7

Желудь

I.


вот оно небо, сожранное ядерным стронцием,

где облачный абрис – такой некрасивый и жженый,

а ты смотришь по-детски так, мой ясносолнцевый,

говоришь мне: а давай закопаем желудь.


и так это хорошо,

что словно в мире по-прежнему есть мармелад и фанта,

но нет никакого распада и сталкерских баек,

а сверху – не пикирует стая птичьих мутантов.

и я говорю:

а давай закопаем.


и мы обязательно закопаем, вот прямо сейчас –

беру лопату сапера,

снимаю походный мешок и бесполезно щелкую Гейгером,

пусть воздух даже под маской немного спертый

и нет у горя-садовников ничего:

ни воды,

ни лейки.


ни удобрений, ни грабель, ни шляпки – у грязного желудя;

а вместо фартука и перчаток – костюм химзащиты и броник;

и воздух вспухает ветрами тяжелыми,

но, в конце-то концов,

мы сажаем, а не хороним.


II.


все-таки, как это странно – в почву укладывать хрупкое семя.

чувствуешь, пальцы дрожат, словно счастье и праздник.

помнишь, у нас были когда-то большие, теплые семьи?

а теперь – есть ты, я и (глядя на желудь) это вот

безобразие.


он не взойдет, я знаю, знаю, но просто… не говори мне,

не возводи мою пустоту в самую дальнюю степень.

представь, что мы – аргонавты из древнего-древнего Рима,

и что наше руно обратится

в волшебный

бобовый

стебель.


что нас он поднимет в высшие слои атмосферы,

в этот звездный и чистый, кристальный атриум,

где нас не достанет коррозией раненный феррум,

где нас не достанет щелочной натрий.


где все сбудется, склеится и смечтается,

где снежинки укроют слои из спрессованной сажи,

где, представь, нам на встречу выбегут лунные зайцы,

где дороги все, уходящие вдаль, станут нашими.


и там будут опять домашние зразы с морковкой,

и там будут опять – экскурсия на теплоходе по Волге,

походы в пещеры, в леса, в Третьяковку,

и легкие никогда не поранятся колким.


снова весна, снова концерт оркестровый по радио,

снова четверть с пятерками, а потом поступил – и сессия.

…и никогда, никогда на распустится едкий радий,

чтобы мир обратить в гниющее

месиво.


III.


ну вот, посадили…


я касаюсь тебя, так что виден сквозь маску веер ресницевый

(никакие чудовища в этот момент в черепную коробку не лезут).


кто его знает,

спустя, может, два миллиона,

а может – сто тридцать


здесь поднимется наша дубрава

и маленький наш подлесок.

(с) мглистый заповедник

Желудь Стихи, Творчество, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост, Текст

Дубликаты не найдены

0

@moderator,  будьте добры заменить:

он не взойдет, я знаю, знаю, но просто… не говори мне,

не возводи мою пустоту в самую дальнюю степень.

представь, что мы – аргонавты из древнего-древнего Рима,

и что наше руно обратится

в волшебный

бобовый

стебель.


на

он не взойдет, я знаю, но просто… нам тоже по сути некуда деться.

так что не надо, не возводи мою пустоту в самую дальнюю степень.

представь, что мы – аргонавты из очень-очень далекой Греции,

и что наше руно обратится

в волшебный

бобовый

стебель.


Заранее благодарю.
раскрыть ветку 4
+1

А мне первый вариант больше понравился. Более от души, естественный, искренний.

раскрыть ветку 3
+3
Но аргонавты таки греки.)) А вещь – сильная! Меня зацепила.
раскрыть ветку 1
+1

Мне он тоже нравится, потому что создан необдуманно, интуитивно)
Но, блин, это достаточно существенный ляп. За него в интеллигентной  среде и погрызть могут :3

Пришлось срочно менять.

Похожие посты
51

Лифт в преисподнюю. Глава 43. «Бывший» с рыжей бородой

Предыдущие главы


— Ты кушай-кушай! Это твой ужин.


— Ага, — опомнился Саша и нервно принялся за еду.


— Я давно наблюдаю за этой тварью. «Рыбаком», хм.


— Сколько? — с набитым ртом спросил он.


— Месяца два. Но они для меня, как вечность, — тяжелым голосом ответила Маша.


— Понимаю.


— Там убили кого-то. Даже уже и не помню, как, — упершись взглядом в стену, продолжила рассказывать женщина. — Кажется, кто-то в машине той долго орал. Но тогда почти весь город кричал, так что не могу сказать точно.


Казалось, что ей было нелегко говорить об этом. Но почему? Ответ на этот вопрос гость надеялся узнать позже.


— Люди же каждый день умирали тогда. Те три дня. Потом оставшихся добивали ещё с месяц. Ну как добивали, дожирали… А потом «трупники» просто бродили по улицам толпами. И вот в первые дни, эта машина, кажется, и горела, — кивнула в сторону упомянутого авто хозяйка квартиры. — Он, видимо, там и «засел» после этого. А потом ещё несколько бродяг было.


Саша прервал трапезу и внимательно посмотрел на Машу.


— Да. Какие-то бродяги. Здесь дворами ходили. Но по большей части неприятные люди это оказались.


— В смысле?


— В том смысле, что плохие. Один раз двое парней шли, и девчонка с ними, — скучным будничным тоном пояснила рассказчица.


— Ну и?


— Так руки у неё были связаны. И вели добры молодцы её на верёвке.


— Да ладно?! — удивлённо воскликнул собеседник.


— Прохладно! — в тон ему, не очень вежливо, ответила Маша.


— Так и что дальше-то было? — проглотил Саша её грубость, ради скорейшего продолжения истории.


— Компания шла по парковке. Там же, где и ты нарвался. Смотрели, видимо, машину себе. Не знаю! И знать не хочу. Ну а эта зараза, видимо, давай им там мурлыкать.


— Звал их?


— Не знаю я, что делала эта тварина! Я ж сверху, не забывай, не слышу толком. Но в городе-то тишина теперь, и вроде правда, она издавала звуки свои! Ты ведь тоже слышал?


При этих словах больной почувствовал, как у него внутри пошевелилось нечто неприятное. Иное. Сглотнув слюну в секундном приступе тошноты, он кивнул.


— Тебя самого случайность спасла. Я когда крикнула, ты обернулся, — попыталась повторить то его движение Маша, — а «трупник» в это время тебя лапой своей ударил, — женщина взмахнула рукой. — Ты, получается, на звук развернулся и чуть-чуть назад отклонился. И он, видимо, промахнулся. Мне кажется, примерно так получилось.


«Да. Как-то так всё и было», — поёжившись, согласился Саша.


— Но тварина-то не знала, что с тобой она промахнулась! Ведь зацепила же всё-таки? Чувствует же, наверное, это? Не понимала же она, что не мясо зацепила, а куртку. Для неё ведь нет различий? Ну это я так надумываю себе. Она же не может оказаться умной-разумной? И поэтому, наверное, просто полагаю, — женщина как бы примирительно развела руками, — она тебя не пыталась ещё раз наколоть! Потому что ты для неё уже был наколот. Иначе бы тебе конец однозначно!


Есть перехотелось.


— Ладно. Продолжаем не про тебя. И вот шли они по парковке. И подошли к этой машине. Посмотреть, что там такое. И тварь первого парня проткнула.


Немного помолчала, видимо, вспоминая, как всё случилось. Или свои ощущения от увиденного. Посмотрела в коридор. Потом на Сашу.


— Ты же, наверное, помнишь, он когда рукой выстреливает из себя, то как будто взрывается. Ошмётки всякие летят. Мне толком не видно, но на зрение своё я никогда не жаловалась. Вроде что-то брызгает из «трупника» машинного.


Мужчина несколько раз кивнул, но говорить ничего не хотелось. Эти воспоминания и так уже перебили ему аппетит.


— Он, значит, проткнул первого парня. И девушку, похоже, что ослепил. Чем-то ей в глаза попал.


— Ну она же отползла? — не удержался от вопроса Саша.


— Куда девчонка отползёт? Она же привязана была к его поясу! Или к руке. Не помню уже. Я же сразу сказала, что они её на верёвке вели. Я ещё не сразу в это поверила. Думала, вдруг показалось. А может, просто они так привязались друг к другу, чтобы… не потеряться, не знаю…


— Так и что с ней?


— Парня этого он сожрал, — будничным тоном продолжала Маша. — А девчонку вместе с верёвкой затащил к себе. И, полагаю, тоже сожрал.


— Ну она же кричала бы во всё горло! Мы бы тоже у себя услышали?


— Не кричала она почему-то. Хрипела что-то вроде бы, кувыркалась, но не кричала и ничего не говорила. Может, даже немая была.


— Немая? — скривил лицо Саша от показавшегося ему дурацким предположения.


— Ну не знаю я! — немного разозлилась рассказчица. — Немая она была или глухая, а может, этот «трупник», когда взорвался, что-то выплеснул на неё. Сонную слюну какую-нибудь. Не знаю. В общем, печальна судьба девчонки.


— Так, а там же ещё один был.


— Да. Стоял, смотрел. Такой крупный, кажется, с рыжей бородой.


— Смотрел? Он её не спас?!


— Нет, — спокойно ответила Маша. — Стоял в сторонке. Курил.


— Но почему? Я не понимаю!


— Ну а почему девчонка связанная была? — с вызовом посмотрела на своего собеседника женщина.


— Может быть, её «бывший» укусил, и они связали её, пока ждали…


— Я такой вариант, если честно, не рассматривала, — холодно прозвучал ответ. — Девчонка-то нормальная была с виду. Как я смогла рассмотреть. Хотя, возможно, ты и прав. Но моё предположение другое.


Саша покосился на Машу.


— Ну, ты мальчик взрослый. Понимаешь, о чём я. Сейчас проще с «бывшими», как ты их называешь, управляться, чем с людьми. Тем более с такими. Ты думал, раньше людишки погано себя вели? А вот оказалось, что всё это ещё были цветочки.


Она немного помолчала.


И он не находил слов. Был раздавлен рассказом и опечален судьбой несчастной девушки, так глупо умершей в это страшное время. Или не глупо? А подло. И как ему растить сына в таком мире?


— Люди сейчас отвратительные. Я этих как-то сразу отличила. Двигаются плохие люди всегда отлично от таких, как ты. И не крикнула им. А тебе крикнула. Ты не такой.


Саша ничего не понял из её последней фразы. Мистика какая-то! Маша как-то странно на него смотрела. С добротой? С доверием? С заботой? Нет, всё не те слова. С надеждой. Но надеждой на что? Что за чепуха?


— То есть, ты считаешь, что эти парни ту девчонку взяли в рабство? Или как-то так?


— Как минимум. Или как-то так, — словно передразнивая, добавила последнюю фразу хозяйка квартиры.


— Ничего себе! — в сердцах сказал Саша. — Но зачем? Да что же это такое? Мы же сейчас все вместе должны держаться! Объединяться как-то против общей беды.


— Ага. Ищи дураков.


— Нет, ну правда. Каких дураков? Без дураков! Я думал о подобном… Предполагал, что где-то это может быть. Но не о прямо таком вот! Как ещё нам выживать-то? Сколько нас вообще осталось?


— Не знаю, как. Но тот третий рыжебородый тип убегал от твоих «бывших» в сторону центра города.


Мужчина удивлённо поднял брови.


— Да, «трупники» тут как тут через несколько минут были.


— «Первые»?


— Скорее всего.


— Он убежал?


— Здоровый мужик. С ружьём. А выстрелов я не слышала… Думаю, да. Смог убежать от этих недоделков.


— Знаешь, я никому живому зла не желаю, но надеюсь, что не убежал он.


— Я тоже. Ну если увидишь «бывшего» с рыжей бородой, то будешь знать, кто это.

Показать полностью
147

Что почитать о Конце света?

Об апокалипсисе писало такое количества разных авторов в разных жанрах, что практически любой найдет себе книгу по душе. Космические и природные катаклизмы, восстание машин и даже библейские сюжеты могут рассказать, как эпоха человечества заканчивается и что происходит потом. Мы подготовили подборку из десяти очень непохожих книг, объединенных этой темой.


«Благие знамения»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Юмористическое фэнтези от мэтров жанра — Терри Пратчетта и Нила Геймана. Два приятеля из враждующих лагерей, ангел Азирафаэль и демон Кроули, узнали, что Конец света близок, так как на Земле уже родился маленький Антихрист. Являясь большими поклонниками земной жизни, они решают попытаться воспитать предвестника апокалипсиса на свой лад, чтобы по возможности предотвратить катастрофу. И только когда до Армагеддона остается буквально неделя, оказывается, что в плане друзей был один существенный недочет. Тем временем, силы Добра и Зла уже собрались на битву, а Всадники Апокалипсиса оседлали мотоциклы. Из-за ошибки Азирафаэля и Кроули и старой книги с таинственно-точными пророчествами ведьмы Агнессы Псих в предотвращение конца света окажутся втянутыми самые разные удивительные персонажи.


«Семиевие»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

«Космическая» фантастика, тем более про уничтожение Земли, стала достаточно неожиданной книгой для Нила Стивенсона, но, будучи написанной, книга идеально ложится в его библиографию. Это неспешное, эпических масштабов повествование о конце жизни и ее возрождении.


Луна взрывается, и в скором времени планету ждет жесточайший метеоритный дождь, который грозит человечеству полным уничтожением. Все государства объединяются для строительства орбитального ковчега, в котором несколько тысяч избранных смогут переждать катастрофу и впоследствии заново заселить Землю. Атмосфера близости конца и невосполнимой пустоты при потере дома пронизывает ту часть романа, которая приходится на жизнь свидетелей взрыва Луны. А дальше книга задает вопросы, есть ли у остатков человечества в такой ситуации право на конфликты, и на что они готовы пойти, чтобы их решить.


«Море ржавчины»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Голливудский сценарист Роберт Каргилл собирался написать динамичный постапокалиптический боевик про роботов. Несомненно, «Море ржавчины» вышло романом с блестяще прописанным экшеном и насыщенным сюжетом. Но также это глубокая и интересная книга на тему причины возникновения конфликта между людьми и машинами и его последствий.


Человечества не осталось. Его уничтожили роботы и сверхмощные компьютеры с искусственным интеллектом. Теперь они промышляют на ржавеющих скелетах мегаполисов и строят свою цивилизацию. Правда, утопии не вышло. ИИ сражаются за власть, поглощая слабых ботов, которым, в свою очередь, свобода и выживание даются нелегко. К таким независимым роботам принадлежит главная героиня по прозвищу Неженка. Она, как и большинство жителей этого мира, вынуждена мародерствовать на собственных собратьях, но еще не потеряла способности договариваться. Сама став объектом охоты и попав в неприятности, она выкручивается, соглашаясь на самоубийственное задание…


«Станция Одиннадцать»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Роман, получивший премию Артура Кларка, возможно, представляет собой один из самых поэтичных и лирических постапокалипсисов. Это история о судьбе искусства и хрупкой красоте мира, которая параллельно разворачивается в мире «до» и «после» ужасающей пандемии. В мире, распавшемся на небольшие поселения выживших, группе странствующих артистов придется бросить вызов самопровозглашенному пророку, спасая своих товарищей. А в другой линии актер Артур Линдер строит свою историю, ведущую к смерти на сцене в роли Короля Лира. Свидетельницей этой смерти становится восьмилетняя Кирстен Реймонд. Она же станет главной героиней «постапокалиптической» части сюжета.


«Станция Одиннадцать» мало касается вопроса, как погибал мир. Это книга о том, что остается после конца — по-своему жуткая, но не лишенная надежды.


«Пятое время года»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Нора Кейт Джемисин создала удивительный мир, чтобы рассказать историю о людях, которые каждый день проживают в тянущем страхе перед грядущими катаклизмами. Неудержимым буйством стихии, которая замораживает прогресс или существенно откатывая его назад, сметая недавно окрепшие человеческие цивилизации. Так живет континент Спокойствие уже много веков — катаклизмы обрушиваются на него регулярно.


Неизменными остаются ощущение, что катастрофа может настать в любой день.

Читатели наблюдают Спокойствие в разные эпохи благодаря трем героиням романа. Все они — орогены, люди наделенные магической силой, но находящиеся в угнетенном положении. Дамайя, самая молодая, для которой жестокое обучение только начинается. Сиенит, на долю которой выпало время расцвета цивилизации, уже отучившаяся и вовлеченная в сложные интриги. И Иссун — возможно, центральная героиня романа, на чью долю выпали самые тяжелые испытания, мать, потерявшая своих детей. Именно вокруг нее будет рушиться мир. Или

это она его разрушит?


«Золотая пуля»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Пример яркого смешения жанров в изяществе, свойственном постмодерну. Постапокалипсис, вестерн, хоррор и сюрреализм. В большей степени это роуд-стори по сознанию безумца, нежели по пыльным дорогам Америки после конца света. Возможно, именно безумие можно считать причиной (или метафорой) апокалипсиса. Впрочем, это каждому читателю предстоит решить самостоятельно, авторы не дают подсказок. Три сюжетные ветки здесь не движутся параллельно, а перетекают друг в друга в странном ритме лихорадочного сна. Вот Роб, он охотится на маньяка, хотя сам, как идеальный герой вестерна, не без греха. Вот Джек, он ещё совсем ребенок, но готов на многое, чтобы спасти своего отца. Вот Бетти, ее отца уже не спасти. Куда они идут, именно все втроем, можно будет по-настоящему оценить только к концу книги. Но это будет, возможно, одно из самых впечатляющих символических литературных путешествий, написанных за последнее время.


«Противостояние»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Полное издание «Противостояния» считается самой объемной работой Кинга и не менее знаковым для «короля ужасов», чем «Темная башня». Это постапокалипсис, смешанный с характерными для Кинга мистикой и хоррором. Сложно поверить, но роман создавался с идеей написать эпопею в духе «Властелина колец», но в современной Америке и, если знать об этом, можно даже увидеть определенные параллели. Но исключительно при желании.


Все начинается с цепочки заражения страшным вирусом, который был разработан как биологическое оружие. Мы можем в реальном времени наблюдать, как, несмотря на крайние меры, распространяется эпидемия, уносящая жизни большинства обитателей земного шара. А потом начинается история выживших, которым придется строить общество заново и противостоять абсолютному злу, «темному человеку» с ужасающими паранормальными способностями.


«Я — легенда»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Книга, ставшая одним из родоначальников жанра зомби-апокалипсиса. Несмотря на то, что «зомби» здесь имеют все признаки вампиров. Изданный в 1954 году, роман Ричарда Мэтисона повествует о всемирной эпидемии. Вот только жертвы болезни здесь не умирают, а превращаются в чудовищ, напоминающих вампиров. Почти все люди превратились в жаждущих крови хищников, и Роберт Нэвилл, возможно, последний оставшийся человек на Земле. Он живет в бронированном доме, каждую ночь переживая осады, а днем убивает спящих вампиров и пытается найти ответ на вопрос, что именно погубило человечество. Что случится раньше: отчаянный Нэвилл преуспеет в попытках найти лекарство или победит человеческая способность адаптироваться? Или главного героя сломает голос бывшего друга, который вместе с другими вампирами пытается выманить его из укрепленного убежища?


«Этот бессмертный»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Земля пришла в упадок, став «туристической» планетой для инопланетян-веганцев, вы вряд ли ее узнаете. В Средиземноморье воссозданы древние времена, отсылающие к античной мифологии. Этой атмосферой сочетания великолепия греческих мифов и искалеченного, отравленного мира вокруг, ставшего просто песчинкой в космосе, пронизан весь роман.


Главный герой, Конрад, работает гидом. Не ему ли, прожившему множество эпох и оставившему заметный след в истории, знать все о культуре, на которой паразитирует инопланетный туризм. Этот бессмертный решил больше ни во что не ввязаться, раз человечество погубили себя. Но истинный герой не может игнорировать зов к приключениям, как говорят нам все исследования архетипов мифологии.


«Мировая война Z»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Зомби-апокалипсис, написанный в необычном жанре «сборника интервью» выживших из разных стран мира. Они складываются в историю пандемии планетарного масштаба, при этом частную, человечную, все еще пронизанную страхом и болью от потери близких. Персонажи в романе очень разные, от солдат до детей, от героев до мерзавцев. Многогранная подача играет знакомому сюжету на руку, не ограничиваясь одним взглядом, а действительно создавая атмосферу жуткой катастрофы. Мир един, как никогда, при этом каждый опыт уникален.

А если вам не хватит информации о природе вируса и истоках болезни, у автора есть еще одна книга, «Руководство по выживанию среди зомби». И названия вас не обманывает, это в первую очередь сборник ценных советов на случай зомби-апокалипсиса.


Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 10
56

Лифт в преисподнюю. Глава 42. Калека

Предыдущие главы


Однорукий «первый» вывалился из-за машины и захромал к Марине.


Сзади.


Ещё далеко.


К ним уже неслась свора разномастной нежити. «Первые». «Вторые». Даже «третьи».


А тут ещё этот.


«Калека».


Так как ступню левой ноги «бывший» уже где-то потерял, он протыкал грязь голой костью и цокал ей об асфальт. Ручища, которой он тянулся к жертве, не досчитывалась нескольких пальцев, вместо них только чернели дырки. Медленный, покромсанный «нежизнью», он собирался урвать свой кусок из тела человека.


«О божечки, о боже, о боже…» — только и повторяла про себя испуганная женщина.


Она почувствовала, что попала в западню. «Первый» вынудил её отступать назад, навстречу целой своре «немертвецов».


«Куда бежать?» — возникла и пропала мысль, потому что, сделав несколько шагов назад, Марина поскользнулась.


Пытаясь поймать равновесие, она взмахнула руками и, наступив на какой-то мусор, с шумом свалилась на спину. Тут же сверху на неё прыгнул «бывший» и в полёте ударил своей лапищей по голове.


Марина остановила «первого», выставив для защиты руки вперёд. Он повис на них, клацая гнилыми зубами у её лица.


Лёгкий.


От омерзения женщина с криком выгнулась как кошка. С неестественной силой, руками и ногами оттолкнула «бывшего», перекинув через себя. Послышался звук удара о машину. Человек бы от такого, в лучшем случае, потерял сознание, но тварь только несколько раз тряхнула головой и начала подниматься.


Правда, Марина встала первой.


Поскользнулась.


Упала.


Снова вскочила.


И опять поскользнувшись, в падении обрушила холодный металл топора на затылок мертвеца.


Череп хрустнул.


Убила почти случайно.


Почувствовала, как приятное тепло разливается внутри при виде поверженного врага. Эта неизвестная энергия плавила страх и освобождала покорённое ему тело. Если бы у Марины была минутка для самоанализа, она бы поняла, что просто получает удовольствие от убийства тех, кто разрушил её жизнь. И, возможно, это справедливая награда. Хотя на справедливость в этом мире уже никто не рассчитывал.


Поверженный «первый» зашевелился.


Глаза женщины расширились от удивления.


Но времени на размышления не осталось. Стая разномастных «бывших» стремительно приближалась к ней. Не пытаясь добить однорукого «первого», Марина бросилась со всех ног к своему дому. В очередной раз за последние несколько минут.


Спотыкаясь и почти упав снова, пересекла проезжую часть и ворвалась во дворы.


«Теперь только дом обогнуть, и будет мой подъезд!»


Стараясь не сбрасывать скорость на поворотах, не заметила, как что-то попало ей под ноги. Это перебегала дорогу «бывшая» кошка. Хотя возможно, мёртвое животное пыталось даже напасть. Но выбрало неудачный момент. Кошачий череп хрустнул под подошвами зимних ботинок, а глаза выдавились наружу. Не успев даже захрипеть, зверёк испустил свой теперь уже точно последний дух.


Из-за блохастого монстра женщина снова растянулась на грязном асфальте. Издав жалостливый стон, едва нашла в себе силы подняться. Встав, шатаясь побежала к видневшейся уже двери в подъезд. Она не заметила, но и у этого «бывшего» животного тоже были странные зубы, словно сделанные из обломков чёрного камня.


Вбежала в свой двор. Из разбитого окна соседнего дома, прямо напротив её подъезда, высунулась морда «бывшего». У него не хватало части черепа, носа и верхней губы, можно было даже разглядеть его почерневшие зубы.


«Ох, мамочки, гадость какая!» — пропищала она, замешкавшись на секунду, и с удвоенной силой заработала ногами. Но «первый» не сдвинулся с места, а лишь наблюдал. Возможно, именно эта его странность спасла ей жизнь.


Подбежав к подъезду, Марина ловко перепрыгнула через лежавшую у входа покрышку, рванула на себя дверь и внеслась в здание.


«Иначеживой», что выглядывал из окна дома напротив, медленно растворился в темноте квартиры.


С рекордной скоростью преодолела три этажа ступеней. Подбежав к своей двери, быстро вставила ключ в скважину. Два раза провернула и потянула на себя. Почувствовала сырой запах дома и юркнула внутрь.


Но закрывая дверь, она успела заметить, что на площадке между третьим и четвёртым этажами сидел ещё один «бывший»!


Весь голый, с увеличенной головой и неестественно длинными конечностями от локтей и колен. У существа была болотного цвета кожа и большие жёлтые глаза, которые глядели на женщину с… любопытством. Так ей показалось за те доли секунд, что она успела его рассмотреть. Монстр выглядел страшным, но не опасным. Не пытался напасть, а просто смотрел вытянув голову. С грохотом закрыв дверь и провернув щеколду замка, Марина приникла к глазку и сразу же отпрянула. Существо за секунду преодолело лестничный пролёт и уже стояло перед дверью!


Снова медленно приблизилась к глазку. «Бывший» уже уходил вниз по лестнице, но неожиданно застыл на месте. Слегка повернул голову назад в её сторону, как будто прислушиваясь.


«Уходит».


Обессиленная Марина опустилась на пол.


А где же Миша?

Показать полностью
57

Лифт в преисподнюю. Глава 41. Водить умею я

Предыдущие главы


Саша нервничал.


Его можно было понять. Его спасительница случайно сказала «у нас» вместо «у меня», хотя и утверждала, что живёт одна. Вела себя слегка странно. Часто во время разговоров смотрела куда-то в сторону.


А ещё.


Он не заразился.


Хотя должен был.


И это, пусть и радовало, но выглядело слишком подозрительным, чтобы расслабиться и просто получать удовольствие от... ран.


«Значит, с ней был кто-то ещё, — продолжал размышлять мужчина. — Но кто? И где этот человек?»


С того момента, как Маша проговорилась, гостю её поведение стало казаться подозрительным. Навязчивая мысль поселилась в его голове. Подпитываемая действием препаратов и скованная квадратными метрами «больничной палаты», эта идея не желала никуда уходить.


— Есть хочешь?


Саша кивнул.


«Отравит?»


Женщина зашуршала чем-то в другой комнате.


— Хотя нет, — услышал он, как Маша сказала это сама себе и вернулась к нему в комнату.


Она оценивающе посмотрела на больного и спросила:


— Лёжа-то ты есть не сможешь? — обрисовала женщина перед ним проблему.


«А я и не подумал об этом».


— Давай мы тебя поднимем, и я ещё одну подушку диванную под спину подсуну… — сказала Маша, сняла с дивана большой упругий прямоугольник и поставила рядом.


Саша протянул женщине руки, за которые та уверенно взялась, и медленно подняла его вверх. Скорчил гримасу от боли:


— Ух, ё!


— Так, потерпи!


Отпустив одну руку больного, она ловко подсунула ему под спину подушку и плавно его на неё опустила.


— Больно сильно? — спросила Маша, увидев перекошенное лицо своего гостя.


— Да мне так в жизни больно не было, — прохрипел Саша с облегчением устроившись на обновлённом лежаке.


Болели не только ноги. Конечно, они пострадали сильнее всего, но и на руках горело много ссадин и ранок. Снова опухли губы, которые едва успели зажить после схватки со странными «бывшими» — дедом и внуком. Зудела и побаливала спина, на голове выросло несколько шишек, а в левом ухе иногда появлялся посторонний шум. Да и просто было сложно сконцентрироваться на чём-то одном — подташнивало. Скорее всего, он в добавок ко всему получил лёгкое сотрясение. Ну и вишенка на торте — противная температура.


— Вот, — хозяйка поставила на колени гостю деревянную разделочную доску, как поднос.


На маленькой тарелочке лежало несколько крохотных солёных огурчиков, две светло-розовых помидорки и половина очищенной луковицы, порезанной крупными дольками. Рядом стояли кружка с водой и вскрытая банка с мясом цыплёнка, в неё воткнули гнутую алюминиевую вилку.


— Чем богаты, — с хмурой улыбкой сказала Маша.


«И чем же?» — спросил про себя Саша, но вслух лишь ответил:


— Тем и рады. Спасибо, — мужчина поднял руки, и их развязали. Взял вилку негнущимися пальцами, чтобы проверить свою моторику, и попробовал наколоть сначала огурчик.


Получилось. Положил в рот.


«Кислый», — сморщил он лицо.


— Так зачем ты шёл сюда?


Саша едва не подавился от такого вопроса.


— За смертью, видимо, — попробовал отшутиться.


Он наколол кусок тушёного, как обещала этикетка, мяса цыплёнка на тупые зубчики вилки.


— Нет. Я серьёзно, — настаивала собеседница. — Не просто же так ты вдруг спустя столько времени пошёл к этому дому.


Саша понял, что первую трапезу после его чудесного спасения придётся потратить на рассказы. Он не хотел спорить или раздражать хозяйку жилища, ведь она всё-таки спасла ему жизнь. Причём сильно рискуя своей собственной. А ещё у неё был пистолет. И нож. И кажется, странности.


«Вот только почему она не использовала оружие тогда? — задал себе Саша резонный вопрос. — Гораздо проще было издалека застрелить эту штуку, чем подходить вплотную и разрезать мне одежду».


Его взгляд остановился на Маше, и та, подняв брови, кивнула как бы обыгрывая фразу: «чего не рассказываешь?»


— Ладно. В одной квартире я нашёл записку и ключи от машины. Судя по записке, некие люди должны были собраться у какого-то магазина, но не все пришли на встречу. И этот старик вернулся домой.


— Какой ещё старик? Это он тебе про всё это рассказал?


— Старик умер. Я осматривал его квартиру в поисках еды и нашёл записку в тумбочке. Так вот. Где-то, недалеко от какого-то магазина, должна стоять машина, от которой у меня есть ключи.


«Стоп. А где собственно они?»


Саша нахмурился и ощутил покалывание в голове.


«Шёл к той машине с ключами в руке. Но когда увидел это чудовище, то должен был положить их в карман».


— А ты не находила в моей одежде ключи от машины?


Женщина задумалась на секунду. Отрицательно покачала головой.


— Плохо, — расстроенно произнёс Саша.


Он почувствовал, как шанс выбраться из этого города снова растворялся в темноте будущих дней.


— Но если ты не находила, значит, они лежат где-то там...


— Или выпали по дороге. Ты же падал. И одежда твоя была сплошными лохмотьями, — подключилась к его рассуждениям Маша. — Так, а что в той машине такого должно лежать?


— Не знаю. Просто на ней они собирались уезжать.


— Куда?


— Не знаю.


— Хм.


— Да и… — Саша замолчал.


—Иии? — в ожидании продолжения фразы нетерпеливо произнесла Маша.


— Да и шёл я, видимо, не туда, — он задумался.


Женщина с подозрением посмотрела на него.


— Та машина, если память мне не изменяет, должна была стоять под окнами. Кажется.


— А записка где?


— Дома.


— Почему ты не к той машине тогда пошёл?


— Марка указана на брелке с ключами. Она подходила. Я решил попробовать.


— Ага. И нарвался.


Маша посмотрела в коридор. Скорчила грустную гримасу, покачала головой. Сильно зажмурилась, потом широко открыла глаза, как после долгой работы за компьютером. Проморгалась.


— То есть, какого-то плана, как действовать, у вас нет? — как будто утвердительно спросила она.


Саша покачал головой.


— Благодаря своему плану я здесь…


— А жена твоя… медсестра, врач какой-нибудь, может, с военными как-то связана?


— Нет. Мы обычные люди.


— Машину водить умеет? Самбо какое-нибудь, может, знает?


— Водить умею я.


Женщина снова с силой зажмурила глаза. Как будто пыталась не заплакать.


— Плюс маленький ребёнок… — словно для самой себя прошептала она.


— Да, Миша его зовут.


Грустно покачала головой будто из-за чего-то расстроилась. Лицо её стало совсем невесёлым.


— А что это за тварь такая на меня напала? — решил разорвать неприятную тишину гость.


— О, мы за ним давно наблюдаем.


Саша поперхнулся.

Показать полностью
52

Лифт в преисподнюю. Глава 40. С тобой что-то не так

Предыдущие главы


«Бывшие» бродили по улице вокруг дома, где Саша нашёл своё спасение. Мужчина раз за разом восстанавливал в своей голове картину произошедшего и пытался понять, как ему теперь быть. Совершил один выход на улицу в этом новом мире, и жизнь круто изменилась. Чуть вообще не прекратилась.


Обезболивающие в сочетании с алкоголем, призванным усилить их эффект, держали Сашу в весьма странном состоянии. Если он бодрствовал, почти всегда быстро терял концентрацию. Часто не понимал, действительно ли не спит. И наоборот. К тому же, мужчина постоянно чувствовал тянущую боль в ногах, спине и голове. И противную температуру 37-38.


Но несмотря на посттравматические муки, желание понимать, что происходит, заставляло его бороться со сном и болью.


— Ну ладно, в квартиру «трупники» вряд ли смогут забраться, — стараясь успокоить своего гостя, сказала Маша и села на диван.


Саша скривил лицо от слова, которым женщина называла «бывших».


— Что? Тебе опять больно?


— «Трупники»… — отрицательно качая головой, недовольно произнёс он и облизнул разбитые губы. — Мы называем их «бывшими». Они ведь бывшие люди. Ну, раньше были людьми…


— Да не надо мне разжёвывать, и так ясно. Какая только от этого разница?


— Так я не договорил, — сдержав раздражение, сказал Саша. Вздохнул. — Мы видели, как «бывшие» забрались в одну квартиру через окна. Потому что заметили в ней людей.


— Серьёзно? — с удивлением и недоверием спросила женщина. — На каком этаже?


— На втором. Серьёзно, — кивнул гость. — Своими глазами видели. С тех пор вот стараемся смотреть из окон только через тюль... Чтобы нас с улицы не заметили.


— Ну, вполне разумно. Я хоть и на пятом живу, тоже так делаю, — согласилась хозяйка квартиры. — Ты бы завёл себе ещё одно правило: не нарываться на «трупников»!


«Хотя, может, они для тебя не такая уж и угроза» — подумала про себя Маша.


Саша нахмурился и проглотил насмешку, сказанную подозрительно серьёзным голосом.


— А ещё я недавно видел... Как один «третий» ходил и смотрел в окна.


— Что за «третий»?


— Фух, — выдавил из себя мужчина, собираясь с мыслями. — Мы для себя их разделили так… «Первые» — это, которых больше всего. Примити… — Саша запнулся.


— Примитивные? — подсказала Маша.


— Ага, — с благодарностью кивнул больной, этот разговор давался ему всё труднее. — «Первые» — самые примитивные «бывшие». Их много. Они опасны, но реально тупы, — ненадолго задумался. — То есть, они могут тебя убить запросто, дури-то в них полно. Но если ты спрячешься, то запросто и мимо пройдут. Я так думаю.


— А запах?


Саша удивлённо посмотрел на собеседницу, явно сбитый с толку.


— Ну, а запах они чувствуют?


— Думаю, да. Скорее всего. Ну не как собаки. У людей же не такое обоня…


— Обоняние?


— Да, поэтому не знаю. Что-то они точно должны чуять.


— Не зря, значит, я тогда хлоркой возле подъезда землю полила, — задумчиво произнесла Маша.


Саша вопросительно на неё посмотрел. И женщина объяснила, что сделала это после нападения «рыбака», чтобы замести следы.


— «Вторые» — это более серьёзная угроза. Они чуть быстрее. Думаю, что и сообразительнее. Уже такие, с изменениями внешности. Но их меньше.


— Меньше?


— Чем «первых», но больше чем «третьих» и прочих. Они ещё опаснее. Тут и от «первых» стоит драпать сразу. А от этих тем более.


Саша зевнул и продолжал:


— Затем идут «третьи». Они уже сильно отличаются от «первых». «Третьих» совсем немного.

Женщина нахмурила лоб и, не произнося ни слова, вопросительно смотрела на своего собеседника.


— Видела таких? — Саша задумался, подбирая слова. Сосредоточиться удавалось с трудом, картинка плыла, но он не сдавался. — Знаешь, вот «бывший» ещё на человека похож. Но уже начинает становиться… — мужчина не мог найти нужное слово. — Превращаться в кого-то другого. У него пальцы вытягиваются. И уши. Лицо становится мордой. Появляются такие, знаешь, сразу заметные изменения внешности… или даже, правильнее будет сказать, изменения тела. Если «первый» ещё в какой-то степени с виду человек. То «третий» — уже однозначно персонаж из фильма ужасов. От таких и не убежать. Они быстрее остальных.


Маша кивнула:


— Я поняла, о чём ты говоришь. Мимо моего дома такие проходили. Они ещё не плетутся по дороге, как эти твои «первые-вторые», а перебежками двигаются, — в довершение фразы, женщина быстро посмотрела в коридор и словно сама себе кивнула ещё несколько раз.


— Точно. Мы говорим об одинаковых «бывших». И вот такой… «трупник» совсем недавно бежал по твоей стороне улицы. И заглядывал в окна домов.


— «Третий»? Прямо заглядывал? — с подозрением спросила Маша.


— Ну, не так, как это сделал бы человек. Но подходил, смотрел издалека в окна. Даже во дворы забегал.


— Да ладно? Никогда за «почти уродами» такого не замечала.


Он вопросительно поднял бровь.


— Ну, «почти уроды» у нас — это твои «третьи»…


Саша не подал виду.


Но заметил.


Женщина сказала «у нас». А не «у меня».


«Что за ерунда? Может, оговорилась?»


— … а дальше уже бывают «совсем уроды» с длинными руками такие, — как ни в чём ни бывало продолжала Маша.


Саша напрягся, но не потерял нить разговора и сказал чуть дрогнувшим голосом:


— «Гончие». Так мы зовём их. После «третьих» — «гончие».


— Странные у вас названия, — ответила она, глядя в сторону.


— Да у тебя тоже. Вполне, — парировал Саша и, сам не зная, почему, сделал небольшое ударение на слове «тебя».


Женщина никак на это не отреагировала, что Саше не понравилось. Странные новые мысли начали закрадываться в его голову.


***


«Зачем она меня спасла, если было уже почти поздно? Почему она сказала "у нас"? Может, ненормальная? Или, наоборот, я уже поехал от всех этих коктейльчиков? — размышлял Саша. — Ну то есть, она чуть-чуть того? Вполне возможно. Три месяца провести в одиночестве в этом аду. Ещё и не такое с головой случится. А может, мне просто показалось? Ну оговорился человек, с кем не бывает?»


Теперь для Саши «климат» этой квартиры перестал быть комфортным. Захотелось домой. К родным. К своим, которые не предают и не обманывают. На которых ты можешь злиться, ругаться, но только потому что они свои — кусок тебя. То, что есть часть всего в твоей жизни, дне, минуте, мысли.


«Возможно, странности "проросли" в Маше уже настолько глубоко, что она и не помнит себя без них? Но наверное, я себя накручиваю».


Саша очнулся от своих раздумий и вздрогнул. Женщина сидела напротив и молча смотрела прямо на него.


— Что? Я что-то прослушал? Извини, как-то голова туго соображает. Бывает, теряю мысль, — он почувствовал, что испугался.


«С другой стороны, — предположил Саша, — возможно, эти все мысли от лекарств, алкоголя и боли? Или я просто сам потихоньку схожу с ума. Тоже?»


— Так нет. Это ты говорил, но замолчал.


«Что? Да я же спал!»


Саша ничего не ответил.


Психологический дискомфорт нарастал. Жутко хотелось уйти из этой квартиры, но он понимал, что такой возможности у него нет. Мужчина знал, что придётся остаться здесь. И возможно, бороться не только со своими, но и с чужими демонами.


— О чём размышлял? — прищурившись, спросила Маша.


— О том, что ты давно не проверяла «бывших», — глядя ей прямо в глаза, недрогнувшим голосом ответил Саша. — Только аккуратно, — как будто говоря о свершившемся факте, продолжал он, — чтобы в окне не заметили. Иначе все твои старания пойдут «коту-трупнику» под хвост, — закончил Саша, намекая на собственное спасение.


Женщина на несколько секунд задумалась:


— А ты знаешь, что и коты тоже «нетакие» бывают?


— Предполагал, но не встречал лично. А вот собаку «бывшую» убил.


Маша удивлённо подняла бровь. И улыбнулась.


— А собака тебя не кусала, случайно? — подозрительно, но всё же больше в шутку спросила женщина.


— Н-нет… — немного испуганно ответил Саша.


Она помолчала.


Посмотрела куда-то в коридор. Сделала странное движение бровями.


«Стоп. Она посмотрела куда-то? Или на кого-то?»


Обернулась. Скривила гримасу, встретившись глазами с Сашей.


— Хипленький ты совсем, Шурик. Подозрительно это всё. Странно.


— Насчёт странностей, я согласен, — сказал Саша одно, а подумал совсем другое.


— Я думаю, с тобой что-то не так.


«Я про тебя тоже так думаю, "трупник" тебя подери!»


— Что?


— А сам, как считаешь? Что бы ты думал про человека, которого искромсал этот твой, ну давай назовем его... Ээ...


— «Рыбак»?


— «Рыбак». И после «рыбака» этот человек преспокойненько выжил?


— Так ты же меня спасла!


— Спасла… но своими культями мерзкими он тебя проткнул хорошенько! И слюнями ядовитыми забрызгал тоже! Много дырок, Шурик. В тебе много лишних дырок! Но ты не заболел!


«А ведь и правда, чёрт подери эту… странную женщину. Ведь всё, что она говорит, правда».

Показать полностью
62

Лифт в преисподнюю. Глава 39. Он не делал попыток встать

Предыдущие главы


Марина вскрикнула.


«Первый» висел в воздухе, насаженный на кривой костяной крюк странной конечности — она тянулась от существа из соседней машины. Убиваемый что-то шепелявил губами в чёрно-красной крови. Из его живота торчал коготь. Через секунду он захрипел, а безымянная особь подняла его выше, стремясь размозжить о Маринину машину.


Этот удар принёс больше пользы, чем предыдущий. Монстру удалось запихнуть «мертвочеловека» в окно пассажирской двери. От удара плечо «неживого» вмялось в тело, рука неестественно выгнулась и безжизненно повисла.


Но «бывший» не отключился.


«Возможно ли это вообще?»


Страшная конечность совершила новый рывок, но жертва успела схватиться своей неповреждённой лапищей за предплечье Марины! Помогло. Безымянный намеревался вытащить «первого» из машины. Но женщина, невольно препятствуя этому, крепко вцепилась в руль и кричала от испуга и боли.


Мёртвый человек от натяжения повис в воздухе почти горизонтально земле. Марине казалось, что он сжимает её руку так сильно, что кость предплечья вот-вот превратится в труху.


— А-а-а-а-а-а! — сквозь зубы хрипела она. — Мерзкая гадина!


Из носа и рта «бывшего» пузырилась чёрная пена, а глаза вылезали из орбит. Когда крупные пузыри его кровавой слюны лопались, тёмные частички плоти, плававшие в них, летели в лицо вопившей от ужаса Марины.


В какой-то момент «первый» крякнул, будто отрыгнул, и рука-крюк энергичным движением разорвала его пополам! Смертоносная конечность взмыла вверх с мелкими ошмётками красно-чёрной плоти.


Нижняя половина туловища «первого» упала на землю.


Монструозная рука-крюк вернулась на место, к своему обладателю. А через несколько секунд он снова ей «выстрелил»: мощным ударом разрубил брошенную часть добычи, и отделённые ноги разлетелись в разные стороны.


То, что осталось от мертвеца, повисло на руке Марины.


«Бывшего» разделили пополам! Но, как и в случае с дождевыми червями, это не значило, что он сыграл в ящик. Ведь эту игру, пусть и с оговорками, «нечеловек» завершил уже давно… Сейчас он тяжело выдыхал воздух, а его зыркалы замерли и смотрели в одну точку. В глаза Марине.


Женщина уже не кричала.


Её вроде бы даже не особо трясло. Или она этого просто не замечала. Кровь бурлила от адреналина и остальных вброшенных в неё организмом веществ. Сердце бешено стучало, качая кровь и поставляя химический допинг туда, куда нужно. В мышцы! Бей или беги!


Почти отнявшаяся рука начала отходить после того, как разорванный «первый» ослабил свою хватку. Вместе с болью в пережатую часть руки возвращалась кровь, и уже совсем скоро Марина со стоном, но смогла двигать пальцами.


Половина «первого» впала в лёгкое беспамятство и не совершала пока активных пожирательных действий.


«Собирается с силами?»


Странная тварь из соседней машины наколола на крюк одну ногу «бывшего» и затащила в себя.


«Сожрала, гадость поганая, — подумала женщина. — Времени зря не теряет».


Внезапно страшная мысль ворвалась в её голову:


«Это чудовище так, наверное, и Сашу убило! — на глазах Марины навернулись слёзы. — Гадюшница вонючая!»


Злость захлестнула её!


Неуклюжими движениями, она левой рукой достала из кармана сырой куртки свой маленький топорик. И перехватив его поудобнее, начала колотить по голове «первого», всё ещё сжимавшего её руку.


— Кусок гнили мерзкой!


— От, — удар.


— Пу, — ещё.


— Сти! — снова.


Повторить!


«Неживой» человек полностью провалился в машину и лежал на правом боку на коленях у трупа, который обосновался здесь раньше всех. Старожил…


Сначала у неё не получалось. Марина попадала по голове «первого» то обухом, то боковой стороной лезвия. Но злость, точнее желание причинить боль твари и освободиться, помогла ей сообразить, как нужно держать ручку и какой замах возможен в салоне машины.


— Хочешь ещё топорика, гад криволапый? — зло шептала она, затравленно оглядываясь по сторонам.


Теперь женщина старалась наносить удары уголком лезвия в висок «бывшего». Левой рукой бить было неловко, но правую всё ещё сжимала тварь, поэтому выбора у Марины не осталось.


Тут, тук, хрусщь.


«Ага!»


Хрусь, хрусьщь.


Она пробила мертвецу череп, и теперь от виска до переносицы чернела одна сплошная дыра. Со следующим ударом топорика пальцы «первого» разжались.


Марина вздохнула с облегчением и начала высвобождать свою руку. В твари, что сидела в машине напротив, что-то булькало и хрипело, её туша то вздрагивала, то замирала.


«Переваривает? — подумала женщина, пытаясь отдышаться. — Голодная гнилюка! Всё ещё? А вдруг… Раз она голодная, может, Саша смог убежать? И она его не сожрала?»


Её глаза вспыхнули надеждой. Из них брызнули тёплые слёзы, сделавшие лицо Марины ещё грязнее.


«Может быть, он убежал, а на его крики принеслись эти "бывшие"? — развивала женщина свою спасительную версию. — Но тогда, где же он? Надо его найти! Куда он мог спрятаться?»


С усилием толкнув дверь, Марина вышла из своего убежища на колёсах.


«А где другой?»


Второй «первый» сидел у автомобиля, брошенного перпендикулярно тем двум, в которых развивались последние события. Все вместе они складывались в букву «П».


«Нечеловек» опирался спиной на переднее колесо. Его тело вздрагивало, но он не делал попыток встать. Отойдя чуть-чуть в сторону, Марина разглядела, что он был разрублен вдоль, начиная с головы и примерно до живота. Его левая часть висела как отдельный кусок и покачивалась от вздрагиваний.


Женщина, подавив рвотный рефлекс, быстрым шагом направилась в сторону своего дома.


У Марины шла кругом голова от увиденного. Пережитого. И убитого. Оглядываясь по сторонам, она семенила в сторону своей красной пятиэтажки. Лицо и волосы были вымазаны грязью, а мокрые штаны противно липли к ногам.


Холодно.


Слева!


На дороге. В тумане. На пределе возможностей её зрения возникали маленькие фигурки. Это «первые» не спеша брели в сторону поднятого странным существом шума.


«Три. Пять. Семь. Божечки мои…»


Твари двигались медленно, видимо, с такого расстояния они ещё не видели женщину. Марина ускорилась и уже выскочила на середину проезжей части, когда вдалеке из тумана вынырнули «вторые», а затем и «третьи». Она на секунду замерла и присмотрелась.


Теперь ей стало понятно, почему Саша всегда безошибочно определял, что именно за «бывший» перед ним. Походка, движения рук, сутулость и скорость у каждого «вида» были разными. Только увидев их всех вместе, Марина смогла заметить то, что для её мужа уже давно казалось очевидным.


Внезапно справа раздался скрежет!


Марина нервно повернулась и увидела, как из-за брошенной машины вывалился однорукий «первый». Женщина громко вскрикнула от испуга. И в тот же миг фигурки вдалеке перешли на бег.

Показать полностью
47

Лифт в преисподнюю. Глава 38. Просто звук ветра

Предыдущие главы


Женщина с любопытством взглянула на Сашу. Увидев, что он проснулся, отложила книгу и подошла ближе.


Мужчина смотрел на Машу и не знал: стоит у неё что-то спросить или, наоборот, что-то ей рассказать. Хозяйка квартиры тоже не спешила завязывать разговор. Видимо, пыталась оценить, насколько её гость пришёл в себя.


— Ты понимаешь, что сейчас происходит? — всё же спросила она.


— Да. Понимаю. Не понимаю только, как всё так произошло.


— По глупости, — строго сказала женщина. — По незнанию. По невнимательности. Ты дурень! Зачем полез сюда?


Мужчина слегка кивнул головой. Понял. От него ждут не вопросов, а ответов. Справедливо. Впрочем, она вроде и не обещала вести себя как заботливая медсестра из ванильного сериала.


Ломило виски. Пахло перегаром. Хотелось пить. Обездвиженное тело затекло. Жизнь, во всех её преимуществах, сжимала выжившего в своих объятиях.


— Меня самого зовут Саша. Я женат, есть сын, — он чувствовал себя так, будто отчитывается экзаменатору. Но такое немного унизительное ощущение всегда выгоднее перебороть: решить проблему в свою пользу и забыть. — Мы, точнее Марина — это моя жена, заметила тебя на балконе. Наш дом стоит через дорогу. Второй от перекрёстка.


— Так ты шёл ко мне? — удивилась Маша. На её лице выразилось такое недоумение, что Саша почувствовал себя ещё более некомфортно.


— В том числе, да.


— Сколько вас, ты говоришь?


— Трое: двое взрослых и ребёнок.


Собеседница скривила лицо, задумавшись. Отрицательно покачала головой.


— Ну а почему нельзя было помахать рукой с балкона? Ты же чуть не погиб, когда полез сюда!


— Мы смогли застать тебя на нём только один раз, — не соврал он.


Женщина недоверчиво подняла брови, но ничего не сказала.


— Потом, сколько мы ни сидели у окна, ты там так ни разу и не появилась, — со вздохом произнёс Саша. — Поэтому я решил проверить, не стоит ли тут одна машина, от которой у меня есть ключи, и заодно попытаться найти выживших.


Маша молча смотрела на него. В своём взгляде она не скрывала подозрительность. Недоверие. В её голове не укладывалось, зачем взрослому мужчине в здравом уме идти на смерть ради поисков какой-то машины.


Женщина вздохнула и снова покачала головой, как бы вынося вердикт: ну ты и дурачок, но несмотря на это, тебе вроде бы можно верить.


— И, как видишь, оружия у меня нет.


Тут её глаза немного подобрели. Будто услышав какую-то глупость от студента-первокурсника, она слегка кивнула в знак одобрения и отвела взгляд в сторону, собираясь с мыслями.


Волосы Маши были собраны в короткую толстую косу, перетянутую резинками. На её бледном лице уже виднелись морщины, ну или это были просто неровные полоски грязи.


Женщина вытащила из-за пояса пистолет. От глаз мужчины не скрылся и большой нож, висевший на ремне.


Без какого-либо осознанного участия Саши, его лицо напряглось, челюсти плотно сжались.


Он не знал, какая марка у пистолета, но в фильмах такие обычно полицейские направляли на преступников.


— «ПМ», — сказала она. — Тут, думаю, ничего объяснять не нужно?


Саша отрицательно закачал головой, хотя и не помнил, как расшифровывается «ПМ». Пневмат? Но он прекрасно понимал, что в конкретном случае означает демонстрация оружия.


— У вас есть еда?


— Её во всём городе полно, — уклончиво ответил мужчина.


— Да мне чужого не надо, я наоборот, — немного виновато ответила Маша, улыбнувшись. Как начальник, который рассчитывает тебе премию. — Может быть, ребёнку твоему нужно.


— Спасибо, у нас пока есть запас на пару недель, — напряжённо выдавил Саша.


— Но с водой, наверняка, туго?


— Ну, можем позволить себе только пить.


— А не мылись сколько?


— Думаю, столько же, сколько и ты.


Женщина хмыкнула и улыбнулась.


«Отлично, — расслабившись подумал Саша. — Вроде бы адекватная. И у неё есть оружие. Теперь всё может наладиться, только…»


— А что там со мной? — указав глазами на ту часть одеяла, что укрывала его ноги, спросил мужчина.


— Я не врач, но «трупник» в тебе наделал много дырок. Я, наверное, час вчера зашивала. Но может, так долго, потому что я никого живого раньше не штопала.


— Это же всё произошло вчера? — слегка удивился Саша. Ему казалось, что прошло гораздо больше времени.


— Да, утром.


— А пролежал я?


— Весь вчерашний день, ночь, ну и сегодня уже почти шесть.


— Как мне сообщить моим, что я жив? — заволновался мужчина и попытался пошевелиться. Через секунду его всего перекосило от боли.


Маша вспомнила, что Саша просил её повесить куртку на балкон. Ей тогда эта задумка не понравилась, и она выбросила грязное тряпьё. Женщина решила, что так нежданный гость может сообщить каким-нибудь своим головорезам, где он. И хотя с мужчиной, кажется, всё было в порядке, Маша не стала напоминать ему о той его просьбе. Себе дороже.


— В тебе столько новых, ненужных твоему телу дырок, что пока ты дойдёшь до дома, истечёшь кровью. Я что тебя зря зашивала?


— Да я и встать-то не смогу, боже, как же больно, — застонал он. — Зачем я только пошевелился.


— Я могла бы выйти на балкон и… — Маша задумалась. — И помахать твоей жене рукой. Она ведь, скорее всего, глаз не сводит с этого места.


— И что она поймёт? Что решит, когда я не выйду с тобой? Что я тут жить остаюсь? — немного разозлился Саша.


— Сам подумай, с чего бы мне просто так ей там размахивать? Я же про неё как бы не знаю!


— Это да, — согласился он, пытаясь вытереть слёзы о полотенца, которыми были перевязаны его руки. — Но всё равно надо конкретнее как-то.


— Хоть так, — не слишком доброжелательно бросила женщина и вышла в коридор.


Саша понял, что лежит во второй комнате квартиры, в углу у входа. За ним, скорее всего, зал, из которого можно выйти на балкон. Руки не туго, но связаны. В принципе, за какое-то время он справится с такими путами, но зачем? Ведь Саша понимал, с какой целью его связали. И, кажется, пронесло?! Но как? Почему?


Ещё он заметил одну странность в своей боли. Болели не только ноги, но и спина. Она, пожалуй, мучила его даже сильнее, но Саша не помнил, чтобы вчерашняя тварь могла ранить его туда.


Он услышал звук открывающейся балконной двери и шум улицы. Точнее, теперь это нельзя было назвать шумом, ведь все машины заглохли, как и люди... Просто звук ветра.


Женщина чертыхнулась и вернулась в квартиру.


На вопросительный взгляд Саши она ответила:


— «Трупники» ходят! С балкона заметить могут. Я там примотала тряпку белую к перилам, не знаю, может, твоя жена увидит.


— А много их там?


— Штук десять. И дальше ещё, кажется, идут, — нервно ответила она.


— Десять? Вот чёрт! Я такого количества в одном месте давно уже не видел! — сказал Саша. — Дела наши плохи.


— Смотря с какой стороны посмотреть.


— Ты о чём?


— О насущном! Ты нарвался на «трупника». Он тебя вскрыл немного. Ты выжил.


— Только благодаря тебе, спасибо, — не совсем понимая направление разговора, ответил Саша. Ему показалось, что настроение собеседницы снова переменилось.


— И ты не заразился, Саша, — строго глядя на спасённого, сказала женщина.


— Повезло…


— Шмовезло! Фигня твоё «повезло»!


— Ну может…


— Давай-ка колись, в чём дело?


— Я не понимаю, — попытался развести руками Саша.


Женщина улыбнулась от этого его жеста.


— Это я не понимаю, как ты не превратился. Тебя цапнули, а ты целёхонек. Как так? Ни одного живого лица за последние месяцы, а тут ты! Весь покромсанный, но не болезный!


Автоматически начал оправдываться мужчина:


— Я тоже этого не знаю. Но если честно, ещё даже подумать об этом не успел. Может, тот… стационарный «трупник» незаразный?


Женщина улыбнулась, закатила глаза и покачала головой с таким видом, что Саше захотелось провалиться сквозь землю.


***


Маша посмотрела на своего спящего гостя. Потом в черноту коридора. Холодно. Сыро. Страшно.


«Может ли неживой быть незаразным? Чушь! Каждый из них — сплошная кожаная банка с заразой! С гнильцой!»


Женщина встала с дивана и бесшумно подошла к мужчине. Её пальцы сжимали рукоятку ножа. Присела на корточки возле спящего. Стала всматриваться в его лицо.


«Человек, который не умер. Первый человек, который не умер от их заразы».


Лицо как лицо. Грязное. Худое. Бледное.


Маша быстро посмотрела в коридор. Словно проверила, не стоит ли там кто-нибудь. Вернула взгляд к мужчине.


Лицо чуть вытянутое. Но это как раз может быть из-за того, что пришлось худеть. С такой физиономией человек незаметен в толпе. В жизни. Везде. С таким лицом ты обычный.


«Но видимо, ты, Шурик, как раз таки и не обычный! А чем ты необычнее, тем ценнее! Но только — один ты из нас».


— Но нам всем не спастись, Саша. Ребёнок и твоя жена, уверена, ещё одна бесполезная женщина — обуза, которую мы не вытянем. С этого дна нам всем не подняться.

Показать полностью
492

Детская прозорливость

Более двадцати лет назад читала с младшим братом стихи Григория Остера и, подражая стилю Остера , в голове сложились строки :

Если ты проснёшься утром,
Ранним утром, на рассвете.
И поймёшь, что умираешь
В цвете сил и молодым.
То лежи себе спокойно,
Не зови отца святого.
А проси сто граммов водки,
Похмелись и оживи.

Вчера наткнулась на свою детскую тетрадку с опусами, прочитала, умилилась.
Каким неожиданно сообразительным ребёнком я была)

С Новым годом, друзья!

2947

Без названия

Я хочу тебя видеть нечесаной,
Просыпаться с тобою некрашеной,
Чтоб от осени и до осени
Говорить только самое важное.

Хочу вместе с тобой бездельничать,
Удивлять ранним завтраком сонную,
Любоваться путями млечными
И тобой, когда смотришь в сторону.

Болтовню твою слушать милую,
Вечерами встречать уставшую,
Я поступками некрикливыми
За тобою хочу ухаживать.

Забывая про одиночество,
Про досадные расставания,
Говорить обо всем, что хочется,
И молчать, затаив дыхание.

Тебя пледом укутать сопливую,
На руках отогреть от холода,
Ах, какая же ты красивая,
И по поводу и без повода.

Автор: Хлебовъ

103

Басня "Лисица и обезьяна", или Как мы в телепередаче снимались

2008 год, я учусь в 11 классе. Нас пригласили поучаствовать в телепередаче "Знаем русский" –это интеллектуальное шоу для школьников на, как понятно из названия, знание русского языка. Меня как отличницу-спортсменку-комсомолку вместе с двумя подругами-одноклассницами записывают в основную команду, еще несколько человек из класса едут группой поддержки на трибуны.

Одним из конкурсов было "домашнее задание". Нам нужно было подготовить сценку по мотивам басни Эзопа "Лисица и обезьяна". В игре участвовало 3 команды, и каждой дали определенный жанр: трагедия, комедия или драма. Нам выпала трагедия. Дополнительным условием было использование в сценке слова "посмешище" и может еще пары каких-то из оригинального  текста, уже не помню. Вот оригинал басни, чтобы вы не тратили время на поиски.

Была у неразумных животных сходка, и обезьяна отличилась перед ними в пляске; за это они выбрали ее царем.

А лисице было завидно; и вот, увидев в одном капкане кусок мяса, привела к нему лисица обезьяну и сказала, что нашла она этот клад, но себе не взяла, а сберегла для царя как почетный дар: пусть же обезьяна возьмет его.


Та, ничего не подозревая, подошла и угодила в капкан.

Стала она корить лисицу за такую подлость, а лисица сказала:

«Эх, обезьяна, и с таким-то умом будешь ты царствовать над животными?»


Мораль басни:

Так и те, кто берется за дело неосмотрительно, терпят неудачу и становятся посмешищем.

Наша учительница по русскому, по совместительству классная, нам в подготовке не помогала: "Взрослые, сами справитесь". А у меня был период сочинительства, иногда писала сопливые стихи о любви, расставании и прочих девчачьих горестях. И вот иду на тренировку (занималась гимнастикой), думаю про эту басню, что бы нам такое сделать, и тут у меня в голове начинают рождаться строки. В раздевалке, на коленке судорожно записываю на какой-то клочок почти весь текст, который внезапно сгенерировал мой мозг. Вот моя версия, переложенная на стихи:

Автор: Нет повести печальнее, детишки,

Чем повесть о Лисице и Мартышке.

В чем дело там? Послушайте, друзья,

Сейчас поведаю историю вам я.


В лесу однажды звери собрались:

Пришли медведь и волк, семейство лис…

Решили выбирать Царя зверей.

Им стала, как известно, Обезьяна.

Всё потому, что танец был у ней

Без всякого возможного изъяна.


(Танец Обезьяны, Автор надевает ей на голову корону)


Обезьяна: Большая честь – носить корону эту,

И скоро слава обо мне пойдет по свету.


Лисица: Пусть зависть не из лучших чувство, знаю.

Но все же не совсем я понимаю,

Как можно выбирать царя… ЗА ПЛЯСКИ!

Что ж, кажется, пора сорвать все маски.


Капкан в лесу, и мяса в нем кусок,

Пора! (обращаясь к себе: "Где мой елейный голосок?")

– Тебе, царица, дар почетный сей.

Что ж медлишь ты? Прими его. Смелей!


(Обезьяна подходит к капкану, капкан захлопывается)


Обезьяна: О, нет, судьба-злодейка, Боже мой!

За что сыграла шутку ты со мной?

Не выбраться никак отсюда мне,

Захлопнулся капкан, я в западне.


Лисица: Смотрите все! В цари избрали вы

Ту, что за глупость лапой поплатилась.

Такой правитель не нужней – увы! –

Луны, что в ночь за облаками скрылась.


Автор: Мораль сей басни объяснить несложно:

Обличие порой бывает ложно.

Поможет ум провала избежать,

А рассудительность – посмешищем не стать.

У нас был минимум реквизита (корона Обезьяны и капкан), кажется, не было никаких костюмов, но сценка всем очень понравилась. После съемки ко мне подошла какая-то тетенька-профессор из жюри и спросила, помогал ли кто-то с текстом басни. Мне кажется, она не поверила, что это целиком и полностью мое сочинение, но это чистая правда.

Первое место мы тогда не выиграли, заняли второе, но я горжусь этим текстом и считаю его лучшим из того, что я когда-либо писала.

Показать полностью
62

Зомби в реальном мире. Часть 5

Предыдущая часть здесь Зомби в реальном мире. Часть 4

Пиликнул мой телефон. Я посмотрел и увидел, что это было оповещение от гражданской обороны об эпидемиологической опасности в городе и области.
Майор прочитал сообщение на своем телефоне, хмыкнул и включил передачу.
Крузер наконец выехал на Крупскую, свернул налево и набрал скорость. Трофейный мицубиси ехал следом. Транспортер же остался во дворе.
Я схватил рацию.
—Андрюх, чё там у тебя?
—Да, щас, минутку.—раздался голос Андрея.— Дочка в туалет захотела. Мы сейчас.

Майор посигналил коротко дважды, взял правее и остановился у обочины. Мицубиси повторил маневр.
Ждали мы недолго. Спустя пару минут мы увидели Траспортер, выехавший со двора и поворачивающий в нашу сторону. Майор снова посигналил и, пропустив попутно летящие машины, выехал сразу на левую полосу. Мицубиси пропустил нас, микроавтобус Андрея и пристроился за ним следом.
До Соловьиной рощи доехали быстро.

—Вот этот дом. Подъезд крайний справа от нас если, заезжать тоже справа.— я указал на пятиэтажный дом.— Там может быть тесно у подъезда, погодите, звякну. Как бы не заперли во дворе.
Евгений ответил на звонок сразу. Я включил громкую связь.
—Сань, вы где?
—За домом, со стороны твоего подъезда. Глянь, что там у вас перед подъездом, помех нету?
—Ща. Повиси немного.—ответил он. Спустя короткое время он продолжил.— Перед подъездом на парковке человек десять стоят. Пара трупов еще. Крови дофига везде.
Я глянул на майора. Тот громко сказал, обращаясь к Евгению:
—Будьте готовы по первому требованию покинуть дом. Отойдите от окон, телефон держите рядом.

Я сбросил вызов, достал ПМ, проверил, дослан ли патрон. Майор покосился на меня, открыл дверь машины, глянув назад и махнул рукой. Подошли Сергей и Пётр. Майор кратко обрисовал им ситуацию и дал приказ на выдвижение.
—Погодите.—остановил я майора. —дайте какой-нибудь ствол Андрею. Он один сейчас остаётся. Мало ли что.
Сергей и Петр переглянулись, решая, кто поделится.
—Трофейный дайте.—сказал майор.
Пётр кивнул, достал из кармана захваченный пистолет, вытащил магазин, подергал затвор, потом вставил магазин обратно и отнёс его Андрею.

Бойцы пошли вперед, прижимаясь к стене. У дальнего от нас угла здания остановились. Сергей медленно заглянул за угол, подняв кулак. Потом, сложив большой и указательный пальцы, растопырил остальные три. Снова сжал в кулак и изобразил пистолет указательным и оттопыренным большим пальцем.

—Это что?—спросил я майора, который сидел и наблюдал.
—Девять противников. — ответил майор, внимательно наблюдавший за жестами подчинённого.
Сергей резко помахал взад-вперёд открытой вниз ладонью над головой и сделал шаг назад. Стоявший позади Пётр рванул назад за ближайший к нам угол дома. Сергей повторил его маневр, потом оба на разной высоте выглянули из-за угла, держа под прицелом место, откуда только что ушли.
Никто не вышел ни через секунду, ни через минуту. Пётр тронул напарника за плечо, указал на себя, потом на дальний угол торца здания. Пригибаясь, держа под прицелом пространство перед собой, добрался до намеченного места и крутанул указательным пальцем свободной руки над плечом.
—На позиции.—майор решил просветить меня в языке жестов.
Пётр оглянулся назад, показал пальцем на Сергея и махнул в сторону припаркованных машин. Тот метнулся к стоящим авто, пригибаясь и сел на корточки за черным Патриотом. Осторожно выглянул из-за капота, посмотрел на Петра, дождался, пока тот обратил на него внимание, коснулся своей головы, «прикрой», и прицелился.
Раздался выстрел. Сергей тут же шевельнул стволом в сторону и снова выстрелил. Потом быстро пригнулся и забежал за другое авто. Высунулся, выстрелил. Снова пригнулся, перебежал, снова выстрелил.
Пётр стрелял из-за угла одиночными, прячась за угол после каждого выстрела. Потом он присел и скрылся за углом. Выстрел. Снова выстрел. Короткая очередь на три патрона. И тишина. Потом треснули два одиночных. После паузы из-за дома выглянул Пётр и махнул нам, подзывая.

Майор выпрыгнул из машины, взял пистолет в правую руку и быстро пробежал дистанцию, отделяющую его от бойцов. Я двинул следом. Майор сначала было хотел меня остановить, потом кивнул головой, указывая место за бойцом.
—Докладывай.
—Эти жруны и сюда добрались.—сказал Пётр, погладив лысину ладонью в тактической перчатке.—Девять было на парковке перед домом. Еще пара разодранных в клочья. Сосед один в окно сказал, один покусанный в дом забежал. Жруны навелись вон на того, достать не смогли, но и уйти, видимо, жаба душила.

Пётр указал на бетонный козырёк над одним из подъездов. На самом краю козырька лежало тело мужчины в сером костюме. Рука и нога были в крови и светились с козырька. Это и привлекло зомби.

Мы вышли на открытое место перед домом, подошёл Сергей.
Евгений наблюдал за нами с верхнего этажа.
—Подъезд крайний! —крикнул он, указывая сверху на свой подъезд.

—Проверьте этот подъезд и квартиры.—майор указал на подъезд, обернулся назад и махнул Андрею, вышедшему из машины, жестом приказывая оставаться на месте.
—Есть.—Петр с Сергеем направились к подъезду. Мы с майором пошли следом.
Уже у самого подъезда меня снова окликнул Евгений:
—Сань! Номер квартиры помнишь?
—Помню,—крикнул я в ответ, и набрал на домофоне номер квартиры.

Пиликнуло, Сергей потянул дверь на себя дверь. Петр с оружием на изготовку осторожно зашел в подъезд. Сергей следом. Мы с майором остались снаружи. Я подпёр открытую дверь поъезда половинкой кирпича, валяющегося рядом.
Тишина длилась буквально до тех пор, пока бойцы не поднялись, судя по шагам, на второй или третий этаж, стуча кулаком в каждую дверь и спрашивая жильцов, все ли у них в порядке.
Раздался короткий крик Петра, потом грохот короткой очереди на три патрона, следом громыхнула еще одна. Через долгую паузу третья очередь, но значительно тише. Похоже, зашли в чью-то квартиру. Через пару минут снова приглушенная очередь.
Да что там у них?! Я сжал сильнее рукоять пистолета, прислушиваясь к звукам, исходящим из подъезда.

Казалось, прошла вечность. За время ожидания изо всех подъездов иногда выходили жильцы, кто по одиночке, кто целыми семьями. Все с сумками, рюкзаками, многие были одеты, как для похода, быстро загружались в свои машины, стоявшие у подъезда и также быстро выруливали с парковки.
Вскоре мы услышали шаги нескольких человек, спускающихся с верхнего этажа. Вышел Петр. За ним Евгений с женой с большими спортивными сумками в руках. За ними Сергей.
—Тихо всё.—сказал майор Сергею, вопросительно посмотревшему на нас.
Тот кивнул.
Евгений с женой подошли к своему Фокусу, загрузили в багажник сумки. Потом Евгений усадил жену в машину, а сам подошел к нам.
—Куда едем?—задал он вопрос майору. Протянул тому руку, здороваясь.—Евгений.
—Николай.—майор ответил на рукопожатием.—В Ельню.
—Зенитчики?
—К ним.—майор кивнул утвердительно.— Давайте за нами. Сергей, отдай трофейный пистоль человеку.

Когда мы колонной выезжали на проспект Строителей, я отметил, что машин заметно прибавилось и все ехали, судя по всему, из города. Гражданская оборона хорошо сработала или личная инициатива самих людей, но уезжающих было много.
Майор посмотрел по сторонам и произнес:
—Сейчас самое главное не встать в пробке. Инача амба всем.
—Можно объехать.—чисто для проформы выдвинул я свою версию.
—А смысл? Мы и так практически выехали из города.
Заговорила рация голосом Андрея:
—Сань, мы надолго едем из города?
Я посмотрел на майора в ожидании ответа. Тот заметил мой взгляд, покивал головой своим мыслям и сказал:
—Сложно сказать. По обстановке будем смотреть. Несколько дней...
Я повторил в рацию ответ майора, Андрей буркнул в ответ, что понял и дальше мы ехали в молчании.
Где-то в далеке раздались одиночные выстрелы. Майор быстро осмотрелся, насколько позволял обзор из кабины, посигналил три раза и свернул на обочину. Колонна повторила манёвр.

—Выходим.—майор включил ручник, не глуша двигатель и вышел из машины.
Все, кто ехал в колонне, вышли и собрались на обочине. Майор раздал указания.
—Пётр, давай к Андрею. Андрей, остаешься за рулем. Евгений, уступи руль супруге. Сам рядом, ружие держать в боевой готовности. Сергей. —майор посмотрел на блондина.— поедешь в конце колонны. Александр, за руль. Наша задача – добраться до пункта дислокации без потерь. Вопросы?
Все промолчали.
—По машинам.
Мы и расселись по машинам. Я настроил под себя водительское кресло, и, приноравливаясь к тяжелому внедорожнику, аккуратно выехал на дорогу, пропуская автомобили. Мне уступили, я выехал на полосу и чуть позже перестроился на левую полосу.

—На встречке, впереди.—коротко бросил майор.
Я посмотрел вперед. Метрах в ста впереди увидел белый БМВ Х5, подрезавший старенький микроавтобус. Рядом с ним стояли, размахивая битами, три человека, одетые так, что сразу становилось понятно: братки. У водительской двери микроавтобуса стоял пузатый до невозможности мужик кавказской наружности и что-то говорил браткам, активно жестикулируя. За ним стоял еще один, держась руками за окровавленное лицо. Когда мы поравнялись с ними, из микроавтобуса выскочил третий южанин, достал из штанов пистолет, что-то крикнул, выстрелил вверх и направил оружие на братков. Парни с битами замерли. Что было дальше, я не увидел, мы проехали, не останавливаясь. Но новых выстрелов вроде слышно не было.
Пока ехали по городу, несколько раз видели гаишников. Те стояли у автомобилей, держали в руках жезлы, но в движение не вмешивались, только смотрели на всё уплотняющийся поток.
Скорость потока была небольшая, километров тридцать, и это нервировало. Потом перед окружной дорогой скорость упала еще сильнее, но, когда проехали под мостом, на дороге стало ощутимо свободнее и я прибавил газу.

Показать полностью
148

Грустное...

В нашем ФэПээЛ отметка САР

В тишине бредем мы по перрону

Мы летаем только в темноте

Мы для всех как белые вороны


Вспышками сияет горизонт

Вновь Гармин краснеет от запреток

Мы летаем только в темноте

Прорываясь к месту меж засветок


Снова сверху дождь, а снизу тьма

Тепловизор слеп. Туман до края

Мы летаем только в темноте

Прокляли нас? Сглазили? Не знаю


Взял. Отдал. Кури, я потерплю

Мы немногословны на маршруте

Мы летаем только в темноте

И на этот счет давно не шутим


Снова до рассвета далеко

Мы взлетаем по шестой заявке

Мы летаем только в темноте

Мокрые от пота на посадке


Подрезаем нижний край небес

Брюхом проходя по кронам сосен

Мы летаем только в темноте

На винты наматывая осень


Мы летаем только в темноте

Ангелами нас зовет «пехота»

Мы летаем только в темноте

Нам сказали – лучшая работа


Будь он проклят этот лунный свет!

Я тянуться к солнцу не устану!

Мы летаем только в темноте

Я летучей мышью скоро стану

632

Дедушкина нычка

Деда Васи уже 20 лет нет с нами, но он о себе любит напоминать=)
В июле съездили в отпуск в домик в деревне - за старым-старым зеркалом, между страниц книжки про уринотерапию нашли его стихотворение начала 80-х.

Дедушкина нычка Стихи, Дед, Творчество, Родственники, Длиннопост
Дедушкина нычка Стихи, Дед, Творчество, Родственники, Длиннопост
Показать полностью 1
175

Страхи и ненависть писателей-фантастов

Доброго времени суток, как говорится. Пикабу почитываю не первый год, но ленился даже региться, не говоря уже чтобы что-то писать, но решил всё-таки запилить пост. Так сказать, по профессиональному профилю.

Речь о таком треше, как современная русскоязычная фантастика (ну и фэнтэзи заодно).

Не секрет, что в области фантастики у нас нынче издают такое, отчего теряешь веру в разумное, доброе, адекватное и начинаешь желать человечеству заслуженной кары.

Например, вот:

Страхи и ненависть писателей-фантастов Фантастика, Писательство, Угар, Издательство, Длиннопост, Творчество

Да, "Товарищ Гитлер". Нет, не фотошоп. Да, попаданец в Гитлера. Да, действительно издали. И да, я это читал. На самом деле всё не так плохо и упорото, как можно подумать, глядя на обложку и читая аннотацию - просто очень уныло.
Но если продолжить копаться в разном треше, то можно найти и вот такую книжку, изданную в уже далёком (плак-плак) 2011 г.:

Страхи и ненависть писателей-фантастов Фантастика, Писательство, Угар, Издательство, Длиннопост, Творчество

Ещё можете догнаться аннотацией:


Студент Виктор Северов спешил в университет, а попал в автомобильную катастрофу. Досадно умирать так глупо! Другое дело погибнуть героем, в дыму сражения… И Северову выпал еще один шанс. Он очнулся в незнакомом мире. Вокруг него гремели взрывы, проносились боевые ракеты, сгорали подбитые военные вертолеты. Когда Виктор разглядел, с кем сражаются люди, он с ужасом узнал мир однажды виденной им японской «анимэшки». Людям противостоял чудовищный монстр, ростом с небоскреб! Но не это стало для Северова главным шоком, а то, что он вселился в тело 13-летнего японца! Виктор не отчаялся и не сошел с ума, он принял правила странной игры. Тем более что, став пилотом гигантского боевого робота, он получил возможность бросить вызов инопланетным чудовищам, возжелавшим поработить мир. Его, Виктора Северова, мир!


Казалось бы - насколько отбитым надо быть, чтобы лепить такое в текстовом и графическом варианте? Какой блин "Наш человек в аниме"? Неужели аффтор неизлечимо болен, раз не понимает, что от такого бреда любой нормальный человек должен держаться подальше?
Однако рассмотрим-ка весь путь нетленки от просто набранного в вордовском файле малосвязного текста до малосвязного текста, отягощённого трешовой обложкой и не менее трешовой аннотацией.


Шаг первый - соорудить нетленку.

Шаг второй, сомнительный - отправить на электронку одного из издательств, занимающихся фантастическим худлитом, нетленку. Срок рассмотрения - до года. Два гиганта, отожравших большую часть рынка - Эксмо с вассальным АСТ и Альфа. Альфа умеет отвечать "ваш роман нам не подходит", Эксмо чаще молчало. У остальных издательств всегда были ниже тиражи, соответственно ниже гонорары, а конторы типа Лениздата "славились" тем, что не просто были случаи невыплаты гонораров, а скорее были отдельные случаи, когда они всё-таки платили. нынче ситуация ухудшилась и фантлит стали заворачивать ещё чаще, чем раньше. почему - предмет отдельного разговора.

Шаг 2а - дождаться предложения из издательств. Раньше издательства мониторили тот же Самиздат, смотрели кто популерян и делали тем предложения. Нынче неактуально.

Шаг 3 - получить добро из издательства, начать переговоры, запастись валокордином, водкой, подушкой-обнимашкой и прочими антидепрессантами, ибо нервов вы на этом этапе потратите массу.

И вот, с вами связываются по поводу обложки, аннотации и названия...


Но тут тонкость в том, что аффтор на обложку и аннотацию может повлиять исключительно, если редактор настроен более-менее благодушно или ему лень сочинять отсебятину (вещества на упоротые аннотации всё-таки время от времени кончаются). Даже в стандартном договоре прописан такой пункт, как "издательство оставляет за собой право изменить обложку... бла-бла-бла". А весь креатив в этой области описывается фразой "...предоставить для ознакомления".
Смекаете? Никто не сидит и не посылает аффтору макет за макетом, чтобы уточнить детали или оценить степень упоротости. Чаще всего автора тупо ставят перед фактом - "жри що дають, падло". Так что если самостоятельно не бомбить редактора, то это всё очень быстро уходит на самотёк.
Во многом это связано ещё и с тем, что занимающиеся обложками художники в издательствах сидят на окладе - дядя получит денюжку за обложку в любом случае, так что особо стараться смысла ему нет.
При том, что нынче от авторов требуют ещё и ТЗ обложки.
Фон такой-то, на переднем плане изображен тот-то, попирает ногами из вселенной того-то. И с приложением рисунков, картинок и скриншотов для наиболее наглядного изображения.
Чуете, чем это чревато? Правильно, теми самыми голливудскими актёрами и кусками игровых артов на обложках. Отсюда и какой-нибудь Энтони Старр на обложке:

Страхи и ненависть писателей-фантастов Фантастика, Писательство, Угар, Издательство, Длиннопост, Творчество

Как ТЗ "суровый бородатый мужик, ну ТИПА такого, идёт на переднем плане" превратилась в "тупо перерисовываем один в один, плохонько отрисовываем пистолет, добавляем безумство в виде футболки"? Тайна сия велика есть.
С аннотациями ровно та же беда.Если редактору лень, то он воткнёт ту, что пришлёт ему аффтор. Обычно требуют минимум три варианта аннотации - одно и то же, но разными словами, из которых редактор выберет наиболее понравившуюся ЕМУ.

Если же его сиятельству ничего не понравится, то он воткнёт свою. Или слепит из трёх нейтральных одну безумную. Или возьмёт нормальную, но парой штрихов превратит её в текст с лёгким налётом долбанутости.
И с названием ровно то же самое. Несколько вариантов, выбирают то, что понравилось.
И это уже не говоря о тех случаях, когда редактор начинает лезть в сам текст. Но о советского образца корректуре и редактуре речи нет - часто даже банальные ошибки не вычищают, тут начинается чисто редакторская вкусовщина.

"А чо у тебя ГГ такой омежка? Нет, пусть будет чотким, дерзким, как пуля резким. Где патриотизм? Где завывания о подвиге крейсера "ВарягЪ" и литания Александру Невскому? Почему действие происходит не в Москве?" И всё в таком духе.

Касательно сабжевого анимешного поделия... Суть вкратце - Евангелион, Япония, Токио-3, 60-метровые мехи, 14-летние пилоты мех.Пожелания редактора? "Россия, Алтай, мехи по 10 метров, пилотам лет по двадцать". Зачем? Почему? Так много вопросов и так мало ответов...
Тут, думаю, уместен вопрос - где пруфы на всё это и откуда у чувака инфа конкретно по данному клиническому случаю графомануса вульгариса? Ответ, в принципе, прост:

Страхи и ненависть писателей-фантастов Фантастика, Писательство, Угар, Издательство, Длиннопост, Творчество

Таки да, я и есть Сергей Ким. Наверное, могу претендовать за звание издающегося (ну или издавашегося в прошлом) графомана - шесть книг, рассказ, повесть, суммарно 31К экземпляров (аргумент в спорах с прочими графоманами, которые упарываются по тезису "не издавался - не аффтор"). 31 год, начал писать в 21 год, этого мерзкого занятия не бросил до сих пор. Характер стойкий идиотический, истинный кореец. Живу на Сахалине.

Да, издал фанфик. Нет, не стыдно:) Почему не стыдно?:)

Это были лихие десятые, мы выживали как могли.
Японцы должны ответить за притеснения моих предков!
В условиях внешнеполитического давления нет понятия ворованное, есть понятие трофейное.
Представьте ситуацию - вы студент, вам 23, из оставшейся до конца недели еды у вас гречка без ни хрена, вам предлагают деньги за чисто фанатское творчество.
То есть, фанфик, да. Сугубо нишевое поделие для фанатов. Пишешь просто потому что хочется и потому что это прикольно. Потом тебе предлагают деньги за хобби и уже готовый хоббийный продукт. Насколько большие? Не миллионы, да.
Как уже говорил - гонорар зависит от тиража. За каждый экземпляр платят определённое количество рублей - т.н. роялти. В основном 4-7 рублей за экземпляр для новичков и середнячков. Итого за тираж ЧЖ 2011 г. в 10 000 экземпляров - 50К деревянных. Честно говоря, весьма пригодились после армии. Сейчас же тиражи просели до 2-3 тысяч... А вот роялти особо не изменилось. Разве что считаться стало немного по-другому - в процентах от отпускной цены. Но когда вы видите в магазине книжку по 400-500 руб., это, если что. и близко к отпускной цене отношения не имеет - обычно она составляет 100-120 руб. Из которых автору причитается, ну процентов десять. Когда издавался в 2015-м, то за тираж в 3000 экз. получил где-то 18К. Очень дофига, не правда ли?:)

Из интересного - фанфик в России издать вообще не проблема. Можно провернуть ужасную операцию с заменой имён как сделал я или как сделал писатель Распопов с его фанфиком по "Космическим рейнджерам". Можно вообще не париться и сделать как аффтор Ланцов, который запилил фанфик по Dragon Age без всякой переделки. Его у меня нет, да и читать его я бы согласился только за деньги, но зато у меня лежит в бумаге кроссовер Star Treka и Хроник Перна, некогда вышедший в издательстве Терра - Карен Эмерсон (она же, лол, Игорь А.Смирнов) "Сага о драконе". Первая публикация - 1994 г., у меня издание 2003 г. Ещё можно вспомнить галимую новеллизацию манги "Берсерк" Кентаро Миуры - "Тёмный мечник" некоего Вячеслава Грацкого, вышедшую в 2004 г.

"Никогда такого не было и вдруг опять", в общем:) А то некоторых послушать, так я был первым и самым худшим^_^

Справедливости ради - на правообладателей выходить пытался, но электронки авторов Евангелиона так и не нашёл (а все грозившиеся пожаловаться Хидэаки Анно и Йошики Садамото адресами поделиться не пожелали). А правообладателем в России оказалася недоброй памяти студия MC Entertainment, упразднённая в 2012-м году.

Касательно отношения к фанфикам в самой Японии, насколько знаю, там ещё более лояльно - нельзя совсем уж наглеть и заниматься именно плагиатом (т.е. выдавать чужое за своё), а спин-оффы, перезапуски и альтернативы строчат весьма бодро. Опять же насколько знаю - это пошло после треша в конце 80-х, когда сами японцы офигели от вала исков кто что у кого украл, и предпочли в итоге смягчить законодательство вместо того, чтобы разбираться.


Возвращаясь же к родным осинам - подобного рода "заимствования" (аг-га, блин) случались со мной ещё дважды в чистом виде. Новеллизации игры "Spec Ops: The Line" и поначалу близкий пересказ манги "Gate: Jieitai Kanochi nite, Kaku Tatakaeri", если точнее.
И ровно по таким же причинам: пишешь себе нечто фанатское, не паришься совершенно, но потом тебе пишут дяди " А давай издадим? Денег получишь" и ты такой "А чё, бьют - беги, дают - бери..."Но на текущий момент подобный ранящий прекрасные души треш вряд ли выйдет:) Я с синим завязал наглухо.Собсна, нет, совести не появилось, да и писать вроде бы не перестал. Просто нынче бумажные издательства откровенно стагнируют, кризис отечественного бумажного книгоиздания чудовищный, а крайний опыт работы с тем же Эксмо оставил ну такой вагон негатива, что зарёкся хоть что-то в ближайшем или не очень ближайшем будущем слать в издательства.В чём негатив? Ну, название пришлось выбрать компромиссное. В оригинале переделка лубков азiацкiя на отчеественный лад называлась "2018: Интервенция", в качестве варианта прделагал пафосное "Империя Девятого легиона", но редактор, видимо, вспомнил про годный фильм "Орёл Девятого легиона" и остаивл просто "Девятый легион".Воть:

Страхи и ненависть писателей-фантастов Фантастика, Писательство, Угар, Издательство, Длиннопост, Творчество

А, да, псевдоним пришлось взять. Сказали у предыдущего "карма плохая" (с), раз всё плохо продаётся. Треш на обложке? Трешовые аннотации? Может, в этом вина? Да не, не может быть...


Аннотацию тоже кое-как отвоевал. А вот с обложкой прокатили начисто - на ТЗ, со всякими картинками, скриншотами и описания тупо положили болт. Главгероиню, например. я скорее представлял как игровую версию Йеннифер, ну Морриган из Dragon Age или Моргану из "Камелота", ну что-то такое. Но явно не в виде мини-доминатрикс из Оглафа.

Хотя, чего ожидать, если художник-то ровно тот же, что забодяжил тот вырвиглазный бред на "Чужой жизни"? Некий Е.Деко, штатный иллюстратор серии Эксмо "Новые герои" (на текущий 2019 г. успешно заглохла). Судя по стилю у него вообще оставались неиспользованные скетчи к "Полному набору" Милослава Князева, вот он и пустил её в дело.

Ненависть! Тонны её.


Ну и в качестве вишенки неприятности на торте негатива - положенных по договору авторских экземпляров не прислали ("да мы просто замотались и забыли, чё ты сразу орёшь-то"), гонорар выплатили спустя 1 (один) год, вместо положенных по договору 60 дней с момента поступления в продажу. За электронку с Литреса перевели ровно 1 (один) раз за три года наличия прав. И кто покупает на Литресе - посоны, эта залипуха, из уплаченных там денег аффтору идёт хорошо если 10%. А если начинаются аттракционы невиданной щедрости с раздачей тонн книг по дешёвке - не идёт и этих копеек.


Такие дела.


П.С. Кто считает, что я пишу плохо... Народ, я с вами полностью согласен:))) Так что если хотите поругать - можем поругать вместе:)

Показать полностью 4
253

Светит матушка-луна

Светит матушка-луна Стихи, Творчество, Мрачное, Мистика

Светит матушка-луна,
Котик жмурясь дышит.
Я сижу в избе одна,
Все другие – вышли.

Братец стал степным гусем,
Сестры – скользкой рыбой.
Между ними старый сом
Лег гранитной глыбой.

Бабка в лес ушла зимой –
Воет нынче в стужу,
Дед услышал бабкин вой
И уснул снаружи.

Ну а я пряду платок
Для помолвки с милым.
Прячу черный коготок
Из последней силы.

В ночь, когда бела луна,
Не слыхать и мыши.
Я сижу в избе одна,
Все другие – вышли.

(c) мглистый заповедник

Баянометр ругается только на картинку.

Показать полностью
48

Задача одного тела.

Медленно выдыхаю, стоя у закрытой двери допросной.

Да, туда придётся зайти. В очередной раз.

Считаю про себя до трёх, после чего жму на ручку двери.

Она подаётся, открывая мне залитое белым светом помещение.

Свидетель встречает меня с хитрой улыбочкой на лице.

- Мистер Уинкл, день добрый! - кивает он мне.

Я молча киваю в ответ, проходя к своему стулу.

Устроившись поудобнее, я внимательно смотрю в наглые глаза Фреда Уидшоу.

- Фред Уидшоу, сегодня я объясню вам, почему мы не можем удовлетворить вашу апелляцию.

Тот внимательно смотрит на меня.

- Интересно, мистер Уинкл. То есть даже смягчающее обстоятельство...

- Ваш брат убил восемь человек. Из них трое - несовершеннолетних. Мы и так пошли на уступки, выбрав мерой пресечения домашний арест, а не заключение под стражу. И то из-за, кхм, непреодолимых смягчающих обстоятельств. - продолжаю смотреть прямо в лицо Фреду.

Направо смотреть нельзя. Можно увидеть то, что находится напротив.

Так что остаётся только глядеть в лицо Фреду Уидшоу.

Его глаза, один из которых сощурен, смотрят в ответ.

- Вам ещё повезло, что после расследования вас признали свидетелем. Показания вашего брата полностью подтвердились следственным экспериментом, к вашему счастью.

- Пфф. - фыркает Фред в ответ. - Естественно, подтвердились. Он же говорил вам об этом с самого первого допроса. Я не имею никакого отношения к этим преступлениям.

- Это было неочевидно. - я решаюсь на эту фразу.

- Это сейчас была попытка оскорбить?

- Призвать здравый смысл на помощь.

- Здравый смысл, и мой брат заодно, вам всё уже объяснили. Я легко поддаюсь гипнозу. Мой брат шёл на преступления со мной, просто вводя меня в транс. Вы же сами это проверили и неоднократно.

Тут он прав. Он помнил все события и действия своего родственника, но только будучи загипнотизированным.

- В любом случае, единственное наказание, которое мы можем применить к вашему брату - смертная казнь.

Вот тут Фред и даёт слабину. Взгляд сощуренного глаза перестаёт быть едким. Теперь он скорее просит пощады.

- Мистер Уинкл...

- Закон есть закон. - отвечаю ему я. - О том, когда состоится казнь, вас уведомят официально.

Не смотреть вправо.

Верить, что по губам читать умеют не все.

- Но, но... А что делать мне? - в этом сощуренном глазу больше нет напора и наглости.

- Жить дальше. - я бросаю эту фразу, как монетку нищему.

- Мистер Уинкл, но мы же оба понимаем, что это невозможно! - он переводит растерянный взгляд в сторону.

Мои глаза тоже тянутся туда.

Подсудимый Алекс Уидшоу покачивает головой в ритм песни в наушниках. Его глаза закрыты. Играет какая-то классика рок-н-ролла.

- Да, мы прекрасно понимаем, к чему приведёт такой шаг, мистер Уидшоу. Но, со своей стороны, мы не можем предложить иного. - делаю паузу, продолжая смотреть в изменившееся лицо Фреда. - Кроме, разве что, одной экспериментальной технологии. - я говорю это как бы нехотя.

Глаза моего собеседника загораются.

- В каком смысле?

- Вы любите фантастику, мистер Уидшоу?

- Да, но к чему этот вопрос?

- У нас проводится один интересный проект, в котором вы могли бы нам поспособствовать. Наказание для вашего брата остаётся прежним, но появляется возможность избежать некоторых последствий.

Выглядит мой собеседник сейчас, как собака, чующая преступника.

- Вы знаете, мы можем заключить сознание вашего брата в компьютерную симуляцию.

Брови Фреда скользят вверх.

- Что, простите?

- И он будет трудиться на благо общества.

Фред продолжает смотреть на меня. Даже рот приоткрыл.

- Дело в том, что для некоторых явлений компьютер не может предоставить нам широты мышления. Ограничения, связанные с тем, что это программа и в неё сложно заложить моральные аспекты. А у человеческого сознания таких проблем нет.

- И вы просто скачаете его? Как данные на флешку?

- Процесс чуть сложнее, но суть вы уловили верно. Физической смерти за данной операцией не должно последовать.

- "Не должно"? Вы будете проводить её впервые?

- Нет. - твёрдо отвечаю я.

Ложь удаётся. Фред смотрит на меня, потрясённый.

- Алекс знает об этом? - выговаривает он через некоторое время.

Я отрицательно качаю головой.

- Ему об этом ещё не сообщали. Вы же знаете, по правилам, он не имеет права слышать наш разговор. Так что вы первый, кто услышал о такой возможности.

Фред отбрасывает со лба чёлку.

- Секундочку. Вы говорите о том, что способны просто скачать его сознание в компьютер. А что будет с личностью?

- Скорее всего, она не сохранится. Это и даёт нам право считать данную процедуру аналогом физической смерти - достигнутый конечный результат.

- В виде гибели личности?

- Именно. Ваш брат будет с вами - но он больше не будет собой. Останутся, скорее всего, только безусловные рефлексы и какие-то зачатки мышления, не больше. Терапия, скорее всего, сможет помочь вам снова его социализировать.

- То есть, он станет похожим на грудного младенца?

Киваю в ответ.

Фред замолкает, скрестив руки.

- Вы же понимаете, что это ни в коем случае не истинное решение проблемы? И выбор, который встаёт передо мной, совершенно бессмысленный?

Он переводит взгляд на Алекса, своего сиамского близнеца, сидящего рядом.

Я тоже снова смотрю в это лицо, которое с закрытыми глазами наслаждается музыкой. Оно слегка искажено, потому что братья навечно связаны друг с другом сросшейся височной костью.

Именно поэтому всю нашу беседу Фред и сидел с прищуренным глазом.

- Операцию по разделению проводить поздно. Да и очень опасно - мы имеем дело с мозгом, мистер Уидшоу, не только с височной костью. Поэтому другого выхода мы не сможем предложить.

Фред продолжает буравить меня взглядом.

- Вы ставите меня перед выбором - мёртвый груз, висящий на мне всю оставшуюся жизнь, или девяностокилограммовый ребёнок, который будет испражняться в мою кровать каждую ночь, а ещё плакать и просить есть. Вы же понимаете, что обрекаете меня на заключение вместе с ним?

- Жизнь уже обрекла вас на это.

- Жизнь милосерднее, чем вы. Она хотя бы сделала так, что мы с Алексом умрём в одно время, мистер Уинкл. - Фред опускает руки, бессильно падающие на пол.

- И вы не в праве решать за него. Он-то ничего не знает об этой возможности.

Фред продолжает смотреть на меня. В его взгляде нарастает безумие.

"А что я могу вам сказать? Что вы прощены, свободны и вольны делать что угодно? Закон, парни. Преступая его, нужно помнить о последствиях. И одно дело, когда вы у последней черты, одиночка, которому нечего терять. И совсем другое, когда у вас рядом есть человек, которого могут как-то задеть ваши действия" - пока он молчит, мои мысли продолжают бегать по извилинам.

- Я могу пойти на это вместе с ним? - Фред говорит это, переведя взгляд на Алекса.

Я пожимаю плечами.

- Наш штат допускает процедуру эвтаназии. С точки зрения логики...

- Да или нет?

- Да.

Фред ещё раз смотрит на своего брата, улыбающегося из-за музыки в его ушах.

- Тогда не сообщайте ему об этом.

- Что, простите? - переспрашиваю я.

- Не сообщайте ему, что я отправлюсь вслед за ним. Он не допустит этого. Снова загипнотизирует меня и заставит отказываться, во что бы то ни стало. - Фред говорит с жаром. - А я не хочу, понимаете, не хочу! Одно дело - ухаживать за немощным родственником, который хотя бы спит в другой комнате, а другое дело - жить с ним чуть ли не в одном теле! Вы же можете меня понять?

- Да, конечно.

Фред ещё раз оглядывается на своего брата. В его глазах слёзы.

- Теперь вы расскажете всё это ему?

- Да, мистер Уидшоу.

- Роджер, - он обращается ко мне по имени едва ли не впервые. - Вы не скажете ему о моём решении?

Я, не отвечая ему, тормошу Алекса Уинкла.

- Передайте наушники своему брату. - с этой фразой я одобрительно киваю Фреду.

Тот засовывает вкладыши в уши, после чего начинает щёлкать кнопкой на плеере в поисках другой волны.

Я в это время рассказываю про аппеляцию, смертную казнь и альтернативу этому Алексу.

Тот морщит лоб, чешет нос. Думает.

- Вы знаете, я согласен. - отвечает он через некоторое время. - Это же будет безболезненно, я прав?

Я киваю.

- И я просто очнусь в компьютере?

"Вы не очнётесь" - снова проносится в моей голове.

- Да, именно так это и будет.

- Вы, видимо, так и рассчитывали, когда предлагали мне такой вариант, готов поспорить. - Алекс расплывается в улыбке. - Никакой физической боли. Никакого страдания.

- А вы этого боялись?

- Когда приносишь боль, не очень-то желаешь, чтобы она к тебе вернулась.

- А вы не хотите узнать, что будет с Фредом после того, как мы сделаем это? - этот вопрос вырывается сам собой, в ответ на наглое выражение лица и бесстрастную интонацию.

- Вы же, само собой, сделаете операцию по разделению, я прав? - он смотрит на меня, продолжая делать челюстью жевательные движения.

- Нет. Слишком велики риски. - отвечаю я.

- Сделаете, сделаете. Обречь человека на то, чтобы таскаться с девяностокилограммовым полумёртвым грузом за спиной - не перебор ли?

- Перебор. - соглашаюсь я.

- Значит, вы всё-таки пойдёте на операцию. Ну, из соображений логики.

- Скорее всего, да.

- Значит, он будет учиться жить один. И я тоже. Хотя... мне будет его не хватать, Роджер. Он был со мной почти тридцать лет, во все моменты моей жизни.

- Вам будет жаль его, Алекс?

Он переводит взгляд на своего брата, который, зачарованный музыкой, покачивает головой, как змея у заклинателя.

- У него впереди будет долгая жизнь. Может быть, даже счастливая. Так что я ему завидую, мистер Уидшоу. - он переводит взгляд на меня и искренне улыбается.

Я киваю ему головой.

- О времени проведения процедуры вам сообщат отдельно, мистер Уинкл. Вы свободны.

Он кивает мне головой, трогает своего брата за плечо. Тот вынимает наушники, кладёт их на стол, после чего они поднимаются на ноги и выходят из комнаты.

Я остаюсь один.

Теперь я волен смотреть куда угодно.

Но только не вправо.

Там зеркало, в котором я увижу своего брата-близнеца, одетого в синюю форму.

У него моё лицо, мои повадки, мои жесты.

Он просто прячется в моей голове, появляясь, когда я прихожу на работу.

И у каждого из тех, кто охраняет закон, есть точно такой же.

И мы ненавидим его, но терпим.

К сожалению, мне не поможет никакая операция.

Душа не делится на части.
____________________________

Добрый день, на связи @SilverArrow.

Этот рассказ - фантастика постольку-поскольку.
Но сама ситуация мне кажется интересной.
А что бы вы придумали в таком случае?
Делитесь своим мнением в комментариях.

И не забывайте - у вас всегда есть возможность оставить комментарий также для критики, подписаться, если вы желаете сразу узнавать о публикации моих новых рассказов, ну и зайти в мой профиль - там вас ждут ещё истории.


С уважением, ваш @SilverArrow.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: