110

Забытое сражение забытой войны.

Бойня у Эрегли или морская трагедия Сарыкамышской операции.

Первая мировая война началась для нищей и ослабленной предыдущими войнами Османской империи странно и не очень удачно. О неразберихе творящейся в империи может сказать тот факт, что Турция вступит в мировую войну проведя военную провокацию подвергнув обстрелу русские порты: Одессу, Севастополь, Феодосию и Новороссийск. Эту операцию организует военный министр Энвер-паша по договорённости с германским командованием не поставив в известность турецкое правительство!
Вообще, планы у турецких военных были грандиозные и агрессивные. При этом они полагались скорее на некое "божественное проведение" чем на собственный стратегический талант или хорошую проработку операций.
Вначале 2-й заместитель начальника генерального штаба Хафыз Хаккы представил свой военный план, по которому османские войска должны были отправиться на восточную часть побережья Черного моря воевать против русских, у которых, как надеялся Хафыз Хаккы, будет полная деморализация после поражения на Восточном фронте. Затем Энвер-паша начал плохо спланированное наступление против русских на Кавказе, тщетно надеясь, на возникновение восстания тюркоязычных жителей против русских.
В преддверии планирующегося наступления и начала зимних холодов Энвер-Паша снаряжает три транспортных судна. Они должны были доставить воюющим в районе Сарыкамыша войскам, пополнение, зимнюю форму, продукты и боеприпасы. На кораблях находились 3 тысячи солдат, 100 000 комплектов зимнего обмундирования для замерзавших под Сарыкамышем солдат и новинка - 4 разобранных самолета. Среди пассажиров было нескольких черкесских вождей, а также специально подготовленные для организации беспорядков в тылу русских войск, при помощи турецкого населения, проживающего на Кавказе, агенты Специальной Службы (так в ту пору называлась разведывательная организация Турции).

Транспорт "Безм-и Алем" (Bezm-i Alem)

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

"Бахр-и Ахмер" (Bahr-i Ahmer)

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

"Митхад Паша" (Mithad Paşa)

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

Энвер-Паша снова совершил большую ошибку. Правила, обязательные для исполнения на флоте гласят, что транспортные суда, на которых перевозится личный состав войск, непременно должны сопровождаться одним, а лучше несколькими боевыми кораблями, способными отразить вражеский удар. Однако по внезапному решению Энвера-Паши, 6 ноября 1914 года вышеупомянутые суда, подняв якоря, без какого-либо сопровождения, покинули Стамбульский пролив.

Черноморский флот в то время предпочитал передвигаться только толпой в составе эскадры из крупных сил, ибо существовала вероятность встретить германский линейный крейсер "Гебен", а у Императорского флота таких кораблей на тот момент не было.

"Гёбен" (нем. Goeben) - германский линейный крейсер типа "Мольтке"

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

И вот, 7 ноября 1914 года русская эскадра, обстреляв угольные месторождения в районе Зонгулдака, возвращались на базу. Когда 7.45, на траверсе Эрегли были замечены дымы на горизонте. Дальнейшее сближение позволило определить Османскую принадлежность судов. Преследование продолжится и где-то около 10:00 русские суда откроют огонь. Бой, а точнее бойня продлиться порядка полутора часов и в 11:30 последний турецкий транспорт уйдет на дно.
Эсминцы успеют подобрать из воды лишь 224 человека. А более 3000 человек погибнут.

Эта трагедия, по приказу Энвера-Паши не была отражена в документах, а чтобы сведения о ней не попали в печать с прессой хорошо поработала цензура.

В состав Черноморской эскадры Русского Императорского флота входили линкоры: "Евстафий", "Иоанн Златоуст", "Пантелеймон", "Три Святителя" и "Ростислав", крейсера "Память Меркурия", "Кагул", "Алмаз" и 5 эсминцев. Да-да, пусть вас не пугает название "Линкоры", хоть и называть броненосцы додредноутной эпохи линкорами несколько странно, но по факту они официально они так и назывались, были "кораблями линии" хоть и значительно устаревшими. Но даже такой раритет толпой успешно гонял новейший "Гебен"

Броненосец Черноморской эскадры "Евстафий" под огнем немецкого линейного крейсера "Гебен". Бой у мыса Сарыч. В представлении художника.

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

Линейный корабль "Ростислав" (эскадренный броненосец 1900 г.п.)

Корабль прошел большой боевой путь, который закончился затоплением отступающими белогварлейцами в 1920 году. Полуразрушенный корпус и сейчас остается затопленным в Керченском проливе

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

Броненосец "Три Святителя"

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

Найдены возможные дубликаты

+3
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
раскрыть ветку 1
0

Но, как мы видим, Сарыкамышской операции это не помогло. Турки и сами будут бояться восстания в тылах, то курдов, то армян. И чего-то добиться на закавказье у них получится после развала Императорской армии.
По этому да, "проведение" таки сыграет еще свою роль)

+1

Не совсем в тему поста.
Смотрел фильмец с Р Кроу. "Искатель воды".
1 мировая, призыв солдат изо всех колоний Брит. Империи., трагедия отца потерявшего сыновей и тд..

Турки там прям такие няшки, шо пипец. Верх мужества, чести, благородство.... Греки - грязные варвары и ублюдки...
режиссёр - лживый упырь. рассел пособник брехуна
Вот так замазывается история.
Только на одном из островов, турки вырезали около 20 тыс жителей. Мужчин расстреляли, женщины и дети под нож. Уцелели только те, кто прятался по пещерам и прочим прочим немногим местам.
Вырезали деревнями, городами, целыми островами, как в средние века, мехмет-2 распорол животы своим рабам, разыскивая улики великого преступления при дворе. Они съели царскую дыню с огорода....

турки бл*****

греческий Парфенон ухреначили тем, что разместили там склад снарядов, котрый и рванул. Т.е. самое видное здание, как маяк, мишень для слепых... и склад боеприпасов..... бедный Перикл.

раскрыть ветку 7
+8

Остынь, тоже уж знаток кинофильмов,

и замазывания истории, может стоит хоть чуток изучить вопрос и потом кричать.


Будет мазать белым одних, а черным других.


Греки сами спровоцировали, до того как турки дошли до дел на островах, в 1919 году греки вероломно напали на турецкую территорию в попытке оттяпать землишки, пользуясь поражением турок в 1й мировой


При этом начали резню турок. Только в одном районе сожгли 250 деревень, при оккупации греками начались грабежи и массовые казни турецкого населения.

Итальянский консул М.Миаци, союзник греков, после посещения турецкой деревни докладывал, что греки вырезали 60 женщин и детей, этот отчет подтвержден французом капитаном консулом Кошером. И это только один пример дошедший до самых верхов греческих же союзников.


До этого вероломного нападения греков, в Османской империи вполне мирно существовали 700 лет греческие анклавы и в Смирне, их никто не трогал.

Да и после этого в Стамбуле до 1950х жило 300000 греков, их не трогали.


Греки под шумок победы Антанты, высадили в Турции войска, огнем и мечом дошли до Анкары, но по причине своей бездарности, как только помощь Антанты ушла, греки получили пинка, но при этом отступая начали проводить политику выжженной земли, уничтожая всю инфраструктуру и население.


Так что что посеяли, то и пожали.

Все стороны по локти в крови.


Да и на каком острове было жителей в 20000? вы хоть население островов представляете? от силы пара тройка тысяч.

раскрыть ветку 5
+5
Турки в любом случае мудаки, просто потому что они турки. А греки норм, ониж не турки, и не муслимы.
0

Начнём с того, что Греция была под турцким игом\оккупацией.как вы сказали и это не анклавы, а местное население на оккупированных территориях. И желание этноса избавиться от этого вполне обосновано. (см монг-тат иго)

Может быть греки и отвечали какими то военными действиями, однакож я не могу припомнить чего то схожего с геноцидом армян, или той самой пресловутой дыней и вспоротыми животами с греческой стороны.
Не знаю ваших источников, то, что я писал - всё есть в хрониках, допустим граф Дракула ("дракончик" прим. перев.), будучи в заложниках, по велению своего отца (Дракул - дракон прим. перев.) (см понятие заложник "королевской" крови того времени) у мехмета как раз и описывал всяческие зверства.

мне кажется у вас какие то сомнительные познания истории. Надо проверить ваши факты.....

Вот, допустим, выдержка из общедоступного ист.

В 1822 году остров потрясла так называемая Хиосская резня — жестокая расправа турок 11 апреля 1822 года над греческими жителями за то, что островитяне поддержали борцов за независимость Греции. Из 155 000 жителей острова после бойни уцелело лишь около 2000. Из них по приблизительным оценкам 25 000 были вырезаны, остальные — проданы в рабство, депортированы либо оказались в изгнании, образовав хиосскую диаспору Западной Европы и США.
раскрыть ветку 3
-2
Иллюстрация к комментарию
0

А что с остальными турками, которым одежу везли, замерзли?

раскрыть ветку 2
0

Ага

раскрыть ветку 1
0

Пойдут в наступление и турецкая армия окажется полностью разгромленной. Где-то 15 тыс. получат обморожения различной степени.
Хоть Сарыкамыш и расположен в южной части черного моря. Но город лежит на высоте более 2000 м. и в декабре там бывает довольно холодно.

0

Зря немцы габена в свое время не выкупили

раскрыть ветку 7
+1

В 73? И правда зря

раскрыть ветку 1
0

Турки не особо испортили ,  реально последний линейный офнетезефлита

0

В те времена еще плавали дредноуты WWII и ржавели корабли первой мировой войны, а по этому ценность он сомнительную представлял.

раскрыть ветку 4
0

Габен - последний из пмвшных , его на иголки в начале 70х пустили . Имел он ценность

раскрыть ветку 3
0

С

раскрыть ветку 3
0

С

раскрыть ветку 2
0

С

раскрыть ветку 1
-1

Позорная война.

-3
какой громкий заголовок для описания истребления трех беззащитных транспортов, нет слов
раскрыть ветку 1
+2

И в заголовке сказано про "Бойню" и описано со взгляда не блестящей победы, а трагедии.

Похожие посты
85

От любви до ненависти один шаг или жизнь русских немцев в годы ПМВ

Автор: Владимир Герасименко.

От любви до ненависти один шаг или жизнь русских немцев в годы ПМВ Cat_cat, История, Российская империя, Первая мировая война, Немцы, Длиннопост

К началу века 20-го трудно было найти область деятельности, в которой не было бы прекрасно говоривших по-русски людей с немецкими фамилиями. Быть потомком выходцев из Германии было ничуть не зазорно, а сами немцы в сознании обывателя представляли собой людей образованных, честных и трудолюбивых. Немец инженер, немец врач, немец учитель - это профессионал в своём деле, не то, что эти иудеи. Количество русских немцев в высших эшелонах власти было столь велико, что ни о каком притеснении говорить не приходилось, хотя многие из них сохранили протестантскую веру своих предков.


Немцы поселенцы, селившиеся колониями на выделенной царским правительством или купленной самими земле, были образцом успешных фермеров. Вокруг таких колоний возникали настоящие агрохолдинги в их современном понимании - ухоженные поля с механизированной обработкой, продукция с которых здесь же обрабатывается на фабриках и отправляется по железной дороге потребителям. Русские крестьяне, освобожденные от крепостничества так, что остались еще должны своим господам, с одной стороны крепких хозяйственников немцев уважали, а с другой завидовали и порядку, какой всегда был у них хозяйствах, и главное их земле. Но лучше уж работящий немец, чем эти самые, евреи, три шкуры дерущие с работящего люда. Единственные, кто с подозрением относился к немцам была православная церковь, но и тут ненависти не было. Да, верят не так как следует, но верят в того же бога, богоизбранными себя не считают и вообще гораздо приятнее иудеев. В целом, русское предвоенное общество было если и не немцефильским, то максимально близко к этому.


Но в августе 1914 благостная картина интеграции немецкого элемента в русское общество разбилась вдребезги. Рост антигерманских настроений был характерен для обществ всех стран Антанты и Россия была не исключением, но положение русских немцев в Российской империи перед Первой мировой бойней заметно отличалось от положения представителей нетитульной нации в других странах участниках конфликтов. Правая пресса сразу же начала кампанию травли, выпуская в печать тексты, в которых гонимые прежде евреи, если бы читали эти газеты, с удивлением могли обнаружить статьи в которых замени слова “немец и тевтон” на “еврей, иудей, жид”, то получишь типичную антисемитскую статью. Официальная пресса тоже не отставала, хоть градус неадеквата и был заметно меньше, но общая линия была схожей - они не мы, немец нам не товарищ. Буквально за месяц антигерманская истерия захватила общество, причем чем выше было положение людей, тем сильнее она захватывала умы. Русское общество, расколотое противоречиями, внезапно получило зримого общего врага и с воодушевлением неофита накинулось на него.


В регионах после объявления о начале войны еще, по привычке, прокатывались еврейские погромы (что конечно же добавляло сюра, так как война с Германией, а виноваты все равно евреи), но праведная ярость ратующих за самодержавность “патриотов” довольно быстро перекинулась на немцев. Для генералов, чиновников, банкиров и крупных фабрикантов и землевладельцев практически ничего не изменилось - достаточно было показательно собрать деньги на нужды фронта или сходить в лазарет к раненным, а вот всем остальным пришлось туго. Антинемецкие погромы в обеих столицах прокатились еще до начала боевых действий на фронте, отличаясь от еврейских разве что большей цивилизованность, проявившуюся в отсутствии жертв. Начало боевых действий и введение военного положения вкупе с оттоком молодежи на фронт снизило их количество, но не избавило от них полностью. Некоторые немцы меняли фамилии на русские, уступали долю в бизнесе русским лишь бы их перестали бояться, витрины перестали громить, а на входе перестали появляться листки с призывом “Покупай русское у русских!”. Хоть не убивали...


Государственный аппарат, состоявший не меньше чем на 10% из потомков немцев, тоже не удержался от скатывания в антигерманскую паранойю. Уже в августе месяце в регионы были разосланы циркуляры с требованием найти и интернировать всех немецкоподданых, как военнопленных. Вполне логичный и разумный шаг - такие же указы в то же время распространялись и в Англии и Франции, но особенностью российского стала необходимость русским немцам самим доказывать свое подданство, что удавалось далеко не всегда и не всем. Российская Империя до войны была куда лояльнее к переселенцам с чужим подданством, чем можно предположить, кроме того, хотя процесс получения подданства и был четко прописан, никто не отменял бюрократию, когда нужная бумажка бесследно исчезала в недрах архива или не появлялась в нем вовсе.


Правительство, поддавшееся всеобщей шпиономании, усомнилось в верности русских немцев, особенно по отношению к довольно замкнутым общинам немецких колонистов. В августе 1914 во все губернские полицейские управления были разосланы тайные приказы составить список всех «неблагонадежных». Попасть в такой список было делом немудреным: кроме социалистов и немцев, принявших русское подданство, туда автоматом попадали немцы, поляки, прибалты - достаточно было иметь звучащую “по-немецки” фамилию. Общество, накрученное газетными историями о немецких шпионах, снующих повсюду, готово было признать таковым любого, особенно если он себя как-то “странно” вел (зачем булочнику во дворе голубятня? - шифровки Кайзеру отправляет конечно же; ой, г-н Штрассер громоотвод у себя поставил у дома - врёт небось, радио это, шифровки в Берлин шлет и т.д. и т.п.). Так, в Степном генерал-губернаторстве в 1915 году главной темой не протяжении месяцев были “неизвестные аэропланы”, которые, согласно газетам, летали над Омском и окрестностями, как будто что-то разведывали. Тут же находились и свидетели, которые утверждали, что аэропланы садились в угодьях немцев, после чего делался логичный вывод, что немцы шпионят за омичами и передают потом Кайзеру ценнейшую информацию.


Предпринимателям и фермерам доставалось не только от излишнего «патриотизма» обывателей, но и от военных реквизиций, проводимых местными чиновниками. С началом войны на нужды фронта требовалось реквизировать лошадей для подвод, губернскому начальству спускались разнарядки, под которые в первую очередь часто попадали русские немцы - для укрепления патриотизма вестимо. Известны случаи банкротства предприятий и фермерских хозяйств из-за реквизиции всех лошадей – новых либо не продают, либо продают, но по завышенным из-за войны ценам. Русские немцы теперь были если не хуже евреев, то и не лучше для “русских патриотов”. Но нет большего патриота в России, чем собственное же правительство.

С октября 1914 года в правительстве активно обсуждался проект ликвидации немецкого землевладения и землепользования. Идея эта нашла благодатную почву в правительстве и понравилась императору – патриотичненько и освободившуюся землю можно будет раздать ветеранам войны, чем ослабить земельный вопрос. Тем более, что и союзники принимали похожие решения, по отчуждению собственности немецкоподданных, поэтому против идеи никто особо не выступал. Первый ликвидационный закон, принятый в феврале 1915 года, устанавливал требование для немецкоподданных в течении шестимесячного срока, после опубликования его имени в ликвидационном списке добровольно продать всё недвижимое имущество и землю, а в случае неисполнения принудительного отчуждения и продажи на аукционе. Действие закона распространялось на западные прифронтовые губернии, а в сентябре было расширено на малороссийские, западносибирские, а также областей войска Донского и Терского, где была высокая доля немцев колонистов.


Но, “Великое отступление” и проявившее себя позитивное отношение поляков к приходу немцев, посеяли семена страха в имперское чиновничество - если поляки так рады, то что же будет с немцами, которые у нас тут под боком живут. Министерство внутренних дел на полном серьёзе обсуждало вероятность восстания русских немцев при приближении германских войск. Поэтому в декабре 1915 года издается второй ликвидационный закон, который уточняет положения первого и расширяет применение и на русских немцев, перешедших в подданство позже 1880 года, а чуть позже и на вообще любых немцев. Исключение из закона получали землевладения офицеров РИА или добровольцев(!). Лишенных земли немцев принудительно депортировали за Урал, где они, как предполагалось, могли принести меньше вреда.


Оба закона стали тяжким ударом по немцам колонистам, особенно переселившимся в Сибирь во время Столыпинской реформы, так как из-за бюрократических проволочек земля под многими поселениями так и не была оформлена в частную собственность, а находилась в аренде. Многих немцев крестьян ставили перед фактом, что через две недели им будут не рады, причем вся недвижимость отчуждалась также (вы таки будете смеяться, но лошади и скотина тоже недвижимость, хоть и может передвигаться). С отчуждением частной земли процесс был несколько сложнее. Оператором ликвидации был выбран Крестьянский поземельный банк (госбанк созданный в 1880-х для спонсирования выкупа крестьянами земли) – он должен был выкупать землю в соответствии со списками немцев землевладельцев. Но по старой русской традиции при составлении списков почему-то использовали данные полицейских и волостных управлений, а не нотариальных служб, из-за чего списки были полны неточностями и упущениями. В шестимесячный срок, после опубликования списка на участок немца приходила оценочная комиссия, которая в присутствии понятых из крестьян (которые ни бельмеса не смыслили в реальной стоимости имущества) оценивали хозяйство по минимально возможной цене, ниже рыночной в несколько раз, после чего начинали уговаривать хозяина продать по ней, так как чем дольше он будет тянуть, тем хуже будут условия. Многие продавали, опасаясь третьего или четвертого закона, по которым землю отнимут бесплатно, о чем слухи ходили постоянно. Причем так как в законе не было прописано четко, то в случае отчуждения земли на которой стоит предприятие, оно тоже отчуждается, даже если его владельцы в ликвидационные списки не попали.


Более того, в условия войны власти интересовал в первую очередь сев и сбор урожая, но после отчуждения обрабатывать землю становилось некому. Такой неожиданный поворот событий удивил Петроград и для решения проблемы власти разрешили сдавать в аренду отчужденные земли, но с условием обязательной обработки не менее 2/3 от участка, а немцам землевладельцам постановлялось под угрозой штрафа засевать земли, даже если их хозяйство подлежит ликвидации. Так как арендаторов для обработки все равно не хватало и стали проявляться признаки падения сельскохозяйственного производства, то в 1916 году было принято решение направить на крестьянские работы военнопленных, но военное министерство вместо ожидаемых 40 тысяч смогло выделить только 7,5, так как возникали проблемы связанные с их содержанием и охраной. В том же году, до властей дошло, что если отчуждать землю еще и под фабриками пищевой промышленности, не давая им продолжать работать, то на фронте и в тылу могут начаться нехватка продовольствия, поэтому было принято решение о заморозке на два года действия закона для предприятий. Многие русские промышленники и купцы, конечно, были недовольны и обвиняли правительство в отсутствии патриотизма, но деваться было некуда.


Общий объем ликвидированных за 1915-1917 года хозяйств не превышал 10% от их общего числа, сильно разнясь по регионам. Наибольший процент ликвидированных хозяйств был в западных губерниях, где военные власти позволяли себе проводить депортации немцев без формального соблюдения законности. Так за Урал и в казахские степи из западных губерний были депортированы не менее 200 тысяч человек. В области войска Донского и на Кавказе, власти, даже пользуясь широкой поддержкой населения (казаки хотели поживиться землей за счет колонистов) сумели за 2 года ликвидировать всего 10-15% хозяйств, причем, что характерно, ни одного крупного имения не пострадало. В Сибири, хотя губернские власти и проявляли рвение, но местные чиновники кампанию не поддержали и всячески её тормозили, так как большая часть землевладельцев и предпринимателей были немцами и без них региону пришлось бы туго.


В конце 1916 года крестьянские старосты центральноевропейских губерний попросили включить в ликвидационный закон и земли немцев Поволжья, но предложение было положено на время под сукно.

Пробуксовка выкупа земель из-за несовершенства законодательства и нерадивости властей воспринималась многими членами правительства, как недопустимая в условиях войны слабость, поэтому требовалось ускорить процесс. В результате, после полугодовой законодательной подготовки, в феврале 1917 года царское правительство издало третий и самый жесткий ликвидационный закон, предписывающий принудительную продажу с торгов всех неликвидированных земель всех русских немцев по всей империи, с последующей депортацией в Сибирь тех, кто там еще не находится. Этот закон по сути делал русских немцев интернированными в своей же стране.


Царское правительство последовательно превращало русских немцев, верных стране и всю войну тянувших её тяготы наравне со всеми, в парий. Немцев боялись в армии - формируя из них только резервные подразделения, в администрации - запретив в 1915 году занимать любые должности, в образовании - запретив изучение немецкого языка и немецких преподавателей, торговле, земледелии, промышленности, медицине т.е. везде. Чиновников не интересовало, как будут выживать депортированные - деньги есть за продажу земли, вот и живите на них. Страх и наивная надежда, что, раздав земли немцев, решится застарелый земельный вопрос, заставил царское правительство превратить в своих врагов, или как минимум недоброжелателей, миллион русских немцев, с которыми до войны не было никаких серьезных противоречий. Поэтому не стоит удивляться, что они приняли с радостью Февральскую революцию, которая принесла отмену ликвидационных законов, но никуда не убрала германофобию из общества. Русские немцы сумели избежать поголовной депортации в Сибирь и Казахстан, но их испытания на этом, только начинались.

Источник: https://vk.com/wall-162479647_105333

Автор: Владимир Герасименко (@Woolfen).

Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_267960839

Личный хештег автора в ВК - #Герасименко@catx2, а это наш Архив постов. Январь 2020

Показать полностью
118

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Название городка Сарыкамыш в восточной Турции мало что скажет современнику, разве что любители активного отдыха могут вспомнить, что там есть крупный горнолыжный курорт. Однако в 1914 и 1915 годах склоны окрестных гор топтали отнюдь не спортсмены и туристы. Несколько недель этот городок был местом жизни и смерти для десятков тысяч людей.


Турция не вступила в войну во время «волны мобилизаций» летом 1914 года. Младотурецкое правительство колебалось и сомневалось, выбирая, с какой из сторон следует заключить союз. Оттоманская империя, одряхлевшая, но еще обладавшая известным военным потенциалом, находилась на стыке Европы, Азии и Африки, а потому ее позиция была важна уже в силу географического положения. Германия добилась значительного влияния на Турцию еще до войны, и правящая партия младотурок была настроена в основном германофильски. В стране действовала немецкая военная миссия, а в начале августа 1914 года в турецкие воды вошли германские крейсеры «Гебен» и «Бреслау». В качестве фигового листочка немецкие корабли были фиктивно «проданы» Турции и получили турецкие названия, но сохранили немецкие команды, а сам турецкий флот возглавил немецкий адмирал Вильгельм Сушон. Присылкой двух кораблей и одного адмирала Германия не ограничилась: турки перед войной и за время ее буквально наводнили свои войска немцами (более шести тысяч подданных кайзера оказались на командных постах в турецкой армии).

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Османская империя – дружбы народов надежный оплот. Возле дамы — турецкие военачальники Лиман фон Сандерс-ага и Вильгельм Сушон-бей


Для Германии Турция была перспективнейшим плацдармом. С одной стороны, оттуда можно было держать под шахом зону Суэцкого канала, с другой – использовать турецкое сырье. Наконец, граница с Россией позволяла давить на империю Николая, отвлекая силы русских с других фронтов.


Убедительные победы немцев в начале войны подтолкнули элиты Османской империи к союзу с Центральными державами. В августе 1914 представители Антанты еще пытались дипломатическим путем удержать младотурок от вступления в войну, но было уже поздно. Младотурки издали прокламацию, в которой нещадно бичевалось «московское правительство», которое, «стремясь уничтожить благотворение Божества, имеет цель поработить человечество» и «питается низким стремлением насытить их вожделение похищением свободы населения, подвергнутого их тираническому и незаконному господству». Как видим, за сто лет содержание филиппик по адресу России не слишком изменилось. Помимо этих общих слов, никаких претензий к России не предъявлялось.


Все карты вскрылись в конце октября, когда турецкие корабли начали обстрелы русских черноморских портов. Залпы «Гебена», действовавшего под псевдонимом «Султан Селим Грозный», ознаменовали начало последней русско-турецкой войны. Формально объявить об открытии боевых действий перед их началом турецкая сторона не удосужилась. Султан Мехмед V, номинальный правитель Турции, провозгласил газават против неверных. По-человечески султан смотрел в будущее мрачно, и считал, что «одного трупа России» хватит, чтобы сокрушить Османскую империю. Но его никто не слушал, младотурецкое правительство уже готовилось к дележке шкуры медведя. Правда, медведя еще предстояло убить.

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Бомбардировка Одессы турецкими кораблями. Налеты на русские порты положили начало борьбе на Кавказе


Русских ожидала очень тяжелая кампания. Главным направлением борьбы оставалась, конечно, западная граница. Резервы для борьбы с Германией и Австро-Венгрией выкачивались отовсюду. Из трех корпусов Кавказской армии летом 1914 года на запад уехали два. Границу с Турцией должен был защищать одинокий корпус, которому добавили несколько казачьих дивизий, бригад и батальонов «россыпью». Дополнительно русские усилили свой контингент на Кавказе ополченцами, несшими вспомогательную службу, и добровольческими дружинами, сформированными из армян. Эти небольшие силы действовали на открывшемся фронте протяженностью в шестьсот верст от Персии до Черного моря.


Сражаться предстояло в диких, почти первобытных краях. Все пограничье было изрезано горами, инфраструктура была очень мало развита, дороги плохи и немногочисленны. Основная масса путей представляла собой не что иное, как караванные тропы, натоптанные за столетия вьючными животными и их хозяевами. Лишь через некоторые из диких ущелий и горных рек были наведены мосты. На весь театр боевых действий имелось всего одно шоссе с ответвлением. Все операции крутились вокруг мест, где были хотя бы какие-то тропы. Вдобавок зимы в этих мрачных скалах холодные и вьюжные. К естественным преградам турки добавили крепости, возведенные в конце XIX века при содействии английских инженеров.

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Слева: привал в горах. Справа: типичный пейзаж Кавказского фронта


Планы обеих сторон были активными. Турки стремились реализовать численное преимущество и потому должны были наступать. У русских численного перевеса не было, но командующий Кавказской армией Мышлаевский собирался сразу же усилить свои позиции быстрым наступлением на Эрзерум, крупный хорошо укрепленный город, ключевой центр этой области и узел коммуникаций. Контролируя его, русские могли нивелировать численный перевес неприятеля. Мышлаевский верно определил важнейшее направление ударов. К сожалению, на противной стороне турецкий командующий Хасан Иззет-паша тоже все рассчитал правильно.


Армия Мышлаевского энергично двинулась через границу к Эрзеруму. Отдельные отряды прикрывали фланги главной группировки. Поначалу турки отходили без особенного сопротивления.


Федор Елисеев, кубанский хорунжий, одним из первых проникший в пределы Турции, писал о начале этого похода:

«Выйдя из Макинского ущелья, мы вновь увидели наш библейский Большой Арарат, но уже с юго-восточной стороны. Его нарядная белая шапка никогда не тающего снега дышала суровостью, недоступностью и какой-то мистической таинственностью. Малый Арарат, который теперь ближе к нам по расстоянию, темный, мрачный, почти конусообразный, был словно детеныш против Большого Арарата и страшил своею дикостью. В провале между ними сходился стык трех государств — России, Турции и Персии. За ними было наше Отечество, почему кровь так тепло пробежала по всему организму… Это, конечно, заговорило, пронизало организм любовное чувство к Родине, так как здесь мы почувствовали себя так далеко и сурово отрезанными горами от России, до которой, казалось, и не доскачешь.

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Сражение при Кеприкее, рисунок художника Самокиша

Солнце клонилось к западу, когда мой взвод оторвался от сотни и двинулся на север, к Арарату, вдоль границы. По долине кочевья курдов. Их черно-бурые громадные шатры привлекали взор. Мы ехали к ближайшему. Из него высыпало все семейство. Глава дома вышел нам навстречу с барашком в руках, подбежал почти вплотную к моему коню, быстро положил барашка на землю, выхватил нож и — бедный барашек лежит уже с перерезанным горлом. Это у них означает знак глубокого гостеприимства».

Такая идиллия среди экзотических ландшафтов продолжалась недолго. Городок Кеприкей, на полпути между границей и Эрзерумом, пришлось брать с боем. Авангарды турок быстро были опрокинуты. Отряд, наступавший восточнее, вдоль границы с Персией, занял Баязет. Турки активно защищались, наступление не обходилось без потерь.


Хорунжий Елисеев вспоминал, какое тяжелое впечатление произвела на него гибель товарища в первые дни войны:

«Хорунжий Семеняка, красивый брюнет, бывший сольный номер, регент и украшение нашего юнкерского хора Оренбургского казачьего военного училища, лежал бледный, с изможденным лицом. Раненный вначале в бедро, а потом в живот, в неестественно скорченной позе, с искаженным от боли лицом и со скрюченными над головою руками, словно он за что-то цеплялся для своего спасения, он так и застыл, умирая, весь день пролежав среди убитых своих казаков…


По рассказам коноводов, он был ранен в ногу и упал. И потом, уже лежа, ранен в живот. Он стонал и просил помощи, но она не пришла. Он был в серой походной черкеске и в черном бешмете, расстегнутых, что, видимо, сделал он сам, страдая от мучений. Тут же возле трупов лежал околевший ночью от ран и его дивный гнедой рослый конь хороших кровей. Гордый и благородный офицер, каковым был хорунжий Семеняка, и его конь пали в первом же бою. Было о чем подумать тогда!.. И все прелестные понятия, которые мы воспринимали на юнкерской скамье и в мирном времени офицерства, отлетели у меня далеко, далеко…»

Злосчастный хорунжий не стал последней жертвой разыгрывающейся серии сражений. На главном направлении русские столкнулись с превосходящими силами турецких корпусов. Это было встречное сражение, ни русские, ни турки не отсиживались в обороне. Мышлаевский захватил Кеприкей с его каменным мостом через бурный Аракс и тем самым разворошил осиное гнездо. Турки стягивали все силы к этой точке, важной для обороны Эрзерума. Турки выказали себя достойными противниками, не боящимися ходить в штыки и упорными под обстрелом. Но самым труднопобиваемым аргументом стал все-таки перевес в числе штыков. Пока вдоль горной дороги шло сражение лоб в лоб, часть турецких войск обтекала фланги русских. Русские не стали доводить дело до окружения и отошли несколько назад от Кеприкея. Несколько ослабил турецкий нажим маневр пластунской бригады Пржевальского: по грудь в ледяной воде пешие казаки перешли быстрый Аракс, чтобы ударить в тыл турецкому авангарду, не ожидавшему таких устойчивых к холодам казаков в своем тылу.


Две наступающие армии взаимно нейтрализовали друг друга. На короткое время наступил перерыв в боевых действиях. К декабрю руководить сражением приехал лично Энвер-паша, знаменитый турецкий военный и политический деятель, сильный военачальник и по совместительству массовый убийца, организатор избиения в Османской империи христиан — армян и греков. С ним прибыл фон Шеллендорф, немецкий начальник турецкого Генерального штаба. План, задуманный ими, диктовался обстановкой. Выяснив слабое место русских позиций — северный фланг, — Энвер решил отбросить его и перерезать линии коммуникаций главных сил Кавказской армии.


Пока на фронте стояло затишье, Кавказскую армию посетил Николай II. Это был риск. Монарх ехал по единственной дороге, ведущей через Сарыкамыш к русским позициям. Турецкие пикеты даже видели императорский автомобиль. Но для солдат на передовой этот визит стал веским моральным подкреплением. Личное награждение царем отличившихся солдат глубоко впечатлило всех, видевших церемонию. Посетив передовые позиции, Николай уехал. Его солдатам вскоре предстояло жесточайшее испытание.


Несмотря на устойчивое положение в центре, фланги по-прежнему были головной болью Мышлаевского. Если центральная группа войск держалась, то турки обрушили на небольшой отряд генерала Истомина крупные силы и заставили постепенно пятиться назад. 9 декабря арьергардный отряд полковника Кутателадзе был отрезан в теснине. Более того, полковник, окончательно потеряв голову, велел своему отряду сдаваться и пошел в плен сам. Подчиненные предпочли не разделять полковничьего позора. Для армян-добровольцев сдача туркам не сулила ничего хорошего, а у солдат Тенгинского полка попросту взыграла гордость: этот полк, один из славнейших в русской армии, бился еще с мюридами Шамиля, когда в его рядах служил некий поручик Лермонтов, и заканчивать биографию полка таким позорным образом никто не собирался. Так что капитуляция не состоялась, обернувшись только личным позором полковника; офицеры возглавили атаку окруженных вверх по запорошенным склонам. Добыча неожиданно сама превратилась в охотника. Турецкий заслон приняли на штык, тенгинцы и армяне не просто расчистили себе путь к свободе, но даже утащили в горы на руках свою артиллерию.


Однако этот подвиг арьергарда не мог переломить общую ситуацию. Турки нащупали наконец слабое место в русских боевых порядках и обходили кеприкейскую группу. Турки имели здесь корпус в три дивизии против одной у генерала Истомина. У Мышлаевского лишних войск, чтобы заткнуть дыру, просто не было. Целью турок был Сарыкамыш, город на русско-турецкой границе. Там проходила основная линия русских коммуникаций. Захват Сарыкамыша означал бы, что две трети русских войск на Кавказе оказываются в мешке.


Энвер энергично вел свое наступление. Отряд Истомина сдавал рубеж за рубежом. Отдельную трудность составляла эвакуация местных христиан. Люди понимали, что среди диких курдов и фанатично настроенных турок их ничего хорошего не ждет. Русские, пятясь, прикрывали колонны беженцев.

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Противник. Курдская конница


Пока шли бои за коммуникации русских войск, турки вторглись в русскую Аджарию вдоль черноморского побережья. Аджарцы-мусульмане восстали в русском тылу, и эти бои вызвали короткую панику даже в Тифлисе. Турки наступали дивизией, усиленной дикими башибузуками, против единственного в этих краях русского Георгиевского полка, который был поддержан только пограничной стражей. Дело было спасено образцовым поведением георгиевцев и прибытием резерва — еще одного полка. Этого минимума хватило, чтобы взять ситуацию под контроль: турки убедились, что аджарский виноград зелен и есть его им вовсе не хочется.


Между тем на главном направлении ситуация постепенно сползала к катастрофе. Энвер уже разрабатывал наполеоновские планы: как государственный муж, он не хотел ограничивать предмет стремлений и мыслил с размахом. Ему виделись мусульманские государства, включающие Среднюю Азию и даже Казань. На пути блестящего проекта стояла только досадная мелочь: батальоны людей в шинелях, цепляющиеся за обледенелые горные дороги.


В середине декабря турки почти вышли к Сарыкамышу. Мышлаевский назначил командовать обороной города генерала Николая Юденича, своего начальника штаба. Юденич имел формирование, грозно называвшееся корпусом, но на деле состоявшее из двух бригад. На Сарыкамыш наступало два турецких корпуса, в пять дивизий силой. Мышлаевский пал духом и счел окружаемые части уже потерянными. Однако Юденич проявил себя во всей красе. Он убедил Мышлаевского в том, что отход грозит катастрофой, и хладнокровно возглавил войска в формирующемся «котле». Крепость нервов Юденича спасла русскую армию от великой катастрофы. Не подлежит сомнению, что попытка отступить кружными путями через дикие заснеженные ущелья привела бы только к бросанию артиллерии и обозов, бесславной гибели множества людей и общему разгрому Кавказской армии.

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Генерал Юденич и Энвер-паша


26 декабря через Сарыкамыш проезжал, возвращаясь из отпуска, полковник Букретов. В тот день турки подступили к городу. Букретов собрал под свою руку пеструю команду из всех, кому случилось быть в Сарыкамыше и кто был способен держать винтовку. Сотня молодых подпоручиков, едущих из училища, ополченские дружины из бойцов старших возрастов, многие с берданками, пара сотен пограничной стражи, железнодорожники, шестнадцать пулеметов, две пушки.


Через Сарыкамыш потоком шли на восток несчастные беженцы: мирные армяне и греки, бросившие свои дома, кто на повозках, кто пешком. А на подступах к городу в белой земле яростно выдалбливали окопы мальчики из училища и стрелки. Они продержались под бешеным натиском турок сутки, и тем купили жизнь для всех. Турки вломились в город и захватили вокзал. Связь с Тифлисом была перерезана, русские оказались в полном окружении. Букретов беспрерывно контратаковал, не давая окончательно захватить город. Турки пытались обойти Сарыкамыш, они захватили нависающий над вокзалом скальный уступ; русские предпринимали вылазки на склоны, отбивая их.

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Какой-то интендантский чиновник, решивший, что все погибло, был застигнут Юденичем за ссыпанием муки в речку. Свои действия он обосновал тем, что все погибло, а запасы противнику оставлять нельзя. Интенданту сообщили, что никто никуда не отступает и что если он продолжит топить государственное имущество, то ответит головой. Чиновник погрустнел, но муку топить перестал. Мелочь, курьез, но демонстрирует, как важно было спокойствие командующего в огне. Припасы были жизненно необходимы окруженным. Евгений Масловский, подполковник штаба Юденича и историк битвы, даже писал, что прерывание сообщения с Россией принесло некую пользу: необходимые запасы не увозились от армии.


Пока бойцы Букретова отплевывались огнем от атакующих окраины Сарыкамыша турок, Юденич вызвал к городу две пластунские бригады. Есаул Куркин назвал происходящее «отступательным наступлением»: бригады оставили свои позиции и пешком кинулись на выручку Сарыкамышу. Командиров бригад, Пржевальского и Гулыгу, насилу нашли на передовой, чтобы развернуть на помощь сражающимся за город. Это был беспримерный марш. Тридцатиградусный мороз, сапоги в лохмотья, многие казаки – с обморожениями. Пластуны шли через стылые горы двадцать часов форсированным маршем. Генерал Гулыга позже сказал об этих людях: «Ран в спину у пластуна быть не может». У Сарыкамыша пластунские бригады эту максиму доказали.


Ночью на 27 декабря к Сарыкамышу стягивались части обеих сторон. В городе и окрестностях кипел беспрерывный бой, не останавливавшийся и ночью. Юденич со стальным хладнокровием подбрасывал свежие роты, только когда защитникам города действительно отчаянно требовалась помощь. Бои шли на узких улочках и в перелесках, беспрерывно резались врукопашную. В Сарыкамыше лежал живой на мертвом и мертвый на живом. Турки почти дошли до русских складов с боеприпасами, почти сумели удержать за собой вокзал, почти захватили мост. Но каждый раз такая близкая победа подданных султана упиралась в проклятое «почти». Последний резерв русских, две пластунских сотни, шел в штыковую стылой ночью молча, без обычного «Ура!», и эта беззвучная контратака была страшнее любых боевых кличей. В полной тишине бились штыками, прикладами, шашками, рубились шанцевым инструментом. И это молчание турки услышали лучше, чем трубный глас. Они так и не взяли Сарыкамыша. Юные подпоручики, обмороженные казаки, еле стоящие на ногах армянские волонтеры, несгибаемые пограничники, пластуны, в чьих спинах не бывает ран… Они удержали Сарыкамыш. И это стало приговором для турецких войск, штурмующих город.

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Слева: в окопах Сарыкамыша. Русские на подступах к городу. Справа: дорога, идущая через Сарыкамыш. Не производит особого впечатления, но зимой 1914-1915 обладание ею было вопросом жизни и смерти


Пока на улицах Сарыкамыша шли уличные бои, Юденич готовил Энверу-паше потрясающий сюрприз. Он позволил туркам втянуться в мясорубку на улицах, и теперь собирался превратить окрестности города в капкан. «Нам мало отбросить турок от Сарыкамыша, — писал Юденич генералу Берхману, — мы можем и должны их совершенно уничтожить. Настоящим случаем должно воспользоваться, другой раз он не повторится».


Пржевальский, вышедший из города, 29 декабря неожиданно перешел в наступление. Параллельно наступал отряд генерала Баратова. Они стремились к селению Бардус, в тылу у атакующих турок. Бедность коммуникаций была палкой о двух концах. Русские держали снабжение и связь по одной дороге, за которую шел бой, но снабжение турок тоже висело на одной нитке — Бардусском перевале. И на эту нитку Юденич замахнулся ножницами. С одной стороны шли Пржевальский и Баратов, с другой наступал отброшенный в начале сражения отряд Истомина. 2 января Пржевальский сделал своим сослуживцам и державе царский новогодний подарок: его пластуны оседлали Бардусский перевал. Два османских корпуса оказались отрезаны. Турки, задумавшие большую битву на окружение, оказались в «котле» сами.


То, что было дальше, было уже не очень похоже на битву и скорее описывается словом «побоище». В Тифлисе чиновники и военные изумленно увидели, как считавшаяся агонизирующей армия вылезает из могилы и принимается мстить за свою так и не состоявшуюся смерть. Опомнившийся Тифлис выслал воскресшим победителям помощь: последнюю оставшуюся в резерве бригаду сибирских казаков. Сибирцы нанесли короткий удар по туркам, блокировавшим дорогу между «большой землей» и окруженными. Страстная конная атака опрокинула турок и освободила путь. Хорунжий Сменов, участвовавший в том бою, рассказывал: «Сибирская казачья бригада, словно вынырнув из-под земли, сомкнутым строем, с пиками наперевес, широким наметом, почти карьером так неожиданно и резко атаковала турок, что они не успели защититься. Это было что-то особенное и даже страшное, когда мы смотрели со стороны и восхищались ими, сибирскими казаками. Покололи пиками, потоптали конями турок, а остальных забрали в плен. Никто не ушел из них». Противником казаков был прекрасный константинопольский полк. Его знамя стало для сибиряков достойным трофеем дня.


4 января агонизирующие остатки одного из окруженных корпусов капитулировали. Другой продолжал вырываться. Турки, обмороженные, изголодавшиеся, расстрелявшие патроны, показали себя стойкими бойцами. Они продолжали бороться, пока в их замерзшие окопы не врывались казаки. Кто-то продирался сквозь снежные ущелья, бросив артиллерию. Но постепенно все больше людей сдавались в плен, не желая воевать с северными чертями в этом ледяном аду.


Русские быстро восстановили фронт в то положение, в каком он был перед контрнаступлением турок. Остатки вырвавшегося из котла корпуса были добиты в районе Ардагана. В январе Юденич получил заслуженный чин командующего всей кавказской армией вместо Мышлаевского, чьи нервы не выдержали проверки реальной сложной операцией. Генерал энергично продолжил пожинать плоды своего успеха.

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Русские пулеметные команды


Энвер-паша в последнем отчаянии пытался атаковать русские войска на главной дороге Сарыкамыш-Эрзерум. Наступление шло с немыслимым ожесточением; турки, наступая по грудам мертвых товарищей, иногда ухитрялись даже добираться до пулеметных точек русских с саблями в руках. Турецкий полководец, чтобы воодушевить людей, возглавлял атаки лично. Сложно сказать, пытался он действительно восстановить положение или просто искал смерти после вчистую проигранной битвы, но практический итог наступления для турок был удручающим. Эти лобовые удары привели только к избиению еще одного турецкого корпуса пулеметным огнем. Этот корпус добили обходным движением 18-го русского полка. Стрелки пять суток преодолевали пятнадцать верст по горам в снегу выше человеческого роста, не получая горячей пищи, и в итоге добились своего: турки так и не обнаружили обхода и были совершенно ошеломлены, обнаружив в своем тылу замерзших и злых солдат. Те дали о себе знать, захватив для начала штаб турецкой дивизии. В течение нескольких следующих дней злосчастный турецкий корпус был рассеян и окончательно выбит из игры. Что интересно, русская колонна, обходившая позиции турок, скрывалась так успешно, что не только не была замечена противником, но и сами русские уже считали ее погибшей, пока она не вынырнула из снегов в неприятельских тылах.


Во второй половине января русские остановили преследование полностью разгромленной турецкой армии. Догонять было почти некого. Ударная группировка турецких войск была практически истреблена. Из шестидесяти трех тысяч солдат и офицеров русской армии, участвовавших в этой операции, убиты, ранены или обморожены было двадцать шесть тысяч солдат. Это без малого половина сражавшихся. Но турецкие войска лишились девяноста тысяч солдат и офицеров из более чем ста! Из этой массы несчастных пятнадцать тысяч человек попали в плен, остальные погибли. Такая структура потерь много говорит об упорстве схватки. Окружения чаще всего дают больше пленных, чем погибших, здесь же турецкие солдаты и офицеры предпочитали жертвовать собой. Пожалуй, такого тотального уничтожения противостоящей армии в полевой битве не было со времен Полтавы и войны с Наполеоном. Погибших непосредственно в Сарыкамыше и окрестностях по большей части удалось откопать и захоронить только по весне: администрация города в марте сообщала Юденичу, что из тающих снегов извлекают двадцать третью тысячу мертвых турок. Жутко и представить такую братскую могилу вокруг небольшого городка.

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Слева: жуткий результат поражения — замерзшие насмерть турецкие солдаты. Справа: а этим людям повезло. Турецкие пленные.


Сарыкамышская битва имела целый ряд не вполне ожидаемых последствий. Во-первых, на эту баталию своеобразно отреагировали англичане. Наш союзник не был слишком рад такому большому успеху, поскольку русских уже представляли входящими в Константинополь. Чтобы овладеть столицей Османской империи и проливами прежде русских, а с другой точки зрения – чтобы оттянуть с Кавказского фронта часть турецких сил, англичане форсировали подготовку Дарданелльской операции, которую начали уже в феврале 1915 года. Однако задуманный десант на турецкие берега так и не принес успеха: сражение увязло в долгих, кровавых и бесплодных боях на плацдарме и, в конечном счете, завершилось эвакуацией англо-французского контингента и Австралийского корпуса.


На противоположной стороне фронта Энвер-паша нуждался в оправдании своего банкротства в качестве полководца. Разумеется, искать виновного в зеркале он не собирался. Под рукой у него имелся замечательный внутренний враг в лице христиан Османской империи. Армяне и понтийские греки были объявлены предателями и в ближайшие годы подверглись депортациям и массовым казням. Спасение русской армией огромной массы людей, погибавших от рук младотурок в 1915 году, составляет одну из прекрасных страниц русской истории, но находится за пределами данного рассказа.


Сарыкамыш стал одним из блестящих сражений Первой мировой войны. Сражаясь против почти вдвое сильнейшего противника, русские оказались на грани катастрофы. Несколько раз туркам не хватало для полного разгрома русских войск буквально пары сот шагов продвижения, лишнего часа, нескольких батальонов в нужном месте. Однако судьбу многих сражений решали как раз минуты, последние батальоны и считанные метры. На войне не выдают серебряных медалей проигравшим, пусть даже и достойно боровшимся. Повезло ли русским, что Букретов вовремя проезжал через Сарыкамыш, что Юденич сумел убедить Мышлаевского не отступать, что пластуны добрались до поля боя как раз вовремя? Да. Но никому не помогло бы везение, если бы Букретов не проявил быстроту реакции, если бы Юденич не нашел в себе мужества гнуть свою линию до конца вопреки приказу начальника, если бы пластуны не шагали двадцать часов подряд в разбитых сапогах по снегу и камням.

Кровь на снегу. Кавказская кампания Великой войны Cat_cat, История, Первая мировая война, Турция, Россия, Война, История России, Кавказ, Длиннопост

Русский пропагандистский плакат. Художник явно очень смутно представлял себе обстоятельства события, реальная битва шла на жутком морозе


На турецкие войска часто смотрят свысока, и действительно русские (и не только русские) часто их разбивали. Но буквально месяц спустя англичане, французы, австралийцы, имея перевес в силах, спасовали перед той же самой турецкой армией. Русские регулярно разбивали турок не из-за того, что у Турции были плохие воины, а из-за того, что у русских раз за разом находились первоклассные солдаты во главе с лучшими командирами своего времени.


Турки показали себя хорошими, стойкими и отважными солдатами. Но русские сумели сохранить свою отвагу на пять минут дольше.


Источник: https://vk.com/wall-162479647_103610

Автор: Евгений Норин. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257696437

Личный хештег автора в ВК - #Норин@catx2, а это наше Оглавление Cat_Cat (31.12.2019)


Оригинал: https://sputnikipogrom.com/ww1/19279/blood-on-the-snow/


Читайте также:

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ

1914. Борьба за Восточную Пруссию

Великая война: Битва за Галицию

Сражения в грязи: борьба за Польшу

Показать полностью 10
127

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Воскресенье, второе августа 1914 года. В Георгиевском зале Зимнего дворца собран весь петербургский двор, офицеры гарнизона, официальные лица. Император Николай II в полной тишине проходит к престолу с иконой Казанской Божьей Матери. Совершается литургия, царь и его подданные горячо молятся под ее могучие песнопения. По завершении молитв император просто и ясно, чеканя каждое слово, сообщил: жребий брошен, Германия объявила войну России. Николай закончил свою краткую энергичную речь теми же словами, что говорил Александр I во время войны с Наполеоном:

«Я торжественно клянусь, что не заключу мира, пока останется хоть один враг на родной земле».

Участвовавший в этой церемонии французский посол Морис Палеолог навсегда запомнил ответный неистовый рев исполненной патриотического и религиозного экстаза толпы. Тысячи людей во дворце и на площади перед ним на коленях распевали русский гимн, славили своего государя и союзников. Великий князь Николай Николаевич едва не задушил посла в объятиях. Дипломат с трудом сумел проложить себе путь в посольство среди ликующих толп, чьими сердцами и умами всецело владел их обожаемый монарх. Так началась для России Первая мировая война.


ПРЕДПОСЛЕДНИЙ ДОВОД КОРОЛЕЙ. ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ КРИЗИС


28 июня 1914 года Гаврило Принцип совершил свое приобретшее всемирную известность убийство. На тот момент предчувствие огромной, титанической войны уже нависло над Европой, но признаки грядущей катастрофы, как их назвал Колчак, для многих оставались абстракцией до самого последнего момента, когда маховик войны начал раскручиваться с неумолимой быстротой и мощью.


Русская печать поначалу взволнованно описывала подробности трагедии. Газетчики отчаянно старались уснастить свои статьи подробностями, перевирая имена убийц, обстоятельства события и помещая на первые полосы безбожно льстящие портреты покойного эрцгерцога. Но уже через несколько дней пресса вернулась в обычный ритм. Новости о перевозке тела Франца-Фердинанда в Австрию, о долгах, которые наделал покойный при жизни, давались одной строкой, и хотя Сараево продолжал бурлить, хотя сербы бежали из города, опасаясь за имущество и жизнь, а на улицах балканского города появились пулеметы, эти ужасы не нарушали общей гармонии. Империя жила своей жизнью. Проблемы грязелечебниц уютного Славянска, выступление молодого, никому не известного поэта Багрицкого, успехи и неудачи рисковых авиаторов и традиционные летние соревнования по бегу в тулупах интересовали репортеров более, чем гибель чужого принца. О бряцании оружием со стороны австрийских военных «Новое время» сообщало с беззаботной приставкой «будто бы».

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Покойный эрцгерцог с супругой; он же, рис. из «Петербургского листка»


Генерал Алексей Брусилов в июле 1914 года отдыхал с женой в Киссингене, что во Франконии. Узнав об ультиматуме, который выдвинула Австрия Сербии, Брусилов срочно собрался домой. Курортники посмеивались над чрезмерно, как казалось, обеспокоенным полководцем, заявившим, что он не желает попасть в число военнопленных.

«Никакой войны быть не может, а то мне дали бы знать!» — наивно воскликнул князь Юсупов.

Но люди, принимавшие ключевые для Европы решения, считали иначе.


«Россия усиливается и усиливается. Она превращается в кошмар», — заявил 7 июля канцлер Германии фон Бетман-Гольвег.

«Надо воевать, пока не поздно». Это не был глас вопиющего в пустыне: рейхсканцлер только транслировал взгляды политической и военной элиты всей Германии.

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Кайзер Вильгельм в немецкой гусарской форме

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Кайзер Вильгельм в австрийской форме


Людям, вершившим судьбы Европы и мира, было по большому счету безразлично, жив или умер злосчастный эрцгерцог. По изящному выражению одного дипломата, Сараевское убийство было не более чем «подарком Марса», давшим удобный повод разрубить сразу все гордиевы узлы, накопившиеся в Европе. Едва ли Европа смогла бы избежать войны, даже если убийство это и не состоялось бы. Логика развития Германии и Австро-Венгрии, опоздавших к дележу колониального пирога и нуждавшихся в рынках сбыта и источниках сырья, толкала их на конфронтацию, а святая уверенность политической и военной элиты этих держав в собственной несокрушимой мощи глушила всякие доводы рассудка. В 1910 году влиятельный тогда публицист Норман Ангел издал книгу, в которой обосновывал невозможность большой войны. Ангел основывал свои выводы на экономических резонах, он утверждал — и вполне справедливо, — что война нанесет непоправимый ущерб финансовым рынкам и материальному благополучию великих держав. Но едва ли такие доводы могли переубедить человека, пишущего в дневнике: «Германские народы будут сражаться против русских и галлов. Это не вопрос высокой политики, а вопрос выживания расы». «Англосаксы будут на стороне славян», — пишет тот же автор. «Причины: жалкая зависть, боязнь обретаемого нами могущества». Это могло бы показаться бредом кабинетного сумасшедшего, но, к сожалению, это был не просто злобствующий писака. Эти дивные строки принадлежат перу кайзера Германии Вильгельма II.


Общество от своего государя не отставало. «С Францией необходима война не на жизнь, а на смерть, — война, которая уничтожила бы навсегда ее роль как великой державы и повела бы к ее окончательному падению. Но главное наше внимание должно быть обращено на борьбу со славянством, этим нашим историческим врагом», — взывал со страниц своих «Военных заповедей» Фридрих фон Бернгарди, офицер, историк и дипломат.


Эта гремучая смесь экономических и политических потребностей с шовинистической истерией делали войну неизбежной. «Если бы не было сараевского выстрела, то не трудно было бы найти другой повод», — замечал позднее А.Деникин, сменивший офицерский блиндаж на кабинет историка. Человек, в чей адрес Деникин едва ли нашел бы добрые слова — Фридрих Энгельс, — говорил, однако, еще задолго до начала войны: «Для Германии невозможна никакая иная война, кроме всемирной». Общество Германии и Австрии бились в экстазе, готовясь в два счета управиться с презренными иванами и галльским петухом. Восторженные демонстрации после объявления войны и патриотическое воспламенение едва ли уступали русскому, французскому или английскому.

«Общества Германии и Австрии бились в экстазе, готовясь в два счета управиться с презренными иванами и галльским петухом. Восторженные демонстрации после объявления войны и патриотическое воспламенение едва ли уступали русскому, французскому или английскому»

Многие хотели бы счесть возникновение войны трагическим недоразумением, цепью случайностей, ошибкой, которой можно было бы избежать при наличии у высоких договаривающихся сторон доброй воли к компромиссу. Но правда состоит в том, что добрая воля у людей, затеявших великое побоище, отсутствовала напрочь. Добрая воля у этих людей могла появиться только в результате военного поражения. Доброе слово не могло остановить политиков, упоенных собственной силой. А там, где бессильно доброе слово, как учит известный деятель, может помочь пистолет.


События разворачивались быстро. На следующий день после убийства в Сараево император Австрии Франц-Иосиф отправляет германскому кайзеру письмо, в котором без обиняков пишет: «Сербия должна быть уничтожена». 5 июля кайзер сообщает Австрии о готовности оказать любую помощь, даже если потребуется война с Россией. 23 июля Австрия выдвигает знаменитый ультиматум Сербии. Ультиматум был вполне хамским по содержанию: Австрия предписывала Сербии аресты, увольнения чиновников и офицеров по требованию правительства Франца Иосифа и, наконец, требовала, чтобы следствие велось на сербской территории австрийскими чиновниками. Впрочем, даже этот ультиматум уже был простой формальностью.


Ответ Сербии был чрезвычайно кротким, но последнего пункта она выполнить никак не могла, не отказываясь от своего суверенитета. Почти одновременно с ответом Австрии сербское правительство отправляет обращение к императору Николаю II, указывая на унизительность требований Австрии и прося поддержки.


Не отреагировать на этот отчаянный призыв о помощи Николай не мог. Сербия оставалась на тот момент единственным союзником России на Балканах, и недостаток решительности хоронил Российскую империю как великую державу. Однако стремления бросаться в войну очертя голову русская элита не испытывала.


Россия этой войны не желала и стремилась всеми силами ее предотвратить. Речь идет не о пацифизме, внезапно поразившем Николая и его кабинет министров. Российская империя не так давно начала обширную программу реформ армии и флота. Выводы после неудач войны с Японией были сделаны, однако для реализации их на практике требовалось время. Этого времени у нас не оставалось. 26 июля Австрия начала мобилизацию. Ни для кого не было секретом, что мобилизация направлена не столько против сербов, сколько против русских. На кону стоял статус России как великой державы. Министр иностранных дел Сазонов обрисовал положение дел без обиняков: «Или мы должны вынуть меч из ножен, чтобы защитить наши жизненные интересы… или мы покроем себя вечным позором, отвернувшись от битвы, предоставив себя на милость Германии и Австрии». Последний вариант, конечно, не рассматривался всерьез.


28 июля. Австрия официально объявляет войну Сербии. Последнюю попытку Николая уладить дело личным обращением к кайзеру Вильгельму тот расценил как простое признание собственной слабости. Разговаривать больше не о чем, и Россия 30 июля решает начать мобилизацию сама. Тот же Сазонов без пощады к чувствам своего царственного слушателя констатировал: «Война давно уже решена в Вене… В Берлине, откуда можно было ожидать слова вразумления, его произнести не хотят, требуя от нас капитуляции перед Центральными державами, которую Россия никогда не простила бы государю и которая покрыла бы срамом доброе имя русского народа».


Николай отлично понимал, что означают эти слова. «Это значит обречь на смерть сотни тысяч русских людей! Как не остановиться перед таким решением!» — бросил он Сазонову, а затем, собравшись, признал: «Вы правы. Нам ничего другого не остается, как ожидать нападения. Передайте начальнику Генерального штаба мое приказание об общей мобилизации».


Первоначально, еще надеясь на мирное урегулирование конфликта, русские собирались начать лишь частичную мобилизацию. Но полумеры были резко раскритикованы и собственными военными, и союзниками. Частичная мобилизация могла сделать русскую армию беззащитной перед полностью развернувшимися неприятельскими силами. Поэтому 30 июля, после последней попытки Сазонова склонить его обезумевших немецких коллег к переговорам, последовало окончательное решение: общая мобилизация.


Начальнику Генштаба Янушкевичу Сазонов предложил после объявления мобилизации сломать телефон. Дипломат имел в виду, что после этого акта события стали необратимыми.


И действительно, стали. 31 июля немецкий посол, граф Пурталес, вручает Сазонову ультиматум, требуя остановить всяческие военные приготовления. Этот ультиматум предсказуемо был встречен отказом. Вечером 1 августа Пурталес вручает Сазонову новую ноту — об объявлении войны. Пурталес ведал, что творил, и не испытывал восторга от происходящего. Роковую депешу он вручал русскому дипломату, задыхаясь от волнения, трясущимися руками. Имея на руках два варианта ноты, от нервного перенапряжения случайно подал Сазонову оба. В тот же день мобилизацию начала Франция.


Затем объявления войны пошли каскадом. 3 августа — Германия объявляет войну Франции и Бельгии. 4 августа — Британия объявляет войну Германии. 6 числа Австро-Венгрия объявляет войну России, а Сербия — Германии. Прошла всего неделя с момента предъявления первого ультиматума, а из локального столкновения Австрии и Сербии уже вырос конфликт, вовлекший все ведущие страны Европы. Дипломаты сказали и сделали все, что могли. На ближайшие четыре года единственным настоящим аргументом станет сталь.

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Одинокий перед толпой. Николай II объявляет о начале войны с балкона Зимнего


Молодой гусарский офицер Владимир Литтауэр вспоминал, как уходил из Москвы его эшелон. Курьер с приказом о выдвижении в назначенный район прибыл еще в ночь на 31 июля. Гусары прошли по Москве, еще не знавшей о том, что за события ожидают страну в ближайшие дни. Только прохожий с иконой благословил пулеметный взвод да одинокая дама с дочерью проводила первый эшелон к тем местам, где через несколько дней пройдет линия фронта…

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Карикатура «Заварили»


РАСПРЯМЛЯЮЩАЯСЯ ПРУЖИНА. МОБИЛИЗАЦИЯ АРМИИ И ПРОМЫШЛЕННОСТИ


Мобилизация русской армии велась в диком напряжении всех сил. Никогда еще не происходило такого грандиозного по масштабам развертывания войск. Планы не всегда стыковались между собой, возникали накладки. У одной из армий не оказалось плана формирования штаба, планы мобилизации не соответствовали порядку развертывания, повсеместно недоставало боеприпасов, оружия. Не следует думать, будто эти проблемы были бичом исключительно русской армии. Небывалый размах событий сам по себе создавал регулярные организационные ошибки и накладки. Тем показательнее факт: мобилизация и сосредоточение были проведены без опоздания, в тот срок, какой планировался. Благодарить здесь можно штабистов, которые позднее вспоминали о начале мобилизации как о ночном кошмаре, но среди всех ошибок и проколов продолжали делать свою работу. Импровизируя, решая возникающие проблемы по мере поступления, они привели в действие громадный механизм мобилизации русской армии. Шли поезда. Срывались с места армии в сотни тысяч солдат и офицеров. Призывные пункты были забиты людьми. Крупнейшая армия мира разворачивалась для боя. Известие о войне в армии встретили с ликованием. Адмирал Колчак позже, на допросе в ЧК, вспоминал, что первые дни войны оказались лучшим временем в его жизни. Офицеры и команды работали с восторгом. Офицер гвардейского Егерского полка Павел фон Герих со своими товарищами принялся раскупоривать шампанское, узнав о начале войны. Герих и его товарищи обещали отправить кайзера Вильгельма на остров Святой Елены вслед за Наполеоном, Рождество предполагали праздновать в Берлине. «Никто даже и не вспоминал, что едет на войну и что она может оказаться самой кровавой в мировой истории».


В русском обществе война вызвала настоящий взрыв энтузиазма; взрыв, превзошедший всякие ожидания. «Вернувшись в Петроград перед самым объявлением войны, — изумленно писал депутат Госдумы М.Родзянко, — я был поражен переменою настроения жителей столицы. — Кто эти люди, — спрашивал я себя с недоумением, — которые толпами ходят по улице с национальными флагами, распевая народный гимн и делая патриотические демонстрации перед домом сербского посольства? Я ходил по улице, вмешивался в толпу, разговаривал с нею и, к удивлению, узнавал, что это рабочие, те самые рабочие, которые несколько дней тому назад ломали телеграфные столбы, переворачивали трамваи и строили баррикады. На вопрос мой, чем объясняется перемена настроения, я получил ответ: — Вчера было семейное дело; мы горячо ратовали о своих правах; для нас реформы, проектируемые в законодательных учреждениях, приходили слишком медленно, и мы решили сами добиться своего. Но теперь, сегодня, дело касается всей России. Мы придем к Царю как к нашему знамени, и мы пойдем за ним во имя победы над немцами».

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Манифестация перед Зимним дворцом

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Люди падают на колени, слушая царя

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Запасные, вновь призванные на службу, проходят по площади


Позднейший исследователь Великой войны, Н.Н.Головин, подкрепляет впечатления депутата констатацией: уклонившихся от призыва в эти первые недели практически не было. Явка призывников приближалась к ста процентам. Это звучит поразительно. На мировую войну, обещавшую громадные сражения и тяжкие потери, призывники из всех социальных слоев и всяческого уровня достатка явились почти поголовно.

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Николай Гумилёв. Знаменитый поэт отправился в армию добровольцем, уже 13 августа он стоял на довольствии в кавалерийском полку


Знаменитый писатель Куприн к тому моменту вышел в отставку с военной службы и состоял в уездной приемной комиссии. По его словам, многие призывники отказывались от прохождения комиссии, заявляя, что они вполне здоровы и не желают отнимать у комиссионеров драгоценное время. Трудно даже представить, что эти самые люди через каких-то четыре года станут бросать фронт и убивать собственных офицеров. Но в те дни великого и страшного года от Рождества Христова 1914-го люди шли на фронт с полным энтузиазмом, психологически вполне готовые к войне. Формула «За веру, царя и Отечество» может казаться наивной, едва ли зажжет многих в современном мире, но для огромной массы мобилизованных крестьян это был вполне живой призыв, настоящий символ веры.


Общий порыв подхватил даже людей, настроенных по отношению к властям скептически, а то и враждебно. Энтузиазма не разделяли только стойкие оловянные большевики. Все остальные политические силы оказались едины в желании поддержать свою страну и армию. Даже эсеровский террорист Владимир Бурцев оставил свои революционные занятия и вернулся в Россию. На изумленный вопрос о причине он отвечал однозначно: «Мне хочется поскорее быть именно в России, в моём отечестве». Что же до «системной оппозиции», то она тем более оказалась едина, Дума единодушно поддержала правительство в борьбе. «Какие события! Какие великие времена!» — записала в дневнике пианистка Вера Алперс. — «Сегодня прочла о заседании Государственной Думы. Слезы выступают на глаза. Какой подъем духа, какое великое соединение всех людей, недавних врагов. Как один человек поднялась Россия. Даже Пуришкевич убеждал какого-то редактора оставить евреев в покое!»

«Общий порыв подхватил даже людей, настроенных по отношению к властям скептически, а то и враждебно. Энтузиазма не разделяли только стойкие оловянные большевики. Все остальные политические силы оказались едины в желании поддержать свою страну и армию».

По стране шли митинги и манифестации с пением «Спаси, Господи» и «Боже, царя храни». Мобилизуемых встречали криками «Да здравствует русская армия!» и даже «Да здравствует война!» Во Владимире манифестанты с оркестром маршируют от резиденции губернатора к казармам Сибирского полка, распевая песни с царским портретом и знаменами. «Вестник виленского Свято-Духовского Братства» гремел: люди оказались как бы «…перед раскрытой книгой русских судеб, перед лицом взволнованной мировой жизни в шуме и зареве исторических дней, исторических событий… Все личное и будничное отступает на второй план. Одно ощущение, одно сознание: я — русский, и вся моя душа, все мои думы — с Россией и о России… Народ уже „не безмолвствует“, он единодушно встал на стражу всеславянского мира. Где вчерашние забастовки? где химера „второй революции“? где подпольные шептуны? где наши нестроения? Все это исчезло, как „исчезает дым от лица огня“. Во всех русских устах одно решение — „война“, это не только решимость сверху, но и воля всего народа, всей России от Великого океана до Балтийского моря, от Полярного круга до пламенной Колхиды»…

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост
Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Патриотические демонстрации


Можно добавить также, что полиция Петербурга три дня с трудом удерживала толпу от разгрома германского посольства.


Если с верой и мужеством все было в порядке, то военное строительство в России находилось не вполне в блестящем положении. Практика невиданной войны опрокинула расчеты штабов и правительств всех стран, и Российская империя не оказалась исключением.


Русско-японская война явилась холодным душем для армии, долгое время не ведавшей серьезного противника. Но все, что не убивает, делает сильнее: Мукден и Цусима дали русским военным много пищи для размышления.

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Военный министр Сухомлинов


Годы между японской и мировой войной армия интенсивно реорганизовывалась, подстраиваясь под требования современности. Последняя программа реформирования армии была принята в 1913 году. Войска должны были быть насыщены артиллерией, опробовать тактические нововведения, требовалось унифицировать организационную структуру. В этом состоянии перестройки армию и застал 1914 год. Военный министр Сухомлинов задумал вполне разумную программу перестройки вооруженных сил, но начало войны пресекло все надежды на то, что ее удастся реализовать в спокойной обстановке. По сравнению с войной против Японии был сделан огромный шаг вперед: удалось полностью восстановить разгромленный флот; усилиями великого князя Александра Михайловича была сформирована мощная для того времени боевая авиация; изгнание из армии некомпетентных командиров после неудачной войны оздоровило армию в кадровом отношении. Прогресс был впечатляющим, что признал и будущий противник. Начальник Генштаба Германии фон Мольтке констатировал: «Со времен войны с Японией военные приготовления России осуществили гигантский прогресс, наибольший по сравнению с чем-либо в прошлом».


И все же этого было недостаточно. Россия вступила в войну, имея довольно небольшой запас боеприпасов. Русские имели в среднем 850 снарядов на орудие при требуемых предвоенными выкладками 1500 (в действительности же потребовалось еще больше). Недоставало тяжелой артиллерии, пулеметов, прочего военного имущества. Подчеркнем, это не было уникальной ситуацией: Британия, Франция и иные участники войны также вскоре обнаружили, что потребности фронта обгоняют самые смелые расчеты.


В случае с Россией положение осложнялось еще одним обстоятельством: Империя продолжала оставаться в значительной степени аграрной. Урбанизация еще только шла, превращение страны в промышленного исполина было в самом разгаре, но еще далеко от завершения. Доля промышленных рабочих в населении была не очень велика, поэтому ситуацию оставалось исправлять более глубоким, чем в иных странах, переводом на военные рельсы всей экономики. Уже в июле специальным законом отменили обмен кредитных билетов на золото. В августе был запрещен экспорт угля, руды, кокса, ряда других товаров. Ограничивались стачки — бич производства до войны. В начале сентября заводы, производившие любую продукцию для нужд армии, были обязаны исполнять военные заказы вне очереди. Более того, предусматривалось изъятие в распоряжение правительства фабрик, не справлявшихся с военными заказами. Мобилизация шла неотвратимо, вскоре 85% всех рабочих страны уже обслуживали военные заказы. Объем машиностроения, металлообработки рос на несколько процентов в месяц. И это — в условиях массового призыва рабочих на фронт. Такая мобилизация неизбежно должна была позже сказаться на снабжении тыла. И все же в момент, когда судьба государства была поставлена на кон, промышленность смогла сделать мощное усилие.

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Прощание с близкими. Россия.

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Берлин

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Германия


НОКДАУН АНТАНТЫ. НАСТУПЛЕНИЕ НА ФРАНЦИЮ


Пока русские медленно, но уверенно разогревали свой «паровой каток», на Западном фронте события развивались стремительно и драматично.

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Начало войны на западе. Англичане в траншее, Бельгия


Германия вступила в войну, имея на руках знаменитый план Шлиффена. Этот руководитель Генерального штаба делом всей жизни сделал разработку плана войны против союза Франции и России. Даже на смертном одре он бредил расписаниями воинских эшелонов и фланговыми охватами; последними словами умирающего был призыв «Усиливайте правый фланг!» Суть его плана была довольно проста. Он исходил из того, что России потребуется достаточно много времени для сбора войск со всех концов необъятной империи. Поэтому Шлиффен предполагал одним стремительным ударом расправиться с Францией, чтобы оставить Россию одну против всей мощи Германии и Австро-Венгрии. Вся кампания была рассчитана всего на 42 дня, своего рода пеший блицкриг. Немцы должны были прорваться через Бельгию в северную Францию, в обход французских войск, после чего резко повернуть на юг, к Парижу. Достаточно незатейливый на первый взгляд, этот план требовал чудовищной концентрации сил и точного расчета. Его шлифовке Шлиффен посвятил основную часть времени, проведенного на посту начальника Генштаба. Реализовать этот план должен был уже преемник Шлиффена, Гельмут фон Мольтке-младший, племянник знаменитого полководца. С началом войны он получил возможность опробовать гениальную разработку предшественника на людях.


2 августа немцы вторгаются в Люксембург, через день вторгаются в Бельгию. Бельгийцы вовсе не собираются послушно поднимать руки, но против огромной армии вторжения они были бессильны. Полуторамиллионная армада сметает на своем пути любое сопротивление. Немецкие сапоги топчут мирные луга Бенилюкса, рев осадной артиллерии заглушает все иные звуки. Крепость Льеж, щит Бельгии, пала после отчаянного сопротивления. Бельгийцам удалось отбить первые удары, но затем град снарядов стер укрепления с лица земли. Немецкий офицер вспоминал: «Когда я со своими солдатами подошел к тому месту, где еще только что стоял мощный форт, то увидел картину, напоминающую альпийский ландшафт: многочисленные осколки почти до основания разрушенных стен казались галькой горной реки».


20 августа к ногам немцев падает Брюссель. Немцы действуют с той степенью эффективности и безжалостности к населению, какую принято считать атрибутом вермахта и СС во Вторую мировую. Подозреваемые в причастности к партизанскому движению расстреливаются на месте. Культурный центр Бельгии, Лувен, сжигается до основания вместе с огромной библиотекой в четверть миллиона томов. Линия защиты бельгийцев разваливается. За их спинами французы и высадившийся на континенте английский корпус выстраивают новую линию фронта. Попытки французских войск перейти в контрнаступление провалились. Война еще только начиналась, и действия французов выглядели по меркам ее середины безумно: контрудар велся в полный рост с развернутыми знаменами при звуках труб. Шеренги этих несчастных косил пулеметный огонь. Немцы вышли на французскую границу и развивали наступление дальше, обходя Париж. Двадцатые числа августа стали временем кошмара для союзных армий. Немцы шли тараном, и на этот таран союзники плескали войсками как водой.

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Война на западе

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост
Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост
Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост
Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Все это время посол Франции в России Морис Палеолог буквально бомбардировал русскую ставку призывами о помощи. Положение на Западном фронте действительно было отчаянным. Попытки остановить немцев, опираясь на реки как на естественные рубежи, не удались. Немцы быстро захватывали плацдармы, вынуждая союзников откатываться. Вдобавок взаимодействие между англичанами и французами откровенно хромало, армии воевали вразнобой. Немцев тоже выматывали напряженные маневренные бои, они несли тяжелые потери, но их общее превосходство в силах позволяло продолжать наступление. Положение было опасным, и русским действительно следовало как можно скорее перейти к активным действиям, чтобы снять часть бремени с трещащих плеч союзников. Тем более, все отлично понимали, что крушение Франции быстро вызовет появление свежих дивизий на русском фронте.


Уже 10 августа ставка посылает приказ Северо-Западному фронту: «Германия направила свои главные силы против Франции, оставив против нас меньшую часть своих сил. Необходимо в силу союзнических обязательств поддержать французов ввиду готовящегося против них главного удара германцев. Армиям Северо-Западного фронта необходимо теперь же подготовиться к тому, чтобы в ближайшее время, осенив себя крестным знамением, перейти в спокойное и планомерное наступление».

Шаг в бездну. РИ вступает в ПМВ Cat_cat, История, Первая мировая война, Россия, Российская империя, Война, Длиннопост

Юный Владимир Литтауэр, ещё не эмигрант и не белогвардеец, один из первых русских офицеров, перешедших немецкую границу


17 августа, когда на Западном фронте громыхали залпы Приграничного сражения, русские войска вступили в Восточную Пруссию. Еще прежде того в Германию вступили передовые отряды кавалерии для прощупывания германских позиций и разведки. Люди еще не полностью осознали, что находятся на войне. Отряд гусар под командой ротмистра Владимира Литтауэра был обстрелян возле приграничной немецкой деревушки. Услышав странные свистящие и чмокающие звуки, унтер-офицер вопросил командира: «Что это такое, ваше благородие?» —

«Полагаю, это пули», — беспечно ответил Литтауэр.

Лишь некоторое время спустя, когда к всадникам прискакал вестовой, раненный в грудь, и сообщил, что уже несколько человек отправлены в госпиталь после стычек с германцами, а один ротмистр убит, молодой гусар осознал, что игры кончились.


Игры действительно кончились. На немецкой стороне горели деревни и хутора. Полыхали поля. Русская армия пересекала границу и входила в Германию. Для Российской империи в полную силу началась война. Ее последняя война.


Источник: https://vk.com/wall-162479647_99659

Автор: Евгений Норин. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257696437

Личный хештег автора в ВК - #Норин@catx2, а это наше Оглавление Cat_Cat (31.12.2019)

Оригинал взят отсюда: https://sputnikipogrom.com/ww1/17120/into-the-abyss/

Показать полностью 22
61

44 выпуск журнала "Огонекъ" , 1916 год

44 выпуск журнала "Огонекъ" , 1916 год Российская империя, Первая мировая война, История

На обложке изображен солдат РИА с множеством немецких дубинок, найденых в сданном германском окопе.


Подобные дубинки использовались немцами для добивания русских солдат отравленных газом.

184

Хиосское и Чесменское сражения, или как граф Орлов турков бил

Эти два знаменательных сражения произошли в период русско-турецкой войны 1768-1774 годов и являются прекрасными примерами уничтожения двукратно превосходящего противника. Но обо всём по порядку.


Вводная


Спустя некоторое время после начала русско-турецкой войны в 1768-ом году правительством Российской империи из Балтийского в Средиземное море были одна за другой снаряжены и отправлены пять эскадр, главнокомандующим которых был назначен влиятельный политик, граф Алексей Орлов, которому и принадлежала идея организации данной экспедиции.


Перед флотом Орлова стояло две основные цели: отвлечь турецкий флот от боевых действий в Черном море, а также помочь греческим и албанским повстанцам в борьбе против турок.


Активные действия русского флота начались в феврале 1770-ого года с захвата Аркадии и других регионов в Спарте совместно с греческими повстанцами, а уже в апреле совместными силами была взята крепость Наварин — впоследствии важная база для русского флота в этом регионе.


Тем не менее, решительного успеха повстанцы совместно с русскими не имели. Причиной этому послужила как слабая организованность греческих повстанцев, которые зачастую даже не имели единого командования, так и наличие у турок достаточно сильного флота, который позволял им регулярно получать свежие силы и припасы.


В связи с этим, Орлов принял решение вступить в бой с турецким флотом, намереваясь разбить его в решающем сражении. Объединившись с эскадрой Эльфинстона, которая только прибыла в регион, Орлов немедленно отправился к острову Хиос, в котором базировалась турецкая эскадра.

Хиосское и Чесменское сражения, или как граф Орлов турков бил Cat_cat, История, Длиннопост, Корабль, Бой, Граф Орлов, Российская империя, Турция

Именно в этом узком проливе между материковой Османской империей и островом Хиос находилась турецкая эскадра


Хиосский бой

Хиосское и Чесменское сражения, или как граф Орлов турков бил Cat_cat, История, Длиннопост, Корабль, Бой, Граф Орлов, Российская империя, Турция
Хиосское и Чесменское сражения, или как граф Орлов турков бил Cat_cat, История, Длиннопост, Корабль, Бой, Граф Орлов, Российская империя, Турция
Хиосское и Чесменское сражения, или как граф Орлов турков бил Cat_cat, История, Длиннопост, Корабль, Бой, Граф Орлов, Российская империя, Турция

Граф Алексей Орлов, шотландец на русской службе Джон Эльфинстон, и Григорий Спиридов — командующие русским флотом при Хиосе и Чесме.


24-ого июня, около шести утра, русский флот вошёл в Хиосский пролив, встретив турецкие корабли, стоявшие на якоре у азиатского берега пролива. Всего турецкий флот насчитывал 16 линейных кораблей, 6 фрегатов, 6 шебек, 13 галер и 32 малых и вспомогательных судов (в основном — переоборудованные торговые судна). Построены турки были в две параллельные линии, упиравшиеся в берега пролива.


В свою очередь, русский флот имел порядка 9 линейных кораблей, 3 фрегата, 1 бомбардирский корабль, 1 пакетбот (почтовое судно), 3 пинка (плоское трёхмачтовое судно, аналогичное бригу) и ещё 13 более мелких судов. Линейные корабли были разделены на три равных отряда: авангард во главе со Спиридовым, центр (или же кордебаталия) под командованием самого Орлова, и арьергард во главе с Эльфинстоном.


Позже в своём докладе в Петербург А.Г. Орлов писал: «Увидя оное сооружение, ужаснулся я и был в неведении, что мне предпринимать должно, но храбрость войск… принудила меня решиться и, несмотря на превосходство сил, отважиться атаковать, пасть или истребить неприятеля…». Во многом решению напасть на противника способствовала решительность и настойчивость командующего авангардом Спиридова.


В 11:30 по сигналу русская эскадра начала сближение с турецким флотом. Решение русских выстроить флот перпендикулярно строю противника было палкой о двух концах: c одной стороны, это позволило бы нанести быстрый и мощный удар, разрезав строй противника, а с другой, судна в авангарде подвергались серьёзной опасности, так как не имея возможности вести ответный огонь, сами были вынуждены переносить обстрел сразу нескольких вражеских суден. Кроме того, русский флот получает приказ: открывать огонь только с дистанции мушкетного выстрела (100-150 метров).

Хиосское и Чесменское сражения, или как граф Орлов турков бил Cat_cat, История, Длиннопост, Корабль, Бой, Граф Орлов, Российская империя, Турция
Хиосское и Чесменское сражения, или как граф Орлов турков бил Cat_cat, История, Длиннопост, Корабль, Бой, Граф Орлов, Российская империя, Турция

Схемы Хиосского сражения, красивая и не очень.


В 12 часов турки открыли огонь по кораблям стремительно приближающегося русского авангарда. В результате полученных повреждений первым выходит из строя линейный корабль «Европа», которого тут же заменяет «Святой Евстафий» с адмиралом Спиридовым на борту.


Сблизившись с противником, Спиридов использовал излюбленный впоследствии приём Ушакова — атака флагманского корабля противника с максимально близкой дистанции. В результате обстрела флагмана «Бурдж-у-Зафер», на последнем начался стремительно разрастающийся пожар. В то же время, потерявший управление «Святой Евстафий» был принесён подводными течениями вплотную к горящему кораблю турок. Не найдя иного выхода, русские моряки пошли на отчаянный абордаж, уничтожая оставшихся на корабле турков и пытаясь потушить всё более опасный пожар, охвативший уже большую часть «Бурдж-у-Зафера».


О отчаянности русской атаки свидетельствует и такая история: один из русских матросов, прорываясь к флагу «Бурдж-у-Зафера» был ранен пулей в правую руку, но всё равно продолжал идти к турецкому знамени. Когда же он попытался ухватиться левой рукой, ему нанёс удар саблей турок. И всё же, этот матрос вцепился в неприятельский флаг зубами и уже его не отпустил.


Увы, их усилия оказались напрасны. Горящая мачта с турецкого флагмана упала прямо на палубу «Евстафия», вызвав на нём новый пожар. Вскоре после этого быстро разросшееся пламя добралось и до крюйт-камеры. Гордость русского флота, 68-х пушечный линейный корабль «Святой Евстафий» разлетелся в щепки, а вскоре после него взлетел на воздух и флагман турков.


Успевший спастись с бывшего флагмана Спиридов переправился на третий корабль авангарда «Три святителя», откуда продолжил командовать боем. Вместе с тем, напуганные взрывом собственного флагмана турки начали в панике рубить якорные канаты и отступать в находящуюся рядом Чесменскую бухту, пользуясь невозможностью преследования с русской стороны.


Итогом Хиосского боя стала гибель «Святого Евстафия» c русской стороны и «Бурдж-у-Зафера» со стороны турок. Потери русских составили порядка 620-ти матросов, в то время как турки потеряли более 800 человек.

Хиосское и Чесменское сражения, или как граф Орлов турков бил Cat_cat, История, Длиннопост, Корабль, Бой, Граф Орлов, Российская империя, Турция

Картина Айвазовского, изображающая момент столкновения русского и турецкого флагманов.


Чесменское сражение


После того, как турецкий флот окончательно скрылся в укреплённой Чесменской бухте, на военном совете русское командование приняло решение блокировать турецкий флот, а потом атаковать его при помощи брандеров.


На протяжении всего 25-го июня русские обстреливали турецкие корабли и береговые батареи, оказывая психологическое давление на последних. Кроме того, большая часть дня была потрачена на оборудование брандеров: так, из четырёх вспомогательных греческих суден русские сделали брандеры, наполненные зажигательными веществами и порохом.


Главный же удар по турецкому флоту был назначен на ночь. Согласно плану, четырём линейным кораблям, двум фрегатам и ещё четырём брандерам во главе с линейным кораблем четвертого ранга «Европой» необходимо было войти в Чесменскую бухту и немедленно атаковать турецкий флот. В то время как более крупные корабли должны были обстреливать турецкие суда, группе брандеров необходимо было подойти вплотную к противнику и поджечь как можно больше кораблей.

Хиосское и Чесменское сражения, или как граф Орлов турков бил Cat_cat, История, Длиннопост, Корабль, Бой, Граф Орлов, Российская империя, Турция

Схема Чесменского боя


Войдя в бухту примерно в час ночи, русские корабли сразу встретили серьёзный отпор со стороны турков, в особенности их батарей, которые смогли нанести некоторый урон русским линейным кораблям. Тем не менее, все суда заняли свои позиции, а вскоре с линейного корабля «Ростислав» были выпущены три сигнальные ракеты — сигнал о начале атаки брандеров.


Впрочем, у брандеров всё тоже пошло далеко не гладко: два брандера даже не смогли добраться до цели (один сел на мель, другой же был расстрелян галерами), третий сцепился с уже горевшим кораблём, и лишь четвёртый брандер смог достичь цели, создав новый, большой очаг пожара на крупном турецком корабле.


В купе с небольшими пожарами, созданными при помощи обстрела зажигательными, новое пламя довершило судьбу турецкого флота. Из-за множества стоящих вплотную друг к другу кораблей пламя распространялось слишком стремительно, и уже к четырём часам утра большая часть турецкого флота горела, а турецкие линейные корабли одни за другим взлетали на воздух.


Тогда же, приблизительно в четыре часа утра русскими были отправлены шлюпки, дабы захватить ещё не горевшие турецкие суда. Однако из-за огромных масштабов пожара удалось захватить лишь один 56-пушечный корабль «Родос», который вскоре пополнил русскую эскадру.

Хиосское и Чесменское сражения, или как граф Орлов турков бил Cat_cat, История, Длиннопост, Корабль, Бой, Граф Орлов, Российская империя, Турция

Зарево горящего турецкого флота.


К восьми часам утра турецкий флот был окончательно уничтожен. Удовлетворенный результатом, Орлов скомандовал возвращаться обратно к берегам Греции, для пополнения припасов и ремонта кораблей.


Потери и последствия


Несомненно, победа русских была абсолютной. Турецкий флот лишился пятнадцати линейных кораблей, четырёх фрегатов, пяти галер и нескольких десятков более мелких суден. Турки так же лишились жизней от десяти до одинадцати тысяч моряков.


Русские, в свою очередь потеряли линейный корабль «Святой Евстафий», четыре греческих брандера и около шестисот человек убитыми. Примечательно, что лишь двадцать человек было потеряно во время атаки брандерами, остальные же потери русский флот понёс в Хиосском бою.


Русские флотоводцы были щедро вознаграждены за свой успех — адмирал Спиридов был пожалован орденом Святого Андрея Первозванного, граф Федор Орлов и командор Грейг получили орден Святого Георгия 2-й ст., а 3-й степени ордена Святого Георгия были удостоены капитаны Федот Клокачев и Степан Хметевский, ряд офицеров, в том числе и командиры всех брандеров, получили крест ордена Святого Георгия 4-й ст. Главнокомандующий граф Орлов получил приставку к фамилии «Чесменский», чин генерал-аншефа и высшую степень ордена Святого Георгия.


Благодаря этой значительной победе турецкий флот был вынужден перейти от наступательных действий к оборонительным, сосредоточившись на защите своих проливов и наиболее важных прибрежных городов. Теперь турецкие корабли не несли практически никакой угрозы для русской эскадры в Эгейском море, отчего ход войны в для греческих повстанцев значительно улучшился.


Столь значительная потеря для Османской империи сыграла роль и при подписании мирного договора спустя четыре года. Лишённая львиной доли своих кораблей, Порта была вынуждена идти на большие уступки.

Хиосское и Чесменское сражения, или как граф Орлов турков бил Cat_cat, История, Длиннопост, Корабль, Бой, Граф Орлов, Российская империя, Турция

Что же до тактической оценки Чесменского и Хиосского боя, тут проявляется множество тактических приёмов, во многом напрямую противоречащих укоренившейся тогда тактике линейного боя. Примером этого является в первую очередь концентрированная атака по вражескому флагману, а также решение построить свою эскадру перпендикулярно боевой линии противника. Линейная же тактика тех времён, напротив, утверждала, что к противнику надо выстроиться строго параллельно.


Необходимо так же подчеркнуть решительность главы авангарда Спиридова, благодаря которому русский флот действовал стремительно и эффективно. Во многом благодаря ему турецкий флот был вынужден скрыться в Чесменской бухте, подписав себе приговор.


Вот так вот. Спасибо за внимание.


Источник: Cat_Cat. Автор: Антон Передерий.

Личный хештег автора в ВК -  #Передерий@catx2

_____________________

Оглавление Cat_Cat (02.12.2019)

Показать полностью 10
157

История Галлиполийского провала Уинстона

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Высадка новозеландцев на один из пляжей галлиполийского полуострова, 1915

Планы операции по захвату проливов Босфор и Дарданеллы, уже долгое время принадлежавших Османской империи всплывали в головах генералов многих стран. Над ними размышляли и в русском Генштабе, и в Лондоне, ведь прямая связь между Средиземным и Чёрным морями давала мощный толчок к торговле. Для нас был важен прямой проход в Средиземноморье, где можно было бы торговать с огромным количеством стран, а англичанам нужно было найти более короткие пути для связи с Ираном, приносившим Британской империи большие деньги с добычи нефти. При этом никто долгое время не решался на реализацию операции по захвату проливов во многом из-за того, что система оборонительных укреплений, выстроенная на берегах, просто не позволяла взять их штурмом, а осада со стороны моря была невозможна, поскольку к обороняющимся по суше можно было бы безостановочно подвозить боеприпасы и снабжение. Тем не менее к осени 1914 года данная идея вновь всплыла в головах командующих, после чего уже 2 января 1915 года Великий князь Николай Николаевич запросил у Лондона начало данной операции, чтобы Союзники своей атакой оттянули часть сил турецкой армии с Кавказского фронта. 3 января произошло совещание Уинстона Черчилля (на тот момент Первого Лорда Адмиралтейства) и Горацио Китченера (военного министра), на котором было принято решение поддержать инициативу Петрограда. Уже к 11 числу был готов окончательный план операции, содержавший четыре фазы:


- Уничтожение внешних оборонительных систем проливов;


- Разминирование минных полей, поставленных турками;


- Уничтожение внутренней системы фортов;


- Прорыв через пролив Босфор в Чёрное море.

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Жёлтым отмечен пролив Дарданеллы, красным - Босфор

Скажу сразу, что не знаю, на что надеялись вояки из Лондона, но эта операция была чистейшим самоубийством и флота, и армии. Из всех 45 надводных кораблей, способных участвовать в артиллерийской атаке на форты, все надежды были возложены на один единственный линкор «Queen Elizabeth», обладавший 15-дюймовыми орудиями. Орудия остальных кораблей скорее всего не смогли бы пробить стены большинства фортов. При этом самых современных тяжёлых корабля в штурмовой эскадре было целых два. Кроме линкора был ещё один линейный крейсер «Inflexible», построенный незадолго до войны. Весь остальной состав эскадры был представлен 5 лёгкими крейсерами, 22 эсминцами, 16 броненосцами, подлодками, тральщиками и даже авианосцем. Золотая коллекция рухляди Союзников, представленная 16 броненосцами, была направлена именно сюда, поскольку британское морское командование прекрасно понимало, что в борьбе с немецким Флотом открытого моря у них точно возникнут некоторые проблемы. Уж лучше старинные броненосцы, созданные ещё до русско-японской войны, чем просто ничего.

«The price to be paid in taking Gallipoli wd no doubt be heavy, but there wd be no more war with Turkey (Цена, которую мы заплатим за захват Галлиполи, однозначно будет высока, но при этом больше не будет и войны с Турцией) » - Уинстон Черчилль, 1915.

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Панорама союзной эскадры на пути к проливам

Чтобы совсем лишить операцию шансов на успех 28 января 1915 Военный совет принял решение, что флот при попытке прорыва будет действовать без поддержки армии. Подобный выстрел себе в ногу вынуждал флот своими собственными силами подавлять все батареи и форты турецкой армии, расположенные по обоим берегам Дарданелл, что было действительно большой проблемой, учитывая что неповоротливые линкоры и броненосцы становились лёгкой добычей в достаточно узком проливе. Самый сок в том, что о подготовке операции узнали и в Стамбуле, начав переброску дополнительных артиллерийских частей к зоне предполагаемого прорыва.

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Структура турецкой оборонительной системы на момент начала операции

Во второй половине февраля британцы прощупывали силу оборонительных линий турок, параллельно пытаясь убрать минное заграждение, для того чтобы в пролив можно было завести тяжёлые корабли, но особого успеха достичь не удалось. К середине марта у турецких артиллеристов начались перебои с поставками снарядов, из-за чего было принято решение о том, что операция начнётся 18 марта. Изначально командовал эскадрой адмирал Саквилль Карден, однако из-за сильного стресса 57-летний командующий был сменён Джоном де Робеком. Он и повёл на убой силы англо-французской эскадры.

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Именно на долю этого дядечки с добрым лицом выпала участь бессмысленно отправить на дно четыре тяжёлых корабля эскадры

Утром 18 марта 1915 года союзные силы вошли в пролив. Сразу же на них обрушился град артиллерийских снарядов, некоторые корабли подорвались на минах, вскоре после чего был объявлен приказ об отходе сил Союзников. При этом стоит отметить, что эскадра оборонялась достойно, выведя из строя системы связи, дороги и часть орудийных расчётов крепостей, что позволило им сократить возможные потери, которые они могли понести при отступлении. Как итог, в ходе боя были потеряны два французских броненосца «Bouvet» (подорвался на мине и перевернулся, унеся с собой на дно 639 из 674 членов экипажа) и «Galois» (подорвался на мине и был выброшен на берег) и ещё два британских «Irresistible» (подорвался на мине и затонул) и «Ocean» (был отправлен на помощь «Irresistible», но подорвался на мине и был оставлен экипажем, после чего затонул). «Suffren», «Agamemnon» и «Inflexible» получили серьёзные повреждения и покинули пролив ещё до приказа об отводе кораблей. Причиной множественных подрывов на минах стало то, что на многих минных тральщиках команды состояли из гражданских (да, ваши глаза вас не подводят, именно гражданских), которые начали бегство после первых же залпов турецких береговых батарей. Именно из-за этого не было своевременно обнаружено одиннадцатое минное заграждение, поставленное параллельно азиатскому берегу Дарданелл одним единственным минным заградителем и похоронившее оба французских броненосца.

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Гибель броненосца «Irresistible» после подрыва на мине

Тут до британского командования неожиданно доходит, что нужно сначала подавить батареи, а потом уже лезть в артиллерийский мешок. В связи с этим была начата подготовка десанта на обе стороны пролива, в которой должны были участвовать войска не только Франции и Соединённого Королевства, но и Индии, Сенегала и АНЗАК (Австралийский и новозеландский армейский корпус). Общая численность сформированного Средиземноморского экспедиционного корпуса составила порядка 80 тысяч человек и 178 орудий. Его задачей была высадка на оконечность Галлиполийского полуострова с последующим прорывом к батареям, которые должны были быть уничтожены пехотой.

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Система турецких укреплений на момент начала высадки союзного десанта

25 апреля началась первая волна десанта. Англоязычные бойцы высадились на европейский берег, где, понеся большие потери, они всё-таки смогли закрепиться. Французы же атаковали укрепления на азиатском берегу, где им закрепиться не удалось, и начиная с 26 апреля все основные боевые действия происходили только на европейской стороне пролива. Интересно отметить, что во французском десанте принимала участие штурмовая группа крейсера «Аскольд», ветерана русско-японской войны, когда-то входившего в состав 1-ой Тихоокеанской эскадры и пережившего ту войну благодаря интернированию в Шанхае. Этот крейсер вместе с другим ветераном русско-японской «Жемчугом» вскоре после начала Первой мировой по инициативе командующего Сибирской флотилией контр-адмирала фон Шульца был включён в состав объединённой международной эскадры, действовавшей в Индийском и Тихом океанах, где они смогли поучаствовать в охоте на немецкий «Эмден». После чего их пути разделились: «Аскольд» ушёл в Средиземное море, а «Жемчуг» конвоировавший торговые суда был подло потоплен во время ночной атаки «Эмдена» в гавани Пинанга, что в Малайзии.

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Газетная статья о действиях крейсера «Аскольд» в Средиземном море

Вернёмся к десанту в Галлиполи. После первого дня операции Средиземноморский экспедиционный корпус потерял, вы только вдумайтесь, 18 тысяч солдат убитыми, ранеными и пленными. На Omaha beach 6 июня 1944 года было потеряно 10 тысяч бойцов, а здесь целых 18. На этом моменте, я думаю, уже можно было задуматься о целесообразности происходящего, но пока что операция продолжалась. Десант на мысе Хеллес можно считать одним из самых удачных за всю операцию, поскольку в ходе штурма удалось отодвинуть турок от берега на расстояние до 4 миль, после чего наступление завязло и попытки взять деревеньку Крития, являвшуюся важным опорным пунктом на мысе, так и не увенчались успехом.


Похожим образом шли дела и у АНЗАКа, который смог захватить небольшой плацдарм на побережье, но гористая местность, обороняемая турками, не позволяла его быстро расширить. Из-за этого большое количество союзных войск буквально шло широкой волной в горы. Стоит отметить, что несмотря на сложные условия Союзники понесли меньшие потери, чем отряды под командованием Мустафы Кемаля (того самого будущего Ататюрка) и смогли удержать позицию вплоть до эвакуации в декабре 1915. Здесь убитыми и ранеными австралийцы и новозеландцы потеряли 8,7 тысячи солдат, в то время как турки более 14 тысяч.

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Карта первых трёх (если считать французскую) десантных операций. Оригинал в хорошем качестве

Несмотря на постоянно растущие потери британско-французское командование решает попытать удачи ещё раз и после переброски дополнительных подкреплений решает организовать высадку в бухте Сувла. Именно здесь во весь голос прозвучат два имени: Мустафы Кемаля и Норфолкского полка. Мустафа Кемаль сможет героически отбросить Союзников от захваченных во время высадки позиций на прибрежных высотах, а тот самый полк погибнет в практически полном составе 12 августа. О том, что же на самом деле произошло с полком мы поговорим в следующий раз, а пока скажу, что все надежды, возложенные на операцию в бухте Сувла, так и не оправдались, а вплоть до декабря 1915 года на Галлиполийском полуострове стороны не предпринимали активных попыток вести боевые действия. В конце декабря союзным командованием было принято решение об эвакуации оставшихся солдат и сворачивании операции. 9 января 1915 года последний солдат Антанты покинул берега Босфора, отправившись на запад к новым трагедиям и потрясениям.

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Мустафа Кемаль (слева)

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Турецкий генерал Мехмед Паша (слева)

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Полковник Лесли Моршид (справа)

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

И простые офицеры с солдатами по обе стороны фронта

История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция
История Галлиполийского провала Уинстона Cat_cat, История, Длиннопост, Первая мировая война, Уинстон Черчилль, Галлиполи, Турция

Более 300 тысяч солдат Союзников погибли или получили ранения во время Дарданелльской операции. На 50 тысяч меньше пострадало со стороны Турции.


Уинстон Черчилль подал в отставку с поста Первого Лорда Адмиралтейства в ноябре 1915. Мустафа Кемаль сделал себе имя на поле боя. Скоро имена этих двух персонажей будут звучать чуть ли не на каждом углу, но пока что они ещё лишь делают свои карьеры. Самое интересное ещё впереди. До новых встреч в следующих частях моего рассказа!

Источник: Cat_Cat. Автор: Андрей Лебедев.


Личный хештег автора в ВК - #Лебедев@catx2

Показать полностью 14
89

Брусиловский Прорыв. Последняя крупная победа Российской Империи.

Возможно, вам будет скучновато читать данный пост, однако я искренне надеюсь что кому-то он придется по вкусу, а кому-то чем-то даже поможет.

Подготовка к наступлению

В 1916 году Первая мировая война достигла своего пика. Несмотря на мобилизацию огромных людских и материальных ресурсов, на колоссальные потери, никто из противников не добился успеха, дающего надежду на победу. Оборона обеих сторон была практически непреодолимой, любые активные действия обрекались на неудачу. Но для того, чтобы победить в войне, нужно было наступать, а повсюду — позиционный тупик.

Против немцев и австрийцев русские имели три фронта — Северный (генерал Куропаткин), Западный (генерал Эверт) и Юго-Западный (генерал Брусилов). Северный и Западный имели двойное преимущество в живой силе над противником, что диктовало и направление главного удара. Его должен был нанести Западный, а вспомогательные удары — Северный и Юго-Западный фронты. Но и Эверт, и Куропаткин были против наступления, считая его обреченным на провал. Выход из позиционного тупика увидел генерал Брусилов. 15 мая австрийцы нанесли тяжелое поражение итальянцам. Стоя на грани катастрофы, те просили помочь, оттянув наступлением Юго-Западного фронта силы Австро-Венгрии. Русская Ставка согласилась, указав, что дополнительных сил Брусилову выделить не сможет.

Брусилов принял командование Юго-Западным фронтом в марте 1916 года. Протяженность фронта составляла 550 км, он включал в себя четыре армии — 7, 8, 9 и 11-ю (534 000 штыков, 60 000 сабель, 1770 легких и 168 тяжелых орудий).

Брусиловский Прорыв. Последняя крупная победа Российской Империи. История, Длиннопост, Первая мировая война, Российская империя

Брусилову противостояли четыре австрийских и одна немецкая армия (448000 штыков, 38000 сабель, 1300 легких и 545 тяжелых орудий). Небольшой численный недостаток враг с лихвой компенсировал обилием техники и мощью обороны. Он готовил ее 9 месяцев, она состояла из 3 полос на расстоянии 5 км одна от другой. Самой мощной была первая глубиной 1,5−2 км с опорными узлами, дотами, отсечными позициями, заводящими противника в «мешок» для истребления. Окопы с бетонными козырьками, глубокие блиндажи с железобетонными сводами, пулеметы под бетонными колпаками. Лес колючей проволоки до 16 рядов, через нее пропускался ток, подвешивались бомбы, ставились мины. Предполье усеяли фугасы, засеки, волчьи ямы, рогатки. В австрийских окопах русских ждали огнеметы. За первой полосой были еще две послабее.

Брусилов решил атаковать каждой из своих армий. Это распыляло силы, но и противник лишался возможности перебрасывать резервы. В зависимости от важности задач эти армии обладали разной силой. Треть пехоты и половину тяжелой артиллерии фронта Брусилов сосредоточил в правофланговой 8-й армии генерала Каледина для удара на Луцк и Ковель. Вторая по мощи левофланговая 9-я армия генерала Лечицкого нацелилась на Черновицы и Коломыю. Небольшие 7-я и 11-я армии в центре должны были сковать врага. Брусилов дал командующим свободу выбора участков прорыва, на которых было создано превосходство над противником в живой силе в 2,5 раза и в артиллерии в 1,5 раза.

Операцию готовили 1,5 месяца. Копая землю ночами, подошли траншеями к противнику на 100−200 м, чтобы достать до него одним броском. Оборудовали основные и запасные огневые позиции, КП и НП. Тщательно вели разведку. Была произведена аэрофотосъемка всего неприятельского фронта, снимки переносились на карту, увеличивались, размножались. Сотни наблюдателей круглосуточно выявляли огневые точки, батареи. Данные дополняли агентурная разведка, опрос пленных, перебежчиков. Командиры всех звеньев получили планы своих участков с точным расположением позиций противника, скрупулезно готовились на местности, выезжали на передовую. Артиллеристы приборами определяли расстояние от своих будущих позиций до целей, намечали ориентиры, рассчитывали данные для стрельбы. Пристрелку вели одиночными выстрелами отдельных орудий, чтобы не насторожить неприятеля. В тылах всех армий были оборудованы учебные городки с укреплениями, подобными тем, которые предстоит брать, и бойцы усиленно тренировались их преодолевать. Конечно, скрыть подготовку такого масштаба невозможно, но Брусилов запутал противника, не дав определить, где будет главный удар. Из-за размаха инженерных работ казалось, что русские зарываются в землю для обороны. Войска скрытно сосредотачивались в тылу. Перемещения осуществляли ночами, контролеры следили за мерами светомаскировки. Ударные группы вышли на исходный рубеж за несколько дней, артиллерия — лишь за сутки до удара.

Артиллерийское наступление. Начало атаки

4 июня в 3 часа ночи началась артподготовка. Ее мощность рассчитали индивидуально, огонь длился от 6 до 45 часов. На Луцком направлении с очень сильными укреплениями артилерия не затихала 29 часов. В проволочных заграждениях было сделано достаточно проходов, 1-я полоса обороны совершенно сметена. Держа темп огня, батареи стреляли не по отмашкам офицеров, а так: наводчики, держась за шнуры и глядя друг на друга, били очередью за правофланговым орудием. Изучив тактику обороны врага, нанесли ему максимум потерь еще до начала атаки, дважды ложно прекращая обстрел 1-й полосы. Обычно это означает, что атакует пехота. Австрийцы бежали из укрытий в окопы, к пулеметам, а огневой вал возвращался. На третий раз противник уже не решился покидать укрытия, и подоспевшая пехота массами брала затаившихся в плен, чем и объясняется их огромное количество.

Между артподготовкой и штурмом не было ни секунды перерыва. Тяжелая артиллерия переносила огонь в глубину, на 3-ю линию обороны. Легкая била по объектам до последнего момента, а когда пехота врывалась в них, часть батарей отсекала контратаки с фронта и флангов, а часть шла вслед за пехотой, пробивая снарядами ей путь. Это была главная тактическая новинка — впервые в Первой мировой войне появилась и на «отлично» сработала артиллерия сопровождения пехоты, самостоятельность и выживаемость которой сразу повысились. Прежде она несла большие потери под огнем неприятеля. Но стреляя, он неизбежно раскрывает себя — сейчас орудия «гасили» вражеские пушки и пулеметные гнезда после их первых выстрелов.

Брусиловский Прорыв. Последняя крупная победа Российской Империи. История, Длиннопост, Первая мировая война, Российская империя

Фронт лопнул сразу на 13 участках, прорыв расширяли в сторону флангов и в глубину. Позаботились о закреплении на взятых позициях и непрерывности наступления, чтобы впавший в панику враг не организовал активных контрмер. Для этого наступавшая пехота делилась на «волны атаки». Каждый полк образовывал 4 волны, идущих одна за другой на дистанции 150−200 шагов, интервал между бойцами 5 шагов. Вооруженные гранатами, пулеметами, дымовыми шашками, ножницами для резки проволоки первые две волны брали первый окоп, не задерживались, атаковали второй, где и закреплялись. Это делалось с учетом тактики противника. Он обычно открывал огонь по прорвавшимся и застрявшим на первом окопе русским. Затем тяжелые батареи отсекали подход помощи — и мощным контрударом прорвавшиеся истреблялись. Но теперь в каждой роте была штурмовая группа из наиболее ловких солдат. Идя в голове атаки, они гранатами и массированным ружейно-пулеметным огнем ликвидировали огневые точки, расчищая путь наступающим товарищам. Третья-четвертая волны быстро перекатывались через первые две, свежими силами брали третий окоп и артиллерийские позиции. Этот метод потом стал широко использоваться под названием «атака перекатами».

Идеально сработал 6-й корпус, с ходу взяв все три линии окопов, разгромив при этом не австрийцев, а немцев. Все было сделано так четко, что тех не спасли и глубокие убежища, ставшие ловушками. Русские были тут как тут, вниз полетели гранаты, дымовые шашки, выживших почти не было. Сидевшие в уцелевших убежищах солдаты спешно сдавались. Став у входа, русский «чистильщик» при отказе сдаться или даже промедлении метал внутрь ручные гранаты. Быстро это поняв, противник расторопно лез наверх с поднятыми руками. Пленные давали такую картину потерь: в 1-й линии окопов — 85 процентов убитых и раненых и 15 процентов пленных; во 2-й линии — по 50 процентов каждой категории; в 3-й линии — все 100 процентов пленных.

Взятие Луцка

Самого значительного успеха добилась 8-я армия с ее наибольшей плотностью атакующих, фронт каждой дивизии составлял всего 2,5 версты. Она вклинилась между 2-й и 4-й австрийскими армиями (последнюю разгромили наголову к 15 июня), уже в первые дни достигнув таких успехов, как ни одна из союзных армий ни разу: на фронте в 80 км австрийские позиции были прорваны до 30 км в глубину.

За первые дни ожесточенных боев войска отбросили врага за реку Стырь, после чего 7 июня 16-й стрелковый полк Железной дивизии ворвался в Луцк на плечах бегущего неприятеля. Полностью Луцк был взят после тяжелого ночного боя частями 15-й пехотной дивизии ген. П. Н. Ломновского (8-й корпус) и 4-й стрелковой дивизии (40-й корпус) ген. А. И. Деникина. Одним из первых в Луцк ворвался командир 15-й автомобильной пулеметной роты георгиевский кавалер штабс-капитан Сыробоярский, тяжело раненный в бою за Луцк.

Брусиловский Прорыв. Последняя крупная победа Российской Империи. История, Длиннопост, Первая мировая война, Российская империя

Штурм Черновиц

11-я и 7-я армии фронт тоже прорвали, но враг их наступление приостановил. Брусилов не стал снимать резервы с других направлений, а приказал: «Стоять насмерть! Всех дыр не закроешь. Проломить в нужном месте, а в других враг и сам не выдержит, побежит».

9-я армия перемолола 7-ю австрийскую армию, к 13 июня прорвалась на 50 км, 18 июня штурмом взяла Черновицы, названые за неприступность «вторым Верденом»: сплошной железобетон, джунгли колючей проволоки с пропущенным током, артиллерия вплоть до калибра 305 мм. Враг мог еще долго обороняться, но сломался морально. Началась паника. Взорвав мосты через Прут, гарнизон жег и взрывал склады, эшелоны на путях, тяжелые батареи. Город пал, оказался взломанным весь южный фланг австрийского фронта. Враг откатывался столь поспешно, что взрывал мосты, оставляя своих на русском берегу.

Наступление на Ковель

Преследуя беспорядочно отступающего врага, Юго-Западный фронт вышел на оперативный простор. Брусилов пошел на Ковель — важнейший транспортный узел. Чтобы сдержать его, крепнущий противник перебрасывал в Галицию австрийские дивизии с итальянского, германские с западноевропейского, других участков Восточного и даже турецкие с греческого фронта, всего 31 пехотную и 3 кавалерийские дивизии (400 тысяч штыков и сабель). Однако начатый 29 июня контрудар австро-германских войск против 8-й армии не достиг успеха. Наоборот, австро-германские войска были сами разбиты и отброшены за реку Стырь, где и закрепились, отбивая русские атаки.

В это же время Западный фронт откладывал нанесение, предписанного ему Ставкой, главного удара. С согласия начальника штаба верховного главнокомандующего генерала М. В. Алексеева генерал Эверт отложил дату наступления Западного фронта до 30 июня. Частная атака 1-го гренадерского корпуса на широком участке фронта 28 июня оказалась неудачной, и Эверт приступил к новой перегруппировке сил, из-за чего наступление Запфронта было перенесено.

Применяясь к изменяющимся срокам наступления Западного фронта, Брусилов давал 8-й армии все новые директивы — то наступательного, то оборонительного характера, развивать удар то на Ковель, то на Львов. Наконец, Ставка определилась с направлением главного удара Юго-западного фронта и поставила ему задачу: направление главного удара не менять на Львов, а по прежнему наступать на северо-запад, на Ковель навстречу войскам Эверта, нацеленными на Барановичи и Брест. Для этих целей Брусилову 8 июля передавались 2 корпуса и 3-я армия из состава Западного фронта.

Юго-Западный фронт возобновил наступление, нанося главный удар силами 8-й и 3-й армий на Ковель. Германский фронт был прорван. На ковельском направлении войска Юго-западного фронта взяли г. Галузию, Маневичи, Городок и вышли в нижнем течении на р. Стоход, захватив кое-где плацдармы на левом берегу, из-за этого немцам пришлось отступать и севернее, в Полесье. Но полностью преодолеть Стоход на плечах врага не удалось. Подтянув свежие войска, противник создал сильную оборону. Брусилов вынужден был на две недели остановить наступление на Ковель, чтобы подтянуть резервы и перегруппировать силы.

Наступление на Барановичи ударной группировки Западного фронта было отбито с большими потерями для русских. Северный фронт вплоть до 22 июля наступательных действий не вел, и германское командование начало переброску войск из районов севернее Полесья на юг, против А. А. Брусилова.

Брусиловский Прорыв. Последняя крупная победа Российской Империи. История, Длиннопост, Первая мировая война, Российская империя

9 июля русская Ставка своей директивой поручила ведение главного удара Юго-Западному фронту. При этом Западному фронту предписывалось сдерживать противника, а Северному — наступать. В итоге Северный фронт под командованием генерала А. Н. Куропаткина ограничился попыткой наступления на Бауск 22 июля силами 12-й армии под командованием генерала Р. Д. Радко-Дмитриева. Шестидневные бои не дали результатов, потери 12-й армии составили 15 000 человек.

Ставка перебросила на юг гвардию и стратегический резерв забайкальских казаков, создав Особую армию генерала Безобразова. Юго-Западному фронту были поставлены следующие задачи: 3-я, Особая и 8-я армии должны разгромить оборонявшую Ковель группировку противника и взять город; 11-я армия наступает на Броды и Львов; 7-я армия — на Монастыриску, 9-я армия, выдвинувшаяся вперед, поворачивает на север, на Станислав (Ивано-Франковск).

28 июля Юго-Западный фронт начал новое наступление. После массированной артподготовки на прорыв пошла ударная группа (3-я, Особая и 8-я армии). Противник упорно сопротивлялся. Атаки сменялись контратаками. Особая армия одержала победу у местечек Селец и Трыстень, 8-я одолела врага у Кошева и взяла пгт. Торчин. Было захвачено 17 тыс. пленных, 86 орудий. В результате трехдневных жесточайших боев армии продвинулись на 10 км и вышли к р. Стоход уже не только в нижнем, но и в верхнем её течении. Но атаки сильно укреплённых болотистых дефиле на Стоходе закончились неудачей, прорвать оборону немцев и взять Ковель не удалось.

В центре Юго-Западного фронта 11-я и 7-я армии при поддержке 9-й армии (ударившей противнику во фланг и тыл) разгромили противостоящие им австро-германские войска и прорвали фронт. Чтобы сдержать наступление русских, австро-германское командование перебрасывало в Галицию всё, что можно: были переброшены даже две турецкие дивизии с Салоникского фронта. Но, затыкая дыры, противник вводил в бой новые соединения разрозненно, и их били по очереди. Не выдержав удара русских армий, австро-германцы начали отступать. 11-я армия взяла Броды и, преследуя противника, вышла на подступы ко Львову, 7-я армия овладела городами Галич и Монастыриска. На левом фланге фронта значительных успехов достигла 9-я армия генерала П. А. Лечицкого, занявшая Буковину и 11 августа взявшая Станислав.

Постепенно темп наступления был утрачен. Сражаясь против свежих германских дивизий, не получая подкрепления, Юго-Западный фронт достиг естественного препятствия — Карпат, к середине сентября вынужден был остановиться и закрепиться на достигнутых рубежах.

Юго-Западный фронт продвинулся на глубину до 120 км, освободил почти всю Волынь, Буковину, часть Галиции. Операция дала стратегические результаты: Италия была спасена, французы сумели сохранить Верден, англичане — выстоять на Сомме. Германии пришлось бросать свои ограниченные резервы то на запад, то на восток — и наступило ее изнурение, силы были исчерпаны. Соотношение сил изменилось в пользу Антанты, к ней перешла стратегическая инициатива.

Показать полностью 3
27

Батакская резня.

С 1 по 5 мая 1876 года в ходе подавления Апрельского восстания произошла резня в Батаке (Баташкото клане) — убийство большей части болгарского христианского населения села Батак. По различным оценкам в селе погибло от 1400 до 5000 человек.


После исламизации Чепинской котловины в XV-XVII веках Батак был окружен помакскими селами и оставался одним из немногих христианских «островков» в Родопах. 21 февраля 1876 года Панайот Волов основал в селе революционный комитет, председателем которого стал Петр Горанов.


В ходе восстания революционеры Батака должны были захватить в окрестных селах склады и обеспечить продовольствием восставших в прилегающих районах, блокировать важные дороги и тем помешать турецким войскам получать подкрепления и припасы. Батак должен был справиться с окрестными помакскими селами (Чепино – сегодня квартал города Велинград, Корово – сегодня Драгиново, Ортакьой – сегодня город Костандово).


Для подавления восстания в Батак было направлено пять тысяч башибузуков. После нескольких дней стычек и перестрелок между небольшим отрядом вооруженных сельчан и башибузуками старейшины села и чорбаджии (богатые селяне) решили спасти жизнь людей и известили предводителя башибузуков – Ахмеда ага Барутанлията, что сдадут ему все оружие. Тот клятвенно заверил, что уйдет немедленно, получив оружие и боеприпасы восставших. Во время передачи оружия некоторые из жителей смогли бежать, но затем село было окружено, чтобы никто не мог его покинуть. Башибузуки разошлись по домам и начали их грабить. Многие из домов были сожжены, башибузуки открывали беспорядочную стрельбу. Люди начали прятаться в здания с более крепкой конструкцией: в церковь, школу и дома некоторых чорбаджииев.

Батакская резня. Болгария, Османская империя, Турция, Длиннопост

Вот как описывает эти события в своих «Записках о болгарских восстаниях» Захарий Стоянов:

«1 мая враги ворвались в село с нижнего его конца. Им не сопротивлялись; больше того, сами же болгары-чорбаджии пригласили их прийти, обещав, что село сложит оружие. Несколько человек действительно отдали свое оружие неприятелю, но намерения этого подлого неприятеля оказались зверскими, коварными, ужасными. После сдачи палачи-башибузуки, так сказать засучили рукава. Бросившись на безоружных, они стали подводить их по одного за другим к лежавшему на земле бревну и рубить им головы…Из уст несчастных вырывались вопли, крики, мольбы, но не милосердие пробуждали они в толпе этих мясников, резавших не скот, но людей, а еще более лютую жажду мести и какое-то зверское наслаждение. Селяне пришли в ужас от этого варварства. Мужчины без шапок, женщины, дети бежали по улицам к верхнему концу села…»

Тысяча башибузуков оцепила село, чтобы убивать каждого, кто попытался бы спастись бегством, о стальные хлынули на улицы. Башибузуки забегали в дома, грабили, убивали, насиловали. Пятерых уважаемых селян, посланных для переговоров с нападавшими убили со страшной жестокостью. Самую мученическую смерить приял кмет (староста) села Трендафил Тошев Керелов. Его убийство описала очевидица – его невестка Босилка Керелова.

«Мой свекр пошел встретить башибузуков, когда село было окружено и встретился с Ахмедом-ага, который сказал, что хочет собрать оружие селян. Трендафил пошел и собрал его. После того, как оно было передано, по нему выстрелили из пистолета, и пуля попала ему в глаз. Тогда я услышала, как Ахмед ага приказал посадить Трендафила на кол и поджарить. Слова, которые он использовал, были «Shishak aor», что по-турецки означает «насадить на шампур» как кусок мяса, называемый «кебаб». У него отобрали все деньги, сорвали одежду, выкололи глаза и вырвали зубы и медленно насаживали на кол, пока тот не вышел у него изо рта. После этого поджаривали его еще живого на огне. Он жил полчаса в продолжение этой ужасной сцены. В это время я была совсем близко. Кроме мня здесь находились несколько болгарских женщин. Мы были со всех сторон окружены башибузуками и вынуждены смотреть на то, что делают с Трендафилом…» 

Один из детей Ангела и Босилки, Владимир — еще младенец был наколот на саблю башибузука на глазах матери. Петр Керелов был жестоко убит после того, как ему выкололи глаза и отрезали язык на глазах его отца Трендафила и других батакчан.


Женщин, девушек и детей убивали в домах и на улицах, в то время, как мужчин бросали на плахи и обезглавливали саблями. Очень мало кто смог бежать, большинство жителей были убиты с особой жестокостью. Беременным женщинам вспарывали животы, и их не рождённые дети были подняты на штыки. Дома, где заперлись 20, 30 или даже 40 женщин, были сожжены вместе с ними. Около двухсот человек нашедших убежище в школе неподалеку от церкви Святой Недели, были сожжены там заживо.

«Башибузуки беспрепятственно вошли внутрь, и начали резню едва переступив порог. Многие осажденные прятались в шкафах и чуланах, но их тоже закололи или зарубили. В их числе были священник Нейчо Паунов и учитель Тонджоров, уроженец Самокова. Первому кровопийцы сначала выкололи глаза, потом изрешетили все тело, и этот христианский мученик погиб в их руках. Рядом с ним скончался учитель Тонджеров, тоже изрубленный…

В нижнем этаже школы пряталось около двухсот человек – мужчин, женщин, детей, — но кровопийцы второпях не заметили их. Может вы подумаете, что они избежали гибели? Нет, читатель! Они избежали ятагана и легкой смерти от пули, но сгорели живьем, как черви в гнилой колоде, в нижнем этаже этого здания, которое башибузуки на прощание подожгли с четырех сторон. Немного погодя изверги услышали крики и вопли погибающих в страшных муках страдальцев и поняли, что совершили «ошибку» — не по отношению к двум сотням людей, а к самим себе – ведь сначала надо было обобрать жертвы; а они этого не сделали, потерпели убыток…-Жаль! Столько одежды зря пропало, а может и денег, — заключили они и направились к церкви…»

Захарий Стоянов

Батакская резня. Болгария, Османская империя, Турция, Длиннопост

Самая ужасная часть резни в Батаке произошла в ночь со 2 на 3 мая в церкви Святой недели и в ее дворе. Если в школе укрывалось человек двести-двести пятьдесят, то в церкви – в разы больше. Не только сам храм, но и церковный двор были битком набиты народом. Не сумев выломать ворота в церковный двор, башибузуки окружили его, а самые смелые вскарабкались на ограду. Безоружные, доведенные до отчаяния люди приготовились защищаться. Мужчины и женщины с кольями и камнями встали вдоль стены. Нескольким башибузукам, неосторожно спрыгнувшим во двор или влезшим на стену, размозжили головы камнями и кольями. Батакчане подбирали их ружья и ятаганы, готовясь к обороне. Но сопротивление было недолгим и лишь на короткое время отсрочило кровавую резню. Вскоре башибузуки пробили бреши в ограде церковного двора и, просунув в них ружейные стволы стали стрелять. Пока брешей было мало, бесстрашные женщины хватали руками ружейные стволы и тянули его к себе. Но вскоре они уже не могли действовать таким образом. Одни залегли под оградой, другие укрылись в церкви и так уже переполненной людьми, третьи метались по двору, как безумные. Огонь неприятельских ружей все усиливался, люди десятками падали на землю сраженные пулями.


Наконец, башибузукам удалось ворваться в церковный двор. Резня продолжалась всю ночь.

«Если кровопийцы уставали размахивать ятаганами, их место занимали новые, свежие силы, которые старались не отстать от своих предшественников, уже устлавших землю бесчисленными жертвами. Народ, ища спасения бежал к церковным дверям, а кровопийцы, как жнецы двигались за ними от ворот ограды, оставляя за собой не колосья на поле, но груды мертвых и полумертвых тел… На рассвете, когда занялась заря, а может и раньше, когда еще только пропели петухи, самые буйные и кровожадные башибузуки дошли до церковных дверей…»

Захарий Стоянов

Утром 3 мая башибузуки смогли проникнуть во двор церкви и убить всех, находившихся там. Башибузуки толпились у церковных дверей безуспешно пытаясь их открыть или выломать. Некоторые попытались проникнуть в церковь через крышу, но без особого успеха, хотя и смогли сделать несколько выстрелов по находившимся внутри. Внутрь забрасывали ульи с пчелами и горящую солому. В церкви не было воды, находившиеся внутри люди пили масло из лампад и кровь убитых. Голыми руками пытались выкопать колодец, чтобы добыть воду. Внутри была невероятная давка, множество детей и больных задохнулись до смерти.

Батакская резня. Болгария, Османская империя, Турция, Длиннопост

На третий день осады все еще уцелевшие решили сдаться. Когда отворили двери, Ахмед ага Барутанлията ждал снаружи со своими башибузуками. Началась беспощадная резня. Только тех, кто согласился принять ислам, оставили в живых, остальные были обезглавлены.

«Полуживые люди не верили вражеским посулам, которыми были не раз обмануты, но, не видя никакого пути к спасению, понимая, что и в церкви все равно будут убиты, открыли двери. Они снова имели несчастье понадеяться на то, что и у чалмоносцев есть человеческое сердце, что и хищный башибузук может почувствовать сострадание и сжалиться над осажденными, увидев своими глазами задушенных детей, растоптанных перед дверьми и других детей, плачущих вместе с матерями и сестрами…Когда башибузуки показались в дверях с ятаганами наголо, осажденные стали молить их о пощаде – женщины протягивали им своих детей, надеясь хоть чем-то умилостивить кровопийц, пытались целовать рукояти окровавленных ятаганов, называли разбойников сыновьями, братьями, отцами…Все впустую. Башибузуки хладнокровно окинули все это взглядом, перешагнули через лежавшие у двери трупы, как через бревна и снова пустили в ход ятаганы…Резня продолжалась несколько часов. Сначала жертв обирали и пытали, требуя, чтобы они сказали, где спрятаны их ценности, потом убивали»

Захарий Стоянов

4 мая Ахмед ага Барутанлията приказал временно прекратить резню и послал человека к Али-бею в Татар-Пазарджик с письмом, где кратко излагал «меры, принятые им в Батаке для сохранения мира и спокойствия». В этом же письме он спрашивал, как поступить с еще живыми батакчанами.


Утром 5 мая посланец вернулся с ответом и Барутанлията приказал всем уцелевшим собраться перед церковью якобы для составления списков погибших и оставшихся в живых. Те, кто не явился бы, должны были заплатить за это жизнью. Большая часть уцелевшего населения Батака выполнила приказ. Явившихся к церкви мужчин и женщин разделили. Когда Ахмед-ага появился перед ними, он приказал отогнать женщин еще дальше от мужчин, чтобы они «не мешали правильной проверке», а затем приказал своим людям убить всех находившихся там мужчин. Затем настала очередь женщин. Их сначала насиловали, затем убивали. Лишь самых красивых девушек оставили в живых, чтобы затем увести в свои села.


После этого, забрав все, представлявшее хоть какую-то ценность, башибузуки покинули село.


Список жертв Батакской резни, составленный историком Димитром Страшимировым (1868-1939), содержит имена и возраст 1750 убитых, а также данные из какой махали (части села) они были. Как отмечал сам Страшимиров, эти данные не претендуют на полноту и точность.


Согласно официального османского рапорта, опубликованного Димитром Гаджановым, наибольшее число убитых в христианских селах было именно в Батаке. Согласно обобщенным данным в Пловдивской и Пазарджикской казах было убито всего 3044 человека, из них в Батаке – 1346. Консул США Юджин Скайлер в своем докладе о посещении Батака сообщает что убито было ¾ населения и приводит число 5000 погибших болгар, в большинстве своем женщин, девушек, детей и стариков.


Одним из первых иностранцев, описавших ужасы в Болгарии после Апрельского восстания, был американский журналист Януарий Алоизий Мак-Гахан, военный корреспондент лондонской газеты «Daily News» и «New York Herald». Первоначально его задачей было вместе с американским консулом в Константинополе Юджином Скайлером и русским представителем Алексеем Церетелевым составить анкету о преступлениях в районах восстания, но после того, как журналист увидел положение в стране, он решил, что одной статистики недостаточно. После посещения Перуштицы, Батака, Панагюриште, Клисуры и Пловдива он описал зверства турок в своих репортажах.


С 28 июля по 25 августа 1876 года Мак-Гахан в своих репортажах описывает невероятные ужасы разрушенного Батака и его окрестностей:


«Внезапно мы натянули поводья с криком ужаса, прямо перед нами возвышалась гора черепов, смешанных с костями всех частей человеческого тела, почти целыми скелетами, одеждой, человеческими волосами и гнилой плотью, ужасное зловоние распространялось вокруг.

Все скелеты было одеты только в женские рубахи. Они все были женщины и девушки. Мы насчитали больше ста черепов, не включая тех, что были скрыты под другими костями. Все черепа были отделены от скелетов, все скелеты были без голов. Все эти женщины были обезглавлены. Процедура была следующая: турки хватали женщину, раздевали ее до рубашки, откладывая в сторону ту одежду, которая была ценной и все украшения, и драгоценности, после чего многие из них насиловали ее, а последний обезглавливал ее…»

«В городке…не уцелела ни одна крыша, ни одна стена…На другой стороне дороги были скелеты детей с ужасными сабельными ранами на маленьких черепах. Число детей, убитых в этой резне более чем огромно. Очевидцы рассказали нам что видели, как младенцев накалывали на штыки и носили по улицам Батака и Панагюриште…»

«…Мы приблизились к церкви и школе. Земля здесь покрыта скелетами, на которых висят лохмотья и куски сгнившей плоти. Если судить по оставшимся стенам, школа представляла собой большое красивое здание, подходящее для приема 200 или 300 детей…Сейчас по камням и мусору, которые покрывают пол школы на высоту несколько футов лежат кости 200 женщин и детей, сгоревших заживо в этих четырех стенах…

…Церковь была не слишком просторной, окружена низкой каменной стеной, закрывающей маленький церковный двор…Зловоние было настолько сильным, что мы едва могли осмотреться…То, что показалось нам массой камней и мусора, в действительности было кучей человеческих трупов, покрытых сверху тонким слоем камней и земли. Весь церковный двор был покрыт ими на высоту от трех до четырех футов и ужасное зловоние шло оттуда.

Можно было видеть торчащие из этой чудовищной могилы головы, кисти, руки, ноги и ступни. Маленькие кудрявые головы, маленькая ступня размером с палец, маленькие младенческие ручки, протянутые как будто в мольбе о помощи – младенцы, которые умирали удивленные блеском сабли, дети, которые умирали среди воплей страха и ужаса…»

Распространившаяся в информация об османских зверствах во время подавления Апрельского восстания вызвала взрыв возмущения среди европейской общественности и вынудила «Великие силы» (ведущие государства Европы — Великобритания, Россия, Франция, Германия, Австро-Венгрия и Италия), собрать Константинопольскую конференцию и потребовать от султана Османской империи проведения реформ, обеспечивающих права христианского населения. Однако дипломатические меры результата не дали и 24 апреля 1877 года началась русско-турецкая война.


3 апреля 2011 года в Кафедральном соборе Святого Александра Невского в Софии во время священной литургии, совершенной Болгарским Патриархом Максимом, все погибшие в 1876 году в Батаке были канонизированы как святые мученики. Священный Синод Русской Православной Церкви на заседании 30 мая 2011 года постановил «включить в месяцеслов Русской Православной Церкви имена священномучеников Петра и Нейчо, мучеников Трендафила, Иоанна, Илии и прочих мучеников Батакских — с празднованием памяти 4 (17) мая»


http://bratushka.ru/batakskaya-reznya/

https://alex-barbov.livejournal.com/43307.html

Показать полностью 2
45

История с Мясоедовым

Замечено, что генштабы многих стран делали роковые ошибки в процессе подготовки к тем или иным войнам. Победители в сражениях празднуют победы, побежденные ищут виновных, и что интересно, быстро находят тех, кто по их мнению может прикрыть ошибки, просчеты и бестолковость тех, кто привел свои армии к позору поражения.

Поражения, которые испытали русские войска на Северо-западном фронте в январе 1915 года, нервировали Ставку.


Главнокомандующий русской армией Николай Николаевич Романов то и дело звонил по телефону и распекал то командующего 10-й армией генерала Сиверса, то начальника штаба барона Будберга.


И тому и другому он угрожал за отступление и дикие потери в личном составе небесными и земными карами. Когда он на кого-то злился, то всякий раз «забывал» имя и отчество собеседника.


— Господин Сиверс, что за бестолковость. Как же так получилось, что вы не прикрыли фланги двадцатого и двадцать шестого корпусов? Надо быть законченным дураком, чтобы так спланировать боевые действия. Я вас с Будбергом отдам под военный суд, если вы не измените отношения к службе и, в конце концов, не заставите себя думать. Для чего вы носите головы? Что бы жрать или целоваться, что ли? Шпионов развели повсюду. Один только Мясоедов чего стоит! — кричал в трубку великий князь.


Так кто же такой Мясоедов, а может, что такое мясоедовщина?

История с Мясоедовым Мясоедов, Российская империя, Первая мировая война, Шпиономания, Длиннопост

Сергей Николаевич Мясоедов (1865–1915) — офицер царской армии, потом жандарм в армии в качестве немецкого переводчика. Он окончил Московский кадетский корпус.


Проходил службу в 105-ом Оренбургском полку. В 1892 году был замечен жандармским начальством и вскоре приглашен на должность помощника начальника железнодорожного жандармского отделения станции Вержболово. А с 1901 по 1907 он работал там же начальником отделения.


Работа на приграничной станции позволяла ему общаться с высокими чинами, выезжающими за границу, а также с германскими пограничными властями. Он даже был знаком с немецким императором Вильгельмом II, охотничье имение которого располагалось в 15-ти верстах от Вержболова.


Однажды на охоте глава Германии подарил Мясоедову свой портрет, что впоследствии сыграло плохую шутку с российским жандармом.


Все было бы хорошо, если бы Мясоедова не мучила одна страсть — жажда денег. Запущенное хозяйство родового имения в виде сада, огородов, пруда и прочего, больших доходов не приносило. Жалованья едва хватало на оплату веселого время препровождения в ресторанах, на любовниц.


Поэтому нужно было искать дополнительные источники получения живых денег для веселой жизни. Кандидатку в жены он долго выбирал, не сердцем, а умом, хотел выгодно жениться. И вот после немалых колебаний, наконец нашел невесту в лице немецкой еврейки Клары Самуиловны Гольдштейн, засидевшейся в девках.


Обрадованный папаша «отвалил» за нее 115 тысяч рублей золотом.


Семья торговца Гольдштейна, выходца из Германии, имела много деловых связей не только по России, но и на Западе. В Берлине проживал брат отца Клары.


Струна торговца стала все чаще и чаще звучать в сознании жандармского невысокого начальника. Он окунулся в различные «гешефты», приносящие прибыль. Прохладное отношение к службе было замечено непосредственным начальством.


Вышестоящее руководство стало получать информацию, позорящую коллегу. Скоро он был изгнан со службы.


Но Мясоедов не растерялся, он нашел себе «творческую» нишу. Уйдя в запас, в 1907 году он становится одним из учредителей акционерного общества «Северо-Западного пароходства» вместе с братьями Борисом и Давидом Фрейбергами, серьезно подозреваемыми в сотрудничестве с австрийской разведкой.


Через несколько лет жандармский подполковник в запасе знакомится с военным министром Сухомлиновым, которому Мясоедов понравился своей напористостью, внешним видом, знанием немецкого языка. Глава военного ведомства берет его к себе на службу в качестве специального офицера, наблюдающего за состоянием революционной пропаганды, и занимающегося противодействием ее влияния на военнослужащих.


Кроме того, ему поручается организовать в новом формате службу перлюстрации корреспонденции (ПК) и обобщать для докладов министру слухи о неблагонадежности офицеров и информацию об интригах в его ближайшем окружении.


Жандармский опыт, как видите, пригодился ему в армии.


Не проработав и года у Сухомлинова, Мясоедов попадает под шквал критики со стороны врагов военного министра. Так Председатель III Государственной думы А.И. Гучков выступил в печати, в частности, в изданиях «Вечернее время» и «Новое время» и обвинил Мясоедова в шпионаже. Офицер вызывает обидчика на дуэль.


Первым по жребию пришлось стрелять близорукому экс-жандарму. Он промахивается. Гучков благородно стреляет вверх.


Мясоедова вскоре уволили и из военного министерства…



Германская империя, образованная после франко-прусской войны 1870 года, с начала своего появления на свет не стремилась к политическому, экономическому и военному господству на Европейском континенте. Ее создатель Бисмарк, трезво оценивающий ситуацию, понимал, что Германия окружена сильными в экономическом отношении соседями. Он логично утверждал:


«Сильная Германия желает, чтобы ее оставили в покое и дали развиваться в мире, для чего она должна иметь сильную армию, поскольку никто не отважится напасть на того, кто имеет меч в ножнах…Все государства, за исключением Франции, нуждаются в нас и, насколько это возможно, будут воздерживаться от создания коалиций против нас в результате соперничества друг с другом».


К 1914 году Германия уже имела «меч в ножнах» и была готова к войне. Россия после поражения в русско-японской битве только на словах бряцала военной мощью. На деле этих самых «мечей» не хватало.


Русский театр военных действий начался с Восточно-Прусской операции 4(17) августа, когда царская армия перешла госграницу, начав наступление на Восточную Пруссию. Ход войны и ее результаты вне темы этого повествования, однако образную оценку действий армии Российской империи и самой России одним из ее союзников Черчиллем  хочется привести:


«Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Ее корабль пошел ко дну, когда гавань была в виду. Она уже претерпела бурю, когда все обрушилось. Все жертвы уже были принесены, вся работа завершена.


Самоотверженный порыв русских армий, спасший Париж в 1914 году; преодоление мучительного безснарядного отступления; медленное восстановление сил; Брусиловские победы; вступление России в кампанию 1917 года непобедимой, более сильной, чем когда-либо… Держа победу уже в руках, она пала на землю, заживо, как древле Ирод, пожираемая червями».



Мясоедов, гонимый, как он говорил позже, патриотическим порывом, просится на фронт «для борьбы с германцами», которые были лучше всех подготовлены к войне.


Они имели первоклассный офицерский корпус, прекрасно обученных рядовых запаса, патриотично-настроенное население, отличную боевую технику, развитую сеть железных и шоссейных дорог.


Но, несмотря на это, в первые дни войны мы побеждали на территориях Восточной Пруссии и Царства Польского. На Восточном фронте германский генералитет, понадеявшись на свои традиционные полководческие таланты, получил облом, недооценив оборонительные мероприятия, проведенные русскими воинами.


Германским и австрийским солдатам в этих боях пришлось заплатить большой кровью: их потери превышали потери русских более чем в два раза.

А в начале 1915 года черед праздновать победу к сожалению  пришел к неприятелю — немцам.


Ну, а что делал дальше Мясоедов.


Итак, его, как пехотного офицера, призывают в ополчение. Потом не без протекции Сухомлинова определяют сначала переводчиком, а потом сотрудником, а по другим данным, начальником разведки 10-й армии, которой командовал генерал Фаддей Васильевич Сиверс.


Эта армия занимала одну из важнейших позиций на Западном фронте. Мясоедов через своих людей был осведомлен не только о положении дел своей армии, но и знал планы командования 1-й и 2-й армий.


Анализ показал, что поражение русских войск 10-й армии было связано с глубокой осведомленностью противника о наших планах.


Снова вихрь шпиономании понесся по окопам, блиндажам и позициям русской крестьянской армии, солдат которой стал задумываться над вопросом, за кого он льет свою кровушку.



Генерал А.А. Брусилов по этому поводу говорил:


«Сколько раз спрашивал я в окопах, из-за чего мы воюем, и всегда неизбежно получал ответ, что какой-то там эрц-герц-перц с женой кем-то были убиты, а потому австрияки хотели обидеть сербов. Но кто же такие сербы — не знал почти никто, что такое славяне — было также темно, а почему немцы из-за Сербии вздумали воевать — было совершенно неизвестно. Выходило, что людей вели на убой неизвестно из-за чего, то есть по капризу царя.


Солдат не только не знал, что такое Германия и тем более Австрия, но он понятия не имел о своей матушке России. Он знал свой уезд и, пожалуй, губернию, знал, что есть Петербург и Москва, и на этом заканчивалось его знакомство со своим отечеством. Откуда же было взяться тут патриотизму, сознательной любви к великой родине?!»


После позорного поражения в Восточной Пруссии 2-й армии генерала Самсонова в битве при Танненберге положение Главковерха было довольно сложным, и он всяческими мерами пытался отвести от себя ответственность за катастрофу. Именно в этой борьбе князь Николай Николаевич Романов положил начало волне шпиономании печально знаменитым «делом Мясоедова».



Нужно отметить, что шпиономания возникла уже в начале войны, когда солдаты требовали патронов и снарядов, а их не было, когда противник буквально заваливал наши окопы пулями и осколками. Особенно эта зараза свирепствовала в тылу, когда чуть ли не в каждом немце или еврее наши воины видели шпиона, вредителя, лазутчика. Это не была бдительность, это было умопомрачение, поддерживаемое военными властями.


Известный русский поэт В.Я. Брюсов, как очевидец этого процесса, писал:


«…наши солдаты, например, глубоко убеждены, что немцы отравляют колодцы, хотя вряд ли это осуществимо уже в силу технических трудностей. Во всяком случае, немцы стреляют из окон по проходящим русским, ночью пытаются зарезать сонных и т. п.».


Выдающийся российский и советский военный теоретик, публицист и педагог Александр Андреевич Свечин называл этот процесс «суеверием». В одной из лекций, прочитанной перед слушателями Академии Генерального штаба РККА, он говорил:


«Надо опасаться легенд о шпионах — они разъединяют доверие друг к другу, которым сильно государство…Сеется страх перед шпионами; создается какая-то тяжелая атмосфера общего предательства; в народной массе ежедневно тщательно культивируется тупая боязнь; а страх измены — нехороший страх; все это свидетельствует прежде всего о растущей неуверенности в своих силах…Ум человеческий отказывается искать простые объяснения грозных явлений. Серьезные неудачи порождают всегда и большие суеверия. В числе таковых, тесно связанных с поражением, наиболее видное место занимают суеверия о шпионах… Жертвы нужны — человеческие жертвы — объятому страхом людскому стаду».


Думается, в такую полосу подозрительности попал и Мясоедов. Некоторые современники пишут, что, конечно, нет дыма без огня, но полностью валить вину на полковника, далеко стоящего от руководства войсками, за поражения наших армий под Варшавой и в заснеженных Августовских лесах Восточной Пруссии нельзя. Одно дело — подозрения, другое — факты, улики, следы преступления.


Давайте посмотрим на ход разработки шпиона и следствие.


18 февраля 1915 года по инициативе начальника разведки и контрразведки Северо-Западного фронта Н.С. Батюшина и генерала-квартирмейстера М.Д. Бонч-Бруевича был арестован и обвинен в шпионаже и мародерстве начальник разведки 10-ой армии, полковник Мясоедов.


Главной уликой против предателя были показания подпоручика Якова Павловича Колаковского, попавшего немцам в плен и изьявившего желание вернуться на родину, согласившись работать на немцев. Допрашивал его Батюшин. В числе традиционных вопросов были и такие:


— Как и при каких обстоятельствах вам удалось заинтересовать германскую разведку? — спросил Николай Степанович.


— В лагере я инициативно обратился к одному из охранников с вопросом, не смог бы он меня свести с сотрудником спецслужбы. Он кивнул в знак согласия, и скоро я беседовал с офицером разведки.


— Как его фамилия?


— Лейтенант Бауермейстер. Он и «завербовал» меня. После непродолжительных курсов я был переправлен через границу все тем же офицером, а скорее бежал из плена через Стокгольм. Там я вышел на военного агента (атташе. — Авт.) полковника Кандаурова и рассказал о своей одиссее.


— Какое задание вы получили от Бауермейстера? Назовите явки, пароли, способы связи с разведцентром, — строго спросил Батюшин.


— Изучать обстановку…а еще советовал по приезду в Петроград обратиться к отставному жандармскому подполковнику по фамилии Мясоедов, через которого я бы мог получать ценную развединформацию по военному ведомству и обстановке в городе и некоторых гарнизонах…


Но, следует заметить, что о Мясоедове он «вспомнил» почему-то только во время третьего допроса. Это насторожило Батюшина.


По воспоминаниям начальника Петроградского охранного отделения К.И. Глебачева в поведении Колаковского стали происходить странности:


«Колаковский стал трубить по всему Петрограду о важности своих разоблачений и что со стороны военных властей никаких мер не принимается. Слухи об этом деле дошли до бывшего в то время товарища министра внутренних дел В.Ф. Джунковского, который приказал мне разыскать Колаковского и подробно его допросить.


На допросе Колаковский ничего нового не показал, и сущность его рассказа была повторением того, о чем он заявлял первый раз в Главном штабе.Протокол допроса Колаковского был отправлен Охранным отделением в контрразведывательное отделение Главного штаба по принадлежности, и с этого, собственно говоря, момента и началось дело Мясоедова, о котором уже знал чуть ли ни весь Петроград, комментируя его на все лады».



Чувствуется, что показания «беглеца и немецкого агента» были притянуты к делу Мясоедова за уши. Однако, несмотря на слабую доказательную базу, 18 марта 1915 года военный суд приговорил Мясоедова к смертной казни через повешение.


Мясоедов опешил от такого сурового и постыдного для офицера вердикта.


Почему-то военные власти спешили как можно скорее исполнить приговор. Это почувствовал осужденный, когда к нему в камеру зашел священник для исповеди.


После ухода священнослужителя Мясоедов впал в транс. Он понимал, что вот-вот наступит развязка. Он разбил пенсне и осколком стекла порезал вены на ногах. Медсестра на скорую руку перевязала порезы, но кровь продолжала сочиться. Сразу после этой процедуры его повели на казнь. Палач набросил петлю на шею жертве, после чего выбил окровавленную табуретку из-под ног. Кровь продолжала капать с босых ступней…

К суду по обвинению в шпионаже были привлечены друзья и знакомые Мясоедова: Оттон Генрихович Фрейнат, барон Оттон Оттонович Гротгус, братья Самуил, Борис и Давид Фрейдберги, Отто Ригерт, Израиль Залманович Фриде, Роберт Исаакович Фальк, Густав Германович Урбан, Альберт Самуилович Гольдштейн, Николай Михайлович Гошкевич, Валентин Григорьевич Иванов, Максим Ильич Веллер, Василий Давидович Думбадзе и германские подданные: Георг Юлиус Беренд, Ричард Спойник, Ада, Густав и Александр Браудэрмейстеры.


Разоблаченный как шпион австрийский подданный Александр Оскарович Альтшиллер к этому времени успел скрыться за границу.



Итак, Мясоедова повесили до получения кассационной жалобы командующим фронтом, который не утвердил приговор «ввиду разногласий судей». Но дело решила резолюция верховного главнокомандующего  князя Николая Николаевича Романова такого содержания: «Все равно повесить!»


Надо отметить, что роковым образом совпало так, что правительственные круги надеялись свалить на него вину в военных неудачах, а оппозиция, наоборот, увидела в нем символ разложившегося политического строя.


Как уже упоминалось выше, глава военной разведки Германии Вальтер Николаи через тридцать лет после тех событий на допросе в НКВД в 1945 году показал:


«Приговор…явился судебной ошибкой. Мясоедов никогда не оказывал услуг Германии».


А лейтенант Баурмейстер заявил:Я никогда в жизни не обменялся единым словом с полковником Мясоедовым и никогда не сносился с ним через третьих лиц».


Сухомлинов, узнав, что Мясоедов повешен, в дневнике записал:«Мясоедов повешен. Прости ему, Господи, его тяжкие грехи!»


Видно и военный министр понимал и знал о его ошибках, просчетах, а может и о конкретных преступлениях. Иначе, он таких откровений в дневник бы не занес.

Автор : Анатолий Терещенко. Шпионские истории .

Показать полностью 1
309

Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км.

В продолжении первой части.

Как оказалось примерно 3 дня, а это не меньше 300 км ехал в гору и что странное, был встречный ветер, хотя еду на восток. И вот он перевал на 2390 м.

Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост

А на горах живут люди.

Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост

Так же хорошие и широкие дороги, хотя трафика очень мало.

Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост

На горах свои реки и озёра.

Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост

И после примерно еще трех дней на самой высоте ехал как качели. И после начал спускаться, а спуск оказался примерно 180 км, и пролегал через 30-40 туннелей.

Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост

А затем пошли туннели. Так я ехал на север, к чёрному морю.

Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост

В первые туннели было не возможно ехать без какой-либо повязки чтобы закрыть рот от пыли. Ехали грузовики которые перевозили цемент, песок, щебень для строительства новой дамбы.

Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост

Стройка дамбы.

Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост
Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост

До черного моря осталась один тунель на 5228 м.

Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост

Черное моря, а дальше Грузия. Но это будет в новой части ;)

Турция (Анталия) - Китай (Пекин) на велосипеде. 9000 км. Часть 2. 1530 км. Турция, Велосипед, Река, Озеро, Черное море, Длиннопост

Посты на Пикабу выходят не вовремя, все самое последнее и интересное в моей группе ВК - Еду 100.000 км на велосипеде - https://vk.com/velo_gomel подписывайтесь!


Подписывайтесь на Instagram - https://www.instagram.com/sergey.rebko/


Все треки и вся информация о веле практический онлайн в Strava - https://www.strava.com/athletes/4277670

Показать полностью 22
296

Переписка Баязида I и Тамерлана

Переписка Баязида I и Тамерлана Тамерлан, Эмир, Тимур, Османская империя, История, Средневековье, Турция, Баязид, Длиннопост

Баязид I Йылдырым (1357 - 1402) - четвертый султан Османской империи

Если Мурат I был единственным среди султанов Османской империи, кто погиб на поле брани, то его сын Баязид I был единственным султаном, кто получил этот титул прямо на поле битвы. Баязид участвовал в битве на Косовом поле, где погиб его отец, султан Мурад. Источники сообщают, что Баязид принял на себя командование, велел убить своего брата Якуба и после разгрома сербов объявил себя султаном. В битве погиб и сербский князь Лазарь Хребелянович. Сын Лазаря Стефан стал вассалом Баязида, а дочь Лазаря Оливера была отдана в гарем султана. Четвертого султана государства Османов, правление которого закончилось поражением во время сражения при Анкаре в 1402 году от войск Тамерлана и одиннадцатилетним периодом междуцарствия, кроме его официального имени Баязид I, еще называли «Йылдырым» — молния. В советской историографии его называют Молниеносным.

К концу XIV века султаном Баязидом I Молниеносным были завоеваны огромные земли на Балканах и в Малой Азии.

В то же время эмир Тимур создал мощнейшее государство со столицей в Самарканде. Его территория включала в себя страны Передней и Средней Азии, Монголии, Афганистана и Северной Индии.

Переписка Баязида I и Тамерлана Тамерлан, Эмир, Тимур, Османская империя, История, Средневековье, Турция, Баязид, Длиннопост

Эмир Тимур (1336-1405)


Еще до конфликта Тимур написал письмо Баязиду, чтобы предложить союзнические отношения в борьбе с золотоордынским ханом Тохтамышом.

1. Тимур начинает свое письмо восхвалениями Баязиду, которого он превозносит как правителя, равного по рангу: он, — по мнению Тимура, — «великий эмир, Божий меч против его врагов, посланный Богом, чтобы отстаивать интересы мусульман и защищать границы ислама». Он присваивает Баязиду почетный титул, который ему в то время еще не давали: Galal al-haqq wad-dunya wad-din Gazi Bayazid Han. Далее пишется о том, что Тимуру стало известно, что султан на западе исламского мира постоянно находится в состоянии священной войны против неверных. Эта деятельность вызывала высокую похвалу, пожелания успеха в этом деле и готовность оказать поддержку. Далее следуют пояснения, что Тимур сам на востоке мира ведет войну против неверных, и, следовательно, оба они служат одной и той же идее.

2. Далее Тимур обращается к ситуации, созданной в Иране и Туране Чингиз-ханом, а также к разделу этих стран между его сыновьями. При этом отчетливо видно, что Тимур рассматривает себя и своего Хана, Султана Махмуда, как настоящих наследников Чингиз-хана и его идеи покорения всего мира. Иран, по его мнению, вначале достался потомкам Чагатая, во времена Менгу Хана же перешел во владение Хулагу Оглана, что явилось поводом для многих войн между наследниками Чагатая и Ильхана.

3. Дополняя этот отчет, Тимур касается своих отношений с Баязидом: «немного ранее мой сын Мираншах Бахадур послал к тебе Хаги Мухаммад Киссахона (Hagi Muhammad Qissahon) с предложениями дружбы.

"Так как ты в то время ходил в западные страны со священной войной, ему пришлось вернуться (а именно, не повидав тебя). Если от тебя пришел бы хоть какой-нибудь посланник, я пошлю посла к тебе и тем самым подтвержу дружбу.

Я планирую провести следующее лето в высокогорных долинах Аладага (на Озере Ван) и оттуда предпринять поход в Сирию. Если переговоры с другой стороной (Т. е. с Токтамышем) вступят в новую стадию, я пошлю тебе об этом новость.

Если ли же эти переговоры окажутся фальшивой игрой, то придется с Божьей помощью идти против него в поход. Несмотря на все эти переговоры, ко мне поступают новости, по которым он уклоняется от мира и верности в том, что он хочет перейти реку Узи (Днепр) и идти в сторону укрепленных мест на побережье моря Каффа.

Если это и вправду так, то мы должны преследовать его. Мы предпримем самые оживленные усилия, чтобы с помощью Бога претворить это намерение в жизнь. Так как он имел дело с франкскими неверными и поддерживает с ними тайную связь, необходимо начать священную войну. Мы выступим с этой стороны (то есть с Кавказа) и Вы, мой дражайший, с Вашей стороны (а именно с Балкан), и потом мы разобьем общими силами этих тупоголовых (неверующих). Исполнение этого плана зависит от Него (Т. е. Бога) и судьба народов лежит в его сильной руке».

4. Далее следуют разглагольствования об отношении Тимура к мамлюкам: в настоящее время ситуация следующая: в прошедшем году мы предприняли поход против арабского Ирака, и дело дошло до обмена послами и подарками государственными людьми Сирии. Черкесский юнец неизвестного происхождения Баркук, который закупается на рынках, использовал отсутствие истинного правителя в Египте для того, чтобы захватить власть.

Когда дела страны кыпчак будут улажены, мы выступим в Сирию, одолеем с Божьей помощью черкесского юнца и преподнесем ему заслуженный урок за его несправедливость и насилие. Это еще и поэтому необходимо, что и жалкий сын судьи из Сиваса Кади Бурхан ад-Дин вынашивает злые замыслы и хочет сотрудничать с черкесским юнцом. В качестве дальнейшего знака моей безграничной дружбы я даю вам четкие сведения об этих делах, и было бы желательно, чтобы вы направили ваши усилия на то, чтобы действовать вместе с нами и помогать нам.

Далее было бы желательно, чтобы вы отныне постоянно присылали нам послов, так что состоялся бы обоюдный обмен новостями и к нам бы поступали известия о вашем благополучии и процветании вашей империи. Да сохранит Господь Бог сад его божественного благословения вечно зеленым!"


Здесь мы имеем перед собой аутентичное свидетельство об обеих основах внешней политики Тимура: это распространение ислама в мире и  восстановление всемирного господства монголов. Письмо доказывает наличие стремления Тимура создать действительное сотрудничество с Баязидом при распространении ислама. Далее оно показывает исходный принцип политики Тимура по отношению к османам. По его представлению, в его правомочия должно было входить владычество на Балканах, так же как и над странами, отделенными в «правом крыле» улуса западнее Днепра. В Баязиде он видит, между прочим, «флагоносца ислама против крестоносцев».

Баязид ответил резко и грубо. Второе и третье письма османского султана были более сдержанными. Баязид не присоединился к походу против Тохтамыа, однако известно, что некоторые его войска все же столкнулись с войсками Тохтамыша.

Всего известно о четырёх письмах Тамерлана и четырёх ответах Баязида. Последний обмен письмами произошёл перед походом Тамерлана, закончившимся Ангорской битвой

Переписка Баязида I и Тамерлана Тамерлан, Эмир, Тимур, Османская империя, История, Средневековье, Турция, Баязид, Длиннопост

В то время пока Баязид, решал свои дела на Балканах, продвигая исламизацию и османизацию населения Балкан, его сын Сулейман, «схлестнулся» с туркменским правителем Кара Юсуфом, разбил его и захватил в плен. Поскольку Кара Юсуф был подданным Тамерлана, Баязид нажил себе очень грозного врага. Не сказать, чтобы Тамерлан не поглядывал на земли османов, но его взор простирался дальше в Сирию, и в Святую Землю.

Чтобы разрешить ситуацию, Тамерлан пишет Баязиду письмо. Это письмо выражено уже в более резком тоне: «В чём причина твоего безрассудства и высокомерия? Ты провёл несколько сражений в лесах Анатолии. Ничтожные трофеи. Ты одержал несколько побед над христианами в Европе, такой меч был благословлён апостолом Бога и твоё следование заповеди Корана в войне против неверных есть единственное соображение которое удерживает нас от разрушения твоей страны, границы и оплота мусульманского мира … Вовремя прояви мудрость, подумай и раскайся и предотврати удар грома нашего возмездия, которое ещё висит над твоей головой. Ты не больше, чем муравей, зачем ты дразнишь слонов? Увы они растопчут тебя своими ногами.» Анализируя текст можно сказать, что, Тамерлан  не жаждет разгрома османов. Он взывает к здравому смыслу. Он призывает избежать войны.

Однако здравый смысл изменил Баязиду. В своём ответе он пишет «Твои армии бесчисленны, пусть так, но что такое стрелы твоих стремительных татар, против ятаганов и боевых топоров моих непоколебимых и непобедимых янычар? Я буду охранять князей, которые искали моего покровительства. Ищи их в моих шатрах.» Закончил он письмо не хорошо, с явным сексуальным подтекстом. «Если я побегу от твоего оружия пусть мои жёны будут трижды отрешены от моего ложа. Но если у тебя не хватает мужества встретится со мной на поле битвы, желаю тебе трижды принять своих жён перед тем, как они трижды окажутся в объятиях чужестранца.» Баязид в своём письме перешёл грань дипломатической переписки, нанеся своему визави двойное оскорбление, личное и дипломатическое.


Не стерпев унижения, эмир дал приказ наступать. Первое боестолкновение произошло в 1399 году, когда Сулейман сын Баязида, встретился с ордами Тамерлана у города Сивас. Вместо того чтобы двинуться вглубь территории, контролируемой османами, Тамерлан, развернулся на юг, заняв Алеппо, Дамаск и Багдад. Только в 1401 году он снова пошёл на Османскую империю. Летом 1402 он осадил Ангору (Анкару), главный город одноименного вилайета.

20 июня 1402 года противники сошлись на равнине у подножия горы Стеллы.

В армии султана было более 200 тысяч воинов. До четверти войска Баязида составляли татарские и азиатские формирования, находившиеся в вассальной зависимости, и не питавшие к туркам ни каких чувств, кроме ненависти. Перед битвой они формировали правый фланг турецкой армии.

На левом фланге располагались самые боеспособные части османов — сербские дружины князя Стефана Лазаревича, зятя турецкого правителя.

Армию Тамерлана составляли 350 тысяч человек. В центре, помимо отборных дружин, находились две тысячи закованных в латы воинов и несколько десятков слона. В резерве стояло 30 конных полков.

Еще до начала сражения лазутчики Тамерлана вступили в сговор с азиатской частью турецких войск, предложив им вернуться к своим сородичам. Но главным аргументом стало жалованье, которое им давно не платил Баязид, но обещал полностью вернуть Тамерлан.

Битва началась в 6 часов утра. Навалившись на левый фланг турок, воины Тамерлана увязли в жестокой сече с сербами, а затем с большими потерями были отброшены.На левом фланге положение было  иным. Обещания подействовали — татары с частью анатолийских беев перешли на сторону Тамерлана.

Стефан, понимая безнадежность ситуации, предложил султану бежать. Однако тот отказался, решив вместе с верными ему янычарами сражаться до конца. Три сына султана, Сулейман, Магомед и Иса, пустились в бегство.

Брошенный своими военачальниками и сыновьями, окруженный врагами, Баязид ожесточенно бился до самой ночи. Ночью он сделал попытку скрыться, но она оказалась неудачной. Конь султана пал, воины Тамерлана схватили турецкого султана.Сражение, хотя и было ожесточённым, закончилось закономерно:  турки были разбиты наголову, потеряв на поле боя 2/3 солдат, а Тамерлан потерял 1/8 часть войска.

Битва при Анкаре и столкновение двух крупнейших армий того времени было по сути противостоянием двух тюркских армий.  В Европе никто не воспользовался  этим раздором между иноверцами. Но само событие является важным по двум причинам. Вторжение Тамерлана было  последним вторжением кочевых народов в Малую Азию и к самому южному краю Европы, которое отсрочило падение Константинополя на 50 лет. Также вторжение Тамерлана было самым масштабным сражением исламских народов в эпоху позднего средневековья.

Переписка Баязида I и Тамерлана Тамерлан, Эмир, Тимур, Османская империя, История, Средневековье, Турция, Баязид, Длиннопост

Станислав Хлебовский. «Пленение Баязида Тимуром», 1878 год

Легенда гласит: когда плененного высокомерного турецкого султана привели к Тимуру, последний якобы зло рассмеялся. «Не смейся над моим несчастьем, – сказал гордый Баязид. – Бог раздает государства, но он может завтра отнять у тебя то, что дал сегодня». «Я это знаю, – презрительно ответил Тамерлан, – но, увидев твое лицо, я подумал вот о чем. Как видно, Бог ни во что не ставит государства, если он их отдает таким уродливым существам, как мы с тобой: ты – кривой (Баязид был одноглазым), а я – хромой и сухорукий». Именно эту тему обыгрывает в своей картине «Пленение Баязида Тимуром» (1878) Станислав Хлебовский.

Тамерлан приготовил Баязиду изощренное унижение:  Баязида заковали в цепи, и - положили под пиршественный стол Тамерлана, сделав из него подставку для ног, далее его заставили смотреть, как его любимая жена - Оливера Лазаревна  (дочь разбитого его отцом на Косовом поле сербского князя Лазаря) нагой прислуживала Тамерлану за обедом, а затем была изнасилована (вспомним циничное письмо Баязида). По легендам, Тамерлан во время разорения османского государства повсюду возил за собой Баязида в зарешечённом паланкине или клетке, подвергая всяческим унижениям, использовал его как подставку под ноги, а за обедом бывшего султана помещали под стол и кидали ему кости. Однако, в описаниях современников и свидетелей событий нет упоминаний ни о клетке, ни об унижениях.

Плененный Баязид I умирает 8 марта 1403 года в возрасте 43 лет в турецком городе Акшехире. Вокруг его смерти до сих пор много споров и загадок. Одни считают, что он умер своей смертью, другие, что от болезни, третьи, что был отравлен, четвертые, что совершил самоубийство, и так далее. После сражения при Анкаре, Тамерлан возвращается в Самарканд, туда же он хотел отвезти своего пленника, однако состояние здоровья Баязида ухудшается, и Тамерлан отправляет его в Акшехир на лечение, где султан и скончался. Тело его было мумифицировано и хранилось в городе Кутахья до 1404 года, затем его младший сын Мехмед I перевез тело в Бурсу и предал земле.Что касается сербской княжны Оливеры, то после смерти её мужа Баязида, Тамерлан потерял интерес к этой матери 4-х детей и  отпустил её на волю, где она прожила ещё 41 год, при дворах своего брата, князя Стефана, в Белграде и  сестры Елены, в приморском черногорском курорте Херцег Нови. Также были освобождены наложницы из гарема Баязида, в том числе дочь византийского императора Иоанна V Палеолога.

Баязиду удалось расширить территорию своей империи до Дуная и Евфрата. Однако политика султана привела его к унизительному поражению при Анкаре и к краху его государства. Османская империя уменьшилась в Азии до размеров бейлика времён Орхана, но и эта территория была поделена Тамерланом между двумя сыновьями Баязида. Малые бейлики вновь получили независимость благодаря Тамерлану, желавшему в последние годы своей жизни покорить Китай, а потому не завершившему разгром османов. Победа при Анкаре положила начало периоду османского междуцарствия, продолжавшегося 10 лет.

Враг Баязида, могущественный эмир Тамерлан ненамного пережил своего врага. Он умер в 1405 году, не завершив задуманный поход в Китай, императора которого из династии Мин Тимур презрительно называл Свинья Каган (Дунгуз-Каган). Империю Тамерлана также растащили по частям потомки.


Иванин М. И. О военном искусстве и завоеваниях монголо-татар и средне-азиатских народов при Чингис-хане и Тамерлане

Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме

Письмо Тамерлана Баязиду I // Восточно-европейская политика Тимура

Показать полностью 3
64

Корсары, вероотступники и пленные

Корсары, вероотступники и пленные История, Османская империя, Турция, Христиане, Турки, Пираты, Африка, Азия, Длиннопост

Берберские пираты

Приходя на новые территории, османы приносили туда свои порядки. В основе законов и социального деления лежал религиозный принцип – мусульманин a priori имел больше прав, чем не мусульманин (зимми). При этом национальность не играла никакой роли, и принявший ислам грек или хорват имел такие шансы стать визирем султана, как и турок или араб. Аналогично была устроена православная Российская империя, где иноверцам был закрыт доступ в высшие эшелоны власти.


Население делилось на две категории: аскери (двор султана, духовенство всех конфессий, судьи, воины, чиновники) и райя (простые крестьяне и ремесленники всех религий). Первые не платили налогов и имели право служить правителю, вторые платили всяческие подати. Конечно, райя-мусульмане облагались меньшими податями, чем немусульмане. Не принявшие веру в Аллаха платили подушную подать (джизье и харадж), ашар (десятую часть урожая), авариз (налогом в пользу армии). Кроме того, им нельзя было носить одеяния зеленого цвета и строить дома выше, чем у мусульман.


Но, пожалуй, самым интересным из всех налогов был девширме (от староосманского devşirme «сбор»). Это была не сдача денег или урожая, а своеобразный призыв на госслужбу. Детей забирали обычно не на год и не на два, а на всю жизнь. На пункте сбора в крупных городах Балкан мальчишек обращали в ислам, они становились «рабами государя» (капыкулу), воинами султана. Именно из них в большинстве своем и формировалась политическая и военная элита. То есть, большинство окружения султанов составляли совсем не турки, а боснийцы, хорваты, сербы, греки, македонцы. Дело в том, что султаны не доверяли родственникам и старались окружать себя лично преданными людьми. В XVI веке, во время расцвета Порты, должность Великого визиря последовательно занимали 36 человек: албанцы, сербы, венгры, хорваты, греки, боснийцы, итальянцы. Только два раза за сто лет Великим визирем становился турок.

Нередки также были случаи, когда мальчиков похищали пираты, и они становились также пиратами. Затем их замечали знатные персоны, которые продвигали их по службе и потом делали их первыми в армии султана. Бывали случаи миграции к туркам протестантов, подвергнутых гонениям на родине.

Корсары, вероотступники и пленные История, Османская империя, Турция, Христиане, Турки, Пираты, Африка, Азия, Длиннопост

Девширме

Обитатели Средиземноморского побережья всегда сознавали опасность, грозящую со стороны турок или их вассалов-союзников, берберских корсаров, но считали ее наименьшим злом, или даже полагали, что могут извлечь из нее пользу. Бедняки, угнетенные и бессильные, лишенные средств и возможностей, скованные жесткой политической и институциональной структурой христианского общества, смотрели на мусульманский мир с надеждой и завистью: там, даже родившись в семье калабрийского рыбака или албанского горца, можно было стать монархом или адмиралом. Некоторые — обделенные при наследовании еретики, затаившие злобу неудачники, мечтатели, — даже надеялись, что мусульмане одержат верх над их неблагодарным и несправедливым христианским отечеством. В Европе каждый, кто проявлял излишнее свободомыслие в вопросах религии, оказывался на костре. С другой стороны, жестокие турки, которые сдирали с врагов кожу или сажали их на кол, позволяли сколько угодно молиться Богу Авраама в обмен на подчинение и небольшой налог. Мусульманин, взятый в плен мальтийскими или сан-стефанскими рыцарями во время набегов христианских корсаров на берега мусульманских стран, оказывался на галерах или томился в казематах в Ливорно или Тулоне. Христианин, захваченный во время морского сражения — если он был молод и хорош собой, или предприимчив, или имел счастье попасть к благожелательному и влиятельному хозяину, — мог быстро подняться по социальной лестнице, занять государственную должность или даже стать приближенным султана.

Корсары, вероотступники и пленные История, Османская империя, Турция, Христиане, Турки, Пираты, Африка, Азия, Длиннопост

Мигель Сервантес

Прибрежным жителям, купцам, паломникам, тем, кто сражался под знаком креста, постоянно угрожал мусульманский плен. Для вызволения из рабства братьев во Христе были учреждены специальные христианские ордена, такие, как тринитарии и мерцедарии. Из района Средиземноморья дошло множество историй о том, как мальчиков и девочек, мужчин и женщин захватывали турки или берберские корсары. Еще больше было таких случаев, о которых мы никогда не узнаем. Часто мы встречаемся с подлинными трагедиями, но есть и увлекательные истории со счастливым концом. Иногда правда оказывается поразительнее вымысла. Отдельные события, рассказанные в письменных воспоминаниях и дневниках, могут быть вымышлены, но основаны они на свидетельствах очевидцев. Таков, например, случай Андреса Лагуны, доктора из Сеговии, который был известен своими научными трудами и считается автором «Путешествия в Турцию», опубликованного в 1557 году. Книга представляет собой псевдоавтобиографию Педро де Урдималаса, взятого в плен в августе 1552 года у берегов острова Понца: вначале он был гребцом-невольником на галере, а затем рабом в Константинополе. Ему удалось освободиться, выдав себя за доктора — на помощь пришли кое-какие медицинские книги — и вылечив от болезни вначале пашу, своего хозяина, а затем саму султаншу.

Корсары, вероотступники и пленные История, Османская империя, Турция, Христиане, Турки, Пираты, Африка, Азия, Длиннопост

Мечеть Хасан паши в Алжире

Если вымышленная история могла отсылать к приключениям, более удивительным, чем плоды литературной фантазии, случалось и другое: за литературным повествованием скрывались подлинные события. Самым известным из рабов стал Мигель де Сервантес, взятый в плен берберскими пиратами в 1575 году во время путешествия из Неаполя в Испанию и в цепях доставленный в Алжир. Несколько раз он безуспешно пытался бежать; наконец, за него был уплачен выкуп и в 1580 году его освободили. Он оставил яркий отчет о своих приключениях в главах 39–41 «Дон Кихота», в рассказе о пленнике (cautivo). Самым необычным в приключениях пленника Мигеля де Сервантеса — позднее ему пришлось защищаться от обвинений в сделке с мусульманами: свобода в обмен на переход в ислам — были его отношения с алжирским беем, Хасаном-пашой. Бей не только не наказывал Сервантеса за его попытки побега, но все время, пока тот находился в плену, держал его рядом с собой.


Плен зачастую предшествовал вероотступничеству, но не только: между этими состояниями изначально существовало известное сродство. Четыре столетия молчания отделяют нас от тайны Мигеля и Хасана: что связывало этих двоих, мы уже никогда не узнаем. Образованный испанец знал кое-что об исламском мире Андалусии и Северной Африки, но географические рамки познаний Сервантеса были шире. В Испании были знакомы с османской историей и культурой.

Друг Сервантеса, алжирский бей, был вероотступником из Далмации; предыдущие правители Алжира, начиная от самого Барбароссы, сардинца Хасана-аги, «Корсиканца» Хасана и заканчивая калабрийцем Улуджем Али, тоже «стали турками». Многие вероотступники становились командирами флота или каид, мелкими правителями. В Алжире среди вероотступников наиболее удачливыми оказывались генуэзцы и венецианцы, но там были также калабрийцы, сицилийцы, неаполитанцы, албанцы, греки, французы и несколько евреев. До сих пор знамениты лигуриец Оста Морато, который в 1637 году стал беем Туниса и основал свою собственную династию Мурадитов, правившую в Тунисе до начала XVIII столетия, и Али «Пиччинино», венецианец по происхождению, который фактически единолично правил Алжиром в 1638–1645 годах. И только во второй половине XVIII века вероотступников из стран Средиземноморья становится все меньше; отчасти их заменили новообращенные из числа англичан и фламандцев, которых называли «понентины».

Корсары, вероотступники и пленные История, Османская империя, Турция, Христиане, Турки, Пираты, Африка, Азия, Длиннопост

Граф Клод Александр де Бонневаль

С упадком империи роль вероотступников начала неуклонно снижаться. Но были исключения: к примеру, француз-аристократ граф Клод-Александр де Бонневаль. Он родился в 1675 году в большой семье, находился в родстве с писателем Фенелоном и дослужился во французской армии до полковника. В 1706 году он дезертировал и был приговорен французами к смертной казни, но перешел в имперскую армию и получил звание генерал-лейтенанта. Он был соратником Евгения Савойского, затем они поссорились, Бонневаля обвинили в государственной измене и заключили в крепость Шпильберг, откуда ему удалось бежать. Разочарованный отношениями внутри христианского общества, он, наконец, нашел прибежище в Стамбуле, где возглавил султанскую армию и под именем Ахмет Бонневаль-паши принимал участие в военных реформах, проводимых султаном Махмудом I. При этом он не порвал полностью со своей родиной, завязав дружбу с маркизом де Вильнёвом, посланником Людовика XV в Стамбуле.


Известный османский пират Кылыч Али-паша (1519-1587) при рождении носил имя Джованни Галени. Он был простым итальянцем. Родители думали, что он будет священником. Но судьба распорядилась иначе: в 17 лет его похитили турецкие корсары. Как и многих жертв, его заставили работать на галерах. Тяжелый труд гребли закалил его, а горячая итальянская кровь питала его страсть к приключениям. Через пару лет он принимает ислам и становится корсаром. Более талантливого моряка трудно было найти: через пару лет на добытое грабежом он покупает свое судно. Со временем на смелого грабителя европейских кораблей обратили внимание.

Он побывал губернатором всех территорий Магриба, продолжая грабить суда с золотом. Испанские мореплаватели не могли застать его врасплох. В октябре 1569 года пират обрушился на Тунис, где силами Испании на трон был посажен султан Хамид. Набрав около 5000 солдат, он перешёл границу с Тунисом и вскоре обратил Хамида в бегство, назначив себя правителем Туниса.

Естественно, через некоторое время многие вероотступники — которые подвергались обрезанию, если только им не удавалось избежать этого ритуала — возвращались в свои родные страны, и после покаяния их снова принимала церковь. Трудно определить, говоря о каждом из них в отдельности, насколько искренним было их обращение и насколько непритворным — возвращение к вере предков. Нам известны лишь немногие случаи, остальные же навеки поглотило прошлое.

Корсары, вероотступники и пленные История, Османская империя, Турция, Христиане, Турки, Пираты, Африка, Азия, Длиннопост

Кылыч Али-паша покоряет Тунис

Судьбы пленных мусульман в христианских странах были в целом менее счастливыми и менее разнообразными, чем судьбы пленников-христиан в мусульманских странах. Было очень мало «вероотступников», перешедших из ислама в христианство; причиной могло быть то, что мусульмане оказывались более тверды в своих убеждениях, или то, что на пленных не сильно давили с целью обращения. Последнее влекло за собой прямую невыгоду: раба, ставшего христианином, следовало освободить. То, что немногие случаи обращения приветствовались как великие события, говорит о том, как редко это бывало. Кроме того, было полезно иметь в запасе некоторое количество рабов, чтобы обменивать их на пленных. В 1543 году Папа Павел III учредил в Риме Коллегию неофитов, которая опекала обращенных в христианство евреев и мусульман, но опекаемых было немного. Христианские источники, иногда подтверждаемые сведениями с мусульманской стороны, говорят о тайной симпатии, которую испытывали некоторые мусульмане к христианству. Поскольку, однако, в дар ал-ислам отступничество от веры было преступлением, караемым смертной казнью, такие чувства (в случаях, когда они возникали — если возникали) держались в глубокой тайне.


Европа и ислам: История непонимания, Кардини Франко

Девширме — жестокий обычай османов

Показать полностью 5
106

Войны Сулеймана Великолепного

Войны Сулеймана Великолепного Сулейман, Роксолана, Хюррем, Турция, Османская империя, Османы, Султан, Стамбул, Длиннопост

Сулейман Великолепный

Султан Селим I, подчинивший себе в 1516–1517 годах мамлюкский Египет и распространивший свою власть на Священный город, вступив в союзнические отношения с мусульманскими правителями Триполи, Туниса и Алжира, умер в 1520. Ему наследовал его двадцатичетырехлетний сын, который носил имя мудрейшего из библейских царей — Соломона. Соломон, или Сулейман, известен на западе как «Великолепный», но в турецкой и мусульманской традиции его прославляют под еще более почетным именем — ал-Кануни, «Законодатель», которое напрямую связывает его с императором Юстинианом. Этим подчеркивалось, что Османская империя — законная преемница Римской.

Дата рождения Сулеймана указывается в различных источниках по-разному. В основном называются две даты: либо 6 ноября 1494 года, либо 27 апреля 1495 года. На табличке у захоронения указана вторая дата. Он родился в Трабзоне, его отцом был шехзаде Селим. Мать Сулеймана, Айше Хафса, по одной из версий являлась дочерью крымского хана Менгли I Гирея. До 1512 был бейлербеем в Каффе. На момент смерти отца, султана Селима I Сулейман был наместником в Манисе (Магнесия).


Годы правления Султана Сулеймана – это период, когда Османская Империя была господствующей силой как в политической, военной и экономических сферах, так и достигла пика в развитии искусств, литературы и архитектуры.

Вероятно, ни одна мусульманская династия не оказывала такого влияния на судьбу Европы, как династия Сулеймана Великолепного. Присутствие османов в юго-восточной Европе во время Реформации оказывало сильное влияние на ход событий, особенно в самой южной части Европы. Своим успехам, особенно в наземных сражениях, султан в значительной мере был обязан верности и силе своих любимых пехотных полков, «новой гвардии», янычар. Они набирались посредством девьиирме, обязательного призыва христианских мальчиков, жили в специальных казармах, носили особую форму с высокими белыми головными уборами, воспитывались в условиях железной дисциплины и вели аскетический образ жизни. Им навязывалось безбрачие, и все они считались членами одного религиозного братства (шарика бекташиййа). Янычарский корпус был учрежден султаном Мурадом I во второй половине XIV века; когда Сулейман взошел на трон, янычар было не более пяти тысяч, а к моменту его смерти их стало по меньшей мере двенадцать тысяч. До конца XVIII столетия они вызывали у европейцев одновременно и ужас, и восхищение; многие главы государств и полководцы пытались воспроизвести в Европе их организацию и даже их знамена, оружие и форму.


Потребность поощрять янычар, а также держать их при деле стала по меньшей мере одной из причин агрессивной политики Сулеймана в первое десятилетие его правления. Он развернул кампанию на Балканах, которая в 1521 году завершилась взятием Белграда. Одновременно турки мобилизовали свой военный флот и в 1522 году захватили остров Родос. Император Карл V предоставил рыцарям ордена Святого Иоанна, — обладавшим внушительными морскими силами, но тем не менее вынужденным покинуть остров, служивший для них главной базой более двух столетий, — остров Мальта. В 1526–1533 годах султан воспользовался разногласиями между европейцами и начал ожесточенную военную кампанию на территории между Балканскими горами и Дунаем; кульминацией ее стала осада Вены в сентябре-октябре 1529 года. В это же время пират Хайр ад-Дин со своей базы в Тунисе наводил страх на жителей Сицилии и юга Италии.

Войны Сулеймана Великолепного Сулейман, Роксолана, Хюррем, Турция, Османская империя, Османы, Султан, Стамбул, Длиннопост

Хайр ад-Дин "Барбаросса"

Главной целью этого мощного наступления был Карл V, известный как непримиримый враг ислама. Он был верным последователем «католических королей» в своем желании «продолжить завоевание Африки и бить неверных во имя веры». Сам же император не считал себя бескомпромиссным противником мусульман. Со временем он даже научился признавать их и относиться к ним терпимо, исходя из простого политического принципа: враг твоего врага — твой потенциальный друг. Он начал переговоры с персидским шахом Тахмаспом, что привело к решению атаковать Сулеймана с двух сторон и зажать его в тиски. «Великий турок» — так называли султана на Западе — ответил нападением на персов и заключением против них союза с  правителями Мавераннахра, наследниками Тимура, которые были того же этнического происхождения, что и турки, и тоже были мусульманами-суннитами.


Широкомасштабное наступление Габсбургов вынудило Сулеймана принять еще более дерзкие меры: он вступил в переговоры с королем Франции Франциском I, который в своем стремлении отомстить за поражение в битве при Павии и ослабить позиции императора заключил союз с Папой Климентом VII, вступив в «Коньякскую Лигу».


Однако приходилось считаться и с возобновившимися с новой силой (на самом же деле никогда не утихавшими) апокалиптическими страхами. В 1527 году Папа Климент VII отдал приказ арестовать «пророка» Брандано, который утверждал, что в 1530 году турки возьмут в плен Папу, императора и короля Франции и что только тогда Бог спасет христианский мир. Это пророчество выглядело как проклятие в адрес всех христианских правителей, однако вероятно, что «пророк» хотел осудить прежде всего союз Климента VII и Франциска I, направленный против Карла V, который казался оплотом христианского мира в его противостоянии мусульманам. Похоже, что, желая умерить мрачные предчувствия тех, кто приписывал все новые политические и военные успехи турок политическому цинизму Папы, Климент VII начал с уважением прислушиваться к еврейским «пророкам» Давиду Реубени и Соломону Молхо, выдвигавшими идею совместного иудейско-христианского союза против Османской империи. Такое предложение — смелое для периода, когда кругом было так много conversos (евреев, под давлением испанской инквизиции публично отрекшихся от иудаизма и принявших христианство) — имело антииспанский оттенок и должно было нравиться Папе из рода Медичи — по крайней мере, до Камбрейского договора 1529 года. Война против неверных, без участия испанцев, могла стать благородным предприятием и интересной стратегической и политической целью. Проблема, как всегда, была в том, чтобы реализовать эти планы.

Войны Сулеймана Великолепного Сулейман, Роксолана, Хюррем, Турция, Османская империя, Османы, Султан, Стамбул, Длиннопост

Карл V Габсбург

Тем не менее, средиземноморский крестоносный фронт продолжал формироваться, и те маневры, которые предпринимал папский двор, имели огромное значение. Венецианцы и германцы, и те и другие — традиционные враги Блистательной Порты, были вовлечены в военные действия на Балканах и в районе Адриатического и Эгейского морей. Венецианская республика, однако, по-прежнему занимала двусмысленную позицию. С 1523 года венецианским дожем был Андреа Гритти, проведший в Стамбуле несколько полных приключений лет и оставшийся личным другом Сулеймана. Во время своего правления он демонстрировал в его адрес уважение и восхищение.


Тем временем средиземноморский фронт был предметом беспокойства Испании и ордена Святого Иоанна. Все побережье от Гибралтара до Мессинского пролива Сицилии было под угрозой, связь была небезопасна, непрерывные нападения пиратов приводили к потере людей и грузов. После битвы при Мохаче 1526 года  начинаются долгие войны между Австрией и Турцией, а полем битвы почти всё время остается Венгрия. В 1527—1528 годах турки завоевали Боснию, Герцеговину и Славонию, в 1528 году вассалом Сулеймана признал себя правитель Трансильвании — Янош I Запольяи, претендент на венгерский трон.

В роковом 1529 году, когда османские войска осаждали Вену, греческий вероотступник, родом, вероятно, с Лесбоса, Хайр ад-Дин (позднее известный на Западе как «Барбаросса»), который уже господствовал над побережьем Марокко, занял Алжирскую крепость от имени султана.


Осада Вены и алжирская проблема побудили Папу и императора поскорее прекратить военные действия друг против друга, а Франциска I — присоединиться к ним, хотя и с крайней неохотой. В 1583 году Папа обратился к императору, итальянским государствам и Венгрии с просьбой организовать новый крестовый поход. Тем временем рыцарям-госпитальерам, изгнанным с Родоса, удалось обосноваться в Триполи. Испанцы, воспользовавшиеся затишьем в боевых действиях и осадившие Алжирскую крепость, пытались выторговать у султана мир в Венгрии в обмен на отвод своих войск от крепости. Однако Хайр ад-Дин, к этому времени назначенный великим адмиралом султанского флота, опустошив итальянское побережье до самого устья Тибра, сумел затем захватить Тунис и изгнать эмира, пользовавшегося испанской протекцией. Так мусульманская база возникла в непосредственной близости от сицилийского побережья, и христианским судам стало почти невозможно проходить через Тунисский пролив.


Таким образом, на Средиземном море теперь господствовали мусульмане, которые, кроме всего прочего, имели поддержку в виде тайного союза с королем Франции. Из этических соображений Франциск не мог осудить идеалы крестовых походов и сами походы, но был убежден в том, что всякий враг его врага Карла V должен быть его другом.

Войны Сулеймана Великолепного Сулейман, Роксолана, Хюррем, Турция, Османская империя, Османы, Султан, Стамбул, Длиннопост

Франциск I

Могущество Сулеймана было так велико, что он с успехом вёл наступательную войну против коалиции самых сильных стран христианской Европы. В 1533 году Сулейман развязал грандиозную войну с иранским Сефевидским государством) (1533-55 гг.), которым правил шах Тахмасп I. В 1538 году турки предприняли большой морской поход в Южную Аравию и Индию. Турки эпизодически принимали участие в походах крымцев на Московское царство (в 1541 году — на Москву, в 1552 и 1555 годах — на Тулу, в 1556 году — на Астрахань).

В 1535 году император приготовился со всеми своими силами напасть на Тунис, решив придать этой кампании характер крестового похода. Он доверился «Спасительному распятию», совершил паломничество в монастырь Монсеррат к Мадонне — святой покровительнице каталонских моряков и заручился поддержкой Папы Павла III, рыцарей-госпитальеров и португальцев. Флот императора (74 галеры и 330 кораблей) 16 июня подошел к берегам Туниса. Менее чем через месяц была взята крепость Лa-Гулетт, захвачена большая часть турецко-берберского флота и освобождены более 20 000 пленников-христиан. Наконец 21 июля и сам город Тунис был взят и разграблен. Утверждают, что Карл V отпраздновал затем свою победу в Риме и привез замки и засовы от ворот разграбленного города. Пока Хайр ад-Дин укрывался в Алжире, испанцы снова передали Тунис губернатору-мусульманину (их подданному), таким образом сохраняя непосредственную власть над Ла-Гулетт.

Успех императорских армий на побережье Северной Африки сблизил двух главных врагов Карла V — Сулеймана и Франциска I. Последовал ряд договоров (капитуляции, ратифицированные в 1569 году), которые дали французскому королю разрешение выступать на османских территориях, прежде всего в Святой земле, в качестве защитника христианских общин. Дипломатические связи повлекли за собой взаимные военные обязательства; некоторые из них сохранялись в тайне. Однако совместные усилия турок и французов по вовлечению в свой тайный союз Венеции были безуспешны; политика дожа Гритти, благоприятная для его старого друга в Стамбуле, потерпела крах, и в Венеции восторжествовала сильная «партия войны», которая была настолько воодушевлена удачей армии императора, что настояла на возобновлении военных действий на море. В качестве возмездия за смену Венецией курса турки перекрыли пролив Отранто и осадили остров Корфу.


26–27 сентября 1538 года в Ионическом море рядом с Превезой, при входе в залив Арты, Хайр ад-Дин разбил папско-венецианско-императорскую морскую армаду — 95 судов, почти 60 000 человек, более 2500 пушек. Иногда утверждается, что поражение было отчасти обусловлено недостатком энтузиазма со стороны командующего объединенным флотом — генуэзца Андреа Дориа, которого не вдохновляла идея победы христиан, так как она пошла бы на пользу в основном Венеции. На самом же деле поражение при Превезе стало сигналом к концу венецианского господства над Мореей. Старый дож, которому было суждено умереть еще до окончания года, получил горькое удовольствие от того, что смог упрекнуть своих противников за их неразумную воинственность.

Войны Сулеймана Великолепного Сулейман, Роксолана, Хюррем, Турция, Османская империя, Османы, Султан, Стамбул, Длиннопост

Четвертая жена Сулеймана Хюррем-султан

Христианский союз распался, не оставив следов. Через несколько лет Венецианская республика подписала с Блистательной Портой сепаратный мирный договор, по которому должна была выплатить непомерную компенсацию и уступить последние венецианские форты в Греции, как, например, Навплион и Монемвасия. В 1541 году император попытался взять реванш, осадив Алжир, оплот Хайр ад-Дина, но опять потерпел фиаско, отчасти из-за сильной бури. Султанский пират-адмирал ответил серией жестоких набегов, повергших в ужас обитателей Европы от Прованса до побережья Ионического моря. Это была его лебединая песня: вскоре, в 1546 году, он умер.


Турецкий флот располагал и другими выдающимися адмиралами, большинство из которых были вероотступниками, бывшими христианами. Стоит вспомнить хотя бы хорвата Пиале-пашу или калабрийца Луку (или Джованни) Галиени, родившегося в 1520 году и в шестнадцатилетнем возрасте похищенного берберами; он стал Улудж Али рейсом, в Италии известным под прозвищем «Очки». Со смертью Хайр ад-Дина, однако, прекратился страх перед турецким флотом. Карл V воспользовался ситуацией и в 1550 году напал на ал-Махдию в Тунисе, военную базу преемника Барбароссы Тургута Али, на Западе известного как Драгут. Восьмого сентября, в день Рождества Богородицы, город был захвачен, но Драгуту удалось бежать.


К этому времени угроза со стороны турецких и берберских пиратов начала всерьез беспокоить представителей церкви, которые собрались на Триентский собор. Папа Юлий III без колебаний пригрозил наследнику Франциска I Генриху II объявить против него крестовый поход, если он и впредь будет поддерживать турок и протестантов.


Тем временем на североафриканском побережье христиане продолжали терпеть неудачи. В августе 1551 года рыцари-госпитальеры были вынуждены бесславно покинуть город Триполи, который султан передал Драгуту. Христиане начали уставать и терять уверенность: Папа Павел IV, которого страшило могущество Габсбургов, даже сделал вид, что заключил устное соглашение о перемирии с Блистательной Портой. Он распустил слух о том, что получил тайное предложение вступить в союз с турками против Испании. К этому времени пиратская война на Средиземном море стала повсеместной и обоюдной. Однако даже «осторожный король» (el rey prudente) Филипп II, который взошел на испанский престол после Карла V, явно придерживался мнения, что, в конечном счете, турки далеко и что еретики и бунтари, живущие на Пиренейском полуострове, куда опаснее. Сражения в районе Средиземноморья перемежались с битвами на Балканах иногда между двумя театрами войны возникало взаимодействие. В 1560 и 1565 годах христианский флот потерпел позорные поражения близ с порта Джерба, в то время как османы делали безуспешные попытки захватить Мальту, героически защищаемую рыцарями-иоаннитами. Вместо нее османы захватили остров Хиос и крепость Сигет в Венгрии.

Войны Сулеймана Великолепного Сулейман, Роксолана, Хюррем, Турция, Османская империя, Османы, Султан, Стамбул, Длиннопост

1 мая 1566 года Сулейман I выступил в последний — тринадцатый военный поход. Войско султана 7 августа приступило к осаде Сигетвара в Восточной Венгрии. Сулейман I Великолепный скончался ночью 5 сентября в своём шатре во время осады крепости, от дизентерии. Запад испытал облегчение, к которому примешивалась радость. Но ликование отчасти окрашивалось и скорбью. Сулейман сделался видной фигурой XVI столетия, политиком и правителем, восхищавшим как Запад, так и Восток. На Западе он был постоянным предметом обсуждения; пышности и богатству его приемов и его величию широко подражали, им восторгались, неоднократно создавали его портреты. Тициан писал портрет Сулеймана, по крайней мере, три раза, основываясь на доступных ему изображениях султана и самостоятельно трактуя увиденное. Паоло Джовио восхвалял Сулеймана за его благочестие и великодушие. В основном благодаря Сулейману и его репутации — в создании которой участвовали Монтень, Воден и Шаррон, — на Западе распространилась смутная идея о справедливости и порядке, царящих в турецкой империи, о ее несокрушимой мощи. Но одновременно ходили слухи о жестокости турок на войне и об их варварских обычаях. Многие из тех, кто посещал Турцию в XVI веке, лестно отзывались о Великом турке, правление которого было ознаменовано внутренним спокойствием и справедливостью. «Турецкий мир», установленный им в своей империи, вызывал уважение явно из-за того, что походил на «римский мир» (pax romana), но многие в то же время указывали на тираничные и жестокие методы правления Сулеймана.

Ни родственные связи, ни былые заслуги не могли спасти людей, которых монарх заподозрил в неверности. К изменникам он проявлял особую жестокость. Он боролся со взяточничеством и сурово наказывал чиновников за злоупотребления. Безжалостный к врагам, он оплакивал молодого короля Венгрии, погибшего в сражении с его же войсками. Он был вне себя от горя, когда умер его маленький сын, однако спустя годы по его же приказу был убит другой его сын. Сулейман I покровительствовал поэтам (Бакы и др.), художникам, архитекторам, сам писал стихи, под псевдонимом Мухибби, считался умелым кузнецом и лично принимал участие в отливе пушек, а также увлекался ювелирным делом. Грандиозные постройки, созданные в его правление — мосты, дворцы, мечети (самая знаменитая — мечеть «Сулеймание», вторая по величине в Стамбуле) стали образцом османского стиля на столетия вперед. Султан Сулейман был великим правителем, при нем империя достигла своего расцвета, а после его смерти Османская империя постепенно стала катиться к своему упадку.

Показать полностью 5
26

Когда прорывается внутренний писатель.

"Но вот в ? часа 35 минут утра на левом фланге полка раздались одиночные неприятельские ружейные выстрелы; на укреплении взвилась неприятельская сигнальная ракета, послышались тревожные сигналы, засветили прожектора, затататакали пулеметы, загремели пушки - австрийцы открыли бешеный огонь. Атака была обнаружена. С каждой секундой редели наступающие ряды. Еще более редела цепь истребителей проволочных заграждений..."

Когда читаешь эти строки, то можно подумать, что это отрывок из какого-то романа о войне. Написано достаточно живо и увлекательно, однако это совсем не из книги. Это реляция (донесение о военных действиях) о боях 22-24 сентября 73-го Крымского пехотного полка, когда русские части штурмовали крепость Перемышль. К сожалению, первая осада и штурм крепости обернулась для русских полков большими потерями и осада крепости была снята через 21 день.


Эту реляцию написал командир Крымского полка Александр Алексеевич Безкровный. Человек не обделенный ни храбростью ни писательским талантом. За годы Первой мировой войны дослужился до генерал-лейтенанта, награжден орденами Святого Георгия 4 ст., Св. Владимира 4 ст. с мечами и с бантом, Св. Владимира 3 степени с мечами. После революции служил в УНР , а после падения украинской державы во ВСЮР. С поражением Белого дела эмигрировал в Турцию.

Когда прорывается внутренний писатель. Первая мировая война, Российская империя, Перемышль, История

Сейчас продолжается оцифровка документов по Первой мировой и каждый может поискать своих предков, которые воевали в этой войне. Эту реляцию я поднял, потому что одним из солдат 73-го Крымского пехотного полка участвовавшем в описываемом штурме был мой прапрадед, который был ранен и после отправлен в госпиталь в Алексеевку.


Вторая Отечественная, Империалистическая, Первая мировая... как бы не называли эту войну, но это часть нашей истории, которую нужно знать. И как мне кажется, вдвойне или втройне интереснее знать какое место занимали в этой истории твои предки.


И закончить я хочу еще одним отрывком из реляции:

"Забылся кошмар, только поредевшие ряды свидетельствовали о том, что с полком случилось что-то тяжелое и страшное. Не стало в полку 1325 бесстрашных и храбрых бойцов..."

Реквизиты реляции:
РГВИА ф.2349, оп.1, д.90

Показать полностью
391

Была заметку про войну с страусами Эму в Австралии, но наткнулся на заметку про ещё один интересный случай.

"Трагическое столкновение немцев в Беловежской Пуще.


Последнему поколению вымирающей породы зубров, обитателей Беловежской Пущи, пришлось быть свидетелем нашествия немцев. Обычно мирные, добродушные животные, привыкшие к предупредительному к себе отношению, зубры были крайне изумлены неожиданной встрече с отрядом вооруженных немецких солдат.

Была заметку про войну с страусами Эму в Австралии, но наткнулся на заметку про ещё один интересный случай. Первая мировая война, Пропаганда, Российская империя, Журналистика

С тревожным ворчание провожало стадо проходящие войска, инстинктивно чувствуя перед собой представителей другой, менее добродушной, более жестокой породы людей. Обе стороны насторожились и подозрительно поглядывали друг на друга.

Вдруг неожиданный предательский выстрел немецкого поручика, вздумавшего поохотиться на редкого зверя, вывел стадо из созерцательного состояния, и вслед за вожаком, налитыми глазами, всклокоченной шерстью, зубры ринулись стремительно на растерявшихся немцев.


Немецкие штыки буквально ломались о широкие лбы зубров, а беспорядочные выстрелы еще более возбуждали неистовую ярость лесных чудищ, которые, прыгая и топча немцев, положительно рвали и метали все, что ни попадалось им, на куски.


Только человек двадцать из роты немцев каким-то чудом уцелели, благодаря тому, что, потеряв в первые минуты столкновения свое оружие, бросились бежать. Так лесные звери расправились с культурными зверями. Из рядов зубров выбыло штук восемь".


"Огонек", №45, 1915 г.

Показать полностью
122

Кто кого: «турецкое единение» против английской мощи.

Кто кого: «турецкое единение» против английской мощи. Турция, Англия, Германия, Миноносец, Первая мировая война, Морская атака, 1915, Длиннопост, Флот

Во время Первой мировой османский флот никто не воспринимал всерьёз. Однако в мае 1915-го турецкие моряки с миноносца «Муавенет», не надеясь на успех, дерзко атаковали британский броненосец…



Немецкая сталь


Миноносец типа S-165 «Муавенет-и Миллие» по происхождению был чистокровным немцем. Его заложили в 1908 году на верфи Шихау в Эльбинге для германского флота.


Летом 1910 года S-165 и три его систершипа продали Османской Империи. Турки отчаянно пытались обзавестись современными кораблями всех классов, чтобы противостоять своим многочисленным врагам.


Миноносец получил новое название, в переводе с турецкого означавшее «народное единение».

Деньги на покупку кораблей частично собирали пожертвованиями — об этом и напоминало данное имя.

Кто кого: «турецкое единение» против английской мощи. Турция, Англия, Германия, Миноносец, Первая мировая война, Морская атака, 1915, Длиннопост, Флот

«Муавенет» имел полное водоизмещение в 765 тонн при длине в 74 метра и мог разгоняться до 26 узлов. Был вооружён четырьмя орудиями: два — калибром 75 мм и ещё два — 57 мм. Но главным его оружием были три 450-мм торпедных аппарата.


К моменту вступления Османской империи в Первую мировую в ноябре 1914 года миноносец был одним из самых современных и боеспособных кораблей турецкого флота.



Хорошая подготовка — половина дела


В начале мая 1915 года, через считанные недели после высадки войск Антанты на Галлиполийском полуострове, союзники пытались захватить проливы и открыть путь на Константинополь; бои на суше приобрели характер позиционного тупика. Турецкие солдаты, дравшиеся с отчаянностью обречённых, стояли насмерть за каждый метр земли.


Англичане для поддержки своих наземных войск активно использовали тяжёлые корабли.

Огонь орудий броненосцев сметал османские окопы вместе с находившимися в них солдатами.

Особенно неприятными для турок были удары корабельной артиллерии на правом фланге, в районе лощины Керевес Дери. Каждую ночь два британских броненосца из бухты Морто безнаказанно расстреливали турецкие позиции с фланга. А на рассвете уходили, чтобы не попасть под огонь батарей османов с азиатского берега.

Кто кого: «турецкое единение» против английской мощи. Турция, Англия, Германия, Миноносец, Первая мировая война, Морская атака, 1915, Длиннопост, Флот

Рельефная карта Дарданелл с отмеченными на ней позициями.

Шестого мая немецкому капитан-лейтенанту Фирле, командиру полуфлотилии миноносцев турецкого флота, поручили проработать возможность атаки британских броненосцев. Фирле решил провести ночную торпедную атаку силами одного миноносца.


Немец выбрал «Муавенет» под командованием храброго и компетентного турецкого офицера Ахмеда Саффета.


После наблюдений за англичанами прямо из упиравшихся в море турецких окопов Фирле и Саффет решили, что, прижавшись к европейскому берегу, «Муавенет» сможет проскользнуть мимо патрулирующих британских эсминцев. Те старались держаться ближе к середине пролива, а на фоне тёмных скал европейского берега «Муавенет» будет не так заметен. Фарватер, которым миноносец будет выходить в атаку, тщательно — но скрытно — обвеховали.


Корабль основательно готовили к атаке: на трубы установили искрогасители — ни одна вспышка не должна выдать миноносец. Чтобы максимально уменьшить его осадку и как можно ближе прижаться к берегу, с корабля начали снимать всё лишнее.


Топливо? Минимальный запас, идти недалеко. Орудия? Снять всё. Если англичане заметят, из них успеют дать разве что прощальный салют. Личные вещи экипажа, мебель, все припасы — оставить на берегу. На борту только торпеды.


Кроме Фирле из немцев на «Муавенете» будут ещё два офицера и дюжина старшин и матросов для подстраховки турок.

В удачное возвращение корабля никто не верил. Турецкие матросы надеялись: когда их миноносец пойдёт ко дну, хотя бы некоторые счастливчики смогут спастись, самостоятельно доплыв до берега.«Муавенет» был один против всех.



Решающая ночь


13 мая после полуночи корабль начал свой прорыв. Время выбрали не случайно: стояла полная темнота, а внимание английских моряков ослабло из-за усталости.


Прижимаясь к береговым скалам, миноносец скользил по воде малым ходом, позволяя мощному выносному течению нести себя в сторону противника. Условия были самыми подходящими: безлунная тёмная ночь и туман над водой.


В 0:45 в нескольких сотнях метров показались тёмные силуэты двух британских эсминцев. Ни «Бигль», ни «Бульдог» ничего не заметили, и турецкий миноносец проскочил мимо.

Кто кого: «турецкое единение» против английской мощи. Турция, Англия, Германия, Миноносец, Первая мировая война, Морская атака, 1915, Длиннопост, Флот

Британский броненосец «Голиаф»



В 01:10 «Муавенет» вышел из тумана прямо на два стоящих на якоре британских броненосца, увлечённо стрелявших по берегу. «Корнуолис» и «Голиаф» по меркам 1915 года были безнадёжно устаревшими кораблями, но для обстрела берега их четырёх 12-дюймовок и дюжины шестидюймовок хватало за глаза.


На кораблях не стояли противоторпедные сети, а всё внимание команды было устремлено на берег. Какие в море могут быть турки?


В 01:13 приближавшийся миноносец заметили с мостика «Голиафа» и начали запрашивать опознавательные. Англичане решили: это кто-то из своих. Может быть, просто потерявшийся. В ответ с «Муавенета» сигнальной лампой передавали всякую тарабарщину — тянули время. Каждая секунда приближала турок к их цели.


Они приблизились уже на 500 метров, а с мостика «Голиафа» на них вовсю кричали в мегафон. Уже после англичане утверждали, что с турецкого корабля им даже что-то прокричали в ответ на идеальном английском.


Саффет и Фирле решили: момент настал. «Муавенет» резко увеличил скорость и выпустил торпеды.

С такого расстояния они не могли промахнуться. Три торпеды распороли борт «Голиафа», и тот в течение нескольких минут лёг на борт и перевернулся. На секунду на мостике «Муавенета» задумались: а не перезарядить ли торпедный аппарат (на борту была одна запасная торпеда) и попытаться торпедировать ещё и «Корнуолис»? Но затем решили не рисковать.


Миноносец развернулся и на полной скорости растворился в тумане.


Британские эсминцы снова ничего не заметили. И даже на «Корнуолисе» атаку на «Голиаф» обнаружили только тогда, когда броненосец лёг бортом на воду.


В результате уже в два часа ночи ликующая и невредимая команда «Муавенета» оказалась в безопасных водах.



«Турки заслужили медаль»


На борту «Голиафа» погибли 570 моряков во главе с капитаном, 180 членов экипажа удалось спасти.


Потопление броненосца, а также неудачи в боях на земле вызвали политический скандал. В результате свои посты оставили Первый лорд адмиралтейства, Уинстон Черчилль, и Первый морской лорд, адмирал Фишер.

Кто кого: «турецкое единение» против английской мощи. Турция, Англия, Германия, Миноносец, Первая мировая война, Морская атака, 1915, Длиннопост, Флот

Турецко-немецкий экипаж миноносца на палубе после награждения



Весь экипаж «Муавенета» был награждён и немецким, и турецким командованием. Это была одна из самых громких побед османского флота в годы Первой мировой.

Показать полностью 4
122

Бой «близнецов».

Бой двух близнецов, внешне не различимых, но внутренне абсолютно разных - довольно избитый сюжетный ход, приходивший в голову многим авторам. Что уж там говорить - все это выглядит довольно надуманно, но был случай в истории судоходства, который удивительно точно повторяет этот сюжетный штамп. 
Бой «близнецов». Первая мировая война, Флот, История, Кап Трафальгар, Кармания, Морской бой, Война, Длиннопост

Произошло это в самом начале Первой мировой войны, когда гражданские суда реквизировались военными ведомствами всех воюющих держав, дабы впоследствии служить целям абсолютно далеким от их первоначального применения. Такая судьба постигла и новенький немецкий пассажирский лайнер Кап Трафальгар (SS Cap Trafalgar), приступивший к пассажирским перевозкам практически накануне войны - 1 апреля 1914 года. Названный в честь знаменитого мыса Трафальгар, места, где в 1805 году развернулась знаменитая Трафальгарская битва, корабль был абсолютно далек от военного применения. Его задачей было перевести через Атлантический океан в комфорте и удобстве 1600 пассажиров из Гамбурга в Бразилию, Аргентину и Уругвай.


Но, начало войны заставило мирное судно стать военным кораблем - с установленными на палубах двумя корабельными пушками 45 калибра и шестью QF 1-фунтовыми автоматическими орудиями со смешным звукоподражательным прозвищем «пом-пом» и совсем несмешным 37-м калибром, корабль получил наименование вспомогательного крейсера и команду профессиональных военных под руководством капитана Вирта (Korvettenkapitän Wirth).


Задачей крейсеру была поставлена работа по уничтожению британского торгового флота в водах южной Америки, подкрадываясь к ничего не подозревающим кораблям под видом гражданского судна на расстояние орудийного залпа. А что лучше всего поможет скрыть военные намерения, как не маскировка под какое-нибудь известное судно противника! Выбор суровых германских моряков выпал на уже довольно долго (с 1905 года) ходившее по маршруту Ливерпуль - Нью-Йорк судно Кармания (RMS Carmania), обладавшее практически идентичным тоннажем, что и Кап Трафальгар. Внешне корабли отличал лишь один сильно бросавшийся в глаза признак - на немецком лайнере возвышалось три трубы, на британском - только две. Но и это была не проблема - одна из труб Кап Трафальгара была фальшивой, так что снять ее не составило большого труда.

Бой «близнецов». Первая мировая война, Флот, История, Кап Трафальгар, Кармания, Морской бой, Война, Длиннопост

Лайнер Кармания.

Бой «близнецов». Первая мировая война, Флот, История, Кап Трафальгар, Кармания, Морской бой, Война, Длиннопост

Кап Трафальгар со снятой фальш-трубой.

Итак, готовый к своей первой охоте корабль стоял, загружаясь углем, в порту секретной немецкой базы, что располагалась на небольшом острове Триндади. И все бы хорошо, но в это самое время на горизонте появились дымы британского парохода - которым оказалась... да-да, та самая Кармания, под которую так искусно маскировался немецкий вспомогательный крейсер. А самое интересное, что английские военные так же реквизировали этот корабль для военной службы, поставили на нем восемь 120-мм пушек 45-того калибра и приказали капитану Ноэлю Гранту (Noel Grant) курсировать в Атлантике около берегов Южной Америки, выискивая немецкие корабли-угольщики и небольшие военные суда.


После первого удивления от встречи с немецкой копией своего корабля и обмена сигналами, капитан Грант понял, что боя не избежать и приказал поднять над Карманией боевой флаг. Началось сражение, оставшееся в истории как «битва у острова Триндади».

Бой «близнецов». Первая мировая война, Флот, История, Кап Трафальгар, Кармания, Морской бой, Война, Длиннопост

При отсутствии на борту серьезных калибров, неповоротливые атлантические лайнеры могли эффективно сражаться друг с другом только на близком расстоянии, поэтому бой скорее напоминал морские сражения времен наполеоновских войн, нежели чем артиллерийскую дуэль кораблей Первой мировой. Сблизившись, корабли поливали друг друга артиллерийскими снарядами. И вот тут ярко проявились все особенности военных моряков обеих воюющих держав: меткость немецких артиллеристов сразу же дала первые результативные попадания по надстройкам Кармании - на взятом в «вилку» корабле сразу начались очаги пожаров, а разрушение мостика привело к тому, что капитан был вынужден сменить место своей дислокации. На ближних дистанциях в бой включились автоматические «пом-помы» и британский лайнер был просто осыпан снарядами. Однако же англичане применили свой, излюбленный еще со времен парусного флота, прием - большая часть снарядов ложилась ниже ватерлинии немецкого корабля. Поэтому после двухчасового боя Кап Трафальгар уже имел довольно приличную течь в трюме и был вынужден выйти из-под обстрела, а прилично горевшая к тому времени Кармания была еще вполне себе на плаву.


Капитан немецкого корабля сделал попытку добраться на тонущем крейсере до береге, но, увы, запас хода у погружающегося в воду лайнера был небольшой и вскоре корабль завалился на бок и затонул. На немецком корабле, по разным данным, погибло от 16 до 51 человека, в их числе оказался и капитан Вирт, ушедший на дно вместе со своим боевым лайнером. 279 моряков спаслось на шлюпках и подошедшем на помощь угольщике Eleonore Woermann - они были перевезены в Буэнос-Айрес и были интернированы Аргентиной до самого окончания войны.


Кармании повезло намного больше, в бою на ней погибло 9 человек, а с пожарами удалось справится собственными силами команды.

Бой «близнецов». Первая мировая война, Флот, История, Кап Трафальгар, Кармания, Морской бой, Война, Длиннопост

Мостик Кармании после боя.

Бой «близнецов». Первая мировая война, Флот, История, Кап Трафальгар, Кармания, Морской бой, Война, Длиннопост

Кармания вскоре после боя.

Отбуксированный в док подошедшими на помощь судами, корабль был восстановлен и послужил всю войну военным транспортником. В дальнейшем боевой лайнер вернулся к гражданским перевозкам и служил пассажирским лайнером до 1932 года, когда постаревший корабль списали и распилили на металлолом. В память о боевом прошлом корабельный колокол Кармании находится в постоянной экспозиции на борту плавучего музея-корабля HQS Wellington, что пришвартован на вечную стоянку в Лондоне.

Показать полностью 5
1444

Запретная любовь в Сарае

Историям о безумных оргиях в турецком гареме мы обязаны не столько азиатскому распутству, сколько сексуальному голоду европейцев, измученных пуританской моралью.



Дьюла Торнаи (1861–1928гг). «В гареме» (1901г)

Запретная любовь в Сарае Гарем, История, Факты, Османская империя, Турция, Много букв, Длиннопост, Восток дело тонкое

«Что такое Дон Жуан и его mille e tre по сравнению с султаном? Второразрядный искатель приключений, обманутый обманщик, чьи скудные желания — капризы нищего — исчерпываются горсткой возлюбленных… Что за жалкая участь — шататься при луне с гитарой за спиной и томиться ожиданием в обществе полусонного Лепорелло! А султан?! Он срывает лишь самые чистые лилии, самые безупречные розы в саду красоты, останавливает взгляд лишь на совершеннейших формах, не запятнанных взглядом ни единого смертного…». Теофиль Готье (1811–1872гг), «Путешествие на Восток»

В 1218 году орды Чингисхана ( ок. 1162–1227гг) обрушились на Среднюю Азию. Спасая свою жизнь от монгольской сабли, побросав весь скарб, все, кто жил на территории государства Кара-Киданей, устремились на юго-запад. Среди них было и небольшое тюркское племя кайы. Спустя год оно вышло к границе Конийского султаната, занимавшего к тому времени центр и восток Малой Азии. Сельджуки, населявшие эти земли, как и кайы, были тюрками и верили в Аллаха, поэтому их султан счел разумным выделить беженцам небольшой пограничный удел-бейлик в районе города Бурса, в 25 км от побережья Мраморного моря. Никто тогда и представить себе не мог, что этот крошечный участок земли окажется плацдармом, с которого будут завоеваны земли от Польши до Туниса. Да, речь идет об Оттоманской (Турецкой) империи и турках-османах, как принято называть потомков кайы. И чем дальше распространялась власть турецких султанов в последующие 400 лет, тем роскошнее становился их двор, куда стекалось золото и серебро со всего Средиземноморья. Воистину, они были законодателями мод и образцом для подражания в глазах правителей всего исламского мира. И, конечно, притчей во языцех был султанский гарем. В это легко поверить, достаточно один раз побывать на женской половине султанского дворца Топкапы в Стамбуле: это даже не город, это — целое царство.



О чем мечтать в гареме


Вообще, слово «гарем» (haram) — не турецкое, а арабское. И обозначает оно всё, что запретно, тайно или недоступно, в частности часть дома, где жили жены и наложницы хозяина. По-турецки гарем назывался «сараем» (saray), то есть большим домом или дворцом. Отсюда и французское «сераль», как любили называть покои султана в Европе в XVIII–XIX веках, рисуя в своем воображении сладострастный образ огромного публичного дома. Однако это были всего лишь праздные домыслы, хотя число султанских рабынь действительно не может не впечатлить. Так, при Мехмеде III (1568–1603гг) их было около пяти сотен. Пополнялся сераль пленницами, захваченными в военных походах, купленными на невольничьих рынках или подаренными султану его приближенными. Обычно брали черкешенок, которыми тогда называли всех жительниц Северного Кавказа. В особой цене были славянки. Но в принципе в гареме мог оказаться кто угодно. Например, там провела большую часть своей жизни француженка Эме де Ривери (1763-?гг), кузина Жозефины Богарне (1763–1814гг), будущей жены Наполеона (1769–1821гг). В 1784 году по пути из Франции на Мартинику она была захвачена в плен алжирскими пиратами и продана на невольничьем рынке. Судьба была к ней благосклонна — позже она стала матерью султана Махмуда II (1785–1839гг).


Обычно возраст молодых рабынь составлял 12–14 лет. Их отбирали не только по красоте и здоровью, но и по уму: «дурочек» не брали, ведь султану был нужна не просто женщина, но и собеседница. Поступившие в гарем проходили двухгодичное обучение под руководством кальф (от турецкого kalfa — «начальник») — старых опытных рабынь, помнящих ещё дедов царствующих султанов. Девушкам преподавали Коран (все попавшие в гарем принимали ислам), танцы, игру на музыкальных инструментах, изящную словесность (многие одалиски писали хорошие стихи), каллиграфию, искусство беседы и рукоделие. Особо стоит сказать о придворном этикете: каждая рабыня должна была знать, как наливать своему господину розовую воду, как подносить ему туфли, подавать кофе или сладости, набивать трубку или надевать халат.



Жан Огюст Доминик Энгр (1780–1867гг). «Большая одалиска» (1814г). Одалисками (от турецкого odaliq — «служанка») в XVIII–XIX веках на Западе называли всех наложниц гарема, без различия их статуса

Запретная любовь в Сарае Гарем, История, Факты, Османская империя, Турция, Много букв, Длиннопост, Восток дело тонкое

Через два года девушку ждал экзамен, который принимала сама валиде-султан — мать царствующего султана, первый человек в гареме. Не сдавшие отправлялись на кухню и в дворницкие, сдавшие — становились джарийе, потенциальными наложницами султана. Мы говорим потенциальными, потому что далеко не каждой выпадало счастье разделить с султаном ложе. Многим суждено было прожить свой век в тоске и ревности. Правда, если одалиска в течение девяти лет так и не познала султана, её старались при первой возможности выдать замуж за какого-нибудь чиновника, обеспечив хорошим приданым и вернув свободу. Вообще, к гаремным рабыням отношение было вполне заботливым и внимательным. Даже самой последней джарийе из султанской казны всегда выдавалось денежное содержание на косметику, наряды и сладости, а на праздники делались дорогие подарки.


Те, кто не впал в депрессию, тоскуя о родном доме, мечтали стать гёзде (gözde — любимая, пользующаяся благосклонностью), то есть теми, с кем султан провел хотя бы несколько ночей. Но даже если это была всего одна ночь, статус одалиски резко повышался, ей полагалось повышенное содержание, более комфортабельные покои и несколько черных рабынь. Численность гёзде обычно не превышала сотни. Такое счастье могло выпасть одалиске в любой момент: султан мог положить на нее глаз в самом начале, когда ему представляли сдавших экзамен джарийе, или во время прогулки, или на торжестве, где прислуживала будущая счастливица. Тогда султан посылал своей избраннице подарок и букет цветов — это означало, что он ожидает её сегодня ночью. Понравившись султану, гёзде получала шанс стать икбал (ikbal — счастливая), то есть фавориткой. Их было относительно немного: у Махмуда I (1696–1754гг) их было пятнадцать, а Селима II (1524–1574гг) — девять. Можно представить, насколько отличался уровень жизни фавориток-икбал от других рабынь. Если же гёзде или икбал беременели и приносили султану сына или дочь, они становились кадинами (kadin — женщина, мать), небожительницами гарема, ну, а самым счастливым выпадала честь стать султанскими женами — кадин-эфенди.


Жен у султана было четыре, больше не позволяли законы шариата (количество рабынь не ограничивалось). Но с точки зрения мусульманского права, статус кадин-эфенди отличался от статуса замужних женщин, обладавших личной свободой.

Замужняя женщина в Турецкой империи, — писал Жерар де Нерваль, путешествовавший по Востоку в 1840-е годы, — имеет те же права, что и у нас и даже может запретить своему мужу завести себе вторую жену, сделав это непременным условием брачного контракта.

Даже и не думайте, что эти красавицы готовы петь и плясать, дабы развлечь своего господина — честной женщине, по их мнению, не пристало обладать подобными талантами. Турчанка вполне могла сама инициировать развод, для чего ей было достаточно лишь представить в суд свидетельства плохого с ней обращения.



Леконт дю Нуи (1842–1923гг). «Счастливая» («Белая рабыня», 1888г).

Вино одалискам было строго запрещено, в отличие от гашиша.

Запретная любовь в Сарае Гарем, История, Факты, Османская империя, Турция, Много букв, Длиннопост, Восток дело тонкое

Первые султаны ещё брали в жены принцесс из соседних государств, но вскоре эта практика прекратилась: агрессивная политика Турции не предполагала никаких долговременных союзов, основанных на брачных связях. С кадин-эфенди все было гораздо проще: никаких контрактов и обязательств. Именно отсутствие контракта позволяло султану отправлять рассердившую его жену в Старый дворец, а на её место брать новую. Но такое бывало крайне редко и вовсе не означает, как полагали европейцы, что со своими женщинами султаны обращались исключительно как с неодушевленными предметами. Конечно, султаны зачастую были деспотичны, но их сердцам были ведома и нежность, и привязанность, и страсть. А уж как представляли себе гаремный секс! Ведьмы на шабаше, наверное, застеснялись, если бы им рассказали о нем. Чего стоит один де Сад (1740–1814гг). Все дело в том, что европейские путешественники и дипломаты так и не смогли разобраться в исламской сексуальной культуре, произвольно истолковав её принципы.



Секс во имя Аллаха


В сравнении с Европой, отношение к сексу в исламской цивилизации было принципиально иным. В христианском мире физическое удовольствие от любви даже с законной супругой всегда воспринималось как некое маргинальное состояние, которое незаметно заводит в трясину смертных грехов. Ведь в Эдеме секса не было. Он появился после грехопадения и то лишь с одной определенной задачей — воспроизводством рода. В исламе же секс представлялся естественным продолжением любви духовной: «Если ты не любил и не знал страсти, то ты — один из камней пустыни» (аль-Ансари, XI век). С аль-Ансари был согласен и аль-Газали (1058–1111гг), известный толкователь священных текстов из Хорасана. В своем труде «Счастливый мусульманский брак» он писал, что без соития любовь ущербна. Отказываясь от нее, мусульманин отказывается от дара, ниспосланного ему Всевышним, что означает его оскорбление. Именно поэтому в исламской культуре, в отличие от европейской, не было культа платонической любви, равно как и узаконенной практики монашеского аскетизма — ведь сам Мухаммед (571–632гг) запретил своему сподвижнику Усману ибн Мазуну идти по пути полового воздержания с целью полностью посвятить себя служению Аллаху.


И если по европейским средневековым представлениям при соитии рядом с любовным ложем всегда должны были крутиться бесы, дабы распалить воображение партнеров и тем самым ввести их в грех мысленного блуда, то в исламе любящие находились под благословением Всевышнего. Если на Руси перед тем, как познать женщину, снимали нательный крест, то на Востоке произносили басмалу: «Бисмиллахир-рахманир-рахим» («Во имя Аллаха Милостивого ко всем на этом свете и лишь для верующих в День Суда»). Тем, кто придерживался этого обычая, Мухаммед обещал, что:


ангелы, записывающие наши деяния, беспрерывно будут записывать им благие деяния до тех пор, пока они не совершат обязательное купание (посткоитальное омовение). И если вследствие этого сближения произойдет зачатие и родится ребенок, то им запишется столько же добрых дел, сколько раз будет дышать этот ребенок и последний из числа его потомков.


Именно это полноправие секса европейцы интерпретировали как разрешение интимной распущенности. На самом деле это было не так. Напротив, в гаремах никогда не было и не могло быть тех оргий, в которые погрузилась европейская аристократическая богема в XVIII веке, уверенная, что в этом она подражает султанам Турции. Последние же никогда не сомневались в том, что хуже, чем отказаться от дара Аллаха, может быть только одно — осквернить этот дар. Поэтому в стамбульском гареме соблюдались все ограничения, налагаемые Кораном на сексуальную сферу. Это касалось анальной, групповой или однополой любви вместе с остальными формами сексуальных извращений. Не разрешалось даже смотреть на половые органы партнера во время соития (в остальное время это было можно), и султаны аккуратно укрывали свое достоинство парчовым покрывалом (иначе, по поверию, зачатый ребенок мог родиться слепым). Именно из-за запрета на разглядывание гениталий в гаремах не изучалась Камасутра, вернее тот её раздел, который посвящен сексуальным позам (техническими приемами любви одалиски владели в совершенстве).


Была и другая причина: турки считали, что ребенок, зачатый в неестественной позе, родится косым или горбатым. Но надо сказать, что султаны не страдали сексуальным пресыщением — их вполне устраивали две-три традиционные позиции. Некоторые даже отказывались от позы, когда мужчина находится сзади: их смущало все, что могло ассоциироваться с анальным сексом. Правда, существует теория, что в гаремах процветала гомосексуальная педофилия. Но это отдельный вопрос (отсылаем читателя к статье Акмаля Саидова «Гарем: При свете голубой Луны» в «Историческом журнале», 2005, №12).


Сложнее обстояло дело с оральным сексом. Среди придворных философов и теологов в разные времена не было единства — считать ли мужскую жидкость грязной, как кровь и моча, или чистой, как слюна или молоко матери. Те султаны, которые придерживались первой точки зрения, были вынуждены не доводить оральные ласки до семяизвержения. Некоторые даже боялись смотреть на свое семя, полагая, что от этого может помутиться рассудок.


Помимо уже упомянутых запретов, в османском гареме было запрещено подходить к женщине в период месячных, во время хаджа и в светлое время месяца Рамадан. Нежелательным считалось и сближение в три ночи месяца по лунному календарю: первую, пятнадцатую и последнюю, иначе ребенок мог родиться слабоумным. Это же могло произойти в случае, если после «первого акта соития не совершить омовения и не испустить мочу» (аль-Газали).


Наконец, нельзя не сказать и о галантности гаремного секса. Считалось недостойным султана оставить женщину неудовлетворенной или начать соитие без ласк. В течение всего процесса женщина должна была чувствовать, что она любима и защищена. Не даром исламские философы говорили, что «секс — это милосердие». Большую часть ночей султан должен был проводить со своими женами, а не с икбал, причем каждой из кадин-эфенди он должен был оказать одинаковую долю внимания, никого не обижая. А если у властителя половины мира в силу возраста или плохого самочувствия не было сил на любовные утехи, он должен был воспользоваться имитатором своего мужского достоинства.



Интимный механизм политики


Жан-Леон Жером (1824–1904гг). «Бассейн в гареме» (1876г). Лесбийская любовь в гареме была довольно обычным делом, хотя, случалось, за нее и казнили

Запретная любовь в Сарае Гарем, История, Факты, Османская империя, Турция, Много букв, Длиннопост, Восток дело тонкое

Одалисок обычно заставляли предохраняться от беременности, используя гомеопатические мази и отвары. Но, конечно, такая защита была недостаточно эффективной. Поэтому в задней половине дворца Топкапы всегда раздавался щебет детских голосов. С дочками было все просто. Они получали хорошее образование и выдавались замуж за высших чиновников. А вот мальчики — шах-заде — были не только источником материнской радости. Дело в том, что каждому шах-заде, не важно, был ли он рожден от жены или наложницы, принадлежало право претендовать на престол. Формально царствующему султану наследовал старший мужчина в семье. Но на деле были возможны разные варианты. Поэтому в гареме всегда шла скрытая, но беспощадная борьба между матерями (и их союзницами), грезящими, что они когда-нибудь смогут получить титул валиде-султан.

Вообще, участь шах-заде была незавидна. С восьми лет каждого из них помещали в отдельную комнату, называемую кафес — «клеткой». С этого момента они могли общаться только со слугами и учителями. Родителей им доводилось видеть лишь в самых исключительных случаях — на больших торжествах. Они получали хорошее образование в так называемой «Школе принцев», где их учили письму, чтению и толкованию Корана, математике, истории, географии, а в XIX веке ещё французскому языку, танцам и музыке. После завершения курса наук и наступления совершеннолетия шах-заде меняли прислугу: теперь рабы, обслуживающие и охраняющие их, заменялись на глухонемых. Такими же были и одалиски, скрашивающие их ночи. Но они не только не могли слышать и говорить, у них были удалены яичники и матка, дабы не допускать появления в гареме незаконнорожденных детей.


Таким образом, шах-заде были звеном, соединявшим гаремную жизнь со сферой большой политики, превращая мать, жен и наложниц султана в самостоятельную силу, оказывающую прямое влияние на государственные дела. Борьба партий временами приобретала исключительный по своей отчаянности характер. Дело в том, что, по распоряжению Мехмеда II (1432–1481гг), новый султан должен был убить всех своих братьев. Так предполагалось избежать закулисной политической борьбы. Но на деле эта мера привела к обратному: обреченность шах-заде заставляла их ещё активнее бороться за власть — ведь, кроме своей головы, терять им было уже нечего. Клетка и глухонемая стража здесь не помогала, гарем был наполнен тайными связными и информаторами. Указ Мехмеда II был отменен только в 1666 году. Однако к этому времени гарем стал уже неотъемлемой частью внутриполитической жизни Оттоманской империи.


Но в серале имелась и третья сила, принимавшая самое непосредственное участие в государственных делах, — евнухи, гарем-агалары. В их задачу входила охрана гарема и руководство внутренними службами. Старший евнух — кызлар-ага — по государственной значимости стоял вровень, а зачастую и выше великого визиря. Он был единственным, кто мог обращаться к султану в любое время дня и ночи. Также он был начальником корпуса алебардщиков. И это понятно: раб, привезенный мальчиком из далекой Африки, своим положением обязанный только султану, не имеющий родственников вне гарема и лишенный возможности продолжить свой род, разве это не лучшая кандидатура на роль доверенного лица султана? В стамбульском гареме служили в основном гарем-агалары из Абиссинии (Эфиопии) и Судана. Дело в том, что они лучше переносили процедуру кастрации: белые мальчики часто умирали после нее. Евнухи делились на три категории. Сандалы, у которых было отрезано все — и пенис, и яички. Спадоны, у которых были удалены только яички методом выдергивания. И тлибии, у которых яички были отбиты. Спадоны и тлибии ещё долгое время после операции сохраняли способность получать сексуальное удовольствие. Более того, из рассказов рабынь, покинувших сераль, известно, что некоторые гаремные красавицы только им ведомыми способами могли удовлетворить даже сандала. Однако если подобная связь раскрывалась, и евнуха, и одалиску ждало серьезное наказание: гарем-агалару — палки и изгнание, одалиске — мешок с ядром и дно Босфора.



Антон Хикель (1745–1798гг). «Роксолана и султан» (1780г).

Музицирование и танцы были главными развлечениями обитательниц гарема

Запретная любовь в Сарае Гарем, История, Факты, Османская империя, Турция, Много букв, Длиннопост, Восток дело тонкое

Особую политическую значимость гарем получил во второй половине XVI — середине XVII веков — эпоху, названную «женским султанатом». Её начало связывают с личностью Роксоланы (Анастасии Лисовской, ок. 1506–1558гг), или Хуррем-султан. Украинка по происхождению, она была любимой женой султана Сулеймана Великолепного (1494–1566гг ). Стараясь обеспечить своему старшему сыну Баязиду трон, Роксолана не только извела свою соперницу черкешенку Гюльбахар и её сына Мустафу, но и не остановилась перед убийством собственного ребенка: её младший сын Джихангир тоже был казнен по обвинению в измене. На совести Роксоланы была и смерть великого визиря Ибрагим-паши (1536г). По мнению некоторых историков, если бы Ибрагим-паша остался у власти, Турция, вероятно, изменила бы приоритеты своей внешней политики. Паша был убежден, что для империи пришло время повернуться лицом к Востоку и направить свою экспансию в сторону Кавказа и Ирана, поскольку граница турецких владений в Европе ушла настолько далеко на запад, что это грозило сбоями в работе систем армейского обеспечения. Но судьба рассудила иначе, и все осталось по-прежнему, что было значительным стратегическим просчетом.

Однако в большинстве случаев первую роль в гаремных интригах играли не жены, а матери султанов. Как, например, гречанка Кёсем-султан, мать Мурада IV (1612–1640гг) и Ибрагима I (1615–1648гг), или привезенная из России Турхан-султан, мать Мехмеда IV (1642–1693гг). В малолетство последнего между Кёсем-султан и Турхан-султан разыгралась нешуточная борьба за власть в гареме, из которой русская вышла победительницей. В последствии она отменила указ Мехмеда II о необходимости убийства султанских братьев. Но, в целом, женское правление сказалось на Турции не лучшим образом. Интриги, подкупы и тайные убийства заметно ослабили османскую государственную систему: с 1579 по 1656 годы в Османской империи сменилось 66 визирей. И только после того, как пост великого визиря перешел в руки рода Кёпрюлю (середина XVII века), в Блистательной Порте установился порядок.


После этого Турецкая империя просуществовала ещё 252 года. Будут сменяться султаны и визири, валиде-султанши и кадин-эфенди, но строй гаремной жизни почти не изменится. В 1918 году в стране началась революция, была провозглашена республика, а многоженство запрещено. Последний султан Мехмед VI (1861–1926гг) в 1922 году, бросив гарем, покинул страну на английском корабле. Судьба большинства последних обитателей сераля сложилась драматично: не приспособленные к жизни во внешнем мире, они окончили свои годы в бедности и печали.

Показать полностью 4
73

Крымские Фермопилы: забытый подвиг Брянского полка

Крымские Фермопилы: забытый подвиг Брянского полка История, Россия, Российская империя, Турция, Османская империя, Крым, Война, Длиннопост

История русского оружия полна славных побед и великих свершений. Не раз нашим войскам доводилось сталкиваться с врагом грандиозных боях с участием десятков тысяч солдат. Подобные события становились важнейшими мировыми новостями и их обсуждали в каждом городе, в каждой семье. Но в тени событий мирового масштаба нередко терялись не столь масштабные, но столь же героические трагедии и победы. Одним из таких подвигов стала оборона Ялты во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов, когда почти три сотни русских солдат, подобно легендарным спартанцам царя Леонида, противостояли ордам Османской империи.


Этот бой произошёл в самом конце победоносной войны, 29 июля 1974 года. За месяц до этого великий русский полководец Александр Суворов и генерал Михаил Каменский совместно нанесли турецким войскам сокрушительное поражение в Битве при Козлуджи, близ современного болгарского города Суворово. После этого события османская армия практически перестала существовать и Блистательная Порта запросила о мире, который был подписан 21 июля.


Но турецкий флот в Чёрном море был всё ещё достаточно силён, а его командующий сераскир Гаджи Али-бей, не терял надежды вернуть полуостров, занятый русской армией, под османское крыло. Вести о подписании мира до сераскира дойти ещё не успели, и 29 июля, через восемь дней после капитуляции Великого визиря, в Крыму началась высадка 30-тысячного морского десанта.


Для столь крупной высадки крымское побережье подходило мало, но Али-бей хорошо знал особенности своего бывшего владения и повёл флотилию к Алуште. Ещё во время войны командование русской армии было уверено, что попытка десанта турками будет обязательно предпринята, поэтому во всех ключевых точках находились небольшие отряды охранения. В Алуште с этой целью находилось 150 егерей Московского легиона. Они первыми и встретили турецких «освободителей».

Крымские Фермопилы: забытый подвиг Брянского полка История, Россия, Российская империя, Турция, Османская империя, Крым, Война, Длиннопост

Сераскир  знал, что в Алуште находится небольшой гарнизон, и был уверен, что тот отступит вглубь полуострова при появлении столь большого флота. Но вместо этого егеря принялись метким огнём выбивать турецких командиров. Столкнувшись с сопротивлением Али-бей решил, что гарнизону пришло пополнение и противостоит ему куда большая сила, нежели полторы сотни солдат. В связи с этим он отдал приказ разделить флот и большая часть десанта отправилась попутать удачи близ Ялты. Бойцы же Московского легиона шесть часов сдерживали турецкую высадку и отступили лишь после того, как у израсходовали весь боезапас.


В Ялте также стоял небольшой русский гарнизон, состоявший из двух рот Брянского мушкетёрского полка, что составляло немногим менее двухсот человек. К ним было приписано ещё 11 казаков-разведчиков и две пушки с расчетами. Всего город обороняло 222 солдата. Командовал горсткой храбрецов майор Самойло Салтанов. Конечно больше чем в Алуште, но явно недостаточно для боя с 30-тысячной ордой.


Как и егеря русские мушкетёры даже не подумали о бегстве. Вместо этого они организовали оборону на Поликуровском холме и принялись обстреливать высаживающегося врага. Добравшийся до берега десант тут же предпринимал попытки ринуться на штурм холма, но мушкетёрские залпы сбрасывали врага вниз по склону. Так продолжалось несколько часов, пока турецких войск не набралось в количестве, достаточном для окружения.

Крымские Фермопилы: забытый подвиг Брянского полка История, Россия, Российская империя, Турция, Османская империя, Крым, Война, Длиннопост

Бесконечные штурмы не прошли бесследно и для сильно поредевшего русского отряда. Когда стало ясно, что следующий османский штурм сметёт горстку храбрецов с холма майор Салтанов отдал приказал построиться в каре и дать врагу отведать знаменитого русского рукопашного штыкового боя. Немногим более ста человек, с головы до пят испачканные своей и вражьей кровью, ринулись в последнюю атаку.


Такой «манёвр» отряда Салтыкова янычары просто не ожидали. Вместо того, чтобы сомкнуть ряды и встретить атакующих залповым огнём, они бросились врассыпную. Воспользовавшись ситуацией брянские мушкетёры двинулись к ближайшему лесу, дабы попробовать отступить вглубь Крыма.


Как только турецкие командиры осознали что случилось, была организована погоня. Остатки ялтинского гарнизона продирались сквозь густой лес, стараясь сохранять боевой порядок. Турки же старались изо всех сил обогнать русский отряд по флангам чтобы вновь замкнуть окружение. Но раз за разом бойцы Салтанова прорывали османские заслоны. Во время одной из стычек погиб и сам майор. Его место занял капитан Михачевский и выжившие продолжили прорываться к своим.


С наступлением темноты турецкие командиры сдались и приказали прекратить преследование. А оставшиеся защитники Ялты продолжили свой путь на Ак-Мечеть, где стояли основные русские силы. Из 222 бойцов выжило только 17 – капитан Иван Михачевский, подпоручик Матвей Ачкасов, восемь мушкетёров, три канонира и четверо донских казаков. Ни один брянский мушкетёр не дался врагу живым. Спустя пару дней Московский легион разбил основные силы десанта. Во время контратаки отличился подполковник Михаил Голенищев-Кутузов. В тех сражениях он лично вёл в атаку своих гренадёр Московского легиона. Тогда же он лишился и глаза.


Героическая история обороны Ялты несколько раз появлялась в газетах того времени, но её затмевали события более грандиозные – Сражение при Козлуджи, подписание Кючук-Кайнарджийского мира, уничтожение десанта в Крыму. Россия и мир обсуждали новый порядок на Балканах и в Чёрном море, и история о дерзком подвиге горстки храбрецов быстро забылась, сохранившись лишь в пыльных архивах.


https://inforeactor.ru/40148-krymskie-fermopily-zabytyi-podv...

Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: