128

Эвакуация тела  Ленина

В июле 1941 года тело Владимира Ильича Ленина было эвакуировано в Тюмень.

Приблизительно через полмесяца после нападения фашистов на Советское государство, в середине лета 1941 года, в июле, профессора Бориса Ильича Збарского, который был директором тайной Лаборатории, организованной при Мавзолее Ленина, срочно оповестили о необходимости прибыть в Кремль. Первый заместитель премьера правительства Молотов сообщил Борису Ильичу о срочном правительственном постановлении немедленно эвакуировать (переместить) тело Ленина из московского Мавзолея в глубочайший тыл, а именно в город Тюмень. На сборы дали 24 часа.


В старинном красивом здании сельскохозяйственного техникума (ныне - аграрный университет) был незамедлительно закрыт госпиталь, проработавший один день. Здесь и расположился сибирский временный Мавзолей. «Пост номер один» сменил адрес. В этом помещении бывшего Александровского реального училища (здание 19-го века) поселился и саркофаг (в дальней комнате, а точнее в самой обыкновенной аудитории для студентов; у неё был номер 15), и все приехавшие сотрудники лаборатории (в других комнатах). В том числе и сам Збарский. Вместе со своей семьёй. Кстати, именно Збарский и выбрал это здание, воскликнув: «А вот и то, что мы долго искали». Ему подсказали, что подача электричества в нём бесперебойна, а это было необходимо. Капитальные стены тоже были необходимым щитом, создававшим некий эффект термоса. Вместе с учёными прибыло достаточное количество военных (в том числе и караульных), представителей спецслужб. Но это число всё-таки не означало некий огромный отряд. Всего военных было около 20-25 человек. К охране Ленина подключились и тюменские военные.


Вся процедура была, по возможности, сохранена в тайне. В здании строжайше соблюдали тишину. Даже почётный караул выработал особый тихий шаг. Но некоторые эпизоды и догадки всё-таки просачивались в народ. В один из дней Збарский заказал в местном ателье странноватый костюм несовременного покроя. Ленина требовалось переодеть. Кто-то узнал Збарского, кто-то догадался о предназначении костюма.


Когда Победа в войне стала очевидной, тело основателя Советского государства было переправлено обратным ходом, назад в Москву.


В течение практически всей Великой Отечественной войны в Москве старались создавать полную видимость того, что Ленин находится в Мавзолее. Караул действовал и там.

Эвакуация тела  Ленина Эвакуация, Тело, Ленин, Великая Отечественная война

Дубликаты не найдены

Отредактировал skyrain 2 года назад
+19

  Интересно, кому и на каком основании вообще пришла идея забальзамировать тело и поместить его в специально построенный Мавзолей?
  С религиозными пережитками боролись, а это ведь явное подражание древнеегипетским фараонам.

  В чем "сакральный" смысл сего действа?

раскрыть ветку 9
+1
Там фишка была в том, что Ленин умер и стал сакральной фигурой ещё до смерти. Современники постарались и был потом большой срачь, что делать, вроде изначально планировали сохранить но не надолго.
-5
В том, что на тот момент людям требовался такой символ. Тёмные все были, необразованные. Ну и Ленин, как символ актуален до сих пор.
раскрыть ветку 7
+7

Понятно, что символ.
  Но ведь Ленин продвигал идею всеобщего образования для масс.
  А тут - мракобесие какое-то.
  Мне кажется, Ленин был бы не в восторге, узнав, что его однопартийцы будут выставлять его труп на всеобщее обозрение и поклонение.

  Какие-то язычники, а не коммунисты.

раскрыть ветку 6
ещё комментарии
+5

А цветной фотки "Сельхоза" не было? Ведь и вправду красивое строение.

Иллюстрация к комментарию
+11
"Тело... переправлено обратным ходом". Рефлекторно читается, как "своим ходом".
+1

Часто читаю фразы типа «вот закопаем Ильича - и заживём». Как будто это главное проклятие.

Нет, друзья! Пусть лежит в мавзолее и мучается!

К тому же, где ещё увидишь живую мумию? До Египта на самолете лететь, а тут - на метро до Красной площади!

+2

Эх, тёзку его тоже пора уже в Мавзолей нести...

раскрыть ветку 3
0

Поменяют местами лысых.

-1
Путин не умрет
раскрыть ветку 1
+1

уже и помечтать нельзя

0

Маразм. Сектантство какое-то.

раскрыть ветку 2
0
Ты что, это же Ленин!
раскрыть ветку 1
0

Пардон, забылась. Это же сразу меняет дело)

-2

закопайте зомбака , ёпта ....

раскрыть ветку 3
+4

Нельзя, впитает запасы Золотого Корня из земли и возродится.

раскрыть ветку 2
0

Азатот?

раскрыть ветку 1
0

Ильич тогда посвежее был, 20 лет всего пролежал. Сейчас вряд ли так получится, рассыплется в труху.

раскрыть ветку 2
+9
Разложится на плесень и липовый мёд.
раскрыть ветку 1
+3

Значит, всё идёт по плану.

0

План эвакуации на случай войны был вплоть до последнего времени, может, и сейчас ещё действует в ФСО, я не в курсе. А в старые добрые времена - да, спецкоманда должна была его на руках донести до туннеля поглубже, и увезти подальше от точки гарантированного первого удара. Кремль же, он без пары-тройки боеголовок в любом случае не останется.

-9

носятся с этим тухлым картилком, как незнаю с чем.

раскрыть ветку 1
0
И правда, зачем это всё? В чём значимость тела Ленина? Путиным заменят потом))))?
ещё комментарии
Похожие посты
159

Переживший блокаду

Семен Иванович Беляев рассказал, как встретил войну семилетним мальчишкой, пережил в родном Ленинграде первую блокадную зиму, и как 23 мая 1945 года в сибирскую таежную деревню пришло известие о Великой Победе.

Переживший блокаду Блокада Ленинграда, Эвакуация, Немцы Поволжья, Великая Отечественная война, Голод, Воспоминания, Яндекс Дзен, Длиннопост

Войну мы встретили в Луге, где папа снял на лето дачу. Это 138 километров на юго-запад от Ленинграда, как раз в сторону немцев. Конечно же, войны мы не ожидали. Уехали мы туда в конце мая. 15 июня сестренке Лиле исполнился год, она уже ходила. Мне – семь. Я её водил за ручку. Было воскресенье. Утром мы с мамой отправились на базар. Возвращаемся – на перекрестке перед столбом с репродуктором толпа. Все слушают выступление Молотова.

Буквально через месяц мы эту войну «понюхали». Начались бомбежки, артобстрелы… На улице полно военных… У меня про это есть стихи. Прочту отрывок.


Летом сорок первого решили,

Что мы в Луге будем отдыхать.

Папа снял там дачу. Мы в ней жили…

Если б знать нам. Если б только знать…


Рёв сирен, бомбёжки, артобстрелы, -

Вижу я, как будто наяву.

Лилечку пытаюсь неумело

Спрятать в щель, отрытую в саду.


Как от немцев вырваться успели

Ночью под бомбёжкой и стрельбой?

Вот вокзал «Варшавский». Неужели

Живы мы, приехали домой?


Из Луги в Ленинград мы уехали буквально на последнем поезде.


В Ленинграде мама сразу пошла работать в швейное ателье – тогда вышло постановление правительства, что все трудоспособные должны работать. В ателье они шили ватники, бушлаты, рукавицы – всё для фронта.


Папа работал на заводе заместителем начальника цеха. Август, наверное, был, когда его призвали. На фронт он ушел командиром пехотного взвода. В конце октября он получил первое ранение. Мама отправила меня к своей сестре, а сама каждый день после работы отправлялась к отцу в госпиталь. Лилечка была в круглосуточных яслях, и мы её не видели до весны.


Госпиталь вторым стал маме домом:

Муж – работа – муж, так и жила.

Сколько дней? Да две недели ровно

Жил тогда у тёти Сони я.


Второй раз его ранили весной 42-го. Мы жили на Васильевском острове. В «Меньшиковском дворце» был госпиталь – в семи минутах ходьбы от нашего дома. И мама меня туда повела.


Плохо помню эту встречу с папой.

Слезы, стоны крики, толкотня,

Кровь, бинты, на костылях солдаты,

Ругань, непечатные слова…


В 1 класс я пошел весной 42-го в Ленинграде. Всю зиму школы не работали – не было освещения, отопления, водоснабжения и канализации. А весной нас собрали в первом классе. Но я уже бегло читал, и мне было скучно, когда весь класс хором учил алфавит. Писать учиться – да – там начал. Потому что сам научился не столько писать, сколько рисовать печатные буквы. И запомнился мне томик Крылова.


«Крылов запомнился мне. Дело было в мае,

Я с книжкой вышел на «Большой» и сел читать

И вдруг мужчина подошёл и предлагает

Мне эту книжку интересную - продать.


Я молчу, растерян и не знаю,

Что ответить. Он же достаёт

Чёрствый хлеб. Кусок. И улыбаясь

Мне протягивает чуть не прямо в рот.


Дрогнул я, недолго упирался.

Он ушёл, а я меж двух огней:

Счастье - вкусом хлеба наслаждался,

Горе - жаль Крылова, хоть убей».


У мамы была рабочая карточка. С конца ноября её полагалось 250 граммов хлеба. И мои 125 граммов на детскую карточку.

Мама вечером приходила с работы – приносила паек. Я был доходягой. Но был поражен, когда одноклассник поделился радостью, что его мама умерла, а её хлебные карточки остались. Поступки и мысли людей, медленно умирающих от ужасающего голода нельзя оценивать обычными мерками. Но вот эту радость своего одноклассника я не смог принять и тогда.


Что там дальше было? Хватит стона!

К нам пришло спасение – весна!

Только снег сошёл – на всех газонах

Из земли проклюнулась трава.


Мама её как-то отбирала,

Стригла ножницами и – домой,

Жарила с касторкой. Мне давала.

И я ел. И запивал водой.


Лиля была в круглосуточных яслях. Их там кормили, если можно так сказать. Когда мы перед эвакуацией её забрали, она уже не могли ни ходить, ни говорить… Была – как плеть. Мы её забрали в последний день – сегодня вечером надо на поезд, и мы её взяли. Ещё бы чуть-чуть, и её саму бы съели. Это метафора, преувеличение, но, возможно, не слишком сильное преувеличение.

Сейчас опубликованы документальные свидетельства случаев канибализма в блокадном

Ленинграде. А тогда об этом говорили, не слишком удивлялись. Это сейчас мы поражаемся. А тогда… Голод отупляет.

В коммуналке нас было 12 семей. И вот представьте – ни воды, ни света, ни отопления… Печами-буржуйками обеспечили всех централизовано. Их изготавливали на заводе, может быть и не на одном заводе, и раздавали населению. Топили мебелью. Собирали деревяшки на улице, тащили что-то из разрушенных бомбежками и артобстрелами домов. Помню, как разбирали дома паркет и топили им «буржуйку».


Эвакуация


А летом 42 года нас эвакуировали. Единственный был узкий коридор к берегу Ладоги, простреливаемый, шириной два километра примерно. Привезли к берегу.


«На Ладоге штормит. Плывет корабль.

На палубе стоят зенитки в ряд.

А рядом чемоданы, дети, бабы.

Они все покидают Ленинград.


Как вдруг – беда! Откуда не возьмись

Далёкий гул фашистских самолётов.

Сирена заревела. В тот же миг

Команды зазвучали. Топот, крик.


И вот уже зенитные расчёты

Ведут огонь… А самолёт ревёт,

Свист бомб, разрывы, детский плач и рёв.


Недолго длился бой, минут пятнадцать.

Для пассажиров – вечность. Дикий страх

Сковал людей, им тут бы в землю вжаться,

Но лишь вода кругом. И на руках

Детишки малые. А рядом - взрывы.

Летят осколки, смерть неумолимо

Всё ближе, ближе. Немцы нас бомбят

И потопить корабль норовят.


…Фашистов отогнали. Тишина.

И мама принялась … будить меня.

Я крепко спал и ничего не видел.

Со слов её всё это написал.

А мама удивлялась: «Как ты спал?»


Потом – поезд. Целый месяц мы в теплушке ехали в Сибирь. Каждые 20-30 минут останавливались – пропускали встречные поезда на фронт. Обычно утром на станции к вагонам подавали горячую похлебку. Иногда это была фактически вода. Днем выдавали сухой паек. Но мы все страдали диареей – пищеварительная система после длительного голода плохо справлялась с пищей. Поэтому, как только остановка, благо они были частыми, мы все либо бежали в кусты, либо лезли под вагоны. Было не до приличий.


В Сибири


Приехали в Кемеровскую область. Три дня жили на станции Тяжин – ждали, когда нас заберут в назначенную нам для размещения деревню. Дорог – нет. Только просека. Приехали за нами на станцию подводы.


Деревня называлась Воскресенка.

Почти полсотни стареньких домов.

Была там школа, в ней библиотека,

Клуб, пара сотен баб и стариков.


Начальство: сельсовет и председатель -

Владимир Недосекин (кличка – «батя»),

Большая пасека, конюшни две,

Свинарник, птичник, ферма на реке.


Я не могу не вспомнить удивленья

У местных жителей, когда они

Узнали вдруг, что (Боже, сохрани!)

Приехали какие-то… евреи.


И посмотреть на них все к маме шли,

(Тем более, к портнихе). Ей несли

Любые тряпки, старые одежды,

Пальто и платья, нижнее бельё.

Всё рваное. Несли его с надеждой:

Починит мама, либо перешьёт.


Купить одежду было невозможно,

Но сшить чего-то – очень даже можно.


Вокруг деревни – тайга, поля… Речка Воскресенка. Ни телефона, ни электричества, ни радиоточки в деревне не было. Почту привозили со станции два раза в месяц. В Воскресенку я приехал доходягой. Примерно за месяц отъелся.


«Соседи удивлялись на меня,

Как целый котелок картошки

Съедал один…»


Мама была потомственная портниха. С собой она привезла швейную машинку Зингер. И на этой машинке обшивала весь колхоз. Нового-то ничего не шила – не с чего было. Ни у кого не было и неоткуда было взять отрез ткани. Перешивала, перелицовывала старые вещи. Приносили тряпки старые рваные. Мама из них выкраивала какие-то лоскуты, куски – что-то шила. Расплачивались с ней продуктами. Ниток мама много взяла с собой, а иголка была единственная, и этой иголкой она три года шила всё подряд. Когда обратно уезжали – машинку уже не повезли. Оставили там. А туда ехали – отлично помню, что восемь мест багажа у нас было, включая машинку. Чемоданы, мешки…


В Воскресенску мы приехали в августе, и меня снова приняли в первый класс. Но, поскольку я бегло читал, писать скоро научился, после первого класса перевели сразу в третий.


В то лето в Воскресенке поселились

Четыре ленинградские семьи.

И пятая позднее появилась -

Немецкая, с Поволжья. Только им

В отличие от нас, жилья не дали.

Они не то, что жили – выживали,

В сарае, на отшибе, без еды.

(Не дай нам Бог, хлебнуть такой беды.)


К тому же, мать детей – глава семейства

На русском языке – ни в зуб ногой.

И так случилось, с просьбою любой

Она шла к маме со своим немецким.

Ей мама помогала, как могла…

Всё бесполезно… Сгинула семья.


Не скрою, мне их очень жалко было…

Однажды немка к маме привела

Сыночка своего и попросила

Устроить в школу. Мама с ней пошла

К соседу Недосекину. Тот долго

Искал предлог, но, видя, нет предлога,

Что б немке отказать, он порешил:

«Скажи учителям, я разрешил».


И сын учился в том же первом классе,

В котором был и я. Но вдруг пропал.

Его никто, конечно, не искал.

Нашёлся сам… Конец их был ужасен…

От голода они лишились сил…

Зимой замёрзли. (Господи, прости!)…


Победа


Уже говорил, что связь с внешним миром у нас там была раз в две недели. Потому о Победе мы узнали с запозданием:


Немедленно всех в школу вызывают.

Зачем? И мы с друзьями все гадаем:

Какие ещё срочные дела?

«Что?», «Как?» Победа к нам пришла!

Нет, не пришла - ворвалась и взорвалась!

Учительница целовала нас

И строила по парам каждый класс,

Вот, наконец, со всеми разобралась,

«Ты – знамя понесёшь, ты – барабан,

Вперёд, за мной!» А где–то, уж баян

Наяривает. Бабы выбегают,

Смеются, плачут, песни голосят,

Друг друга все с победой поздравляют.

И - самогонку пьют! И поросят

Собрались резать. В клубе будет праздник!

Сегодня двадцать третье мая!... Разве

Девятого окончилась война!?

Как долго к нам в деревню почта шла...»


С Победой – сразу стали думать, как возвращаться домой. Нужно было, чтобы нас кто-то вызвал официально. Бумага от родственников - вызов – заверенный властью, райсоветом.

От маминого брата пришла из Ленинграда такая бумага. Нам разрешили ехать. На лошади мой друг и одноклассник отвез нас в Тяжин. Довез до станции, переночевал с нами на вокзале, и утром поехал обратно. Сейчас представить такое – 11-летний мальчик на телеге 30 километров один по тайге… А тогда – в порядке вещей… И я умел запрягать лошадь. Взять лошадь под уздцы, завести её в оглобли, упряжь надеть на неё… Только у меня не хватало сил стянуть супонью хомут.


А мы на станции ждали теплушку. Погрузились, и недели две, как не больше, ехали в Ленинград.

Вернулись – мама пошла работать в ателье. Жили мы небогато, прямо скажем, - голодно. Поэтому после 7 класса я пошел работать на часовой завод. Два года работал учеником, учился в вечерней школе. На третий год мне присвоили 4 разряд. Но впервые после Победы я досыта наелся только в армии, когда после окончания вечерней школы поступил в Артиллерийское военное техническое училище. Дальше – служба, военная академия, ещё служба, работа «на оборонку», развал страны… - но это уже другая история.


А стихи начал писать только лет в 50. Сестра попросила рассказать о своем и её детстве, о блокаде, о войне, о том, чего она не могла запомнить в силу малого возраста - ответил ей стихами.


https://zen.yandex.ru/media/id/5d63dae9b5e99200aed90460/pere...

Показать полностью
58

Эвакуировать Советский Союз: как спасли промышленностью

История Великой Отечественной войны и история Победы никогда не будут полными без упоминания истории создания технологической базы, позволившей Советскому Союзу одержать победу над нацистской Германией. А история ковавших щит и меч для Красной Армии, в свою очередь, немыслима без рассказа о том, как в первые месяцы войны с запада на восток СССР перебрасывались эвакуируемые промышленные предприятия и население.


Такого масштабного перемещения трети населения страны и почти половины ее технологических ресурсов не знало ни одно другое государство, участвовавшее во Второй мировой войне. И при всех колоссальных масштабах такого «переселения народов» все эвакуированные люди и предприятия в кратчайшее время приступили к делу и не просто наладили производство военной продукции, а обеспечили его непрерывный рост, который в итоге и стал важнейшим залогом Победы.

Вывозить в глубь страны планировалось в первую очередь квалифицированных рабочих и служащих, женщин и стариков, а также молодежь, не достигшую призывного возраста, и детей. Все эвакуируемые делились на пять групп. Первая и вторая группы — коллективы заводов и учреждений и учащиеся системы фабрично-заводского образования и ремесленных училищ, они были необходимы для срочной организации производства на востоке. Третьей группой были семьи военнослужащих, к четвертой относились воспитанники детских домов и интернатов. А к пятой группе, едва ли не самой многочисленной, относились те, кто эвакуировался индивидуальным порядком.


Но переброска на восток людей из западных областей и республик СССР, где проживало около 40% населения страны, была только частью глобальной задачи. Война с присущим ей цинизмом требовала в первую очередь эвакуировать предприятия. С одной стороны, их нельзя было оставлять на оккупированной территории, чтобы не позволить противнику воспользоваться производственными мощностями для наращивания собственных военных ресурсов. С другой, именно на западе СССР были к тому времени сосредоточены основные военные мощности, и без них Красная Армия оказывалась бы на «голодном пайке» буквально во всем — от портянок до танков и самолетов.


Постановления требовали, чтобы из районов, оказавшихся под угрозой оккупации, вывозили в первую очередь станки и машины, цветные металлы, горюче-смазочные материалы и другое промышленное оборудование. Что же касается сельскохозяйственной отрасли, то надлежало в первую очередь вывозить запасы хлеба и эвакуировать скот. Не были забыты и культурные ценности: на Восток отправлялись практически все крупные театры и оркестры, упаковывались и увозились экспозиции и запасники крупных музеев, прежде всего Эрмитажа и Русского музея, а также Алмазный фонд СССР и ценности Оружейной палаты. О размерах этих фондов можно судить по таким цифрам: из Третьяковской галереи эвакуировали 18 430 экспонатов, из Русского музея — 300 тысяч, а из Эрмитажа — 1 млн 117 тысяч!

Эвакуировать Советский Союз: как спасли промышленностью Великая Отечественная война, История, Эвакуация, Тыл, Длиннопост

Оборудование оборонного завода, выгруженное возле недостроенных цехов, Урал, осень 1941 года

Источник: waralbum.ru


Описать в деталях эвакуацию промышленности невозможно даже в рамках монографии, но представить ее можно на примере некоторых эвакуированных предприятий. Ведь процесс везде был одинаковым: демонтаж оборудования, погрузка на эшелоны, отправка на восток, прибытие к месту назначения, срочный монтаж оборудования (порой под открытым небом) и как можно более скорое начало выпуска так необходимого стране оружия, боеприпасов, приборов…


Харьковский паровозостроительный завод — колыбель знаменитого танка Т-34 — было решено эвакуировать только 12 сентября 1941 года, когда рухнули надежды на то, что советско-германский фронт удастся стабилизировать по Днепру. ХПЗ планировалось перебазировать в Нижний Тагил, на «Уралвагонзавод», куда еще в конце лета эвакуировали основное оборудование для производства танков с ленинградского Кировского завода. Эвакуация планировалась в два этапа, чтобы завод продолжал выпускать так нужные фронту танки и одновременно понемногу отправлял оборудование в тыл. Но резкое ухудшение обстановки на фронте в начале октября 1941 года потребовало срочной эвакуации всего производства, и в этой спешке часть оборудования осталась в Харькове, а часть потерялась по пути. Не удалось увезти и существенную часть рабочих: когда враг подошел к городу, многие из них ушли в народное ополчение и погибли. Тем не менее благодаря той части оборудования и людей, что удалось эвакуировать, налаживание производства танков Т-34 на «Уралвагонзаводе» шло достаточно быстрыми темпами.


Если многие харьковские и ленинградские танковые предприятия перебазировались на уже существующую промышленную базу, пусть ее и приходилось спешно расширять, то, например, московский завод «Авиаагрегат», эвакуированный осенью 1941 года в Куйбышев, начинал работу на новом месте в полном смысле слова под открытым небом. Рабочие согревались кострами, разожженными между производственными линиями, причем большинство сотрудников предприятия к тому времени уже составляли подростки и женщины: мужчины отказывались от «брони» и уходили на фронт.

Эвакуировать Советский Союз: как спасли промышленностью Великая Отечественная война, История, Эвакуация, Тыл, Длиннопост

Эвакуация яслей и детских садов из Сталинграда, 1942 год

Источник: waralbum.ru


Эшелоны, которые вывозили предприятия и людей, шли на Урал, в Сибирь и в Среднюю Азию практически непрерывным потоком: в пиковые моменты для эвакуации было задействовано до половины всего вагонного парка страны! Скажем, для вывоза оборудования завода «Запорожсталь» потребовалось 8000 вагонов. И зачастую разгрузка таких эшелонов тоже была непрерывной. Например, в Челябинске в конце осени 1941 года при разгрузке эвакуированного с запада предприятия его главному инженеру пришлось провести на ногах 48 часов, чтобы проконтролировать правильность выгрузки и комплектования оборудования по каждому цеху. Сохранить работоспособность ему позволил лишь специальный «коктейль» из какао с энергетическими добавками, который регулярно приносили в термосах к станции сотрудники челябинского управления НКВД.


Ничуть не проще проходила и эвакуация населения, часть которого уезжала вместе со своими предприятиями, а часть приходилось отправлять отдельно. По воспоминаниям участников событий, по плану полагалось сажать в вагоны для перевозки людей по 40 человек, но в реальности их ехало в два, а то и в два с половиной раза больше. К тому же поначалу те, кто уезжал вместе с заводами, зачастую так и ехали на платформах рядом со станками и другим оборудованием, отдав места в крытых вагонах тем, кто больше всего нуждался в этом — старикам, женщинам и детям.


Масштабы перевозки людей из охваченных войной регионов в тыл поражают воображение. В первые дни войны, несмотря на катастрофически быстрое продвижение немцев, из Белоруссии и Прибалтики эвакуировали более 2 млн человек, а из Молдавии — 300 тысяч. Там же, где врага удалось хотя бы ненадолго задержать или вообще остановить, в первые месяцы войны эвакуировали людей миллионами: так, с Украины удалось эвакуировать 3,5 миллиона человек (в том числе 350 тысяч из Киева), 1,7 млн человек эвакуировали из Ленинграда (в том числе 300 тысяч детей) и 2 миллиона, среди которых было около 500 тысяч детей, — из Москвы.

Многие из эвакуированных уезжали в такой спешке под немецким обстрелом или когда части вермахта входили в город, что практически не имели с собой никаких вещей, и почти никогда — запасов продовольствия. Решать эту проблему должны были эвакопункты, создание которых предусматривалось «Положением об эвакопунктах», утвержденным 5 июля 1941 года. Всего за полтора месяца на всех важнейших транспортных узлах были созданы 128 эвакопунктов, а к концу осени 1941 года они появились на всем протяжении путей эвакуации. Насколько напряженной была их работа, можно судить по таким цифрам. Например, через Пензенский эвакопункт с момента его создания 18 июля 1941 года и по 12 августа прошло 399 эшелонов с 437 800 эвакуированными. То есть это было около 15-18 эшелонов в сутки, и для едущих в них людей станционная столовая готовила и выдавала ежедневно до 20 тысяч порций.


В общей сложности за два этапа эвакуации — с июня 1941 года по февраль 1942 года и весной-летом 1942 года — из западных и южных областей страны на восток перевезли 2743 предприятия, в том числе 1523 крупных. Больше всего заводов (550) увезли с Украины, почти столько же (498) — из столичного региона, 109 предприятий эвакуировали из Белоруссии и 92 — из Ленинграда. Большая часть этих предприятий — 667 — попали на Урал, 322 — в Сибирь, 308 — в Среднюю Азию и Казахстан и 226 — в Поволжье. За то же время с запада на восток СССР были эвакуированы в общей сложности свыше 20 млн человек —12,4 млн на первом этапе и 8 млн на втором. Подавляющее большинство из них разместились на территории РСФСР, в основном на Урале и в Сибири, около четверти — в Закавказье, Казахстане и республиках Средней Азии.


И предприятия, и люди вынуждены были первое время существовать в малоприспособленных для жизни условиях: заводы разворачивали зачастую под открытым небом, люди обустраивались нередко в землянках или вообще рядом со своими станками. И тем не менее время ввода эвакуированных заводов в строй в среднем составляло порядка полутора-двух месяцев, так что к началу 1942 года практически все вывезенные предприятия уже работали на нужды фронта. И именно их усилиями в течение первых двух лет войны Красная Армия получила все необходимое вооружение, а к маю 1945 года обладала самыми современными и мощными образцами оружия, которое и принесло победу над нацистской Германией.


Автор: Антон Трофимов

https://histrf.ru/biblioteka/b/evakuirovat-sovietskii-soiuz-...

(с.) История.рф
Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: