-4

Забытый сон

Жила я на последнем девятом этаже, многоэтажного дома. В квартире моих родителей была веранда, с огромными окнами идущими от самого потолка и заканчивающимися где-то в полуметре от пола. Я росла и не замечала этих окон. Нет, конечно я знала о них, рассматривала сквозь стекло соседнии каштаны и проезжающие по дороге за ними машины. Для меня эти окна были не лучше обычных, небольших, а может, даже, хуже — на подоконник не облокотишься, да и мыть сложно, особенно снаружи. А тем вечером я их заметила по-настоящему.


Стояла я босиком на веранде в красной с сердечками ночной рубашке, подол едва закрывал половину бедра. Выход на балкон и окно напротив были открыты и, проходя насквозь, теплый грозовой ветер трепал длинные волосы.


Тяжелым ватным полотном затянуто небо. Одно монолитное облако клубилось взъерошенными вихрами, плывя закручивая и расплетая темно-синии водовороты.

Привычные окна стали грандиозными вслед за черневшей вверху громадой. Размах будущей бури давил на меня, словно на маленькую песчинку сквозь хрупкую преграду почти невидимого стекла.


Из-за облака медленно показалась морда неизвестного гиганта, похожая на рыбью, с широким ртом и круглыми, словно стеклянные шарами, глазами по обе стороны. Исполин был чуть подкрашенный голубизной расстояния и от этого размер пугал еще больше. Я понимала, что перспектива искажает представление о масштабе, но не хотела об этом думать, лишь интуиция ловила выдох и запирала его внутри легких.


Ошметок грозового облака вырванный мордой левиафана стекал струйками вверх по губам, плоскому носу, а потом и по длинному туловищу, выплывшему вслед за головой.


Создание, не принадлежавшее нашему миру, задрало морду вверх, скрывая ее под гладью облака. Бугристое покрытое чешуей тело продолжало выгибаться и плыть дугой сквозь облака. А потом морда снова показалась, уже продвинувшись по небу. Двигаясь клином, вынырнули новые змеи, прокладывая швейные строчки по небосводу. Один из небесных угрей, выгнулся и закручиваясь спиралью пошел вниз.


Казалось, оно увеличивалось, закрывая собой все больше и больше пространства, замещая все сущее собой. Блестела зеленая и золотая чешуя, по ней бежал робкий солнечный луч. Тень упала на мое окно. Спустя мгновение огромный глаз на зеленой морде остановился напротив меня.


Радужная оболочка глаза выгнулась янтарной лестницей. Я прошла сквозь немного склизкую роговицу и стала спускаться в темноту по прозрачным плитам, в которых кружась, будто маленькие галактики, мерцали огоньки. Призрачный свет растекался по всей лестнице, заставлял ту светиться медовым светом. Но чем ниже я спускалась, тем темнее становилось всё вокруг. Медовый цвет темнел, приобретал грязный оттенок, и тихий смешок маленьких звездочек под ногами становился похожим на плач. За спиной послышалось шлепанье, едва заметное шуршание. Плач под ногами затих.


Страх прокатился холодными колючками по коже. У меня не хватало духу обернуться и взглянуть глаза в глаза неизвестному, но наверняка ужасному. Я просто побежала вниз и едва могла разглядеть очертания ступенек, спотыкаясь, перешагивая через ступеньки и едва не летя вперед кубарем. Внезапно лестница оборвалась, и в темноте под своими босыми ногами я ощутила холодный, пыльный бетонный пол. Вокруг стоял тяжелый, подвальный запах, а поодаль горела одинокая лампочка.


Шуршание надвигающегося нечто лишь подгоняло меня. Я бежала сквозь сумрак на свет, пока не оказалась возле входа в длинный подвальный коридор. Мягкая лапа внезапно проступила из тьмы и толкнула меня в плечо. Я полетела вперед, выставив ладони. Повернувшись, я увидела огромную вязаную руку, которая тянулась ко мне через проем. Обдирая кожу на руках и коленях, я пауком отползла от толстых пальцев. Само создание не могло пройти в коридор, но, пища, с боков протискивались тряпичные куклы. Вскочив, я вновь рванула прочь, вглубь коридора.


Чуть не падая, я залетала в повороты, билась об углы, а сзади не стихало радостное улюлюканье. Я ударилась о глухую стену, мой путь преградил тупик. Судорожно обернувшись, я увидела тряпичных кукол, как из старого кукольного театра: волосатые, яркие, рты такие, что верхняя часть головы вот-вот отвалится. Они прыгали на меня, хватали за лодыжки, запястья и тянули в стороны, едва не вырвав конечности из суставов. От невыносимой боли я мяукнула, и они отпустили. Руки больше не готовы были оторваться от плеч. Я снова мяукнула, бестии шарахнулись и побежали прочь. Встав на ноги, я стала мяукать всё сильнее и сильнее, пока куклы не превратились в облачка разноцветного дыма.


Я осталась одна. Мне ничего не оставалось, кроме как слоняться в душном, бесконечном подвале, сквозь темноту которого по обе стороны которого проступал нескончаемый ряд железных дверей, темных, грязных тонов с ржавчиной и белыми подтеками, с нанесенными красной краской номерами. Лампочки полукругом вокруг дверей высвечивали белые круги. Низкие потолки изъела черная плесень. Однообразный лабиринт. Я с силой потянула замок у очередной двери, тот пронзительно скрипнул и остался у меня в руке.


Я вошла в комнату с белым потолком и обоями персикового цвета. Одноэтажный домик, с небольшими окнами и ставнями. За стеклом во дворике рос можжевельник, а чуть поодаль, возле вытоптанной дорожки два куста красных и беллых пионово.


В доме моих родителей никогда не было больших окон. Хотя я всю жизнь хотелось жить в многоэтажном доме с лоджией.

Дубликаты не найдены

+1

Бред какой-то.

0

Гм, вещества, под которыми это писалось, определенно схожи с веществами, которые употреблял автор клипа "Пустота" группы Теодорус Бастард

0

С пунктуацией проблемы, читать тяжело.

0

Фу, блять! Фу, нахуй! Омерзительно манерное пшено, читать невозможно же!