-31

Заканчиваю книгу...3

Вот он: высокий бревенчатый дом, больше похожий на терем. Высокий, потому что к входной двери вело крыльцо, высотой метра полтора два из десятка ступеней. Возле крыльца делал вид, что дремал, огромный коричневый пес, неизвестной породы. Он лениво открыл один глаз, услышав шорох моих шагов, и проводил меня взглядом, насколько хватило радиуса обзора. Убедившись, что псина не опасна, я шмыгнул на крыльцо, птицей преодолел ступени и оказался возле массивной деревянной двери, с огромным кольцом вместо ручки.


Потянул за кольцо, дверь легко отворилась, и я очутился на просторной веранде, освещенной светом заходящего солнца через большое окно, выходящее на крыльцо. Запах в веранде стоял такой, что от него закружилась голова. Захотелось прилечь прямо тут на лавочке и уснуть. Я огляделся и увидел, что все стены вокруг увешаны пучками трав. Напротив входной двери располагалась дверь, непосредственно в жилую часть дома. Преодолев ее, я оказался в коридоре с несколькими дверями в комнаты. Первым был большой арочный проем, украшенный дивной резьбой по дереву, ведущий в просторный зал. Правее входа в зал я обнаружил вход, ведущий на кухню.


В кухне за столом сидел могучего телосложения дед. Глубоко посаженные глаза, нависшие над ними брови. Короткая черная борода была несколько темнее волос на голове. Дед сидел лицом ко мне и потягивал из кружки что-то горячее, осторожно причмокивая губами. Наши взгляды встретились… От неожиданности я забыл все заготовленные речи. Форма глаз и брови напоминали что-то зловещее и буквально парализовывала.


- Здравствуй…те, Иваныч, - только и смог выдавить я.


- И ты, здравствуй, - ответил дед.


- Меня зовут…


- Я буду звать тебя Радомир, - вдруг резко прервал моё представление Иваныч.


- Почему Ра?..


- Потому, что все мы приходим в этот мир, чтобы радовать его, - снова прервал дед, - и Его, - с последним словом дед многозначительно поднял указательный палец вверх, - но в момент входа в новое тело, большинство забывает об этом.


Не найдя что ответить, я стал переминаться с ноги на ногу, разглядывая кухню. Слева на плите печи булькало, какое-то варево, источая приятный аромат. Справа в углу простенький кухонный гарнитур с мойкой. В дальнем углу резная деревянная лавка, ручной работы, с двух сторон огибающая стол того же мастера. Стены были сложены из толстенных сантиметров 40, плотно подогнанных друг к другу бревен. Ни какой штукатурки, краски, лаков. Воздух в доме показался мне даже свежее, чем воздух на улице. Находилась кухня в угловой части дома, поэтому в двух стенах справа и слева от стола, располагались просторные окна, выполненные из дерева, с причудливыми рамами.


- Почему ты решил, что я смогу помочь тебе? – прервал мой осмотр Иваныч, - я не занимаюсь лечением тел, спроси у любого в селении…


Сказав это своим низким голосом, дед замолчал и улыбнулся во все лицо. Надо сказать, улыбка преобразила его так, что страх ушел, и я сделал шаг вперед. Почему то совсем не удивила его осведомленность по поводу цели моего визита, скорее всего из-за волнения я начал спорить:


- Я искал людей, знающих болезни во многих районах и не находил много лет, а тут, вдруг один знакомый, мне про вас и рассказал… порекомендовав, как знатного лекаря.


- Алешка? Не верь ему, он соврет, недорого возьмет, да ты проходи к столу не нужно в дверях толкаться…


Разговор развивался так быстро, что я не обратил особого внимания на осведомленность Иваныча про Леху. «Может Леха уже успел передать деду то, что направил меня к нему», - подумалось мне.


Я прошел к столу, тем более что с дороги здорово проголодался. На столе стояла тарелка с солеными грибами, чашка с кедровыми орехами, тарелка с несколькими тщательно вымытыми морковинами, пучки петрушки, укропа, еще какой-то травы, самовар, две чайные чашки и мед. Пока я усаживался на стул, Иваныч налил мне чаю.


- А почему вы говорите, что не занимаетесь лечением, если у вас вся веранда увешана пучками трав? – пошел я в наступление.


Иваныч оглянулся назад, повернулся снова ко мне:


- Кого ты все время имеешь в виду, говоря «вы», я ведь тут один…


- Ну, это так принято, из уважения к старшим говорить «вы».


- Чушь собачья, у нас так не принято, не нужно меня называть во множественном лице, - улыбаясь, сказал Иваныч.


- Хорошо, я буду говорить «ты», так что насчет травы? – напомнил я, чтобы увести тему в сторону от своей оплошности.


- Так это еда наша с женой. Не лекарство это вовсе, - улыбаясь, ответил дед.


Я хлебнул из чашки, налитой мне Иванычем, и во рту разлилось приятное тепло, появившееся не то от температуры напитка, не то от ингредиентов в нем растворенных. Дед, прежде чем хлебнуть из чашки долго принюхивался к чаю, как к дорогому французскому вино. Я стал нюхать тоже, аромат переливался и менялся в зависимости от расстояния между чашкой и носом.


- Отличный чай, из чего он?


- В него входит 18 трав. Названия большинства из них тебе ни о чем не скажут, поэтому сейчас просто наслаждайся.


Я взял из тарелки гриб и сунул в рот. Вообще я очень люблю соленые грузди. Очень хорошо знаю их на вкус. Грибы в тарелке были очень похожи на грузди, и я знал, какой вкус сейчас появится у меня во рту… но.


- Это грибы соленые? – с некоторым сомнением спросил я.


- Это грузди, вымоченные в соке брусники, жимолости и еще нескольких ягод, - улыбаясь, ответил Иваныч.


- Понятно, я больше привык к соленым.


- Не все из того к чему ты успел привыкнуть, пригодно к употреблению.


- Соленые грибы, думаю, пригодны… грибы вообще, мне кажется, очень полезны…


- Грибы да, но ты сказал о соленых грибах…


- Думаю, соль тоже требуется организму в определенных количествах каждый день, кажется ученые это давно доказали, - с важным видом проговорил я.


Иваныч расплылся в улыбке.


- Думаю, кажется, - проговорил он, стараясь подражать моей интонации, - если бы ты действительно думал, то простая логическая цепочка привела бы тебя к выводу о том, что такое соль.


- Какая цепочка?


- В каждом живом организме на земле есть огромное число бактерий, каждая из которых имеет свою функцию. Если в организм попадает что-то непотребное, то тут же в большом количестве размножаются бактерии, способные исправить нарушенный баланс. В каждом организме в небольшом количестве имеются и бактерии, которые люди называют «трупные». Они занимаются отмершими клетками, они же моментально размножаясь, начинают переработку всего тела, в случае если из него уходит жизнь. Это довольно устойчивая группа бактерий, которую практически невозможно уничтожить. Убивая животных, с целью употребить их мясо, человек сталкивается с проблемой длительного хранения частей трупов, которые с помощью трудяг-бактерий быстро превращаются в гниющие разлагающиеся куски. Выхода есть только два – заморозить бактерии, затормозив этим их деятельность, или уничтожить их имеющимися в обиходе ядами. В качестве яда можно взять спирт, формалин, можно копоть от сгорающих веществ, и наконец, можно взять соль…


- Но ученые давно…


- Соли и минералы, несомненно, нужны организму, ты попробуй отказаться от соли к которой ты привык, через недельку вкусовые рецепторы придут в себя, и ты начнешь чувствовать соли во всех свежих продуктах: луке, петрушке, редисе, смородине. Там соли ровно столько, сколько ее нужно нашему организму.


Отрывок из книги.

Дубликаты не найдены

0
Очень интересно