Дубликаты не найдены

+5

"Джек Восьмеркин - американец", прикольная комедия :)

0

Как идейный коммунар - я за.

Похожие посты
553

Сваты

В семье Никитиных был объявлен общий сбор.

Нет, не так – Общий Сбор.

Главное клановое собрание на тему – сваты.

(Сначала Никитины собрались по другому поводу – приехал наряд полиции описать особые приметы без вести пропавшей дочери Наташки. И уточнить, в чем была одета возможно ныне покойная. Включая подробности – цвет белья и его наличие.)


Потом пришла счастливая (и не спавшая ночь) Наташка и заявила:

- В следующие выходные придут сваты. Готовьтесь! - и ушла к себе в комнату грезить о замужестве и восстанавливать силы.

Родные Наташки - мать, брат матери (местный бизнесмен) дядя Коля и отец – опешили.

- Как?!

Клан Никитиных два месяца назад пережил выдачу замуж старшей дочери Светки. И то, только благодаря дяде Коле, у которого в супермаркете из десяти квадратных метров «Алёнка» истекали сроки годности у половины товаров. И банкам, отзывчиво давшим три кредита. Но с трудностями: со скрипичным квартетом за марш Мендельсона у ЗАГСа рассчитались только позавчера.

Мать Наташки, крайне эмоциональная женщина пробовала всплакнуть. Даже, завыть в полный голос, от счастья.

- Господиии! За что мнееее… - начала она.

Папа Наташки, выпивший с утра «с горя», а после приезда полиции «с радости», неожиданно перебил супругу. И деловито сказал:

- Самогона надо поставить, - и хотел, даже, пойти заняться вместо прослушивания элегии супруги.

- Отставить выть и уходить, - пресёк попытки родственников к бегству от реальности бизнесмен дядя Коля, - Нам нужен план.

(Дядя Коля был не просто старшим братом мамы Наташки, но и опорой семьи. Три судимости и четыре брака (или наоборот), бизнес в виде мегамаркета «Алёнка» и связи во всех сферах, включая церковь и кладбище, придавали его словам вес.)

- Сколько их придёт? – тоном главнокомандующего спросил дядя Коля.

Мама Наташки, передумавшая рыдать, побежала в спальню к осватываемой уточнить количество.

- Она говорить человек пятнадцать-двадцать. Род у них не большой, - сообщила через минуту итог мама Наташки.

- Округлим – сорок, - резюмировал дядя Коля, - Давайте считать по меню с нами на пятьдесят голов. Что у нас со спиртным?

(Папа Наташки был главным семейным экспертом по спиртному, вопрос был ему.)

- Со Светиный свадьбы оставалось два ящика водки – влезла мама Наташки.

- Не два, а полтора, - оскорбился папа, - Но, я пойду посчитаю…

- Не надо!

- И трёхлитровка самогона, - вспомнила мама Наташки.

- Самогон в расчёт не берите! Он вытхнулся и замутнел, - вздрогнул папа, - Пойду посмотрю….

- Сиди, не надо!

- Значит спиртного нет, - подвёл черту дядя Коля, - Пишем: два ящика. Что у нас по мясу, рыбе? – спросил он у мамы Наташки.

- Кабана бить не дам! – встала в позу сестра, - Впереди свадьба.

- А кур?

- Да, и правда, зачем нам двадцать кур? – озарило маму Наташки.

- Пишем: куры есть, - сказал уверенно дядя Коля, - Я дам майонез, всё равно ведра пораспухали и минтай. Плиту. Она попахивает, - по-царски сказал дядя Коля, - Винегреты-компоты на тебе, сестра.

Общий Сбор семьи Никитиных продолжался ещё часа три. Под руководством бизнесмена дяди Коли они детализировали меню, шоу-программу (с дракой и баянистом) и где взять табуретки и столы.


В другом конце города, в это же время, в семье Петровых тоже состоялась беседа, на тему «Мы идём в сваты». Утренняя, с семейным голосованием и высказыванием мнений. Сразу после того как Васька объявил о намерении жениться и пришёл оттуда где ночевал.

Глава семьи Петровых, баба Нюра, участница великой отечественной войны (с соответствующей прибавкой к пенсии), скромно сидела в углу. Тугоухость, приобретённая ещё при взятии Рейхстага, позволяла ей сохранять спокойствие в любых ситуациях.

В том числе и при походе в сваты за внука.

- Кого берёшь-то? – наконец спросила баба Нюра у Васьки.

Васька, знаками скульптора-профессионала стал описывать телесную красоту будущей избранницы. И, даже, что-то объяснять словами.

Но, баба Нюра упорно не понимала связи между внуковыми сферическими движениями рук в разных местах воздуха и необходимостью жениться на их обладательнице.

Наконец, сын Михаил и невестка знаками и криком объяснили кого.

- Кого?! – возмутилась баба Нюра, - Да вы что! Сдурели?

В бабынюрином понимании Васька был достоин как минимум принцессы.

Или в крайнем случае – дочки директора местного завода. Но, не Наташки. Объяснений этому мезальянсу могло быть два, и баба Нюра уточнила:

- Она, что – беременная?

И, второе:

- А что за ней дают?

Получив разъяснения (снова криком и жестами), что Наташка не беременная и ничего за ней не дают баба Нюра приуныла. Единственный внук гиб на глазах: женился черти на ком, без веских причин и приданного.

Сын Михаил и невестка уважительно относились к бабе Нюре, во-первых, всю свою потрясающую пенсию она не могла истратить на себя и давала деньги в долг и без долга. Во-вторых, была собственником дома (где Петровы проживали) и сохраняла интригу с завещанием до смерти. В-третьих, баба Нюра гнала животворный самогон (по утраченным рейхстагским рецептам) который чудесно продавался. И был главной статьёй дохода, сразу после геройской пенсии.

Тогда баба Нюра изрекла:

- Не бывать этому!

Петровы: сын, невестка и Васька-жених, опрометчиво не обратили внимания на предсказание и стали детализировать поход в сваты как могли.

Через неделю, десятого мая, ровно в 11.50 по московскому времени (за десять минут до выхода из дома всего рода Петровых из сорока пяти человек), баба Нюра померла.

Напряглась и померла, чтобы спасти Ваську, единственного внука и оболтуса, от женитьбы на не беременной бесприданнице Наташке.

Пока Петровы отходили из погребальных хлопот и оплакивали утраченный источник существования Васька передумал жениться.

Совсем.

Решил учиться.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: