12

Взлёты и падения (2)

Продолжаем читать "Взлёты и падения государств"

Ссылка на предыдущую часть


В следующей части Ручир "открывает" для нас тривиальную истину круговорота жизни: шансы на перемены к лучшему наиболее высоки сразу после прихода к власти нового лидера, а потом этот лидер как правило "сдувается" и перестает двигать страну вперёд. Иллюстрируется всё это примерами Путина, Эрдогана, Дэн Сяо Пина, Мугабе и прочих. Интересно было прочитать о докладе автора книги российскому бомонду с  Путиным в том числе в 2010 году, когда он (на мой взгляд справедливо) посетовал на то, что Россия до сих пор не вылечилась от голландской болезни и так и не смогла в течение жирных нулевых годов построить конкурентноспособную промышленность, которая бы не была завязана на нефтегаз. На следующий день на Ручира обрушился шквал критики в российской прессе. Он делает вывод, что Путин зазнался и сошёл с пути реформ на путь дешёвого популизма и национализма. Похожий мотив он отслеживает во многих других странах, из чего выводит своё второе правило "естественного круговорота политической жизни":


...кризис толкает страну на путь реформ, реформы ведут к росту и процветанию, а процветание порождает самонадеянность и самодовольство, которые ведут к новому кризису...


Ручир рассказывает, что свежий лидер появляется как правило на волне кризиса, выражая волю масс к переменам. Он как правило проводит некие (в примерах Ручира как правило либеральные) реформы, и когда если они улучшают положение, расслабляется и почивает на лаврах, в то время, как реформировать нужно всегда и везде. В стране начинается застой, затем кризис, старый лидер уходит, приходит новый, и всё начинается сначала. Новый лидер может быть политиком в классическом смысле либо некий "технократ", т.е. банкир. Есть шанс, что технократ начнёт сразу делать то, что нужно, но ему труднее сохранить контакт с народом и удержать власть.


Сдобрено это всё изрядной дозой пропаганды  в духе насаждаемых МВФ в конце прошлого века неоконсервативных идей вашингтонского консенсуса. Все отрицательные примеры списаны с политиков левого толка, хвалит он, как правило правых политиков, расточая панегирики Рейгану и Пиночету.


Я не стану обсуждать экономические идеи, пропагандируемые автором. В конце концов, глава не  об этом, да и он сам признаёт спорность приводимых им же самим примеров. Но это вот универсальное правило круговорота жизни - жуткий примитив, у которого существует множество исключений, и потому уже практическая его ценность близка к нулю. В основе этого правила лежит неявная предпосылка, что реформы - это всегда хорошо, между тем, как они бывают разные, и даже самые благие намерения могут привести нас к вратам Преисподней. Сколько уже было случаев того, когда свежий лидер оказывался гораздо хуже "застойного", и его реформы крушили результаты работы целых поколений! Мне достаточно упомянуть имя Горбачёва. Также то, что старый лидер сдувается и не способен поддержать динамизм в политике - тоже далеко не очевиден, и Ручир сам приводит пример многолетней успешной политики сингапурского премьера Ли Куан Ю.


Одним словом, не всё так просто в нашей жизни. Продолжаем чтение.

Дубликаты не найдены

+5

пример многолетней успешной политики сингапурского премьера Ли Куан Ю
многолетняя успешная политика ли куан ю опирается на полное подавления инакомыслия, тоталитаризм и кумовство

раскрыть ветку 27
-1
Далеко не всюду, где тоталитаризм и кумовство, такой экономический успех.
раскрыть ветку 26
+2

Гораздо проще наблюдать за "кумами" на территории 10 квадратных километров, чем на территории в 25 тыс раз большей.

А ещё они зарабатывают на банковских услугах, гостиницах и фармацевтике. Что, кроме фармацевтики, не многим лучше экспорта полезных ископаемых.

А ещё там погода круглый год 26 градусов выше нуля. Когда у нас даже обычный дом для обычного человека будет стоить раз в 10 дороже, чем у них - просто за материалы.

И т.д. и т.п.

раскрыть ветку 1
0

да, забыл про последний секретный аргумент - американские инвестиции и полная политическая зависимость от сша)

раскрыть ветку 23
Похожие посты
222

Продолжение поста «"Гарри Поттера" выгнали из книжного магазина ради толерантности» 

The Spectator (Великобритания): новый роман Джоан Роулинг вовсе не «трансфобский»


Автор пытается докопаться до причин той ненависти, которая волнами обрушивается то на Джоан Роулинг, то на других писателей, не принимающих нормы политкорректности. Новая такая волна вызвана статьей в Daily Telegraph. Как же так получается, что люди, никогда не читавшие роман, уже ненавидят автора?

Продолжение поста «"Гарри Поттера" выгнали из книжного магазина ради толерантности» Книги, Джоан Роулинг, Толерантность, Мнение, Обзор, Спойлер, Рецензия, Ответ на пост, Длиннопост

Автор: Ник Коэн (Nick Cohen)


Цель клеветника — очернить имя своей жертвы настолько основательно, чтобы все, что она говорила и делала, лишь подкрепляло бы его клевету. У нее не может быть независимой жизни, не может быть никакой многогранности. Никто не имеет права сказать: «Хотя я не одобряю ее взгляды на X, я все же восхищаюсь тем, что она открыто высказалась по поводу Y». Пощады не будет, многогранность отрицается. Только злословие, и больше ничего.


В случае с Джоан Роулинг (JK Rowling) все, что она говорит и делает, необходимо вывернуть таким образом, чтобы подкрепить клеветнические обвинения в «трансфобии».


Вчера вечером я зашел в твиттер и, увидев, что там творится, спросил себя: «Какого черта они все раскричались?» Признаю, я часто задаюсь этим вопросом. В трендах твиттера лидировал ужаснувший меня хештег #RIPJKRowling («Покойся с миром, Джоан Роулинг»), а тролли и их легковерные фоловеры изливали свою ненависть. Роулинг стала крысой и расисткой. Ей советовали «сесть и заткнуться до конца твоих дней, трансфобская стерва».


Оказывается, она хочет, чтобы все трансгендеры «сдохли».

«Доказательства», которые спровоцировали этот шквал оскорблений, являются настолько неубедительными, что их не стоило публиковать даже в твиттере. Интернет-издание Pink News, которое освещает новости, касающиеся ЛГБТ-сообщества, выдвинуло свои аргументы для преследования Роулинг. В рецензии, опубликованной на этом сайте, сказано, что «в новой книге Джоан Роулинг речь идет о цисгендерном серийном маньяке, который переодевается в женщину, чтобы убивать своих жертв».

Я считаю, что ничего подобного в ее новой книге нет. И я могу с уверенностью заявить об этом, потому что я только что дочитал присланный мне на рецензию экземпляр «Дурной крови» («Troubled Blood»), пятого романа в серии книг Роулинг о Коморане Страйке, поскольку я работаю над развернутой статьей о ее убеждениях и искусстве для британского журнала Critic. Ни один честный человек, потрудившийся прочитать эту книгу, никогда не назовет этот роман трансфобским. Но в условиях культурной войны найти честных людей бывает очень трудно.


Те мужчины и женщины, которые в сети изливают свою ненависть в отношении Роулинг, не могли прочесть неизданную книгу. И их собственное невежество их нисколько не беспокоит, потому что еще ни разу за всю нашу историю не было такого, чтобы разъяренная толпа остановилась и открыла книгу.


Но один человек все же прочитал новый роман Роулинг. Это был автор рецензии, опубликованной в Daily Telegraph. И именно его оценка послужила толчком к началу этого пиршества ненависти. Суть книги Роулинг, написал он, сводится к «расследованию „глухаря" (висяка, преступления без шансов на раскрытие — прим. ред.) — исчезновения врача Марго Бамборо в 1974 году, в котором главным подозреваемым оказался Деннис Крид, серийный убийца-трансвестит. Интересно, что скажут критики убеждений Роулинг касательно трансгендерности о книге, мораль которой, кажется, сводится к следующему: никогда не доверяйте мужчине в женском платье».


Это скользкое «кажется» должно было насторожить читателей рецензии. Мораль этой книги вовсе не сводится к тому, что нельзя доверять мужчине, переодевшемуся в женское платье. Тема трансвестизма крайне редко возникает в этом романе. И даже когда она возникает, автор не придает никакого особенного значения тому, что убийца надевает парик и женское пальто (не платье), чтобы как можно незаметнее приблизиться к одной из своих жертв. Возможно, этой крошечной детали достаточно для того, чтобы невежды могли обозвать Роулинг «ведьмой» — и я не выдумываю, потому что именно так ее назвал голкипер клуба «Эвертон», а ныне звезда твиттера Невилл Саутолл (Neville Southall). Но вообще-то этого мало.


«Дурная кровь» — это роман на 900 страницах, который по своим масштабам и галерее персонажей очень напоминает романы Диккенса. Некая женщина средних лет нанимает Страйка и его помощницу Робин Эллакотт, чтобы они расследовали дело об исчезновении ее матери, которая пропала в 1970-х годах. В то время детективы подумали, что ее мать убил Крид, но никто так и не докопался до истины, а тело женщины так и не нашли.


Сначала Страйк и Эллакотт проверяют Крида, а затем и еще десяток подозреваемых. Нужно приложить немало усилий для того, чтобы найти в книге аргументы в пользу утверждения, что мораль романа — «никогда не доверяйте мужчине в женском платье». С другой стороны, неустанные поиски крошечных доказательств вины — это признак инквизиторов.

Суть сводится к следующему. На странице 75 Страйк слушает, как сын офицера, занимавшегося расследованием, рассказывает все, что ему известно о Криде.


«У него случались провалы, понимаете. Пенни Хискетт сумела убежать от него и составить в полиции его описание в 1971 году, но это им не слишком помогло. Она сказала, что он был смуглым и коренастым, потому что в тот момент на нем был парик и женское пальто, скрывавшее его телосложение. В конце концов его поймали благодаря Мелоди Боуэр. Она была певицей в ночном клубе, выглядела как Дайана Росс. Крид заговорил с ней на автобусной остановке, предложил подвезти ее, потом попытался затащить ее в фургон, когда она отказалась. Она убежала, передала полиции его точное описание и рассказала, что, по его словам, он жил в Парадайз-Парк».


Во время разговора со Страйком Крид упоминает о пользе губной помады и парика, которые помогали внушать женщинам, будто он «безобидный старый квир». И на этом все! Писатель использует незначительную деталь для того, чтобы объяснить, каким образом убийце удалось подобраться близко к одной из его жертв, — поскольку, очевидно, жертва, которой удалось убежать и передать полиции его точное описание, видела Крида и прежде, но без женского пальто и парика.


И вот литературный критик — сознательно или нет — спровоцировал настоящую бурю ненависти, в которую позволили себя втянуть тысячи людей. Даже собаки Павлова демонстрировали больше критической независимости.

Я не могу рассказать вам другие подробности, чтобы избежать спойлеров. Но я скажу так: когда вы дочитаете роман Роулинг до конца, вы поймете всю абсурдность заявления о том, что мораль этой книги — «никогда не доверяй мужчине в женском платье».


В отличие от ее возражений против шотландского национализма, которые, с моей точки зрения, все же проявили себя в романе, Роулинг не предпринимает никаких попыток подтолкнуть своих читателей к осмыслению аргументов о необходимости чисто женских пространств (очевидно, речь идет об опасности появившихся на Западе гендерно-нейтральных туалетов, где мужчины могут подобраться к женщинам в местах, закрытых для всеобщего обзора — прим. ред.). Не навязывает она и дискуссию о политике клиник, предлагающих гормональную терапию или хирургическое вмешательство. За тем способом, с помощью которого маскируется Крид, не стоит ровным счетом ничего. Никаких более широких выводов.


Но в одном смысле ее критики правы, называя ее «ведьмой». Книги Роулинг становятся все более феминистскими, в них все чаще возникает тема эмоционального и физического насилия над женщинами. Описания того, как мужчины смотрят на Робин Эллакотт сверху вниз, как они отправляют ей непристойные картинки, пристают к ней, не слушают ее и отказываются учитывать ее мнение просто потому, что это мнение женщины, — все эти пассажи сливаются в один из самых убедительных лейтмотивов романа.


В этом смысле новая книга Роулинг действительно является отражением ее онлайн-жизни. Как и персонажи ее романов, она знает, что женщины, произносящие что-либо не к месту, сразу же оказываются в одиночестве и в зоне обстрела — со стороны всех желающих.


Источник: https://inosmi.ru/social/20200917/248144089.html

Показать полностью
285

Никаких компромиссов

Доброго времени суток, уважаемые.


"Personalführung ist die Kunst, den Mitarbeiter so schnell über den Tisch zu ziehen, daß er die Reibungshitze als Nestwärme empfindet."


Управление кадрами - искусство так быстро "натянуть" работника, чтобы он принял разогрев от натяжения за тепло гнёздышка.


немецкий народный афоризм


Вы любите торговаться? Нет? Не огорчайтесь, большинство хомо сапиенсов тоже. И всё же это неизбежно. Вы можете уйти или заплатить больше, но это не уберёт из вашей жизни других людей с их мотивами и желаниями, вовсе не обязательно совпадающими с вашими. А дело-то с ними приходится иметь, ведь ваша жизнь от них зависит. Человек - общественное животное, увы. Потому без переговоров - никуда. Когда мне в руки попала эта книжка, мне машинально свело челюсть - так неприятно даже представить себе этот процесс. Но никуда не денешься, пришлось взять и прочитать.

Никаких компромиссов Книги, Рецензия, Психология, Переговоры, Общение, Длиннопост

Никаких компромиссов. Вести переговоры, как если бы от этого зависела ваша жизнь.


Автор книги - Крис Восс - шеф-переговорщик ФБР по освобождению заложников и прочему. Книга вышла в 2017 году и уже издана на русском. Как видно, годный, необходимый материал. Задним числом отмечу - с оговорками. Можете найти её в интернете и прочитать сами. Она невелика, идёт легко и наполнена детективными сюжетами.


Главный мотив автора - показать, что при переговорах важен эмоциональный контакт. Нужно влезть в душу партнёра, понять, чем он дышит и ненавязчиво начать манипулировать им, используя современные достижения психологии. Полностью добиться своих целей и при этом создать у партнёра впечатление, что и он кое-что приобрёл. Главное при этом - не концентрироваться на деловых деталях, а влезть в душу собеседника, как это делает психотерапевт. Сказывается опыт автора, начавшего карьеру на телефонной линии психологической помощи потенциальным самоубийцам и продолжившего её, общаясь с фриками и бандитами, захвативших заложников. В процессе оказалось, что то, что работает с психами, работает и с нормальными людьми.


Новый подход диктует новые методы. Не нужно бомбардировать собеседника аргументами Необходимо сопереживать ему. Успокаивать. Переговоры - это всегда стресс. Хорошо это делать голосом ночного радиоведущего. Не спешите. Улыбайтесь. Для этого вы должны прежде всего успокоиться сами. Обеспечьте контакт тем, что повторяйте то, что говорит вам собеседник. Можете даже попытаться отзеркалить его позу.


Однако работа переговорщика - не только тупое обезьянье отзеркаливание. Это тяжёлый интеллектуальный труд. В процессе переговоров нужно догадаться, что на самом деле нужно вашему партнёру. При этом этого порой явно не знает он сам! По крайней мере не может выразить словами. Придите ему на помощь, сформулируйте его требование кратко и ёмко, используя при этом ненавязчивые слова типа "похоже на то, что...". И он расцветёт. Или не расцветёт. Постарайтесь найти, где собака зарыта, и кратко резюмировать, чтобы он ответил вам "Это так!" - и он ваш. Или не ваш, если ответит "Вы правы...".


Идём дальше. Автор рекомендует не действовать подобно навязчивому телефонному маркетингу, который изо всех сил пытается выдавить из вас "да". Когда человек говорит "да" - он часто неискренен. Гораздо искреннее он говорит "нет". При этом он ощущает некую силу, чувствует себя в безопасности. Используйте это. Сформулируйте свой вопрос, чтобы вам выгодно было услышать отрицательный ответ. Например, спросите человека, не желающего продолжать сотрудничество: "Вы отказались от этого проекта?" Или вот ещё один хороший вопрос: "Вы хотите прослыть тем, кто не исполняет соглашений?"


В начале книги создаётся впечатление, что её пишет Дейл Карнеги. В процессе к нему добавляется Даниел Канеман в компании с Насимом Талебом. И все они шепчут тебе в ушко: "Надуй! Надуй его так, чтобы он и не заметил!" Не уступай ни цента, ибо не обязан, в конце концов его цена дальше от реальности, чем твоя. Да и вообще справедливости не существует. Если знаешь, что его поджимает время - тяни его. Не называй первым свою цену - его первая цена может оказаться ещё лучше для тебя. Свою цену называй "от и до", чтобы заставить его думать о о больших числах. Не называй круглых цифр - это несерьёзно. "Шеф, на меньше, чем 107500 рублей мне семью не прокормить" звучит солидно, как если бы ты сидел вечером с калькулятором и считал это. И вообще не в деньгах счастье - может быть тебе могут предложить какие-то плюшки, которые для них ничего не стоят, а для тебя - ого-го. Сделай ему в свою очередь подарок, который для тебя ничего не стоит. И вообще дай ему понять, что, не придя к соглашению с тобой, он больше потеряет.


Мне очень понравилась глава об иллюзии контроля. Тебя говорят: "Давай деньги!" А ты говорят: "А откуда я их возьму?" И тут чувак начинает думать за тебя. Включайте дурака. Чаще говорите "Ну и что же мне теперь делать?" Жлоб на том конце провода превращается в кризис-менеджера, решающего на самом деле ваши проблемы. А чо, годно. Эта фигня называется "выверенные вопросы". Выверенные прежде в сего в выборе слов. Спрашивайте "как" или "что", но не старайтесь меньше говорить "почему" - это ставит вас в роль следователя. И в любом случае избегайте конфронтации, прикусывайте свой язык, если даже есть, что ответить.


Книгу автор завершает вишенкой на торте - чёрными лебедями. Это такие факты в загашнике переговорщика, которых другая сторона не только не знает, но даже и не догадывается о них. И это такие вещи, которые кардинально могут повлиять на результат. Крис говорит, что чёрных лебедей у каждой стороны бывает как минимум трое. Как их распознать? Ответ дан в самом начале. Влезай в душу собеседника. Узнай, во что он верит. Покажи ему, что ты - такой же. Для понимания его мотивов важно самому иметь в виду, что если ты думаешь, что он безумец, то скорее всего ты чего-то не знаешь. Или он чего-то не знает, такое тоже может быть. Или у него совсем другие интересы. В книге был один такой чудик, который захватил заложников не для выкупа или чего-то ещё, а для того, чтобы его стрельнула полиция. Грохнул одного, а потом взял и прислонился к окну, чтобы его увидел снайпер, с которым вчера перестреливался. И, наконец, чтобы узнать что-то важное, нужно говорить с партнёром лицом к лицу. По имейлу он тебе многого не расскажет хотя бы потому, что у него есть время подумать перед ответом. А ты не узнаешь, бегали ли у него глаза при общении.


Книга - мастрид. Да, неприятно даже читать о многих вещах, не говоря уже об использовании их на практике. Но во-первых, не хочется самому попасть на удочку вот таких вот манипуляторов, во-вторых, можно узнать для себя что-то новое, например, как распознать лжеца (слишком многословно оправдывается, говорит местоимениями и т.п.). Ну а в-третьих...  оно таки работает.

Показать полностью 1
37

Жизнь взаймы: роман Ремарка о ценности человеческой жизни

История любви, разворачивающаяся в Париже, Риме, Венеции, Монте-Карло и других городах Европы. Клерфэ, стареющий гонщик, рискует своей жизнью ради побед на гонках. Лилиан, молодая девушка, больная туберкулезом. Не желая доживать свои дни в душном санатории, она вместе с Клерфэ отправляется в путешествие по Европе.


В чем состоит ценность человеческой жизни? Кто ценит жизнь больше: здоровый или больной? Роман Ремарка не из числа тех книг, которые можно поставить на полку и забыть. «Жизнь взаймы» наполнена рядом важных, актуальных вопросов о жизни и смерти, но ответы на них, увы, или к счастью, придется искать читателю, вступая в своеобразную дискуссию с героями.


Ремарк, по сути, предоставляет нам сразу две точки зрения. Клерфэ может в любой момент уйти из гоночного спорта, но вместо этого из раза в раз рискует жизнью ради наград на соревнованиях, хотя прекрасно осознает, что его физическая форма уже не та, что лучше уступить дорогу молодым. Лилиан уезжает из санатория, прекрасно понимая, что внутри него она проживет дольше, чем снаружи. Тем не менее, по мнению Лилиан, она умрет в любом случае, но умрет счастливая, познав жизнь.


Для Лилиан каждый прожитый день как праздник. Каждый свой день она стремится сделать уникальным, совершив то, что никогда не делала прежде. Пускай этот роман Ремарка лишен политического окраса, но последствия войны ощущаются и здесь. Даже в самые счастливые моменты присутствует меланхоличное ощущение затишья после бури. Для этих людей такой «бурей» стала война, которая на долгие годы повергла мир в горестное молчание. На каждой странице этой истории лежит нестираемый отпечаток холода и тревоги.


Мужество вовсе не равнозначно отсутствию страха; первое включает в себя сознание опасности, второе — результат неведения.


P.S. спасибо за книгу, Лейла.

Жизнь взаймы: роман Ремарка о ценности человеческой жизни Книги, Литература, Что почитать?, Рецензия, Эрих Мария Ремарк, Обзор книг
37

Монт-Ориоль: один из самых легких романов Ги де Мопассана

«Монт-Ориоль» — набирающий популярность курорт, включающий несколько санаториев с целебными минеральными водами. Здесь собирается весь высший свет. И занят этот высший свет довольно обычными делами: прогулками, изменами, светскими вечерами и разговорами. Ничто не способно нарушить размеренную жизнь курорта.


После романа «Жизнь» того же Мопассана, «Монт-Ориоль» как бальзам на душу. Тихое, приятное, спокойное произведение. Пускай и в нем найдется место интригам и трагичным моментам, но, как говорилось выше, ничто не способно нарушить размеренную жизнь курорта. Обиды забываются, а проблемы растворяются во вчерашнем дне. Занятно, что «Жизнь» Мопассана порой напоминала женский роман, а «Монт-Ориоль» напоминает роман курортный.


Собственного, от этого он только выигрывает.

Монт-Ориоль: один из самых легких романов Ги де Мопассана Книги, Что почитать?, Литература, Франция, Рецензия
376

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах

Мартин Иден – рабочий парень, моряк, выходец из низов случайно знакомится с Руфью Морз – девушкой из состоятельной буржуазной семьи. Желая стать достойным нее и попав под обаяние высшего общества Мартин берется за самообразование. Узнав, что журналы платят приличные гонорары авторам рассказов Мартин берется за писательство будучи уверенным, что может писать гораздо лучше других.


Больше, чем просто основанный на автобиографии роман писателя. Джек Лондон еще со времен своих первых литературных опытов не по наслышке узнал о тяготах писательского труда. О журналах, которые не читая отправляют твои работы в корзину. О журналах, которые зажимают гонорары авторам. И о тех же самых журналах, которые стоит тебе достичь успеха, готовы миллионы класть у твоих ног, только бы следующую рукопись ты отправил по почте именно им. В то же самое время когда скучные и бесталанные авторы мгновенно получают финансовую отдачу. Такой распорядок дел не мог не коробить молодого Лондона и его собратьев по перу.

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах Книги, Что почитать?, Рецензия, Джек Лондон, Литература, Чтение, Длиннопост

Но не все в романе списано с жизни Лондона. Хотя он имеет много сходств со своим героем – оба моряки из рабочего класса и писатели с ошеломительным успехом – судьба Мартина Идена гораздо более трагична. Отношения с Руфью Морз заранее были обречены на провал ввиду пропасти в социальном положении обоих. Тогда, в начале 20 века, встать на ноги и достичь высот будучи ребенком из рабочей семьи было чем-то фантастичным. И только смельчаки вроде Идена, которые были готовы месяцами сидеть над учебниками, изучая математику, родной язык, этикет и избавляясь от жаргона могли заработать мизерный шанс на успех. Но шанс этот был настолько маленьким, что девушки из высшего общества должны были сто раз подумать, перед тем как связать свою жизнь с бедняком. Но Мартина Идена трудности не пугали.


После прочтения сотен книг мир вокруг менялся, приобретал краски, казался свежим и насыщенным. Вместе с ним преображался и главный герой. Светские вечера не казались теперь такой уж далекой перспективой. Мартин вполне мог занять свое место среди всех этих адвокатов, судей, профессоров и банкиров. Но вместе с тем люди, на которых Мартин равнялся и желал походить, которым втайне завидовал, оказались всего лишь глупыми лицемерами с шаблонным мышлением. И это в конец сломало тонкую душевную натуру Идена. А вернуться к старым друзьям, коллегам по флоту он уже не мог, ибо стал сильно превосходить их по интеллекту. Не в состоянии до конца как покинуть прежнее окружение, так и влиться в новое он застрял на перепутье. Случайное обстоятельство познакомило Мартина с буржуазным обществом и оно же стало главной ошибкой его жизни. Достигнув высот, но не найдя того, что искал, он ушел в глубокую депрессию.


Единственным утешением для него осталось море. Последняя его связь со «старой жизнью», с предками, среди которых он родился. Море – важный мотив произведения. В то время как для большинства моряков море – это командировка, период между отплытием с суши и возвращением назад. Для Мартина Идена море – родная стихия, лишь рядом с которой он может обрести счастье. Последнее место, куда он может прибиться, будучи не в состоянии жить в обществе полного лицемерия, лжи и скудоумия. В обществе слишком сложном для честного творческого человека.

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах Книги, Что почитать?, Рецензия, Джек Лондон, Литература, Чтение, Длиннопост
Показать полностью 1
33

Первоистоки (4)

Заканчиваем знакомиться с книгой Льюиса Дартнелла "Первоистоки. Как история Земли оформила человеческую историю.".


Содержание предыдущих частей: 1 2 3


В очередной главе Льюис обратился к истории Евразии, носящей отпечаток земной географии. Ход этой истории определялся двумя основными аспектами: дальними торговыми маршрутами и кочевыми народами, регулярно изливавшимися из центральных районов материка на его периферию, бросая вызов местным цивилизациям. Торговля эта, начавшись около трёх тысячелетий тому назад, пережила большой скачок с появлением крупных торговых партнёров в начале нашей эры: Ханьской и Римской империй. Их экспансия была во многом ограничена природными границами: реками, горными цепями, пустынями и морским побережьем. Китайский шёлк (а также восточные специи, ковры, кожа и т.п.) послужил основанием для возникновения и роста торговли между ними, которая достигла пикового значения во втором веке. Торговый путь, названный Великим Шёлковым, пролегал через степи, пустыни и горные цепи Евразии.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Великий Шёлковый путь


По идее на этих широтах пустынь быть не должно: субтропики с их нисходящими сухими потоками воздуха находятся южнее (например, аравийские пустыни находятся в субтропиках). Но здесь вмешалась геополитика тектоника литосферных плит, нагрёбшая Гималаи с Тибетом и Тянь-Шанем при столкновении Индии с Евразией. Высокие горы изменили движение воздуха, сместив зону пустынь на север. В тяжёлых условиях роль транспортного средства была ключевой, и никто не смог лучше продвигаться по пустыне, чем верблюд с его экономным водосберегающим обменом веществ и подбитыми лапами, способными ступать и на раскалённый песок, и на каменистый склон. Не будь верблюда - не было бы и Шёлкового пути.


Севернее пустынь и южнее тайги сквозь Евразию пролегла полоса степей. Там, конечно, условия получше, чем в пустыне, но охотнику-собирателю особо не разгонишься. Травой не наешься, дичи немного. Зато хорошие условия для скотоводства. Однако чтобы прожить в степи, нужно быть мобильным: стада быстро съедают подножный корм. Человек приручил животное, идеально подходящее и для передвижения, и для жизни в степи - лошадь. Хотя, по правде говоря, приручали лошадь вначале для питания кониной, а гарцевать научились уже потом. Большим плюсом было и изобретение повозки с запряжёнными волами в Месопотамии в четвёртом веке до нашей эры.


Мобильные кочевые племена могли свободно перемещаться в пределах степной полосы по всей Евразии, от Венгрии и до Манчжурии. Кочевники, промышлявшие и набегами, имели непростые отношения с соседними земледельческими и приморскими обществами. Периоды изменения климата, когда степь получала меньше осадков, вошли в историю человечества переселениями народов. Один народ в поисках пастбищ сдвигал с места другой, тот третий и так далее. Земледельцы, как могли, защищались от набегающих орд. Китайцы построили знаменитую стену, спасавшую, однако, далеко не всегда. Индусам повезло больше: помогли горные хребты, защищающие страну с севера. Запад Евразии был раскрыт, и в этом направлении степняки накатывались волна за волной. Но, пограбив, им приходилось уходить восвояси: в лесной полосе фуража для конной армии не хватало. Чтобы утвердиться, одни народы стали жить в лесостепи (гунны, положившие конец Западной Римской Империи), другие - сменили род занятия, перейдя к земледелию (турки, сделавшие то же самое с Восточной). Чингиз-хан и его потомки сумели основать непревзойдённую по размерам державу Евразии, объединив под своей властью торговые пути, по которым между Востоком и Западом снова пошли караваны. Они принесли в Европу не только специи, но и порох, и чёрную чуму. Чума подорвала и господство самих монголов. Порох помог оседлым районам совершить военную революцию, окончательно сместив баланс в свою пользу. Аграрные цивилизации, больше не боящиеся степных кочевников, стали распахивать степные чернозёмы. Так и Россия превратилась в мировую державу. Широкие плодородные просторы вызывали зависть у народов, их избавленных. В степях Украины Гитлеру виделось решение вопроса жизненного пространства. Не получилось.


Путь на Восток после воцарения турок на Босфоре снова оказался закрыт. Европейцам пришлось искать новые пути в Индию и Китай. Нормальные герои пошли в обход. После завершения Реконкисты и высадки на африканском берегу португальцы почувствовали вкус богатства, приносимого торговлей. Они стали стали искать удачи в морских просторах. Парусные суда их были влекомы и ветром, и течением по старому финикийскому торговому пути вдоль африканского берега. Были заново открыты Канарские острова. Проблема была в том, чтобы вернуться оттуда домой против ветра и течения. Португальцы решились на рискованный манёвр, названный потом volta do mar - "поворот моря". Вместо того, чтобы пойти прямо назад, на северо-восток, они отправились на северо-запад. Начиная примерно с широты 30 градусов они ловили юго-западный ветер, который помогал им вернуться домой.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

volta do mar


На обратном пути были открыты необитаемые Азорские острова и Мадейра, послужившие плацдармами для дальнейших морских открытий. Пойдя с Канарских островов с ветром далее а юго-восток, португальцы открыли новый плацдарм - Острова Зелёного мыса. Но чтобы добраться до них, требовалось обогнуть мыс Бохадор, за которым начиналася неспокойная полоса ветров. Античные мореплаватели не отваживались заплывать так далеко. Жилу Эанешу это удалось, и вряд ли он обошёлся без применения теоремы о сложении скоростей. Только посредством измерения скорости и направления морского течения и корректировки курса  возможной океанская парусная навигация. В середине пятнадцатого века был разведан путь в Гвинейский залив, который находился в зоне экватора. Как следствие - полоса штилей с неустойчивыми ветрами. После этого африканский берег снова повернул на юг. Пройдя экватор, мореплаватели-первопроходцы потеряли из вида Полярную звезду, служившую ориентиром на север и позволявшую определять градус широты. В португальский язык вошло слово desnorteado, буквально "потерять север". Настоящий перевод - дезориентировать. Корень русского слова, однако, не север, а Ориент - восток. Там, где восходит солнце.


Потеря Полярной звезды была небольшим горем - вместо неё быстро нашли Южный Крест. Гораздо сильнее мешали продвигаться на юг встречные океанские течения и ветра. Бартоломеу Диаш в 1487 году устал красться вдоль берега и отважно повернул в океан, подобно своим предшественникам в Северном полушании. И это принесло плоды: он попал в полосу западных ветров. Они позволили обогнуть южную оконечность Африки, посрамив древнего Птолемея, считавшего, что Африка не кончается на юг. Дорога в Азию была открыта. На обратном пути он обогнул южную оконечность Африки с неспокойными идущими друг навстречу другу водами Индийского и Тихого океана, назвав её мысом Бурь. Португальский король связывал, однако, с этим мысом определённые надежды, по которым он его и переименовал - Мыс Доброй Надежды.

В это же время один гэнуэзский мореход загорелся идеей попасть на Восток, пойдя не на юг, а на запад. В то время уже знали, что Земля имеет форму шара, и даже более-менее правильно представляли его размеры. Ещё Эратосфен оценил длину экватора, ошибившись всего на десять процентов. Представляли и размеры Евразии. По расчётам выходило, что до Китая на запад нужно идти 19 тысяч километров - невыполнимая задача по тем временам. Христофор Колумб - так звали нашего морехода - решил подмухлевать. Он взял наименьшую по тем временам оценку размера земного шара и скомпоновал с наибольшей оценкой протяжённости Евразии. Португальцев этим мухлежом убедить не удалось, а вот с испанцами ему повезло. И повезло ему вдвойне, потому что при делёжке морских островов-плацдармов испанцам достались Канары, откуда дуют надёжные северо-восточные пассаты, быстро приведшие его в Индию. Вест-Индию, конечно. Если бы он попробовал с португальских Азоров, у него бы ничего не вышло. Они расположены севернее, и ветра там другие, западные. Но у него появилась проблема возвращения домой. Как быть - плыть против ветра? Попытался - не получилось. И он пошёл на север, где ему снова улыбнулась удача в виде западных ветров, вернувших его на Азоры, а затем домой.


Дальние морские плавания под парусом невозможны без знания закономерностей движений земных воздушных масс. Мореплаватели-первооткрыватели определяли их методом проб и ошибок. Теперь мы уже в подробностях знаем причины тех самых ветров и течений, служившие необходимой подмогой в плавании. Глобальную машину ветров приводят в движение всего три причины: жара на экваторе, расширение воздуха при нагревании и вращение Земли. На экваторе солнечный свет падает практически отвесно. В результате большая часть энергии поглощается, нагревая земную поверхность и воздух около него. Воздух, нагреваясь, расширяется и уходит вверх. Уйдя наверх, он охлаждается, в результате чего влага из него конденсируется и выпадает в виде тропических дождей. Этот высохший воздух уходит затем на север или на юг - в сторону полюсов, где воздух холоднее, а значит и давление ниже. По ходу движения на высоте он продолжает охлаждаться, и в районе субтропиков становится настолько холоден и тяжёл что возвращается назад к земле. Именно на этих широтах и расположена полоса пустынь, поскольку воздух-то сухой. Оттуда, из субтропиков, воздух возвращается назад к экватору, ведь там его затягивает вверх, а свято место пусто не бывает - в зону пониженного давления и стремятся ветра из субтропиков. Только вот какое дело - идя на юг ( или на север в Южном полушарии), ветра эти отклоняются на запад. Так делают не только ветра, но и баллистические ракеты, и реки, подмывающие в Северном полушарии правые берега, а в Южном - левые. Так называемая сила Кориолиса, вызываемая вращением земли, приводит в движение восточные ветра - пассаты.


На самом деле силой она является лишь в неинерциальной системе отсчёта. То есть это инерция движения. Если мы запустим ракету с экватора на Северный полюс, то по мере движения её на север линейная скорость вращения поверхности под ней будет постоянно уменьшаться, достигнув на полюсе нуля - полюс ведь вращается, стоя на месте. Вот и будет ракету по инерции сносить вправо: она ведь при пуске помимо импульса на север, "унаследовала" и вращение Земли с о скоростью экватора. Вот потому ветра, дующие из субтропиков к экватору - пассаты - отклоняются  на восток.


Похожая картина кругового движения воздушных масс складывается и в районе полюсов. Там тоже дуют восточные ветра. А вот в умеренной области - на широтах от 30 до 60 градусов, господствуют западные приземные ветра. Эта зона является чем-то вроде шариков в подшипнике, зажатых между движущимися кольцами.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Глобальная машина ветров.


Эта машина ветров работает по всему земному шару, но с одним исключением. Очень важным исключением. Евразийская крыша мира мешает нормальному движению ветров. Это приводит к тому, что ветра в Индийском океане движутся не "как обычно", а дуют сообразно сезонам. Летом они дуют с моря на евразиатский материк (море нагревается быстрее, чем земля, потому воздух там расширяется быстрее). А зимой - обратно. Эти ветра называются муссонами. С ними были хорошо знакомы арабские мореплаватели, но не Васко-да-Гама - ещё один португалец, пошедший по стопам Бартоломеу Диаша. Дойдя до восточного берега Африки он смог найти проводника, который с летним муссоном помог вмиг добраться напрямую через океан в Индию. А вот обратно он решил возвращаться в то же лето, и жёстко прокололся. Своего он добился, но одним судном и частью матросов пришлось пожертвовать, борясь с природой. Но богатый груз пряностей на оставшихся судах окупил все расходы и лишения. Португальцы спокойно и уверенно продолжали строить свою империю, получив в конце концов главный приз - острова Пряностей.


Испанцы, развернувшись как следует в Новом Свете. В бывшем вулкане в районе Потоси были найдены гигантские залежи серебра, которое ценилось в Китае не хуже золота. Это серебро грузили на галеоны, которые с пассатами шли на Филиппины, по дороге, открытой Магелланом. Там серебро меняли на китайские шелка и пряности. Затем суда шли на север, попадая в полосу западных ветров, которые приносили их обратно в Америку, в район Калифорнии.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Манильский маршрут галеонов.


Голландцы нашли свой, быстрый путь к пряностям индонезийского архипелага. Первым его проложил капитал Броувер. Пройдя мыс Доброй Надежды, он не повернул сразу на север, а сделал паузу воспользовался западными ветрами ревущих сороковых, которые перенесли его через Индийский океан. Таким образом он сэкономил путешествие через Малаккский пролив, придя сразу на Яву. Всё бы хорошо, вот только когда нужно повернуть на север? Надёжных инструментов определения географической долготы тогда не было, и моряки рисковали проспать. Проспав, они разбивались о рифы и скалистые берега Австралию. Так и был открыт этот материк.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Маршрут Броувера


Колумбов маршрут веками служил для путешествий по Атлантике, будучи усовершенствованным до так называемого "Атлантического треугольника". Суда, гружёные европейским текстилем и оружием, отправлялись к берегам Западной Африки, где меняли товар на свежедобытых местными правителями рабов. Живой товар шёл пассатами в Бразилию и США на плантации. Кофе и хлопок из Америк завершали товарооборот, идя западными ветрами обратно в Европу.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Атлантический треугольник.


Мне осталось только упомянуть, что ветра и вращение Земли разгоняют также морские течения. При этом вода тяжелее воздуха и тянет сильнее. Из-за той же силы Кориолиса течения в Северном полушарии описывают круг по часовой стрелке, а в Южном - против. Потому-то португальцам пришлось несладко, продвигаясь на юг вдоль Африки после пересечения экватора.

Первоистоки (4) Книги, Рецензия, Научпоп, География, История, Навигация, Энергетика, Великая степь, Длиннопост

Вот так, с ветрами, течениями и Божьей помощью люди освоили морские просторы.


Автор закончил свою книгу главой о крови мировой современной экономики - энергии. Исторически аграрные общества использовали для своих целей энергию Солнца, накопленную в древесине, а также в мускульной сили человека и животных. По мере дефорестации этот источник обнаружил свой предел. Потом стали, вырубая дерево, оставлять пень, давая расти из его новому дереву. Помогло, но несильно. В середине семнадцатого века Европа вышла на "пик дерева". Ещё была энергия воды и ветра, но и этот источник и нестабилен, и ограничен в пространстве. Нужно было искать что-то новое. Промышленная революция в Англии дала ответ на этот вопрос - уголь. Там он залегал рядом с железной рудой - "два в одном" для металлургов. А кое-где и "три в одном", если рядом был ещё и известняк, добавляемый в руду при плавке. Огромные залежи каменного угля помогли оставить позади пик дерева, а паровая машина позволила поставить на службу законсервированную в угле энергию Солнца в промышленности и транспорте.


Эта энергия была сохранена для нас далеко в прошлом, в периоде, названном современными геологами каменноугольным. Тогда Землю покрывали голосеменные деревья, которые, отжив своё, не сгнивали в земле, а миллионы лет консервировались в толщах пластов. Учёные спорят, почему это происходило. Раньше думали, что в то время грибы ещё не научились разлагать древесный лигнин, но Льюис написал, что эту гипотезу уже опровергли. В древесине тех лет не было много лигнина, более того, имеются залежи китайского угля из тех времён, когда уже появились грибы, способные переваривать деревья. Свежая гипотеза говорит о том, что в то время большие площади земной поверхности находилось в прогибах, образовавшихся при столкновении материков в единый - Пангею. Эти прогибы с лесами периодически затоплялись из-за климата и таким образом консервировались в болотах. Ну, может быть, может быть, хотя как-то тоже не особо убедительно...


Золотой век угля, однако, уже в прошлом. Углю пришёл на смену ещё лучший энергоноситель, который и более энергоёмок, и легче транспортабелен - нефть. Нефть тоже солнечная энергия из прошлого, но на сей раз из мелового периода. Тогда было жарко, тёплые мелкие моря покрывали огромные поверхности. В этих тёплых морях было огромное количество фитопланктона, который, отмирая, выпадая "морским снегом" на дно моря. Этот процесс идёт и сейчас, но нефти при этом не образуется, потому что морской снег поедают бактерии и  придонные животные. А тогда из-за того, что температура была выше, кислорода в морях не хватало, и бактерий этих не было. Так и образовались нефтяные залежи Мексиканского залива, Ближнего Востока и Восточной Сибири. Всё это были неглубокие моря в то время.


К сожалению, сжигая ископаемое топливо, мы портим климат, в котором привыкли жить, и последствия этого уже терпим на своей шкуре. Парниковому эффекту трудно что-то противопоставить - сразу столкнёмся с энергетическим голодом. Автор вызывает уважение, справедливо не указывая о "блестящих перспективах" солнечной и ветровой энергетик, ибо их нет. Это может быть частью решения, но не решением. Конечно, только термояд спасёт нас. Мы решим проблему энергии и климата, если сможем зажечь на своих электростанциях искусственные солнца. К сожалению, Дартнелл не говорит читателю, что попытки "приручить" термоядерный синтез длятся вот уже полвека, и, несмотря на ощутимый прогресс, далеки от окончательного успеха. А климат меняется уже сейчас. К сожалению, автор ничего не говорит про атомную энергетику. Да, она имеет недостатки, но где альтернативы? Пока их нет, придётся пользоваться тем, что есть.


Вот и закончилось наше знакомство с книгой Льюиса Дартнелла. Мне трудно припомнить автора, столь широко и глубоко знакомого с историей планеты и её обитателей, а также столь увлекательно и компетентно её излагающего. Скажем спасибо Льюису и будем ждать его новых книжек.

Показать полностью 6
26

Девяносто третий год: роман Гюго о Великой французской революции

Май 1793 года. Монархия во Франции развалена, провозглашена Первая республика, в стране царит гражданская война. На бретонском побережье высаживается маркиз де Лантенак, сторонник старого режима, принявший командование над восставшими против республики. Весть о его высадке быстро распространяется и незамедлительно на него начинают охоту революционеры, в числе которых его внучатый племянник Говэн.


Не «Война и мир», конечно, но массивное произведение: и по форме, и по содержанию, и по смысловой наполненности. Роман построен на противостоянии двух вышеупомянутых родственников, двух моделей общества, двух видений истории и систем ценностей. Лантенак — монархия, старый режим, царствовавший во Франции 15 веков; Говэн — республика. Зная историю этой страны, сразу становится ясно кто здесь победит. Но у Гюго все гораздо сложнее. Его герои — не трибуны для оглашения каких-то определенных идей, а многогранные сомневающиеся личности. Границы добра и зла в произведении и вовсе размыты, поэтому читательские симпатии систематически переходят от одних к другим.


Хотя большая часть книжного пространства выделена на описание боевых сражений и событий, разворачивающихся вокруг них, Гюго успевает передать в поясняющих главах культуру и обычаи этой эпохи, настроение в обществе, географию, архитектуру, работу Конвента и проиллюстрировать беседу между Робеспьером, Дантоном и Маратом. Но при всей несколько «военной» направленности, Гюго не превращает свое произведение в бездумную кровавую мясорубку, потому что в этой войне его интересует даже не столько сама война, сколько люди, которые в ней участвуют. Многие из которых, будучи простыми крестьянами, попали под удар из-за чистой случайности. Революция не щадит никого.

Девяносто третий год: роман Гюго о Великой французской революции Книги, Что почитать?, Литература, Революция, Великая Французская Революция, Виктор Гюго, Рецензия
252

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того

Молодой писатель на грани отчаяния, Рафаэль де Валантен собирается покончить с собой, утопившись в реке Сене. Перед самоубийством он заходит в сувенирную лавку где задаром получает кусок шагреневой кожи. Кожа обладает магическим свойством: она исполняет любое желание. Но с каждым исполненным желанием она отнимает несколько лет из жизни ее владельца.


Все в романе Бальзака отдает тем старым, классическим стилем повествования. Размашистые описания, метафоры, многочисленные эпитеты. И сложные сравнения с шедеврами литературы, картинами художников и симфониями композиторов — понятные просвещенным, но никак не простому люду. Бальзак любит перескакивать с повествования на длинные рассуждения, которых, кажется, в романе гораздо больше первых. Но это не отвлеченные, абстрактные размышления обо всем подряд, а вполне уместные комментарии, которые как воронка устремляются к центру и конкретизируются на чем-то одном: персонаже, предмете, ситуации.

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того Что почитать?, Оноре де Бальзак, Литература, Книги, Рецензия, Обзор книг, Длиннопост

Поначалу эта громоздкость отпугивает, особенно, когда привык читать книги более современных писателей, которые, минуя вступление, сразу переходят к сути (не все). Бальзак не торопится. Хотя произведение названо в честь шагреневой кожи, Рафаэль пользуется ею от силы 2-3 раза за весь роман. И этого достаточно, чтобы она успела разрушить его жизнь до основания. Прежде чем это наступит, Бальзак с головой окунет читателя в тяготы бедной жизни, покажет все хитрости, на какие только способен опустившийся человек, чтобы сохранить в обществе положение и видимость богатства. И, от лица самого Рафаэля, расскажет о романтических страданиях героя и неудавшейся карьере писателя, которые, в критический момент, и заставят его взять в руки дьявольский амулет — шагреневую кожу.


Согласны ли мы обменять неведение перед завтрашним днем на мгновенное обогащение? Готовы ли мы отказаться от всех радостей жизни, чтобы своим успехом отомстить неприятелям? Будущее нам, к сожалению, не подвластно. Никогда не знаешь в какой день и какой час к тебе придет счастье. Иногда для этого достаточно подождать всего пару дней. Но если накануне ты заключил сделку с дьяволом — контракт уже не расторгнуть.

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того Что почитать?, Оноре де Бальзак, Литература, Книги, Рецензия, Обзор книг, Длиннопост
Показать полностью 1
28

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления

Едва ли можно назвать семью Генри Чинаски адекватной: деспотичный отец лупит героя за любые провинности, а слабовольная мать не только не перечит ему, но даже подбадривает. Повествование охватывает период взросления Генри с малых лет до поисков работы, а также рассказывает о первых писательских опытах и отношениях с отцом, которые с годами только осложняются.


"Грязный реализм" Буковски не настолько и грязный, как любят его преподносить. Да, этот "роман воспитания" сверху донизу наполнен разного рода откровенностями, которыми Буковски делится не тая. Но при всем при этом, этот "реализм" не отталкивает и не сбивает с сути, а позволяет лучше эту суть понять. Откровения присутствуют не ради самих откровений. Генри (Буковски) не сдерживает себя в подборе выражений, не утаивает факты, чтобы обелить себя, а вываливает все под чистую, вызываю тем самым симпатию со стороны читателя.

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления Чарльз Буковски, Книги, Что почитать?, Взросление, Рецензия, Контркультура

Название "Хлеб с ветчиной" (Ham on Rye) тонко намекает на "Над пропастью во ржи" (The Catcher in the Rye), но на этом их сходства кончаются. "Хлеб с ветчиной" – циничная и жесткая история взросления. Проблемам молодого Генри не позавидуешь. Отсутствие какого-либо успеха у противоположного пола, токсичные родители, уродливые фурункулы по всему телу – комплекс недостатков, какой только может присниться в страшном сне. Отсюда, никак, берет корни циничное отношение к миру, которое будет сопутствовать Буковски на протяжении жизни.


"Хлеб с ветчиной", пожалуй, больше, чем все остальные книги писателя, дает представление о том, каким человеком являлся Чарльз Буковски. Какие проблемы волновали его всю жизнь и как он с ними справлялся. А некоторые темы станут визитной карточкой его произведений. Это, конечно, и алкоголь – верный спутник писателя. Генри не винит в своем алкоголизме родителей, друзей, Америку, а находит в нем утешение, возможность укрыться от тягости этого мира. Можно сказать, что Генри Чинаски находит в вине свою истину.

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления Чарльз Буковски, Книги, Что почитать?, Взросление, Рецензия, Контркультура
Показать полностью 1
36

Базельская башня

Доброго времени суток, уважаемые!


На площади рядом с базельским вокзалом в Швейцарии расположено примечательное здание. Это штаб-квартира Банка международных расчётов. Слыхали название? Нет?! А, а между прочим, это уважаемое и очень важное международное учреждение, ведущее свою историю вот уже скоро девятый десяток лет. Оно предпочитает оставаться в тени, ведь, как известно, деньги любят тишину. Но мир не без добрых людей, и нашёлся автор, рассказавший о том, что творится за завесой тайны. Зовут его Адам Лебор, он журналист, пишущий для мировой финансовой прессы, в том числе для The Economist, The Financial Times и New York Times. В свободное от основного занятия время он занимается написанием триллеров и детективов, но нашему читателю они пока что неизвестны. Его перу принадлежат и некоторые non-fiction книжки, в том числе и эта.

Базельская башня Книги, Рецензия, Финансы, Экономика, История, Евроинтеграция, Вторая мировая война, Длиннопост

Название гласит: "Базельская башня. Тенистая история секретного банка, управляющего миром." Вот так, ни много ни мало. Думаю, что хоть это и не правда, какая-то доля истины в его словах есть.


Всё началось в далёком 1929 году. Для того, чтобы обеспечить выплату немцами репараций по свежесогласованному плану Юнга, понадобился новый банк. Платить по старой схеме, перезанимая у других стран, Германия не могла, и Ялмар Шахт предложил давать деньги не немцам, а странам-импортёрам немецких товаров. Немцы, продав товар, расплачивались бы выручкой. Вот для реализации этой схемы и был организован Банк Международных Расчётов.


Казалось бы, этим мог заняться и какой-нибудь частный банк. Однако найти такой институт, который бы пользовался взаимным доверием всех контрагентов, в то время было нереально. Далее, существовала ещё одна неудовлетворённая потребность - взаиморасчёты. Тогда, во время золотовалютного стандарта, существенная часть сделок между центробанками осуществлялась в золоте. Конечно, транспортировать тонны золота туда-сюда между странами непрактично, а сложить всё в Банке Англии, например - что-то боязно. Потому в 1930 году и был организован совершенно независимый банк, не подотчётный никакому государству. Штаб-квартирой был выбран Базель в нейтральной Швейцарии. Так вот, это была первая в мире расчётная палата. Если было нужно передать немецкую тонну золота англичанам, её просто переписывали с одного счёта БМР на другой, не меняя физического положения. Сбылась мечта Шахта и его друга Монтегю Нормана. БМР не являлся конкурентом коммерческим банкам, в нём нельзя завести счёт физику или компании. Он занимался покупкой и продажей золота и прочих активов для себя или центробанков-членов, принятием депозитов, ведением счетов, работал агентом и занимался прочей подобной деятельностью в интересах всё тех же центробанков.


С самого начала своего существования Банк показал свою незаменимость в качестве уютного клуба главнейших банкиров планеты, где они могли обмениваться идеями и обсуждать свои действия. БМР получил весьма влиятельных покровителей из американской элиты, включая братьев Даллесов - Аллена и Джона Фостера. Американцем был и первый президент Банка. Бизнес-элита США, хорошенько наварившись на репарационных схемах, позаботилась об интеграции "проигравшей" в WWI немецкой индустрии в мировой экономический порядок, и для неё не играло большой роли, какого рода государство при этом взращивается. Задуманный как нейтральная и независимая организация, БМР не смог остаться нейтральным по своей сути и являлся, по выражению автора "карманным банком" Шахта, в свою очередь служившего фюреру верой и правдой в качестве президента Рейхсбанка. С самого начала в нём работало мощное немецкое лобби, продвигавшее интересы фатерлянда. С разгоранием Великой Депрессии план Юнга приказал долго жить, чего не скажешь о БМР, формально организованного для реализации этого плана. Коммерческие интересы крупных банкиров и личные связи сыграли свою роль. Не без посредничества БМР Шахту удалось списания львиной доли репарационных долгов, сначала отказавшись платить по ним, а потом откупившись от нескольких влиятельных кредиторов. Со временем Шахт понял, что государство "попало в руки преступников", и он стал открыто высказывать своё несогласие с политикой нацистов, ведущей к катастрофе. В конце концов Гитлер его уволил. На смену ему пришли уже идейные нацисты, которые продолжали служить фюреру, используя для своих целей и базельское учреждение, с которым были в прекрасных отношениях. После аншлюса Австрии проблем с объединением собственности не было никаких. Затем настала очередь Чехословакии, и после её захвата БМР прилежно перевёл чехословацкое золото на счёт Рейхсбанка, вызвав взрыв возмущения в прессе. После того, как Банк обжёг пальцы на этом деле, он стал более осмотрительным. Когда СССР присоединил прибалтийские государства - их золота Москва не получила, и оно благополучно дождалось повторного обретения независимости в девяностых. Что было позволено Юпитеру, не было позволено быку.


Разразилась Вторая Мировая, и, казалось бы, всякие связи между противоборствующими державами должны были быть немедленно прерваны. Но это не про БМР. Банк работал, помогая словом и делом фашистам, несмотря на официальные заверения в нейтральности. Он признал территориальне приобретения Германии, передавая ей голоса побеждённых стран. Он принимал у Рейхсбанка награбленное золото, предоставляя взамен швейцарские франки, за которые у Швеции закупалось стратегическое сырьё. Ален Даллес, будущий организатор ЦРУ, сидя в Швейцарии, получал ценную информацию от Томаса Маккиттрика - тогдашнего президента БМР. Ведь тот частенько говорил по душам с вице-президентом Рейхсбанка Эмилем Пулем, которому при случае рассказал про ленд-лиз, например. Таким образом, Банк помогал и тем, и другим. Это не осталось незамеченным ведущими американскими политиками, в том числе Декстеру Уайту и Генри Моргентау, автору известного плана по "пасторализации" послевоенной Германии, и они стали прилагать усилия, чтобы тот не смог вернуться в Базель после того, как приехал в Штаты. Но у Маккиттрика были, помимо братьев Даллесов, и какие-никакие друзья в крупном бизнесе и не только. В их числе был и Монтагю Норман, помогший ему в конце концов оформить документы, когда тот застрял в Нью-Йорке в 1943 году. Так и удалось БМР продержаться до конца войны, торгуя золотишком да помогая аналитикой и нашим, и вашим и являясь по сути каналом связи между воюющими странами. Мировая бизнес-элита справедливо полагала, что война когда-нибудь кончится, и связи эти пригодятся.


Так, в принципе, и получилось. Война окончилась. В 1944 году на Бреттон-Вудской конференции был сформирован новый экономический порядок. Появились МВФ и Мировой Банк. И вот теперь-то, казалось, пробил последний час для Банка Международных Расчётов. Но на конференции за БМР вступился сам Кейнс, и вместо твёрдого решения закрыть БМР конференция закончилась лишь рекомендацией сделать это. Дела шли неважно. В 1946 году Банк впервые сработал с убытком. Необходимость расчётной палаты послужила одним из оснований для его сохранения БМР. С появлением плана Маршалла началась новая, привычная уже движуха. Деньги стали проходить знакомыми каналами из-за океана на счета европейцев.


План Маршалла закончился, зато продолжилась евроинтеграция, затеянная не европейцами, но американцами. Им нужны оказались не только бывшие наци в качестве способных управленцев (автор подробно расписал кому сколько лет дали, кого оправдали и кого досрочно выпустили), но и дружба и согласие между вечно враждовавшими с собой европейскими народами. Начали с Европейского Платёжного Союза, упростившего взаиморасчёты. В качестве агента Союза был выбрано, естественно, известное нам уважаемое финансовое учреждение. Затем настала очередь Союза Угля и Стали (позволившему ведущим немецким производителям зафиксировать цены на высоком уровне), американские займы которому проходили через то же учреждение. Продвигал эти интеграционные проекты отец европейской интеграции Жан Монне. При ближайшем рассмотрении на свет Божий выйдут его тесные связи со знакомыми именами - те же братья Даллесы, Джон Макклой и прочие атлантисты. Неудивительно: главной движущим мотивом в поощрении евроинтеграции для американцев было не стремление принести Европе мир и процветание, но твёрдый реализм, заключавшийся в обеспечении военных и экономических интересов США, построении бастиона против Советов и сохранение старых связей между финансовыми элитами Уолл-Стрит и Германии.


Пришли шестидесятые. Новое поколение менеджеров пришло во главу мировой финансовой элиты. Среди них был и шеф свежесозданного Бундесбанка Карл Блессинг, уже поработавший в 30-х годах на БМР, перейдя после этого под протекцию Шахта в Рейхсбанк. Автор называет его одним из "убийц за письменным столом", организовавших Холокост в Европе. Попав под стражу, наказания избежал, благодаря Аллену Даллесу. К шестидесятым годам экономика Европы восстановилась. Уже не нужно было столько американского товара, и доллар стал ощущать давление, особенно касательно фиксированного золотого курса. Но, по остроумному каламбуру одного из американцев, What a Blessing we have a Blessing - "что за благословение - иметь Блессинга". Доллар, а вместе с ним и фунт стерлингов были спасены координированным действием других центробанков с Бундесбанком во главе, помогших своими резервами не обрушить валютные курсы. Чтобы осуществить такую масштабную помощь, требовалось бы заключение нескольких международных договоров. Пока то да сё - время было бы упущено. А так - обошлись "чёрным ходом" в виде Собрания руководителей центробанков в стенах неприметного здания на привокзальной площади Базеля:

Базельская башня Книги, Рецензия, Финансы, Экономика, История, Евроинтеграция, Вторая мировая война, Длиннопост

Старое здание БМР


Меняются времена, меняются люди. Но не произвольно, по крайней мере в финансовой элите мира. Элитарии десятилетиями взращивают себе преемников.


Добавлю от себя, что Блессинг отплатил своим американским покровителям сполна, спалив в конце шестидесятых часть немецких резервов на поддержку доллара вместо того, чтобы покупать, подобно французам, золото. Он извинялся потом за это, оправдываясь при этом страхом перед выводом американских войск из ФРГ. Прошли годы, и вот уже Трамп выводит часть своих GI из Германии. Думаю, что те, кто в данный момент призывает немцев пытаться остановить Трампа - они современная молодая поросль "грантоедов" - наследников Блессинга. Интересы США никто не отменял.


Наступили семидесятые. Нашему эксклюзивному клубу "правителей мира" стало тесно в старом здании бывшего отеля на привокзальной площади Базеля, где он пятый десяток лет вёл своё неприметное существование:


В 1977 году БМР переехал в импозантную новую башню, выстроенную по последнему слову техники и обладавшую даже собственным бомбоубежищем, где и базируется до сих пор.

Базельская башня Книги, Рецензия, Финансы, Экономика, История, Евроинтеграция, Вторая мировая война, Длиннопост

Новое здание БМР


И в восьмидесятых банк доказал свою незаменимость. Автор рассказал историю как при посредничестве его президента помогли перезанять денег ещё социалистической Венгрии, не смогшей совладать с долгами и подавшей на вступление в МВФ.  Затем евроинтеграция вступила в новую стадию - стали организовывать Европейский Валютный Союз. Мозговым центром экономической интеграции служила Комиссия Делора, которую приютил всё тот же БМР. Затем настала очередь общеевропейской валюты - евро. А какая же валюта без центробанка? Ну конечно, в 1994  году создали новый наднациональный орган, имевший скромное название Европейский валютный институт, и заседавший в той же базельской башне. Прошло четыре года - и институт переехал во Франкфурт-на-Майне, поменяв имя на известное нам ЕЦБ. Автор описывает злоключения европейской валюты, которые во время издания книги (2013 год) занимали ведущие страницы мировой прессы. Главный корень бед - общая валюта при независимой финансовой политике и свободном движении капитала. Так не получится, невозможная троица. Я про это уже неоднократно писал, потому не буду углубляться.


Пустовато стало в башне после того, как съехал ЕЦБ. Но герою повествования в который уже раз не пришлось унывать. Из главным образом европейского учреждения он превратился в по-настоящему мировой банк. Американцы вступили, после более чем полувека "воздержания" в полноценное владение своей долей. Были приняты Китай, Россия и другие тяжеловесы мировой экономики. В башне работают около шестисот работников из полусотни стран мира. Банк по-прежнему процветает, получает миллиардные прибыли и пользуется колоссальным влиянием в мировых финансах, благодаря своим посредничеству и первоклассной аналитике. Его комитет по банковскому надзору сформулировал вот уже третью версию рекомендаций по банковскому регулированию, являющимися де-факто стандартов для всех мировых банков.


Напоследок Лебор рассказал пару историй про то, как Аргентина сложила в БМР существенную часть резервов, а после того, как "фонды-падальщики" отсудили себе часть казалось бы уже невозвратного аргентинского долга, им не удалось наложить лапу на эти резервы. Или про то, как БМР помог репатриировать деньги, наворованные нигерийским диктатором Абачей. Думаю, что несмотря на то, что кто-то может быть недоволен такой практикой, время показало, что полагаться на даже уважаемые мировые державы в наше время может быть неосмотрительным. Венесуэла сложила своё золото в Лондоне, и теперь пожинает плоды своей беспечности, не имея возможности получить его обратно - Великобритания, признав всё ещё не добившихся успеха путчистов,  не отдаёт. Вот если бы Чавес хранил золото в БМР, у Мадуро не было бы этих проблем.


К сожалению, актуальная "золотая" тема не нашла много места в книге. Что ж, со времени выхода прошло уже семь лет, кое-что изменилось.В эпоху падения доверия к непрестанно теряющим вес валютам золото переживает ренессанс в сердцах инвесторов. Вот и в вышеупомянутой третьей версии рекомендаций БМР больше не считает золото рискованным активом и засчитывает золотые резервы по 100% рыночной цены, а не по 50%, как раньше.

Свою значительную роль на золотом рынке БМР за последнее время только укрепил, нарастив свой запас почти до 400 тонн. Это примерно столько же, сколько у Тайваня или Португалии. Вызывает, однако, вопросы, о каком золоте при этом идёт речь - о физическом или "бумажном", т.е. сертификатах и прочем. Всемирный золотой совет говорит о всего лишь сотне тонн на балансе БМР, сам же Банк приводит цифру в 750 тонн, в которую точно входит "бумажное". Именно неосведомлённость всего мира о том, сколько на самом деле физического золота находится в подвалах главных действующих лиц мирового рынка служит питательной почвой для манипуляции цен. Ведь тот же БМР может выписать определённое количество "золотых" сертификатов, а насколько они на самом деле обеспечены - знает только сам Банк, и покупателю приходится опираться лишь на доверие к нему. Эти сертификаты торгуются на биржах, влияя на цену золота. Я уже много раз читал, что отсутствием контроля обеспеченности сертификатов злоупотребляют для занижения цены. Если это окажется правдой, настоящее физическое золото способно в один прекрасный день "пробить потолок", в то время, как бумажные сертификаты в значительной мере обесценятся.


В целом автор  относится к Банку Международных Расчётов с неодобрением. Он недоволен тёмным прошлым БМР, его скрытностью, его закрытостью от простых смертных. Когда руководители центробанков встречаются раз в два месяца в его стенах, пресса молчит. На это можно, однако, возразить, что есть вещи, которые на широкой публике оглашать нельзя. Ещё больше он недоволен неподотчётностью Банка ни одному правительству. Конечно, в этом есть недостатки. Но есть и преимущества - главным образом меньшей (но не полной) зависимостью от политики. В-третьих Лебор выступает за то, чтобы Банк тратил больше на благотворительность. Я думаю, главной причиной недовольства автора является не всё это, а некотороя зависть к чужому успеху. Миллиардные прыбыли не дают спать по ночам потенциальным конкурентам - акулам лондонского Сити. А уж представлять БМР как заговор мировых банкиров - это смешно. Ведь члены собраний приезжают каждый из своей страны, и в своей стране они подотчётны своим же гражданам. Можно быть недовольным независимостью Европейского Центрального Банка, но нельзя утверждать, что в своих действиях это учреждение выступает в каких-то чужих интересах, а не в интересах граждан европейских стран. В чём я действительно согласен с автором - это в том, что утверждать, что деловые интересы, свободные от политики - это всё равно, что утверждать "пчёлы против мёда". Работники Банка - граждане своих стран, что неизбежно порождает определённое лобби. Исторически это лобби было немецким и американским. Пройдёт время - и кто-то ещё будет продвигать через БМР свои интересы. Но таким изъяном страдают многие международные организации. Увы, история не предложила ничего лучшего.


Если честно, я ожидал больше от этой книги. Очень хорошо описав процессы тридцатых-сороковых годов, и осветив хитросплетения жизней и карьер деятелей того времени автор при приближении к нашим дням потерял фокус. Видимо, трудно найти материал - деньги, а вернее банкиры, любят тишину. Но на то он и журналист, чтобы нарыть что-то о том, что скрыто. К сожалению, касательно современности, у Адама всё больше спекуляций, чем фактов. Можно сколько хочешь возмущаться секретными практиками, но злого умысла вскрыть при этом не получается. Во всяком случае у меня.

Показать полностью 2
1031

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе

Знакомьтесь. Это Джим Коллинз, и его любят "бизнесмены". Ведь он написал в 2001 году книгу о бизнесе, которая разошлась многомиллионным тиражом по всему миру.

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

А точнее, даже не о бизнесе, а о том, как сделать свой ларек с шаурмой великим бизнесом, конкурентом макдональдсам и кентакки-фрайд-чикенам во всём мире.

В книге вводится целая куча каких-то придуманных автором понятий, какие-то "концепции ежей" и "руководители пятого уровня", но пост не об этом. Оставим эти термины продавцам курсов про успех.

А сегодня будем "прожаривать" те самые 11 великих компаний, которые легли в основу книги.

Если коротко, несколько десятков взрослых людей, аналитиков во главе с самим Джимом, на серьёзных щщах потратили два года чтобы перелопатить тонны информации, интервьюировать десятки людей, записать несколько тысяч страниц текста, дабы выбрать 11 компаний, которые были просто "хорошими", а стали ну просто невъе "Великими". И вся книга о том, как они исследуют: почему, мол, те стали великими.

Если честно, я просмотрел кучу рецензий в инете, все пели оды автору (ну кроме А. Маркова) и рассказывали с счастливыми лицами, как они познали грааль (и что надо всего-навсего понять, в чем ты - лучший в мире, ну пипец), но никто никогда не задался вопросом, а что же там с великими компаниями? Потому что я, первым делом взглянув на список компаний, если честно, подохренел: там было несколько посредственных, и пара прямо ужасных компаний. Вот этот список:

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

И я решил "прожарить" эти компании на исторических данных. Книга вышла в октябре 2001 года, и я задался вопросом, а что если бы человек под впечатлением этой книги купил бы акции этих 11 "великих" компаний в равных долях ну например 1 ноября 2001 года, и решил проверить результат своих инвестиций в "великие" компании 1 июня 2020 года? По $1000 в каждую компанию - в самый раз! Давайте смотреть :)


На всех графиках ниже голубым с заливкой - график "великой компании", оранжевая линия - индекс широкого рынка США - S&P500.

1. Abbott

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Abbott - производитель лабораторного оборудования, фармацевтики и продуктов питания. В России может быть известен молодым мамам и папам по бренду Pediasure "Малоежка".

По книге, её трансформация произошла с 1974 по 1989 гг., а с момента выхода книги она не выглядела прямо "Великой" - отрыв от индекса широкого рынка S&P500 случился только под конец 19-летнего периода, в 2018 году.


2. Circuit City

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Circuit City - сеть магазинов компьютерной и бытовой техники, что-то вроде нашего "Эльдорадо".

Без комментариев. В 1997 стала "великой", чтобы обанкротиться уже в 2008...


3. Fannie Mae

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Fannie Mae - гораздо более знакомая нам всем печальная история. Кто новости экономики во время мирового финансового кризиса 2008 года смотрел, тот наверняка помнит два этих названия двух ипотечных агентств - Фэнни Мэй и Фрэдди Мак. Так вот - обе они "лопнули" в 2008 году вместе с ипотечным пузырём, были спасены американским правительством, и хоть и не обанкротились, но инвесторы в них потеряли примерно 97-98%. Опять же, и 10 лет не прошло с момента присвоения статуса "Великой"...


4. Gilette

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Gilette - не нуждается в представлении. Компания старая, основана в 1901 году, с того времени производила бритвы, и в какой-то момент стала крупнейшим мировым брендом. Поглощена крупнейшей корпорацией Procter&Gamble в 2005 году. Размен при поглощении происходил по курсу "1 акция Gilette на 0,975 акции PG". Так что есть смысл отслеживать доходность PG, размен практически 1к1.

Procter&Gamble даже в моём мини-пенсионном фонде есть с 2018 года, я её знаю, она очень хорошо "ходит" вслед за всем рынком, но ничего выдающегося в ней конечно же нет.


5. Kimberly-Clark

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Kimberly-Clark - тоже крупнейшая компания, создана 150 лет назад, и дожила до наших дней. Всем она известна да хотя бы по бренду детских подгузников Хаггис.

Трансформация, по мнению автора книги, произошла в 1972-1987, и... с момента выхода книги она дала результат хуже рынка...


6. Kroger

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Kroger - крупнейшая и старейшая сеть супермаркетов, прямой конкурент волмарта, таргета и других в США.

Опять же, результат с момента выхода книги говорит нам о том, что великой она быть перестала ещё где-то "до книги".


7. Nucor

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Nucor - это металлургическая компания, одна из крупнейших в США и мире, что-то вроде российской Северстали или НЛМК.

Надо отдать должное, компания показывала себя неплохо всё время с выхода книги, упав почти до уровня широкого рынка только лишь в 2020 году во время вирусной пандемии...


8. Philip Morris

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Philip Morris- производители сигарет, в представлении не нуждаются.

Результат с момента выхода книги - вровень с рынком, хотя были времена получше.


9. Pitney Bowes

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Питни Боуис - компания наименее известная из списка, производитель различного оборудования, известна производством почтового оборудования, помимо прочего производит программное обеспечение, в основном конечно же в своём узком почтовом профиле.

Несмотря на то, что по мнению автора она стала "Великой" в 1988 году, к 2020 году с момента выхода книги она дала отвратительный результат, и вряд ли сейчас рассматривается людьми как хорошая компания и привлекательная инвестиция: рынок +200%, PBI -92% [минус 92 процента, да].


10. Walgreens

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Walgreens - аптечная сеть, в наше время корпорация известна под названием Walgreens Boots Alliance, поглотила крупную британскую сеть аптек Boots в прошлом, а также оптовую фарм-сеть Alliance. Немного акций этой компании есть в моём мини-фонде.

Результат вы видите сами, и он плохой. Что-то на уровне инфляции за этот период.


11. Wells Fargo

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Wells Fargo - один из "большой четверки" американских банков. Тоже есть у меня в мини-фонде, хоть и занимает совсем малую долю в нём.

Был все это время с момента выхода книги около рынка по доходности, но первый удар - скандал с фейковыми аккаунтами в начале 2019, а потом и коронавирусная пандемия, очень сильно ударившая по банкам в том числе.


Совокупный результат

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

итак, вы сами видели прекрасно, что две компании из списка оказались по сути банкротами в 2008, ещё одна медленно угасла. Остальные - тоже ни рыба, ни мясо, многократного обгона рынка нет и в помине. Я вбил данные по портфелю в PortfolioVisualizer, который позволяет прогнать на истории данные по доходности инвестиций, с небольшими несущественными корректировками:

* Gilette заменен на Procter&Gamble - хоть там и был размен не в пользу джилетт, но мелочь, добавил +2,5% к результату этой частички, ничего страшного, я не жадный :)

* Фэнни Мэй заменен на Фрэдди Мак (FMCC), просто потому что в этой базе почему-то нет Фэнни Мэй :( Тем не менее, Фрэдди Мак был даже сильнее во время бурного раздувания пузыря в 2005-2007, дал больше дивидендов (см. картинку внизу), а значит, это опять же округление в большую сторону;

* Придётся моделировать без банкрота-Circuit City, просто потому что он больше не существует. Его в расчете мы примем как "$1000 превратилась в ноль".

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

И результат вот такой (верхний график - без учета банкрота):

"От хорошего к великому" - что стало с "великими" компаниями из книги-бестселлера о бизнесе Экономика, Бизнес, Книги, Статистика, Инвестиции, Бесполезная информация, Рецензия, США, Длиннопост

Лучше всех с учётом выплаченных дивидендов - табачники. Шутка ли, даже сейчас, несмотря ни на что, миллиарды людей курят, а табачники платят 8% годовых дивидендами своим владельцам! В долларах! [какой у вас там процент по вкладу в рублях сейчас? ;)]

Металлурги Nucor с учетом дивидендов - второй результат.

Хуже всех, очевидно Фэнни Мэй, Питни Боуис, ну и банкрота тут просто нет.


Вывод

Уверен, каждый кто стойко дочитал до конца, может сделать свои выводы 🌝

Но в одной мысли я убеждаюсь вновь и вновь: можно сколь угодно долго работать с историческими данными, с отчетностью компаний, с историческими финансовыми потоками, выявляя "великие" компании и потом удивляться, почему вас в 5 раз обогнал случайный прохожий с теслой на 100% от портфеля, но рынок всё равно пойдёт туда, куда он захочет.

Успех в прошлом не гарантирует успеха в будущем.


Это был вольный пересказ рецензии А. Маркова - "От хорошего к великому"... к посредственности (Джим Коллинз)

и моего исследования исторической доходности ЧТО СТАЛО БЫ С ВАШИМИ ИНВЕСТИЦИЯМИ В "ВЕЛИКИЕ" КОМПАНИИ? Проверяем на исторических данных

Тег - моё :)
Показать полностью 15
104

Денежный базар

Доброго времени суток, уважаемые.


Сегодня речь пойдёт о старой книжке. Выпущена она была уж скоро как тридцать лет тому и посвящена финансовым рынкам. С тех пор прошла уйма времени, и, казалось бы, интереса в этой области она уже представлять не должна бы. Как бы не так.

Денежный базар Книги, Рецензия, Курс валют, Биржевой валютный рынок, Доллары, Валюта, Экономика, История, Длиннопост

Книга называется "Денежный базар. Мир валютной торговли триллионами долларов изнутри." Написал её известный трейдер Эндрю Кригер, прославившийся в своё время тем, что смог по сути в одиночку свалить новозеландский доллар в 1987 году. Его называли гением валютных торгов. Это сейчас мы знаем об атаках на ту или иную валюту. А тогда он был первопроходцем. Он понял, что после "чёрного понедельника" 19 октября инвесторы рванут в безопасную гавань под названием американский доллар, что создаст давление на прочие валюты. И что на этом можно неплохо заработать. Сколько он тогда сделал - точно неизвестно, но это были как минимум сотни миллионов долларов.

Хоть времена уже не те, что три десятка лет назад, образ жизни валютного спекулянта существенно не изменился. Он по-прежнему приклеен к экрану компьютера с сообщениями новостных агенств и по-прежнему висит на телефоне, общаясь с брокерами разных банков. По-прежнему курсы валют отвязаны друг от друга, и на них оказывают влияние разные факторы, будь то кредитно-финансовая политика государства, сообщения пресс-секретарей или природные катаклизмы. Процветающий мировой валютный рынок снабжает экономику мира необходимой ликвидностью. Он огромен, сложен и оказывает громадное влияние. Он как реактивен, так и предиктивен: не только реагирует на политические и экономические события, но также и определяет судьбу наций, обеспечивая строгую оценку здоровья их экономик. Рост и падение доллара влияют на покупательную способность его держателей, на престиж нации, на доход, извлекаемый из того, что другие нации номинируют в долларах свои договора, на размер экспорта и импорта. Курс доллара в этом смысле служит отображением и функцией будущего Штатов.


Для начала Эндрю знакомит читателями с азами мировой финансовой торговли. Что международные курсы валют всегда даются в "тугриках-за-доллар", и только курс фунта стерлингов даётся в долларах за фунт. Что брокер, когда у него спросят курс валюты, даст два курса с небольшим спредом между ними. Что есть такая полезная штука, как опцион, который представляет собой нечто вроде страхового полиса, обеспечивая его обладателю куплю (call) или продажу (put) определённой суммы по определённому курсу в будущем. Что движения курсов на рынке определяются массой всевозможных факторов, не последним из которых является стадный инстинкт его участников. Что валютные риски хеджируют, заключая форвард-контракты.


Продолжает свой рассказ автор двумя практическими примерами, которыми он иллюстрирует своё понимание того, как ожидание движения валютного курса реализовывается в конкретную прибыль. Для того чтобы зашортить или залонгить какую-то валюту, мало иметь представление о том, завышен или занижен её курс. И даже мало знать о вероятных уровнях поддержки или сопротивления. Главный вопрос - когда. Когда войти и когда выйти. Эндрю красочно описал, как он, работая на Сороса, занимался сбросом полумиллиарда фунтов в условиях непрерывного роста его курса. Эндрю был уверен, что курс фунта всё равно завышен, и он неумолимо упадёт, но опубликованная статистика торгового дефицита Великобритании заставила его приуныть - он был неожиданно низок. Курс фунта не упал, а рванул в небеса. Дружки-трейдеры, знавшие, что он шортит фунт, стали ему названивать, спрашивая "как дела?", втирая соль в свежие раны. Он терпеливо отвечал, что да, цифры хороши, и курс, скорее всего, "пробьёт крышу". Но всё равно фунт переоценен. Курс продолжал расти, и Эндрю решился было выкупить кое-что из проданного обратно, но подождал ещё, и он стабилизировался и даже немного упал. Эндрю продал ещё пару сотен миллионов. А потом к нему присоединился Банк Англии, начав свои продажи. Эндрю стал продавать ещё и ещё, доведя счёт проданному до 1,1 миллиардов. Фунт упал, как камень. Устав и захотев выспаться, наш автор в конце концов выкупил свои фунты обратно, положив 30 миллионов прибыли в карман. Это многим не понравилось, в том числе и Банку Англии. История попала в прессу. На телевидении рассказывали, как Кригер тянул фунт вверх. Эндрю выключил ящик, сказав себе: "Я не думаю, что они врубились."


Предугадать движение валютных курсов в каждом конкретном случае непросто. Есть  определённых события в экономике и политике, долгосрочные тренды, спрос и предложение, зависящие не только от фундаментальных данных, но и от размера спекулятивных позиций. Трейдер может пытаться подтолкнуть рынок и даже вместе с другими привести его движение. Но в конце концов рынок будет двигаться по-своему. В этих условиях нужно смотреть не на безнадёжном стремлении доминировать на рынке, а на своих позициях, своих прибылях и убытках. В другом примере, приведённом в книге, Эндрю рассказал, как он обвалил новозеландский "киви", то есть доллар, после обвала на фондовом рынке 19 октября 1987 года. Он видел рост спекулятивного спроса, когда инвесторы, привлечённые высоким процентов, вкладывались в киви. Большинство участников ожидало продолжения курсового фейерверка, будучи уверенным, что Соломон Бразерс зашортил киви, и ему придётся закрывать позицию. Раз все были так настроены на покупку, Эндрю сказал себе, что пора кое-что продать в условиях рисующегося сценария бум-спада. И он продал 50 миллионов. Потом ещё. А курс, блин, растёт! Потом ещё 100 миллионов братьям Соломонам. Он чувствовал, что курс искусственно надут, но он всё рос. И лишь после продажи остальных 50 миллионов киви немножко припал. Шаг за шагом он сбрасывал всё новые миллионы, подстраховываясь опционами. Курс начал валиться, затем стали срабатывать стоп-лоссы, и он вообще рухнул. Многие потеряли на этом большие деньги. А всё оттого, что они верили, что для курса киви существует лишь одно направление движения - вверх.


Закончив со своими байками, Эндрю обратился к судьбе доллара как мировой валюты. Уже тогда она его волновала. Он рассказывает нам, как мир дошёл до плавающих валют, когда спекулянты участвуют в курсообразовании, являющемся по сути мерилом конкурентоспособности мировых экономик. Началось всё в 1944 году, в американском курортном местечке Бреттон-Вудс, где делегаты со всего мира под залпы всё ещё идущей мировой войны определяли основы послевоенного экономического устройства. Выдающимся участником той конференции был Джон Мейнард Кейнс. Это знаковая фигура Кейнсу уже после Первой мировой было ясно, что благополучие наций-победителей зависит от благополучия побеждённых. Но тогда, в 1919 году его, как представителя британского казначейства, слушать не захотели. Теперь же он был в числе "банковавших". Но главным банкующим был Декстер Уайт - представитель США. Итак, было ясно, что побеждённым необходимо будет помогать. Но какой должна была быть эта помощь? Можно "подкармливать" безвозмездной помощью. Ясно, что больших объёмов при этом не добиться. А Европа ведь лежала в руинах. Потому был выбран другой путь - кредит. Но где достать денег (их необходимо было очень много), когда вся торговля завязана на золото? Новая ликвидность должна была быть создана практически из воздуха. Потому Кейнс выступал за отмену золотого стандарта и введение фиктивной денежной единицы - банкор, к которой были бы привязаны по фиксированным курсам остальные валюты. Но представитель нации-кредитора Уайт имел на этот счёт своё мнение, которое и возобладало. Мировой валютой был определён доллар, который, однако, сохранил привязку к золоту, а другие валюты получили привязку к самому доллару. Финансировать же послевоенное развитие стали должны новосозданные организации - МВФ и Всемирный Банк  - фонд и банк, являющиеся на самом деле банком и фондом соответственно. Получившаяся система позволяла странам, находящимся в затруднении, не затягивать сразу же пояса, а заняться реформами, чтобы позволить экономике снова расти.


Система продержалась два десятка лет. За это время доллар стал ведущей валютой, его стали ценить.  Европейцы платили долларами за американский импорт и натовское оружие. Но время шло, Европа отстроилась и стала теснить американцев сначала на своих рынках, а потом и в Северной Америке. Потом случился Вьетнам, плюс к тому в США стала расти социалка. Всё это стоит денег, потому Штаты стали превращаться из кредитора в должника, печатая всё новые миллиарды "зелени". Некоторые держатели долларовых запасов стали задумываться о том, что неплохо бы обменять их хотя бы частично на золото. На фоне того, что сумма долларов, находящихся в обращении за пределами США выросла за послевоенное время почти в восемь раз - идея весьма неглупая. Разумеется, если все держатели долларов потребовали бы обменять их на "звонкую монету" - Форт-Нокс и другие хранилища бы враз опустели. И хотя одномоментного набега не случилось, золотой запас США за послевоенные два десятка лет похудел более, чем вдвое. Давление на доллар усугублялось взрывным ростом рынка евродолларов. Что это за зверь такое - евродоллар? Как известно, за деньги, ссужаемые банком-кредитором, должник платит процент. Банки каждой страны ссужали в своей валюте. Банки в Западной Германии - в марках, французские - во франках, британские - в фунтах. Чтобы ссужать доллары, нужно было идти в США и заниматься этим там. Систему "хакнул" не кто иной, как Московский Народный Банк, у которого скопились значительные запасы долларов, вырученных за советский товарный экспорт, и которые боязно было инвестировать в Штатах в условиях холодной войны. Советы стали втихаря ссужать доллары на европейском рынке, причём одними из первых активных пользователей стали американские корпорации, расширяющие свой европейский бизнес. Втягивались всё новые игроки, породив в конце концов процветающий рынок "евродолларов". В комбинации с бюджетными проблемами США это сделало давление на доллар (а вернее, на его фиксированный курс и золотое содержание ) нестерпимым.


У ситуации было два выхода: привести свои финансы в порядок, закончив как минимум войну во Вьетнаме или что-то другое. Это "другое" и случилось в конце концов. Получив в 1971 году запрос от Великобритании обменять три миллиарда на золото, американцы отказались от золотого обеспечения валюты. Жёсткие курсы валют к доллару тоже долго не продержались - так много было желающих избавиться от "зелёного", курс которого был завышен, что резервы центробанков, обеспечивавших этот курс, таяли на глазах. Бреттон-Вудская система канула в прошлое. Валюты стали торговаться по плавающему курсу, определяемому спросом и предложением. Где золотой стандарт удержался - это в ценах на нефть. Цена барреля в золотом выражении осталась величиной более-менее постоянной. К этому приложили руку преимущественно мусульманские страны-члены ОПЕК.

Денежный базар Книги, Рецензия, Курс валют, Биржевой валютный рынок, Доллары, Валюта, Экономика, История, Длиннопост

График цены нефти в золотом эквиваленте.


Именно спрос на нефть, которая торгуется только за доллары, не дал провалиться американской валюте в тартарары в семидесятых. Частные компании познали в это время все прелести валютных рисков при фиатных деньгах. Доллар валился всё ниже и ниже, ФРС пыталась сдержать падение валютными интервенциями, но это слабо помогало. И лишь при Рейгане американцы стали реально бороться с инфляцией, задрав ставку рефинансирования (т.е. сделав доллар дорогим). В 1982 годы покупатель американских казначейских облигаций имел доходность аж 14% (на данный момент она составляет 0,657%).

Денежный базар Книги, Рецензия, Курс валют, Биржевой валютный рынок, Доллары, Валюта, Экономика, История, Длиннопост

Доходность американских гособлигаций.


Иввесторы, ещё при Картере сбрасывавшие доллары в обмен на дойчмарки и иены, теперь ломанулись обратно, стремясь поиметь такой вкусный процент. Стремительный рост доллара достиг пика в феврале 1985 года. После этого курс пошёл на убыль. Что же произошло в это время? А ничего! А когда в сентябре были достигнуты договорённости о постепенном планомерном снижении курса доллара (в интересах американских экспортёров) в отеле Плаза в сентябре того же года, тренд на падение ещё только ускорился. Впоследствии эти встречи целью договориться о мерах по поддержанию валютных курсов в определённых коридорах, стали регулярными в рамках встреч G5, превратившейся потом в G7.


Придя к "современности" (время написания книги - 1992), автор трезво констатирует, что в восьмидесятых Штаты окончательно перестали быть ведущей индустриальной державой, финансируя свои расходы влезанием в долги перед всем миром. Будущее доллара ему виделось в конкуренции с другими валютами, прежде всего с иеной и маркой. То, что глобальный инвестор по-прежнему предпочитает доллар, он объясняет "синдромом лягушки", брошенной в кастрюлю с холодной водой на огне. Земноводное привыкает к приятной температуре воды и не замечает её постепенного роста, что кончается тем, что лягушка, не выпрыгивая, варится заживо. Так и глобальный инвестор, начав в приятных условиях "золотого" доллара с его доступом на американские рынки товаров и капитала и свободы движения капитала, привык к этим благоприятным условиям. Был отменён золотой стандарт, затем США превратились в нацию-должника, а с середины восьмидесятых его курс стал снова валиться в неизвестное. Но инвестор остался в долларе - во многом по инерции удобства, а также при отсутствии альтернатив. Если бы всё эти "немыслимые" события случилось разом, то доллар в качестве мировой валюты не устоял бы, а так, постепенно с течением времени, лягушка, то бишь мировой инвестор - продолжает "вариться". Да и все свои преимущества доллар ещё не растерял: спокойное окружение, политическая стабильность, природные ресурсы, военная сила, приличный по сравнению с многими странами экономический рост - все эти аргументы по-прежнему имеют вес для инвестора. Но есть и риски, прежде всего экономические. Эндрю справедливо полагает, что в сравнительной гонке валют судьба доллара зависит в том числе и от того, как будут обстоять дела по всему миру. Если случится очередное "немыслимое", а именно дефолт по американским долгам, то судьба доллара как первого среди равных будет решена. Казалось бы, Штаты всегда могут напечатать необходимое число зелени, чтобы расплатиться по долгам - ведь они номинированы в долларах. Но в этом случае инвестор побежит из доллара по причине неизбежно сопутствующей этому процессу инфляции.


В заключении Эндрю размышляет о перспективе единой мировой валюты. Несомненно, это упростило бы жизнь, устранив валютные риски и облегчив торговлю. Но единая валюта - это и неизбежные сложности, одной из главной из которых является проблема установления процентных ставок. Каждая страна по идее имеет право "играться" с ценой денег на своей территории. Но реально в условиях свободы движения капитала и единой валюты процентные ставки диктует не местная власть, а рынок (или же некий центральный орган). Получается, что единая валюта накладывает ограничения на самостоятельность государств. Единая мировая валюта - это в конце концов - единое мировое экономическое правительство. Эндрю в своей книге, не ведая того, повторил уже сформулированную в 60-х годах Флемингом и Манделлом гипотезу о невозможной троице, а именно фиксированного обменного курса, свободы движения капитала и независимой денежной политики. Чем-то всегда приходится жертвовать.


Время показало прозорливость выводов Кригера. Судьба Греции демонстрирует невозможность независимой экономической политики в условиях единой валюты. Будь у греков своя валюта - её курс упал бы сам собой. А так - им пришлось пройти через семь кругов ада да ещё обозлиться на "братьев" по евро, затягивая пояса. Кризис евро не закончен, на подходе Италия и другие страны. Так что пока мы не доживём до мирового правительства, единая мировая валюта будет оставаться в области отвлечённого прожектёрства.


А что же с долларом? Аргументы "за и против" те же, что и у Эндрю. При сохранении свободы движения капитала реальных альтернатив у доллара по-прежнему не так много. Юань трудно назвать свободно конвертируемой валютой, его использование приносит инвесторам неудобства. У евро реальные политические риски, а про иену как мировую валюту уже никто не заикается. Доллар, как и раньше, представляет собой "спокойную гавань" в нашем турбулентном мире. И пусть долги у Штатов не растворились в воздухе, а достигли астрономических величин. Но долгов у всех выше крыши, в том числе у китайцев. Инфляция? Если случится, она будет всемирной, потому что кризис глобальный. Всем плохо, все в долгах, и потому все будут печатать деньги. Потому в условиях свободы движения капитала доллару в наше время ничего не угрожает, лягушка будет вариться дальше. Доверие к доллару у инвестора в наше время не падает, а растёт, особенно в кризис.

Денежный базар Книги, Рецензия, Курс валют, Биржевой валютный рынок, Доллары, Валюта, Экономика, История, Длиннопост

Торговый индекс доллара.


Другое дело, если на движения капитала будут накладываться ограничения. Мы видим начало процесса на примере капиталов под санкциями. Кто захочет покупать американские облигации, если эмитент, скажем, откажется платить процент по ним в порядке санкционной политики? В этом случае альтернативой доллару станет золото. Старый добрый золотой стандарт, он ещё послужит человечеству. Может быть, появится золотое обеспечение у какой-то из валют, у того же доллара. Ведь золотой резерв у американцев по-прежнему крупнейший, с большим отрывом. Но так или иначе, рано или поздно, в условиях свободы торговли стандарт этот неизбежно рухнет, как это уже случилось. Здесь мы приходим к главному вопросу, от которого зависит будущее мировой экономики, наше будущее в конце концов: что будут с мировой торговлей, с глобализацией? Она не устраивает уже даже мирового гегемона США. У меня нет ответа на этот вопрос - это уже политика, непредсказуемая и беспощадная. Развалится мир снова на блоки (а к этому драматическому событию потихоньку всё идёт) - будем свидетелями возвращения золота на трон. Обойдётся - доллар останется. Время покажет.

Показать полностью 3
54

Капитальная ошибка (7)

Заканчиваем знакомиться с книжкой Вейка и Фридриха "Капитальные ошибки".


Ссылки на предыдущие части: 1 2 3 4 5 6


В конце книги авторы спустились, наконец, с небес теории и занялись насущными проблемами. Одной из серьёзнейших мировых проблем является задолженность. Должны все: простые обыватели, фирмы, банки и государства. Откуда же взялись те деньги, которые должны кому-то должники? Быть может, государства напечатали? Не-а. Эти деньги были в большинстве своём созданы банками. Да-да, банки тоже создают из ничего деньги, пусть только они наличные не печатают. Процесс создания очень прост. Представьте себе, вы берёте кредит на 10 тысяч. Банк берёт и просто записывает эту сумму вам на счёт. Вы можете их снять и потратить. Он не должен брать их откуда-то из сейфа. То есть количество денег в экономике выросло на 10 тысяч. Конечно, банк обязан иметь определённый резерв, но это на данный момент считанные проценты от общей суммы кредитов. Если на данный момент хотя бы каждый двадцатый клиент банка сразу придёт за своими деньгами, банк моментально обанкротится.


Так и получается, что львиную долю всех денег в экономике представляют собой кредиты, выданные кем-то кому-то (или соответственно взятые кем-то у кого-то). Если денег слишком много, их начинают вкладывать во что придётся, и в первую очередь в недвижимость. Отсюда спекуляции, надувающие пузыри, лопание которых причиняет вред целым странам и континентам. Но нельзя сказать, что у государства, или Центробанка (который не всегда государственный) совсем нет рычагов регулирования. Они есть. Это во-первых норма обязательных резервов - минимальный процент набранных банком долгов, обеспеченный живыми деньгами в кассе (для депозитов от физических лиц в РФ это - 1%); а во-вторых, процентная ставка, по которой сам Центробанк ссужает коммерческие банки. Замечу, что есть ещё способы, но они уже "менее рыночны" и потому не столь удобны в применении. Естественно, если заставить банки держать больше денег в резервах или ссужать им дороже, банки не смогут выдавать больше кредитов, т.е. создавать денег. Логика по идее работает в обе стороны, т.е. можно снизить обе регулирующие величины, чтобы увеличить количество денег (разогнать инфляцию от нуля до пары процентов), но замечу, что тут есть один интересный изъян: можно снизить процентную ставку или норму резервов, но нельзя заставить банки набирать больше долгов, если они сами этого не хотят (например, опасаются худших времён). Получается, что и инструмент Центробанка неидеальный, да и на сегодняшний день и он исчерпал свой порох: в Европе, да и в США тоже, ставки на данный момент весьма невысоки. Случись следующий кризис - ронять будет некуда.


Мы на данный момент являемся свидетелями надувания многочисленных пузырей. Авторы приводят в пример рост цен на недвижимость в Германии. Получается, что денег (т.е. кредитов) создали слишком много. Отчего же так получилось, что все набрали так много долгов? У каждого должника свой мотив. Государства, например, тратят больше своих доходов. И долги эти государственные, они только растут. Уменьшить их можно только через войну, валютную реформу (смену денег) или инфляцию, т.е. радикальными и болезненными мерами. Предприятия набирают кредитов для инвестиций, важных и не очень. "Физики" финансируют свою недвижимость, автомобили, мебель, учёбу и всё прочее. Вот как раз у частных лиц задолженность в последние годы ужасно выросла. Если в Германии с 2010 по 2015 годы долги  "физиков" поднялись всего на 7%, то в США - на 84%, в Испании - на 144%, а в Китае - на сказочные 820% (правда, начиная с 2000 года). Конечно, не все долги "хорошие". Быть должным банку - это в конце концов быть его рабом, а ещё может наступить дефляция, или вообще валютный кризис. Ипотека - неплохо (но чтобы с солидной долей собственного капитала), потребительские кредиты - фу-фу-фу! В конечном счёте за надувание пузырей в большей мере ответственны Центробанки, которые сознательно увеличивают денежную массу в попытке избежать дефляции и банкротств. Так поступает, например ЕЦБ, мало того, что держащий ставку на нуле, но и скупающий акции европейских фирм на сказочные суммы. Имеем пузыри, имеем поощрение беспечного обращения с финансами, имеем проблемы у простых региональных банков, неспособных держаться на плаву в условиях долговременных нулевых процентных ставок. Ну кто понесёт деньги в банк, если там дают полпроцента годовых?! Авторы указывают, что эксперимент ЕЦБ с такого безудержным "количественным смягчением" терпит неудачу. Они говорят, что никогда в истории из кризиса не выходили печатью денег (нуу.... иногда помогало, но в комплексе с другими мерами). Мир оказался в долговом тупике. Если взять и простить все долги, то обанкротятся кредиторы, за этим рухнет экономика, а за ней и, возможно, государство, неспособное собрать налоги для оплаты своих служащих.


Как же мы дошли до жизни такой? Ненароком, случайно? О нет, в системе есть ограниченное число тех, кто греет руки на сохранении статуса-кво, и персоны эти относятся к богатейшему слою капиталистов планеты. Налогов они почти не платят, пользуясь услугами многочисленных офшоров. Старейшим из них является Швейцария, начавшая подобный бизнес после Первой мировой войны, когда европейские государства начали задирать налоговые ставки. Потом добавились Гонконг, Сингапур, Люксембург и прочие, но главный конкурент, как это ни удивительно, это США, а именно отдельные их территории, например Пенсильвания. Но необязательно выводить деньги куда-то. Можно купить на них произведение искуства или элитного скакуна, и тогда налогов с них тоже не придётся платить. Таким образом, крупнейшие компании, имея гигантские прибыли, часто совсем не платят налогов. В ход идут разные фокусы и коррупция. Знаменитый президент ЕС Жан-Клод Юнкер взял и "заманил" государственными субсидиями к себе в Люксембург Amazon, а теперь они при обороте в восемь миллиардов платят несколько миллионов налогов. Apple, так те вообще в 2011 году в Германии умудрились получить налоговую компенсацию, то есть остались в плюсах! Чем жирнее рыба, тем легче у неё получаются такие трюки. А уже средней руки предприниматель таких возможностей лишён. Вот так и получилось, что три процента компаний господствуют в 80% мировой экономики. Если рассмотреть поближе: 35 крупнейших фирм контролируют 35%, и 19 из них из США. Однако не думаю, что стоит им завидовать, ведь они настолько тесно связаны между собой сетью деловых отношений и кредитов, что стоит кому-то в кризисную пору упасть, то повалится, как домино, и большая часть всех остальных.


Несколько страниц в главе посвящены "дешёвому сумашествию" - стремлению потребителя купить всё больше по более низкой цене. Это стремление приводит к всё более жёсткой эксплуатации природы и человека. Хотите дешёвое мясо - получайте массовые животноводческие комплексы, где животные содержатся в неподобающих условиях. Хотите дешёвую рыбу - получайте загрязнение моря и истребление мангровых рощ. На самом деле авторы сами потом пишут, что виноват не потребитель, а капитализм, в основе которого стоит жажда прибыли, которую и достигают снижение издержек. Ну а за ним приходит и снижение цены, на что реагирует спрос. Чего не пишут: экологические проблемы и истощение ресурсов вызваны не капитализмом, нет. Главная причина - это рост населения Земли. Это проблема, и пока она есть, планета будет страдать. А после исчерпания ресурсов будет страдать и человек.


Вот мы и пришли к финалу. Матиас и Марк перечисляют нам "капитальные ошибки" с предложениями по их исправлению.

1. Европа и евро. Введение европейской валюты было ошибкой. В корсете евро страны уже не поднимутся. И от евробюрократов тоже больше вреда, чем пользы.

Предложения:

- прекратить скупку ценных бумаг ЕЦБ, раздувающую пузыри;

- постепенный вывод из обращения евро;

- роспуск ЕС с сохранением экономического союза;

- мировая конференция по поводу долгов со списанием долгов и новым планом Маршалла.


Ну что я скажу... Звучит романтично, но, решив одни проблемы, создадут новые. А именно: прекращение накачки денежной массы вызовет банкротства государств юга Европы: Греции, Испании, Италии и далее по списку. Вывод из обращения евро вызовет девальвацию большинства европейских валют с пропорциональным падением жизни. Только немецкая марка вырастет, уронив немецкий экспорт и тоже снизив доходы. Роспуск политического союза вызовет к жизни призраки прошлого с непрестанными многовековыми конфликтами между соседями. Ну а списание долгов, не говоря уже о плане Маршалла - вообще чистая утопия.


2. Мировые финансы. Казино продолжает работать на полных оборотах и способно при следующем кризисе свести в могилу мировую экономику.

Предложения:

- увеличение собственного капитала у банков;

- особо крупные банки должны платить свой налог, потому что в случае чего государство будет их спасать;

- а чтобы не пришлось их спасать, необходимо разработать планы банкротств этих компаний;

- наказывать проштрафившихся банковских менеджеров, а также не допускать бесконтрольного роста их доходов;

- перманентный жёсткий контроль рынков капитала;

- введение системы разрешений для выпуска финансовых продуктов на рынок, наподобие как делают с лекарствами;

- запрет частных договоров, чтобы все сделки шли через торговые площадки;

- запрет продаж без покрытия и введение налога на транзакцию, чтобы сдержать спекулянтов;

- и даже национализация отрасли!


Здесь я вижу движение в правильном направлении. Хотя, пожалуй, жестковато, и где-то не будет работать, как например с запретом частных договоров или продаж без покрытия. Эти запреты будет легко обойти. Ну а национализация... Государство тоже может прекрасно злоупотреблять финансами, мы это проходили и прекрасно знаем.


3. Новая денежная система.

- прозрачная система с хотя бы частичным обеспечением (то есть конец фиатных денег);

- забрать у банков возможность создания денег;

- демократичный Центробанк и прочее бла-бла-бла;

- глобальная конференция по долгам со списанием и запретом офшоров и налоговых дыр.


Фигня, короче. Золотой стандарт ввести, в принципе, можно, но но не навсегда, а на ограниченное время, чтобы восстановить доверие к валюте. Потом он станет снова мешать, как мешал в двадцатом веке. Если банки не будут кредитовать, то это означает конец капитализма. Ну а списание долгов и запрет офшоров - вообще нереализуемо от слова "совсем".


Все эти меры, хорошие и не очень, стоит, конечно, испробовать. Но никто этого не будет делать, пока не переполнится чаша. Пока гром не грянет - мужик не перекрестится. Потому роспуска Европы не будет, будет её развал. Вывода евро из обращения не будет, будет его крах. Национализации банков не будет, будет запрет ссудного процента. Нового золотого стандарта и долговой конференции не будет, будет развал системы мировой торговли и образование новых блоков. Хотелось бы мне ошибиться, но, боюсь, что окажусь прав.


Книжка на этом, по сути, кончилась. Есть ещё гостевая глава, написанная профессором Крейссом из Аалена. И его 13 страниц мне понравились, возможно, больше, чем вся остальная книжка. Он безо всякого рассусоливания говорит, что главная проблема наших дней - рентные доходы, т.е. стрижка незаработанных доходов с капитала и имущества. Это "налог богатых" содержится в каждом товаре, и доля его высока: в Германии уже десять лет назад ежегодно перетекало свыше половины триллиона евро в карманы имущего класса, что значительно превышает средства, имеющиеся в распоряжении немецкого министерства финансов. Этот мощный естественный для дикого капитализма поток усугубляет неравенство, и что ещё хуже, давит на экономический рост, потому что богатые - они менее склонны расходовать свои средства, и они лежат у них мёртвым грузом. Мёртвым для экономики.


Неравное распределение богатства создаёт избыток капитала на его рынках, а там где избыток предложения - там, естественно, падает цена. Что и видно на примере исторического падения ссудного процента. Это падение заставляет фирмы искать любые сколь-нибудь минимальные источники вложения капитала, и деньги вкладываются совершенно не туда, куда следовало бы: в недвижимость (в то время, как население уже обеспечено жильём), в сырьё, золото, безмерное потребление, в чёрта-дьявола, но только не туда, куда следовало. Так надуваются пузыри, оставляющие после своего лопания пустые города, груды мусора и терриконы отработанной породы. Деньги оказываются потрачены впустую. Похмелье после безудержного кредитного роста неизбежно и уже не за горами.


Что же предлагает профессор Крейсс? Он предлагает пощипать перья имущего класса.

1. Осуществить разово или постепенно 30% конфискацию имущества миллионеров.

2. Или 50% налог на наследование. Разумеется с самых богатых.

3. Или ежегодно 3% налог на имущество "сливок общества".


Подобные меры предлагает и Томас Пиккети, автор "Капитала в XXI веке". И, я думаю, оно будет работать! Но есть одно важное "но". Меры нужно эти применять в мировом масштабе. А то Депардье и прочие ему подобные начнуть искать счастья в более других странах с плоской шкалой налогообложения в тринадцать процентов и несуществующим налогом на наследование. Так что, утопия? Конечно. Вот когда мы когда-то в далёком будущем заживём в едином человечьем общежитии, вот тогда эти советы нам пригодятся. А пока будем запасаться жирком в ожидании следующего кризиса. Этот жирок лишним никак не будет.


А капитализм... Капитализм плох не столько своими кризисами, а тем, что воспитывает в человеке качества и ценности, противные его природе. При капитализме человек человеку волк, а не друг. Каждый норовить урвать всё больше, это порождает конфликты и войны мирового масштаба. Человечество уже два раза "упало мордой в грязь" после империалистического передела границ, раздуваемого капиталистами. Третьего раза оно может и не пережить.

Показать полностью
94

Убивая носителя (3)

Продолжаем знакомиться с книгой Майкла Хадсона

"Убивая носителя: как финансовые паразиты и долг разрушают мировую экономику."


Ссылки на предыдущие части: 1 2


Краткое содержание:

Помогая банкам и страховым компаниям в кризис, государство не связывало их при этом обременительными обязательствами. В результате кое-кто неплохо наварился, в то время, как простые граждане теряли работу и урезали расходы, платя по старым долгам. Мировые правительства пляшут под дудку олигархов, щедро одаряя их привилегиями, в то время, как пресса трубит простому народу про затягивание поясов. И некому вступиться за этот народ: политики прикормлены и вместо того, чтобы требовать списания долгов, обвиняют в плохой жизни государство, чужаков, инопланетян - кого угодно, но только не тех, кто реально мешает жить.


Майкл продолжает приводить примеры "бесплатных раздач", устроенных государственными органами США финансовой "индустрии" после кризиса 2008 года. Слово "индустрия" взято в кавычки не просто так: автор отрицает за банками сколь-нибо ощутимую роль в общественном производстве. Государство помогло банкам, но не помогло простым гражданам. Это несправедливо. Главной целью этой помощи был Citigroup: огромный "бегемот", который разросся, нажравшись мусорных облигаций и занимаясь сомнительными операциями. Что возмущает, так это что им дали деньги, не налагая серьёзных дополнительных условий. Когда простой человек берёт кредит в банке, ему оговаривается то, как он будет ими распоряжаться, не говоря уже об обеспечении. Здесь же получатель был полностью волен в своей деятельности. Ни малейшего контроля за использованием средств не было. Citigroup даже заплатил миллиардные бонусы по итогам катастрофического 2008 года, не говоря уже о неприлично вздутых зарплатах своего руководства! Автор говорит, что "по-хорошему" нужно было банкротить Citigroup и ставить управляющего, который бы живо навёл порядок. Тогдашняя шефиня FDIC Шейла Бэйр выступала за такое решение, но этому не дали ходу Гейтнер с Полсоном. Дав деньги банкам, государство не озаботилось изменить правил игры. Скажу на это, что лишь поначалу не озаботилось. Потом вышел закон Франка-Додда, который как раз контроль финансовой сферы и посвящён, но о нём Майкл упоминает почему-то лишь вскользь. В любом случае, "перезагрузки" экономики не произошло. Рост после кризиса остался слабым и неустойчивым, благодаря сохранившейся долговой нагрузке субъектов экономики. Люди предпочли не набирать новых долгов, а выплачивать старые.


Были, конечно, и те, кто нажился в эти трудные времена. Например, Goldman Sacks. Они накупили ценных бумаг под названием CDS, застраховав по сути мусорные облигации на своём балансе на многие миллиарды долларов. Они знали, что курс этих облигаций почти неминуемо рухнет. Страховка эта была весьма дешёвой для этого риска, и дешевизна эта обосновывалась рейтингом ААА, которым были снабжены эти мусорные облигации. Вспоминаю, что впоследствии, когда начались разборки, рейтинговые агенства стали утверждать, что эти рейтинги представляют собой "частное мнение", на которое каждый имеет право. Так вот, когда это страховое событие наконец пороизошло, страховщику сразу же были выставлены претензии. Размер суммы, на которую залетела страховая компания, был настолько неприличен, что она сразу бы обанкротилась, не случись американскому налогоплательщику встать на помощь сотнями миллиардов долларов. Финансовое лобби в Конгрессе подсуетилось, и Голдманы сотоварищи (в их числе были и Deutsche Bank, и Societé Generalé) получили свои деньги. Любой, кто имел дело с получение страховых выплат, знает, что страховщик обычно тянет до последнего, не желая платить. Но это не наш случай. Средства были получены без малейших проволочек. Вот так желание быстрых и лёгких денег подвело нашего героя вчерашних дней. Не стану томить читателя и назову имя этой страховой компании: AIG.


Может быть, они и хотели бы сделать лучше, но проблема в том, что в решениях своих они были связаны новым начальством, назначенным тем, кто давал помощь: государством. Да, государство дало деньги не на столь мягких условиях, как банкирам. Оно получило контрольный пакет акций со всем вытекающим из этого контролем над фирмой. Процент выплат по деньгам, предоставленным государством, был тоже гораздо выше. Ну так вот, руководить AIG посадили члена совета директоров Голдман Саксов, который умудрился даже совмещать работу на обе фирмы какое-то время. Разумеется, он позаботился, чтобы и Goldman Sacks, и прочие спекулянты получили полную сумму звонкой монетой за свой мусор, что они в своё время застраховали. Вся эта комбинация даёт основание полагать, что государство в этом случае действовало не в интересах подавляющего большинства своих граждан, а в интересах самого состоятельного верхнего процента населения.


Обама, пришедший к власти на волне требований облегчения положения простого человека, не озаботился, по старому популистскому обычаю, реальным выполнением своих обещаний. Пустив козла Гейтнера в огород Казначейства, он обеспечил отказ списания ипотечных долгов, и это несмотря на открытые обещания заняться этим. У этого Гейтнера хватило наглости призывать к совести должников, которые запускали процедуру банкротства по своим безнадёжным ипотекам. Ещё бы, кредиторы ведь в минусах останутся, ведь дом в обеспечение кредита упал в цене так, что кредитор не отобьёт свои деньги. Ну а когда этим занимаются крупные риэлторы - тогда, конечно, всё нормально. Бизнес аз южуал. Результатом принятия госпрограммы HAMP, нацеленной на смягчение условий выплаты долгов безнадёжным должникам стало то, что было потрачено лишь 8% запланированных средств. А Обама, собрав у себя в офисе уже готовых раскошелиться проштрафившихся жирных котов с Уолл-Стрит, вместо того, чтобы наказать их и обеспечить какой-то контроль, чтобы ситуация не повторилась в будущем, послужил на самом деле защитным экраном для них, спустив на тормозах реальные проекты помощи малоимущим должникам, позволив и дальше выплачивать миллиарды на зарплаты и премии руководству и отказавшись расследовать мошеннические схемы ипотек. И всё же, несмотря всю эту защиту, финансовые воротилы (они же спонсоры его избирательной кампании), продолжали покусывать его, ругая в прессе за "противодействие бизнесу". Почему? Всё просто: чтобы получить ещё больше плюшек.


В конце раздела Майкл обращается к политическим последствиям расслоения общества - вырождению демократии в  олигархию. Он приводит примеры из истории древних Греции и Рима, когда рост долгов сопровождался подъёмом олигархата. Я считаю, что причиной всё же были не долги - они были сами следствием усиления неравенства. Процесс узурпации власти сопровождается намеренной дезинформацией широких масс неолиберальными идеями "свободного" рынка, распространяемой лобби FIRE-сектора экономики. Этими лоббистами пронизаны мировые правительства, и в результате они озабочены в основном не расширением производства, а политикой жёсткой экономии и приватизацией госимущества как следствием бюджетного дефицита. Причину проблем видят в экологии, демографии, чёрте, дьяволе, словом, в жертвах, но только не в финансовых мучителях. Рост неравенства таким образом представляется "объективным" процессом, а не результатом ползучей олигархической политики. С помощью проводившегося до совсем недавнего времени "количественного смягчения" (QE) добиться роста производства не получилось, ведь деньги попадали не к кому попало, а в лапы банкиров. Те не запускают их в экономику, а используют для дальнейших спекуляций, надувая новые пузыри. А можно было бы на эти деньги помочь людям избавитья от долгов, пишет Майкл. На самом деле замечу, что нельзя сказать, что простой должник не выиграл от этого: ведь процентные ставки попадали, и народ получил возможность перекредитоваться под более выгодный процент, уменьшив нагрузку. Что многие и сделали, потому автор здесь не до конца прав. А как же демократия? Где оппозиция? Где левые, которые должны по идее стоять на страже интересов обделённых? Увы. В Штатах, да и во всём мире, картина удручающая. Реакцией на сложившееся положение вещей стало усиление антиправительственной риторики со стороны либертарианцев и анархистов и триумф Трампа, в то время, как традиционные левые партии де-факто встали на сторону олигархата, оправдывая статус-кво. Сложившимся политическим вакуумом пользуются националисты и евроскептики. Своей риторикой, направленной против господства глобальной финансовой элиты они (и Трамп тоже, да!) находят отклик в сердцах избирателей. Реально это не меняет ситуации контроля олигархии над политическим процессом. Майкл сожалеет, что до сих пор не появилось реальной политической силы в США, подобной греческой Сиризе, которая бы поставила на повестку дня вопрос о том, что, по его мнению, на самом деле нужно сделать: списать долги и реформировать финансовую систему в интересах государства.


Я задам по поводу списания долгов один лишь вопрос: неужели не ясно, что после того, как должнику спишут долги, он наделает новых? Нужно другое решение. Первое, и главное - долги это не корень проблем, а прежде всего сами являются следствием низких доходов! Нужно уменьшать неравенство, и начинать при этом с восстановления прогрессивной шкалы налогообложения. Второе - расточительство, также приводящее к долгам, должно наказываться. При хвалёной Майклом демократии целые правительства в погоне за благосклонностью избирателя вгоняют страну в долги, набирая кредитов, отдавать которые придётся не им, а потомкам. Типичный пример тому - Греция. Вот интересно, что говорит на этот счёт наш автор? Надеюсь, мы узнаем, ибо ситуация в Европе - тема следующего раздела.

Показать полностью
57

Убивая носителя (1)

Доброго времени суток, уважаемые!


Сегодня мы заглянем в книгу известного экономиста Майкла Хадсона "Убивая носителя".

Книга вышла недавно, в 2015 году. Перевода на данный момент нет и вряд ли будет, но наш читатель может ознакомиться с мыслями автора из других книг, уже переведённых.


Вначале немного об авторе. Молодость свою он провёл, работая на крупные банки, после чего занялся преподавательской деятельностью, а с течением времени и написанием книг. Профессор Хадсон известен многим своим скандальным взглядом на сектор экономики "FIRE" (finance, insurance, real estate - финансы, страховки и недвижимость) как на паразитов, мешающих развитию экономики и душащих в своей хватке целые страны, если не сказать весь мир. В этой книге он показывает механизм достижения и поддержания господства, а также последствия для мировой экономики. Судя по названию глав, нас ждут также советы, как устроить всё "по уму". Что ж, посмотрим.

Убивая носителя (1) Книги, Рецензия, Экономика, Политэкономия, Финансы, Долг, Длиннопост

Развивая свою аналогию, автор говорит во вступлении, что паразиту лучше всего живётся, когда он поддерживает жизнь и процветание носителя. Действуя слишком эгоистично, паразит сам оказывается в опасности. Потому в процессе естественного отбора характерно сохранение позитивных форм симбиоза, когда каждый выигрывает от сожительства. Но применительно к современной ситуации в мировой экономике можно заметить, что в процессе роста накоплений финансовый сектор склоняется к близорукой и разрушительной деятельности. Сегодняшняя финансовая аристократия редко оставляет экономике достаточно капитала для воспроизводства. В природе часто случается, что паразит убивает носителя, используя его тело для питания потомства. Автор находит аналогию этому в современных событиях, когда целые страны (Греция, Ирландия) приносятся в жертву финансовым кровососам. Более того, когда перекормленные финансовые хищники сами начинают страдать от ожирения, счёт на лечение выставляется всему обществу, потому как эти спруты настолько разрослись и въелись в экономику, что их коллапс способен угробить всё современное общество (too big to fail).


Начинает Майкл с исторического экскурса. Ну, как-бы экскурса: к сожалению, повествование в большой степени бессистемно, с многочисленными повторами. Конечно,основные мысли запоминаются крепко, но в целом в голову это плохо заходит. Автор с ходу говорит нам, что FIRE стали присваивать себе назаработанную ренту, которой раньше пользовались феодалы. В процессе демократизации земля и недвижимость попадает в руки простой публики, которая уже платит не феодалам, но финансовым магнатам. Далее, приватизация инфраструктуры, прессинг производящих компаний в угоду краткосрочным финансовым показателям и подчинение действий правительств и центробанков интересам кредиторов цементируют роль FIRE как основного получателя ренты (то есть незаработанного дохода), получаемой когда-то аристократией. Места графов, баронов и королей заняли сегодняшние финансовые магнаты. По мере истощения должников мировые кредиторы отчуждают их имущество, становясь ещё богаче, снижая процентные ставки всем остальным, ещё не обанкротившимся. Но времена наступают такие, что даже и под ноль процентов долги не могут быть выплачены, и пытаясь давить в прежнем направлении, хозяева жизни сталкивают мировую экономику в депрессию.


Ещё Адам Смит выступал за конфискацию дохода, получаемого из наследственных привилегий, путём налогообложения. Сегодняшние неолибералы, выступая за свободную экономику, имеют прежде всего в виду свободу от вмешательства государства, которое может перераспределить доходы. Майкл предлагает возродить классическое различение между заработанным доходом и экономической рентой. В процессе развития экономической мысли были сформулированы теории стоимости, которые каждая со своей точки зрения обосновывают "заработанность" того или иного дохода. Уже Фома Аквинский в обоснование доктрины справедливой цены писал, что банкиры и торговцы должны зарабатывать достаточно для прокорма своих фамилий, подобно другим профессиям, не забывая и о благотворительности, и об уплате налогов. Прошли столетия, прежде чем эту доктрину раздвинули и на земельную аристократию. За всё это время мир стал свидетелем грабительского изымания ресурсов из экономики правящими элитами. Майкл приводит в пример Испанию шестнадцатого века, когда знать задавила налогами экономику страны, разбазаривая доходы на предметы роскоши и разорительные войны. В 1690 году английский философ Джон Локк, провозгласив, что каждый человек имеет право на плоды своего труда, провёл первую границу между заработанным и незаработанным. А как насчёт дохода с земли? Подавляющее большинство землевладельцев-аристократов получили свои владения не трудом, а довольно хищным образом (Майкл упоминает российских олигархов, получивших своё имущество в результате грабительской приватизации). Локк же в своё время считал доходы земельной аристократии вполне себе заработанным, в отличие от французских физиократов, считавших, что на землевладельца работает солнце, и потому часть своего дохода он получает явно не трудом своих рук. Джон Стюарт Милль в своих трудах открыта не соглашался с Локком, говоря, что помещики богатеют "во сне". Трудовая теория собственности, построенная в девятнадцатом веке, раздвинула рамки приложения экономической ренты (незаработанного дохода) с феодальных доходов на промышленных монополистов и банкиров. Рикардо и Мальтус в процессе полемики о свободе торговли пытались переложить это бремя налогообложения с коммерсантов на земельную аристократию и наоборот. Каждый подчёркивал полезность бенефициаров своей теории по сравнению с паразитизмом тех, кого предлагалось давить налогами. В конце концов логика Рикардо, определяющая экономическую ренту через разницу между ценой и себестоимостью, а также провозглащающая вредность торговых барьеров, победила. Но и у него было слепое пятно: обвиняя аристократов, он молчал о доходах банкиров, из круга которых происходил он сам. Таким образом, развитие экономической мысли определённым образом представляет собой борьбу всевозможных выгодополучателей за свои интересы, избегающих представления своих доходов незаслуженными.


В своих рассуждениях автор отказывается признавать деньги и кредит фактором производства, говоря о том, что они являются главным образом инструментом порабощения. Современное господство FIRE базируется на логике сложного процента, который своим ростом превосходит возможности экономик, что приводит к концентрации доходов и собственности в руках банкиров. Майкл приводит много примеров зрелищного роста процентного дохода. Одна лишь притча о зёрнышках на шахматной доске чего стоит. Увы, все эти зрелищные примеры роста процентного дохода ограничиваются процентными ставками, начиная как минимум с четырёх процентов. Если процент невелик, то и рост получается небыстрый. Главная проблема - не сложный процент, а высокая процентная ставка, превышающая рост экономики. Поразительно, но автор этого не замечает.


Банки собирают свою дань не только процентом, но и отчуждаемым имуществом в случае несостоятельности должника. По мере усиления задолженности рост экономики всё более заглушается обременительными долговыми выплатами. Ухудшение ситуации компенсируется готовностью кредиторов выдать новые и новые кредиты, чтобы поддержать рост доходов, становящийся неустойчивым, формируя таким образом финансовую пирамиду. Как результат обыватель должен банкам всё больший процент своего имущества. В конце концов пузырь лопается, и собственность должников целиком переходит кредиторам. Представление банкира о том, что экономика должна генерировать стабильный рост, однако, основано скорее на абстрактной математике, чем на бизнес-циклах, и потому оно препятствует развитию.


Как я уже писал выше, Майкл называет доходы FIRE "незаработанными". А незаработанное подлежит хотя бы частичной конфискации. Чтобы этого не происходило, финансовые воротилы на всех углах трубят о себе как офигенно продуктивных тружениках мирового хозяйства. Себе в помощь они берут видных экономистов, готовых обосновать это. Автор называет таких учёных, как Джон Кларк, утверждавшего, что нет незаработанных доходов. Если посмотреть на современный монетаризм, то в нём сделки с имуществом и платежи финансовому сектору исключены из рассмотрения. Похожим образом переток собственности в карманы банкирам не находят отражение в американской национальной статистике NIPA. В подсчёте ВВП вклад финансового сектора проходит под графой "услуги", и "он не учитывает риск". А вот если сделать поправку на этот риск (во как! весьма сомнительный приёмчик, как по мне), то вклад этот окажется "статистическим миражом". И всё это, по словам автора, делается, чтобы замаскировать то, как доходы честных обывателей и компаний высасываются жадными банками. Эти жадины не возвращают деньги в инвестиции или на потребление, а используют их для приобретения всё новой собственности.


В недавней истории мирового хозяйства Майкл видит борьбу двух тенденций: индустриализации финансов и финансизации экономики. За этими путанными словами кроется вопрос, чьи интересы должны стоять во главе: банков, промышленности или государства. Зная конечный результат этой борьбы, автор перечисляет видных политиков, стоявших на страже интересов банкиров, начиная с римских пап, выдвинутых семейством Медичи и заканчивая Голдман Сакс, поставляющих кадры для министерских должностей ведущих мировых держав. Статус-кво не сложился просто так: были попытки поставить финансы на службу экономики, т.е. индустриализировать их. Начало было положено утопическим социалистом Сен-Симоном, идея которого касательно замены долгового финансирования долевым участием банков нашла применение в середине девятнадцатого века с основанием Креди Мобилье: акционерного банка, пользовавшегося поддержкой государства и бывшего серьёзным конкурентом Ротшильдов. Этот банк занимался в основном не прямыми ссудами, а вложениями в акции и ценные бумаги промышленных компаний. Дальнейшее развитие идеи Сен-Симона получили у Маркса, который верил, что примитивное ростовщичество уступит дорогу продуктивному промышленному банковскому делу (увы, пока слабовато на этот счёт). В конце девятнадцатого века немецкая модель развития стала свидетелем того, как банки охотно участвовали в капитале бурно развивающихся компаний. Подобный образ действия описывали в своих трудах немец Науманн, англичанин Фоксвелл и американец Веблен. Двадцатый век стал свидетелем борьбы этой модели с англо-саксонской, фокусированной на краткосрочной прибыли.  Грубо говоря: в то время, как англосаксы выжимают всё из компании в дивиденды, немцы оставляют кое-что для развития. Замечу, что эта борьба и сейчас не сошла ещё на нет, обретя в современном виде черты противостояния концепций shareholder и stakeholder value, т.е. приоритета биржевой стоимости и ценности заинтересованных сторон. После поражения в Первой мировой Германии не удалось распространить свой подход на весь мир (хотя есть страны, которые и сейчас работают сходным образом). Сейчас планирование осуществляется не столько в правительственных кабинетах, сколько из финансовых центров Уолл-Стрит, Лондонского Сити, Франкфурта и им подобных. В таких условиях главным финансовыми инновациями случилось стать бросовым облигациям восьмидесятых, гнилым ипотекам и сложным финансовым дериватам двухтысячных.


В целом сумбурно у автора получается, но не без рационального зерна. Далеко не со всем я могу согласиться. Например, с полным отрицанием полезности финансового сектора. Если доход незаработан, то логическим следствием будет бесполезность кредита для мирового хозяйства. Тогда как практически вся мировая экономика на нём основана! Или с математикой сложного процента как основой закабаления мира банкирами, как я писал выше. Или с процентными выплатами по долгам, уменьшающими средства, остающиеся для инвестирования: ведь тот, кто платит проценты по кредиту, взял когда-то и сам кредит, то есть изыскал средства для инвестиций, а что не из своего кармана - так ведь банки не виноваты, что у него своих денег изначально не хватило.


Я не собираюсь выискивать все противоречия. Благодаря бесчисленным повторениям в книге предоставится возможность вернуться к упущенному в следующих частях. Я хочу сказать о том, что мне понравилось: фокус автора на паразитарном образе жизни хозяев мира. Несмотря на весь социальный прогресс, мы остались по прежнему под гнётом элиты - верхнего процента мирового населения, которая собирает свою дань, подобно тому, как это делали феодалы и короли сотни, тысячи лет назад. Просто механизм господства стал более изощрён. Кроме этого, Майкл хорошо показывает, что экономика в конце концов основывается на политических постулатах, а именно на вопросе о справедливости получаемого дохода. В исследованиях мейнстрима такого трудно найти, ведь за подобные рассуждения сильные мира сего не платят. Тот же Сен-Симон в своё время испытывал сильнейшую нужду и вынужден был полагаться на помощь соратников при написании своих книг, как это были и с Марксом. А Хадсон смог пробиться и донести неприятную для одного процента правду, не сидя ни у кого на шее. Это не может не радовать и не заряжать оптимизмом при взгляде в будущее. Да, оно будет непростым. Но, говоря словами классика:

Я знаю -

город

будет,

я знаю -

саду

цвесть,

когда

такие люди

в стране

в советской

есть!

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: