7

Эй, толстый! Пятый сезон. 63 серия

Эй, толстый! Пятый сезон. 63 серия Эй толстый, 5 сезон, Триллер, Трэш, Ужас, Любовь, Мат, Длиннопост

Теперь толстый мальчик – сияющая любовь Оксаны – был где-то совсем рядом. В сумочке. Спрятан в плоский корпус смартфона. Уже совсем рядом. Недолго осталось.

«Я тебя найду!» – думала Оксана.


И гнала прочь дурные мысли про то, что, мол, ты, Оксана, чему поверила? Сну! Ну, и кто тебе сказал, что он непременно сбудется? Каждый раз у тебя, Оксана, сны сбывались? Нет? Вот то-то же.


«Но ведь почему-то от меня компьютеры прячут! – возразила Оксана. – Какая-то тайна в этом ведь есть? Пусть это даже не толстый мальчик. Может быть, он просто указал мне путь. К чему? Ну, не знаю. Чтобы раскрыть тайну, например. Я не обольщаюсь. Я уже взрослая женщина. Скорее всего, я толстого мальчика не найду. Я уже умею терпеть боль. Нет – так нет. Может быть, если найду, то будет даже хуже. Лет ему где-то как мне. Выглядит, скорее всего, очень плохо. Вон Понос – ровесник, а на дряхлого бомжа похож. И толстый мальчик – если он, конечно, существо человеческой природы, – уже старый. Ну, и ладно. Я все равно хоть что-нибудь узнаю».


Охране, конечно, не нравилось, что Оксана встречалась с дурно одетым одноклассником. Инструкций на этот счет охрана явно не имела. Воспрепятствовала бы с удовольствием. Но не могла. Ничего, мальчики, это – в последний раз.


Оксана волновалась. Ее буквально трясло. Даже затаскивая в кусты Титомира, она так не волновалась. Но все удалось на славу. Приличия требовали, чтобы она хоть сколько-нибудь посидела с Поносом, поговорила о чем-нибудь. Но от бывшего одноклассника так воняло, а от пиджака – так и вообще несло какими-то несвежими трупами, так что Оксана наплевала на вежливость.


Дома непризнанная дочь не спешила доставать из сумочки свою добычу. Надо понимать, что комнаты просматриваются. Везде стоят видеокамеры. Вопрос: видеоглазки стоят везде или где-то их все-таки нет? Наверное, нет камер в туалете, в душе. Кто их просматривает? Мужики. Охранники. А они смущаются, когда Оксана заходит в магазины женского белья. Если бы подсматривали, то не смущались бы. Или одно от другого не зависит? Оксана чувствовала себя основательно запутавшейся.


«Была не была, – решила она. – Зайду из туалета. Если подсматривают, то что ж делать…»

Как можно естественней она подхватила сумочку и направилась в ванную. Оксана искупается, смоет с себя вонь Поноса, к которому неосторожно прикасалась, а заодно освоит новые технологии.


Телефон включался кнопочкой сбоку – с этим Оксана разобралась быстро. Потом поплыла заставка, которая заворожила непризнанную дочь, как не всякий 3D-блокбастер.


Но затем Оксана чуть не выронила драгоценный телефон. На заставке вдруг появилась… пизда?

«Это послание от Поноса, – вдруг поняла Оксана. – Он решил меня шантажировать. Он откуда-то знает мои тайны. Скорее всего, хочет заработать на том, что видел меня с сектантами. А пизду на телефон установил и с намеком, и для послания – мол, пиздец тебе. Хотя я только что видела Поноса! Вот только что! Он – лошара. Он не в состоянии намекать и шантажировать. Может, он просто на эту пизду дрочил?»


Оксана была сообразительна. Минуты за три она разобралась, как войти в Интернет. Совершенно случайно ткнула в историю посещений и словно рухнула в преисподнюю. Перед непризнанной дочерью проплывали фото голых ебущихся людей. Оксана охнула. Порно она видела впервые в жизни. Хотя она сама не могла в полной мере испытывать удовольствия, Оксана разволновалась. Словно почувствовав ее волнение, зашевелился ребенок. Не сказать, что она так уж была оскорблена Поносовыми непотребствами (в конце концов, глупо было ожидать от него чего-то другого). Скорее, Оксане было досадно – сколько всего интересного, оказывается, прошло в этой жизни мимо нее.


Не успела еще ванная наполниться до краев, как Оксана уже в принципе разобралась, как и что работает в телефоне. По счастью, не весь Интернет состоял из хуев, пизд и сисек. Оксана обнаружила поисковую систему. И тут задумалась. Что она знает о толстом мальчике? С его слов, он – ебатель вселенной.


«Ебатель вселенной», – забила Оксана в поисковую строку. Поиск выстрелил информацией о мисс Вселенной, теориях мультивселенной. Опа! Было какое-то видео. Оно так и называлось: «ЛЕВ – Лучший Ебатель Вселенной». Пять просмотров и один большой палец вверх. Это значило, что увиденное кому-то понравилось. На экране возник компьютерный танк.

– Привет, долбоебы, – сказал чей-то голос. – Я болею, поэтому в таком виде.


Ебатель скрывался в квадратике внизу экрана, под нарисованным танком. Оксана разочарованно вздохнула. Это был не ее Ебатель.


«Толстый мальчик», – написала Оксана. Тут уже было поинтересней. «Самый толстый в мире мальчик похудел», – сообщал один из заголовков. Оксана радостно прошла по ссылке и обнаружила, что толстяк – совсем не тот.


В адресной строке всплывали подсказки: «Толстый мальчик поет», «Толстый мальчик ебется», «Толстый мальчик жрет».


«Ну-ка!» – смутное предчувствие повело Оксану к последней подсказке.

«Ржака! Я хуею, как жрет этот толстяк», – прочитала Оксана один из заголовков.


Видео было снято в казенного вида столовке. На столе была тарелка, заваленная сосисками – целой кучей розовых сосисок. Наверное, причиной были порносайты, которые Оксана только что посмотрела, но сосиски были похожи на мужские детородные органы. Их кто-то ел. Да что там ел – жадно жрал. Не просто запихивал в рот, а утрамбовывал туда.


Экран вдруг разделился надвое. И с одной стороны экрана появился лысый мужик в очках и кожаной куртке.


– Добрый день, дорогие зрители моего канала, – сказал мужик в куртке. – Сейчас мы с вами видим удивительное зрелище. Посмотрите на эту гору, на этот буквально Эверест из сосисок. Сейчас все это съест один человек.


Показали едока. Огромное щекастое лицо. Взгляд – чуть насупленный.

Оксана чуть не уронила телефон в воду. Это был он! Он! Толстый мальчик.


– Съемка сделана в одном из столичных изоляторов для лиц, отбывающих наказания по административным статьям, – продолжал комментатор. – А собственно перед нами – гей-активист, политзаключенный, как пытались нам его представить. Всего за два часа до этой восхитительной трапезы сама «Нью-Йорк таймс» объявила о том, что узник совести Александр Жирный объявил голодовку. И что мы видим? Вот она – голодовка!


Оксана больше не слушала комментарий. Она нашла толстого мальчика. Его звали Александр Жирный. Мужик в куртке говорил, что он – гей. Но по своему опыту в лесу Оксана могла бы с этим утверждением поспорить. Также Оксана поняла, что толстый мальчик оказался преступником. За что-то его сажали в тюрьму, он объявлял голодовку, о нем писала «Нью-Йорк Таймс». Он – знаменитость, что ли?


Эту информацию еще надо было переварить. Во-первых, было странно то, что толстый мальчик так молод. Она-то, Оксана – уже, можно сказать, пожилая тетка сорока четырех лет. Но вот этот толстый мальчик – он не изменился! Он и в лесу таким был, четверть века назад. Или это аберрация памяти? Может, ничего такого Оксана и не запомнила, а подогнала потускневшие воспоминания под новый облик? И такое могло быть.


Тем не менее, гей-активист Александр Жирный – это был след. Оксана набрала имя и фамилию в поисковике.


«Александр Жирный – ВКонтакте», – сообщала одна из ссылок. Вздрогнув, Оксана перешла по ссылке. Но это был не толстый мальчик. Это был какой-то украинский биатлонист.


Оксана расстроилась. Снова мимо. Но и в «Контакте» нашлась строка поиска. «Александр Жирный», – написала непризнанная дочь.


И «Контакт» предложил варианты. Одним из них был толстый мальчик. Из Москвы, 12 друзей.

– Я нашла тебя! – прошептала Оксана. – Ты – отец моего ребенка!


***


Вода в ванной уже давно остыла, но Оксана этого не замечала, развив бурную деятельность.

Непризнанная дочь быстро поняла, как создать аккаунт. Она назвала себя «Ксяня».


Для соблюдения конспирации нужен был какой-нибудь портрет. «Женщина в тумане», – запустила Оксана поиск по картинкам (она очень быстро схватывала эту нехитрую науку, положительно – она могла бы стать гениальной программисткой). Вышло несколько вариантов. Оксана выбрала умеренно жопастый силуэт с размытым лицом в лучах заката, загрузила эту картинку вместо аватара.


Теперь дело оставалось за малым – набрать хотя бы десяток-другой друзей. Оксана стала добавлять в друзья кого попало. Сразу двадцать человек, или даже больше. Четверо откликнулись немедленно и добавили Ксяню в ответ.


Непризнанная дочь вернулась на страницу толстого мальчика, принялась разглядывать обе фотографии. Одна была сделана где-то на улице. Толстый мальчик стоял с очень печальным выражением лица. На второй – домашней, на фоне ковра, Жирный тоже был грустен.

«Что тебя печалит, сладкий мой? – думала Оксана. – Ты тоже обо мне тоскуешь, я знаю. Вот она я, рядом».


Она, взрослая, сорокачетырехлетняя тетка, волновалась, как маленькая.

«А вдруг не добавит в друзья? – тревожилась Оксана. – Вдруг подумает: «Да это же непонятно кто!» Тогда я, была не была, выставлю свое настоящее фото. В этом телефоне ведь и фотоаппарат есть. И тогда-то он меня узнает. Или нет? Или подумает: «Пошла вон, старуха? Я – вечно молодой Питер Пэн! Зачем ты мне нужна?»


Мысль была по-настоящему страшной. Оксана заволновалась. Наверное, так переживают юные влюбленные дурочки.


Непризнанная дочь никогда ни в кого не влюблялась. А любовь оказалась очень волнительным чувством.


Оксана поняла, что устала. Она решила прерваться до завтра. Сегодня итак случился значительный прогресс. Поступило много информации. Надо ее осознать, переварить.


***


Телефон Оксана спрятала в сумочке. В принципе, это было самое надежное место. Если оставить где-то в комнатах, его найдет домработница. Разоблачит, если имеет указания. А в сумочке она не станет рыться.


Остальной вечер прошел как в тумане. Оксана была рассеяна, могла думать только о толстом мальчике. Добавил ли он ее в друзья?


Ночью Оксана не удержалась, проверила телефон. Зашла в «Контакт». Добавилось еще одиннадцать (прямо как у Оушэна) друзей. И еще кто-то даже сам предложил дружбу. Это было подозрительно, и этого человека Оксана френдить не стала.

А вот Жирный пока что ее игнорировал.


***


Утром чуть не случилась катастрофа. Оксана уже готовилась отправиться по веранде на завтрак. За это время Гуля должна была провести в апартаментах уборку.


Оксана уже почти вышла на веранду, как услышала странный звук. Что-то дребезжало и блямкало.


«Это же в сумочке!» – сообразила Оксана. И тут же ее ошпарил вопрос: «А что делать-то?»

Но соображала Оксана быстро. Она подхватила сумочку, помчалась в туалет. Достала телефон.

Ей звонил непонятно кто. Вместо имени был телефонный номер. Кто бы это мог быть? Только Понос. Не толстый же мальчик?


Оксана решительно нажала изображение красной трубки и в отчаянии поняла, что Понос может начать ее доставать. Хорошо, она сейчас услышала звонок. А если бы при уборщице телефон зазвонил? Что тогда? Тогда пиздец бы случился.


«Мне и так пиздец, – подумала Оксана. – Неужели этому никак нельзя помочь?»

Но разобралась в телефоне Оксана очень быстро. И, поняв, что к чему, добавила номер Поноса в черный список.

– Забудь меня, урод, – сказала Оксана.


И вдруг телефон странно и сухо щелкнул. Оксана провела пальцем по экрану сверху вниз.

Это было оповещение из «Контакта»: «Александр Жирный добавил вас в друзья».


Оксану захлестнула радость. Ей казалось, что она ничему в жизни так не радовалась. Толстый мальчик – ее потусторонняя любовь – стал еще ближе!



Продолжение следует...

Дубликаты не найдены

+1
Ещё!!! Натуральная санта барбара
-3

Продолжение следует...

Можно ненадо?

Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: