сообщают все античные авторы, непосредственным поводом для публичного убиения диктатора в римском сенате стали многочисленные провокации, имевшие место в январе — феврале 44 г. и предполагавшие наделение Цезаря царской властью. В Риме упорно ходили слухи, что диктатор намеревается присвоить себе титул царя, что противоречило древней республиканской традиции и кощунственно попирало пресловутую свободу римских граждан, нарушая обычаи предков . Анализ источников позволяет однозначно квалифицировать эти слухи и акты как преднамеренные провокации противников Цезаря — сенатской олигархии и помпеянцев, активных участников заговора Брута и Кассия. Тем более что Цезарь официально отверг предложенную ему на народном сходе царскую власть, отослав поднесенный ему царский венец в храм Юпитера на Капитолии; при этом диктатор приказал сделать в летописи специальную запись о том, что Цезарь публично не принял царскую власть.


Тем не менее, заговор Брута и Кассия увенчался успехом. Несмотря на различные доносы, приходившие Цезарю на заговорщиков, вопреки многочисленным знамениям, якобы ниспосланным свыше, — если верить античной традиции, — враги Цезаря всё-таки заманили его в сенатское помещение, где и убили на месте.


Античные авторы сообщают множество интересных деталей о кровавой трагедии, состоявшейся в курии Помпея 15 марта 44 г. Чтобы иметь полное представление о медицинском аспекте убийства Цезаря, приведем наиболее известные и подробные описания этих событий.


Версия Николая Дамасского: «При его входе весь сенат встал в молчании в знак уважения к нему. А приготовившиеся нанести ему удар уже стояли вокруг него. Первым к нему подошел Туллий Цимбр, брат которого был сослан Цезарем. Под предлогом усердной просьбы за этого брата он близко подошел к нему, ухватился за его тогу, и казалось, что он производит движения более дерзкие, чем какие полагается смиренно просящему человеку; при этом он с.89 мешал Цезарю подняться, если бы он этого хотел, и действовать руками. Когда же Цезарь с раздражением выявил своё неудовольствие, заговорщики приступили к действиям. Быстро обнажив свои кинжалы, они все бросились на него. Сервилий Каска первым наносит ему удар мечом в левое плечо, чуть выше ключицы; он нацелился на нее, но от волнения промахнулся. Цезарь вскочил, чтобы оттолкнуть его, но он, перекрывая шум, громко, на греческом языке, зовет на помощь своего брата, который, услышав его, вонзает свой меч Цезарю в бок. Кассий, несколько опередив его, наносит Цезарю удар поперек лица. Децим же Брут — глубокую рану в пах. Кассий Лонгин, спеша нанести еще один удар, промахнулся и задел руку Марка Брута. Минуций, тоже замахнувшись на Цезаря, поранил Рубрия. Было похоже, что они сражаются за него. Наконец, получив множество ран, Цезарь падает перед статуей Помпея. Не осталось никого, кто бы не нанес удара лежащему трупу, желая показать, что и он принимал участие в этом убийстве. Получив тридцать пять ран, Цезарь, наконец, испустил дух».


Версия Плутарха: «При входе Цезаря сенат поднялся с места в знак уважения. Заговорщики же, возглавляемые Брутом, разделились на две части: одни стали позади кресла Цезаря, другие вышли навстречу, чтобы вместе с Туллием Кимвром просить за его изгнанного брата; с этими просьбами заговорщики провожали Цезаря до самого кресла. Цезарь, сев в кресло, отклонил их просьбы, а когда заговорщики приступили к нему с просьбами, еще более настойчивыми, выразил каждому из них свое неудовольствие. Тут Туллий схватил обеими руками тогу Цезаря и начал стаскивать ее с шеи, что было знаком к нападению. Каска первым нанес удар мечом в затылок; рана эта, однако, была неглубока и не смертельна: Каска, по-видимому, вначале был смущен дерзновенностью своего ужасного поступка. Цезарь, повернувшись, схватил и задержал меч. Почти одновременно оба закричали: раненый Цезарь по-латыни — “Негодяй Каска, что ты делаешь?”, а Каска по-гречески, обращаясь к брату, — “Брат, помоги!”. Непосвященные в заговор сенаторы, пораженные страхом, не смели ни бежать, ни защищать Цезаря, ни даже кричать. Все заговорщики, готовые к убийству, с обнаженными мечами окружили Цезаря: куда бы он ни обращал взор, он, подобно дикому зверю, окруженному ловцами, встречал удары мечей, направленные ему в лицо и в глаза, так как было условленно, что все заговорщики примут участие в убийстве и как бы вкусят жертвенной крови. Поэтому и Брут нанес Цезарю удар в пах. Некоторые писатели рассказывают, что, отбиваясь от заговорщиков, Цезарь метался и кричал, но, увидев Брута с обнаженным мечом, накинул на голову тогу и подставил себя под удары. Либо сами убийцы оттолкнули тело Цезаря к цоколю, на котором стояла статуя Помпея, либо оно там оказалось случайно. Цоколь был сильно забрызган кровью. Можно было подумать, что сам Помпей явился для отмщенья своему противнику, распростертому у его ног, покрытому ранами и еще содрогавшемуся. Цезарь, как сообщают, получил двадцать три раны. Многие заговорщики переранили друг друга, направляя столько ударов в одно тело».


Как рассказывают подробные, драматические по форме рассказы античных историков — несомненно, претерпевшие определенные изменения в угоду политико-идеологической и художественной традиции, — Цезарь получил множество колотых ножевых ран. Из них одна, нанесенная в грудь, оказалась смертельной. Остальные раны (большинство источников называет 23), судя по тому, что многие заговорщики действовали в суматохе и в спешке ранили мечами друг друга, скорее обезобразили тело Цезаря, чем оказались глубокими. Тем не менее, из-за множества рваных и колотых ранений, несомненно, вызвавших большую потерю крови, Цезарь тотчас скончался, распростершись перед статуей Помпея Великого.


Таков трагический эпилог «медицинской истории» Юлия Цезаря. Политическая его история завершилась массовыми народными волнениями на похоронах диктатора, изгнанием и наказанием его убийц и окончательным апофеозом, причислением «божественного Юлия» к римскому пантеону богов, не говоря уже о первом почетном месте, которое Цезарь получил в плеяде императоров Рима. Что же касается собственно медицинского аспекта жизни и смерти диктатора, то можно ещё раз констатировать очевидное противоречие между хроническими заболеваниями Цезаря, имевшимися при его жизни, и летальным исходом, произошедшим в результате трагедии мартовских ид.


Автор статьи А. С. Мартынов

http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1407527144

(с.) сайт http://ancientrome.ru

Найдены возможные дубликаты

-1
Я рядом не стоял. Не видел. В школе при ссср по другому тетя учитель рассказывала!