269

Я - Монстр.

Это я заглядываю по ночам в окна ваших домов. Это мой темный силуэт вы можете заметить краем глаза за стеклом, когда тушите свет в комнате. Это мои когти иногда оставляют следы на подоконниках. Это мой взгляд вы чувствуете на себе, когда кроме вас никого нет в доме. И это мой голос похож на завывания ветра.


Не подумайте, что я заглядываю в ваши жилища, чтобы вас напугать. Нет, мне это не нужно. Просто мне интересно наблюдать за вами. Поверьте, в тех местах, в которых я обитаю, не так уж много интересного, если не считать пауков, мокриц и многоножек. Все они похожи друг на друга и ведут себя одинаково, а вы нет. Вы все разные. Еще ни разу я не видел двух одинаковых людей.


Конечно же, и у вас тоже есть общие черты. Самое первое, что я заметил, когда стал интересоваться вами, это то, что в окна чаще всего смотрят или маленькие люди (если не ошибаюсь, вы их называете словом "дети"), или старые. А вот средние почти не смотрят (хотя именно средние чаще всего моют окна). Я стараюсь не показываться вам на глаза, но иногда так случается, что какой-нибудь маленький человек замечает мой силуэт за стеклом. Он сразу же начинает кричать, иногда у него из глаз течет вода. К нему тут же подбегают средние и зачем-то хватают его на руки и прижимают к себе. Как будто я хочу его у них отобрать. После этого они внимательно вглядываются в окно, а затем закрывают его тряпкой, которая, наверное, специально для этого и предназначена.


Однажды ночью я бродил по улицам и заглядывал в окна. За одним из них я увидел маленького человека. Он сидел на полу и у него из глаз текла вода. Я тогда очень удивился этому и в мою голову даже пришла смешная мысль о том, что на свете существуют другие монстры и кто-то из них недавно заглянул в это окно и напугал маленького человека. Эта мысль так развеселила меня, что я случайно ударился головой о стекло. Маленький человек посмотрел в окно и вдруг оскалился. Он вскочил на ноги и подошел к стеклу. Я ни разу не видел, чтобы маленькие люди так себя вели. Меня это так напугало, что я со всех ног бросился бежать, а он открыл окно и принялся кричать мне вслед: "Папа! Я знала, что ты вернешься! Пап, куда ты?". Я не знаю, кто такой этот Папа, но больше я к тому окну никогда не подходил - не хотелось бы с ним случайно встретиться, если он вернется.


Некоторое время назад мне было интересно наблюдать за двумя средними людьми. Они жили за одними окнами и каждый вечер кричали что-то друг другу. Один из них был с длинной шерстью на голове, а другой с короткой. Длинношерстный во время крика хватал разные предметы и бросал их в короткошерстного. Тот уворачивался от них и что-то кричал в ответ. Затем длинношерстный замолкал и у него из глаз начинала течь вода. Мне было интересно и весело наблюдать за ними, но потом я увлекся другими окнами и на некоторое время забыл об этих двоих. Спустя какое-то время, когда я снова пришел, чтобы посмотреть на них, то увидел, что с длинношерстным теперь живет другой человек. Тоже средний и тоже короткошерстный. Но теперь они не кричали, а тихо разговаривали и скалились. А еще иногда обхватывали друг друга руками и пытались откусить друг у друга губы. Это было такое страшное зрелище, что я стал обходить это окно стороной. Кстати, первого короткошерстного я потом видел рядом с тем домом, в котором маленький человек ждал Папу.


Да, забыл рассказать про случай со старым человеком. Однажды я заглянул в одно окно и тут же наткнулся на его взгляд. У него на голове росла белая шерсть, а кожа была такой, как будто ее было слишком много - вся в складках. Он лежал на кровати и смотрел на меня очень внимательным и немного печальным взглядом. Затем в комнату вошел другой старый человек. Я не знаю, какого цвета у него была шерсть, потому что на его голове была какая-то цветная тряпка. Первый старый человек что-то сказал и показал пальцем на окно. У второго из глаз тут же потекла вода, он наклонился над белошерстным и принялся гладить его по голове. Мне почему-то стало смешно и я ушел, а когда вернулся через много дней, то белошерстного уже не было в доме. В нем остался только второй человек. У него постоянно текла вода из глаз, а цветная тряпка на голове почему-то стала черной.


Недавно я разглядывал в окно одного среднего человека и он меня заметил. Он закричал так громко, что я чуть не оглох. Конечно же, я убежал, но через несколько дней вернулся и оказалось, что теперь этот человек спит при свете. С тех пор, когда другие люди гасят свет и я перестаю их видеть из-за стекла, я каждую ночь иду к его дому, стою возле окна и смотрю на него, пока он спит. Он очень добрый человек, раз позволяет мне это делать. А кричал он, наверное, от радости. Зря я тогда испугался его крика.


Иногда мне кажется, что я многого не понимаю. Я не знаю, почему из ваших глаз течет вода и зачем вы пытаетесь откусывать друг у друга губы. Я могу только догадываться о том, кто такой Папа и что означает цвет тряпок на головах старых людей. Я не знаю всего этого и мне не у кого об этом спросить. Я один на этом свете, а ваши окна - мое единственное развлечение, но мне совсем не хочется, чтобы вы меня боялись. Давайте договоримся. Если вдруг вы заметите за стеклом мой силуэт, то просто оскальтесь и помашите мне рукой. Тогда я буду знать, что вы не хотите меня видеть и я больше не буду приходить к вашему окну. Если же вы захотите увидеть меня снова - кричите. Кричите как можно громче и не выключайте ночью свет. Я обязательно загляну к вам на огонек.  © ЧеширКо.  https://cheshirrrko.livejournal.com/107981.html?utm_medium=e...

Дубликаты не найдены

+15
Иллюстрация к комментарию
+24

Буду супругу теперь называть длинношерстной.

+10

Я - Нэкомата. Я люблю гулять по ночным крышам. С крыши можно увидеть много интересного. Например, монстра, заглядывающего в окна. Но я не люблю, когда меня видят. И не показываюсь ему.

+2

Хорошая попытка, Слендермен, но нет.

+3

Очень трогательно. Спасибо автору

+4

Не плохо. Весьма!

+1
Спасибо, про включенный свет буду знать..
+1
Скалятся и пытаются откусить друг другу губы)))
+1

почему столько грустного в домах людей

раскрыть ветку 1
+1
Потому что на этом делает акцент автор?
0

Копипаста?

0
Очень здорово!
-13
еще 1 шизофреник вылез
раскрыть ветку 1
+4

Кто здесь?

Иллюстрация к комментарию
ещё комментарии
Похожие посты
344

Блинчики

Теплый летний ветерок еле заметно покачивал ветви ивы, склонившейся над самой поверхностью небольшого лесного озера, по глади которого, деловито задрав клюв, плыла дикая утка, выгуливающая отряд маленьких утят, выстроившихся ровной колонной за своей мамой.

Постояв пару минут у воды, Смерть присела на берег и, бросив еще один взгляд на утиное семейство, опрокинулась на спину, раскинув руки в стороны. Впервые за долгие годы она решила позволить себе насколько часов отдыха на природе. Огоньки глаз во тьме ее капюшона вместо привычного алого цвета, как будто впитав в себя цвет неба, вдруг превратились в две бирюзовые бусинки. Блеснув двумя яркими огоньками, они погасли, затем снова слабо засветились и через секунду окончательно растворились в темноте капюшона. Смерть засыпала и в этой полудреме ей уже начал чудиться какой-то сон, но отдыху не суждено было случиться.

- Здрасти! - рявкнул кто-то над ухом так громко и неожиданно, что Смерть в ту же секунду оказалась на ногах, оглядываясь по сторонам.

Быстро придя в себя, она сфокусировала моментально покрасневшие огоньки глаз на бесцеремонном нарушителе спокойствия. Засунув руки в карманы шорт, прямо перед ней стоял мальчишка лет десяти и, подбрасывая в руке камешек, улыбался так, как будто ему только что подарили целый ящик мороженого.

- А вы настоящая? - как ни в чем не бывало спросил он.

Смерть смерила мальчишку недобрым взглядом и, ничего не ответив, направилась прочь от этого, как оказалось, неспокойного места. Но такое поведение совершенно не устроило нежданого гостя. Не успела она сделать и нескольких шагов, как почувствовала, что мальчишка, увязавшись за ней, дергает ее за полы темного одеяния.

- Вы не ответили, - переспросил он, - вы настоящая Смерть или просто решили меня напугать и поэтому надели этот костюм?

Она резко выдернула из рук маленького наглеца полу одежды и хотела довольно резко ему ответить, но, еще раз взглянув на его лицо, остановилась.

- Нет, я не настоящая.

- Так бы сразу и сказали, - ухмыльнулся мальчик, - А зачем вы надели этот костюм?

- Просто... Просто решила тебя немного напугать. Бу!

- Ха. Вообще не страшно, - рассмеялся он.

- Ну, значит в следующий раз подготовлюсь получше.

- А зачем вы хотели меня напугать?

- Просто было скучно, - быстро ответила Смерть, - А сейчас мне нужно идти. И тебе, маленький человек, тоже.

- Да подождите, - произнес он, - если вам скучно, я могу вас развеселить. Вы умеете играть в блинчики?

Глаза Смерти вспыхнули, но она тут же наклонила голову и сделала вид, что отряхивает полу своей одежды.

- Какие еще блинчики? - не показывая своего волнения, равнодушно спросила она.

Мальчик протянул ей ладонь на которой лежал плоский камешек. Еще раз подкинув его в воздухе, он поймал его тремя пальцами и, размахнувшись, запустил в озеро. Коснувшись поверхности воды, камень отскочил от нее и, сделав дугу, снова опустился на водную гладь. Но и в этот раз он не скрылся под водой, а, отпружинив от поверхности, продолжил свой полет. Лишь через несколько отскоков камень, наконец, исчез под водой.

- Семь! - хлопнув себя по коленке, выкрикнул мальчик и повернулся к Смерти, - кстати, у вас фонарики теперь зеленым цветом горят.

Смерть, наблюдавшая за этим броском, тряхнула головой и огоньки глаз снова засветились привычным алым цветом.

- Теперь ваша очередь.

Смерть заметно занервничала. Было видно, что ей тоже хочется попробовать бросить блинчик, но что-то ее останавливало.

- Вы не умеете что ли? - хмыкнул мальчик.

- Да всё я умею... - буркнула она и, наконец, решившись, подняла с берега камень.

Подкинув его в ладони точно так же, как это делал мальчик, она размахнулась и бросила камешек в воду. Даже утиный выводок, как по команде, повернул клювы, чтобы посмотреть на этот исторический бросок, но после того как камень с глухим звуком «бульк» исчез под водой, все семейство тут же потеряло интерес к происходящему на берегу.

Смерть молча смотрела на круги, которые расходились от места утопления камня, не решаясь повернуться, чтобы снова не увидеть улыбку этого маленького наглеца.

- Сразу бы так и сказали, что не умеете, - неожиданно спокойно произнес за ее спиной мальчик, - давайте я вас научу. Вот смотрите, держать камень нужно вот так, а когда замахиваетесь...

Целый час он рассказывал Смерти обо всех секретах этого удивительного волшебства, показывал различные виды замахов и бросков, а также обучал искусству выбора камешка, который даже при неудачном броске сможет сделать несколько отскоков только благодаря правильному соотношению формы и веса. Смерти обучение давалось с трудом, но когда после очередного броска ее камень отскочил от поверхности воды и уже потом затонул, она тут же подпрыгнула на месте и захлопала в ладоши.

К вечеру она уже вполне овладела мастерством бросания камней и соревновалась с мальчиком почти на равных.

- Ха! Пять блинчиков! Как тебе такое, маленький человек? - выкрикнула Смерть и, изобразив что-то вроде победного танца, повернулась к мальчику, протягивая ему камень.

- А знаете сколько мой папа блинчиков выбивал? - спросил тот, готовясь к броску.

- Одиннадцать, - пританцовывая от нетерпения, произнесла Смерть, но тут же осеклась.

Она медленно повернулась к мальчику и наткнулась на его внимательный и строгий взгляд.

- Откуда вы это знаете?

- Да это я просто так сказала... - смутилась Смерть. - А что, угадала? Ничего себе! Аж одиннадцать раз? Правда? Ну даёт...

Но мальчик уже всё понял. Он смотрел на неё исподлобья, продолжая подбрасывать в руке камень.

- Да ладно вам. Я сразу понял, что вы настоящая. Выходит, что вы все это время поддавались мне?

Она хотела что-то ответить, но вместо этого взяла из ладони мальчика камень и, не глядя, запустила его в озеро. Это был идеальный бросок. Коснувшись воды двенадцать раз, камень исчез под водой.

- Понятно, - вздохнул мальчик, - выходит, что вы его все же победили.

- Но он был достойным соперником.

- Да. Доктор маме так и сказал - с такой болезнью умирают раньше.

Мальчик присел на берег и, схватив горсть мелкой гальки, с размаху запустил ее в воду.

- А можете рассказать - как он там? - после долгого молчания спросил он.

Смерть, вздохнув, села рядом с мальчиком на землю и взяла его за руку.

- У него всё хорошо, маленький человек.

- Это вы просто так говорите? Чтобы я успокоился?

- Нет, у него правда всё хорошо.

- А можно... - он покосился на Смерть, - можно мне его увидеть? Всего на пять минут.

Она сжала его ладонь в своей и покачала головой.

- Ну хотя бы на три?

- Нельзя.

- И даже на полминуты?

- Нет.

Мальчик засопел и нахмурился. Смерть взглянула на него голубыми огоньками глаз и, зачем-то оглядевшись по сторонам, склонилась над его ухом.

- Я могу передать ему что-нибудь, - прошептала она. - Что ты хочешь ему сказать?

- Правда передадите?

- Обещаю.

- Тогда скажите ему... - он задумался, - скажите, что...

Мальчик вскочил и принялся расхаживать по берегу со сосредоточенным видом, иногда останавливаясь и почесывая затылок.

- Вряд ли ему интересно, что у меня в году четверки по русскому и математике. И то, что у нашей Альмы щенята родились. Мама новую работу нашла. Про работу будет ему интересно?

Он взглянул на Смерть, но та лишь отрицательно покачала головой.

- Может тогда про то, что дядя Леша мотоцикл купил? Не новый, но зато с люлькой. Да нет, это всё не то. А если просто сказать, что я по нему очень скучаю?

Смерть пожала плечами.

- Да он и так знает, - махнул рукой мальчик, - он и сам, наверное, скучает. Надо придумать что-нибудь, чему бы он обрадовался по-настоящему. Вряд ли он обрадуется, если узнает, что я со Светкой уже не дружу. Или, что я его пилу погнул случайно.

Пока мальчик выбирал новость, которую должен был получить его отец, Смерть, чтобы не скучать, выбрала плоский камень и, замахнувшись, отправила его в озеро. Шлепнувшись двенадцать раз, он скрылся под водой. Вслед за ним полетел второй, а затем и третий. Наклонившись за четвертым камнем, она услышала за спиной спокойный голос мальчика.

- Я придумал.

- Вот и молодец, маленький человек. Говори.

Мальчик подошел к кромке воды и, прищурившись, посмотрел на круги от последнего броска, которые медленно расходились по идеально ровной глади озера. Он опустил голову, на несколько секунд прикрыл глаза, выдохнул, а затем, широко размахнувшись на слегка согнутых коленях, отправил камень в полет. Казалось, что даже время замедлило свой ход, наблюдая за этим броском.

Пять.

Утка, снова заинтересовавшись происходящим, склонила набок голову.

Семь.

Мальчик сжал кулаки и затаил дыхание.

Девять.

Огоньки глаз Смерти сузились и превратились в еле заметные точки.

Одиннадцать.

После очередного отскока камень крутнулся в воздухе, но снова коснулся воды плоской стороной.

Двенадцать.

Камень заскользил по воде, но вдруг, зарывшись острой стороной в воду, снова отскочил от поверхности и, шлепнувшись в тринадцатый раз, ушел на дно.

Время снова ускорило свой ход. Мальчик повернулся к Смерти и, гордо вскинув голову и расправив плечи, взглянул в ее глаза.

- Так и передайте. Это его точно обрадует.

Мальчик неспеша уходил по тропинке, что-то напевая себе под нос, а Смерть стояла на берегу и провожала его взглядом алых пылающих глаз. Она понимала, что обещание нужно сдержать и ей придется рассказать папаше этого наглеца, как он утер ей нос.

Она повернула голову и посмотрела на утку, будто бы ища у нее поддержки.

- Кря, - ехидно произнесла та и, заработав лапами, поплыла на другой берег, увлекая за собой своих маленьких утят.

Смерть погрозила ей кулаком и, пиная ногой камешки, побрела вдоль берега. Отдых Смерти закончился, но жизнь продолжалась.

© ЧеширКо

источник
Показать полностью
6134

"Дьявол", расплатившийся детьми

Из полюбившегося мне цикла "Вот вам немного бесполезных знаний и делаете с ними что хотите".


Самое, пожалуй, знаменитое внутреннее перерождение в российской истории продемонстрировал знаменитый граф Федор Иванович Толстой по кличке "Американец" или "Татуированный дьявол".

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

Ф. Толстой в молодости


Будучи совершенно безбашенным в молодости, к старости Американец стал очень набожным и богобоязненным человеком. Причем слово безбашенный следует понимать буквально, товарищ реально был без башки, в 90-е его бы окрестили "отморозком".


Чтобы было понятно - "Американцем" и "Татуированным дьяволом" он стал после одной истории, в которой как нельзя ярче проявился весь его характер. Окончив Морской Кадетский Корпус, тогда еще просто Федор служил в элитнейшем Лейб-гвардии Преображенском полку. Однажды, устраивая полеты на супермодной новинке - воздушном шаре, он "пролетал" смотр полка и по возвращении полковник отчитал его при всех. Фёдор обиделся и плюнул старику в лицо. Они стрелялись, полковник получил тяжелое ранение, а Федора ожидали серьезные неприятности.


Тогда родственники решили спрятать прошрафившегося, и отправили его в кругосветное плавание с экспедицией Крузенштерна вместо другого Федора Толстого - кузена дуэлянта и будущего художника–медальера. Родственники - знаменитый клан Толстых - у Федора были хоть и обедневшие, но все еще очень влиятельные и, кстати, весьма известные. Писатель Лев Толстой, например, доводился ему двоюродным племянником, а Мария Лопухина с портрета ниже - родной сестрой.

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

Толстой ушел в плавание, и вскоре на судне "Надежда" от нового члена экипажа выли все - так он всех достал. Николай Резанов (тот, который "Юнона" и "Авось"), вот что писал о нем в своем дневнике:


Крузенштерн взял себе в товарищи гвардии подпоручика Толстого, человека без всяких правил и не чтущего ни Бога, ни власти, от него поставленной. Сей развращенный молодой человек производит всякий день ссоры, оскорбляет всех, беспрестанно сквернословит и ругает меня без пощады.


В итоге Крузенштерн воспользовался своей капитанской властью и высадил склочника на берег во время стоянки на Камчатке, велев добираться в Петербург своим ходом. А незадолго до этого, при заходе на Маркизовы острова, Федор татуировался у тамошних аборигенов от пальцев ног до шеи и кистей рук.


Татуировками этими, кстати, он очень гордился и хвастался долгие годы, его племянница Мария Каменская (дочь уступившего место на корабле "второго Федора Толстого"), вспоминала, что сначала дядюшка раздевался до пояса и его разглядывали охающие дамы, "потом мужчины все вместе отправлялись в курительную комнату и уж там-то стягивали с дядюшки последние подштанники, за трубками изучая графа что спереди, что сзади...".


Вдохновленный этой историей Грибоедов не удержался и упомянул героя великосветских салонов и карточных столов в своей пьесе "Горе от ума". Помните?


Ночной разбойник, дуэлист,

В Камчатку сослан был, вернулся алеутом,

И крепко на руку не чист.


Толстой, мухлевавший за карточным столом практически в открытую, обиделся. Тщательно зачеркнул вторую строчку и рядом написал: "В Камчатке черт носил", а в скобках добавил: "Ибо сослан никогда не был". Потом при случае спросил у Грибоедова:

– Ты что это написал, будто я на руку нечист?

– Так ведь все знают, что ты передергиваешь, играя в карты.

– И только–то? – искренне удивился Американец, – так бы и писал, а то подумают, что я табакерки со стола ворую.

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

Федор Толстой. Рисунок Пушкина, на свадьбе которого с Гончаровой Американец был сватом.


Но я отвлекся, вернемся к его, как любил говорить его племянник Лёвушка, "нравственному перерождению". Произошло оно при следующих обстоятельствах.


Толстой, как вы, наверное, уже поняли, был завзятым дуэлянтом, одним из самых знаменитых бретеров Империи. Он одинаково хорошо и стрелял, и фехтовал, при этом с пугающим равнодушием относился к человеческой жизни. Известен, например, такой случай.


Как-то раз, проводя вечер за картами у Толстого, кто-то из его друзей, по одним сведениям Гагарин, по другим, Нащокин, с кем-то повздорил и вызвал обидчика. Секундантом пригласил хозяина дома, "Американца". Зайдя за ним утром, он обнаружил Федора спящим, и начал будить его - опаздываем, дескать. На что Толстой перевернулся на другой бок и ответил: "Уже не опаздываем. Ты был оскорблен под моим кровом и воображал, что я допущу тебя до дуэли? Я твоего приятеля уже убил".


Оказалось, что он тем же вечером специально поссорился с обидчиком друга, вызвал его, назначил дуэль на 6 часов утра, застрелил своего противника, вернулся домой и лег спать.

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

Федор Толстой в преклонных годах. Художник Филипп Рейхель, 1846 г.


Все изменилось после того, как Толстой женился - как всегда, со скандалом, на цыганской плясунье Авдотье Максимовне Тугаевой, после многолетнего сожительства. Вот что рассказывает о проклятии дяди та же Мария Каменская:


"Убитых им на дуэлях он насчитывал одиннадцать человек. Он аккуратно записывал имена убитых в свой синодик. У него было 12 человек детей, которые все умерли в младенчестве, кроме двух дочерей. По мере того, как умирали дети, он вычеркивал из своего синодика по одному имени из убитых им людей и ставил сбоку слово «квит»".


Он действительно считал смерть одиннадцати своих детей Божьей карой за смерть одиннадцати человек, убитых им на дуэлях. Вот тогда-то он и стал тем набожным прихожанином. Эти страшные "квитания" прекратились только после того, как последней - уже в 17-летнем возрасте - умерла его любимая дочь, многообещающая поэтесса Сарра.

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

Дочь Толстого Сарра. Акварель П. Ф. Соколова.


Как заключает Каменская, "когда же у него умер одиннадцатый ребёнок, прелестная умная девочка, он вычеркнул последнее имя убитого им и сказал: «Ну, слава Богу, хоть мой курчавый цыганеночек будет жив»".


И действительно, последний "цыганенок", дочь Параша, жила долго. Она стала Прасковьей Федоровной, супругой московского губернатора В. С. Перфильева и дожила почти до конца XIX века, умерев в 1887 году.


Сам же Американец умер в 1846-м, в 64 года. Говорят, перед смертью исповедовался несколько часов - оно и понятно, нагрешил он в этой жизни немало.


Его могила на Ваганьковском кладбище до сих пор цела, при случае можете навестить.

"Дьявол", расплатившийся детьми История, Аристократия, Граф Толстой, Мистика, Биография, Длиннопост

______________

Это отрывок из моей книги "Жизнь примечательных людей"

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 5
109

На кончике секундной стрелки

- Тони, тебе не кажется, что убивать людей за чертову секундную стрелку - это слишком?
- Кажется, Чак. Очень даже кажется. Именно поэтому я и пристрелил этого наглеца, который решил, что вправе указывать мне - в какую сторону должны идти стрелки часов в моем доме. Ты поможешь мне или так и будешь читать нотации?

Тони, мужчина лет пятидесяти, пыхтя и потея, пытался завернуть тело мертвого человека в ковер, но это у него не слишком получалось. Его друг, Чак, который только что стал свидетелем убийства, молча наблюдал за стараниями Тони.

- Ты же мог выстрелить ему в ногу или просто в потолок. Думаю, этого было бы достаточно, чтобы охладить его пыл.
- Чак, - поднял голову Тони, - этот тип вломился в мой дом. Ты прекрасно это видел. Он зашел сюда и сказал, чтобы я показал ему свои часы. Я не хотел показывать ему часы и вместо них показал ему пистолет, но ему это не понравилось и он сказал, что доложит куда следует. Ты предлагаешь мне подождать, пока в мой дом вломится не один идиот, а двадцать? Нет, Чак, у меня нет столько патронов.

Тони наконец удалось завернуть труп в ковер. Тяжело дыша, он поднялся во весь рост, чтобы размять затекшую спину и первое, что он увидел, было дуло пистолета, направленного ему в лицо.

***

На протяжении долгих лет шли обсуждения того удивительного феномена, который произошел в одном из маленьких городков. Газеты пестрели заголовками, телевидение разрывалось репортажами в стиле "Hot news", а всех интернет-порталах это событие в один миг стало самой обсуждаемой темой года.

В тот день время взбрыкнуло. Именно таким словом описывали это событие многочисленные журналисты, непрерывным потоком хлынувшие в городок.

На первый взгляд, ничего даже и не изменилось. Люди не стали ходить спиной вперед, солнце не взошло на западе, мертвые не восстали из могил. Просто время пошло в другую сторону. Стрелки всех часов города остановились, а затем, как ни в чем не бывало, двинулись назад. Даже электронные часы принялись отсчитывать минуты в обратную сторону.

Сначала все посчитали это чьим-то остроумным розыгрышем, но потом, удостоверившись в том, что за этим никто не стоит, в городок потянулись ученые со всего света. Улицы наводнились людьми со странными приборами в руках, они целыми сутками шатались по городу, не отрывая глаз от своих экранов, циферблатов и шкал, что-то постоянно записывая в толстые блокноты. В конце концов они просто разводили руками и уезжали домой, не в силах объяснить природу феномена. После того, как немного стихла научная эпидемия, началась эпидемия туристическая. Город запестрел нарядами всех народов мира и заговорил на разных языках. Когда-то тихое и спокойное местечко превратилось в непрерывно бурлящий поток, состоящий из туристов, продавцов, покупателей, риелторов, турагентов, фотографов и таксистов.

На запястье каждого посетителя города можно было заметить часы, на которые они с изумлением взирали. Все часы, появляющиеся в городе, тут же начинали идти в обратную сторону, стоило их хозяевам коснуться ногой перрона железнодорожного вокзала или спуститься по трапу самолёта.

Администрация города принялась потирать лапки, радуясь прибыли от туристов, которые ежедневно пополняли бюджет города внушительными суммами, но это продлилось недолго. Не прошло и нескольких месяцев, как в городе начались протесты. Группа местных жителей была недовольна сложившейся ситуацией, так как неразбериха со временем приносила большие неудобства в общении с людьми из-за «границы». Протестующие требовали привести время в соответствие с общемировым или, наоборот, общемировое время подстроить под местное.

Недовольные тут же собрали вокруг себя значительную группу поддержки. Протесты поддержали представители религии, которые считали все эти штуки со временем проявлением бесовщины. Они ходили по городу в странных одеждах и призывали людей покаяться, так как, по из мнению, конец света должен был произойти если не сегодня, то уж завтра точно. Особо впечатлительные граждане, не раздумывая, примыкали к ним, разбивая свои лбы в молитвах.

Местные политики, поначалу проигнорировавшие этот феномен, со временем разделились на два противоборствующих лагеря. Первые призывали отнестись к данному происшествию с пониманием, и воспринять ситуацию как привлекательную особенность города. Другие, поддерживаемые протестующими, требовали немедленного решения этой проблемы. Правда, путей решения, которые устроили бы всех, не предлагали ни первые, ни вторые.

В городе даже был введен комендантский час, но это не возымело никакого действия, так как одна половина города жила по новому времени, а другая отсчитывала часы в ту же сторону, что и раньше. Появились даже такие люди, которые и вовсе отрицали время как таковое. По их мнению, время, которое одновременно может двигаться в обе стороны с одинаковой скоростью, равно нулю, а это значит, что его и вовсе не существует.

К подавлению протестов были привлечены войска регулярной армии, но и та, только войдя в город, тут же раскололась на две части. Одни поддержали протестующих, так как то, что они видели на циферблатах было лучшим доказательством их правоты. Другие остались верны присяге, хотя, по мнению первых, они как раз ее и нарушили, выступив против народа.

Не прошло и месяца, как протестное движение из локального превратилось сначала в региональное, а затем и в общемировое. Жители других государств выходили на площади своих городов с акциями поддержки, которые с каждым днем становились все многочисленнее. И если изначально целью акций было вполне разумное желание не допустить кровопролития в феноменальном городе, то со временем среди толпы стали появляться люди, выступающие за новый формат времени. То тут, то там появлялись митингующие с плакатами, на которых был изображен циферблат часов за тюремной решеткой. Все чаще на улицах стали раздаваться лозунги с призывами бойкотировать привычное исчисление и отсчитывать время в обратную сторону. Производители часов не заставили себя долго ждать и в считанные дни рынок наводнился хронометрами с обратным счетом. Этот товар сметался с полок магазинов.

Правительства других стран единодушно призывали не допустить кровопролития в городе и решить проблему со временем мирно, но учитывая мнение меньшинства. Тем не менее, внимательные зрители замечали, что то один, то другой представитель правительства, появлялся в кадре с часами с обратным ходом на запястье. Они будто бы ненароком демонстрировали их на камеру, чем вызывали неистовое ликование у протестующих.

С каждым днем меньшинство становилось все многочисленнее, принимая все новых и новых приверженцев смены формата исчисления времени. То, что пару месяцев назад казалось немыслимым, спустя некоторое время становилось нормой. Люди, по привычке считающие, что после девяти часов утра наступает десять часов, подвергались насмешкам. Прогрессивная же половина человечества уже давно не сомневалась в том, что половина восьмого - это когда стрелки часов указывают на 8:30, а не на 7:30, как до сих пор считали эти «отсталые».

Наконец, случилось то, что должно было рано или поздно произойти. Летним утром на главной площади города нашли тело молодого человека с многочисленными ножевыми ранениями. На его запястье обнаружили часы с обратным ходом... Мир содрогнулся от поднявшейся волны крови, обагрившей весь земной шар. Земля горела под ногами у «отсталых». Их преследовали и убивали, сажали в тюрьмы и грабили их дома, заставляли публично отрекаться от своего «времяисповедания» и просить прощения у сторонников нового хода времени. Поначалу их это просто веселило и забавило, но затем им захотелось большего и тогда кровь полилась не ручьями, а бурными реками.

Ненависть к сторонникам традиционного времяисчисления вышла из берегов. Их обвиняли в том, что они тысячи лет обманывали людей, навязывая всем свое неверное исчисление. Их заставляли публично каяться, а потом все равно убивали. Из изгоев они превратились в добычу, за убийство которой даже не было предусмотрено наказания. «Отсталые» еще пытались оказывать сопротивление, они организовывали подпольные собрания, устраивали теракты, но с каждым днем их становилось все меньше и меньше. Кого-то сажали в тюрьмы, других убивали, третьи, устав жить в вечном страхе, переходили на другую сторону.

***

- Чак, ты в своем уме? Убери ствол и помоги мне дотащить тело до реки.
Мужчина стоял посреди комнаты и, тяжело дыша, переводил взгляд с пистолета на своего друга.
- Думаю, что нам не придется тащить его куда-то, Тони.
- Ты предлагаешь оставить его здесь, в моем доме? - криво ухмыльнулся мужчина.
- Да, он останется здесь. А ты сейчас позвонишь в полицию и скажешь, что убил человека.
- Эй! Этот человек вломился в мой дом, Чак! У меня было полное право...
- Не было у тебя никакого права, Тони. Ты - «отсталый». А у отсталых нет никаких прав.
Тони нахмурился.
- Так ты же тоже...
- Был. Раньше, - перебил его Чак. - Теперь я на другой стороне.

С этими словами он медленно оголил запястье на левой руке и продемонстрировал своему другу часы с обратным ходом.
- Но это же бред, - покачал головой мужчина. - Мы столько раз с тобой говорили на эту тему, и каждый раз ты соглашался с тем, что все это чушь собачья! Какого черта ты переметнулся к ним?
- Я просто хочу жить, Тони. Я понимаю, все, что сейчас происходит в мире - это дикость и безумие, но они убивают за это безумие. Убивают по-настоящему, Тони. За чертовы стрелки часов.
- Выходит, что теперь и ты будешь убивать за них?
- Не знаю, Тони. Возможно.
- Я никогда бы не подумал, что ты на такое способен...
- На какое, Тони? Между прочим, это не я, а ты только что убил человека. Всего лишь за то, что он попросил тебя показать часы.
- Вот это ты перевернул, - удивился хозяин дома. - Вообще-то, я убил его за то, что он вломился в мой дом.
- Ты мог позвонить в полицию.
- И что? Они бы приехали, увидели бы мои часы и сами бы пристрелили меня по какой-нибудь выдуманной причине. Ты же знаешь, что полицейские сами их боятся.
- И ты решил убить человека...
- Да, Чак, я решил убить его, чтобы он и его дружки потом не убили меня! Что тебе непонятно?
- Нет, Тони. Ты убил его за стрелки часов, которые он попросил тебя показать. Выходит, что вы, «отсталые», ничем не лучше них. А может даже и хуже.

Хозяин дома смотрел на своего друга и не мог поверить в происходящее.
- Как же они смогли так промыть тебе мозги, Чак?
- Никто мне их не промывал, Тони. В любом противостоянии всегда есть две стороны. Вот такие активные идиоты, как он, - он указал глазами на ковер, - всегда умирают первыми. Их противники - такие, как ты, - умирают следом. А в живых остаются такие, как я - кто вовремя сумел выбрать правильную сторону.
- Ты убьешь меня за стрелки часов, Чак? Ты убьешь меня, своего друга?
- У меня нет другого выхода. Иначе ты просто сдашь меня полиции и расскажешь, что я раньше тоже был отсталым. К тому же, я теперь соучастник убийства человека, исповедывающего обратное времяисчисление. Ты знаешь, такие вещи не прощают. Прости, Тони, у меня нет другого выбора. Я просто хочу жить.

***

Чак шел по ночной улице, засунув руки в карманы. Остановившись у пешеходного перехода, он стал ждать, когда загорится зеленый свет.
- Не подскажете, который час? - раздался голос за его спиной.
Чак машинально вскинул руку и посмотрел на свои часы. Секундная стрелка стояла на месте, как вкопанная. Он быстро надвинул край рукава на запястье и обернулся.
- Не бойтесь, - успокоил его незнакомец и показал Чаку свои наручные часы, - Я опросил уже несколько десятков прохожих - у всех стрелки стоят на месте. Со временем снова что-то произошло. Оно остановилось.
- Выходит, что...
- Да, война окончена. Люди снова стали одинаковыми.
Прохожий сочувствующе похлопал Чака по плечу и продолжил свой путь.

Чак стоял у перехода и непонимающим взглядом смотрел на замершую секундную стрелку на своих часах. Теперь, когда она не двигалась, он никак не мог понять - каким образом этот маленький кусочек металла смог заставить людей убивать друг друга тысячами и десятками тысяч? Как она сумела превратить в безумцев все население планеты? Как эта стрелка смогла заставить его убить своего друга? Будто бы в один миг закончилось опьянение и тут же наступило тяжелое похмелье. Он сорвал часы с запястья и бросил их на асфальт.

Чак шел по городу и вглядывался в лица людей. Каждый прохожий, встречаясь с ним взглядом, виновато отводил глаза в сторону. Разбитые стекла часов хрустели под ботинками, как жизни людей, которые уже никогда не склеить. Смерть на кончике секундной стрелки окончила свою жатву и стала ждать следующего, еще более безумного урожая, который, конечно же, не заставит себя долго ждать.

©ЧеширКо
cheshirrrko.livejournal.com

Показать полностью
81

Влюбленный колдун

Каждый из нас с детства знает, что в любой деревне, на самом ее краю, всегда живет колдун. Так уж повелось, что представители этой профессии избегают общества людей, и если есть возможность поселиться как можно дальше от них, то они так и поступают. Но не все готовы жить в темных непроходимых лесах или ущельях среди скалистых гор. А вдруг заболит зуб? Или, к примеру, захочется выпить молока? Где его взять? Колдовство колдовством, но все же лучше жить поближе к людям, которые всегда смогут прийти на помощь. Именно поэтому колдуны, как правило, выбирают место для жительства хоть и на отшибе, но все же в пределах деревни.

С этим мы разобрались. Впрочем, как я уже говорил, каждый и так знает это с детства, ведь о необщительных деревенских колдунах написано огромное количество книг, сказок и легенд. Но никто никогда не задумывается о том, каково это - быть соседом колдуна и жить в предпоследнем доме? А ведь это совсем непросто и я сейчас расскажу вам почему.

***
Григорий проснулся пораньше, чтобы прополоть грядки на своем огороде до наступления изнуряющей июльской жары. Сунув ноги в обрезанные с пяток калоши, он прошаркал в них до сарая, взял тяпку, придирчиво осмотрел ее режущую кромку и, удовлетворившись увиденным, направился на прополку. Открыв скрипнувшую калитку, отделявшую внутренний дворик от огорода, он замер на месте. Вместо его любимых грядок он увидел огромную яму, диаметром, без малого, во весь огород. Хотя, сложно было назвать это ямой. У ям, как ни крути, а все же есть дно, здесь же Григорий увидел перед собой бездонную пропасть, в глубине которой растворялись яркие солнечные лучи, превращаясь в кромешную тьму.

На всякий случай Григорий поднял с земли крупный камень, который служил упором для калитки и, аккуратно склонившись над краем пропасти, бросил его вниз. Прождав несколько минут и, так и не услышав никакого звука падения, он плюнул в темноту и, поудобнее перехватив тяпку, зашаркал обратно.

- Сосед! - кричал Григорий, стоя у ворот последнего дома и сдержанно колотя тяпкой в калитку. - Сосед, мать твою!
Через несколько минут он услышал, как дверь дома открылась и к воротам стали приближаться торопливые шаги. Наконец, открылась калитка и перед взором Григория предстал его сосед.

Заспанное и помятое лицо обрамляла длинная седая борода, конец которой совсем немного не доставал до земли. На голове бородача возвышалась остроконечная шляпа с широченными полями, а сам он был завернут в длинный плащ, полы которого, в отличие от бороды, все же до земли доставали, из-за чего придавали ему весьма потрепанный вид.

- Чего? - щурясь от солнечного света, поинтересовался колдун.
- Сейчас как дам! - замахнулся на него тяпкой Григорий. - Где мои патиссоны?
- А я почем знаю?
- Я тебе сейчас покажу - почем!
Григорий взялся поудобнее за держак тяпки и, как заправский игрок в лапту перед ударом по мячу, отвел ее за спину. Колдун отступил на шаг, а затем, оценив длину тяпки, отступил еще на два.
- Да что случилось, Гриш?
- Я тебе сейчас покажу, что случилось.
Пострадавший огородник опустил тяпку и, схватив колдуна за бороду, потащил его за собой во двор, не обращая внимания на его вопли и угрозы расправы. Дотянув его до края пропасти, Григорий отпустил бороду и кивнул в сторону отверстия в земле.

- Твоя работа?
- Охохо... - покачал головой колдун и виновато посмотрел на Григория. - Гриш, тут, видимо, недоразумение какое-то вышло...
- Сейчас это недоразумение в тебя войдет, - снова намекнул на тяпку пострадавший. - Ты чего творишь, болезный? Что мне теперь с этой ямкой делать?
- Нехорошо получилось, - согласился колдун, задумчиво приглаживая бороду.
- Нехорошо получилось в прошлом году, когда у меня на грядках вместо огурцов змеи выросли. И прошлой осенью тоже нехорошо получилось, когда комары увеличились в сто раз. Помнишь? Окна в доме все поразбивали и меня сдули на полтора литра крови. И месяц назад тоже нехорошо получилось, когда вместо дождя с неба перец молотый посыпался. Вот всё это было нехорошо, а это, - Григорий указал на пропасть, - это уже совсем нехорошо. Что я тебе плохого сделал-то?

Колдун приподнял шляпу и почесал седую голову.
- Гриш, ничего ты мне плохого не сделал. Да и я тебе зла не желаю.
- О как! Выходит, что ты все эти напасти из чистого человеколюбия на меня насылаешь?
- Нет, там другое... - замялся колдун и отвел взгляд.
- Какое еще другое?
- Да там...
Григорий приподнял тяпку и, как посохом, стукнул ею по земле. Поняв намек, колдун снова заговорил.
- Вряд ли ты поймешь, Гриш. Это такие тонкие материи, которые неподвластны человеческому разуму.
- Моему подвластны. Давай уже, излагай.
Колдун пожал плечами.
- Слышал что-нибудь про обережное пространство? Вот, к примеру, наколдую я, чтобы у тебя волосы все из головы выпали, а ты, к примеру, тоже колдун. И ты себе пространство обережное наколдовал. И тогда все мое колдовство не на тебя подействует, а, наоборот, ко мне вернется. Но я же тоже не дурак. Я подготовился, и чтобы мое же колдовство на меня не подействовало, я себе тоже такое пространство задействовал. Вот и носится заклинание туда-сюда, пока где-нибудь посередине не осядет. Проснется какой-нибудь обычный человек с утра - глядь, а волос-то и нет. Лысый, что тыква. И знать не знает он, что это колдуны силой меряются.

- Очень всё это интересно, - кивнул Григорий. - но как это связано с моим огородом? Я же не колдун.
- Ты - нет.
- А кто да?
Колдун снова замялся.
- Говори уже, нечисть!
- Да там... Вальку знаешь с той стороны деревни?
- Ведьму что ли? Ну?
- Да, ведьму. Она же жена моя бывшая. Семьдесят лет вместе прожили. А вот ты, Гриша, как думаешь? У какого человека терпения хватит на столько лет совместной жизни? Не будь я колдуном, помер бы уже давно благополучно и всего делов. Да не могу. Разбежались, в конце концов. Я себе этот домик справил подальше от нее, на другом конце деревни, вот с тех пор и живу здесь.
- Ну и?
- Вот тебе и «ну и»... Тоскую я по ней, Гриша. Сил нет. Валька хоть и ведьма, а все же девка хорошая.
Григорий скривился, вспомнив эту «девку», которая по его детским воспоминаниям, была дряхлой старухой еще лет тридцать назад.
- Очень печальная история, только я не пойму - как это связано с дыркой в моем огороде?

- Никому не расскажешь, Гриш?
- Да говори уже.
- Хочу я, чтобы снова мы с ней вместе жить начали. Как раньше. Очень уж я по ней скучаю.
- Так это... Погоди, - прищурился Григорий, начиная соображать, - ты все эти заклятия на нее насылал что ли, а они ко мне прилетали?
- Да, - кивнул колдун, - думал я, как бы мне ее вернуть и придумал. Понадеялся, что невмоготу ей станет жить в том доме, если всякие странные дела будут в нем твориться. Вот и напридумывал разных заклятий. То со змеями, то с перцем, то с комарами. А она, видимо, тоже не дура. Обережное пространство себе наколдовала и все мои старания коту под хвост. Точнее, на твой дом. Вчера как взяла меня тоска, подумал - раз так, то не доставайся же ты никому. Наколдовал, чтобы провалился ее дом под землю, а оно видишь как вышло...

- Слушай, дед, ты совсем на старости лет ополоумел что ли? - покачал головой Григорий. - На кой черт ты эти заклятия выдумываешь? Возьми, да сходи к ней. Скажи - так, мол, и так, люблю не могу. Давай вместе жить. Бабке уже двести лет в обед. Неужели ты думаешь, что откажет?
- Это не по-колдунски, Гриш. Как-то это слишком... по-человечески, что ли.
- А ты что, не человек что ли? Сейчас как дам тяпкой по темечку, и никакие заклятия тебя не спасут - мигом ласты склеишь. Потому как против тяпки колдовство не работает. Как и против любви.
- А это мысль, Гришка! - то ли обрадовался, то ли испугался колдун. - Так я мигом!

Приподняв полы своего плаща, колдун шустро засеменил по улице на другой конец деревни, оставив Григория наедине с бездонной пропастью.

Уже на следующий день колдун вместе со своими пожитками переехал к своей любимой ведьме Вальке, которая, хоть и повыделывалась для виду, но все же согласилась снова жить вместе с колдуном, в очередной раз доказав миру, что любовь, - она как тяпка, - не подвержена никакому волшебству, потому что она сама и есть волшебство.

Яму, кстати, колдун заколдовал обратно, и с тех пор на огороде Григория вырастали самые большие овощи и самые вкусные фрукты. Ну, хоть какой-то прок от этих колдунов.

©ЧеширКо

Показать полностью
95

Чужие жизни

Максим вышел из офисного здания и, нажав на кнопку брелка сигнализации, сел в свою машину. Вставив ключ в замок зажигания, он запустил двигатель и включил радио. Бросив взгляд на боковое зеркало заднего вида, Максим выжал сцепление и передвинул рычаг коробки передач. Весь путь до дома он молча слушал музыку, иногда покачивая головой в такт мелодии. Припарковавшись во дворе, он заглушил мотор и протянул руку к пассажирскому сидению, на котором должна была лежать сумка, с которой он каждый день ходил на работу. В ней он хранил рабочие документы, бланки договоров и прочие бумаги, необходимые в его деятельности. Помимо всего прочего, в ней же находились и его личные документы.

Положив руку на сиденье, Максим с ног до головы покрылся холодным липким потом. Сумки на месте не было. Сделав несколько странных движений, похожих на предсмертные судороги, он приложил ладонь к лицу и закрыл глаза, пытаясь вспомнить, где же он забыл свою драгоценную сумку. Картинки воспоминаний тут же полетели перед его внутренним взором.

Утро. Он поднимается по ступеням офисного здания, открывает дверь, здоровается с вахтером и направляется в свой кабинет.

Обед. Он берет сумку... Да, в обед она была с ним... Он выходит из здания и направляется к столовой. После перерыва он возвращается в кабинет и кладет ее на свой стол.

Вечер. Он закрывает дверь кабинета на ключ и кладет его в сумку, после чего спускается вниз и выходит из здания. Когда это было? Сегодня или вчера? Каждый день одно и то же.

Максим открыл глаза и, положив ладони на руль, откинулся на спинку сиденья. Вспоминая события сегодняшнего дня, он неожиданно поймал себя на мысли о том, что не может отличить их от событий вчерашнего дня или, к примеру, того, который он прожил неделю, месяц, год назад. Как будто он живет не своей, а какой-то чужой жизнью, ежедневно действуя по заранее установленному графику. Сегодняшний день определенно запомнится ему, но лишь тем, что он потерял свою сумку с документами.

- Не вспомнил? - вывел его из раздумий голос, раздавшийся за его спиной, отчего Максим вздрогнул и даже случайно надавил ладонью на клаксон.

Обернувшись, он увидел на заднем сидении своего автомобиля странного человека. Он был одет в какую-то одежду - именно так мог бы описать его внешний вид Максим, так как, рассмотрев какую-либо деталь его одеяния и переведя взгляд на другую, воспоминания о предыдущей каким-то странным образом тут же стирались из его памяти. Это же касалось и черт его лица - внимательно рассмотрев его верхнюю часть и после этого бросив взгляд на подбородок, он тут же забывал о том, какого цвета глаза у незнакомца. Эта странная особенность удивляла гораздо больше, чем само наличие незнакомого человека на заднем сидении его автомобиля.

- Твоя сумка лежит здесь, - человек медленно поднял руку и указал пальцем на пропажу, лежавшую рядом с ним, - ты сам положил ее сюда, чем, собственно, и привлек мое внимание.
- А, так ты вор? Украсть ее хотел? - нащупывая в кармане двери газовый баллончик, как можно спокойнее произнес Максим.
- Я? Вор?
Незнакомец неожиданно расхохотался. Его смех был настолько искренним и заразительным, что Максим сам еле сдержался, чтобы не улыбнуться.
- Нет, дружок, - отсмеявшись, произнес человек, - я не вор, а вот таких грабителей как ты еще нужно поискать.
- Это ты о чем? - напрягся Максим, судорожно перебирая в памяти все свои мутные схемы по уходу от налогов.
- О краже, дружок, о краже.
Слова незнакомца заставили Максима вспотеть во второй раз.
- Ты... Вы из органов, да? - еле ворочая пересохшим языком, спросил он.
- В точку, - с улыбкой на лице кивнул мужчина, - из внутренних органов. Я бы даже сказал - из очень внутренних органов, о существовании которых большинство людей даже не догадывается. Назовем их... К примеру, службой розыска украденных жизней. Сокращенно - СРУЖ, - человек на секунду задумался, - нет, пусть лучше будет отдел розыска украденных жизней - ОРУЖ. Так благозвучнее звучит.
- Каких еще жизней? Я никого не убивал, - побледнел Максим.
- А откуда тогда у тебя чужая жизнь?
- Какая еще жизнь?

Мужчина удивленно вскинул брови и внимательно посмотрел в глаза Максима.
- Разве это не ты несколько минут назад подумал о том, что живешь чужой жизнью?
Максим поморщился и взглянул на незнакомца.
- Вы серьезно? Это же просто образное выражение! Какое это имеет отношение...
- Самое прямое, - перебил его мужчина, - раз ты сам признаешься в том, что живешь чужой жизнью, значит ты ее у кого-то украл. Выходит, что у тебя их две. Одна твоя, настоящая, о которой ты мечтаешь и держишь прозапас, а вторая - чужая, не твоя, которую ты в данный момент проживаешь.
Незнакомец зевнул, тактично прикрыв рот рукой.
- Я видел много воров жизней и знаешь что? - продолжил он свою речь, - ни один из вас не в состоянии ответить мне на один простой вопрос: «Зачем ты ее украл?». Может быть, ты сможешь?
- Да не крал я никакую жизнь! Что вы несете?

Мужчина вздохнул и, схватив сумку, протянул ее Максиму.
- А это тогда что?
- Сумка, - пожал тот плечами.
- Абсолютно верно. Это твоя сумка, которую ты каждый вечер и из года в год кладешь на переднее сидение автомобиля перед тем, как отправиться домой с работы. Ни разу ты не нарушал этот обряд, а сегодня вдруг взял и положил ее назад. На этом ты и прокололся.
Максим нахмурился и еще крепче сжал в ладони баллончик.
- Это теория, - продолжил незнакомец, - первый класс, вторая четверть. «При розыске украденных жизней в первую очередь стоит обращать внимание на нетипичное поведение объекта при выполнении повторяющихся действий», - подняв палец вверх, процитировал он. - На одну секунду, на одно крохотное мгновение ты переключился с украденной жизни на свою собственную и сделал нетипичное действие - положил сумку на заднее сидение. Чем и выдал себя с потрохами. Поэтому тебе придется вернуть чужую жизнь ее владельцу.

- Ну и что с того, что я положил сумку на заднее сиденье? Это еще ничего не доказывает. Забыл, задумался, отвлекся... Да всё, что угодно могло произойти.
- Ладно, давай начистоту, - кивнул незнакомец, - скажи, разве в твоей голове ни разу сам собой не возникал вопрос: «Что я сейчас здесь делаю?». Разве ты не ловил себя на мысли, что всё, что тебя окружает - это не то, чего бы ты хотел на самом деле? Разве ты не представлял свое будущее, в котором ты жалеешь о том, что прожил жизнь совсем не так, как планировал?
- Бред, - хмыкнул Максим. - Каждый человек когда-нибудь об этом думал. Выйди на улицу, ткни пальцем в любого и он скажет, что такие мысли его посещали.
- Возможно, - кивнул мужчина, - но сегодня прокололся ты, а не кто-то другой. Поэтому и спрос будет с тебя. Кстати, а какая она на самом деле?
- Кто?
- Ну, твоя настоящая жизнь. Какая она?

Максим хотел ответить что-то резкое, но вместо этого почему-то вздохнул и бросил газовый баллончик обратно в карман двери. Незнакомец молча наблюдал за его действиями.
- Настоящая жизнь - она другая, - наконец произнес Максим. - Совсем не такая, как эта.
Он положил ладони на руль и оперся на них подбородком.
- Она счастливая, интересная, радостная. Она разная и совсем не похожая на эту. В ней есть любимая работа, в ней меня окружают искренние люди, в ней я понимаю зачем и для чего я живу. Иногда я мечтаю о том, что когда-нибудь наступит момент, я все брошу и заживу по-настоящему. Так, как мне всегда хотелось.
- Неплохо, - качнул головой мужчина, - а зачем тогда ты сейчас проживаешь жизнь, которая тебе не нравится?
- Не знаю, - пожал плечами Максим. - Просто всегда жил как все. Смотрел на других и убеждал сам себя: «Вот так нужно, вот так правильно». А то, что я себе напридумывал - это всё дурость. Работать нужно там, где больше платят, а не там, где нравится. Дружить надо с нужными людьми, а не с теми, с кем хочется. Любить ту, с которой удобно, а не ту, которая в сердце.
- Ох уж это «как все»... - вздохнул незнакомец. - Никого оно не довело до добра. «Как все» - первый шаг к воровству чужих жизней, знаете ли.
- А знаете что? - Максим повернул голову и посмотрел на незнакомца. - К черту. Я бы отдал эту жизнь в обмен на свою, настоящую. Это возможно?

- То есть, вы признаёте, что проживаете чужую жизнь? - оживившись, неожиданно перешел на «вы» незнакомец.
- Да, признаю.
- Вы подтверждаете, что украли ее?
- Да не крал я никакую жизнь! Как вы это себе представляете?
- А откуда же тогда она у вас?
Максим промолчал. Мужчина усмехнулся и, открыв дверь, вышел из машины.

- А что будет, если я скажу, что я ее украл? - открыв окно и высунув голову наружу, с надеждой в голосе спросил Максим.
Незнакомец поправил галстук и, оперевшись на крышу автомобиля, наклонился к окну.
- Тогда вы признаете себя вором.
- И всё?
- И всё.
- И я начну жить своей настоящей жизнью?
- Да.
- Хорошо. Я признаю, что украл чужую жизнь. Что дальше?
Незнакомец улыбнулся.
- Вы поступили честно, признавшись в преступлении, поэтому с этого момента краденая жизнь - официально ваша.
- Но... Подождите!
- Ах, да. Забыл. Вторую жизнь я изымаю за ненадобностью. Вы все равно ею никогда не воспользуетесь, а кому-нибудь она пригодится. Всего доброго!

Незнакомец вежливо улыбнулся молодому человеку и зашагал по тротуару, а Максим сидел в машине, смотрел ему вслед, и с каждым шагом мужчины воспоминания о нем стирались в памяти Максима. Как и надежды на то, что когда-нибудь он махнет на все рукой и заживет по-настоящему, своей жизнью - той, о которой он мечтал, но всегда боялся.

Мужчина скрылся за поворотом, а Максим бросил взгляд на зеркало заднего вида. На него смотрело угрюмое лицо с опущенными уголками губ, двумя вертикальными складками на переносице и взглядом равнодушных глаз из-под сдвинутых бровей. Люди, проживающие чужие жизни, всегда выглядят одинаково.

©ЧеширКо

Показать полностью
192

Кто страшнее?

Костик стоял на самом краю деревни и вглядывался во тьму, которая начиналась сразу же за последним домом. Он жил со своими родителями в соседней деревне, которая находилась в трех-четырех километрах от этого поселения, в котором жила его бабушка. Сегодня он пришел к ней в гости, но засиделся и сам не заметил, как наступила ночь. Бабушка, конечно же, предложила ему остаться ночевать у нее, но Костик решил, что он уже взрослый и сам сможет добраться до дома.

Костику было всего тринадцать лет, но он совершенно точно знал, что на конюшне живет оборотень - его своими глазами видел Мишка Синицын. Точнее, он видел волчьи следы на земле, которые вели на конюшню, а у самых ворот превращались в человеческие. А что это, если не убедительное доказательство? С другой стороны, всем известно, что лошади очень чувствительны ко всякой нечисти и вряд ли бы потерпели такого соседа, но кто его знает этих оборотней? Вполне возможно, что он подкармливает их сахаром, вот они его и терпят. А может даже и радуются такому щедрому соседу.

Костик вздохнул. Путь через конюшню был самым коротким, и если ему пришлось бы идти домой днем, то он, не раздумывая, выбрал бы его, но, опустившаяся на землю ночь, вносила некоторые изменения в выбор пути. А выбор был. Другая дорога шла вокруг озера, и была длиннее на полтора километра. К тому же, если идти по ней, то в деревню он заходил бы с другой стороны, что удлиняло его путь к дому раза в два.

Но и здесь всё было не так просто. Все знали, что в озере живет утопленник, который таскает под воду неосторожных путников. Взрослые говорили, что это выдумки, но Костик своими глазами видел шрам на лодыжке Сереги Быковского, который остался от длинных когтей утопленника. Серега рассказывал, что однажды пошел с отцом на рыбалку и неудачно забросил удочку - крючок за что-то зацепился. Тогда он разделся и полез в воду, держа в руке леску. Как только вода дошла ему до пояса, что-то очень больно вонзилось в лодыжку. Серега взмахнул руками, закричал и бросился к берегу. Отец, осмотрев рану, предположил, что он наткнулся на острый сломанный стебель камыша, но Серега прекрасно знал, кто именно оставил ему эту отметину.

Костик поежился. Выбор был не таким уж и простым. Обе дороги были смертельно опасны, но, как ни крути, а домой как-то нужно было добираться. Он взглянул на небо. Через весь небосвод раскинулся коромыслом Млечный путь, как будто показывая Костику направление пути. И тут неожиданная мысль пришла в голову Костика.
- Луны-то нет! - хлопнул он ладонью себя по лбу. - Оборотни же только в полнолуние превращаются в волков! Чего тут думать?
Облегченно выдохнув, Костик засунул руки в карманы штанов и взял курс на конюшню.

Если в деревне свет хотя бы немного пробивался на улицу сквозь окна домов, то здесь, за ее пределами, Костик мог рассчитывать только на свет звезд, которые не очень-то и освещали грунтовую дорогу, по которой он шел, иногда спотыкаясь о кочки и проваливаясь в небольшие ямы. Тем не менее, на фоне звездного неба отчетливо вырисовывались очертания конюшни, которые с каждым шагом становились все больше и темнее. Костик старался не смотреть на них, чтобы не случайно не увидеть там что-нибудь такое, от чего утопленник показался бы ему милым и приятным собеседником.

Когда он миновал ворота, которые остались от него по левую руку, он услышал, как где-то тревожно заржали лошади.
- Меня, наверное, почуяли, - сам себя успокоил Костик и обернулся, чтобы убедиться в том, что самое страшное осталось позади.

И в этом он убедился сполна. Самое страшное действительно было позади. Прямо за его спиной, в нескольких шагах, бесшумно двигался высокий силуэт. Его движения были отрывистыми и резкими. Он то прыгал вправо, то скользил влево, то останавливался и пригибался к земле, то делал огромный шаг вперед, пытаясь догнать неосторожного прохожего.

Костик остолбенел. Ему показалось, что душа оторвалась от тела и ушла куда-то вниз, пробив подошвы ботинок. Он стоял, открыв рот, и не мог пошевелиться. Странный силуэт, поняв, что его заметили, на несколько секунд замер, а потом двинулся прямо к Костику. Остановившись в нескольких шагах, он заговорил низким и хриплым голосом, больше похожим на рычание собаки, чем на человеческую речь:

- Глупый маленький человек, - прорычал он, - неужели ты не знаешь, что на конюшне живет оборотень?
Костик продолжал стоять на месте, не в силах пошевелиться. Силуэт приблизился к нему еще на шаг.
- Знаешь или нет?
- З-зна-ю, - по слогам выдавил из себя Костик.
- Зачем же ты тогда пришел сюда?
- Я... Я иду домой...
- Все идут домой, но не все доходят.

Силуэт подобрался почти вплотную к мальчику. Он оказался не высоким, а очень высоким. Костику пришлось задрать голову, чтобы увидеть на фоне звездного неба волчью голову с двумя острыми ушами и поблескивающими в темноте глазами. Тем не менее, остальная часть силуэта ничем не отличалась от человеческого тела. У существа были две ноги и две длинные руки, одной из которых он иногда почесывал себя за ухом.

- Глупый маленький человек, - повторил оборотень, - будь я голоден, я бы уже давно разорвал тебя на кусочки и съел, но сегодня я поймал жирного толстого зайца, и мне совсем не хочется перебивать его вкус невкусной человечиной.
- Спасибо, - зачем-то сказал Костик.
Нельзя сказать, что слова оборотня его успокоили, но он хотя бы снова обрел дар речи без заиканий.
- Пожалуйста, - ответил оборотень. - И все же ответь мне. Зачем ты идешь этой дорогой, если знаешь, что можешь не дойти до дома?
- Потому что другая дорога длиннее и идет вокруг озера, - неожиданно прорвало Костика. - А в озере живет утопленник. А я подумал, что сегодня нет луны и вы не выйдете, а утопленнику все равно - есть луна или нет. Он вылезет из озера и утащит меня на дно! Поэтому я и пошел этой дорогой, а не через озеро.

При упоминании об утопленнике оборотень навострил уши.
- То есть, ты хочешь сказать, что умереть от рук этого вонючего слизняка страшнее, чем от моих?
- Нет! - мотнул головой Костик. - Просто я думал, что если не полнолуние, то оборотни, то есть вы, не выходите на охоту.
- Вздор! Нам плевать на полнолуние. Ответь - это единственная причина, почему ты выбрал этот путь?
- Да, - кивнул Костик.
- Хорошо. Давай представим ситуацию, - оборотень сел на землю и, подтянув к себе длинные колени, обхватил их руками. - Допустим, сегодня было бы полнолуние. Какую дорогу ты выбрал бы?
Костик задумался. Он понимал, что от его ответа, возможно, зависит его жизнь, но никак не мог сообразить - как именно нужно ответить.
- Не торопись, подумай хорошо, - приободрил его оборотень.
- Если бы сейчас было полнолуние, то я, наверное, пошел бы этой же дорогой.
Оборотень вскочил на ноги и, схватив себя за голову, зарычал. Успокоившись, он снова взглянул на мальчика сверху вниз.
- Ты хочешь сказать, что вонючий слизняк страшнее меня?
- Нет, просто эта дорога короче и...
- Да! Именно это ты и хочешь сказать! - он шумно втянул ноздрями воздух. - Да, я чувствую, как ты боишься, когда думаешь о нем. Что ж, я покажу тебе, кто из нас страшнее!

Его глаза вспыхнули, пасть оскалилась, обнажив ряды таких длинных и белоснежных зубов, что их было видно даже в темноте. Он шагнул к мальчику и, протянув руку, схватил его за плечо. Костик закрыл глаза.
- Идем, глупый маленький человек. Сейчас ты поймешь, что этот вонючий слизняк только и может, что пугать уток и пиявок.
Оборотень перехватил руку Костика и, крепко вцепившись в нее, потащил мальчика за собой.

Костик еле успевал перебирать ногами, пытаясь не упасть, но этот стремительный поход продолжался недолго. Минут через двадцать они остановились на берегу озера. В темной глади воды отражались звезды. Как будто еще одно небо раскинулось у самых их ног.

Оборотень крепко держал Костика за руку, выглядывая что-то в темноте. Вдруг звезды задрожали и по поверхности воды пробежали волны. Еще и еще раз. Что-то большое приближалось к берегу, бесшумно выныривая из глубин и снова опускаясь под воду. Костик, с ужасом наблюдавший за этой картиной, вдруг увидел, как у самого берега из воды показалась сначала чья-то голова, а за ней и плечи. Не издав ни единого звука, существо вцепилось руками за траву, растущую у самой кромки воды, и, подтянувшись, оказалось на берегу. Костик посмотрел на оборотня. Тот смотрел в другую сторону и не обращал ни малейшего внимания на происходящее.

- Дядя оборотень, там...
Но он не успел договорить. Утопленник, услышав голос, бросился прямо на Костика. Этот бросок длился считанные секунды, но от одного вида существа, невероятно быстро ползущего к нему с помощью одних только рук, у Костика зашевелились волосы на голове. Когда до мальчика оставалось не больше метра, оборотень резким движением дернул Костика в сторону, а сам бросился на утопленника, коленом прижав того к земле. Из горла существа послышался какой-то булькающий звук. Он попытался перевернуться на спину, но оборотень навалился на него всей массой и тот притих, перестав сопротивляться.

- И ты боялся этого слизня? - обращаясь к Костику, спросил оборотень.
- Его все боятся, - пожал плечами мальчик.
- Серьезно?
- Да, они меня боятся, - булькнул снизу утопленник.
- Я тебя не спрашивал, - резко оборвал его оборотень и снова взглянул на Костика. - Запомни, глупый маленький человек, оборотни опаснее утопленников хотя бы потому, что мы умеем ходить по земле, а не ползать по берегу, как эти поплавки. Расскажи об этом всем своим друзьям. Пусть они знают, - он поднялся на ноги и перевернул утопленника на спину. - А ты, слизень, с этой ночи перестанешь охотиться на людей, а будешь питаться исключительно рыбой - у тебя ее полно. Понял?
- Понял, - недовольно булькнул утопленник.
- Еще не хватало, чтобы какие-то водоплавающие были страшнее древнего рода оборотней... Если я еще раз увижу, что кто-то пошел домой не через озеро, а через конюшню, я приду и оторву тебе плавники.
- У меня нет плавников.
- Тогда пришью их тебе, а потом оторву.
Он несильно пнул ногой утопленника, давая тому понять, что он может возвратиться в свои чертоги, чем утопленник тут же и воспользовался. Подтянувшись на руках к кромке воды, он тут же исчез под ее поверхностью.
- Пойдем, - оборотень протянул руку мальчику, - я провожу тебя до деревни.
На этот раз мальчик сам схватился за руку оборотня и они вместе зашагали по берегу.

Когда до крайних домов деревни оставалось несколько десятков шагов, оборотень остановился.
- Ты все понял, глупый маленький человек? В этих землях нет никого страшнее меня, поэтому тебе никого не нужно бояться. Своими страхами ты оскорбляешь меня, потомка древнего рода оборотней.
- А упыря со старого кладбища тоже не нужно бояться? - поежился Костик.
- Упыря? - усмехнулся оборотень. - После того, как я несколько лет назад уронил на его могилу каменную плиту, он ни разу не показывался на поверхности.
- А ведьму из тринадцатого дома?
- Эта бабка от старости уже давно забыла все заклинания.
- А привидение с заброшенной мельницы?
- Никого, - медленно повторил оборотень, глядя прямо в глаза мальчика. - Никого здесь нет страшнее меня. И если не хочешь, чтобы я тебя съел, никогда никого не бойся. Понял?
- Понял, дядя оборотень, - улыбнулся Костик.
- Обещаешь?
- Обещаю.
- Теперь иди домой.
- До свидания, дядя оборотень!
- До свидания, глупый маленький человек...

С тех пор Костик ничего и никогда не боялся. Он мог запросто на спор сходить в полночь на кладбище или даже три раза обойти заброшенную мельницу по кругу, опустить руку в озеро после захода солнца или даже поздороваться с ведьмой из тринадцатого дома, не скручивая при этом в кармане дулю. А когда его друзья спрашивали у него - с чего это вдруг он стал таким бесстрашным, Костик пожимал плечами и отвечал, что просто не хочет, чтобы его съел оборотень.

Ведь волк ест только тех, кто боится и страшнее всего на свете - испугаться своих страхов.

©ЧеширКо

Показать полностью
218

Зодиакальные тёрки

Овен: Ребята, давайте прекращать этот разброд и шатание. Нам нужен главный. Предлагаю выбрать его на этом собрании.
Весы: А чем тебя не устраивает шатание?
Скорпион: И чем тебя не устраивает разврат?
Козерог: Он сказал - разброд, а не разврат.
Скорпион: Да? Жалко.
Водолей: Жалко у тебя знаешь где?
Скорпион: Там же, где у тебя водосток.

Лев: (оседая на пол) Ребят, что-то мне плохо...
Овен: Срочно похвалите Льва! У него приступ дефицита лести.
Рак: Ты молодец, Лев!
Стрелец: Вообще, красавчик!
Водолей: Лев, ты лучший!
Лев: О, полегчало... Спасибо.
Весы: И давно у него такое?
Овен: С августа.
Скорпион: У меня тоже такое бывает, но я обычно сам себя хвалю и все проходит. Вот такой я находчивый. А девушкам нравятся находчивые. Да, Дева?
Дева: (смахивая Скорпиона веником в совок) Уже насекомые завелись... Когда в последний раз здесь пылесосили?
Козерог: Скорпион - не насекомое, а паукообразное. Очень просто научиться определять разницу - у насекомых по три лапки с каждой стороны, а у паукообразных - по четыре. К тому же есть еще несколько отличий, о которых...
Телец: (шепотом) Стрелец, шмальни ему стрелой между рогов. Он какой-то нудный.
Рыбы: Нет смысла в убийстве. Рано или поздно все мы покинем этот мир.
Телец: Предлагаю тебе покинуть его первым.
Рыбы: (впадая в депрессию) В каком-то смысле все мы уже давно мертвы...

Близнецы: Ребят, как насчет настольных игр, раз уж мы все собрались?
Овен: Вообще-то, мы здесь собрались по другому поводу.
Близнецы: (раскладывая монополию) Одно другому не помешает. Рыбы, вы играете?
Рыбы: (выныривая из депрессии) Этот мир и сам является большой игрой, в которой нет победителей.
Лев: (хватаясь за сердце) В смысле - нет победителей?
Овен: Скорее, у него снова приступ!
Рак: Ты молодец, Лев!
Стрелец: Вообще, красавчик!
Водолей: Лев, ты лучший!
Лев: (лежа на полу) Так я победил?
Близнецы: (сворачивая монополию, недовольно) Да, да... Победил. Помрешь еще без лести.
Козерог: Должен отметить, что невозможно умереть без лести, так как лесть сама по себе не является основой жизнедеятельности.
Телец: (шепотом Стрельцу) Ты шмальнешь уже, наконец, или нет?
Дева: Предупреждаю - я только что помыла полы. Увижу хоть одно пятнышко крови - обглодаю лицо.

Овен: Может вернемся уже к нашему разговору? Нам нужен главный.
Скорпион: (выползая из мусорного ведра) Главным буду я.
Телец: (шепотом, Стрельцу) Шмаляй, у него крови точно нет.
Козерог: Вы заблуждаетесь. Кровь у скорпионов есть и она голубого цвета.
Скорпион: Тем более! Голубая кровь - признак благородного происхождения. Кому как не мне быть главным?
Козерог: Небольшая поправочка. «Голубая кровь» - всего лишь фразеологизм и не имеет никакого отношения к происхождению.
Близнецы: (тасуя колоду карт) Какие-то вы скучные. Может лучше забьем козла?
Телец: Я давно уже за! Шмаляй, Стрелец!
Козерог: За козла ответишь, тушенка.
Рак: У меня, на секундочку, кровь тоже голубая.
Скорпион: У меня голубее! И еще меня девушки любят. Да, Дева?
Дева: (засасывая Скорпиона в пылесос) Да как же они размножаются-то?
Скорпион: (глухо, из пылесоса) Лучше всех!

Весы: Хотелось бы уточнить. Какие обязанности будут у главного?
Рыбы: Как у всех - родиться, немножко пожить и умереть.
Весы: Тогда я не вижу смысла в этой должности.
Рыбы: (впадая в депрессию) Смысла нет ни в чем.
Овен: Кто снова забрал у Рыб антидепрессанты?
Близнецы и Водолей: (натягивая сетку для волейбола) До двадцати побед, а потом на дискотеку! Юхууу!
Весы: И всё же. Юридически этот статус как-то будет закреплен?
Козерог: Поддерживаю. Это важный момент.
Телец: (Стрельцу, шепотом) С двух рук умеешь шмалять?
Овен: Это будет неофициальная должность.
Весы: А как мы тогда будем действовать в случае возникновения конфликтных ситуаций?
Овен: (нетерпеливо) Как, как... раком!
Рак: Может лучше Овном?
Рыбы: (обреченно) Все мы, по сути, когда-нибудь станем овном...

Стрелец: А никого не смущает, что барашков овнами уже лет триста никто не называет?
Овен: А ты, типа, до сих пор на службе у Ивана Грозного? Ты лучше у Козерога спроси - что он, вообще, такое?
Козерог: Ты на меня стрелки не переводи.
Телец: Правильно говорить не «стрелки», а «стрельцы».
Водолей: (тихонечко в уголке льет воду, делает вид, что никого не слышит)

Овен: Я все же предлагаю вернуться к обсуждению...
Близнецы: А я предлагаю зарубиться в шахматы.
Водолей: На раздевание!
Лев: Я первый! Кто против меня?
Рак: А хитиновый покров считается за один предмет одежды?
Скорпион: (из пылесоса) Если что, я уже разделся! Дева, загляни в шланг!
Телец: (Стрельцу) Скорее шмаляй в трубу!
Козерог: Есть огромная разница между трубой и шлангом.
Рыбы: Кому еще антидепрессантов?
Весы: Давай, я взвешу всем поровну.
Дева: Просыпешь на пол - вырву сердце.

Овен: Но... А как же... Ай, ладно. Черт с вами. Кто последний в очереди?

©ЧеширКо

Показать полностью
2821

Неправильный

Алексея разбудил звонок мобильного телефона. Нащупав его под кроватью, он прислонил трубку к уху.

- Леха, здоров! Ты чего, спишь, что ли?

Звонил Игорь - коллега по работе, с которым они сдружились за последний год и частенько проводили вместе время.

- Уже не сплю, - сонно пробормотал Алексей.

- Ты на парад идешь? Ну, в смысле, с портретами. Мы тут всем офисом собрались, ты с нами?

- Не, я, наверное, дома побуду.

- В смысле? - было слышно, что ответ удивил Игоря. - День Победы, вообще-то.

- Да у меня нет фотографий. Как я пойду?

- Ну и что? Хочешь, я тебе фотку своего прадеда дам, с ней пройдешь. У меня же двое воевали - один по отцовой линии, а второй по матери.

- Да ну, Игорь... Что ты говоришь такое? Это же твои предки.

- А что, западло с моими пройти? Какая разница? Давай, собирайся. После парада в лес двигаем на шашлык. Отметим праздник.

Алексей посмотрел в окно. Майское солнце уже набирало силу, и заливало светом и теплом зеленеющие деревья.

- Игорь, ты не обижайся, но я сегодня дома.

- Ну чего он там? - послышался чей-то голос в динамике. - Идет, нет?

- Да подожди, сейчас, - ответил кому-то Игорь. - Леха, давай подтягивайся. Чего ты в самом деле? Или... - он сделал паузу. - Слышишь? А у тебя, вообще, воевал кто-нибудь?

- Игорь, давай без этого? - вздохнул Алексей.

- А, ну ясно тогда всё, - как-то иронично произнес Игорь. - Всё с тобой понятно.

- Что тебе понятно?

- Да всё! А я еще с утра зашел на твою страницу, а там даже ленточки нет. Ладно, давай. Сиди дома, скорби.

- Да причем тут...

Алексей не успел закончить фразу, так как в трубке раздались короткие гудки, а за ними тишина. Он положил телефон на пол и, откинувшись на подушку, закрыл глаза. Через несколько минут он вздохнул и поднялся с кровати. Умывшись и почистив зубы, Алексей оделся и, накинув легкую куртку, вышел из дома.

- О, сосед! Леха! - послышался знакомый голос со стороны детской площадки.

Алексей обернулся и увидел, что ему машет рукой сосед по лестничной клетке - Виктор Романович. Он со своими друзьями расположился рядом с песочницей. В нескольких шагах от него на земле стоял небольшой мангал, поперек которого лежали несколько шампуров, с нанизанными на них кусками мяса. Алексей махнул ему в ответ и уже собрался идти дальше, но сосед был настроен решительно.

- Леха! Давай к нам!

Алексей показал пальцем на запястье левой руки, пытаясь объяснить Виктору Романовичу, что опаздывает, но тот не унимался.

- Да успеешь! Иди сюда!

Поняв, что так просто от него не отделаться, Алексей шагнул в сторону песочницы.

- С праздником, Леш! - сосед крепко вцепился в протянутую руку Алексея.

- И вас с праздником, - ответил он.

- Это Леха, сосед мой. Знакомьтесь, мужики.

Сосед представил каждого из своих друзей, а затем протянул Алексею рюмку, наполовину наполненную прозрачной жидкостью.

- Давай, Лех, выпьем за Победу.

- Да я ж не пью особо, дядь Вить.

- Давай, давай. Сегодня можно.

- Мне сейчас за руль садиться, мне нельзя.

- Да ничего не будет. Что там? Десять грамм. Даже запаха не останется.

Алексей взял в руку рюмку и поставил ее на скамейку, которая заменяла собравшимся стол.

- Дядь Вить, спасибо, но мне идти нужно.

- Тебе налили, а ты обратно ставишь? - набычившись, вдруг произнес один из друзей Виктора Романовича. - Или ты из этих?

- Из каких?

- Всё, всё, успокоились! Вадик, ну ты чего? - Виктор Романович встал между ними, раскинув руки в стороны. - Не хочет пить, пусть не пьет.

- Да знаю я таких, - хмыкнул Вадик, - у тебя хоть воевал кто-нибудь? Что молчишь?

- Вадик, угомонись, - вклинился в разговор еще один из друзей. - Чего ты на пацана наехал? Видишь же, молодой. Он, наверное, и не знает что сегодня за праздник.

- Так я об этом и говорю! - покачнувшись, округлил глаза Вадик. Он хотел еще что-то добавить, но лишь махнул рукой и, достав из пачки сигарету, закурил.

- Пойду я, дядь Вить, - тихо произнес Алексей.

- Ага, иди, Леш, иди, - виновато отводя взгляд в сторону, кивнул Виктор Романович. - Ты не обижайся на Вадика, ладно? Он просто очень серьезно к этому празднику относится. У него оба деда на войне погибли.

- Да ничего, - кивнул Алексей, - понимаю...

Он вышел из двора, дошел до стоянки и, нащупав в кармане брелок сигнализации, открыл свою машину. Запустив мотор, он положил руки на руль и опустил на них голову. Когда двигатель прогрелся, Алексей включил передачу и выехал на дорогу, ведущую из города.

***

- ... а я ему и говорю: «Нет у меня фотографий», с чем я пойду? А он мне: «Всё с тобой понятно». Что ему понятно? Если у меня и правда их нет? Какие-то намеки еще дурацкие... Думает, наверное, что мне есть чего стыдиться. Мол, предателями какими-нибудь были мои предки, или еще что-нибудь в этом роде.

Алексей отряхнул руки и присел на ствол упавшего дерева.

- А тот, во дворе который. Тоже странный человек - раз не пьешь, значит из этих. Из каких «этих»? Непонятно... - он пожал плечами и вытер пот со лба тыльной стороной ладони. - Картинку к себе на страницу не выложил - выходит, что игнорируешь ты праздник. Ленточку не прицепил на антенну - предатель. Не выпил за Победу - значит что-то с тобой не так, что-то у тебя за душой нехорошее. Разве это правильно? Знаете, даже виноватым каким-то себя сегодня почувствовал.

Он замолчал и, сорвав травинку, принялся крутить ее в руках.

- Хотя, меня даже в школе фашистом иногда обзывали, представляете? Ну, в шутку, конечно. К девятому мая все одноклассники приносили фотографии своих дедушек, бабушек. Рассказывали про них, про их подвиги. Даже медали иногда показывали. А я никогда ничего не рассказывал. А что мне было говорить? Что сгинули они все на той войне? Что все, как один, без вести пропали? Кому такие истории интересны? Всем только героев подавай... Да что я вам рассказываю? Вы получше меня это знаете.

Алексей осмотрелся по сторонам. Деревья старого леса стояли вокруг него молчаливыми исполинами, и как будто прислушивались к его словам. Он перевел взгляд и посмотрел на небольшой холмик перед собой, на котором возвышался маленький, не выше метра, металлический обелиск с погнутой звездой на вершине. На нем не было ни имени, ни дат. Алексей поднялся на ноги и, собрав в охапку вырванную с могилы безымянного солдата траву, отнес ее в сторону. Затем вернулся и снова уселся на бревно.

- Посижу с вами еще немного. Вдвоем оно же всегда веселее будет. Кто знает, может где-то сейчас и с моими прадедами кто-нибудь пришел поговорить. Было бы хорошо. Они бы, наверное, обрадовались.

© ЧеширКо источник
Показать полностью
468

Наркотик

- Когда-нибудь я все равно завяжу с этим, - произнес молодой человек, теребя в руках целофановый пакетик, в котором находился небольшой продолговатый предмет. - Я брошу это, слышишь? И тебя сдам! Тебя посадят, старый хрыч, и ты проведешь остаток своей жизни за решеткой. За то, что подсадил столько людей на эту дрянь.
Он поднял голову и вперил взгляд, полный ненависти, в пожилого мужчину, который сидел напротив него в кресле и пересчитывал купюры.
- Да брось, я никого на нее не подсаживал, - не отрываясь от пачки денег, произнес старик. - К тому же, ты знаешь, что мой бизнес - абсолютно легальный. Меня не за что сажать в тюрьму.
- Какой же ты мерзкий, - поморщился парень и протянул руку, указав пальцем куда-то в угол комнаты, - оторвись от своих денег и посмотри на этих людей. Интересно, по чьей вине они превратились в таких?

Старик на секунду отвлекся от счета и бросил взгляд туда, куда показывал молодой человек. В углу комнаты прямо на полу сидели трое парней. Один из них, обхватив голову руками, раскачивался вперед и назад; второй, скрестив руки на груди, смотрел в стену напротив абсолютно пустым и бездумным взглядом; третий сидел с закрытыми глазами и изредка вздыхал, покачивая головой.

- Они получили то, что хотели, - пожал плечами старик, - точно так же, как и ты. Послушай, давай не будем об этом? Каждый из вас пришел сюда по собственной воле, я никого не тянул на веревке.
- Врешь, старый козел! Каждому из нас ты дал маленькую дозу, чтобы мы подсели на это дерьмо, а потом стал тянуть из нас деньги! Откуда у тебя это? Где ты это берешь?
Молодой человек вскочил на ноги и, вмиг оказавшись перед стариком, затряс перед его глазами пакетиком, который все это время держал в руках. Старик, не обращая внимания на парня, неспеша сложил деньги в пачку, перетянул ее резинкой и убрал в карман. После этого он закинул ногу на ногу и взглянул на своего клиента.

- У тебя какие-то претензии ко мне или к моему товару? - спокойным голосом произнес он. - Если да, то давай обсудим это, только перестань устраивать спектакль. Сядь на место и объясни мне, что тебя не устраивает.

Парень послушно вернулся на свое место и снова принялся теребить в руках пакетик.
- Нет, я не хочу сказать, что твой товар плохой. Просто...
- Просто ты хочешь перестать его употреблять? Я не против. Верни мне пакет, а я отдам тебе деньги.
Он протянул руку к своему карману, в который только что положил сложенную пачку купюр. Заметив это движение, молодой человек испуганно замотал головой, еще сильнее вцепившись пальцами в пакетик.
- Нет, нет... Не сегодня. Я уже купил эту дозу.
- В чем тогда заключаются твои претензии?

Парень не нашелся что ответить. Он опустил глаза и тяжело вздохнул. Старик смотрел на него с усмешкой, покачивая в воздухе носком ботинка.
- Ты наркоман, дружок. Самый настоящий. Смирись с этим и больше никогда не повышай на меня голос, - он сложил руки на груди и продолжил, - Но у меня для тебя есть хорошая новость - ты такой не один. И вас даже не двое, и не четверо. Все люди на этой планете - чертовы наркоманы, которые зависимы от моего товара. Одни зависимы меньше, другие готовы платить за него огромные деньги. Но все же нет ни одного человека на планете, кто отказался бы от дозы. Просто они не знают, где ее взять. А ты знаешь. Чем же ты недоволен?

- Эта дрянь не приносит мне радости...
- Но тебе все равно хочется еще и еще. Да, я знаю. В этом заключается самое главное отличие моего товара от всяких веществ и прочей хрени. Мало кому он доставляет удовольствие, но, попробовав его всего один раз, уже невозможно избавиться от зависимости.

Молодой человек снова вздохнул и бросил взгляд на троих, сидящих в углу.
- Что ты им продал сегодня?
- Не задавай глупых вопросов. Ты же прекрасно знаешь, что я работаю на условиях полной анонимности. Если хочешь, могу сказать, что находится в твоем пакете. Впрочем, ты и сам скоро узнаешь. Я же вижу, как тебе хочется заглянуть внутрь, - старик засмеялся и покачал головой. - Кто бы мог подумать, что мир так прогниет, что этот товар станет настолько востребованным. Не смотри так на меня, не нужно. Ты должен понимать, что я продаю свой товар за деньги не потому, что мне их не хватает. Конечно же, я мог бы раздать его бесплатно всем людям на земле, но тогда всему бы пришел конец. Этот мир перестал бы существовать.
- А мне кажется, что, наоборот, настал бы мир на земле.
- Что ты?! - махнул рукой старик. - Люди перегрызли бы друг другу глотки, получи каждый из них доступ к моему товару. Поэтому я и продаю его маленькими дозами за большие деньги. Так безопаснее для них самих.
- Безопаснее? - нахмурился парень. - Ты подсадил меня на эту дрянь! Теперь я постоянно хочу еще и еще! Я плачу тебе за то, что не доставит мне ни грамма удовольствия! И ты говоришь о безопасности? Да ты просто подонок!

Он снова вскочил на ноги и протянул старику пакетик, зажатый в ладони.
- Что там? Говори!
- Как обычно, - равнодушно пожал плечами старик, - я торгую только одним товаром - правдой. Там правда.
- Я знаю, что там правда! - парень разорвал пальцами пакет и, схватив двумя пальцами флешку, выпавшую оттуда, затряс ею перед стариком. - О ком на этот раз? О чем? Что там за правда?
- Чистейшая, кристальная правда о твоей жене. От самого ее рождения и до сегодняшнего дня, - с мерзкой ухмылкой произнес старик.
Рука парня задрожала. Он перевел взгляд с лица продавца на флешку.
- Там... Там что-то такое, о чем я не знаю?
- Там правда. И ничего, кроме нее.
- Но... Я не хочу знать...
- Хочешь, - рассмеялся старик и тоже поднялся на ноги, - очень хочешь. Потому что ты такой же наркоман, как и все на этой планете. У вас зубы сводит от желания знать правду. Любую. Обо всем, обо всех. Но только дай ее вам и вы на лоскуты разорвете друг другу лица, узнав столько всего, что скрывали друг от друга на протяжении своих жизней. Вы же просто поубиваете друг друга. У вас руки трясутся от одного упоминания о правде. Но только о чужой. Правду о себе вы скрываете так, чтобы никто до нее не смог добраться. А чужая вам так интересна, что аж слюни текут, да? Бери свою дозу и проваливай отсюда. Ты заплатил за нее деньги.

Старик бросил презрительный взгляд на парня и указал рукой на дверь. Молодой человек стоял перед ним и смотрел на флешку, зажатую в ладони. Его руки тряслись, взгляд бегал, а на лице можно было заметить следы внутренней борьбы. Зависимость брала свое. Он уже шагнул к выходу, но вдруг остановился и, выдохнув, бросил флешку прямо в лицо продавцу.
- Пошел ты со своей правдой, старый хрыч. Оставь себе и ее и деньги. Я больше никогда сюда не вернусь.

- Кто бы мог подумать, что я когда-нибудь назову умным человека, отказавшегося от правды и оставшемуся в неведении, - усмехнулся старик, когда дверь за парнем захлопнулась. - Да уж, воистину, мир перевернулся вверх ногами... Эй, страдальцы! Еще по дозе или валите по домам?

Трое в углу зашевелились и принялись копаться в своих бумажниках.

©ЧеширКо

Показать полностью
148

Шесть ночей в одиночку рядом с четырьмя скелетами

Пару лет назад с середины июля по середину августа имел счастье волонтёрить в самой лучшей археологической экспедиции.

Некоторые считают её концлагерем, кому то не нравятся твёрдые методы руководства и требования к строжайшему соблюдению технологий.

По мне это лучшее место для отдыха. Постоянные физ нагрузки и отличная компания.

А так же новые приключения

У экспедиции был особый участок, некрополь, там были введены работы в 2 смены и круглосуточное дежурство, на время пока вскрыты погребения и костяки ещё лежали на своих местах.

В начале августа мне предложили побыть там ночным дежурным. Такой шанс нельзя упускать.

20:00 окончен ужин, прыгаю в свою колымагу и еду на некрополь, всего 500-600м от лагеря.
Палатку ставить не стал, разложил кресла.
Как стемнело ко мне пришли пара посетителей и мы весело болтали.
К полуночи они ушли и я остался совершенно один. Рядом 3 костяка в ямах, двое откопаны полностью и у одного только ноги.

Час ночи, кто то ходит вокруг машины.

Вышел, посветил фонариком, никого, заглянул в шурфы, скелеты на месте, спят родимые, и я пошёл.

Два часа, кто то ходит, вышел, осмотрелся, никого, странно.

Три часа. Ежики. Это были Ёжики. Именно они бродили вокруг машины.

До утра они продолжали гулять возле меня, но я уже просто посматривал вокруг и продолжал спать.

В одну из ночей возвращавиеся от меня совершенно не преднамеренно, в темноте, пнули ёжика тапочком по мордочке. Ёж очень фыркал и возмущался.


Вскоре нашли ещё один костяк и докопали того где торчали только ноги. Но забрали первых двух, стало скучнее.
До полуночи у меня сидело пару живых собеседников, с ними было очень интересно и мило, но с полуночи и до утра только костяки.

Через 6 дней всех достали, шурфы закопали, и мои ночи на кладбище закончились и я переехал спать обратно в лагерь

Тогда я и решил получать следующую вышку на истфаке.


Баянометр показал схожести картинок с другими на 33 процента, я там ничего похожего не увидел, кроме общей цветовой гаммы.

Шесть ночей в одиночку рядом с четырьмя скелетами Археология, Экспедиция, Путешествия, Приключения, Мистика, Кладбище, История, Длиннопост
Шесть ночей в одиночку рядом с четырьмя скелетами Археология, Экспедиция, Путешествия, Приключения, Мистика, Кладбище, История, Длиннопост
Шесть ночей в одиночку рядом с четырьмя скелетами Археология, Экспедиция, Путешествия, Приключения, Мистика, Кладбище, История, Длиннопост
Показать полностью 3
129

Книжная лавка

Входная дверь скрипнула и на пороге появился посетитель. На вид ему было не больше тридцати, хотя очки с линзами внушительного размера прибавляли к его возрасту несколько лишних лет, которые, впрочем, компенсировались модной прической и безупречным внешним видом: от начищенных до блеска туфель, до белоснежного воротничка выглаженной рубашки. Он аккуратно закрыл дверь и сразу же шагнул к стеллажам, пестрящим обложками книг.
- Лавка закрыта, - раздался голос из угла помещения.
Посетитель остановился, поправил очки и бросил взгляд на свои наручные часы.
- Но на вывеске написано, что вы работаете до семи вечера, а сейчас только пятнадцать минут шестого.
- Лавка закрыта, - с той же интонацией повторил голос.
Молодой человек осмотрелся по сторонам, как будто ища поддержки у каких-то незримых свидетелей творящейся несправедливости.
- Но почему тогда дверь не заперта?
- Потому что внутри находитесь вы, а я не могу запереть лавку, если внутри посторонний человек.

Парень на мгновение расстерялся, пытаясь выстроить в голове логическую цепочку, которую ему предложил на рассмотрение хозяин лавки, но, осознав всю бесполезность этого занятия, мотнул головой.
- Так вы работаете или нет?
- Лавка закрыта.
- А когда откроется? Я бы хотел купить пару книг.
- Лавка закрыта до лучших времен.
- Уже лучше, появилась хоть какая-то определенность, - усмехнулся молодой человек. - А когда настанут эти лучшие времена?

Хозяин лавки, кажется, впервые взглянул на посетителя. В его взгляде читалось искреннее удивление.
- А вы не знаете?
- Я - нет. А вы?
- Странно...
Он поднялся из-за стола и, закинув руки за спину, неспешно зашагал к своему гостю. Остановившись в нескольких шагах от него, хозяин лавки смерил взглядом молодого человека.
- Вы не похожи на глупого человека, но тем не менее пытаетесь показаться мне именно таким. Лучшие времена не наступают, молодой человек. Они имеют свойство заканчиваться, проходить, завершаться, но никак не наступать.
- А, понятно, - кивнул парень, - сейчас вы начнете ныть и вспоминать стародавние времена, когда люди читали книги, а не утыкались носом в смартфоны, затем начнете жаловаться на то, что ваш бизнес убыточен, потом начнете по памяти цитировать классиков литературы, а после скрестите руки на груди и станете задумчиво смотреть в окно.
- Я вижу, что у вас большой опыт общения с продавцами книг, - улыбнулся хозяин лавки.
- Да, вы не первый скорбящий по лучшим временам. Я люблю читать, поэтому часто общаюсь с вашими коллегами.

Продавец бросил на него быстрый оценивающий взгляд.
- И что же вы любите читать? Какие книги вам нравятся?
- Разные. У меня нет привязок ни к жанрам, ни к авторам. Самое главное, чтобы книга «цепляла», была интересной.
- Жаль, что я закрыл лавку, - покачал головой ее хозяин, - мои книги вам точно бы понравились. Я даже больше скажу - вы бы не смогли от них оторваться.
Молодой человек окинул взглядом стеллажи и снова посмотрел на продавца.
- Почему же вы не смогли их продать, если они такие замечательные?
- Потому что они дорого стоят.
- Ну, знаете ли... за хорошую книгу не жалко заплатить хорошие деньги.

- А вы мне нравитесь, молодой человек, - улыбнулся продавец. - Пожалуй, я сделаю для вас исключение. Можете выбрать книги, которые вас заинтересуют. Вы хотели купить пару книг? Я продам вам три.
Он протянул руку в приглашающем жесте и сделал шаг назад, предлагая посетителю пройти к стеллажам и сделать свой выбор. Парень, неумело скрывая ироничную усмешку, шагнул к стеллажу и, поправив на носу очки, взял с полки первую книгу.
- «Судьба номер 115», - прочитал он вслух слова на обложке, - Так себе название, если честно. Посмотрим, что внутри.
Раскрыв книгу на середине, он погрузился в чтение. Не прошло и минуты, как он обернулся к продавцу, внимательно наблюдавшего за ним.

- Удивительное совпадение! Представляете, меня зовут Роман Трофимов, и главного героя книги зовут так же! Пожалуй, я возьму эту книгу не глядя. Надо же было так совпасть!
С этими словами он протянул книгу продавцу, а сам взял с полки следующую.
- «Судьба номер 640»? Это продолжение что ли?
- Скорее, параллельная сюжетная линия, - ухмыльнулся продавец.
- Ага, и главный герой тот же, - открыв книгу и пробежав глазами по странице, произнес Роман. - Что ж, и эту тоже возьму.

Взглянув на обложку следующей книги, молодой человек рассмеялся.
- Да ладно?! «Судьба номер 24»? Серьезно? А здесь что? - он шагнул к соседнему стеллажу. - «Судьба номер 1102», 564, 1790... У вас что, все книги одного автора?
- Можно и так сказать, - кивнул продавец, - но я вас удивлю еще больше, если скажу, что все они начинаются совершенно одинаково. Тем не менее, в каждой из них свой собственный уникальный сюжет и непредсказуемый финал.
Роман схватил с полки еще одну книгу и открыл ее на первой странице.
- «Роман Трофимов родился семнадцатого июля тысяча девятьсот...», - он медленно поднял голову и уставился на продавца. - Это же дата моего рождения! Это как понять?

- Не буду морочить вам голову, Роман, - хозяин лавки аккуратно провел пальцем по корешку книги, которую держал в руке. - В каждой из этих книг описан один из вариантов вашей жизни. То, что называется судьбой, если вам так будет понятнее. Некоторые из них уже неактуальны, так как вы уже прожили часть своей жизни, самостоятельно выбрав один из множества путей. Другие книги до сих пор могут представлять для вас интерес, так как, прочитав их, вы сможете узнать обо всех вариантах развития дальнейших событий, которые произойдут с вами. Конечно же, если вам это интересно.

- Черт возьми, как это возможно?
- Ой, нет, - скривился продавец, - у меня нет желания, а самое главное - у меня нет времени вам все это объяснять. Если вы хотите купить книги - покупайте. Я и так сделал для вас исключение несмотря на то, что моя лавка закрыта. Покупайте или уходите.
- Но... - Роман окинул взглядом помещение, - у меня, наверное, не хватит денег, чтобы купить все книги. Сколько их здесь?
- Молодой человек, - тяжело вздохнул продавец, - не испытывайте мое терпение. Речь шла о трех книгах, да и то, в порядке исключения. Сейчас вы уже замахнулись на все? Их здесь тысячи.
- Сколько? - глаза Романа горели. - Сколько вы хотите? Я заплачу! Я найду деньги!
- Да останьте вы! Меня не интересуют деньги.
- Что вы хотите? Что вы хотите за всю коллекцию?
- Да успокойтесь вы...
- Что?
Роман схватил продавца за руку. Тот резко дернул ее на себя, освободившись от захвата.
- Успокойтесь, молодой человек! - повысил голос продавец, - В самом начале нашего разговора я сказал вам, что эти книги очень дорогие. Вам никогда не расплатиться за них.
- Да скажите, наконец, сколько они стоят?! - закричал Роман.

Хозяин лавки потер запястье и бросил на парня злобный взгляд.
- Пообещайте, что вы не будете хватать меня за руки.
- Обещаю!
- Хорошо, я вам поверю, - он отошел к столу и, бросив на нее книгу, которую держал в руках, повернулся к Роману. - Когда вы покупаете обычную книгу в обычном книжном магазине, вы платите за нее дважды. Первый раз вы отдаете продавцу деньги и получаете за них красивый предмет интерьера, который можно поставить на полку или положить под ножку стола - в зависимости от ваших предпочтений. Второй раз вы расплачиваетесь своим временем, а взамен получаете знания, которые содержатся в этой книге. Как вы уже поняли, меня не интересуют деньги, поэтому я, как продавец, принимаю оплату во второй валюте - в часах, днях или месяцах.
- Не очень понимаю...
- В обмен на книги я забираю время вашей жизни. Ровно столько, сколько вы потратите на их чтение.
- Это как? - нахмурился Роман. - Вы хотите сказать, что если я буду месяц читать эти книги, то я проживу на месяц меньше?
- По-моему, это честно. Знания, которые содержатся в книгах - бесценны. Другой вопрос - готовы ли вы жертвовать своим временем ради обладания ими. Жизнь, знания, время - вам выбирать, какой ресурс для вас важнее.

Парень перевел взгляд с продавца на стеллажи. Книг действительно было очень много.
- Если это правда, то это очень дорого.
- Об этом я и сказал вам с самого начала, - голова продавца опустилась, а взгляд стал жестким и колючим. - А еще я вам сказал, что лавка закрыта. Вы почему-то проигнорировали оба эти факта, еще и набросились на меня.
- Простите, я... - Роман потупил взгляд, - я не хотел. Просто всё это... Это очень странно. Мое имя и дата рождения в книгах...
- А чье имя и дата рождения должны быть в книгах, в которых описываются ваши судьбы? - злобно выкрикнул продавец. - Проваливайте отсюда и больше никогда здесь не появляйтесь!
Роман вздрогнул и отступил на шаг.
- Простите меня, я не хотел.
- Проваливайте! - глаза продавца вдруг вспыхнули двумя яркими огоньками.
Молодой человек опустил голову и быстро зашагал к выходу. Уже у двери он заметил, что держит в руках книгу с названием «Судьба номер 24».
- Простите, я чуть было не унес эту...
- Да катись отсюда к черту и забери эту книгу с собой! Я тебе ее дарю, только исчезни с глаз моих!
Дверь открылась и тут же захлопнулась за выскользнувшим на улицу парнем.

Продавец стоял у окна, и с кривой усмешкой на лице наблюдал за Романом, который, не веря своему счастью, крепко зажав книгу в ладонях, бежал по тротуару домой, чтобы скорее узнать один из вариантов своей дальнейшей судьбы. Продавец знал, что он вернется. Вернется и купит очень много книг. Они всегда возвращаются, ведь для человека нет ничего интереснее собственной жизни. Даже когда за свой интерес приходится ею же и расплачиваться.

©ЧеширКо

Показать полностью
120

Рассказ старого деда

Было это еще при царе. Деревня наша, – Королиха, хоть и стояла на отшибе, была довольно большой и по тем временам считалась богатой. Это потом все рассыпаться стало, – и пашни заросли, и стадо уж никто не выгоняет-от, и церкви не стало, когда колхоз пришел, а потом и колхоз распался. Горькие были времена.

Так вот, дед сказывал, что когда он маленьким был, стояла на Кихти,– речка это местная, там, где сейчас запруда, мельница водяная. Старик мельник жил бобылем, и человек был, как говорят жадный и злой. Вот попросишь бывало в долг зерно смолоть – как есть откажет, мол, вначале денежку полож. Однако ж была у мельника дочка, Аленка, говорили на жену его покойницу похожа, и нраву мягкого, и лицом не дурна. Держал ее в строгости отец, однако любил и берег пуще глаза.

А в работниках при мельнице ходил Иван– сирота, парень пусть и забитый немного, но помощником был справным и расторопным. А на мельнице и вовсе незаменим. Он и муку в мешки ссыпал, и жернова правил, да и в ремонте механизма мельничного мог в случае поломки пособить.

И, как водится, полюбили друг друга Ваня с Аленкой. Бывало идешь мимо мельницы куда, Иван работает, а Алена чуть поодаль стоит – наблюдает. Со временем общаться стали, и все чаще можно было их вместе увидеть. Словом, взаимопонимание у них было полное. И стали они задумываться о свадьбе, уж и день наметили. Иван сходил в Устье-Кубенское, на ярмарку, – купцов там много было в те времена, Ганичевы, Никуличевы, Цукерманы всякие. Вернулся довольный, неся в кармане кольцо, в чистую тряпицу завернутое. Настроен в общем был очень серьезно.

И пошел Иван к Мельнику, сватать дочку его. Ни да, ни нет старик не ответил, сказал только назавтра прийти. Весь вечер проговорили Иван с Аленкой о том, как хорошо они жить будут, да какое хозяйство заведут, а наутро пошел сирота за ответом.

- Что- ж, парень вижу ты не промах, - молвил мельник, и помолчав добавил – своего не упустишь. Видел я каков ты в работе, однако дочке моей любимой нужен человек удалой, кто-же ее защитит когда меня не станет?. Вот докажешь удаль свою, отдам за тебя Алену Осиповну.

- И как же доказать мне, Осип Африканыч? – смутившись промолвил Иван.

- А пронырнешь под вращающимся колесом мельничным, я и увижу, что ты молодец удалой да бесстрашный.

Холодок пробежал по спине Ивана. С детства слышал байки, что под колесом омут, в котором черти водились, которые мельнику по ночам колесо крутить помогали.

- Я должен подумать, - запинаясь вымолвил он.

- Э-э-э, струхнул, малый – криво усмехнулся мельник, - Подумал я что достойную пару для дочки нашел, а ты вон как на расправу жидок.

В общем, уговорил мельник Ивана. Рассказал он суженой о коварстве отца. Весь вечер проплакала Алена.

- Да как же ты смог согласиться то, Вань? Это ж верная гибель. Никто не знает, насколько глубок омут, и что там на дне. Помнишь Гаврилу, что утонул два года назад? Поговаривают, что затянуло его под колесо, и до сих пор он на дне где-то..

- Ради тебя Аленка я на любую гибель пойду, все равно не жить мне без тебя на свете белом..

Едва рассвело, стоял Иван на берегу. Алена с красными от слез глазами стояла рядом. Рядом же стоял невозмутимый высокий и черный старик – мельник. Поодаль топтались несколько зевак, каким- то чудом прознавших про такой необычный способ проверки.

Было хмурое начало ноябрьского дня, речка мрачно несла свои воды, и даже плеск лопастей колеса старой мельницы не оживлял тишину замершей природы. Снег в этом году еще не выпал, и от голых деревьев и черной земли было отчего-то настолько тоскливо, что замирала душа.

- Ну что, малый, показывай удаль свою, - проскрипел старик, - али струсил?

На это Иван молча разделся, несколько раз глубоко вдохнул и бросился с обрыва в черную воду. За пару взмахов добравшись до колеса, он еще раз сделал глубокий вдох и скрылся под водой…

Не выплыл Иван. Поглотила его река. Как не кричала, как не убивалась Аленка, как не обшаривали длинными баграми омут под мельничным колесом с лодок деревенские мужики, даже следа Ивана – сироты сыскать не смогли.

Дочка мельника с той поры стала таять на глазах. Напрасно старик пытался успокоить ее, все было бесполезно. Алена с отцом почти не общалась, а просто сидела уставившись в одну точку, либо на берегу, либо в комнате своей. А потом люди поговаривать стали, что ходит к ней Иван по ночам.

Первым заметил это старик Андрей, что плел корзины, изба которого стояла поодаль, возле леса. Возвращаясь поздно вечером из гостей по берегу реки, заметил он в окне мельникова дома свет. Сообразив, что там можно выпросить «посошок», поскребся он в горящее оконце, но тут же отпрянул, увидев, что происходило в комнатке по ту сторону стекла. В свете тусклой керосиновой лампы в дальнем углу комнаты стоял, чуть покачиваясь, жуткий черный мертвец, в котором он с ужасом узнал сгинувшего под мельничным колесом не более месяца назад Ивана-сироту. Алена ни жива не мертва сидела, закутавшись в одьяло на кровати своей, и мелко крестилась. Волосы зашевелились на голове у Андрея. Старый корзинщик разом протрезвел, и с невероятной для его возраста прытью помчался в сторону своей одинокой избушки.

Позже, жуткого гостя могли увидеть и другие жители деревни, что поздними декабрьскими вечерами имели несчастье проходить мимо злосчастного дома.

Старый мельник, прослышав о ночных посещениях, принялся расспрашивать дочь, и узнал, что Иван приходит не каждый день, а когда приходит, то до рассвета стоит, вперивши в нее тусклый мертвый взгляд, в то время как девушка крестится и читает молитвы.

Отец Владимир, срочным образом вызванный из Устья – Кубенского, вместе с местным батюшкой, стареньким Отцом Евстафем отчитали не один молебен в комнате несчастной девушки, но все усилия их были тщетны. Шли месяцы. Постоянный ужас и отчаяние в глазах Алены состарили ее лет на двадцать, а сам мельник, из-за переживаний за дочь, из статного и мощного старика превратился в дрожащего и сгорбленного старца. Мельница совсем захирела, все чаще молоть муку ездили в другие деревни – Заднее, Воронино. Возле старой мельницы все реже можно было увидеть возы с хлебом. Мельник все реже выбирался в деревню, а слухи о нечистой силе, мертвецах и прочих ужасах, заставляли людей держаться от старика подальше.

Помер несчастный мельник через год, так же, в ноябре, перед смертью говорят прощения просил у всех, за то, что жадным был и злым. Алена, схоронив отца исчезла из деревни. Кто говорит ушла в монастырь, кто говорит в Вологду подалась, но так или иначе, следы ее потерялись.

Дома мельникова теперь уже нет, а на месте мельницы осталась только запруда. Однако и сегодня иногда, если ноябрь бесснежный на берегу еще незамерзшей реки поздними ночами можно увидеть темные тени статного юноши, девушки или сгорбленного усталого старца.

Показать полностью
66

Между жизнью и смертью

Природа хранит в себе много тайн и лишь некоторые из них доступны человеку.
Доброго времени.
Как вы думаете , что привлекает нас в подобных мрачных темах?

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

Я до сих пор не могу этого толком понять)

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

Возможно это от того , что мы не знаем чего ждать в конце нашего пути. Всё это, к сожалению, покрыто тайною... Что и  вызывает наш интерес )

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост
Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

А может причина кроется в другом... В любом случае нас всегда будет притягивать всё потустороннее , мистическое и мрачное.

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост
Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

Раньше , когда-то очень давно я пробовала себя в создании розовых зайчиков и плюшевых мишек. Они были на столько пропитаны какой-то ванильной , приторной атмосферой...

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост
Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

Нет, я совсем не против таких тем , но это было не моё.
Я рада , что не осталась на том этапе и постепенно нахожу что-то более близкое по духу.

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост
Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

Совсем недавно я получила вот такой интересный рисунок одного из моих Черепастых. Несмотря на то, что он довольно прост мне кажется , он отлично передаёт ту связь зверя с природой.

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

А теперь я расскажу немного о том, из чего состоят мои Черепастые звери.

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

Головы и лапы я делаю из полимерной глины ( фирмы Craft&Clay) , далее запекаю после чего они становятся прочными как пластик. Использую только искусственные материалы.

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

Крашу разными материалами , зависит от настроения )  Иногда это аэрограф, иногда сухая пастель или акрил.

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

Последняя партия получилась довольно большой) Я не планирую отливать свои заготовки т к только благодаря ручной лепке каждая из морд имеет свой характер.

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост
Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

Есть одна вещь которую я очень не люблю в своей работе  :D 
Обшивание мехом - самый длинный и скучный этап в создании игрушек в смешанной технике.
Конечно я говорю только о своих мыслях на этот счёт  )

Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост
Между жизнью и смертью Крипота, Полимерная глина, Искусство, Своими руками, История, Жизнь, Смерть, Мистика, Длиннопост

https://instagram.com/wisa_held?igshid=cf2zdud7x7dr
Большое спасибо за внимание
Удачи )

Показать полностью 16
988

Морфей

1. Давным давно


- Собрание семи смертных грехов прошу считать открытым!

За круглым столом сидели шестеро мужчин. Шесть смертных грехов. Каждые сто лет собирались они в большом каменном зале, скрытом в пещерах глубоко под землей, чтобы подвести итоги и обсудить планы на будущее.


- Итак, я, пожалуй начну. - Гнев встал и обвел взглядом присутствующих. - Дела наши идут как никогда превосходно. Брат идет на брата, сын на отца, отец на сына, ну и далее по списку. Кровь течет рекой. Это, конечно, спасибо мне.

Гнев хищно улыбнулся.

- Идем дальше. Похоть. Огромный плюс. Насильников больше, чем священников. Да и каждый пятый священник - насильник. Хвалю.

Смазливый красавчик сладко улыбнулся в ответ.


- Чревоугодие. Как ты, боров жирный, это делаешь? Вы видели, сколько они жрут на своих пирах? Я удивляюсь, как они прямо за столом не обсираются.

- Все полезно, что в рот пролезло. - загоготал жирдяй.

- Верю, верю. Молодец. Идем дальше. Лень. Отсутствует. И почему я не удивлен? Из века в век одно и то же! Хоть кто нибудь додумался сходить и разбудить этого засоню?


Внезапно дверь распахнулась. В зал вбежал молодой черноволосый парень с желтыми глазами.

- Простите, пожалуйста, опоздал. Заблудился в лабиринтах.

- Ты, твою мать, кто еще такой?! - вскочил Гнев. - И как попал сюда? Тебе жить надоело, слизняк?

- Извините, забыл представиться. Меня зовут Морфей. Я ученик Лени.

- Ученик?! Лени?! Да ни в жизнь не поверю! Он задницу то свою от ложа оторвать не может, а тут вдруг ученика взял!

Все в зале дружно засмеялись.


- А вот зря смеетесь. - насупился парень. - Между прочим, Лень сказал, что у меня большой потенциал, и скоро ему вообще вставать не придется.

- Да что ж ты такого умеешь, родной?

- Я погружаю людей в сон. Улавливаете? Где сон, там и лень. Профит!

- А неплохо. - улыбнулся Гнев. - Ну что стоишь, как истукан? Присаживайся. Посмотрим, какой у тебя потенциал.


2. Много веков спустя


- Ну ссссука! Убью гаденыша! - Гнев метался по залу, круша все на своем пути. - Ведь уже почти в битве сошлись! Но нет! Императору, видите ли, поспать приспичило! Ну что такого этот гаденыш мелкий ему навеял, что тот сразу на мировую пошел? Руки оторву и жрать заставлю!

- Может, все не так плохо? - робко подал голос Алчность.

- Не плохо? Не плохо?! Да за последние пятьсот лет пятнадцать войн из-за него сорвались! Ты посмотри на Чревоугодие! Пузо свое в телеге возит, стресс заедает. Жрать-то меньше люди стали. Чуть поклюют - сразу в сон клонит. Похоть, ты когда в последний раз оргии устраивал?

- Оргии? - Похоть поперхнулся. - Да у меня просто секс нормальный лет двадцать назад был! Я лично ему кое-что другое оторву и жрать заставлю!

- И как ты предлагаешь его искать? - грустно спросил Уныние. - Пятьсот лет по свету рыскаем, а он как в воду канул.

- Да мне плевать как! - Гнев швырнул стул в стену. - Заставьте людей! Натравите псов! Да хоть весь сраный ад на уши поднимите! Но чтобы эта шавка валялась у моих ног как можно скорее. И тогда, клянусь, я покажу ему такой сон, который он никогда не забудет.


3. Наши дни


Брутальный рослый мужчина в красном пиджаке стоял перед дверью. Табличка на ней гласила: «Морфей Николай Петрович. Гипнолог». Мужчина вошел без стука.


В кресле у окна сидел пожилой человек. На столе напротив лежали кипа бумаг, ручка и телефон. Напротив стола стояло точно такое же, как у старичка, кресло. В углу стояла кадушка с пальмой. На окне, нежась в лучах солнца, лежал черный кот. В общем, обычный кабинет обычного частного терапевта.


- Простите, вы ко мне? - спросил человек в кресле. - У вас назначено?

- Нет, не назначено. - ответил мужчина и сел в свободное кресло. - Но мое дело не требует отлагательств.

- Простите? - старичок смотрел на него, не моргая.

- Бог простит, а я наказываю. Жестоко наказываю. Сиди молча, говорить буду я. Ну что, добегался, гаденыш?

- Да я не...

- Молчать я сказал! Дважды повторять не буду! Морфей, сука ты такая! Почти! Тысячу! Лет! Я искал тебя. Я обшарил все! Я был в такой жопе мира, которая даже тебе не снилась!

- В-в-вы меня с кем-то перепутали! - гипнолог заикался от страха. - Да я ведь даже не Морфей! Это псевдоним! Для статуса! Челышев я! Челышев Николай Петрович!


Глаза здоровяка покраснели. Буквально. Даже его пиджак мерк на их фоне. Николай Петрович замер. Из ноздрей, глаз и ушей потекли тонкие струйки крови.

- Я предупреждал! Не с тобой я, гнида, разговариваю. Просто сдохни и не мешай!


Внезапно кот, мирно дремавший все это время, прыгнул на колени хозяина. Два желтых глаза пристально смотрели в красные глаза незнакомца. Тот сам не заметил, как обмяк, растянулся в кресле и сомкнул веки. Через несколько секунд мужчина мирно спал.


Минуту спустя кот выпрыгнул через форточку на улицу. Зашел за угол дома. Через пару мгновений из-за угла вышел молодой желтоглазый брюнет в черном балахоне.

- Искал, говоришь? Ну что ж, поищешь еще. Только выспись сначала, а то больно уж гневный.


Парень закурил сигарету, посмотрел на окно, из которого только что выпрыгнул, развернулся и затерялся в толпе.


© Дмитрий Виноградов

Показать полностью
323

Упыри.

Ночь уже окончательно погрузила лес в зловещую тьму, когда я увидел в темноте слабый огонек, мерцающий между деревьев. Стараясь не шуметь и не наступать на сухие ветки, я двинулся к источнику света и уже через несколько минут оказался у маленького домика, больше похожего на сторожку. Тусклый свет лился из единственного окошка, расположенного так высоко от земли, что не было никакой возможности в него заглянуть. Когда же я попытался приложить ухо к стене дома, чтобы послушать, что происходит внутри, я чуть было не напоролся головой на гвоздь, вбитый до половины прямо в бревенчатую стену.


Этот домик выглядел довольно странно, но, взглянув на молчаливую и мрачную стену леса, я все же решил постучать. Поднявшись по ступеням крыльца, я заколотил кулаком в массивную дверь. Я слышал, как кто-то подкрадывается к двери, как скрипят половицы под тяжелым телом, как кто-то вслушивается в звуки, раздающиеся снаружи, и всматривается в только ему видимые щели в стене дома. Наконец хозяин дома принял решение хоть как-то отреагировать на мой стук.


- Кто? - раздался глухой голос из-за двери.

- Вы извините, что я так поздно вас потрево...

- Кто? - перебил меня голос.

Я понял, что нужно говорить громче, так как он меня просто не слышит. К тому же, хрустнувшая где-то в темноте леса ветка тут же заставила меня забыть на время о вежливости.

- Откройте! - затараторил я. - Мне нужно где-то переночевать!

- Дома нужно ночевать, а не по лесу шататься, - послышалось изнутри.

- Абсолютно с вами согласен, но до моего дома не меньше сотни километров, а машина, на которой я ехал, сломалась.


- Что за машина? - после недолгого молчания, переспросил хозяин дома.

Я назвал марку.

- Ключи где?

- У меня, конечно же.

Я нащупал в кармане куртки брелок и вытащил его наружу, звякнув ключом о дверь. Хозяин дома молчал, видимо, о чем-то раздумывая. В этот момент мне показалось, что где-то сбоку среди деревьев мелькнула и тут же погасла пара чьих-то глаз.

- Да пустите же меня скорее!

Я снова затарабанил по двери кулаком.

- Ты один? - спросил хозяин.

- Да.

- Зачем в ночь через лес по грунтовке поехал? Есть же объездная дорога.

- Срезать хотел...

- Откуда ехал? Из Дивеево? - продолжил свой допрос хозяин дома.

- Из Никиткино, - ответил я.

- Кто там у тебя?

- Тётка двоюродная.

- Фамилия?

- Чья? Моя или её? - растерялся я.

- Бабки твоей!

Его голос хоть и казался раздраженным, но все же я заметил, что хозяин сторожки понемногу успокаивается.

- У тётки моей фамилия Терентьева. А у меня - Грачёв.


За дверью снова повисла тишина.

- Так что, пустите меня? - подал я голос. - Мне бы до утра перекантоваться, а как рассветет, я пешком пойду обратно в деревню за помощью.

- До Никиткино километров тридцать, не меньше.

- Ну, а что делать? - развел я руками. - Другого пути нет. Здесь даже связь не ловит...

Справа за деревом что-то снова зашуршало.

- Послушайте, тут какие-то звуки... Честно говоря, страшновато. Откройте, пожалуйста, скорее.

Решение давалось для хозяина с большим трудом. Даже из-за двери я всем нутром чувствовал, как он не хочет никого пускать в свой дом. Я провел в ожидании еще несколько долгих минут, то и дело оглядываясь по сторонам.


- Ладно. Значит так... Слушай меня внимательно, турист, - наконец заговорил хозяин дома. - На счет "три" я резко открываю дверь и ты мигом залетаешь внутрь. У тебя на это будет всего полсекунды. Если у тебя там сумка с собой или еще что-нибудь такое - оставь на крыльце, завтра заберешь. Ты меня понял?

- Да, понял. - тут же ответил я. - Открывайте уже скорее.

- Начинаю считать. Один...

Я не успел даже приготовиться к выполнению странного требования хозяина дома, как дверь распахнулась, чья-то сильная рука схватила меня за рукав и рывком втянула в дом. Я кубарем покатился по полу, остановившись в самом центре комнаты. Хозяин дома тем временем уже продевал массивный засов в петли, вбитые в стены. Справившись с этой задачей, он повернулся и принялся осматривать меня с ног до головы, насколько это позволял сделать тусклый свет керосинки, стоявшей на столе в углу комнаты. Я, поднявшись на ноги, занялся тем же.


Передо мной стоял здоровенный мужик лет шестидесяти с густой рыжей бородой, свисающей почти до самого пояса. От нижнего края прищуренного правого глаза через всю скулу проходил глубокий шрам, а возле виска было заметно место, на котором совсем не росли волосы.

- Спасибо, что впустили, - я решил первым начать разговор, - честно говоря, там довольно жутко - звуки всякие, огоньки...

- Живые трупы, упыри, - продолжил мужчина и криво ухмыльнулся.

- Ну, вам лучше знать. Вы же здесь живете, - рассмеялся я.

- Да, пока еще живу, - произнес он и направился к столу в углу комнаты.

Оперевшись на спинку стула, он выжидающе посмотрел на меня.


- Ну, рассказывай, кто ты такой? Очередной журналист из какой-нибудь желтой газетенки?

- Журналист? - удивился я. - А вы здесь вроде как суперзвезда что ли?

Мужчина ничуть не смутился.

- Звезда, не звезда, а известность кое-какую имею.

- И именно поэтому вы и вбиваете гвозди в стены своего дома, да? Чтобы журналисты до вас не добрались?

Я попытался пошутить, чтобы немного разбавить неловкую атмосферу, но оказалось, что хозяин дома совсем не понимает шуток.

- Да, именно для этого, - кивнул он, - чтобы ни журналисты, ни упыри в мой дом не попали.

- Что-то зациклило вас на упырях, - хмыкнул я.

- А что, думаешь, что я шутки шуткую? Так давай я тебя обратно выпущу. Посмотрим, на что тебя зациклит. Если, конечно, до утра доживешь.


Я настороженно взглянул на бородача. Он не создавал впечатления сумасшедшего человека, но то, что он нёс, заставляло задуматься над этим вопросом. Впрочем, судя по всему, он живет здесь один и уже довольно долго. Может лесником работает, а может просто отшельничает. От одиночества чего только в голову не взбредет, чего только не почудится...


- Думаешь, что кукушка у меня совсем поехала? - как будто прочитал мои мысли бородач. - Вот и журналисты эти наслушаются историй от деревенских и едут потом ко мне. Сами какие-то вопросы задают, интересуются... А я же вижу, что не верят ни единому слову моему. Только вот никто из них на ночь здесь оставаться не желает. Пофотографируют меня и быстро тикать, пока не стемнело. Я эти газеты и не видел даже. Не знаю, чего они там про меня пишут... Да и что они могут написать? Что Дед Вадим того... Совсем с ума сошел...

Знакомое имя тут же всплыло в моей памяти.

- Дед Вадим?! Погодите, это вы тот самый Вадим? Охотник за упырями? Мне про вас сосед рассказывал. Он, конечно, тот еще выдумщик, но...


По взгляду бородача я понял, что сболтнул лишнего. Он нахмурился, а взгляд снова стал жестким и неприветливым.

- Ладно, - буркнул он, - неважно это всё. Спать будешь там. Утром чтоб ноги твоей здесь не было.

Вадим махнул рукой куда-то в угол комнаты и на этом его гостеприимство закончилось. Он молча прошел мимо меня и уселся на тахту, стоявшую в другом, неосвещенном углу комнаты.

- До рассвета наружу не высовываться, к двери не подходить, в окошко не смотреть. Захочешь в туалет - вон там ведро стоит. Всё.


После окончания инструктажа, он отвернулся к стене и замолчал. Я уже несколько раз пожалел о том, что назвал своего соседа выдумщиком. Выходит, что этим я косвенно обидел и этого мужика. Пусть он считает себя хоть Юлием Цезарем, но ведь он впустил меня в дом, а не оставил ночевать в лесу... Я шагнул к нему с намерением извиниться, но как только до его кровати осталась пара шагов, он тут же вскочил с нее, выставив перед собой длинный отесанный кол, острый конец которого ткнулся прямо в мою грудь.

- Забыл сказать - ко мне не подходить. Ни с какой целью. Понял? Что бы ни случилось, что бы ни произошло, не вздумай ко мне приближаться. Пожалеешь.

- Да я просто хотел сказать, что...

- Плевать мне, что ты хотел сказать. Я тебя впервые вижу. Кто ты такой? Понятия не имею. Скажи спасибо, что жалко мне тебя стало и я тебя в дом пустил. Обычно я этого не делаю.

- Так я и хотел спасибо сказать, - сделав шаг назад, произнес я.

- Сказал? Молодец. Теперь вали в свой угол.

Я не стал спорить с этим странным человеком и решил последовать его совету. В углу я не обнаружил ничего, что могло бы послужить мне кроватью, поэтому пришлось растянуться прямо на полу, подложив под голову свою руку. Не так уж это и важно. Мне только ночь переночевать и всё...


***


Я проснулся от ощущения чьего-то присутствия. Но не в доме, нет. Каким-то шестым чувством я осознал, что снаружи что-то происходит. Там кто-то есть. Несколько минут я лежал с открытыми глазами, прислушиваясь ко всему, что происходит вокруг. Дед Вадим спал, еле слышно посапывая, керосинка уже догорела и изредка потрескивала остывающими металлическими частями. Больше никаких звуков не было. Казалось, что весь лес замер, наблюдая за тем, что произойдет дальше.


Я медленно, стараясь не скрипнуть половицами, поднялся на ноги и маленькими шажками, переваливаясь с носка на пятку, двинулся к двери. Когда до нее оставался один шаг, Вадим заворочался и что-то пробурчал во сне. Дождавшись, когда его дыхание снова станет ровным, я шагнул к порогу и приложил ухо к двери. Сначала снаружи было тихо, но вдруг я услышал снаружи еле различимый шепот:


- Открой.


Я повернул голову в сторону хозяина дома. Спит. Я снова прильнул ухом к двери.

- Открывай, - снова послышалось оттуда.

Мои пальцы заскользили по доскам, нащупывая засов, которым закрывалась дверь изнутри. Вцепившись в него, я очень медленно, милиметр за миллиметром принялся вынимать его из петель. Это длилось очень долго, но я знал - стоит мне поторопиться и для меня это закончится печально. Наконец, спустя пару десятков минут, засов почти полностью вышел из скоб. Я расслабил пальцы, чтобы поудобнее перехватить тяжелый груз, и в этот момент засов чиркнул по петле. В эту же секунду что-то тяжелое больно ткнулось мне в спину.


Я слышал, как Вадим вскакивает со своей лежанки и тяжелыми шагами бежит ко мне, чтобы надавить на деревянный кол, торчащий из моей спины, и этим добить меня. Но было уже поздно. Последним усилием я рванул засов из петель и толкнул тяжелую дверь... На крыльце стояли молчаливые белолицые люди с почерневшими длинными пальцами на скрюченных руках. Не дожидаясь приглашения, упыри тут же ринулись в дом.


- Сука!!!


Это были последние слова легендарного Деда Вадима, охотника за упырями, на счету которого не один десяток их жизней. Но любая легенда рано или поздно заканчивается...


***


Грачев - моя настоящая фамилия и у меня действительно живет тетка в Никиткино. Почти всё, что я рассказал хозяину дома - правда. Нет, кое в чем я, конечно же, слукавил. К примеру, у меня нет никакой машины, а ключи мы взяли у парочки, которая на самом деле застряла на лесной дороге. Парень подарил мне свою одежду и ключи, а девушка - парфюм и румяна, которые скрыли некоторые мои физиологические недостатки. Добрые попались люди - поделились, чем смогли. Земля им пухом.


Ах да. Самое главное, о чем я умолчал, так это то, что меня две недели назад похоронили на никиткинском кладбище. Но это уже другая история. Неинтересная.

© ЧеширКо. https://cheshirrrko.livejournal.com/109693.html?utm_medium=e...

Показать полностью
399

Кавказский патруль

Копипаста из ЖЖ ссылка вот - https://george-rooke.livejournal.com/693481.html

Очень интересная и на мой взгляд, очень мало известная страница относительно недавней истории.

"Все мы с вами помним схему с работорговлей в Африке - работорговцы чаще всего договаривались с местными князьками, которые сдавали либо своих подданных либо пленных в рабство за мушкеты, страусиные перья, золото или за еще какие-либо ништяки и жили на этом бизнесе просто хорошо.

Проблема в том, что вот эта африканская модель существовала вполне у нас под боком - на Кавказе. Да, я абсолютно нетолерантен, и считаю, что процесс работорговли является одним и тем же процессом что в Африке, что в Америке, что на Кавказе.

Что там творилось - нам поможет понять вот эта статья - https://cyberleninka.ru/article/n/torgovlya-nevolnitsami-na-... .

Если кратко - основным экспортным товаром Северного Кавказа к началу XIX века были рабы. Даже в 1830-е годы из региона турки вывозили до 4000 рабов в год. Стоимость раба «на месте» была 200-800 руб., а при продаже в Османской империи — уже 1500 руб., то есть рентабельность у бизнеса была хорошая - 100% наценки как минимум. Невольников в Турцию продавали сами народы Северного Кавказа, точнее, их знать — черкесы, дагестанцы. Кто собственно говоря был рабами? Ну во-первых, туда определяли пленных, в том числе и русских людей, которых похищали с Кавказской линии. Во-вторых, собственные соплеменники. В-третьих, многие семьи (тут моих знаний не хватает, иначе бы сказал - народности, но не уверен) зачинали детей только с одной целью - продавать их и получать с этого гарантированный доход. Например адыгские папы очень радовались, когда у их жен рождались девочки, которые ценились гораздо дороже, чем мальчики. Их с удовольствием покупала татарская и турецкая знать для своих гаремов.

В XVIII - начале XIX в. самыми крупными невольничьими рынками в регионе были: на Северо-Восточном Кавказе «Черный рынок» или «Кара базар» (ныне пос. Кочубей Тарумовского района), Тарки, Дербент, селение Джар на границе Дагестана с Грузией, Аксай и аул Эндери в Дагестане; на Северо-Западном Кавказе - османские порты и крепости в бухтах черноморского побережья: Геленджик, Анапа, Еникале (рядом с Керчью), Суджук-Кале (Новороссийск), Сухум-Кале (Сухуми), Копыл (Темрюк), Туапсе, Хункала (Тамань) и др. При этом большинство рабов на невольничьих рынках Северо-Восточного Кавказа (и особенно Дагестана) было из христиан «мужска и женска полу, природы из Грузии, ясырей», а на Северо-Западном - из абхазов и черкесов. Как отмечал А.А. Каспари, «когда-то Абхазия славилась своими красавицами,.. и турки, скупая горских красавиц, до последних дней предпочитали им только гуриек». М. Пейсонель в середине XVIII в. писал, что «в зависимости от того, к какой национальности принадлежат порабощенные, назначается и их цена. Черкесские невольники привлекают покупателей в первую очередь. Женщин этой крови охотно приобретают в наложницы татарские князья и сам турецкий султан. Есть еще рабы грузинские, калмыцкие и абхазские. Те, кто из Черкесии и Абазы, считаются мусульманами, и людям христианского вероисповедания запрещено их покупать».

Фонвиль, ставший очевидцем продажи кавказских невольниц, так обрисовал условия размещения купленных торговцами девушек до их отправки в Османскую империю: «Мы пустились немедленно в путь и вечеру того же дня прибыли в Туапсе. О Туапсе нам всегда говорили, что это есть торговый центр всего края и что местность здесь чрезвычайно живописна. Представьте же наше удивление, когда мы приехали на берег моря, к устью небольшой речки, ниспадавшей с гор, и увидали тут до сотни хижин, подпертых камнями из разрушенного русского форта и покрытых гнилыми дырявыми досками. В этих злосчастных хижинах проживали турецкие купцы, торговавшие женщинами. Когда у них составлялся потребный запас этого товара, они отправляли его в Турцию на одном из каиков, всегда находившихся в Туапсе».

Это, кстати, ответ borianm, который как-то сильно горевал за низкую численность населения Кавказа, и как этому способствовали российские оккупанты. Надо сказать, что население Кавказа само этому способствовало не меньше, ибо большое количество народа без перехода к другой экономической формации горцам было просто не прокормить.

О том, как жилось рабам (привет всяким сериалам, типа "Роксоланы". Сын абадзехского тфокотля, четырнадцатилетний Мусса рассказывал в Управлении Черноморской кордонной линии: «Семейство, в котором я получил существование и воспитание, пользовалось сперва правами свободы, потом было разграблено, порабощено и распродано в разные руки. Я был куплен турком, жительствующим на реке Шебш. Я жил у него в участи раба около года. Наконец бесчеловечное обращение его со мной вынудило меня бежать к русским и искать их покровительства». Подобное же подтверждают и свыше 1500 из общего количества изученных показаний беглых адыгов (бежали в Россию от рабства). Обычно в этих показаниях звучала такая жалоба: «Владелец мой хотел жену и детей моих продать как невольников к туркам, и я, дабы не разлучаться с семейством, решился навсегда предаться под покровительство русских». (http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/198649/)

В 1815 году на Венском конгрессе царь Александр I от имени России подписал обязательство вместе со всеми странами-участниками бороться с мировой работорговлей, и собственно это и стало началом такого образования Черноморского флота, как Кавказский патруль. Вообще, интересно, правда? У нас переведены сотни книг о британской борьбе с работорговлей, мы все знаем про Западно-Африканский патруль и т.д., а вот борьба с работорговлей не особо меньшего масштаба на Кавказском побережье как-то прошла мимо нашей пропаганды.

Естественно, что ответственным за эти патрули стал Черноморской флот, который ими и занялся на постоянной, а не спорадической основе с 1829 года, после того как был заключен Адрианопольский мирный договор, согласно которому Закубанье отошло России. Но при Грейге, как я уже писал, подготовка Черноморского флота была не ахти, поэтому чаще всего крейсирования ограничивались двумя-тремя месяцами в год, в сентябре корабли уходили в Севастополь, и дальше турецкие работорговцы выходили из Синопа и Трапезунда к Черкессии, где загружались "живым товаром" и шли обратно к берегам Турции.

"Чтобы незаметно миновать российские патрульные крейсеры и причалить к берегу, турецкие капитаны предпочитали тёмные, по возможности безлунные ночи. В подобных условиях попасть к пункту встречи с кавказскими продавцами «живого товара» было сложно, была опасность выйти к русским укреплениям. «Ночью, при благоприятном ветре, контрабандные суда совершали путь вдоль берега по огням, которые зажигали и поддерживали в горах черкесы». Причалив к берегу, контрабандисты делали несколько выстрелов, на которые собирались окрестные горцы. После того как корабль разгрузили, его обычно вытаскивали на берег и маскировали ветками или затапливали в устье рек до следующего рейса."

Тем не менее даже во времена Грейга русские крейсерства были довольно эффективны - за сезон могли перехватить до 54 (1832 год) турецких работорговцев. Если на судне обнаруживались русские, которых везли на продажу в Турцию - команду и корабль топили без вопросов. В ответ работорговцы первым делом при встрече с русским патрулем старались выкинуть за борт русских, чтобы иметь шансы выжить. Тем не менее, русские проводили опросы членов команды и пленников, и если выясняли, что русские были выкинуты за борт - смерть работорговцев была еще более жестокой - из запирали в трюме и сжигали на фиг.

Тем не менее турецкие работорговцы все равно шли на риск.

"Высокая рентабельность северокавказской работорговли привлекала турецких торговцев и провоцировала их идти на риск. Из документов архива Раевских мы видим, что если даже «из 10 судов они потеряют 9, то последнее окупает всю потерю». Российский разведчик Ф.Ф. Торнау пишет, что торговля женщинами «для турецких купцов составляла источник самого скорого обогащения. Поэтому они занимались этою торговлей, пренебрегая опасностью, угрожавшею им со стороны русских крейсеров. В три или четыре рейса турок, при некотором счастии, делался богатым человеком и мог спокойно доживать свой век; зато надо было видеть их жадность на этот живой, красивый товар»".

Но самый писец для работорговцев начался с приходом Лазарева к командованию ЧФ. Дело в том, что Михаил Петрович ввел КРУГЛОГОДИЧНЫЕ крейсерства у Кавказского побережья. Как мы с вами помним, эти крейсерства стали своего рода институтом "мастер энд коммандер" для флота, они же и нанесли страшный удар по кавказской работорговле. Вой был слышен аж у самой Колыбели Демократии - английский путешественник Эдмонд Спенсер: «В настоящее время, вследствие ограниченной торговли между жителями Кавказа и их старыми друзьями, турками и персами, цена женщин значительно упала; те родители, у которых полный дом девочек, оплакивают это с таким же отчаянием, как купец грустит об оптовом магазине, полном непроданных товаров. С другой стороны, бедный черкес ободряется этим состоянием дела, так как вместо того, чтобы отдать весь свой труд в течение многих лет или отказаться от большей части своего крупного и мелкого рогатого скота, он может теперь получить жену на очень лёгких условиях — ценность прекрасного товара падает от огромной цены сотен коров до двадцати или тридцати». До фига семейств были в ужасе - ах, мать, перемать, размать, супермать твою, нарожали тут приплод, а куда его девать? Мерзкие гяуры совсем бизнес порушили!

Лазарев этим не ограничился. В качестве борьбы и с горцами, и с работорговлей Черноморский флот был привлечен к десантам на Кавказское побережье.

"В конце апреля — начале мая 1838 г. эскадра под командованием вице-адмирала М. П. Лазарева в составе линейных кораблей «Силистрия», «Султан Махмуд», «Адрианополь», «Память Евстафия», «Императрица Екатерина II», «Чесма», «Иоанн Златоуст», фрегатов «Агатополь», «Штандарт» и «Браилов», а также корвета «Ифигения» перевезла десант из Вельяминовского укрепления (Керченский пролив) в устья рек Суба-ши и Шапсуги на Кавказском побережье. Высадка десанта осуществлялась при интенсивном противодействии со стороны горцев и оказалась успешной в значительной мере благодаря энергичному и меткому артиллерийскому огню кораблей эскадры. Кроме сухопутных войск, на берег был высажен и принял участие в бою сформированный из моряков батальон в составе 840 человек под командованием капитана 2 ранга Е. В. Путятина.

Весной следующего года эскадра Черноморского флота во главе с вице-адмиралом М. П. Лазаревым в составе линейных кораблей «Силистрия», «Императрица Екатерина II», «Память Евстафия», «Султан Махмуд», «Адрианополь», фрегатов «Браилов», «Агатополь», «Тенедос», «Штандарт», брига «Меркурий», яхты «Ариадна», тендера «Легкий» и пароходов «Северная Звезда» и «Колхида» перевезла десантный отряд (6600 человек) под командованием генерал-лейтенанта Н. Н. Раевского из Тамани к устью Субаши. Десантные войска предназначались для возведения укреплений на кавказском берегу Чёрного моря.

Когда 3 мая десант на гребных судах перевозили на берег, отряды горцев оказали ожесточенное сопротивление и лишь энергия и распорядительность возглавлявшего высадку капитана 2 ранга В. А. Корнилова позволили избежать больших трудностей. О действиях Корнилова генерал Раевский писал: «Капитан Корнилов один из первых выскочил на берег, и, когда на самой опушке леса неприятель встретил авангард, Корнилов с вооруженными гребцами бросился вместе с авангардом для их отражения, чем весьма способствовал первому и решительному успеху. После высадки второго рейса капитан Корнилов, составив сводную команду из гребцов, с примерной решимостью повел их на атаку горы на правом фланге морского батальона. Во все время сражения капитан Корнилов показывал замечательное соображение и неустрашимость».

Вместе с сухопутными войсками был высажен сводный батальон моряков под командой капитана 2 ранга Путятина. Этот офицер действовал по-истине героически, своей отвагой подавая пример подчиненным, был ранен, но остался в строю. За отличие Путятин досрочно получил чин капитана 1 ранга.

Как и предусматривалось планом, отбросив горцев от берега, русские войска возвели на побережье ряд укреплений, одно из которых — в устье реки Псезуане — получило название «форт Лазарева» (впоследствии — Лазаревское)."

Собственно с 1838 по 1854 годы флот, ловя корабли работорговцев, разрушая их базы, создавая собственные укрепленные пункты на побережье, практически прервал поток рабов с Кавказа в Турцию.

Это привело к интересным последствиям - цены на рабов на Кавказе резко понизились (потому что они там на фиг не нужны в таких количествах), и горцы стали искать альтернативные источники заработка. Естественно, проклиная северных варваров, которые порушили такую прекрасную финансовую концепцию.

Крымская война вызвала новый подъем работорговли с Турцией, но удар, нанесенный Лазаревым в 1833-1851 годах оказался очень силен, и она никогда не достигала размаха 1820-1830 годов. К тому же бывшие рабы, бежавшие к русским, или просто беглые от возможного рабства - все адыги, черкесы, чеченцы, дагестанцы, кабардинцы и т.д. - они вообще стали авангардом Кавказской армии в борьбе за присоединение Кавказа к России. Ибо очень не хотели попасть обратно, и развенять участь свободного человека, на участь раба. Бежали не только люди - бежали в Россию чуть ли не семьи или кланы - так убежавший в апреле 1841 г. натухайский пшитль Хузен захватил с собой весь свой собственный скот в количестве 20 коров, 31 овцы и 3 лошадей. У ога, подвластного Тугузу Едигееву, было 30 голов рогатого скота, 100 баранов и 100 ульев пчел. Русские же пленники чаще всего совершали коллективные побеги с одновременным выпиливанием их охраны, поэтому русских ясырей на Кавказе считали "злыми".

Тем не менее работорговля с Турцией, пусть и не в таких масштабах, как в начале века, продолжалась примерно до 1863-1864 годов, далее работорговля фактически исчезла. Но период 1859-1864 годов в работорговле на Кавказе - это отдельная история, связанная с манифестом 1861 года, от которого местные беи, шахи и прочие ханы просто были в шоке. Для затравки: "Весть о крестьянской реформе 1861 г. в России произвела на феодальную верхушку ошеломляющее действие. Не будучи в состоянии подняться выше социальных воззрений своей среды, стремившаяся к укреплению власти над зависимым населением, она не представляла себе дальнейшее существование без привычных форм общественных отношений. Она могла до известной степени примириться даже с прекращением работорговли с Турцией, но не могла примириться с потерей владельческих прав над зависимыми людьми. И старшины шапсугов, абадзехов, натухайцев вместе с представителями старой дворянско-княжеской знати, не включившимися в орбиту правительственной политики России, скорее готовы были со страданиями и лишениями увезти через Черное море на турецкой кочерме рабов и крепостных, чем остаться на родине и их лишиться. Тем более что слухи о проведении крестьянской реформы в России стали серьезно волновать порабощенный горский крепостной народ.

Помощник начальника Кубанской области полковник Дукмасов отмечал, что под влиянием распространившихся слухов об освобождении крестьян Ставропольской губернии адыгские «крестьяне, рассчитывая на самое близкое освобождение, стали оказывать неповиновение владельцам и не желали исполнять свои прежние повинности. Встревоженные этим владельцы отправили из своей среды депутацию в Тифлис, дабы там просить оставить у них крестьян в крепостной зависимости на вечные времена».

Хозяйство эксплуататорской адыгской верхушки строилось на зависимом труде. Но факт подчинения России, вступившей на путь капитализма, неизбежно должен был повлечь за собой перестройку его на новых началах. В результате создался весьма своеобразный исторический парадокс: реформа 1861 г. испугала социальные адыгские верхи больше, чем все военные успехи царизма. «Дух времени и слухи об освобождении крестьян в России и Закавказском крае произвели свое действие, и случаи столкновений горских холопов с их владельцами и взаимные жалобы становились все чаще и чаще, делая отношения между ними все более и более натянутыми»,— писал два года спустя после этих событий наместник Кавказа военному министру". (http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/198649/). Далее, если интересно, почитаете сами.

Таким образом, Лазареву и его Кавказскому патрулю в ножки стоило бы поклониться не только пленным солдатам, не только земледельцам, похищенным с Кубанской Линии, но и простым народам Кавказа, ведь их "независимые правители" до поры до времени просто торговали им, как скотом."

Показать полностью
380

Призрачный пёс.

Все же есть что-то романтичное в ночной дороге. Садишься за руль, включаешь любимую музыку и мчишь куда-то, раздвигая лучами фар ночную тьму. Весь огромный мир вдруг сужается и превращается в несколько полос, покрытых асфальтом. Кажется, что ничего больше и не существует на этом свете - смотришь по сторонам и не видишь ничего, кроме белых разделительных полос и таких же, как и ты, одиноких путников. Их немного, одни едут навстречу, другие обгоняют тебя или, наоборот, стараются не ускоряться, наслаждаясь ночной дорожной романтикой.


С некоторыми можно даже подружиться на короткое время - не подавая никаких знаков, два автомобиля вдруг начинают держаться друг друга и если один из них отстает, то и второй водитель, сам не зная почему, тоже сбрасывает скорость. Когда же их пути расходятся, оба чувствуют какое-то странное чувство, как будто они уже давно знакомы и им совсем не хочется расставаться. Встречаются на дорогах и неприятели, с которыми не хочется даже просто находиться рядом. Дорога - это целая жизнь. Тебя окружают приятные и не очень приятные люди: одни вежливые, а другие - наглые; одни неторопливые, а другие - быстрые и решительные; с одними хочется быть рядом, от других же хочется поскорее избавиться.


А как приятно после долгого переезда увидеть в темноте огоньки заправки. Они приветливо светятся в ночи и почему-то всегда поднимают настроение. Ты знаешь, что здесь, в этом оазисе, ты сможешь отдохнуть, перекусить и выпить горячего кофе. Наверное, сотни лет назад так же радовались моряки, заметив на горизонте огни долгожданного порта. Дорога - это целая жизнь.


Иван очень любил ночную дорогу. Именно поэтому он решил отправиться к морю со своей девушкой ночью. Катя не возражала, понимая, что дневное путешествие займет гораздо больше времени из-за пробок, созданных толпами желающих погреться на морском побережье. Часы на панели приборов показывали 3:30 утра, а это значило, что до моря они доберутся не раньше, чем к семи часам, что вполне соответствовало их планам.


Иван бросил взгляд на Катю. Она спала, откинувшись на спинку пассажирского сидения и скрестив руки на груди. Иван приглушил музыку и, похлопав себя по щекам, уставился на дорогу. С того момента, как они выехали из дома, прошло уже четыре с половиной часа. Встречных машин было немного, да и попутные встречались довольно редко. Дорога на этом участке пути была довольно однообразной, лишь изредка веселя водителей забавными названиями населенных пунктов, указатели которых стояли перед немногочисленными съездами.


Иван широко зевнул и встряхнул головой. Немного сбросив скорость, он приоткрыл окно, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Ветер ворвался в салон, заставив Катю недовольно поежиться во сне. Иван на секунду отвел взгляд от дороги, чтобы вытащить с заднего сидения плед и укрыть им девушку. Как только он снова посмотрел вперед, его правая нога тут же перескочила на педаль тормоза, вдавив ее до упора. Когда визг резины об асфальт стих и машина остановилась, побледневшая девушка повернулась к парню.


- Ваня, что случилось? - дрожащим голосом спросила она.

Иван ничего не ответил. Включив заднюю передачу, он зажег фонарь заднего хода, чтобы осветить дорогу позади автомобиля. Несколько секунд он молча вглядывался в зеркало заднего вида, после чего, включив первую передачу, аккуратно съехал на обочину и заглушил двигатель.

- Ваня!

- Все хорошо, не переживай, - как можно спокойнее произнес парень и вышел из машины.

Включив фонарик на телефоне, он пошел по обочине в обратном направлении, освещая дорогу. Постояв некоторое время у места, где на асфальте двумя черными полосами обозначилось место начала его торможения, он вернулся к машине.


- Да что случилось? Ты можешь сказать? - повысила голос девушка.

- Все хорошо, Кать, не переживай. Просто я увидел черного пса.

- Какого еще пса?

- Он стоял на обочине. Большой черный пес. Потом он повернул голову и оскалился, а затем побежал прямо под колеса.

- Господи, ты его сбил?

Девушка закрыла лицо ладонями.

- Нет, - мотнул головой Иван, - я проверил - там никого нет.

- Как это нет? Ты же сам сказал...

- Кать, успокойся. Все хорошо. Никогда не слышала про черного пса?

- Да объясни ты уже нормально, - не выдержала девушка, - я вообще ничего не понимаю!


Иван бросил еще один взгляд в зеркало и повернулся к девушке.

- Я много раз слышал эту историю, но сам ни разу не видел. Многие водители рассказывают о том, что иногда видят ночью большого черного пса. Иногда он бежит по обочине, иногда стоит на дороге или бросается под колеса.

Глаза девушки округлились. Она отстегнула ремень и обернулась, пытаясь рассмотреть кого-то в темноте.

- И ты считаешь это нормальным? - проговорила она. - Ты говоришь мне, чтобы я не беспокоилась, а сам рассказываешь мне историю про какого-то призрачного пса? Скорее поехали отсюда!

- Да не переживай ты, - улыбнулся Иван, - здесь нет никакой мистики, это просто реакция засыпающего мозга. Я не знаю, как это работает, но этот пес - что-то вроде галлюцинации. Водитель еще не спит, а мозг проецирует в реальность образы сна и человеку начинает казаться всякое.

- Ты хочешь сказать, что всем засыпающим водителям снится один и тот же сон? - озираясь по сторонам, спросила Катя.

- Нет, конечно. Одним может стена посреди дороги привидеться, другим - теленок или люди. Возможно, что мозг такими образами пытается взбодрить сознание человека... В общем, сейчас лучше будет, если я немного посплю.

- Нормально... - хмыкнула Катя, - наговорил каких-то страшилок, а теперь спать ляжет.

- Кать, - нахмурился Иван, - страшилки начнутся, когда я усну за рулем, а то, что я рассказал - это всего лишь физиология. Или психология - я не знаю. В общем, сплю минут сорок и едем дальше. Никуда море от нас не убежит.


Девушка осмотрелась по сторонам и, немного успокоившись, снова откинулась на спинку сидения, на всякий случай нажав на кнопку блокировки дверей.

Через несколько минут Иван засопел и уснул, а за ним уснула и Катя.


***

Темный высокий силуэт абсолютно бесшумно двигался по пустынной дороге. Заметив что-то на обочине, он остановился и заинтересованно склонил голову набок. Постояв несколько секунд, о чем-то размышляя, фигура сошла с проезжей части.

- Привет, лохматый! - произнесла она женским голосом. - Опять тебе не спится по ночам?

Услышав этот голос, большой черный пес, сидящий на обочине, оскалился и глухо зарычал.

- Ну ладно тебе, не рычи, - произнес силуэт, но все же замедлил шаг, - я же тебе не враг и ты это сам понимаешь.


Пес снова зарычал, но интонация рыка еле заметно поменялась. Приняв это изменение за разрешение подойти поближе, силуэт остановился около пса и, протянув руку, погладил его по голове.

- Вот видишь, я же ничего плохого тебе не сделала. Чего ты рычишь?

Пес прижал уши и снова оскалился. Темный силуэт тут же одернул руку.

- Не хочешь дружить? Как хочешь. Я навязываться не буду. Ты мне только на один вопрос ответь - зачем тебе это нужно?


Пес лег на землю, вытянув перед собой лапы и жалобно заскулил.

- А... Любишь людей? Ну да, ну да... - задумчиво протянула фигура. - Не хочешь, чтобы они погибали, засыпая за рулем? Что ж, это твое дело. Но ты же понимаешь, что всех все равно не спасешь? Эти остановились, а другие поедут дальше, уснут и попадут в мои руки.


Пес молча положил голову на лапы и тяжело вздохнул. Силуэт склонился над животным и ласково провел рукой по шерсти на его спине.

- Знаешь, я бы поняла тебя, если бы ничего не знала о твоей судьбе. Но, к сожалению, я помню, как все случилось... Скажи мне, пес, зачем ты им помогаешь, если такие же люди, как эти двое, - силуэт махнул рукой в сторону стоящего на обочине автомобиля, - точно такие же люди, как они, сбили тебя в ту ночь и оставили умирать на дороге? Ты мертв, пес. Ты стал призраком. Какое тебе дело до живых людей? Они убили тебя, а ты все также думаешь, что они - твои друзья?


Услышав эти слова, пес поднял голову вверх и жалобно завыл.

- Тише, тише, дружок, - обняв пса за шею и почесывая его за ухом, произнес силуэт, - разве я сказала неправду? Успокойся. Пойдем со мной, нечего тебе здесь делать.

Перестав выть, пес вырвался из ее объятий и, отбежав на несколько метров, как-то обиженно посмотрел на свою собеседницу. Он понимал, что она говорит правду, но не хотел с ней мириться.

- Я знаю, тебе больно слышать эти слова, но это так. Ты помогаешь тем, кто тебя убил, дружок. Зачем тебе это нужно?

Она хотела еще что-то добавить, но вдруг заметила, что поведение пса вдруг изменилось. Навострив уши, он повернул голову в сторону и повел носом. Силуэт тоже втянул воздух и посмотрел на дорогу. Вдалеке показались два огонька фар.


- Ты прав, дружок. Кто-то хочет спать... Ну, этого ты хоть мне оставишь? - спросила она с надеждой в голосе.


Пес зарычал и, не обращая внимания на ее слова, бросился навстречу к приближающейся машине. На этот раз он не прыгнул под колеса, а просто пробежал мимо нее по обочине. Силуэт молча наблюдал за тем, как автомобиль пронесся мимо него, не сбавляя скорости, но через несколько секунд двумя яркими огоньками вспыхнули стоп-сигналы, машина плавно съехала на обочину и остановилась.


Темная фигура покачала головой и бросила взгляд на призрачного пса, который, с чувством выполненного долга приближался к ней, победоносно виляя хвостом.

- Да уж, - хмыкнула она, - собака - друг человека. Даже мертвая. И ничего ты с этим не поделаешь.

Она присела на дорогу и, схватив голову пса двумя руками, заглянула в его глаза.


- Знаешь, дружок... Мне кажется, что далеко не все люди заслуживают такой любви, но ты ее заслуживаешь совершенно точно.


Она ласково погладила призрачного пса по голове, поцеловала в мокрый нос и через мгновение растворилась в темноте.  © ЧеширКо. https://cheshirrrko.livejournal.com/107502.html?utm_medium=e...

Показать полностью
209

Ночь Небесных Светлячков.

Барсук по праву считался самым мудрым и образованным зверем всего Круглого леса. Дело в том, что его нора находилась недалеко от небольшого лесного озера, на берегу которого часто останавливались на ночевку туристы. Каждый раз, заслышав людские голоса, Барсук дожидался ночи, выбирался из норы и бесшумно подбирался к палаткам так, чтобы его никто не смог заметить.


Притаившись в темноте, он с интересом прислушивался к людским разговорам, из которых каждый раз узнавал что-то новое. Например, именно от людей он узнал о том, почему в этом году в озере так много рыбы. Оказалось, что это не подарок Водяного, как считали все звери леса, а запланированное мероприятие представителей лесничества и министерства водного хозяйства. Барсук не совсем понимал значения этих слов, но теперь он точно знал, что к этому "чуду" приложил руку человек, а не какой-то там Водяной.


Узнав от людей что-то новое, он старался сразу же рассказать об этом всем своим друзьям. Некоторые слушали его, раскрыв рты, другие сомневались в правдивости его слов, но тем не менее проникались уважением к этому рассудительному и образованному зверю, ведь свои речи Барсук произносил с таким важным видом и таким убедительным тоном, что даже скептически настроенные звери не решались ему возражать.


В тот августовский вечер Барсук, прогулявшись по лесу, решил лечь спать пораньше, чтобы рано утром, пока люди на озере еще не проснулись, успеть поживиться остатками их трапезы, которые те непременно оставят в котелке. Удобно устроившись в своей норе, он закрыл глаза и задремал, но его сон тут же был нарушен громким голосом, раздавшимся сверху.


- Барсук! Эй! Ты дома?

Недовольно вздохнув, он замер, надеясь на то, что незванный гость уйдет, но не тут-то было.

- Я чую твой запах, Барсук! - снова послышалось сверху. - Ты сегодня снова забыл помыться? Выходи, старый пройдоха!

- Чем громче ты кричишь, тем больше меня нет дома! - ответил хозяин норы, но все же принюхался к своему запаху.

- Выходи, полосатый нос! - не унимался гость. - Неужели ты меня не узнал?


Голос действительно показался Барсуку знакомым, но он никак не мог припомнить кому он принадлежит. Наконец, любопытство взяло верх и через несколько секунд его нос показался из норы. И тут же был кем-то укушен. Укус был не сильный, но неожиданный, отчего Барсук не удержался и как-то по-щенячьи взвизгнул, чем тут же вызвал смех наглого гостя.

- А ты все такой же пугливый, как и в молодости, старый трусишка! Помнишь, я всегда говорил, что в тебе течет заячья кровь?


И тут Барсук наконец сообразил, кто же ждет его у входа в нору. Забыв об опасности, он тут же выскочил наружу. Так и оказалось - перед ним, игриво склонив голову набок и скалясь в белоснежной улыбке, стоял друг его детства - Лисенок. Много лет назад, когда оба были еще совсем маленькими, они случайно столкнулись в лесу и, конечно же, подрались, как это принято у тех, которые потом становятся лучшими друзьями. Когда раны зажили они подрались еще раз, а потом, когда встретились в третий раз, уже поняли, что не могут друг без друга. Так они и подружились, но когда немного подросли и окрепли, Лисенок ушел от родителей и отправился в путь на Зов Леса, как это принято у лис, а Барсук остался жить в своей норе, потому что никто из его рода никогда не слышал ни о каком Зове и считали его обычной лисьей выдумкой для того, чтобы избавляться от своих детей и жить в свое удовольствие.


За время отсутствия Лисенок заметно изменился, превратившись из маленького облезлого комочка рыжей шерсти с испуганным взглядом, в крепкого Лиса с яркой ухоженной шерстью и пушистым хвостом.

- Ты помнишь? - не переставая улыбаться, произнес он. - Я говорил тебе, что однажды вернусь в Круглый лес и приду к тебе в гости?

- Конечно, - рассмеялся Барсук, - но, честно говоря, я не очень в это верил. Я думал, что ты уже забыл обо мне.

- Я всегда держу свое слово. Когда-то я сказал тебе, что вернусь в Ночь Небесных Светлячков и мы вместе пойдем на наш холм и всю ночь будем смотреть, как они рисуют наверху свои узоры. Я здесь, Ночь наступила и наш холм ждет нас, мой друг.

- Ночь Небесных Светлячков... - задумчиво произнес Барсук. - А, наверное, ты имеешь в виду...

- Все разговоры потом, иначе мы пропустим самое интересное! - произнес Лис и, махнув хвостом, тут же скрылся в зарослях. - Не отставай!


Когда запыхавшийся Барсук добрался до холма, Лисенок уже был там. Приподняв голову с передних лап, он оглянулся на своего друга и снова улыбнулся.

- А ты совсем не изменился, - беззлобно хмыкнул он, - ты такой же неповоротливый толстячок, каким был в детстве. Скорее же, друг, Светлячки уже летят!


Произнеся эту фразу, Лис поднял голову и посмотрел на небо. Сегодня оно выглядело просто волшебным. Молочная река, протянувшаяся от края до края черного свода, поражала своей красотой. От нее просто невозможно было оторвать глаз. Величие и спокойствие, с которыми река несла свои небесные воды в космический океан заставляли сердце биться чаще, а в теле тут же появлялась какая-то странная дрожь, как будто смотришь на что-то невероятно прекрасное и доброе, но, в то же время, грозное и могущественное. И вдруг, на одно мгновение в небе загорелся маленький огонек. Он не стоял на месте, а стремительно прочертив короткую, но яркую линию, тут же погас. Не прошло и нескольких секунд, как справа от него вспыхнул еще один, повторив короткий путь первого. Через несколько минут все небо, то тут, то там, принялись разрезать Небесные Светлячки. Они вспыхивали и тут же гасли, но на их месте появлялись другие, не менее яркие и быстрые.


С трудом заставив себя оторваться от невероятного зрелища, Лис повернулся к Барсуку.

- Я рад тебя видеть, мой друг, - тихо произнес он. - Я никогда не забывал о своем обещании и каждый раз, когда в далеких краях мне приходилось смотреть на Светлячков, я думал о том, что когда-нибудь я вернусь и мы, как раньше, сядем рядом на холме и будем смотреть на них вместе.

Барсук кивнул и уселся рядом с Лисом.

- Я тоже рад, что ты вернулся, - произнес он, - но с тех пор прошло много времени и мы стали старше и умнее. И знаешь что? Оказывается, что это никакие не Светлячки, а просто огромные камни, которые падают вниз с неба и сгорают из-за того, что летят слишком быстро. И нет никакой Ночи Небесных Светлячков. Люди называют это Персе... персе и как же там... Перседами. Точно не помню, но как-то так. Я еще не понял почему, но эти камни летят с неба каждый год и в этом нет ничего удивительного. А то, что мы раньше называли Молочной рекой - это просто куча таких же камней или чего-то вроде них, которые светятся где-то далеко. Они очень большие, поэтому мы их и видим.


Казалось, что Лис его не слышит - он так и стоял, задрав голову, но через минуту он молча лег на землю и, вытянув перед собой передние лапы, медленно положил на них голову, уставившись перед собой. Барсук же, решив, что его друг настолько поражен его знаниями, что не может вымолвить и слова, решил снова блеснуть своей эрудицией.


- А Ночное Солнце - это совсем не глаз Небесного Зверя, как нам в детстве рассказывал Старый Волк, а тоже огромный камень, который крутится вокруг всех нас в небе. Кстати, нет никаких Небесных Зверей. Там вообще нет ничего живого, потому что там нечем дышать и нет никакой еды.


Лисенок тяжело вздохнул и прикрыл глаза. Его пушистый хвост несколько раз подмел землю и прижался к своему хозяину.


- А еще я узнал...

- Довольно знаний на сегодня, мой друг, - тихо произнес Лис, - довольно.


Барсук замолчал, а Лис, вволю насладившись ночной тишиной, открыл глаза.

- Знаешь, там, где я сейчас живу, - негромко произнес он, - тоже бывают люди. И я тоже иногда слушаю их разговоры, мой друг. Я узнал от них много нового и удивительного. Не всему я верю, но, мне кажется, что они знают гораздо больше нас. Обычно они сидят ночью у костра и говорят о вещах, которые я совсем не понимаю. Я не могу уловить смысла многих слов, но однажды я тоже слышал, как большой человек рассказывал о звездах своему детенышу. Он называл Молочную реку Млечным путем, а Светлячков - метеорами.

- Да! Точно! Метеоры! - радостно вскрикнул Барсук, но Лис не обратил на его слова внимания.

- Я верю его словам, - продолжил он, - но знаешь... Это знание не принесло мне ни капли счастья. Я часто вспоминаю, как мы с тобой, маленькие Лисенок и Барсучок, сидели здесь, на этом холме, смотрели на Небесных Светлячков, спорили о том, холодная ли вода в Молочной реке, пытались понять - чем пахнет Ночь, какая на вкус Зима и сколько капель в Дожде... Я помню, что здесь, с тобой, я был счастлив и именно поэтому я всегда хотел вернуться сюда не в то время, когда с неба падают и сгорают самые обычные, хоть и большие камни, а именно в Ночь Небесных Светлячков. Я мечтал о том, что мы снова, хоть ненадолго станем теми маленькими детенышами и сможем смотреть вокруг нашими детскими глазами. Я верил, что когда-нибудь я вернусь и мы с тобой будем замирать от восторга, разглядывая этот волшебный мир.


Лис поднялся на ноги и снова взглянул на небо.

- Жаль, что я увидел здесь только постаревшего мудрого Барсука, ночное небо и несколько десятков метеоров. Прости, что не дал тебе выспаться. Наверное, у тебя завтра много дел.


Он бросил на своего друга виноватый взгляд и побрел вниз по холму. Барсук молча смотрел ему вслед, но когда Лис уже отошел на приличное расстояние, окликнул его.


- Лисенок!

Лис остановился.

- Прости, я думал, что тебе будет интересно узнать о том, какой этот мир на самом деле.

- Спасибо, - крикнул тот в ответ, - теперь я точно знаю, что он скучный и неинтересный.

- Может быть и так, но для того, чтобы это проверить, нам с тобой нужно обязательно дождаться утра и посмотреть, как на краю земли расцветает большая Красная Ягода. Как думаешь, она сладкая или кислая?


Лисенок улыбнулся и, весело взмахнув хвостом, посмотрел на Барсучка.

- Уверен, что кислая, но когда она зреет и становится желтой, то, скорее всего, кислинка пропадает.

- Скорее всего, так и есть, - кивнул Барсучок, - желтые ягоды обычно безвкусные.

- Безвкусные как Ветер? - радостно подпрыгнул на месте Лисенок.

- Как Тень, - ответил Барсучок и улыбнулся.


Лисенок снова поднялся на холм и, усевшись рядом со своим другом, посмотрел вверх. Он понял, что эта Ночь Небесных Светлячков обязательно будет волшебной.


© ЧеширКо. https://cheshirrrko.livejournal.com/104406.html

Показать полностью
4736

Бойкий мальчик

К знакомой паре, мужу с женой, приехал мальчик поступать в универ. Мальчик приходился родным племянником жене, родная кровь, так что у мужа ничего не спрашивали, просто поставили перед фактом.


- К нам племянник приедет на днях из Самары, будет в университет поступать, поживет у нас пока - как-то невзначай сказала жена

- Как это племянник приедет? Почему к нам?

- Ну а где ему ещё жить?

- Как где, в отчем доме конечно! А что, в Самаре университетов разве нет?

- Так, вот давай вот без этого, ему уже билет на поезд купили.


Парень приехал через пару дней с огромным чемоданом


- Вы меня простите, пожалуйста, начал он с порога даже не разуваясь - я сразу же начну работу искать и общежитие, я к вам не надолго!


И остался стоять в дверях, видимо считая, что его сейчас развернут, и отправят обратно в Самару даже чаю не налив.


У мужа отлегло на душе.


- Да ты проходи, разувайся. А как же ты поступать и учиться будешь, если работать вздумал?


- Да я на заочное, или вечернее пойду.


Комната у них была только одна, так что мальчику постелили на диванчике на кухне, а на утро обнаружили кухню сверкающую чистотой, чего с ней сроду никогда не было, и мальчика, домывающего пол.


- Да этож ангел - со слезами на глазах сказал муж . Смотри - обратился он к жене - кухня выглядит также как когда мы сюда только въехали. Это дежавю какое-то.


В общем, на работу он уже ушел с более-менее спокойной душой, и потом оказалось что и в остальном мальчик сдержал слово, уже через неделю нашел работу в магазине одежды, снял комнатушку у мкада и съехал.


Впрочем, потом мальчик ещё несколько раз приезжал, и благодаря его стараниям была отреставрирована ванна, положена новая плитка, и заменен ламинат.


- Он говорил что ему очень неудобно, что он нас тогда стеснил, хотел как-то отблагодарить - сказала потом жена.


- Да уж... Слушай, а может у твоей сестры ещё кто-нибудь есть кого приютить на время нужно?


- А она кстати недавно звонила. У неё свёкор только из тюрьмы вышел, работу не может найти, хочет в Москву переезжать, и она спрашивала, может ли он у нас пока перекантоваться.

138

Антикварная лавка

Еще одна история из цикла о Временщике.
Предыдущие эпизоды:

"Лавка времени"

"Сувенирная лавка"

Молодой человек потянул на себя дверь и над головой тут же раздался звон непременного атрибута подобных мест - китайского колокольчика. Парень шагнул через порог и осмотрелся в поисках продавца. Долго искать не пришлось. Он сидел у окна и читал какую-то выцветшую и мятую газету.
- Это же антикварный магазин, да? - не здороваясь, спросил гость.
- Ужас какой, - покачал головой продавец, не отвлекаясь от газеты, - и пропадают, и пропадают...
- Кто?
Продавец отвлекся от чтения и, сняв очки с переносицы, посмотрел на парня.
- Люди, кто же еще? Вот, - он потряс газетой в воздухе, - еще несколько человек исчезло. Это очень странно, не правда ли?
Парень пожал плечами и шагнул к столу, за которым расположился хозяин магазина. Внимательно посмотрев ему в глаза, он, немного помешкав, и зачем-то обернувшись на дверь, достал из-под куртки достаточно объемный сверток и протянул его продавцу.
- Купишь?
Глаза продавца жадно заблестели, а пальцы сами собой зашевелились, но, быстро справившись со своими эмоциями, он спокойно взял сверток и положил его перед собой.
- Что там?
- Ну, посмотри.

Через несколько секунд сверток был развернут и на столе появилась ваза. Яркая расцветка, утонченные штрихи контуров и восхитительная роспись не оставили бы равнодушным даже далекого от такого вида искусства человека.
- О! - присвистнул продавец, - фарфор, мориаж... Предполагаю, что это Китай шестидесятых... нет, скорее пятидесятых годов прошлого века.
Он аккуратно провел пальцем по дну вазы, а затем повернул горлышком в сторону окна и принялся рассматривать ее внутреннюю поверхность.
- Идеальное состояние. Весьма любопытный экземпляр, - он посмотрел на парня, - я прав? Китай, пятидесятые?
- Да я откуда знаю? - занервничал тот, - Китай, минтай, какая мне разница? Купишь или нет?
Продавец потер ладони, всем нутром ощущая приближение этого сладостного момента - торга, наркотика любого торгаша.
- Сколько вы за нее хотите?
- Не знаю, - глаза парня забегали и он снова оглянулся на дверь, - сколько предложишь?
- По традиции предложу забрать ее у вас бесплатно, - оскалился продавец, - но вы, конечно же, откажетесь. Поэтому я оценю ее... - он снова бросил взгляд на вазу и потер подбородок, - шесть тысяч, не больше.
- Маловато будет, - нахмурился парень.
- Тогда шесть тысяч и еще две конфетки.
Продавец выудил из кармана брюк два леденца и протянул их молодому человеку.
- Шуточки шутить будешь? - глаза парня потемнели, - шесть - мало. Продам за восемь. Берешь?

Продавец вздохнул и, откинувшись на спинку стула, уставился в окно. Пауза несколько затянулась.
- Вы же ее украли, верно? - наконец произнес он, не отрывая взгляда от окна.
- Ладно, не хочешь - как хочешь, - парень наклонился над столом и поспешно принялся заворачивать вазу в бумагу, - продам кому-нибудь другому.
Продавец равнодушно посмотрел на вазу, а затем перевел свой цепкий взгляд на этого незадачливого коммерсанта.
- Что ж, - произнес он, когда парень закончил свои сборы и уже собрался уходить, - думаю, что я смогу ее продать тысяч за сто пятьдесят и...
- В смысле - продать? - хмыкнул парень, - я предлагаю тебе ее купить, а не продать.
- Молодой человек, кто учил вас хорошим манерам? - укоризненно покачал головой продавец, - потрудитесь не перебивать меня, хорошо?
Парень поставил вазу обратно на стол и молча сложил руки на груди.
- Вот и отлично, - продолжил антикварщик, - я думаю, что смогу найти клиента и продать ее тысяч за сто пятьдесят. Половина - ваша. Как вы на это смотрите?
Глаза хозяина вазы загорелись, но жадность тут же запустила свои мохнатые лапы в его сознание.
- Мои - восемьдесят процентов!
- Ого! - усмехнулся продавец, - а почему не девяносто?
- Потому что ты только что назвал реальную цену вазы и это значит, что я легко продам ее любому твоему коллеге за эту цену. Но у меня нет времени бегать по городу с этим горшком, поэтому, так уж и быть, я согласен на восемьдесят процентов.

- К сожалению, вы ошибаетесь, - усмехнулся антикварщик, - любой мой коллега не даст вам за нее больше пяти штук. Если есть желание - можете сами в этом убедиться. В паре кварталов отсюда есть еще одна лавка. Я же вам предлагаю семьдесят пять тысяч.
- Сто десять!
- Девяносто!
- Сто!
- Договорились, - усмехнулся продавец, - только если вы хотите получить эту сумму, вам нужно будет кое-что сделать для этого.
- Что? - нетерпеливо выдохнул парень.
- Придти ко мне через сто лет. К тому времени стоимость этой вазы как раз поднимется до нужной суммы.

Глаза молодого человека налились кровью. Еще секунда и он набросился бы на продавца и, как минимум, разбил бы ему лицо, но абсолютное спокойствие антикварщика и его уверенность в своих словах остановили парня.
- К счастью, я могу предоставить вам такую возможность. Причем, вам не придется проживать эти сто лет. Вы отправитесь туда прямо сейчас.
- Куда? - опешил парень.
- В будущее, - спокойно произнес продавец, глядя прямо в глаза молодому человеку.
- Ты это серьезно сейчас говоришь?
- Абсолютно. Схема проста до безобразия - вы отправляетесь на сто лет вперед, к тому времени я нахожу там клиента, продаю ему вашу вазу за сто пятьдесят штук и вы получаете свою долю. Как вам такое?
- А... А обратно?
Глаза продавца блеснули.
- Естественно, я отправляю вас обратно. Конечно же, если вы этого захотите.
- Но... - парень протер пальцами глаза, - бред какой-то...
- Поймите, время - самый лучший друг и самый главный враг всех антикварщиков. Оно дает возможность нам заработать, но, с другой стороны, оно всячески препятствует этому. Буду откровенен, красная цена вашей вазы сегодня - семь тысяч. Через сто лет она будет стоить в двадцать раз больше. К счастью, я умею договариваться со временем, поэтому вам не придется ждать так долго, чтобы получить свою долю.
- Черт возьми, но через сто лет меня уже не будет! Как я могу отправиться туда, где меня уже нет? Да и ты уже откинешься!
- О, не переживайте на этот счет, - снова оскалился продавец, - вам нужно всего лишь передать право пользования временем вашей жизни мне. Это позволит мне дожить до того момента.
- Как это - передать право пользования? - почесал затылок парень.
- Очень просто. Смотрите. Допустим, сейчас вы отправляетесь на сто лет вперед. Вы исчезните здесь и появитесь там. Куда денется ваше время? Оно просто пропадет зря, ведь вы его не используете. Поэтому вам нужно будет передать его мне для того, чтобы я смог прожить эти сто лет и завершить нашу сделку. А после того, как вы получите деньги, я отправлю вас обратно. Повторюсь, если вы сами этого захотите. Возможно, вам там так понравится, что вы решите остаться.

- То есть, по сути, я вернусь в сегодняшний день, но с деньгами?
- Абсолютно верно.
Парень встряхнул головой и посмотрел на продавца.
- Ты же шутишь, да? Юмор такой?
Антикварщик вздохнул и покачал головой.
- Послушайте, я не хочу тратить время на пустые разговоры. Я предложил вам сделку. Вы можете согласиться, а можете пойти к черту отсюда со своим, как вы выразились, горшком и перестать мотать мне нервы.
Парень ошарашенно оглянулся по сторонам, но не поспешил уходить.
- Ну... Ты мне скажи, это правда?
- Идите к черту.
Продавец взял со стола газету и погрузился в чтение.
- А почему ты сам не отправишься в будущее? Зачем тебе я? Взял бы вазу, да сгонял бы туда и обратно.
- А за моей лавкой вы будете следить? Не уверен, что за сто лет никто не обратит внимания на магазин, в котором нет продавца. Я держу слово и гарантирую своим клиентам, что через временной промежуток они снова окажутся в моей лавке.
- Так у тебя уже были клиенты?
Продавец смерил парня презрительным взглядом и ничего не ответил. Несколько минут прошли в тишине.

- Это... Ладно, давай. Я согласен.
- Согласен на что?
- Отправиться в будущее.
- Меня не интересует, куда ты там согласен отправиться. Меня интересует цена вопроса и передача права на время вашей жизни. С первым пунктом мы уже определились - сто штук. Что скажешь по поводу второго?
- Ну, раз так надо, то согласен, - кивнул парень, - но только при условии, что ты потом отправишь меня обратно.
- Я никого не обманываю, мой друг. Если захочешь - полетишь обратно. Я свое слово держу.
Антикварщик поднялся из-за стола и, шагнув навстречу молодому человеку, протянул ему руку. Тот протянул в ответ и тут же почувствовал, как будто между их ладонями пробегает что-то вроде электрического тока. Ладонь неприятно пощипывало. Опустив взгляд, он увидел, что из их рукопожатия действительно разлетаются в разные стороны голубые искорки.
- Ну и фокусы у тебя, старик, - улыбнулся он.
- До встречи через сто лет, дружок, - оскалился антикварщик, - держи вазу покрепче.
Перед тем как исчезнуть, парню на секунду показалось, что глаза продавца стали абсолютно черными, уши заострились и вытянулись вверх, а из-под верхней губы показался ряд мелких острых зубов. Больше он ничего не заметил, так как в ту же секунду отправился в будущее.

Продавец удовлетворенно хмыкнул, отряхнул ладони и направился к своему столу. Достав из верхнего ящика толстую книгу в кожаном переплете, он открыл ее на середине. Пролистав несколько страниц, он нашел нужную и перевел взгляд на настенный календарь.
- Ага. Сегодня к нам возвращается Его Сиятельство Граф Кречетов из... - он близоруко прищурился и провел пальцем по странице, - из 1918 года. Да уж, смутное было время, помню-помню... Так, что там у него? Позолоченная статуэтка греческой богини Ники, серебряный сервиз на шесть персон и шпага восемнадцатого века. Договорились мы с ним на... - он снова ткнул пальцем в страницу, - на восемьдесят тысяч золотом. Ну что ж, договор есть договор.
Не успел он произнести эти слова, как в помещении что-то вспыхнуло и через секунду раздался глухой звук, как будто что-то тяжелое упало на пол.
- Ваше Сиятельство! Вы не ушиблись? Я рад вас видеть! - растянулся в улыбке продавец.
Обойдя стол, он подошел к какой-то куче ткани, невесть откуда появившейся прямо посередине помещения.
- Ваше Сиятельство! Что с вами? Вы выглядите усталым!
Антикварщик присел на корточки и склонился над кучей. Брезгливо подняв двумя пальцами краешек материи, продавец расплылся в улыбке. Оттуда на него смотрели два черных провала глазниц белоснежного человеческого черепа. Челюсть была открыта и сдвинута набок. То, что на первый взгляд показалось кучей ткани, на самом деле являлось скелетом, одетым в полуистлевший костюм начала ХХ века. Пальцы правой руки сжимали ручку старинного чемодана.
- Ваше Сиятельство, я премного благодарен вам за ваш благородный жест передачи в мое пользование вашего времени жизни. Смело могу вас заверить, что я воспользовался им подобающим образом и сдержал данное мною слово. Как видите, я встретил вас на этом же месте, спустя сто лет.
Антикварщик протянул руку и, аккуратно вытащив чемодан, открыл его.
- Замечательно, - кивнул он, - статуэтка, сервиз... Ой, а где же шпага? Ах, вот же она!
Отцепив от ремня скелета шпагу, антикварщик положил весь товар на стол и открыл нижний ящик. Оттуда он достал небольшой мешочек и бросил на стол рядом с антиквариатом. В мешочке что-то глухо звякнуло.

Неспешно пройдя к стеллажам магазина, продавец достал из-за одного из них большой картонный ящик, веник и совок. С этим скарбом он снова подошел к трупу.
- Граф, не пристало вам лежать вот так на полу. Я выделю вам самые лучшие покои, где вы сможете отдохнуть после вашего путешествия.
С этими словами он принялся перекладывать останки графа в ящик. Когда с этим было покончено, антикварщик отряхнул руки и снова улыбнулся черепу.
- А теперь самое приятное. Денежное вознаграждение!
Он взял со стола мешочек и потряс им над ящиком.
- Здесь сто тридцать тысяч золотом. Ваша доля - восемьдесят. Как и договаривались. Вы же знаете - я держу свое слово.
Развязав узел веревки, стягивающей ткань мешочка, антикварщик принялся доставать оттуда золотые монеты и бросать их в ящик с костями.
- Это сорок, это сорок одна, сорок две, сорок две пятьсот, сорок три... Впрочем, забирайте всё, Ваше Сиятельство! Сегодня у меня прекрасное настроение. Только что отправил в будущее еще одного клиента, который за одну никчемную вазу отдал мне остаток своей жизни. Неплохая сделка, правда? Так что, граф, забирайте всю сумму - не жалко.

Продавец еще раз встряхнул мешочек и бросил его в ящик. Отойдя на несколько шагов, он, как будто что-то вспомнив, хлопнул себя по лбу и вернулся обратно.
- Ваше Сиятельство, простите меня, я совершенно забыл еще об одном пункте нашего договора. Насколько я помню, я обещал вам возвращение обратно в случае, если вы этого захотите. Мне важна моя репутация и я держу свое слово. Поэтому я задаю вам этот формальный вопрос: "Граф, вы хотите вернуться обратно в 1918 год?".
Череп молча смотрел на мерзкую улыбку продавца пустыми глазницами.
- Что же вы молчите, граф? Я задал вам вопрос.
Продавец наклонился пониже, театрально приложив ладонь к уху.
- Ваше Сиятельство, вас вернуть обратно? Хм... Ну что ж, раз вы молчите, значит я позволю себе сделать вывод о том, что вам здесь нравится. Мое дело предложить. Отдыхайте, граф, наслаждайтесь прекрасным будущим.

Продавец закрыл ящик и снова сел за стол, взяв в руки мятую пожелтевшую газету. Перелистнув страницу, он принялся читать новую статью.
- Ужас какой, - вздохнул он, - и пропадают, и пропадают...

©ЧеширКо cheshirrrko.livejournal.com

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: