8

Заключение

— Позвонили в четверг, по-моему… Попросили сделать заключение, я согласился.


Добираясь до места, я застал один из самых красивых рассветов, что видел в жизни. Дорога проходила через огромную долину, а справа от нас возвышалась гора, к подножию которой нам и нужно было приехать. Так вот, по краям горы стали появляться первые лучи. Создавалось впечатление, будто они обнимали гору и казалось…


— Так, стоп! Вы что писатель?


— Э… — мужчина отрицательно покачал головой. — Нет…


Напротив него за столом сидел мужчина средних лет, в форме. Помещение представляло собой обычную камеру, с маленьким окошком, куда почти не проникал солнечный свет. Ситуацию спасала лампочка на потолке, которая при этом постоянно мерцала.


— Ненавижу писателей! — продолжил мужчина. — Как начнут описывать! Вот им лишь бы писать! О чем не важно, что не важно, лишь бы писать! — мужчина сделал паузу и отхлебнул кофе из чашки. — Ник, поймите, ваши рассветы тут никому не нужны. Давайте коротко и ясно.


— Хорошо… На месте я встретил начальника шахты. Его звали Оливер, хотя все его называли старина Оли. Старый волк, скоро должен был пойти на пенсию. Вечером мы немного накатили, что-то местное, прямо там делают. Я не любитель, но шахтеры они такие, да и ночью там знаете, жуть как холодно.


Утром отправились на осмотр. Пока спускались на лифте, Оли поведал мне, что с другой стороны горы, оказывается, есть озеро!


— И вы еще удивляетесь, почему вас топит? — недоумевал я.


Раздался скрежет, лифт остановился. Оли пробовал перезапустить — не получилось. Пришлось спускаться на веревках.


Мы долго брели по тоннелю, пока я не увидел лестницу, ведущую наверх.


— А что там? — поинтересовался я.


— Э… Там склад, — Оли вдруг поменялся в лице. — туда нам не нужно…


«Странно» — подумал я, но не стал его больше расспрашивать об этом.


Пройдя еще несколько метров, мы добрались до места.


— Собственно вот. — осветил стену Оли.


Вся стена выглядела намокшей, даже под ногами были лужи. Взяв анализы грунта, я хотел убраться оттуда как можно быстрее.


— Я, конечно, сделаю официальное заключение, но…


— Что? — спросил Оли.


— А вы не понимаете? Такие глубокие шахты встречаются обычно для добычи золота. А у вас уголь… Я посмотрел отчетность, вы уже давно работаете в минус.


— Решения принимаю не я…


— Но вы даете прогноз по добыче, обещаете, что скоро ситуация улучшится!


— Хотите закрыть шахту?


— Я специалист, я делаю заключения! Хотите, чтобы здесь произошла трагедия — работайте дальше!


— Вы не можете…


— Что вы здесь ищете? — перебил я его, как в ту же секунду земля задрожала.


— Бегом! — скомандовал Оли, и мы со всех ног рванули назад.


Тряска усиливалась. Сверху сыпалась пыль, падали камни. Я надеялся, что нам удастся сбежать, пока не услышал, как сзади меня хлынула вода... В голове даже не успела пронестись мысль, что со мной не могло такого произойти, как в ту же секунду меня сбило с ног и куда-то понесло...


Очнулся я в какой-то яме по пояс в воде.


— Хватайся!


Задрав голову, я увидел Оли. В руках он держал веревку.


Карабкаться наверх было непросто. Голова раскалывалась, видимо сильно ушибся при падении. Происходящее тогда казалось игрой, как будто все понарошку. Но ледяная вода постепенно отрезвляла.


— О нет! — посмотрев на меня испуганными глазами, Оли отпустил веревку. Я полетел вниз…


— Что было дальше? — спросил следователь.


— Открыв глаза, я увидел, что нахожусь в небольшом, хорошо освещенном помещении. По центру стояла клетка с человеком внутри.


— Очнулся! — в углу я увидел Оли. — Повезло тебе! Мужики вовремя подоспели, а вот сами не смогли спастись…


— Где мы?


— Это склад, про который я говорил.


— А это кто? — спросил я про узника в клетке.


— Это… Что ж… Я расскажу тебе, но обещай, что это останется между нами.


— Идет.


Оли подошел к клетке.


— Знакомься, это Бог…


— Бог? — переспросил я и тут же рассмеялся.


Узник никак не отреагировал. Я обошел вокруг клетки, но не нашел места где бы та открывалась.


— Ни одного сварного шва… Как он попал туда?


— Он спрятался от нас…


Я посмотрел на пленника. Пустой взгляд. На плечах длинные волосы, заросшее лицо. На теле обычная, изрядно поношенная одежда.


Человек походил больше на бездомного, нежели на Бога. Но в какой-то момент меня охватил внезапно приливший трепет, а по телу побежали мурашки…


***


К полудню на поверхности собрались все рабочие, чтобы проститься с погибшими. Вызванный из города священник читал прощальную речь.


Я не слушал его. Я полностью погрузился в собственные мысли. На земле столько верующих… А встретить Бога почему-то выпало именно мне. Убежденному атеисту, или агностику... Я даже не сильно разбирался, в этих понятиях. Я просто жил и мне было плевать на веру.


Но вот, я встретил Бога. Я пробовал заговорить с ним, но он игнорировал меня. Многое было не ясно. Как он там оказался, откуда он? Единственное, что было понятно — Бог был не из религий настоящего или прошлого.


В голове была каша, но когда я смотрел на гробы… В них лежали люди, пожертвовавшие собой... Я чувствовал, что в долгу перед ними, поэтому после церемонии подошел к священнику.


— Отец, я хотел с вами поговорить…


— Конечно, слушаю тебя.


— Что если я скажу, что в смерти этих людей виноват Бог?


— Мы не можем винить Бога, в чьей либо смерти…


— Да, наверно… Мы не можем обвинять вашего Бога… Но там, глубоко под землей есть другой… Настоящий Бог.


— О чем вы?


— Идемте…


В шахте уже не было воды, ее откачали с помощью насосов. Мы спустились вниз, и благодаря украденному мной ключу, проникли в секретную комнату. Священник попросил оставить их наедине. Я удалился.


Прошло около часа. Я заволновался, ведь на ночь шахту всегда закрывали. Провести здесь ночь? Нет, это не входило в мои планы. К счастью, скоро он вернулся.


— Отец, как прошло? — спросил я, но тот ничего не ответив, прошел мимо. Этот взгляд… В нем была полная опустошенность, отрешенность от всего...


Минуло два дня. Я пытался заговорить с ним — бесполезно. Бог тоже молчал. Я подумал, что никакого разговора могло и не быть между ними. Поэтому священник и безмолвствовал. Ему было стыдно признаться, что Бог его тоже игнорировал.


Я решил, что останусь здесь, пока ситуация не прояснится. Позвонил домой, сказал жене, чтобы не волновалась.


Потом Оли, откуда-то узнал, что я рассказал священнику про Бога. Каким же уставшим он тогда выглядел, расстроенным… Я извинился, но сказал, что служитель церкви должен был узнать правду. Он, как ни странно согласился, но попросил больше никому не рассказывать. Он боялся, что все может плохо кончиться, если об этом узнают шахтеры.


Ночью я проснулся от шума. Выскочив из палатки, я увидел, как люди из лагеря бежали в сторону шахты.


— Что случилось? — спросил я одного из шахтеров.


— Насосы! — выкрикнул тот.


Шахту полностью затопило. Как выяснилось позже, кто-то сломал все насосы. Хорошо, что Оли приберег несколько штук про запас… Сам он стоял возле входа в шахту, схватившись за голову.


— Зачем? — спросил я его. — Он мертв…


Ближе к утру, воду откачали. Всех интересовало, почему начальник бегал всю ночь как ошпаренный, заставляя всех работать не покладая рук.


И вот, Оли с небольшой группой забрался в тайный отсек шахты.


Клетку обступила толпа народу, но мне все-таки удалось протиснуться. Я не поверил своим глазам — жив…


— Это Бог… — представил узника Оли.


— Бог? — спросил один из рабочих.


— У кого-то есть другое объяснение, как человек мог выжить столько времени под водой?


— Это чудо! Не может быть! Это чудо! — зашумела толпа.


— Чудо? — обернувшись, люди увидели священника.


— Отец! Это Бог! Примите его! — скандировали рабочие.


Священник окинул толпу беглым взглядом, после чего сразу ушел.


— Что было дальше? — спросил следователь.


— Шахтеры пытались поговорить с Богом, но безуспешно. Тот по-прежнему ни с кем не хотел общаться. Правда, иногда он что-то отвечал, но это лишь еще больше разочаровывало людей. Все ждали от него чудес, исполнения желаний.


— О чем просили?


— Много о чем, но он всем отказывал. К вечеру настроение людей кардинально поменялось. Если бы не Оли, дело бы кончилось плохо.


Собрав всех рабочих на поверхности, он развернул сверток и достал оттуда два небольших предмета.


— Господа, я держу перед вами два осколка! Эти осколки — части артефакта… Артефакта Бога, того что там внизу! Всего осколков три! Найдем последний — восстановим артефакт! Спросите, зачем это? — Оли ухмыльнулся. — С помощью него можно подчинить Бога! Сделать его рабом! Бог исполнит любые желания!


Толпа не издавала ни звука.


— Владеть артефактом сможет только один, верно? — спросил кто-то из толпы.


— Ага, — подхватил другой, — одному достанется все, а остальным ничего!


Толпа загудела.


— Тише! Тише! — успокаивал толпу Оли. — У меня есть решение!


— Интересно какое? Заплатить нам деньги, а самому стать хозяином артефакта? — толпа рассмеялась.


— Справедливое замечание… Составим список! Там напишем желания каждого, каждого из нас! Тот, кто станет хозяином артефакта, исполнит все желания из этого списка! А хозяином артефакта станет тот, кто выиграет в лотерею!


Люди замерли.


— Справедливо… — выкрикнул кто-то робко из толпы.


— Пойдет! Нормально! — поддержали его следом другие.


Казалось, священник должен был вмешаться, но видимо в глубине души он согласился с предложенным планом…


Началась золотая лихорадка. Все жаждали найти третий осколок, все разговоры были только о нем! Впрочем, довольно скоро вылезла одна проблема, а точнее несколько. Не всех устраивало соглашение, к которому пришло большинство. Нашлись и те, кто считал, что не все заслуживают исполнения желаний.


Мелкие ссоры плавно переросли в драки. Убийства не заставили себя долго ждать.


Оли не знал, как это прекратить, с каждым днем становилось все хуже и хуже. Нужно было срочно что-то придумать, пока не стало слишком поздно.


Ночью мы договорились с ним встретиться у озера, на небе в это время хозяйничала полная луна.


— Ты единственный, кому я могу доверить это. — Оли протянул мне сверток. — Их нужно уничтожить любой ценой! Никто не должен восстановить его!


— Почему?


— Почему? — переспросил он и непроизвольно рассмеялся. — Да меня же скоро убьют из-за них! Я думал, я нашел Грааль! — Оли подобрал камешек на берегу и со всей силы швырнул его в озеро. — Как же я ошибался! Я нашел не дар — я нашел проклятие!


— Проклятие?


— Когда я нашел Бога, он сразу сказал мне об этом! Он удивился, что мы нашли его так глубоко под землей! Он и представить не мог, что мы будем так беспечно использовать природные ресурсы! Сжигать материал, формировавшийся тысячи лет! А потом он сказал, что нужно найти все осколки и уничтожить их!


— Но зачем? Ведь если обладать артефактом, можно многое сделать! Помочь стольким людям!


— Я тоже так думал… Пока люди не стали убивать из-за него. Я спрашивал себя: почему Бог заперся в клетке и разломал артефакт?


Оли продолжал рассказывать, а я вдруг заметил, как у меня затряслись руки.


— Он устал… Он устал творить! Он понял, что невозможно обладать артефактом! Только артефакт может обладать хозяином! Пока артефакт находился у него, он не мог остановиться… И тогда Бог потерял смысл! Он потерял смысл в этом мире… Ведь его просто нет, если у тебя полная власть абсолютно над всем!


***


Осколки я спрятал в надежном месте. А уже утром Оли нашли мертвым на берегу озера. Я попал под подозрение, так как был последним, с кем его видели перед смертью. Священник просил признаться во всем, но из-за отсутствия прямых доказательств меня все-таки отпустили.


— И что было потом?


— Все знали, что осколков в вещах Оли не нашли. Я понимал — жить мне осталось недолго. Я чувствовал себя как будто под колпаком, постоянно ловя на себе пристальные взгляды.


Так прошел день, а за ним и ночь… А я все еще был жив!


Наступило утро. Я оделся и хотел выйти из палатки, но не смог, кто-то наглухо закрыл мне выход.


Воспользовавшись ножом, я разрезал палатку и, направился к шахте. Не успел я сделать и пары шагов, как всю округу сотрясло от мощнейшего взрыва. Следом прогремели еще несколько, но уже послабее.


Я лежал на земле, боясь пошевелиться. Прошло несколько минут, прежде чем я пришел в себя. Пыль, заполонившая все окружающее пространство, понемногу оседала.


Подойдя к краю пропасти, где только что была шахта, я с ужасом осознал — все остальные мертвы…


Вдруг за спиной я услышал, чьи- то шаги. Сначала, я просто не поверил своим ушам, думал — почудилось, но хлопок по плечу расставил все по своим местам.


Обернувшись, я увидел священника. Он был абсолютно спокоен. «Странно…» — подумал я, как тут же меня осенило — это он взорвал шахту…


— Зачем? — спросил я его.


— Это был лучший вариант…


— Убить стольких людей?


— Люди? Хм… Они бы и так перебили друг друга! Что стоят их жизни в сравнении с тем благом, что было достигнуто?


— Каким благом? Что вы наделали?


— Это он обо всем меня попросил…


— Почему? Бог мог бы спасать жизни, помогать людям! Творить добро, разве не так?


Священник улыбнулся.


— Думаешь, его волновали людские судьбы? Нет… В этом все и дело… Такого Бога нельзя впускать в наш мир! Кто знает, что бы он натворил, оказавшись снова на свободе? Кто знает… Подумай сам, разве наш мир настолько плох, чтобы им так рисковать? — священник сел на край пропасти. — Разве ты хотел потерять жену, детей? Все это могло просто исчезнуть!


— Почему вы решили за всех?


— Хм… Знаешь, что самое главное в Боге для нас? Для людей?


— Что?


— Самое главное для нас, это то, что его нет… Людям не нужно знание, что Бог есть! Людям нужна вера!


— Слепая вера?


— Люди молятся придуманным Богам, это облегчает им душу, придает смысл! Что будет с ними, если они узнают о настоящем Боге? Что он никогда не поможет им, что ему плевать на них? Зачем молиться, если точно знаешь, что тебе не помогут? Вариант был только один… Я убил Бога, чтобы спасти веру…


***


Следователь нахмурился.


— Вы точно все рассказали?


— Разумеется! — взмахнул рукой Ник.


Дверь распахнулась, и в камеру вошел человек в форме. Прошептав что-то следователю, он тут же удалился.


Следователь потер глаза и откинулся на спинку кресла.


— Боюсь, у меня плохие новости… Мы обшарили обломки. В помещении, где находилась клетка, мы нашли акваланг. У клетки, в свою очередь, отсутствовала одна сторона. Внутри — пусто… И самое интересное, это то, что после вас священника больше никто не видел, домой он так и не вернулся…


Следователь встал из-за стола.


— Про местную настойку из грибов я в заключении упоминать не буду…


Глаза Ника бегали из стороны в сторону.


— Не может быть… — прошептал он. — Это…


— Что?


— Третий осколок! — вскочил Ник со стула. — Он нашел! Он обманул меня!


***


Следователь вышел из камеры, захлопнув за собой дверь. В голове Ника не переставал крутиться последний разговор со священником:


— И что теперь? — спросил Ник, держа сверток с осколками.


— Я отнесу их в музей церкви. Там они будут под надежной охраной.


— Что ж… — Ник тяжело вздохнул и отдал сверток.


— Спасибо вам! Вы все сделали правильно.

Дубликаты не найдены

+1

Аннотация: Ник должен был обследовать шахту на ее соответствие всем техникам безопасности. Но видимо что-то пошло не так, раз теперь он сидит на допросе у следователя, пытающегося выяснить причину произошедшей катастрофы.

0

Ненавижу писателей....

Похожие посты
39

САВЕЛИЙ (ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ)

Первая часть:  https://pikabu.ru/story/saveliy_7137572?utm_source=linkshare...


Часть вторая:  https://pikabu.ru/story/saveliy_chast_vtoraya_ssyilka_na_per...



"Добравшись до города Герат, я узнал, что в этот момент в нем остановился великий путешественник ибн Батута. Я поспешил на встречу с ним.

Он радушно встретил меня, и с интересом выслушал мою историю, а после сказал:

--Золото в твоей мошне, удлиняет твой путь. Если хочешь, отдай его мне. Я как раз держу путь к волжским булгарам, и найду способ передать эти деньги твоей семье.

Не было никакой нужды проверять ибн Батуту гребнем на честность, все знали, что с ним можно иметь дела.

Далее, я направился к Багдаду, незная точно зачем, но очарованный рассказами о его чудесах, я надеялся выменять свою удачу на нечто, что поможет мне вернуть друзей, и возвратить их домой."


-- А твоя удача все еще при тебе?-- поинтересовался у Савелия виночерпий.

--Да,--ответил тот,--я все еще не нашел достойный товар, чтобы на него ее выменять...

--Яви мне ее.-- попросил виночерпий.


Савелий, не глядя, потянулся рукою в сторону, опустил ее в карман человека, который сидел за соседним столом, и вытянул из него кошель. Поднял его над головой, и встряхнул, чтобы монеты в нем зазвенели. Посидельды лавки оглянулись на звон, и один из них тут же признал кошель своим по серебрянной вышивке на нем. И это был вовсе не тот человек, у которого Савелий его вытянул. Вора схватили, а благодарный владелец кошелька, тут же отсыпал Савелию несколько серебрянников.

--Чудеса!-- воскликнул виночерпий,-- а хочешь, я выдам за тебя свою дочь-красавицу с хорошим приданным?

--Благодарю, любезный хозяин, но я вдовец, обещавший своей Марии на смертном одре, что буду держать траур по ее кончине ровно пять лет.

-- И сколько еще осталось?

--Два года.

--Ох, и тяжело же тебе приходится,-- покачал головой виночерпий,-- должно быть, много было у тебя в пути искушений прекратить траур...

--Немало.

--Поведай об этом пожалуйста.

--Как доброму хозяину будет угодно,-- сказал Савелий, и продолжил свою историю:


"Долго я ехал по безжизненным землям, пока не услыхал вдали дивное птичье пение. Я решил посмотреть, что за птаха божья так красиво поет.

Следуя на чарующие звуки, я увидел древнюю оливу, к которой, быть может сам Мафусаил прикасался. В ее тени, исполняла танец живота прекрасная дева, столь хороша, что глаз нельзя было отвесть.

Я слез с верблюда, и стал созерцать ее танец. Но вот, птичье пение оборвалось, и дева застыла без движенья.

--Кто ты красавица, и почему здесь одна танцуешь, в столь безлюдном месте?-- спросил я.

--Зовут меня Айгуль,-- ответила дева,-- и потому я танцую здесь, что удачу за хвост ловлю.

--Почти поймала,-- улыбнулся я,-- а удержать сможешь?

Девушка звонко рассмеялась, звякнула колокольцами на запястье, и тут же, из-за бугра выскочили семеро воинов, и обступили меня.

--Братья мои, хватайте чужеземца, убейте его, и его верблюд будет нашим.

--Эх девица,-- покачалал головою я, оголяя саблю,-- Не мала ли добыча? Отступись от своего коварного замысла, и останешься при своих, а коли не отступишься, потеряешь все, что имеешь.

Дева только снова расхохоталась в ответ, а ее братья бросились на меня.

--Ну, удача моя, поделись своею силушкой с сабелькой вострой, и поглядим, чья возьмет.-- шепнул я сам себе, и принялся неистово махать оружием.

Не прошло и минуты, как обезоруженные бандиты валялись на земле жалко поскуливая.

--Твоя взяла,-- сокрушенно произнесла дева,-- пощади моих братьев, доблестный батыр, и я отдам тебе самое дорогое, что у меня есть - сладкоголосого соловушку, пением которого заслушивались даже падишахи.

--Красива ты девчина, и телом, и ликом, спору нет,-- ответил я, забирая птицу,--но скудна твоя приманка для удачи без красоты душевной.


Пощадив душегубов, я отправился дальше на юг. За недели странствий, наслушался волю соловушку, и стал подумывать: а каким должен быть человек, который выше всех бы смог оценить пение пташки, и возможно ли выменять его на нечто, что помогло бы мне найти и освободить Алешу?

В одном ауле, довелось мне столкнуться на узкой улочке с древней старухой. Лишь она увидала соловья на моем плече, сразу попросила:

--Отдай мне купец птицу, никто выше меня не оценит ее достоинства...

--Почему бабушка?,-- удивился я.

--Была и я много лет тому назад хороша, и петь умела сладко, но время не щадит красоту человеческую, высушивает нежную кожу, сгибает спину, заставляет голос дребезжать, и заместо молодости, в душе оставляет лишь тоску по былому. Мне ли не знать, какой дар унесли у меня пески времени, мне ли не ценить красоту? За соловушку, я научу тебя загадке.

--Зачем мне твоя загадка?-- спросил я.

--Хорошая загадка будоражит пытливые умы в поисках ответа. Есть на свете существа, которые познали и власть и богатство, и даже любовь и душевный покой. Единственной отрадой для их искушенных умов, является поиск сути всего сущего. Такие создания Аллаха, и Шайтану готовы душу продать за крупицу истины, они заинтересуются мудреной загадкой, и если не смогут ее разгадать, многое положить согласны к твоим ногам за правильный ответ.


Встреться я со старухой месяцем раньше, ни за что бы ей не поверил, но с тех пор, как овладел безграничной удачей, я и сам стал задумываться о сути всего сущего, и прекрасно понял, о чем вещает старая женщина.

--Забирай птицу бабушка, говори свою загадку и ответ на нее.


Старуха рассказала мне загадку, забрала соловья, и посоветовала ехать в Багдад, где найдутся охотники до моего нового товара.


Спустя два месяца, я добрался до Багдада. Вышел на цетральную площадь городского базара, нашел смотрителя торговых рядов, и выкупил у него лавку позаметнее.


Прохожие удивлялись, зачем я - чужеземный купец выкупил лавку, не имея никакого товара. Некоторые, ехидно посмеивались за моею спиной, а иные спрашивали:

--Ты торгуешь пустотой уважаемый, не иначе, так почем же она нынче?

--Я отвечу лишь тому, кто будет готов отдать за ответ все, что имеет,, а мой гребень-сожриплут поможет распознать такого человека,-- гордо отвечал я, продолжал сидеть в своей лавке с важным видом на потеху соседям.


Смех смехом, а слухами земля полнится: вскоре весь Багдад знал о странном купце с Руси, который торгует пустотой.


И вот однажды, ко мне в лавку зашел тот самый юродивый, который некогда сиживал в дупле чинары.

--Так и думал, что это ты,-- воскликнул он, завидев меня,--только человек, повидавший многое способен на такие чудачества. Заметь, теперь уже и тебя все вокруг за юродивого почитают. Твой гребень не даст соврать: познал я и душевный покой,  теперь жажду чистого знания, а не философской риторики как встарь, и готов отдать за истину все, что имею.

--А коли знание плевое?,-- хитро сощурившись спросил я,-- товар мой невелик, а лишь малая частица океана истины.

-- Все частицы, какие смог, нашел, буду рад и ничтожной крупице, ибо скука терзает мой разум сильнее, чем шайтан душу грешника,-- ответил юродивый.

--Хорошо,-- сказал я,-- я задам тебе загадку, а коли не сможешь ответить на нее сам, то за ответ ты вернешь моего друга Алешу.

--По рукам!-- обрадовался юродивый,-- загадывай!

--Два джигита сватались к одной девушке, и она им сказала: тот из вас женится на мне, чья лошадь последней добежит до пальмы на холме. Вскочили джигиты на коней, направились к дереву, один другого медленее, пока не остановились вовсе. И поняли, что никто из них не сможет доскакать до холма. Долго так стояли, пока не догадались спросить совета у аксакала. Старик сказал им два слова, услышав которые, джигиты вскочили на коней, и очертя голову помчались к дереву. Что же такого сказал им аксакал?

Юродивый почесал затылок и крепко задумался. Так и ломал он голову с утра до позднего вечера, а после заявил:

--Твоя взяла купец, отдам я тебе Алешу, а ты давай верный ответ.

По щелчку юродивого, за его спиной появился Алеша. Я подошел к нему, обнял по братски, и повинился пред ним по дружески за свой вероломный поступок. Алеша - добрая душа, зла и не думал на меня таить, лишь сказал:

-- Пойдемте отсель домой Савелий Иванович.

Мы подошли к верблюду, а юродивый, еще раз спросил меня:

--Так что сказал джигитам аксакал Савелий?

--Поменяйтесь лошадьми,-- бросил я ему через плечо, и мы с Алешей стали выбираться из Багдада."


--Хороша твоя истррия,-- похвалил Савелия виночерпий,-- одного не пойму: если ты выручил Алешу, то где он сейчас?

--Многому я обучился за время странствий, да не всему,-- со вздохом ответил купец,--дожил до седин в висках, а учтивости не научился. Осерчал, видно, юродивый за мой небрежный ответ, и помимо Алеши, наградил меня неутолимой жаждой познания. Удача моя, все еще была при мне, и потому, не составило труда раздобыть добрый товар, снарядить большой караван с охраной на Русь. Наказал я Алеше также, по возвращении отыскать и вызволить Ванятку с Заняткой и Олега- плута, сам же решил не воротаться, покамест не уйму жажду познания. Думается мне, что найти искомое, я смогу только в странствиях, так что нельзя мне домой.

--И куда ты теперь отправишься?-- спросил виночерпий.

--Сяду на твоего старого ослика, поблагодарю тебя за него, за угощение, да за внимательные уши твои, и отправлясь туда, куда ослиные уши навостряться.-- улыбнулся Савелий.

Показать полностью
34

САВЕЛИЙ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ) ссылка на первую в начале поста

https://pikabu.ru/story/saveliy_7137572?utm_source=linkshare...


-- Удивительна твоя история,-- воскликнул виночерпий,-- за нее накормлю тебя до отвала. А гребень-сожриплут все еще с тобой?

--Да, о мой гостеприимный хозяин,-- кивнул Савелий,-- смотри!

С этими словами, купец вынул из-за пазухи гребень.

--А можно его как-то проверить?,-- осторожно поинтересовался виночерпий,-- если я узнаю, что гребень способен на то, о чем ты мне рассказывал, тогда пойму, что и остальные твои приключения - не вымысел.


Савелий приблизил гребень-сожриплут к своей русой бороде, и сказал:

--Я слон.

Гребень зашевелился и зарычал, а виночерпий, от восторга захлопал в ладоши, а потом сказал:

--Теперь я знаю, что ты не лжец, открой мне тонкости секрета приготовления " пьяной смоквы", и я дам тебе в награду своего старого, но надежного ослика, чтобы тебе было легче добраться до дома. А если твоя дальнейшая история буде столь же любопытной, то я соберу тебе в дорогу еды и вина на несколько дней пути.

--По рукам,-- кивнул Савелий, пряча гребень за ворот.


" Через несколько дней пути из Самарканда, я понял, что заблудился со своим караваном. Мы дошли до города Шаш, замыкающего горную долину. Там, распрашивая о дорогах других караванщиков, я окончательно удостоверился, что сбился с пути. Мои наемники- охранники, ехидно посмеивались за моею спиной.

"Скормить бы их гребню-сожриплуту"-- подумал я:"завели не в ту сторону, явно недоброе затеяли".

Слуга Алеша - последний из земляков, оставшийся рядом со мной, догадался о моих мыслях, и поостерег меня:

--Не бери грех на душу, Савелий Иванович, прикинься дураком до поры, покамест наемники не открыли свои намерения, а сам будь на чеку...гребешок-живоглот свой всегда использовать успеешь, вспомни, что не довел до добра он прошлого владельца.

Я, нехотя согласился с Алешей, но самого изнутри  жгла мысль наказать работничков.

Под различными предлогами, я стал останавливать караван на ночлег не в тех местах, где советовали мне охранники, и дорога, постепенно уводила меня вглубь горного ущелья.


Неподалеку от перевала, мы остановились у чайхоны "Три чинары", и вошли в нее попить душистого чайку.


Во дворике чайхоны, действительно, росли три огромные древние чинары. У той, что посередине, между двух остальных, в стволе было широкое дупло, в нем сидел юродливый, кричал петухом, и приговаривал при этом:

--Кукареку, меняю осторожность и осмотрительность на удачу, ку-ка-ре-ку!

--Ты считаешь себя удачливым?-- удивленно спросил его я,-- как же твоя удача довела тебя до жизни в дупле?

--Конечно я удачлив,-- засмеялся юродливый,--погляди!

Он выбросил из своей руки на землю игральные кости, и выпали все шестерки.

--Когда имеешь такой талант, то незачем обживаться добром, ведь в любой момент я могу сесть за стол, бросить кости, и выиграть себе какой угодно обед, и роскошный ночлег.

--Почто в дупле тогда кукарекаешь?

--По скуке,-- ответил сумашедший,--когда можешь иметь все, то ничего и не хочется, тогда становишься философом. Но, я малость подустал от моего дара, и пресытился не только роскошью, но и размышлениями. Теперь, я хочу покоя, когда мысли заняты не высокими философскими идеями, а простыми вещами, но, чтобы хранить душевный покой, мне нужны осторожность и осмотрительность.

--Действительно юродливый,-- прошептал я себе под нос, и добавил в пол голоса,-- есть у меня работник, который все время сдерживает мои деяния и помыслы, ну прямо сама осторожность. Хочешь, я оставлю его рядом с тобой, но взамен возьму твою удачу?

--Савелий Иванович,-- воскликнул тогда Алеша,-- я от вас ни к кому не пойду!

-- А и не надо,-- успокоил его я,-- я просто лясы поточить решил с сумасбродом, погляди на него, ну разве он может иметь слуг и работников?

--По рукам,-- вдруг сказал юродливый, и ловко выпрыгнул из дупла,-- удача теперь твоя, кинь кости на землю, если желаешь проверить, а слугу я забираю себе со всей его осторожностью.

Я бросил кости несколько раз. Все время выпадали шестерки.

--Забавно,-- засмеялся я,-- но, быть может, кости шулерские... лень проверять, пошутили, и довольно. Прощай философ из дупла..Алеша, пойдем отсюда.

Но Алеша, хотя и порывался, не мог ступить и шагу от чинары.

-- Сделку отменить невозможно, уговор дороже денег, купцу ли не знать?-- лукаво произнес юродливый, и зловеще расхохотался.

Я вытащил саблю из ножен, и направился к сумашедшему, но тот схватил Алешу, точно пушинку забросил его в дупло, и прыгнул туда же следом, только их и видели, и дно в дупле прощупывалось хорошо, но там было уже пусто.

Так я остался без друзей- соотечественников в чужой сторонушке.


Выходя из чайхоны, с неимоверной тяжестью в душе, я обнаружил, что мои охранники снимают тюки и бочонки с верблюдов.

--Что вы надумали?-- спросил я их, вновь оголяя саблю, и выхватывая свободной рукой гребень-сожриплут.

--Разве не видишь?,-- усмехнувшись, ответил один из них,-- грабим тебя. Мы обманом, довели твой караван до нашего родного кишлака, и теперь ты нам не надобен.


Тогда, я бросил сожриплут в ближайшего из лиходеев. Гребень задел его волосы, ощерился драконьим оскалом, и в одно мгновение проглотил наемника, после грохнулся на землю, отскочил от нее, точно мячик из застывшего сока каучукового дерева, угодил в бороду другого наемника,( какая невероятная удача!) сожрал и его....и не успокоился, покамест не сжевал всех разбойников.

Теперь я совсем один, не стало даже недоброжелателей, но не соврал юродливый, похоже, удача мне сопутствовала. Я повел караван дальше, к перевалу.


Уже через час, мне на пути попался купец, который пожелал купить весь мой товар вместе с верблюдами за цену, о которой я ранее и не мечтал. Все складывалось замечательно, только радостью от последней сделки поделиться было уже не с кем.

--Не пора ли возвращаться домой?-- спросил себя я,-- денег выручил с лихвой, но что я скажу семьям Олега, Алеши и моих дурачков- силачей? Откупиться золотом, будет недостаточно. Вот незадача, все приобрел, но в довесок и муки совести тоже, недолго же нужно пробыть удачливым философом, чтобы потерять душевный покой.


И решил я тогда, что не стану возвращаться на родину, пока не выручу моих земляков.


Я спускался с гор на юг на единственном верблюде, позвякивая при каждом его шаге золотыми монетами."


Продолжение следует.

Показать полностью
33

О демонах и людях

Утром познав истину, вечером можно умереть. © Конфуций

Глава Велиара, в которой открывается истина.


Сидя на широком каменном своде, окаймляющем набережную реки, я жевал тост с сыром и куриной грудкой и пил кофе. Все это я наспех купил в кафе, что было расположено прямо у меня за спиной, явно не успевая пообедать, как полагается.


Глядя на размеренную водную гладь, я думал об устройстве мира, попеременно выстраивая речь перед акционерами по поводу оформления сделки с фармацевтической компанией. Мысли давались мне нелегко, я уже больше двух лет толком не отдыхал и мозг потихоньку плыл, подгоняемый лишь жизненными необходимостями.


Именно в тот день, на набережной, в конце лета, я повстречал того, кто захотел перевернуть мою историю. Хотя, вспоминая потом этот разговор, я неоднократно приходил к выводу, что эта линия уже была выстроена, что я попросту не мог бы поменять ее, даже если бы очень захотел.

Ведь именно в этот день я узнал, что не могу умереть.


Он подошел вкрадчиво, как кот подходит к столу, на котором лежит колбаса, манящая его обоняние к источнику вкусной еды.


Выглядел он весьма ординарно, но только для первого взгляда: сутулый человечек небольшого роста, его лицо мимикрирует то улыбкой, то злобным оскалом, меняя гримасы буквально каждые несколько секунд, одет он был скорее по-летнему - легкая футболка, широкие штанцы с причудливыми узорами, как будто кто-то решил на одежде порисовать узоры из калейдоскопа.


- Паисий Родионович Киров, - сняв потрепанную кепку, представился незваный гость, - можно просто - Парк.


Его меняющееся выражение лица имело в себе нечто притягательное, притом, что заставляло напрягаться. Я приметил также еще несколько интересных деталей его внешности. К примеру, у него не было одного глаза, он был явно искусственным, то ли деревянным, то ли стеклянным, но двигался он синхронно со вторым. Интересно, откуда оборванец нашел деньги на дорогостоящий протез?


Я застыл с набитым ртом, кивнув в ответ на его приветствие. Сказать, что у меня не было желания разговаривать с этим субъектом - ничего не сказать. Уж больно он походил или на городского сумасшедшего, или на сомнительного торговца детьми.


- Можете и не называть своего имени, мой хороший, оно итак мне отлично известно, - хитро улыбнулся субъект, сразу же оскалившись, будто собирался отобрать мой обед.


Я проглотил кусок, не жуя и поставил кофе на ограждение, размышляя, как будет быстрее сообщить полиции о незнакомце, если он окажется ненормальным.


- А этого не надо, - бодро проворчал Парк, усаживаясь рядом со мной, - полиция все равно меня даже не увидит, - он развел руками, - видишь ли, меня могут видеть только служители особых ведомств, не советую звонить, самого же в психа вырядят.


Я нервно сглотнул, уронив тост куда-то в реку и огромными глазами уставился на Парка, всем своим видом демонстрируя, что хочу услышать объяснения.


- Молчалив. Весь в отца, - только лишь и выговорил мой случайный (случайный ли) собеседник.

- Мой папаша балаболит не переставая, - хрипло ответил я, удивившись хрипоте голоса, - вы явно не знаете столько, сколько хотите показать.


Парк насмешливо склонил голову и вновь оскалился, прилично нервируя меня. В принципе, я уже был готов просто бежать без оглядки.


- Биологический отец - да, вне всяких сомнений. А вот сущностный - крайне закрытая личность, - Парк мечтательно уставился на реку, будто смотрел хорошее кино, - неудивительно, при наличии вокруг громадного количества других сущностей, сам он весьма одинок.


- О чем вы толкуете? - непонимающе спросил я.


Парк снял кепку и положил ее рядом с собой, обнажив странные рыже-белые волосы, цвет которых то ли действительно менялся, то ли попросту солнце так издевалось над ними.


- Дело в том, что я не случайно подошел к тебе, многоуважаемый Велиар, меня послал к тебе тот самый, властелин жизни человеческой.


Как я ни пытался переварить все сказанное, мне это казалось всего лишь бессвязной ахинеей, не говоря уже о том, что я вообще не понимал, разговаривает ли он со мной, или ведет беседу с воображаемым другом.


- Меня зовут Валентин, - решил представиться я, - и я совсем не понимаю, что вы говорите и как вас понимать, - говорил я тихо, на случай, если субъект все же решил пообщаться с галлюцинацией. Мало ли, вдруг я его спровоцировал бы.


Однако, Парк явно планировал разговор со мною, так как немедленно повернулся и умудрился продемонстрировать около двенадцати разных гримас за две секунды, из-за чего я вновь нервно сглотнул.


- Можно сразу перейти на ты, мы ведь родственники, - подмигнул он.


Я прищурился.


- Что-то не припоминаю твоей рожи в семейном альбоме, - осторожно выговорил я и прикусил язык. Пожалуй, надо все же осторожнее разговаривать с душевнобольным.


- Ну что поделаешь, - развел руками Парк, - я и на фото не отображаюсь. Видишь ли, такие сущности, как мы с тобой, в своем истинном воплощении, состоят из таких частиц и энергии, что вовсе не фиксируются камерами. Не помню, почему. И с зеркалами та же ерунда. Вроде как, свет проходит сквозь нас.


Я осторожно отсел от субъекта на пару сантиметров. Да, он определенно ненормальный. Еще чуть-чуть и заговорит про какой-нибудь миф, назвав себя Геркулесом или даже Платоном.

Парк повернулся ко мне, весело щурясь.


- А знаешь, он тоже очень любил Грецию. Причем, несмотря на ее полное падение в настоящий момент, он все еще думает, что ее можно восстановить, так сказать, - Парк  сипло хохотнул, - даже наши с тобой имена ближе к греческим, он очень любил эту страну, да-а-а!


Пока сумасшедший мечтательно вздыхал, говоря о чем-то только ему одному известном, я потихоньку пятился, размышляя о побеге от ненужной беседы.


- Я же все равно найду тебя, братец, - внезапно очень серьезно проговорил Парк, его лицо вдруг перестало мимикрировать, установилось четкое и серьезное выражение, - зачем бегать? Выслушай сразу и пойдешь восвояси. не усложняй жизнь нам обоим, ладно?


- Так, все! - воскликнул я, - ты несешь какую-то околесицу, я тебя не понимаю. Греция какая-то, имена, родство... Если есть что сказать, говори, или попросту уйди, у меня обед скоро кончится!


Мимикрия Парка тут же вернулась к нему.


- Ну иди, что же. Твоя работа наверняка намн-о-о-го важнее того, о чем я хотел сказать, - Парк вел себя крайне развязно, открыто насмехаясь, - ведь как же, покупка у АО "ДелегФарм" каких-то катетеров на год для госзаказа гораздо важнее, чем судьба человечества на ближайшие пять тысяч лет. Да. Иди. не держу, - он издевательски выделял каждое слово.


Парк немного помолчал, раскачиваясь из стороны в сторону. Я же быстро перепрыгнул ограждение и направился к месту работы, уже пытаясь стереть этот странный инцидент из головы.


- Буду ждать тебя на кассе! - крикнул Парк, - продавец будет врать, не покупай этот пылесос, - на прощание крикнул он мне, а затем меня догнала еще одна фраза, - до встречи, Велиар!


Я застыл на месте. Про пылесос-то ему откуда знать? Я и сам решил это только пару часов назад. Даже разговоров таких не вел. Я обернулся, чтобы потребовать ответа, но на набережной уже было пусто. Парк не мог так быстро убежать... Что же за чертовщина?..


Я не мог сосредоточиться на работе. Как я ни пытался убрать из головы обеденный инцидент, он преследовал меня, как собака преследует автомобиль.

Даже выступая перед собранием акционеров, все время вспоминалась то потрёпанная кепка, то кривляющееся лицо странного субъекта.


Меня вывел из ступора директор.


- Мы выбрали поставщика и тип товара, - проговорил он меланхолично и передал мне бумаги.

Я машинально заглянул в них. Клятое  АО "ДелегФарм", черт его возьми! И катетеры... Все угадал, сумасброд...


Это уже ровно ни в какие ворота не лезло. Шпион, конкурент? Кто он?

Машинально двигаясь, я сбросил документы в кабинет и покинул офис. Кажется, немного раньше, чем планировалось, но все равно сегодня я уже был не в состоянии работать. Мне все время мерещилась кепка.


Не помню, как попал в этот магазин, но, очнулся я, когда нуднейший продавец в мире пытался мне втолковать преимущества обладания каким-то якобы волшебным пылесосом.


- Его мощность гораздо выше более дешёвых моделей и вы ни в коем случае не пожалеете, если купите его, - стрекотал он.


- Врёт, гадина, - сообщил мне голос из-за спины.


Я вздрогнул и оглянулся.


Проклятый сумасшедший, он действительно караулил меня а этом магазине. Почему я вообще сюда пришел? Неужто гипноз?


А то, что продавец завирался, я и сам знал. С детства у меня была особенность: я мог чувствовать, когда человек говорит мне неправду, в то время как сам мог врать похлеще бывалого игрока в покер.


Я проигнорировал как Парка, так и надоедливого продавца. Схватив понравившийся товар, я направился к кассе, старательно избегая контакта с Парком, что плелся за мной по пятам, натыкаясь на людей, чем приводил их в недоумение, почему-то.


На кассе Парк вновь заговорил со мной.


- Все еще не веришь мне, братец? - оскалился он, - а ведь ложь ты чувствуешь. И знаешь, что я говорю правду.


- Что тебе от меня нужно?! - громким шепотом проговорил я.


Парк закатил глаза.


- Вот скажи мне. Неужто у тебя никогда, ну вот прям ни-ко-гда не возникало в этой жизни чувство, что ты... Как бы это сказать... Не совсем человек?


Я досадливо глянул на надоедливого субъекта.


- Не возникало и возникать не будет, оставь меня уже в покое!


Женщина, стоявшая в очереди справа, обеспокоено глянула в мою сторону.


- Простите, а с кем вы говорите? - осведомилась она, оглядывая меня с ног до головы.


Я посмотрел в сторону Парка и нахмурился.

Он смотрел на меня скалящейся ухмылкой.


- Нам стоит найти более укромное место для беседы, чтобы тебе докторов не вызвали, - хохотнул он.


Я продолжал недоумевающе смотреть на него.


- Я говорил тебе, люди не могут меня увидеть. Бросай уже этот пылесос и пойдем.


Я с громким стуком уронил пылесос и последовал за ним. Происходило нечто, не вписывающееся в рамки нормального, скорее, сверхъестественное. Конечно, логичнее было бы игнорировать его, но... В общем, я не знаю, о чем думал, когда шел за ним. Но я уже шел, что попишешь.


Мы пришли в какую то глухую подворотню за гаражами, пропахшую мочой и тухлыми помидорами,  попутно я удивился, что таковые еще остались при столько активной застройке города.


- Ладно, - вздохнул я, - давай к сути. Кто ты такой и что от меня хочешь?


Парк насмешливо гримасничал.


- А ты еще не догадался?


- Прекрати строить гримасы, пожалуйста, раздражает, - нервно буркнул я.


Парк вдруг схватил себя за лицо и сдернул его. Вот просто сдернул! Под ним я увидел странную картину. Его мышцы лица образовывали причудливые нити из различных материалов, он будто сам состоял из нитей. Нити эти шевелились, вызывая причудливые мимические движения на лице. Парк надел лицо обратно.


- Я не хотел шокировать тебя с порога, так что, обзавелся небольшой маскировкой, - пояснил Парк, - я не мог перестать, это часть моей физиологии, как видишь.


Я, широко раскрытыми глазами на Парка, уселся прямо на грязную землю. Парк, впрочем, явно не отличаясь брезгливостью, последовал за мной.


- Так кто же ты? - тихо спросил я.


Я уже устал удивляться, я просто хотел понять, что происходит.


- Меня зовут Парк, как я уже сказал. Среди многих культур я известен, как повелитель судьбы человеческой. Демон, бог, сущность и много других названий дают нам люди, даже не догадываясь, что суть остается той же. Разница лишь в их отношении к нам.


- Демон, стало быть... - пробормотал я, - а я кто? Как ты меня назвал?


- Велиар. Ты - также не совсем человек. Точнее, ты - сущность Велиара, помещенная в тело человека при рождении, нашим отцом. Ну, строго говоря, он не совсем отец нам, но, для понимания так удобнее.


- Велиар, - завороженно повторил я, - демон лжи, не так ли?


- Византийская мифология говорит, что да, - развел руками Парк, - на самом деле, ты скорее сущность многих человеческих... Как там они это называют?... - Парк несколько раз щелкнул пальцами, напряженно вглядываясь в пустую консервную банку, - во, пороки.


- Значит, я - демон порока?


- Ты - сын нашего отца. Вот и вся история, - широко улыбнулся Парк.


- А наш отец?..


- Тот самый. Который символ зла, главный враг света и так далее, - весело проговорил Парк.


- Дьявол, - мрачно заключил я.


- Ну... Если бы человечество делилось на добро и зло, тогда было бы именно так. А как итог - он что-то вроде наместника Его могущества на этой планете.


- Так, стоп, чего?! - недоумевал я, - дьявол есть дьявол, не так?


- Главная фишка в том, что человек мало что знает об устройстве могущества. Так, ладно, мы отклонились от темы! В общем, я должен был оповестить тебя, что ты - сын, как ты выразился, дьявола - сделано, - Парк загнул один палец, - показать тебе, что это все реально - сделано, - Парк, загнув еще палец, задумался, - ах да, последнее. Рассказать тебе, что ты должен делать!


Я обхватил руками голову.


- Ну давай, вещай.


- Значит, отец хочет, чтобы ты искоренил все мировые редигии, показав людям, что их верования - ложны... - я перебил его громким возгласом.


- Чего-о-о?! И вы что, действительно думаете, что так уничтожите веру в бога?


Парк посмотрел на меня с искренним удивлением.


- Зачем нам уничтожать веру в бога? Мы в связке с ним. Пока верят в него, верят и в нас, братец. Все должно было быть построено именно так. Но я не договорил. Тебе придется возвести на руинах старых религий новую - единую для всех. Отец уже давал такое задание одному из нас. Давно, очень давно. Но увы, эти догматы уже устарели для человечества, нужны новые, свежие.


Я сидел, нахмурившись.


- Даже если так... Как я должен это делать? Выйти на улицу и кричать, что все не правы, а я - молодец?


Парк ухмыльнулся, обнажив сиреневые зубы.


- А это уже твое дело.


- Ну охренеть теперь, - всплеснул руками я, - чем вам вообще церкви эти не угодили?


Лицо Парка вновь застыло, не отображая эмоций.


- Дело в том, что наши догматы не должны вести к коммерции. А люди вдруг решили, что церковь - отличный вид заработка. Они потеряли саму суть верований и их смысл, оставили символы и расценки... - лицо Парка вновь оживилось и он заговорил весёлым тоном, - особенно хорошо с этим справились католическая и православная церкви. Эти субъекты так великолепно выстроили свой бизнес, что уже толком и не понимают, во что верят, а во что - нет. То-то и теряется вера у многих, хоть и остаётся в массе.


- Ну да. Атеистов с каждым днём всё больше, вот вам и понадобилось обновление, да?


Парк расхохотался в голос.


- Братец мой, атеистов среди людей меньше одного процента! Уж поверь!


- Да ладно. Взять хоть те же соцсети, там богов и религии уже так ругают и поносят, что люди и сами потихоньку убьют церкви.


- Не убьют. Ругать и крошить бравадой об атеизме можно хоть круглые сутки, но, каждый в глубине души чувствует, что является частью большего. А вот что самое интересное, главные атеисты те, кто более всех говорит о религии. Главные священники. Они настолько хорошо поняли, что религией можно грести деньги, что попросту не могут поверить. Ты же у нас с ложью на "ты"... Сам знаешь, что обманывая всех вокруг, сложно верить самому. Поэтому, существование нас для них уже почти сказка. К этим же относятся люди во власти и с большими деньгами. Поняв и ощутив управление массами, они уже не могут поверить, что религия может быть не рычагом давления. Атеистов очень мало, братец, и все, как один, пропагандируют религию активно и громко, - Парк как-то грустно ухмыльнулся, - жаль, они не знают, что им уготовано.


Меня пробирал дикий интерес. Удивление и шок ушли, уступив дорогу любопытству и заинтересованности.


- И что же?


Парк указал пальцем на землю.


- Догмат о том, что будет все дано по вере, неизменен. Они попросту исчезнут, и все. Они не смогут более жить на земле, как и не смогут быть сущностями. Их просто не станет.


- А что же будет с верующими? - с ажиотажем поинтересовался я.


Парк с досадой посмотрел на меня.


- Много вопросов, братец. А ответы у тебя итак есть. В общем, я должен объяснить тебе несколько правил, которыми будет сковываться твоя задача. Правило первое: что бы ты не делал, люди не должны узнать, кто ты и что ты. Если ты творишь какое-то чудо, очевидцев не должно быть более сотни, не должно быть ни одной фотографии, видеозаписи и других материалов, однозначно подтверждающих наличие сущностей на планете.


- Многоуважаемый, - скептически поднял бровь я, - я и не умею никаких чудес.


- Не перебивай! - взвизнул Парк, - Тьфу ты, с мысли сбил! Так. Ты будешь уметь. Я научу после оглашения правил. Так о чем я?


- Правила, - напомнил я, - никто не должен знать, кто я.


- Точно! Делать ты можешь, но так, чтобы у человечества оставались громадные сомнения насчет правдивости всего этого. На их вере основано существование нас, так что, раскрываться им мы не можем. Второе правило: ты не должен открывать человеку Истину, ни в коем случае.


- Какую такую истину?


- Ты долго будешь перебивать?! - недовольно закричал Парк, вскидывая руки, - Истину, что будет тебе открыта. К примеру, одна из сутей Истины в том, что не существует добра или зла, не существует правил, а вся эта систематика выдумана лишь потому, что люди смертны и чтобы они не перегрызли друг друга.


Я хмыкнул.


- Уж извини, но люди - не идиоты. Им это итак известно.


- Да ну? - Парк лукаво наклонил голову, - видишь ли, - вкрадчиво зашептал он, - одно дело услышать слова, другое - понять их смысл. Говорить об этом человечество будет хоть до посинения, но будет следовать правилам слепо и предвзято. Истину доносить до них ни в коем случае нельзя, иначе под угрозой будет все сущее. Вот тебе очевидный пример: ты знаешь, что сладкое вредит твоим зубам. Казалось бы - знаешь на все сто. Но кушаешь его. Почему? Потому что вкусно. Ведь ты не понимаешь смысла и сути этих слов, их понимают специалисты-стоматологи, знающие всю поднаготную этого нехорошего сахара.


- Не уверен, что понимаю... - пробормотал я.


- Скоро ты все поймешь. Просто слушай дальше. Правило третье. Что бы ты ни делал, нельзя воздействовать на того, кто этого как-то не заслужил. - Парк заговорил быстрее, видимо, предугадывая вопрос, - да, ты сможешь понять, кто заслужил, это будет частью Истины. Правило четвертое: твоя власть кажется безграничной только здесь. Нельзя идти против отца и против Его могущества. И правило последнее, пятое: все другие правила не могут быть нарушены при помощи Истины, так как не являются ее частью. Запомнил?


Парк выжидающе смотрел на меня. Я искренне задумался.


- Так, ну... Не светиться слишком сильно, не рассказывать об Истине, не трогать не заслуживших, не идти против высших демонов и не каверкать правила в свою пользу. Ничего не упустил?


- Мы не совсем демоны, братец, - укоризненно, и даже как-то обидчиво проговорил Парк, - тот, кого называют богом, является сутью всех живущих планет. Тот же, кого называют дьволом, управляет этой планетой.


- То есть, дьявол является богом для тех, кто на Земле, а бог это как бы бог для всех дьяволов? - с сомнением выговорил я, подозревая, что несу бред.


- Что-то в этом духе! - радостно воскликнул Парк.


- Как же сложно, - я зажмурился и потер пальцами виски.


- Слова, братец - это лишь способ выражения Истины на этой планете. Они не могут в полной мере донести до тебя суть, - Парк протянул руку к моему лбу, - сейчас я коснусь тебя и отец объяснит тебе все так, как это принято у сущностей. Ты поймешь все, не нужно будет слов. Ты просто будешь знать Истину и понимать ее суть...


Он дотронулся. А я не почувствовал ничего. Просто, в моем разуме произошли колоссальные изменения. Я замечал их постепенно, скачкообразно. Сначала я осознал самого себя и свое имя, я понял, кем и чем я являюсь. Велиар, сущность, олицетворяющая человеческие пороки. Пороки... Это второе, что я осознал. Как наяву я понял - порока, как такового, не существует. Пороки, доброта, злоба, ярость и другие эмоциональные состояния человека - не более, чем просто его отличие. То, что делает человека человеком. В числе этого знания было и то, почему пороки называют таковыми и почему люди должны избегать их. Люди. Не сущности. Парк сказал, но я тогда еще не понял. Теперь это казалось мне до боли очевидным. У сущности не может быть порока, потому как она бессмертна. Человеческие же пороки - это скорее факторы, способные довести его до смерти его тела, потому, им нельзя было так делать. Пришло и третье понимание. Я бессмертен. Бессмертен, как космос, как энергия. Ничто во всем мире не могло мне навредить. И четвертое - следом. Я - всесилен. Я могу управлять бытием, как мне хочется, любым его аспектом по своему желанию. И наконец, пришло последнее понимание из главных: не существует в этом мире ничего невозможного вовсе. Все существующее ограничено лишь законами, установленными тем, кто теперь, по всей видимости, является моим "отцом". "Отцом" которого являлось нечто громадное, нечто восхитительное и ужасающее. Оно внушало мне ужас и благоговение, страх и радость. Это было бесформенное нечто, образующее сущее во всех его проявлениях. Я служил ему, я был его чадом, был его инструментом.  Это что-то... Было просто сгустком невероятной... Силы, что-ли. Я понимал, что все в этом мире является проявлением его воли, его желаний. Демоны, боги, ведьмы, колдуны, люди, животные... Каким бы он ни был, только его милостью мы все существуем. Он не делил нас. Он доносил свою волю до тех, кто не мог и не должен был понять его через таких, как мы. Человек именовал и оценивал сущности, по тому влиянию, которое мы оказывали на него. Если мы вредили ему, он считал нас демонами, если мы делали благо ему, он считал нас ангелами и так всегда. Я не демон. Я - лишь его дитя. Одно из них. Последнее, что я ощутил перед тем, как голос Парка вывел меня из благоговейного транса, было нестерпимое желание исполнить его волю. Что было логично - я ведь был его частью...


- У того, кто до тебя пытался сделать нечто подобное было больше ограничений, братец. Во-первых, он был смертен, чтобы люди могли принять его. Истина была ему известна, но лишь часть ее он мог использовать. Также, ему нельзя было вредить людям вовсе, - Парк хитро улыбнулся, - ты не так ограничен. Как мы и обещали, второе явление будет гораздо более жестоким, нежели первое. Ты скован только правилами. В остальном, у тебя нет ограничений вовсе. Хочешь - назовись сыном бога, хочешь - сыном дьявола. Хочешь - сожги все церкви дотла, а хочешь - заставь людей самостоятельно сделать это. Ты, Велиар, проявление его могущества на этой планете и ты должен проучить людей, дать им понять, что они зарвались, показать им, что их вера - чушь и дать им новую, пропитанную Истиной и обновленную.


Я сидел, криво улыбаясь собственным мыслям. У меня уже возникло несколько идей.


- Для начала, - насмешливо проговорил я, - давай-ка заставим людей возненавидеть Истинно тех, кто управляет ими на Земле, - загадочно улыбаясь, произнес я.


Все, что было ранее важно, теперь стало несущественным. Теперь у меня были более важные цели. Теперь, я был мертв, как человек, но родился, как благостный демон...


Продолжение следует, однозначно, я обожаю эту тему. Если здесь будет много грязи из-за такой темы, буду писать в стол. Новости будут в группе, произведение - по второй ссылке, когда закончу.


https://vk.com/devilhistory


https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
38

Притча для предпринимателя

Притча для предпринимателя Бизнес, Предпринимательство, Предприниматель, Оптимизм, Смысл жизни, Позитив, Притча

Живут два бизнесмена с абсолютно одинаковым достатком, ну вот абсолютно одинаковым, машины, квартиры, доходы все идентично. Только один поднялся до этого уровня своим трудом и упорством, а второй будучи ранее во много раз богаче, разорился до такого-же уровня. Так вот имея одинаковое количество денег, один безумно счастлив, а второй бесконечно несчастен.

Бывают периоды, когда дела в бизнесе или в жизни идут не очень, я всегда вспоминаю эту притчу. У меня есть то чего даже и примерно нет у многих, а также у огромного количества людей есть то чего нет и возможно никогда не будет у меня, так о чём страдать? Всем оптимизма.

30

Солипсизм или концепция Бога.

Солипсизм или концепция Бога. Солипсизм, Разум, Вселенная, Бог, Смысл жизни, Рассказ, Длиннопост

Представь, что твой мозг поместили в камень, или если хочешь прочности, то в алмаз, да вообще без разницы куда. Главное, что твой мозг один. Представь, что он лишен всех потребностей: ему не нужен кислород, не нужна никакая энергия, ни кровь, ни что, совсем. Мозг лишен всех органов чувств: глаза, уши, нос и язык отсутствуют. Твой мозг может жить вечно. Ничего не помешает ему, ничто его не уничтожит. Вечность наедине с самим собой в кромешной темноте. И ничего ты с этим поделать не можешь.


Первое время ты будешь страдать, будешь мысленно лезть на стены, мысленно сдирать с себя кожу, которой нет, да и вообще ничего у тебя нет. Ничего нет, кроме мыслей. Эти самые мысли будет для тебя страшнейшим кошмаром. Ты будешь молить о смерти. Тебя охватит огромное желание, перестать думать, просто испариться, исчезнуть. Заветной мечтой будет – что бы кто-то уже, наконец, разбил этот камень. Но этого не произойдет. Ты обречен на вечные раздумья. Ты в полной безопасности.


В итоге ты начнешь разговаривать сам с собой. Это будет продолжаться долго, или относительно в коротком промежутке времени, не имеет значения. В конце концов, этого будет мало, и появятся новые личности. Именно личности, потому что ты уже не будешь думать за них. Не будешь знать, что они думают, что чувствуют. Ты узнаешь об их мыслях, только спросив у них, если они захотят тебе рассказывать. Они будут даже общаться между собой и порой игнорировать тебя. В конечном итоге ты и совсем забудешь, в каком положении находишься. Забудешь, что все это выдумано тобой. Будешь думать, что все это естественно и так было всегда. Личностей станет сотни, тысячи. Ты потеряешься в этом огромном количестве, даже будешь с большинством незнаком.


Твой мозг уже не нуждается в осознании самого себя, ведь ему не нужно добывать какие-то ресурсы для жизни. Мозг будет выполнять единственную свою задачу – мыслить. За миллионы лет существования, а может времени и не существует совсем, мозг будет продумывать свою реальность. Люди будут строить города, создавать технологии. Параллельно мозг придумает законы физики, атомы, микрочастицы. Разум вообразить вселенную, галактики, пустоту.


Появится свое естество. Уже давно будет забыто прежнее, в прошлом не будет нужды. Каждое существо в этой реальности будет думать по-своему. Из-за своей отдаленности и изолированности они будут придумывать свой язык общения, свою культуру. У каждой народности появится своя религия, свое понимание божества. Из-за этнической предрасположенности, или же из-за территориальных споров будут происходить войны.


Существа будут убивать друг друга. Твоя первоначальная личность потеряется в этом всем, скорей всего она погибнет еще задолго до всего этого. Потому что придуманы законы жизни и смерти, существо не может жить вечно, все когда-либо погибает. Твой мозг придумал это, никто не вправе нарушать этот закон. Возможно, это придумано из-за желания его самого погибнуть.


У мозга неограниченное время, поэтому он может неосознанно продумать все до мелочей. Если что-то пойдет не так, если произойдет какая-то ошибка, он просто уничтожит все и начнет заново. Следующее его творение уже будет исключать прежние ошибки. Он не идеален, но способен на исправление предыдущих оплошностей. Когда преобразована одна планета, мозг продумывает детали других небесных тел. Вполне возможно, что он будет делать это одновременно. Астероиды, метеориты, звезды, черные дыры и космос.


Темный космос, скорей всего он темный, потому что с темнотой у твоего разума ассоциируется пустота. Ведь изначально ты был наедине с самим собой в кромешной темноте. Будут зарождаться новые жизни, будет создаваться что-то новое, все будет расширяться вместе со временем, если время, конечно, существует и не является чьей-то выдумкой. Все находится в движении, и так будет продолжаться вечно. Мозгу ничего не остается, кроме как думать. Первоначального хозяина мозга уже давно не будет существовать, он и не был хозяином, сам мозг изначально себе придумал индивидуальную личность. Так что тебя бы уже не существовало, ты бы не мог наблюдать все это. Существовал бы только твой мозг, он не является тобой. Он лишь орган, который способен продумать бескрайний мир. Ты был лишь набором рефлексов и потребностей, которые ты приобрел, когда рос в определенных условиях.


Теперь же мозг сам придумывает условия.

Солипсизм или концепция Бога. Солипсизм, Разум, Вселенная, Бог, Смысл жизни, Рассказ, Длиннопост
Показать полностью 1
6077

Храм безопасности детей

Наткнулся на рекламу с просьбой пожертвовать на восстановление храма, чисто из любопытства прошёл по ссылке

Храм безопасности детей Благотворительность, РПЦ, Защита детей, Информационная безопасность, Расследование, Длиннопост, Религия

Пока все хорошо

Храм безопасности детей Благотворительность, РПЦ, Защита детей, Информационная безопасность, Расследование, Длиннопост, Религия

Далее по тексту нам предложили помочь хоть рублем, идём теперь на страницу оплаты.

Храм безопасности детей Благотворительность, РПЦ, Защита детей, Информационная безопасность, Расследование, Длиннопост, Религия

Тут предложения уже не такие скромные, но мы все равно можем и рубль отдать(нет, делать я это конечно не стал) наткнулся на Договор Оферты в подвале сайта

Храм безопасности детей Благотворительность, РПЦ, Защита детей, Информационная безопасность, Расследование, Длиннопост, Религия

Чтоооо? Мы же вроде храм восстанавливать собирались, какие ещё дети!



Цитата из оферты:

2.2. Фонд принимает пожертвование и использует их на ведение уставной деятельности. Назначение пожертвования: «пожертвование на ведение уставной деятельности». При отсутствии такого указания средства считаются поступившими на ведение уставной деятельности.

Конец цитаты.


Что же за уставная деятельность нигде не раскрывается, но вот заявленные основные виды деятельности фонда:

Храм безопасности детей Благотворительность, РПЦ, Защита детей, Информационная безопасность, Расследование, Длиннопост, Религия

Просто поделился находкой, часто такое вылавливаю на просторах.

Показать полностью 4
6024

Современная притча.

Стоит человек на краю скалы, а рядом с ним поп и учёный. Человек спрашивает попа:
-Батюшка, что будет со мной если я упаду с этой скалы?
-Ты вознесёшься на небо где будет суд божий, сын мой. - Ответил поп.
-Ну а что скажешь ты? - обратился человек к учёному.
-Ты упадёшь на землю и разобьёшься.- Молвил учёный муж.
-Не понимаю, - сказал человек. - Может быть вы мне соврали, святой отец ?
-Что ты, сын мой, вот те крест.- Схватившись за распятие, произнёс батюшка.
-Тогда, может быть, вы мне солгали? - обратился он к учёному.
-Ну что ты, друг мой, вот те пруф. - Сказал учёный, толкнув попа со скалы.

Дак выпьем же за то, чтобы каждый пикабушник мог выложить пруф и не воровал бы чужие картинки, ставя на них тег моё.
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: