59
За неделю до...
12 Комментариев в Авторские истории  

Первая часть


- Пойдем, поговорим, - скомандовала Наташа.

Олег шел следом, закрывая все двери. Они вошли в комнату. Узкую комнату-вагон.


- Садись. – Сказала Наташа.


А сесть было и некуда.


- Садись на кровать. Не бойся. – Прочла она его мысли


Олег аккуратно сгреб вещи и присел на край. Наташа с головой закопалась в шкаф и через минуту выудила оттуда бутылку водки и две рюмки.


- Давай. – как-то весело предложила она.


Так неприятно было видеть водку в ее руках.


- Нет. – твердо ответил Олег.


- Алексей…


- …Олег, - снова поправил он.


- Олег, пойми, мне сейчас очень плохо. Жутко плохо. А мне даже поговорить не с кем. Пожалуйста, я тебя умоляю. Давай.


- Нет.


- Тогда просто посиди рядом. Не надо пить. Просто сиди. Хорошо? Хорошо? – ее подбородок начал дрожать, а из глаз потекли слезы. Спустя минуту, она захлебывалась слезами, проглатывая большую часть слов. - Прошу тебя… мне сов… совсем не с кем поговорить. Ты останешься? Прошу тебя, останься.


Наташа повалилась на кровать и закрыла лицо руками. Она продолжала всхлипывать и дрожать всем телом. Через несколько минут, она поднялась с кровати, и поправила прическу. Затем достала из сумочки салфетку и крохотное зеркальце. Подтерев потеки туши, она положила ладони на колени и сказала:


- Извини меня.


- Все хорошо, - сказал Олег. Его злость в один момент куда-то испарились. Теперь ему было жалко эту девушку. Да, она не заплатит, это ясно. Это сто процентов. Но… но ей ведь сейчас совсем нелегко. Никакие деньги не могут сравниться с человеческой жизнью.


Олег чувствовал себя скованно и немного застенчиво. Он посмотрел на Наташу, которая так же не поднимала глаз.


- Пожалуй, я зайду в другой раз. – Сказал он и встал с кровати.


- В другой? – спросила она, хотя интонация ее слов говорила обратное. Она просила, что бы он не уходил. Чтобы в этой крохотной комнатке остался хоть кто-то. Хоть одна живая душа.


- Я могу еще чем-то помочь? – напоследок спросил Олег.


- Что мне будет за просроченный кредит?


- В общем-то, ничего страшного. Если хотите, я могу внести за вас первый платеж, а вы потом рассчитаетесь.


Наташа удивленно посмотрела на него.


- Зачем? Зачем вам это?


- Стараюсь хоть чем-то помочь.


- Мне это вряд ли поможет. По крайней мере, Дашу это не вернет. – Слезы вновь увлажнили глаза. – Я не понимаю, как так произошло. Она была старше меня всего на полгода и ни на что не жаловалась. А вчера… - она вздрогнула, но сдержалась. – В тот день, я пришла с работы, а она спит. Лежит на боку. Я боялась ее разбудить, а оказалось, она уже холодная была. Врачи сказали сердечный приступ. Как? Почему? Я не понимаю.


Слезы взяли верх, и Наташа затряслась мелкой дробью. Она закрыла лицо ладонями, продолжая говорить сквозь пальцы.


- Какой сердечный приступ в двадцать три года. У нее мать врач и она постоянно проходила всякие обследования.


Олег сидел на кровати, не зная, что делать. Перед ним сидит полупьяная, незнакомая девушка и изливает душу. Плачет и жалуется.


Да… нелегкий выдался клиент Наташа.


В итоге он просидел у нее несколько часов. Она продолжала жаловаться и плакать. Несколько раз она брала себя в руки и успокаивалась. Но недавние события, не давали ей покоя. Смерть подруги колыхала ее душу как детский кораблик прыгает на волнах дрожащего пруда.


Олег дождался пока Наташа уснет. Она прямо в платье, повалилась на спину и тихонечко засопела. Несколько раз он окликал ее, но, поняв, что сон твердо завладел ей, встал и вышел из комнаты.


Работать больше не хотелось. Да и не смог бы он дальше ездить по клиентам.


Вернувшись, домой он разобрал вещи и только тогда заметил дневник. Оказывается, он машинально закинул его в рюкзак, когда услышал цокот каблуков на лестнице.


Возвращать сейчас, плохая идея.


Он не хотел читать. Моральные принципы не позволяли этого сделать. Но любопытство пересилило. Открыв первую страницу, он и не заметил, как углубился в чтение до позднего вечера.


Поначалу было тяжело разбирать детский корявый почерк. Но с каждой страницей, буквы становились ровнее.


Олег увидел, как Наташа из маленькой девочки вырастает во взрослую личность.


Первые записи были самыми обычными для девочки десяти лет. Обида на родителей за невыполненное обещание. Ссора с сестрой Викой. Первая любовь к однокласснику Максиму. Отношение с подругами и прочее…


Около года не было записей. После чего, Наташа долго извинялась перед дневником и впредь обещала не делать столь долгих перерывов.


В последующих записях, Олег узнал, что в этот год погибли ее родители. Огромная фура протаранила легковой автомобиль. Мгновенная смерть двух человек. Наташа долго оплакивала их в дневнике, причем на некоторых страницах были размытые чернила. Скорее всего, слезы.


Дальше записи шли чаще. Основная их тема была в том, что Наташ жутко ненавидит свою сестру. Подлая, алчная, жадная, эгоистичная – это лишь немногие эпитеты, которыми Наташ награждала Вику.


Позже, стало понятно, что конфликт произошел из-за раздела имущества. Вика на пять лет старше сестры и легко давила ее морально.


Наташа красочно описывала свое состояние, когда она находилась запертой в соседней комнате, а к Вике приходили ее дружки:


«…звенят бутылки . Каждый день похож на вчерашний. Я устала. Сейчас сижу в комнате и слышу, как они разговаривают. Как шумят. Как обсуждают какую-то чушь. Вижу тонкие струйки табачного дыма из-под двери. Хоть бери и тряпкой затыкай. Завтра будет бардак и мне  придется все убирать. Я так больше не могу. Возьму нож и выгоню их… Сейчас там Вика с подругой своей и трое мужиков. Именно мужиков – не парней. Обросшие щетиной, пузатые и быдловатые.


О, опять кричат… по синей волне, они постоянно ссорятся. Хоть бы поубивали там друг друга. Мне бы легче было. Но этого не будет. Не первый раз уже.


Научена.


Сейчас крики сменятся тостами. Потом будут долгие беседы. После чего будет дикий секс с криками и орами. Все, как всегда. Все, как обычно».


Каждая запись жгла болью и отчаянием. На тот момент Наташе было всего шестнадцать лет, но рассуждала она как взрослая. Последующие записи осветили их дальнейшее отношение с сестрой. Точнее их разрыв.


«Я пыталась ей объяснить. Но она не хочет слушать. Говорит, что я еще молокососка и ничего не понимаю. А что тут понимать? Звать новых дружков и устраивать попойки — это значит нормально. А говорить ей о том, что надо что-то менять в жизни – это ненормально. Если так, значит я ненормальная.


Я так больше не могу. Я устроилась на работу и скопила немного денег. Закончу школу и обязательно съеду . Убегу из этого гадюшника даже не оглядываясь. Ее я уже не спасу. Так надо хоть себя спасти. Родители бы это одобрили. Они бы стали на мою сторону. Но…


Пусть эта квартира достается ей. А я уж как-то проживу.


Господи, еще полгода жить в этом бардаке. Ничего… деньги у меня есть. На первое время хватит. А там я уж как-то проживу. Надеюсь не загнусь где-нибудь на улице. Не хотелось бы…»


Полгода в дневнике был перерыв.


«Через неделю после отвратительного выпускного, я съехала в коммуналку. К этому моменту, Вика совсем потеряла счет времени.


Хотя на какой-то месяц мне показалось, что все прекратилось. Она будто почувствовала мое желание сбежать. Ровно за месяц до выпускного она перестала пить. Несколько раз прибралась в квартире. Вела себя учтиво и вежливо. Я нутром чуяла, что был какой-то подвох. Не может она вот так взять и резко все бросить. Что-то было не так. Но что?


Вчера она говорила со мной. Ничего толком не спрашивала. Вроде бы как просто поддерживала разговор с сродной сестрой. И говорила она так, словно ничего не было.


Словно не она тащила меня полусонную за ногу и вышвыривала на улицу. Словно не она орала на меня, будто бы я ей мешаю жить. Мешаю устроить личную жизни и самореализоваться. Бред конечно, но она в это верит.


А помнит ли она, как ударила меня по лицу. А потом улыбнулась, повернулась к своему парню (или кто она там ей является) и сказал, что это для профилактики. Я тогда ударила ее в ответ, но тут подскочил этот парень и заломил мне руки. А она встала и торжественна влепила мне еще два или три раза по лицу. Наставила мне синяков, после чего мне пришлось краснеть и оправдываться в школе и на работе.


Я уже устала.


После месяца ее светлой жизни, когда она перестала пить, я узнал в чем причина ее прозрения. Оказывается, ее дружка упрятали в тюрьму за какое-то ограбление. И ей просто неоткуда было брать деньги. Вот и весь фокус. Свято место пусто не бывает. Через месяц она нашла себе нового парня, и все завертелось по кругу. Пьянки, ссоры, секс. Пьянки, ссоры, секс… единственное что менялось, так это порядок. Секс, ссора, пьянка. Ссора, секс, пьянка…


Наконец-то я съехала. Наверное, этот день для меня будет новым днем рождения. Пусть она делает там что хочет. Продает эту квартиру. Превращает ее в свинарник. Мне плевать.


Теперь я живу в коммуналке. Комнатка маленькая. Точнее довольно узкая. Здесь много чужих людей, но относятся они ко мне лучше, чем родная сестра.


А она пусть там ночует. Пусть реализуется. Пусть увидит, кто или что ей на самом деле мешало жить иначе».


Дальше записи шли раз в месяц и были похожи на информационные сноски.


«Устала, хочу спать…»


«Ничего нового».


«хочу пойти на курсы пения, но времени не хватает».


Олег понял, что засиделся допоздна, но не мог оторваться. Время в дневнике подходило к реальному, что еще больше подстегивало интерес.


«Сегодня у меня радостная новость. Точнее две новости. Первая – я поступила в университет. Вторая, ко мне переезжает жить Даша. Теперь будет легче с деньгами и не так скучно вечерами. Надеюсь мы нормально уживемся.


Прошло полгода, а я все еще ни разу не была на квартире. Даже не знаю, жива ли Вика. Может это будет звучать противно и мерзко, но мне все равно. Пусть живет как хочет. И я буду жить так, как хочу».


После переезда Даши, в дневнике стало больше радостных записей.


Олег отложил дневник и несколько раз моргнул. Глаза болели от напряжения, но он точно знал, что сегодня дочитает до конца. От такого невозможно оторваться. Он вышел на лестничную площадку и выкурил сигарету. Вообще-то он бросил курить около двух лет назад, но прозапас всегда имел припрятанную пачку. Как раз для таких случаев.


«У Юли проблемы на работе. Ее уволили. Она хотела взять кредит, но кто даст неработающей студентке? Я говорила ей, чтобы она обратилась к матери, но Юля та еще деваха. Гордая. На квартиру она кое-как наскребла, но ей надо будет оплатить учебу.


Я спрашивала у коллег, но никто не раскошелился. В итоге мы насобирали пятнадцать тысяч. Надо сорок пять. Юля попросила меня взять на себя кредит. Даже не знаю, что делать. Надо подумать…»


Олег тяжело вздохнул, зная, что осталось читать всего страницу. Подогревая интерес, он поправил лампу и улегся удобнее.


«Я взяла кредит. Приходил симпатичный парень. Странный он правда какой-то был. Но мне все равно. Не детей ведь вместе крестить.


У меня на руках карточка с тридцатью тысячами. Сегодня мы оплатили обучение. Юля благодарила меня и клялась, что вернет и долг, и проценты. Надеюсь, будет так».


Это была последняя запись. Дальше шли чистые страницы. В конце, на обложке, Олег увидел свод правил:


Писать только правду.


Писать не реже одного раза в месяц.


Не утаивать и не скрывать. Правда!!!


По почерку было понятно, что правила были придуманы уже во взрослом возрасте.


Олег захлопнул дневник и уставился в потолок. Ощущение было словно прочитал самую интересную и самую правдивую книгу в мире.


Время половина второго ночи.


Он и не заметил, как уснул. Лампа освещала комнату белым офисным светом. За окном вновь разыгрался дождь. Изредка сверкали молнии.


Олег проснулся от звонка телефона. Спросонья, он выключил телефон даже не посмотрев кто звонил. Но человек, на том конце провода оказался настойчивым. Телефон вновь начал истошно звенеть и вибрируя, двигаться к краю тумбочки. Олег едва успел его поймать.


- Алло. Да… - сонно ответил Олег.


- Приезжай к нам, - взволнованно сказала мать.


- Что-то случилось?


- Бабушке плохо.


- Она дома?


- Приехала скорая. Посмотрим, что скажет врач.


- А я там зачем? – спросил он и тут же понял, что зря это сделал.


- Поддержать, хотя бы, - раздраженно сказала мать.


- Я буду.


- Не задерживайся. Я пошла.


Половина восьмого утра. Сон как рукой сняло.


К несчастью, Олег вспомнил, что сегодня понедельник. А это значит, что сегодня он должен обзвонить и объехать всех должников. Что ж, придется звонить руководителю и объяснять ситуацию.


Последнее время бабушка находилась у родителей, куда добирать около полутора часов.


Дверь открыл отец. Крепкое рукопожатие и пара вопросов.


- Как дела?


- Нормально. А где бабушка?


- В комнате.


- Совсем плохо?


Отец пожал плечами.


Олег вошел в комнату к бабушке.


- Привет ба… - сказал он, стараясь придать интонации некую бодрость.


- Привет Олеженька…


Она попыталась привстать на локти, но Олег опередил ее.


- Не вставай. Я тут сяду. Рядышком.


Он подвинул стул и присел возле кровати.


Разговор как-то не клеился.


- Как дела? – спросила бабушка.


- Все хорошо. Работа и все такое. Ты мне лучше скажи, что с тобой случилось?


- А что еще может со мной случится, кроме как старости. Заждались меня уже там.


- Хватит.


- Чего это хватит. Так и есть… вчера все было нормально. А утром просыпаюсь и понимаю, что помираю. Не хотела мать будить. Но, как видишь, пришлось.


- Надо было мне набрать. Я ведь тебя учил.


- По такому пустяку?


- Ничего себе пустяк. – Искренне возмутился Олег.


- Все уже хорошо. Мать только панику навела. Вон, тебя подняла так рано.


- Я все равно не спал, - без зазрения совести соврал он. – А мать переживает.


- Знаю, что переживает. Ей вообще-то нервничать нельзя. А она вон, вся как на иголках ходит.


- Врач что сказал?


- Положить меня в больницу хотят. А я не хочу ехать. – как маленький ребенок, капризничала бабушка. – Хотел меня прямо сразу на скорой забрать. Я отказалась.


- Почему?


- Не хочу с чужими людьми ехать.


- Может, тебе что-то надо? Воды там, или чаю сделать?


- Хватит ухаживать за мной как за младенцем. У тебя своих дел должно быть полно. Иди, занимайся.


Бабушка демонстративно отвернулась и закрыла глаза.


Олег застал отца на кухне, как раз, когда тот наливал себе чай.


- Будешь? – спросил отец.


Олег согласился.


- Ты ведь без сахара?


- Без. – Ответил Олег, втискиваясь в тесный уголок. – Ты, когда бабушку в больницу повезешь?


- А я должен везти? – искренне удивился отец.


- Мне бабушка так сказала.


- Хм… - отец недовольно нахмурил брови. – Я сейчас. – он достал мобильник и вышел. - Выезжаем хоть сейчас, - сказал он, вернувшись на кухню. – Спроси, готова ли она.


Олег допил чай и пошел к бабушке.


Он тихонечко пробрался в комнату. Бабушка лежала на высокой подушке. Он присел на стул и невольно всмотрелся в ее лицо. Давно не приглядывался, а уж так близко и подавно.


Седые волосы, легкой волной стелились по подушке. Лицо в крупных темных пятнах. Возле глаз глубокая сетка морщин.


Олег немного отстранился от бабушки, приняв позу мыслителя. Закинул ногу на ногу, подпер голову рукой и задумался.


Спустя пару секунд, в мозгу начал нарастать плач. Привычный и в тоже время, такой надоедливый. Вначале тихо и отдаленно, словно ребенок находится далеко. Но с каждой минутой плач нарастал. Вот уже и собственных мыслей не слышно.


Олег не заметил, как проснулась бабушка. Не слышал он и того, как она его о чем-то спрашивает.


- Что-то случилось? – расслышал он, когда сконцентрировался на ее голосе.


- Все в порядке, - через силу выдавил он.


- Точно? Ты какой-то бледный.


- Да. Нормально все. Отец спрашивает, ты, когда готова в больницу ехать?


- Честно говоря, я туда вообще не готова ехать. Но если надо, значит надо. Какой-то ты все-таки неспокойный.


- Я это… - Олег задумался. А может все-таки рассказать причину своего недуга.


- Говори. Не томи.


- Мне кажется, что я слышу плач ребенка, - осторожно начал он.


- Ребенка? У нас? – бабушка замерла и даже задержала дыхание, пытаясь уловить хоть какие-то звуки. – Нет, не слышу.


- А я слышу.


- У тебя-то слух молодой. А вообще это нехорошая примета слышать детский плач.


- В смысле?


- Слышать то, чего нет, это уже нехорошо. А про детский плач мне еще моя мама рассказывала. Говорила, что там что-то с потусторонним миром связано. Нечистое это.


- Опять ты про свои странности, - отмахнулся Олег.


- Ничего странного. Вот доживешь до моих лет. Сам увидишь, что ничего в этом мире странного нет.


- Ладно, пойду, скажу отцу, что ты готова.


- Постой. Побудь со мной. Не хочу я туда ехать. Совсем не хочу. Давай хоть немного оттянем. Давай я тебе лучше таких странностей из жизни понарассказываю, что век не забудешь.


Олег улыбнулся, подпер голову рукой и приготовился слушать странности.


Ребенок продолжал плакать. Но все так же тихо и застенчиво. Словно боялся, чего-то. Вслушиваясь в голос бабушки, Олег часто терял плач на задворках сознания.


Бабушка говорила без умолку. Некоторые истории отправляли Олега в глубокое детство, когда он, сидя на коленях у бабушки, заворожено слушал рассказы о ее детстве. Некоторые истории оказались новыми.


Бабушка рассказал про змею, заползшую к подруге в рот, когда та спала в поле. Рассказала о том, как потом эту змею выманивали парным молоком и как эта змея, сцепившись в правильный круг, долго катилась по полю.


Рассказывала о тяжелом послевоенном времени. О цыганках, которые придя в село, загипнотизировали ее и едва не обворовали. Рассказывала странные истории про ведьм, страшных бабок и кладбище.


- Что-то я заговорилась, - прервалась вдруг бабушка. – Тебе случаем не пора?


- Все нормально. У меня сегодня выходной. Могу еще с тобой побыть.


- Тебе с девками надо быть, а не со мной. Пойди, скажи отцу, что я готова.


- Точно готова?


- Готова. Готова.


Олег встал.


- Стой! – окликнула бабушка. – А теперь слышишь?


Олег прислушался.


- Нет, теперь не слышу.


- Ладно. Иди к отцу.


Пока отец собирался, Олег помог бабушке спустится к машине. Не успели они отъехать, как вернулась мать и тут началось. Того не положили, этого не взяли. Мать пулей полетела в комнату и спустя десять минут спустилась с огромной черной сумкой.


Ни Олег, ни отец не спрашивали, что там. Молча, затолкали сумку в багажник и поехали в больницу.


День выдался тяжелым.


Давно Олег не проводил там много времени с бабушкой. Он помог ей разместиться в больнице, где этот противный плач, вновь прорезался в сознании. Но слабый. Едва заметный. В этот раз Олег никому не сказал.


Он хотел еще остаться с бабушкой, но она прогнала его со словами: «Вот вернусь домой, там и поговорим. А здесь нечего».


Понедельник закончился.


Всю неделю лил дождь. На выходных выглянуло солнце, но тут же скрылось за плотной пеленой туч.


Бабушка все еще была в больнице. Состояние стабильное.


Несколько раз Олег звонил Наташе и договорился встретиться на выходных. Но из-за плохой погоды, встречу перенесли на понедельник.


Опять понедельник – тяжело вздохнул Олег и открыл глаза.


Он встретился с Наташей. В этот раз она была хорошо одета. Застенчиво и стеснительно улыбалась.


Наташа изменилась для Олега. Не внешне. Внешне, она оставалась все так же хрупка и привлекательна, но Олег, после прочтения ее откровений, теперь смотрел на нее по-другому. С легкой ноткой жалости.


Он думал о том, а как собственно вернуть дневник законному владельцу. Вывалить сходу не получится.


Надеюсь, она была в шоке, и испытывал стресс, отчего подумает, что куда-то дела свой дневник.


Они стояли под козырьком дома, где живет Наташа, когда Олегу позвонила мать:


- Олеженька, - глотая слезы, сказала мать. – Бабушка умерла.



Егор Куликов

+3
 KISA.Larisa отправила
А я читаю на одном дыхании, просто и интересно. Думала тоже, что бабушка приоткроет тайну. А может он плач слышит перед тем как умирает какой-нибудь человек?
+1
yrok073gmail.com отправлено
Рассказы супер
+1
 Marchipanka отправила
Жду продолжения!
+1
promoswork отправил
Когда ждать продолжение?
0
 GubastiKudryash отправлено

Завтра. Все как всегда)

0
Mattt отправил

я думал бабушка намекнет хоть, что за плач такой, по рассказу казалось, что ей знакомы симптомы.

0
jiamo404 отправлено
Слог хороший, но если честно, то показалось, что сам рассказ очень много дает информации, которая вообще не связанна.
-3
 petruha2c5 отправлено
Не осилил
0
Mattt отправил

а че так?)

-2
 petruha2c5 отправлено
Сильно много слов
раскрыть ветвь 1
0
 GubastiKudryash отправлено

Не беда



Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь