21

Writober, день 11. Безымянная могила.

Миддлтаун был маленьким городишком, однако обладал целым набором мест и заведений, присущих солидным городам. Небольшая школа, своя маленькая церковь, площадь, гордо именуемая “центральной”, и даже отдельное кладбище...

Последнее было предметом роскоши для здешней ребятни. Миддлтаун не мог похвастаться большим количеством развлечений для детей. Исходившие вдоль и поперек местный лесочек, двадцать дюжин раз сыгравшие в ограбление каждого дома и доставшие всю местную живность от гусей до лошадей, дети рано или поздно уходили играть на кладбище.

Родители не препятствовали - пока отпрыски не занимались вандализмом, запрещать подобный досуг было нецелесообразно. А регулярный обход детским патрулем маленького мертвого царства был весьма полезен - дети быстро доносили взрослым, если какая-то могила требовала ухода или в каком-то из уголков кладбища заводился четырехлапый пакостник. Кладбищенского сторожа в Миддлтауне не было, и неудивительно - с тамошней сонной жизнью это была бы самая скучная работенка.

Элизабет легко и привычно перемахнула через ограду. За свои двенадцать лет девчушка проделывала это столько раз, что могла бы попасть на кладбище с закрытыми глазами - бесшумно, как кошка, не тревожа ни покой мертвых, ни немногочисленных живых, обосновавшихся здесь. С ветки ближайшего кустарника как раз чирикнул один из представителей. Девочка чирикнула в ответ, передразнивая птичку, и рассмеялась сама над собой.

Откуда-то справа тяжело ухнули и брякнулись на землю.

- Судя по звукам, - свистнула Элизабет в ту сторону, - ты так и не похудел, Джейк!

- Отстаааань, - вяло раздалось от ограды. - что мешает вот пройти через калитку?

- Так ходи через нее, - пожала плечами девчонка, - если не лень обходить и вообще такой увалень.

- Я не увалень, - обиженно возразили кусты и раздвинулись. На свет показался толстый мальчишка на пару лет младше девочки. Судя по одышке и мелким капелькам пота на лбу, преодоление забора далось ему непросто.

- Ну тогда и не ной, - подвела черту Элизабет. - Пойдем лучше.

Она решительно двинулась вперед, по одной из тропинок кладбища, вдоль самой ограды и дальше вглубь. Джейк кое-как восстановил дыхание и потопал следом.

Могильная плита, к которой Элизабет вывела своего друга, так и оставалась без какой-либо надписи. Позеленевший от времени камень уже не давал разобрать детям, было ли написано на нем что-либо вообще. Густо заросшая травой могила явно не знала ухода последние лет десять, а то и больше.

Элизабет мягко опустилась на землю справа от плиты. Слева со вздохом облегчения плюхнулся Джейк.

- Лиззи, а тебе самой-то не надоело еще? - Поинтересовался он. - В конце концов, что за жажда все время придумывать? Давай спросим у моего отца! Он всерьез увлекался историей нашего города и наверняка знает, чья это могила!

- Ну уж нет! - Решительно мотнула головой девочка. - Ишь, ты, как все простенько хочешь! Нет, мы должны догадаться сами! Или у тебя беда с фантазией и ты сдаешься?

- Ничего я не сдаюсь! - Возмутился Джейк, хотя лоб предательски заныл, напоминая о всех проигранных щелбанах.

Они играли в эту игру уже на протяжении месяца, с того момента, как Элизабет наткнулась на безымянную могилу. Девчонка пришла в восторг и немедленно приволокла на новое место Джейка. Она немедленно придумала новую игру: разгадать, кто же здесь похоронен и почему.

- Тут потому и нет надписи, - возбужденно тараторила она, - что это мы должны разгадать! Это нам послание от мира мертвых! Когда разгадаем - надпись появится сама и могила утратит загадочность!

Джейк поежился. Он никогда не отличался излишней храбростью и вообще предпочитал разгадывать другие загадки, связанные с чем-то живым или безопасным.

- А если ты боишься, то иди считай банки с вареньем! - Беспощадно прочла его мысли Элизабет.

- Кто боится? Я боюсь?! Давай гадать!

На том и порешили. Раз в несколько дней дети пробирались на кладбище, и, усаживаясь около могилы, начинали фантазировать.

- Например, - мечтательно прикрывала глаза Элизабет, - это могила основателя города. Она потому и старая такая, гляди, какой камень! Надпись стерлась, а никто уже не помнит, кто город основал, и не может заново написать.

- Ну нет! - Немедленно находил контраргументы Джейк. - Даже в нашей школе знают, что город основал мистер Эйк! А его могила совсем не здесь! А тут...тут лежит первый пастор. Он был человеком со странностями и завещал не подписывать свою могилу и не ухаживать за ней, ибо думать нужно о живых…

- Вот, придумала! - Неожиданно вскрикивала девочка. - это путешественник! Он умер в нашем городе, будучи проездом! И никто не знает, как его звали, потому могила без имени! И не ухаживает за ней никто, потому что родственников тут его нет...

Это могло продолжаться до темноты, пока кто-нибудь один не выдыхался и не признавал, что больше у него идей нет. Тогда победитель с более буйной фантазией награждал оппонента щелбаном за проигрыш, и дети отправлялись домой.

Джейк постоянно проигрывал. Втайне он надеялся, что, когда они придут в следующий раз, на могиле, наконец-то, будет надпись. Но пока не фартило.

- Итак, - поудобнее устроившись, начала Элизабет, - это могила преступника, которого хотели поскорее забыть...

***

Полная луна стояла над кладбищем. Ни единой живой души, дети давно разбежались по домам. Неспешно прогуливающийся вдоль тропинки призрак основателя города мурлыкал себе под нос какую-то песенку, в ожидании пробуждения остальных.

Вот подтянулся из могилы бывший пастор, лежащий совсем не там, где предполагал Джейк. Вот мальчишки-близнецы с семейного участка, едва проснувшись, тут же устроили кладбищенские догонялки. Кладбище потихоньку оживало, как и полагалось в полнолуние.

- Мистер Эйк, - окликнула основателя города полноватая дама в сером платье. Ее можно было бы счесть красивой, если бы не изуродованное пожаром лицо. Впрочем, мистер Эйк никогда не смотрел на чужие изъяны, - мистер Эйк, как вам сегодняшние истории детей?

- Изумительно, - улыбнулся основатель города в ответ, - как и всегда.

- Вы не думаете, что пора бы уже дать им какую-нибудь надпись, чтобы они наконец выиграли и порадовались?

Мистер Эйк покачал призрачной своей головой.

- Не думаю, что стоит. Во-первых, детям больше всего нравится играть, а не выигрывать. Глядите, сколько они уже годных историй напридумывали. А во-вторых...

Призрак замолчал, глядя в сторону спящего города. Тихо светились огоньки у церкви.

- А во-вторых, - мягко продолжил он, - здесь бывает скучновато. Прогулки раз в месяц - это такая редкость, миссис Блум. Пока есть возможность послушать истории, давайте их послушаем. К тому же, иногда дети угадывают биографию кого-нибудь из нас, а это приятно и волнительно. Мне вот нравится.

Дама вздохнула в ответ. Ей тоже нравилось - однажды Лиззи практически полностью угадала про нее.

Но в случае с могильной плитой без имени у детей шансов не было. В конце концов, ее соорудили сами призраки. Которым тоже иногда бывает скучно.

Writober, день 11. Безымянная могила. История, Рассказ, Writober, Длиннопост

Найдены возможные дубликаты

Похожие посты
50

Writober, день 28. Детская травма.

- Что ты сказала? Чтоооо?

Протяжно-гнусавый тон можно было узнать из тысячи. Именно такие интонации характерны для современных детишек. Впрочем, детьми эти выродки были лишь формально, по закону - и к большому сожалению Ольги. Подростки тринадцати-шестнадцати лет, одуревшие от собственной безнаказанности и гормонов, нещадно дрались и калечили друг друга в поисках самоутверждения.

А самое страшное - характерно это было преимущественно для девочек.

- Куда побежала, мразь?!

Жертва метнулась в сторону, стараясь прорвать кольцо. Одна из окруживших ее одноклассниц схватила девочку за руку и дернула обратно в круг. От силы рывка та не удержалась и упала на колени.

- Правильно, сучка! - Радостно прокричала заводила - невысокая полноватая школьница лет четырнадцати на вид. Ее лицо раскраснелось от возбуждения и удовольствия. Она сдернула шапку с упавшей и тут же отвесила ей смачную оплеуху. - На коленях твое место!

Девчонка попыталась подняться, но со всех сторон на нее посыпались тумаки.

- Я тебе не разрешала вставать, тварь! - Гаркнула хозяйка положения, для пущей убедительности пиная оставшуюся на земле девочку. - Ты еще свое не получила!

- Тань, я…

- Заткнись, сука!

От следующего удара наотмашь избиваемая упала на четвереньки. Сплюнула на снег кровь.

- Говорить будешь, когда я разрешу, поняла?!

- Да…- тихо прошептала жертва.

- Громче, падла! - Таня схватила девочку за волосы и затрясла с такой силой, будто порывалась оторвать ей голову. Та закричала, сжала руками волосы у корней, стараясь ослабить боль.

- Я поняла, поняла!

Окружившие дружно расхохотались над затравленной, сломленной одноклассницей.

- Гляди, Тань, какая понятливая, - протянула другая школьница, повыше и постройней. - Что ж она, такая сообразительная, к чужому парню клеилась?

- А это мы сейчас и узнаем, - недобро проговорила Таня, наклоняясь к замеревшей однокласснице. - Сейчас мы ей обкорнаем ее космы, чтобы не пыталась даже в следующий раз…

- Таня, не надо, - взмолилась девочка, - я не буду больше, я не хотела…

Удар ногой прервал реплику. Жертва закашлялась, пытаясь вдохнуть.

- Я же тебе сказала, сука, не смей раскрывать рот, пока не прикажут!

Позади увлеченных расправой девочек деликатно кашлянули. Школьницы обернулись.

- Да, совершенно типичная ситуация, - равнодушно проговорила Ольга. - Чем больше она уговаривает ее не трогать, тем больше сатанеют обидчики, не так ли?

- Тетя, тебе чего надо? - Грубовато поинтересовалась лидер банды, наконец разжав хватку. - Иди своей дорогой, у нас тут воспитание!

- Я вижу, - кивнула женщина. - Воспитываете девочку, за то, что на нее мальчик посмотрел, а на вас нет. За такое-то, конечно, только бить…

- Не твое собачье дело, - тявкнула одна из подпевал, спиной чуя поддержку остальной четверки.

- Ну, - улыбнулась Ольга, - тут уж позволь мне решать самой.

Она сделала несколько шагов к компании, и та в растерянности расступилась. Ольга подала руку девочке. Та, пошатываясь, поднялась на ноги, со страхом посматривая на Таню. Взгляд одноклассницы не сулил ей ничего хорошего.

- Я не буду просить вас больше к ней не приставать, - дружелюбно проговорила Ольга. - Вы и так не будете.

Она вбила нож в горло Тани с такой скоростью и силой, что девочка не успела даже крикнуть - замерла, стекленея глазами и раскрыв рот - то ли от изумления, то ли от удара. Кровь хлынула так обильно, как не бывает и в кино.

Девочки завизжали и бросились врассыпную. Все, кроме жертвы. Та оцепенело смотрела на чужую смерть.

Таня неуверенно шагнула назад и опрокинулась на спину, заскребла ногами по снегу. Затихла.

Ольга выдернула нож, аккуратно обтерла его и сунула в карман.

- Детская травма, - доверительно сообщила она девочке, доставая из другого кармана сигареты. - В детстве меня тоже пытались гнобить. Вот, с тех пор ну никак не могу пройти спокойно мимо.

Женщина щелкнула зажигалкой и вкусно затянулась, будто не замечая валяющийся под ногами труп. Девочка завороженно смотрела на красные ручейки, проложившие в снегу многочисленные тропинки. Перевела взгляд на убийцу.

- Ну нет, - отмахнулась Ольга в ответ на немой вопрос, - я обычно не убиваю. Так, по шапке надаю и хватит. Она довольно улыбнулась, глядя на застывшее тело.

- Просто девочку, которая меня терроризировала, тоже Таня звали. Тут уж никак нельзя удержаться.

Writober, день 28. Детская травма. История, Рассказ, Writober, Длиннопост
Показать полностью 1
61

Writober, день 25. Маленькие гробы.

Поделки Сары наводили ужас не только на домочадцев, но и на гостей, ненароком заглянувших в комнату девочки.

- Я знаю, что в ее возрасте очень любят играть в куклы, - расстроенно говорила мама Сары своей подруге. - Строить домики, нянчить пупсов. Мебель, опять же, игрушечную красиво расставлять. Но вот кладбище это совсем не понимаю!

Подруга сочувственно кивала и торопливо допивала чай. Ей было не очень комфортно болтать по душам через стенку от склепа, пусть и ненастоящего. А странный ребенок, создавший этот склеп, уюта не добавлял.

Сара пропускала все нотации мимо ушей. Просто очередным утром она вдруг после завтрака начинала творить. Сосредоточенно вычерчивала на картонках фигуры, аккуратно вырезала, склеивала, и вот - новый гроб готов. Он, хоть и помещался на ладошке девочки, выглядел точь-в-точь как настоящий. Просто маленький. Сара счастливо смеялась и раскрашивала свою поделку, и ставила ее в специальный огороженный проволокой угол, к другим таким же. А было их немало…

- Да это из ряда вон просто! - Возмущалась бабушка. - Ребенок играется со смертью! Она накличет на себя какую-нибудь дрянь!

Сара игнорировала и это. Маленькие гробы стройными рядами шли вдоль стенки, а между ними девочка выкладывала дорожки из собранных в саду камушков.

- Это надо просто выкинуть! Выкинуть все эти ненормальные поделки и запретить! Запретить делать еще!

Каждый гробик был увенчан своей собственной крышкой. Над ними девочка трудилась больше всего, иногда часами выводя затейливые узоры вдоль краев.

- Она кем, простите, хочет стать? Могильщиком? Гробокопателем?! Виданое ли дело для девочки!

Сара поглаживала картонные бочка своих игрушек. Взрослые могли кричать сколько угодно, но поделки ее они не трогали. Только это и имело значение.

Безопасность творений девочки единожды и навсегда обеспечил ее отец. Бабушка и мать Сары раз за разом просили его повлиять на дочь, и в конце концов тот не выдержал. Отложив ради этого обед, отец молча прошел в комнату Сары и плотно прикрыл за собой дверь.

Разговор не длился долго. Тишина казалось несколько напряженной, хотя мать Сары и пыталась разбавить ее напрасно включенным радиоприемником.

Отец Сары вышел из комнаты спустя десять минут. Сел на кухне. Помолчал. И жестко запретил когда-либо прикасаться к маленьким гробам. Ошарашенная жена пыталась выяснить причину подобных запретов, но отец Сары, всегда мягкий со своей супругой, на сей раз наотрез отказался что-либо пояснять.

- Я просто запрещаю это делать. Это - ее личные дела. У каждого человека они есть. Нет ничего плохого в ее игрищах.

Даже бабушка не стала перечить. Женская интуиция иногда очень верно определяет, в каких случаях можно поспорить, а в каких лучше не стоит.

Сара, беззастенчиво подслушивающая лаконичный разговор, шкодливо улыбнулась и прикрыла дверь своей комнатки. Она не жалела, что рассказала отцу. Почему-то чувствовала, что он поймет.

***

- Только не открывай крышку, а то они могут выйти.

- Они?

- Ну...монстры.

- Какие монстры, Сара?

- Которые иногда приходят по ночам. Они приходят и пугают меня во сне. А утром они ничего не могут, и тогда я рисую их и запираю в гробы. Они не могут вырваться и больше не приходят.

Отец погладил по волосам прислонившуюся к нему дочь. Воистину, каждый борется со своими страхами по-своему.

- А почему ты не хоронишь их? Хотя бы в том же саду.

Девочка замялась.

- Понимаешь...мне кажется, что им там будет страшно и они убегут. Обратно, ко мне. Ты же не хочешь выпустить их, пап? - Встрепенулась она.

- Конечно, нет. И другим не дам. Пусть знают, как к тебе приставать.

Дочь немедленно просияла. Отец рассмеялся в ответ и встал, намереваясь выйти.

- Да, Сара, - едва тронув дверную ручку, он обернулся. - Если вдруг монстр будет слишком большим, зови меня. Соорудим вместе ему гробик попрочнее.

Она улыбнулась и кивнула.

Writober, день 25. Маленькие гробы. История, Рассказ, Writober
Показать полностью 1
110

Writober, день 23. Ты не станешь богом.

Тетя Марта рассказывала нам о том, что каждый из детей может стать богом. Нужно только выбрать, каким.

- Конечно, речь не идет о больших, матерых, всесильных богах. Все-таки вы дети, - говорила она. - Но можно стать маленьким богом. Богом чего-то одного.

- Тетушка Марта, - подавал со своей кровати голос Боб, - а я могу стать богом птиц?

- Конечно, Бобби, - она одобрительно кивала мальчику. - Это - хороший выбор. А что ты будешь делать, когда им станешь?

- Я буду следить за тем, чтобы птицы не умирали от холода. И чтобы, когда они летят на юг или обратно, все долетали! И чтобы коты их не ловили. И…

И начинались планы, фантазии, споры.

- А я буду богом солнечного света! - Радостно кричала Эльза, сама рыжая, как солнечный лучик. Ее веснушки несколько побледнели без любимых прогулок, но светиться девчушка не переставала. - Чтобы всем хватало солнышка и тепла, и было столько, сколько надо! Я слышала, в некоторых местах по полгода нет солнца. Там, наверное, очень грустно и темно…

Женщина гладила Эльзу по плечу, и глаза их обеих улыбались друг другу. Ясный лучик хочет быть лучиком и в дальнейшем, что же тут удивительного…

- Лично я, - солидно басил Билли из своего угла, - считаю, что лучше бога Еды профессии не придумали. Можно будет есть все, что угодно. И чтоб взрослые не думали, что мороженое - плохой обед. И чтоб животы после конфет не болели...и не толстеть!

- О, милый, не забудь навестить меня, - смеялась тетушка Марта. - Поговорим с тобой насчет последнего, я буду очень рада. Кевин, а ты? Хочешь быть кем-нибудь?

Худенький серьезный мальчик в огромных очках откладывал книгу. Он всегда казался взрослее, чем был на самом деле. Может быть, за счет всегдашней своей серьезности. Кевин редко участвовал в наших вечерних беседах с Мартой. Чаще всего он утыкался в очередную книжку.

- Я, тетушка, стал бы богом сказок. Так можно?

Мы затихали. Идея была интересной. Даже жалко, что не я придумал.

- Я бы узнавал, кому какие истории интересны, и подсовывал бы им книжки с такими историями...и сам бы иногда тоже их писал, разные сказки. Мои книжки назывались бы “Народными сказками” и не имели автора...такие есть, я видел.

Неудивительно, что он видел. Я, честно говоря, не знаю, какой бы книжки Кевин не видел. Такое ощущение, что он решил перечитать их все и в кратчайшие сроки. Мы раньше шутили над ним, мол, ты если не остановишься, то во взрослом возрасте читать будет нечего.

Но последнее время как-то перестали. Может, потому что богом стала основная заводила, Бетси. Ночью она как-то особенно сильно закашлялась, не могла остановиться. Медсестры куда-то увели ее, а наутро нам сказали, что Бетси достигла своей мечты. Она, помнится, хотела владеть человеческими снами. Говорила, что будет лечить людей от бессонницы и подобных вещей. Бетси всегда плохо спала.

Сразу после Бетси к нам в палату подселили Седрика. Он совершенно не влился в компанию. Мрачный, немного старше нас и какой-то агрессивный. Седрик услышал как-то наши беседы с тетушкой Мартой и сказал, что тетушка, как и все взрослые, пудрит нам голову, и дети здесь не становятся богами, а просто умирают. И нечего выдумывать.

На следующий день его перевели в другую палату, а тетушка Марта вечером рассказала нам, что дети и впрямь умирают, но внешне, не всерьез. Это такой своеобразный сон, благодаря которому мы обретем свои силы. В какой-то момент каждый из нас глубоко-глубоко заснет. И проснется уже не в теле ребенка.

Мы с восторгом пересказывали это нашим родителям. Мама Эльзы почему-то плакала, когда та рассказала ей о своих планах. Отец Боба молча похлопал сына по плечу. Моя мать просила меня не торопиться с исполнением. Но как не торопиться?

Я очень ждал этого. Я так хотел стать Кошачьим Богом, что даже попросил Кевина, когда тот глубоко заснет, написать про меня сказку. Про невидимого духа, который оберегает кошек и дает им девять жизней. И переселяет души умерших котов в тела рожденных котят. Кевин сказал, что обязательно напишет. Надеюсь, написал.

А у меня все никак не получалось совсем заснуть. Я старался читать или играть допоздна, чтобы потом сон был крепче, но неизменно просыпался на утро разочарованным. Персонал больницы при виде меня светлел глазами, перешептывался. Как-то раз я услышал, как мой врач говорил тетушке, что это какой-то “неординарный случай, невероятная жажда жить”. Мне было все это не очень понятно, но маленько тревожило.

А в итоге меня взяли и выписали. Просто в один момент приехала мама, и так крепко обняла, что я понял - меня забирают домой. Я разревелся, как маленький. Как же мои кошки? Я сказал, что отказываюсь уезжать. Что мне нужно крепко заснуть и не проснуться. Что там меня ждут долгие препирательства с Бобом насчет того, могут или нет мои подопечные есть его подопечных. Что Кевин вот-вот напишет про меня историю…

Тетушка Марта села передо мной и попросила посмотреть мне в глаза.

- Так получилось, - сказала она. - Так получилось, что ты не станешь богом. Зато станешь взрослым.

- Но это в сто раз хуже! - Выкрикнул я в отчаянии.

- Но это не помешает спасать твоих кошек, - улыбнулась тетушка. - Столько, сколько захочешь.

Я недоверчиво хлюпнул носом и уставился на маму. У нее было странное лицо. Никогда такого не видел.

- И мы начнем прямо сегодня, - проговорила она неожиданно хрипло. - По дороге домой найдем для тебя первого котика.

Writober, день 23. Ты не станешь богом. История, Рассказ, Writober, Длиннопост
Показать полностью 1
31

Writober, день 19. Ночные кошмары.

Степа очень любил момент, когда гасился свет и закрывалась дверь комнаты. Это означало, что впереди много часов наедине с ними.

Первый обычно появлялся около левого уха. Удобно примостившись рядышком, он добродушно стрекотал и касался мягкими щупальцами шеи мальчика.

- Привет-привет, - радостно шептал тот, не поворачивая головы. На них нельзя было смотреть - улетучатся вместе со сном. Лежи потом, пялься в потолок до рассвета. - Я не сплю! Ждал вас!

- Это так приятно, - безмолвно отдавалось у него в голове. Черный комочек тихо шуршал по подушке. Степа не видел, но мог поклясться, что это мохнатый шарик, умеющий вытягивать кончики своей мохнатой тьмы. - Нас обычно никто не рад видеть.

- А, если видят, хотят поскорее забыть, - подхватывал тот, что незаметно появлялся на покрывале в районе ног мальчика. Он был побольше, его голос в голове мальчика звучал чуть четче.

- Я помню, - сочувственно шептал Степа. - Но вы милые. Я вам всегда рад. Приходите почаще.

Комочки довольно посвистывали, меняясь в размерах и формах от удовольствия.

- Ну, маленький храбрец, что ты хочешь услышать от своих ночных кошмаров сегодня? - Ласково интересовался первый визитер.

- Что-нибудь про огромного зверя, поедающего всех, с кем встретится? - Загорался мальчик. - И будто я от него убегаю, а он все равно догоняет…

- Ишь, хитрый! - С пододеяльника прямо-таки чувствовалась улыбка. - Если ты будешь знать, в чем дело, ты же не испугаешься!

- А я и так ни разу не пугался, - беззаботно отвечал Степа.

И это была правда. Сколько бы ни бились над ним его гости, раз за разом насылая свои фантазии - мальчик неизменно просыпался в благодушном расположении духа. А за завтраком восторженно пересказывал маме все приключения, выпавшие на его долю.

Кошмары были заинтригованы. От их выдумок боялись спать даже взрослые. Встречали утро с колотящимся сердцем, кричали посреди ночи. Ели таблетки.

Этот же малец не только радовался им каждый раз, он звал их. Разговаривал с ними.

Кошмары привыкли к мальчику, а мальчик привык к ним. Они все чаще проводили ночи в славных беседах, перед тем, как невесомые комочки придумывали, что показать ему сегодня.

- А, может, тебе показать сон, в котором ты тонешь? - Предлагал один.

- Нет, заперт в горящем доме! - Перебивал второй. - И перед тобой рушатся стены!

Мальчик с равным энтузиазмом кивал что на одну, что на другую идею. Ему все было интересно, все годилось.

- Вот ты какой, - вздыхал по итогу комочек у уха. - Ничем не пронять. Но ладно, засыпай. Посмотрим, как тебе новая придумка.

Степа улыбался и послушно закрывал глаза. Мальчику, пережившему четыре химиотерапии и отправленному домой умирать, правда были не страшны никакие кошмары. Через месяц ему все-таки попробуют провести пятый курс, который он не переживет.

Но это не страшно. Уже не страшно.

Writober, день 19. Ночные кошмары. История, Рассказ, Writober, Длиннопост
Показать полностью 1
39

Writober, день 9. Я не сошел с ума.

Когда я проснулся, мой младший братишка еще самозабвенно дрых. Свесив худую и, несмотря на все усилия летнего солнца, бледную руку с кровати, он безмятежно посапывал носом, не подозревая, что я уже бодр и готов к шалостям.

Тихо откинув одеяло в сторону, я медленно подкрался к кровати брата.

- Маааарк, - сипло протянул я почти ему в ухо. - Я пришшшшел ссссъесть тебя, маленький мальчик...

Братишка поморщился во сне и заворочался, отворачиваясь от меня. Э, нет, так не пойдет. Я запустил руку под одеяло.

- Ты чувствуешь, как я меееедленно ползу по твоим ногам? Обвиваю твою шею, - пальцы второй руки легонько пробежались по ней, - и тебе становится тяжело дышать, Мааарк…

Братец слабо застонал, а я с трудом сдержал победный гогот. Он всегда велся на такие вещи и никогда не просыпался. Убрав руки и заботливо поправив одеяло, я отправился умываться, не забыв положить на кровать Марка большого резинового питона. Доброе утро, братишка!

***

- Знаю, - мрачно бубнит Марк, пристроившись рядышком, - что это все странно звучит и ты наверняка будешь смеяться, но это правда. По ночам они оживают и приходят ко мне. Я их чувствую во сне. Они живые, Брайан, живые. Сегодня утром у меня на кровати была кобра! Я ее на ночь к себе не брал!

- Питон, - машинально поправил я, сохраняя серьезное лицо внешне и крайне веселясь внутри. - Игрушечных кобр у нас вроде бы нет.

- Да неважно! - Марк вскочил и нервно прошелся вдоль берега, у которого мы сидели. - Их надо запирать на ночь, вот что я скажу!

Солнце вызолотило его волосы и мягко коснулось лица. Марк раздраженно фыркнул, пряча глаза от яркого света. Я встал и потянулся.

- Пойдем купаться, Марк. Вода все смоет.

Он явно не поверил, но чем еще заниматься по такой жаре.

***

В воде мы оба разыгрались настолько, что не хотели вылезать уже второй час. Вихры Марка слиплись от воды, а глаза покраснели от постоянного ныряния, но покидать воду он категорически отказывался.

- Ладно, тогда подожди меня, я сейчас вернусь! - Я резво погреб к берегу.

- А ты куда? - Братец машинально сделал несколько гребков за мной.

- Отлить, - обернулся я, - я не любитель, понимаешь, делать это в воде. Но если ты настаиваешь...

Марк шарахнулся в сторону под мой гогот.

Выбравшись на берег, я ненадолго удалился в кусты, чтобы обогнуть их и зайти в воду другим путем.

***

Так, теперь глубоко вдохнуть и нырнуть. Если все сделать правильно, то…

***

- Брайан! БРАЙАН!

Когда я выбрался из кустов, Марк ошалело метался вдоль берега. Увидев меня, он бросился ко мне с такой скоростью, что едва не сшиб с ног.

- Что-то схватило меня за ногу! Там! Под водой!

- Марк, брось. В этой реке крупнее сомов ничего не водится, а рук у них еще замечено не было.

- Да я клянусь, Брай, оно схватило меня и поволокло! Я еле вырвался!

Брата колотила крупная дрожь. Мда, так можно и переборщить.

- Марк, - приобнял я его за плечи. - Мне кажется, ты перекупался. Да и вообще, слишком много нервничаешь. Кобры, подводные хватания...ты головой не бился?

- Я абсолютно нормальный, - вырвался из моих рук братишка, - и с головой у меня все в порядке!

Несколько секунд он смотрел на реку, после чего решительно развернулся к дому.

- Если ты мне не веришь, мне поверят мама с папой. Они не будут говорить, что я сбрендил!

- Эй-эй-эй, - я нешуточно напрягся, - ты же не собираешься им это все рассказывать?

- Как раз собираюсь, - уверенность в голосе Марка не оставляла сомнений.

- Это плохая идея, - начал было я, но брат уже устремился к дому. - Марк! Марк! Они решат, что ты спятил! Марк, остановись!

Бесполезно. Как всегда, если он втемяшил себе что-то в башку, то это не выбить уже никаким криком. А, между прочим, родители вполне себе могут догадаться о происхождении подводных тварей и том, кто передвигает по ночам игрушки. Придется быть очень убедительным.

Я набрал воздуха и сорвался в сторону дома.

***

- В общем, у него просто разыгралась фантазия, пап. Мы три дня играли в подводных змеев, вот ему и снится всякая чушь.

- Брайан…

- Честное слово, пап, я тут не при чем! Он вчера заигрался с питоном, потом заснул с ним же в обнимку. С утра забыл про это и переполошился. Да он наверняка вам сам рассказал!

- Да... Рассказал. Пойдем. Прогуляемся.

- Куда?

- Увидишь. Мэри, собирайся.

***

- ...я не знаю, что с ним. Посттравматическое расстройство, может быть? Доктор, пожалуйста, помогите. Я не готова терять еще одного сына. Марк утонул год назад, и я...до сих пор не смирилась. А теперь Брайан сходит с ума! Он играет с ним, как будто тот...тот живой, доктор, понимаете…

- Миссис Клауфф, пожалуйста, успокойтесь. Выпейте вот это. Я понимаю, да. Детская психика пластична, мы обязательно вылечим Брайана.

- Он говорит, что ходит с ним купаться, общается с ним. Что они вместе ходили в кино...я...я не могу так, доктор.

- Ему придется полежать некоторое время у нас, миссис Клауфф. Не переживайте так, ради Бога. К осени вы получите полностью здорового ребенка.

***

Они сошли с ума?! Это крайне плохой розыгрыш, эй! Я здоров, слышите! Спросите Марка, если не верите мне! Ну да, я разыгрывал его, но я нормальный! Вы-пус-ти-те!

***

Марк стоял передо мной и улыбался. Свет от больничных ламп падал на его бледное лицо, на так и не высохшие с последнего купания волосы.

- Я же говорил, что не сошел с ума, - проговорил он довольно. - Посмотрим, сможешь ли ты теперь доказать то же самое.

Writober, день 9. Я не сошел с ума. Writober, Рассказ, История, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: