296

Забота о родине

В далекую бытность пришел я служить в часть молодым лейтенантом. Времена были советские, кроме действительно службы много приходилось строить, ремонтировать, драить и т. д. Ну а строили так называемым "хоп" способом - что украл, то и прибил. Наставником моим был человек мудрый.


Как известно мудрым человека называют не за профессиональные знания, а за то как себя ведет в жизненной ситуации. Случилось нам как-то ремонтировать электропроводку на объекте и как водится провод закончился еще не начавшись.


Пошукали по сусекам - ничего. Тогда наставник вздохнул и со словами: "Опять из дома тащить" отправился к себе в гараж. Его возвращение из гаража с проводом на плече происходило часа 3 с половиной. Останавливаясь у каждого встречного, он рассказывал, что ничего для Родины не жалко. И даже последний кусок провода, купленный на свои кровные пришлось отдать, дабы не пострадала боеспособность любимой части. Через какое-то время все в радиусе видимости знали о героическом поступке. Вечером, обмывая окончание ремонта он выдал мораль всего действа, которую я навсегда записал в свою память в раздел Нетленка: "Красть надо быстро и все подряд, никогда не знаешь что Родине пригодится завтра, тогда медленно, публично и с чувством это надо вернуть".

Дубликаты не найдены

+12

Этой заповеди до сих пор следуют лучшие люди России.

+2

Тут космодром почти полностью весь разворовали, или 2 ярда взятка, а проволока.... Тьфу.... Даже говорить про такие кражи совестно.

Иллюстрация к комментарию
+2

Правильное название способа - "Хап-способ"

+4
Золотые слова
раскрыть ветку 1
+4

Юрий Венедиктович

+1

осуждаем   ....))))?в принципе,правильно. ))))но!

сейчас,в большинстве своём,была бы сделана покупка за свой счёт с предоставлением нач .фину.  подложного товарно-кассового чека с завышенной в разы суммой,или составления рапорта с сопроводительной запиской о необходимости закупки материалов,которая была бы рассмотрена и(не факт)одобрена в течении нескольких месяцев. и плевать на обороноспособность. за то "по команде"

раскрыть ветку 1
0

Начфин бы спросил сколько ты своровать хочешь по подложному чеку и забрал бы половину.

+1
Так и становятся генералами!
0

"...Ну а строили так называемым "хоп" способом - что украл, то и прибил".


Про бытность старшего лейтенанта свою расскажи, объемы возросли?

А в капитанскую-то небось еще поболее стало?

Такое впечатление, что ребенок с улицы писал: и ВС СССР материально не обеспечивались, и пиз...ли вокруг весе и все безнаказанно (инвентаризации ж ежегодной, минимум, не проводилось).

СПИСАННОЕ взять не грешно (и безопасно), как по другому-то...

Похожие посты
999

Как солдат в самоволку ходил

Рассказывали мне как то байку.

Решил один раз какой-то солдат из их части в самоволку сходить. Каким-то образом он там добыл одежду, переоделся, военную форму спрятал: красота, свобода, маскировка. Идет, гуляет, радуется жизни.


А навстречу ему офицер идет в военной форме. Солдатик, увидев его, тут же встал как вкопанный и честь отдает. Офицер, заметив его мельком, сказал: "Вольно" и солдатик пошел своим путем. Эта реакция очень сильно озадачила офицера, и он подозвал его к себе.

- Как звать?

- Такой-то такойтович.

- Гражданский?

- Так точно!

- А не пизд*шь ли ты, часом?

- Никак нет, товарищ майор!

- Упор лежа принять! - тут же приказал майор и солдатик тут же принял упор лежа.

- Гражданские так не реагируют - резонно заметил майор.

662

Байка армейская

В 1968 году на территорию Чехословакии для «приведения к согласию» оной были введены войска стран Варшавского Договора. Так сложилось, что недалеко друг от друга расположились части СССР и ГДР. В советском расположении не было своих источников воды, поэтому грузовик с цистерной отправляли в соседнее чешское село. Съездили раз, два — на третий раз цистерна пришла наполовину пустая. В чем дело? Оказалось, благодарные жители братской Чехословакии тихонько прокернили в цистерне отверстие. Дырку с матюками заварили, но история стала регулярно повторяться. Местные проявляли недюжинную смекалку лишь бы насолить "проклятым оккупантам".


А тут как раз с дружеским визитом нагрянули немцы из ГРДовской дивизии. Слово за слово, стаканом по столу — зашла речь о проблемах с местными. От такого нарушения «ордунга» у немецкого капитана задергался глаз и он предложил, мол, ящик коньяка и я вашу проблему решу.


На следующей неделе цистерна отправилась в село в сопровождении немецкого капитана и двух грузовиков с пехотой. Прибыв на место, пехота в пять минут молча окружает село, а капитан с цистерной выезжает на главную улицу и ненавязчиво привлекает внимание селян автоматной очередью в воздух. После чего ПРОСИТ собраться всё мужское население. Просит. По-хорошему. Со Второй Мировой прошло больше 20 лет, но как выглядит «по-плохому» в исполнение двух взводов немецких автоматчиков вспомнили все. Собрались за 10 минут. Капитан влезает на цистерну и начинает говорить речь. Ich frage euch: Wollt ihr den totalen Krieg?! Кхм, извините, не та методичка.


Словом, толкает он вдохновленную речь о дружбе народов, братской взаимопомощи и строительстве социализма во всём мире аж Геббельс в аду напильником слёзы утирает. После чего ПРОСИТ всех собравшихся, для закрепления услышанного, разобрать привезенные армейские кружки (400 мл) и наполнить ими цистерну (5 000 литров). Просит. По-хорошему. Со Второй Мировой прошло больше 20 лет, но… Ну вы поняли.


По завершению экзекуции капитан выразил надежду, что больше инцидентов с водой не повторится, иначе в следующий раз цистерну будут заполнять наперстками.


Инцидентов больше не было. Хотя на капитана селяне всё же накатали жалобу и дивизию перевели в другое место.


Всё вышеописанное является непроверенной источниками байкой, но в целом - вполне могло иметь место.

Байка армейская Cat_cat, История, Чехословакия, Армия, Находчивость, Немцы, Байка, Юмор

Источник: Cat_Cat. Автор: Дима Шуман.

Личный хештег автора в ВК - #Шуман@catx2, а это наше Оглавление Cat_Cat (31.12.2019)

Показать полностью 1
3204

Будни Бундесвера

Лет двадцать назад в Германии дело было. В Бундесвере фельдфебель отчитывает личный состав:

- Лентяи!!! Уроды!!! Плац не метён, автоматы нечищены, сапоги грязные!

Все больше распаляясь, он продолжает:

- Русские придут и что вы будете делать, говнюки?

В строю абсолютная тишина, которую нарушает негромкий голос:

- Да мы вообще-то уже здесь...

147

Маршал

Однажды к нам в дивизию прилетел на вертолете маршал. Специально для маршалов в дивизии держали образцово-показательный мотострелковый полк, вооруженный относительно новыми боевыми машинами пехоты БМП-2. Только в нем парк боевой техники был асфальтирован и украшен регулярно освежаемыми известкой бордюрчиками. Два других мотострелковых полка ни новых, ни старых БМП не имели, асфальт и бордюрчики в их парках отсутствовали, и выдающихся полководцев потому туда не возили.

Однако на этот раз, ознакомившись с "показухой", военачальник пожелал встретиться со всем имеющимся в наличии офицерским составом дивизии. Поскольку дивизия была кадрированная (или, на армейском жаргоне, "кастрированная"), все наличное офицерское собрание уместилось в актовом зале образцово-показательного полка. Маршал нес из президиума форменную ахинею. Мыслям в его голове было явно тесно. Оратор эклектически перепрыгивал с темы роста агрессивности НАТО на тему недопустимости наличия в полковых библиотеках журнала "Юность" с антиармейской повестью писателя Полякова "Сто дней до приказа", раскрывающей секреты неуставных взаимоотношений.

По мнению маршала, нужно было еще разобраться, что представляло для СССР наибольшую опасность - бундесвер ли с британской Рейнской армией или эта зловредная повесть. Многие из тех офицеров, что занимали, согласно мелкозвездным званиям, задние ряды, начали под речи маршала клевать носом. И я не был исключением.

...Разбудил меня толчок в спину.

- А ну, разбудите его! - бушевал зоркий маршал, а наш комдив менялся в цвете лица. - Ты кто такой?

- Старший лейтенант...

- Можешь не продолжать! И так вижу, что "пиджак"! И те, что рядом спят, - тоже "пиджаки"! Ну, вот, хоть ты мне скажи, "пиджак", что такое "Дана"?

Оказывается, пока я дремал, маршал перешел к вопросу обсуждения тактико-технических характеристик отдельных образцов боевой техники. Но что такое "Дана" из бодрствующих не знал никто. Не было в дивизии никаких "Дан"! И военная звезда Даны Борисовой еще не взошла на телеэкранах. Даже заслуженные кадровые командиры не могли ответить на каверзный вопрос маршала.

Зато я знал про "Дану" все или почти все. Регулярно знакомясь в полковой библиотеке с содержанием журнала "За рулем", я прочитал там в разделе "Беседы с призывниками" о самоходной гаубице "Дана" чехословацкого производства. От прочих самоходок она отличалась тем, что была не гусеничной, а колесной - чехи этим изрядно изумили мир (вскоре их примеру последовали в ЮАР). О чем я и сообщил маршалу. И только это меня спасло от верной гауптвахты. Полководец сразу подобрел - мне показалось, что у него даже вот-вот навернется отеческая слеза:

- Ну, вот... А ты спишь, сынок. А ведь ваш замкомдива по вооружению не знает, что такое "Дана". Вообще он ни хрена не знает! Нет, целый подполковник, а хуже "пиджака"!

Замкомдива вскочил с места и тоже поменял естественный цвет лица на неопределенный пятнистый окрас застигнутого врасплох хамелеона. Задние ряды хихикали, а передние, в погонах с двумя просветами и большими звездами, обернулись и уставились на меня как инквизиторы на Джордано Бруно. Они готовы были испепелить меня взглядами!

- Слышь, комдив! Я снимаю со старшего лейтенанта еще не наложенное тобою взыскание, - продолжил маршал. - А твоему заместителю делаю предупреждение о неполном служебном соответствии. Надо изучать технику братьев по оружию из Варшавского Договора, а не только о рыбалке думать!

Что было после убытия маршала восвояси, вспоминать как-то не очень приятно. В общем, как мне доходчиво объяснили обозленные отцы-командиры, в армии тем, кто знает что-либо, выходящее за круг собственных должностных обязанностей, служить не рекомендуется. Ну, а установки "Дана", развернув стволы на Восток, ныне служат могучему блоку НАТО, куда приняты их хозяева. Где теперь тот маршал, не знаю. Может, мемуары пишет. Про ту самую непобедимую и легендарную.

Показать полностью
3103

На самом видном месте.

Историю эту рассказал мне один старый полковник. Якобы, он был её участником. Впрочем, подозреваю, что подобная байка ходит давно на правах ручки фельдмаршала Кейтеля, которой он подписывал капитуляцию в 1945 году. Вроде потом несколько журналистов утверждало, что та самая ручка находится именно у него.

Так вот. В танковый полк приехала проверка. Насколько я помню по штату в танковом полку около 100 танков. Ну пусть так и будет. Пересчитали технику, проверили документацию: 99 вместо 100! дело запахло керосином. Пообещали подключить соответствующие органы.

Естественно, для командира части просто уход в отставку казался уже самым безобидным исходом. И вот в таком поганом настроении он приехал с утра на службу и сразу начал с разноса:

- Дежурный, (падшая женщина)! Какого (мужского полового органа) территория не убрана? Почему окурки возле постамента...

В этот момент полковника хватил столбняк. Что-то несвязно бормоча, он кинулся к себе в кабинет открыл сейф и начал перебирать бумаги. Потом нервно закурил и засмеялся.

Легендарный Т-34, который украшал собой въезд в полк тоже числился за частью.

407

"Прапорщик Флота Российского".

– Где, где ты его выудил? – разводя руками, вопрошал командир. – Это ж уникум.

– В отделе кадров, – смиренно отвечал начальник штаба, – вы ж сами говорили, что начальник камбуза нам нужен позарез.

– Ну и что это будет за начальник камбуза?

– А что?

– А то, что он уже во все части Камчатки стучался, и никто его не берёт. Звонил я в Богатырёвку, спрашивал, почему не взяли, так они прямо говорят: «На кой чёрт он нам такой нужен, он же в школе не учился».

Начальник штаба сконфуженно почесал в затылке.

– Не, ну я беседу-то с ним имел... вроде ничего... Не совсем же дурак...

– В том-то и дело, что не совсем. Образование – семь классов! Полудурок всегда страшнее дурака. И кто ему прапорщика дал? Берём кого попало... а потом...

– Да чего там!.. Камбуз... справится. Виктор Георгич, медведи в цирке на лисапедах ездят, а тут... – начальник штаба осёкся. – Словом, думаю, справится. Поможем. Научим.

– Ну давай, давай, Арефьич, – подытожил командир. – Ты его откопал, ты с ним и ковыряйся. И дальше камбуза чтоб ни ногой.

– Есть, товарищ командир.

Так в нашу жизнь на два года вошёл прапорщик Флота Российского Пионтковский Александр Васильевич. Неважно, изменены фамилии или не изменены. Допустим, что нет. Дело не в фамилии. Человек красит фамилию, а не наоборот, хотя фамилия очень даже знаменитая. Был такой герой, лётчик-испытатель, первый в СССР.

Прапорщик Пионтковский оказался похожим на маленький ссохшийся стручок гороха. Лет ему тогда было сорок или чуть больше. Одетый на вещевом складе во всё с иголочки, он сильно напоминал Буратино, на которого, словно на вешалку, повесили китель колоколом, брюки обратным колоколом, а сверху натянули седлом фуражку – самую уставную из тех, что были. Добавьте руки по швам, каплевидную (сверху шире) голову, огромный нос и печальные глаза Святого Луки. Эту свою кротость взгляда он старательно демонстрировал начальнику штаба при ежедневных раздолбонах (раздолбон у нас назывался КПД – контрольный пистон дневной. Александр Васильевич получал ещё КПУ и КПВ – утренний и вечерний. А ещё, бывало, и добавочный – КПД-2, в полдник). Через месяц НШ начал произносить фамилию начальника камбуза не иначе как Пеньковский.

Единственным плюсом в нём было поразительное добродушие, и он ведь не притворялся дурачком, чтобы жить, как в сказке, а самым нормальным дурачком и был – рядовым и плюс с побочными ассоциациями. В разговорной речи, служебной и неслужебной, он всегда старательно окал, демонстрируя южнорусское происхождение. В наши ряды, утомлённые вечной служебной рутиной, он внёс свою особую, живую и неиссякаемую струю. Вносил он её исправно два года до тех пор, пока НШ не сдался окончательно и не сплавил его куда-то, разрекламировав начальника камбуза, как смог, и выставив энное количество шыла. После чего вздохнул облегчённо и принялся искать на осиротевший камбуз нового мичмана, и желательно с университетским образованием. Но это было потом. А тогда...

Прапорщик Пионтковский, как неожиданно выяснилось, оказался спортсменом-разрядником по военной гимнастике. Через неделю после вступления в должность (что было подтверждено рапортом с неимоверной орфографией и полным отсутствием пунктуации) в части состоялась традиционная летняя спартакиада. И тут в личном зачёте звездой выступил новый начкамбуз. В подъёмах переворотом ему равных не было. Наш самый лучший гимнаст старлей Валерка Потапов накрутил сорок девять и на пятидесятом сдулся. Тогда к турнику подошёл Александр Васильевич, прямо как был, в форме, только ботиночки снял. Его вежливо подсадили, ибо сам он допрыгнуть не мог по причине короткого организма, и тут он как начал мотать – только носки синие засверкали. Уже и соревнования закончились, уже и грамоту ему присудили, и сказали «Слазь!», матросы в курилку пошли, а мы – по домам, а он всё крутится и крутится. Обмыли мы спартакиаду быстренько офицерским составом (по пять капелек), иду я мимо спортгородка, смотрю – а он всё мотает свои подъёмы переворотом: «Четыресто девиносто восем, четыресто девиносто дев’ять...» И – ни души кругом. Я просто обалдел, я такого никогда не видел – ни до, ни после. Жалко мне стало дядьку, я ему и говорю:

– Василич, там начальник штаба на камбузе вас ищет чего-то...

Он мне сверху радостно:

– Пиццот!

И спрыгнул. Прямо в свои ботинки. Зашнуровался, разогнулся, отдал мне зачем-то честь, улыбнулся приветливо, потом покачал головою – «Уй-юй-юй!» – и убежал на камбуз вприпрыжку, и китель его развевался, как плащ у Арамиса.

Поручить ему нельзя было решительно ничего. Он был живой иллюстрацией к расхожей поговорке, что на флоте всё делают через задницу. Нет, лентяем не был... сейчас мне думается, что почти полное у него отсутствие образования имеет под собой какую-то важную и трагическую причину. Я поражался его дурости, но мне почему-то всегда было страшно над этим смеяться. Хотя номера он порою откалывал – упасть и не встать.

Как-то раз весенним воскресеньем, когда на Бечевинку приходит долгожданное солнечное тепло, и матросы дружной компанией идут фотографироваться перед дембелем на фоне роскошных сопок, торчал Александр Васильевич из окна второго этажа своего многострадального камбуза, выкрашенного в наш родной военно-казённый тёмно-зелёный цвет. И видит: по дорожке дефилирует комбриг, подводный контр-адмирал в белом кашне и огромной фуражке. Александр Васильевич возьми и ляпни радостно во весь голос:

– Здравия желаем, товарищ одмирал!

И честь ему отдаёт. Прямо из окошка торча.

А на пути комбрига – люк канализационный, который к нашему камбузу приписан, и из этого люка, из-под крышки, значит, течёт и вовсю струится мутно-серая жижа, и растекается огромной вонючей лужей по весеннему бетону и дальше – в сторону бербазовского свинодрома, а оттуда прямо в сверкающую девственной чистотой бухту, в солнечные зайчики.

Комбриг поднимает голову на звук, видит это наше чудо природы и устало так отвечает:

– Вы, прапорщик, не загорали бы, и не изображали бы из себя часы с кукушкой, а лучше б делом занимались. Это что ещё такое? – он указал на люк. – Устранить немедля!

Глаза святого Луки блеснули готовностью выполнить боевую задачу.

– Й-йесть!!! – и Васильич исчез в окне.

Через пять минут он уже накопытил где-то у подводников резиновый скафандр СГП кирпично-клизменного цвета, вооружился фомкой, разводным ключом и нырнул куда сказано. После часа ныряний жижа понемногу перестала вытекать из чёрной дыры, а потом уровень и вовсе начал спадать. Это была победа. В этот-то момент и проходили мимо наши наглаженные без пяти минут дембеля с фотоаппаратиком. Упустить такой кадр они, понятное дело, не имели права.

– Тащ прапорщик! А давайте мы вас сфотографируем на память?

Упоённый победой Александр Васильевич не уловил в предложении жестокой издёвки.

– О что? О довайте! Жонушке милой пошлю... всё токое... и третье-десятое...

Это его «третье-десятое» было у нас притчей во языцех. Коварные матросы сдержанно загоготали и расчехлили фотоаппарат. Бравый прапорщик принял гордое положение тела, торча по грудь из канализационного люка. Вокруг было всё ещё мокро. Тяжёлую крышку люка он с трудом поставил рядом на ребро и, кряхтя, удерживал её одной рукой, позой напоминая Густлика Еленя из фильма «Четыре танкиста и собака». Лицо он сделал по возможности серьёзное и ответственное. Фотоаппарат многообещающе щёлкнул.

За ночь бессердечные матросы нашлёпали груду фотографий: Александр Василич в обнимку с люком на фоне подсыхающей разводами вонючей лужи. Утром в понедельник перед построением они уже раздавали их всем желающим. Народ откровенно ржал. Одна, конечно, досталась и топ-модели.

Вечером приходит ко мне начальник группы связи, его сосед по жилплощади, протягивает бутылку шыла и, умирая со смеху, рассказывает:

– Ой, держите меня!.. ой, помру!... это ж надо! Захожу сейчас к Василичу, а он... дай водички... он... га-га-га!.. письмо... на столе у него лежит... и он мне его... показывает... Га-га-га!! Вот, говорит... «жонушке фотку отпровляю»... а там... уй, не могу!.. а там... он, пля, вырезал себя с люком... наклеил... и написано: «Это я служу на подводной лодки а остольное отрезано потому сикретно». Уй, ей-богу, сдохну щас!!!...

А капелькой, переполнившей чашу терпения НШ и командира стала та самая инициатива, в сочетании с которой дурак становится окончательно нестерпим.

Стою дежурным по части, как вдруг с утра разъярённым буйволом влетает начальник штаба и, вместо того, чтобы выслушать доклад, вопрошает нервно (точнее – просто орёт):

– Чего уставились?! Вы на камбузе были?!

– Никак нет ещё, – говорю, – вот, сейчас иду пробу снимать...

– «Пробу»!!! – чувствую, его чуть ли не колотит. – А-а, ч-чёрт!!! «Пробу», мля! Ну ни хера доверить нельзя!!!

И в глазах – печаль безысходная. Хлопает дверью и ныряет в кабинет. Что, думаю, за напасти? А ну, скачками на камбуз, чего ещё там приключилось?

Прибегаю туда, а там в варочном стоит Александр Васильевич и печально ковыряет в носу.

– Завтрак готов? – спрашиваю, а сам нервно вокруг смотрю. Что же не так?

– Не, не готов, – грустно качает он своей несоразмерной головой.

– Как это – «не готов»?! Рехнулись? Щас команда жрать придёт! Вы чё?!

– Вот, – кивает на котёл, – ночальник штаба отмывать зоставили. Я с вечера покрасил, чтоб не ржовело...

Заглядываю внутрь котла – матка бозка! – а там выкрашено всё... свинцовым суриком... густо... всё нутро... это писец!.

С первым же попутным транспортом его отправили на хер – в «роспоряжение» командующего Камчатской флотилией. Он смотрел на нас глазами коровы, которую ведут на убой, и я поймал себя не том, что хотя и чувствую облегчение, но мне тоже почему-то немного грустно.

Вот так. И всё токое, и третье-десятое...


1999


* из неизданного сборника "Макароны по-флотски"


© Юрий Росс .

Показать полностью
171

Байка от доктора

Предыстория.

Был у нас майор. Руки золотые. Но пил, как слон. Как его только не мотивировали. Выговоров на нём висело больше, чем блох у дворового барбоса. Лишали всего, что только можно. Один раз кодировали с его же премиальных, но код он уже через неделю "взломал". И вот однажды, будучи в наряде, абсолютно пьяный, он выпал под ноги генералу из московской комиссии. Причём выпал буквально. Командиру части вставили по самое "не балуйся". Он достал вострую шашку, взмахнул ей и велел расстрелять. Шучу. Уволить. А так-же велел доктору собрать офицеров и прапорщиков в ленкомнате и прочитать нам лекцию о вреде алкоголя. Док наш, цельный майор медицинской службы (сейчас уже в отставке, кардиологией заведует), сам из завязавших с алкоголем. Т.е. опыта у него в этом деле немеренно. После его лекции, клянусь, я неделю даже пиво не пил. А служить ещё в стародавние времена он начинал за "кривым" озером. И вот в процессе той лекции он нам и рассказал ту историю.

Байка от доктора Армия, Военный доктор, Байка

Сама история.

Поручили тогда ещё молодому доку (только недавно старлея присвоили) отвезти в город названый по фамилии Ерофея Палыча Хабарова чемодан списанных наркотиков. Дали ему пистолет. Выписали командировочное удостоверение, где прописана была цель командировки. Начмед выписал ему попутного пендаля для ускорения и ушёл спирт разбавлять. А наш док с кумом отметили отъезд из той дыры, в которой он тогда служил, в большой город. Нет. Не так. В Большой Город. О!

Отметили так, что в вагон док грузился на автопилоте. Что было в вагоне он очень смутно помнил. Но на вокзале в Хабаре его повязал комендантский патруль. Времена были спокойные, как сейчас говорят - застойные, дока даже не шмонали. Так с пистолетом в кармане в камеру и определили. А чемодан в комендатуре в углу поставили.

Утром док проспался и его отвели к коменданту на экзекуцию. Тот хищно возрился на нашего дока:

- Ага, старлей! Борзеем?! Водку пьянствуем и беспорядки нарушаем?! Ну тогда, в качестве наказания определяю тебе на плацу с бойцами - нарушителями дисциплины строевой подготовкой заниматься. Можешь приступать.

А доку хреново. Даже чаю не налили. Достаёт из кармана пистолет, кладёт его на стол коменданту. Рядом кладёт командировочное.

- Да пожалуйста! Прям сейчас пойду по асфальту шлёпать. Но примите у меня на хранение оружие и целый чемодан наркотиков. Вот сопроводиловка.

Комендант, когда всё это увидел, тихо охренел. Вернул доку бумаги, пистолет, чемодан и послал его куда подальше.

Куда подальше доктор идти отказался по причине плохого самочувствия. Тогда комендант достал из шкафчика бутылку беленькой ( а может и коньячка, я уже позабыл), плеснул доку сто грамм на посошок. И послал его повторно. Во второй раз док возражать не стал. Забрал чемодан и пошёл в окружной госпиталь сдавать весь этот груз.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: