768

Высшая математика командира сторожевой заставы

Высшая математика командира сторожевой заставы Афганистан, СССР, Шурави, Длиннопост, Война в Афганистане

После возвращения из Афганистана, я был направлен в служебную командировку в Польшу, в Высшую офицерскую школу механизированных войск имени Тадеуша Костюшко. Как говорится, для обмена боевым опытом.


У меня был, подготовленный еще в Союзе, план проведения занятий по разведпоготовке. Но одно из занятий было проведено мною не по плану.


Я начал его с рассказа о своей учебе в военном училище и о нашем преподавателе высшей математики Балашове Василии Прокофьевиче.


Василий Прокофьевич в годы Великой Отечественной войны командовал полковой разведротой.


После войны он окончил педагогический институт. И всю свою жизнь посвятил обучению курсантов Московского Высшего общевойскового командного училища имени Верховного Совета РСФСР.


На втором курсе меня перевели в спортивный взвод. Весь четвертый семестр мы были освобождены от учебных занятий и усиленно готовились к Первенству Московского военного округа по многоборью взводов.


Весь этот семестр, по вечерам, в свое личное время, Василий Прокофьевич приходил к нам в казарму и занимался с нами высшей математикой. Мы пытались сопротивляться, ссылаясь на то, что нам нужно тренироваться. На что Василий Прокофьевич веско возражал, что по выпуску из училища мы станем офицерами, командирами подразделений, а не спортсменами.


А чтобы стать хорошими командирами, нам нужно еще многому научиться и многое узнать.


- И разве современный командир может обойтись без знаний высшей математики? - Спрашивал он нас.


Что ему ответить, мы не знали. Мы же были всего лишь курсантами, а не офицерами. Он отвечал за нас сам.


- Нет. Не может!


Впервые о его словах я задумался довольно скоро. Уже через год после выпуска из училища, в сентябре 1986 года. Я тогда лежал в баграмском инфекционном госпитале с тифом.


После того, как к нам в отделение привезли моего ротного с гепатитом, офицеров в нашей роте, которые могли бы командовать 8-й сторожевой заставой, не осталось. По просьбе ротного мне пришлось сбежать с госпиталя к себе на Тотахан (отм. 1641 м.).


С первого дня командования заставой я сильно переживал, что у меня во взводе нет ночных прицелов в рабочем состоянии (ночные прицелы на БМП и танке были не в счет, от них на горке толку было мало, а "работающих" батареек к ночным прицелам для стрелкового оружия и для переносной станции наземной разведки просто не было).


И, я давал себе отчет, что к ночному бою моя застава была подготовлена довольно слабо. А то, что душманы, скорее всего, могут напасть на нее именно ночью, для меня секретом не было. Просто днем подобная попытка обошлась бы им слишком дорого.


Я пытался как-то решить этот вопрос. Ротный писал заявки и поднимал этот вопрос на совещаниях. Ему обещали решить этот вопрос, но, как известно, обещать и жениться - это две немного разные вещи. По своим каналам я периодически просил начальника связи батальона достать нужные мне батарейки. Но батареек к НСПУ и к переносной станции у него не было.


Зато регулярно получал от него "на орехи" за то, что я разбирал югославские аккумуляторные батареи для переносной радиостанции Р-148, чтобы запитать ими ночные прицелы НСПУ (после подобных "усовершенствований" АКБ приходили в негодность, но зато благодаря им у меня были действующие ночные прицелы, которые позднее не раз выручали меня и моих разведчиков, когда мне пришлось командовать отдельными разведвзводами).


На случай ночного боя я держал в неприкосновенном запасе несколько осветительных мин к миномету и осветительные ракеты (50-мм реактивные осветительные патроны).


Помня о своем детском увлечении архитектурой и старинными рыцарскими замками, в которых мне довелось побывать, немного усовершенствовал СПС-ы (стационарные пункты для стрельбы или стрелково-пулеметные сооружения) на заставе - заузил стрелковые бойницы так, чтобы у каждого стрелка основной сектор стрельбы был фиксированный (немного перекрывающий сектор стрельбы соседа слева, и в результате, создающий круговую оборону взвода).


А запасной сектор стрельбы сделал более "свободным".


Сверху перекрыл бойницы так, чтобы в верхнем крайнем положении стрелок мог вести огонь ночью по противнику не только в своем секторе стрельбы, но и на самой эффективной высоте относительно горного склона (обеспечивая тем самым необходимую для отражения нападения моджахедом плотность огня).


В каждом СПС-е, в ящике из-под гранат хранился запас боеприпасов - две упаковки патронов по 120 шт., две гранаты Ф-1 и две РГО.


По принципу этих бойниц, в июне 1987 года на пакистанской границе в районе Алихейля сосновыми колышками я буду размечать сектора стрельбы для пулеметчиков, чтобы обеспечить ночью безопасный выход своей разведгруппы.


Которую, по моим расчетам непременно должны были преследовать моджахеды.


А пока, на наиболее опасных направлениях, установил сигнальные мины. Вскоре их, почти все, сорвали местные дикобразы. А вот пустые банки из-под консервов и тушенки, которыми мы позднее засыпали эти места, оказались на удивление эффективными. Даже проползти ночью без шума там стало невозможно.


И несколько дикобразов, которые пытались скрытно подобраться к заставе вскоре стали приятным дополнением к нашему привычному рациону питания.


В общем, кое-что для ведения ночного боя я сделал. Но после тифа (точнее, во время болезни, из госпиталя я сбежал так и не долечившись) у меня был не только большой дефицит веса, но и практически полный упадок сил.


Даже передвигаться по заставе у меня получалось тогда только с большим трудом. Что уж тут говорить о возможности управлять заставой в бою. В общем, командир из меня был тогда совсем никудышный. Но других командиров на заставе не было.


Пришлось выкручиваться. Благодаря помощи командира взвода из минометной батареи нашего батальона Олега Агамалова, я разобрался со стрельбой из миномета с закрытой огневой позиции по выносной точке прицеливания (в качестве выносной точки прицеливания использовался цинк из-под патронов с прорезью, в который при стрельбе ночью вставлялся фонарик). 82-мм. миномет "Поднос" стоял рядом с канцелярией командира роты (небольшая постройка из камней два на четыре метра, в которой обитал командир роты и я) и в горах был просто незаменим.


Из миномета (на основном заряде) я перекрыл скрытые подступы к заставе и непростреливаемые из стрелкового оружия, "мертвые" зоны (которые раньше были перекрыты только пустыми консервными банками).


Сделал "рабочую" карточку огня сторожевой заставы, на которой указал не только данные для стрельбы по ориентирам и возможным целям из миномета (заряд, прицел и угол на выносную точку прицеливания), но и данные для ночной стрельбы из танка Т-62 и трех своих БМП-2 (по азимутальным указателям; для более точной стрельбы танк и БМП использовали ночные прицелы).


В ящики с дополнительным боекомплектом в СПСы, расположенные рядом со скрытыми подступами к заставе, добавил еще по парочке гранат Ф-1.


Теоретически "картинка" ночного боя начинала складываться. Но проблема, как всегда вылезла оттуда, откуда я меньше всего ожидал. Так как, на первый пост, где у нас была установлена труба зенитная командирская ТЗК-20 и откуда было лучше всего управлять боем, сил забраться у меня не было, то вся надежда была на часовых, стоявших на этом посту.


На их грамотную и профессиональную работу по целеуказанию и корректировке огня. И тут возникла настоящая проблема.


То, что многие бойцы в нашей многонациональной мотострелковой роте не слишком хорошо говорили по-русски, с этим мы как-то справлялись.


То, что они не могли точно давать целеуказание, с этим мы тоже вскоре разобрались. Главная проблема заключалась в том, что ночью они не могли точно указать на место, откуда душманы запускали реактивные снаряды по нашей заставе или по баграмскому аэродрому.


Или вели обстрел. От слова совсем! А могли только примерно, рукой указать общее направление.


- Откуда-то оттуда. Или оттуда?


Да, ночи у нас под Баграмом обычно стояли светлые. Такого количества звезд, как там, я не видел больше нигде (разве что позднее, когда работал в Индийском океане). В такие ночи наблюдатели и часовые могли довольно точно дать координаты целей. Но мне этого было мало.


Я хотел, чтобы моя застава, при необходимости, могла вести бой не только днем или звездной ночью, но и кромешной тьме. И не просто вести бой, а воевать без потерь. И побеждать.


Решение нашлось совершенно неожиданно. Я вспомнил слова моей бабушки, которая выхаживала меня в детстве после серьезной травмы позвоночника. И которая не раз мне говорила, что не стоит жалеть о том, чего у тебя нет. А нужно развивать свои возможности, которые у тебя есть.


Поэтому я не стал жалеть о том, что аккумуляторных батарей на переносную станцию наземной разведки ПСНР-5 у меня больше не осталось. Что не было батареек на ночные прицелы НСПУ. Что вокруг заставы не стояло ни одной "Охоты" и не было даже самых простеньких сейсмодатчиков.


Я просто внимательно посмотрел вокруг, на то, что у меня было. А была у меня труба зенитная командирская ТЗК-20.


Разбираясь с ней, я обнаружил азимутальный целеуказатель! Это открытие стало ответом на мучивший меня вопрос по управлению огнем заставы не только днем, но и ночью.


Ведь азимутальные указатели стояли на танке и на трех моих БМП (иногда на четырех, когда на заставе стояла БМП командира роты). Танк и БМП стояли в окопах. Другими словами, положение их было фиксированным.


Это здорово облегчало стоящую передо мною задачу. Мне нужно было просто объединить все эти "инструменты", углы и угломеры в единую систему!


Дальше все было просто.


Я немного усовершенствовал свою "рабочую" Карточку огня 8-й сторожевой заставы - свел воедино азимутальные углы ТЗК, танка, БМП и миномета.


Чтобы не путаться с поправками для разных образцов оружия, за основу я взял "ноль" на азимутальном указателе танка - танк, стоящий в окопе, повернуть было проблематично. А вот переместить выносную точку прицеливания для миномета, под этот "ноль" - было не сложно. И, уж тем более, немного развернуть треногу ТЗК-20.


Теперь целеуказание часовой с первого поста вел не на ломанном русском языке, а на языке цифр - передавал данные с азимутального указателя на том же самом ломанном русском языке. Но это было гораздо проще (цифры на русском языке знали все), понятнее и значительно точнее.


Не только днем, но что самое главное - и ночью!


Часовой просто наводил ТЗК-20 на цель и передавал с поста цифры, которые видел на азимутальном целеуказателе. Просто несколько цифр, указывающих направление на цель!


А дальше, с их помощью, я определял координаты цели по своей Карточке огня (определить дальность до цели днем не представляло особого труда, а ночью её приходилось "угадывать", исходя из рельефа местности и предполагаемых действий братьев-моджахедов).


Затем выбирал наиболее подходящий вид "оружия" и боеприпасов. И, в зависимости от этого, передавал исходные данные для стрельбы экипажу танка или наводчикам операторам БМП - с помощью радиостанции Р-148.


А минометному расчету, чья позиция располагалась метрах в десяти от первого поста, голосом.


При необходимости, я мог запросить через батальон огневую поддержку дивизионной артиллерии и авиации. Но им координаты передавал уже традиционным способом - с указанием квадрата по своей рабочей карте-"сотке".


Более точное указание координат цели, по "улитке", для них, как правило, не требовалось.


Прошло буквально несколько дней, и все мы почувствовали изменения.


Обстрелы нашей заставы практически прекратились. Обстрелы баграмского аэродрома с нашей зоны ответственности стали очень большой редкостью.


Местные душманы начали активно поддерживать политику национально примирения. Стремительно превращаясь из непримиримых врагов в добрых, мягких и пушистых дехкан.


А все почему?


Все потому, что на все их прежние, по сути, безнаказанные обстрелы, раньше застава могла работать только "по площадям" - не нанося серьезного урона противнику. Теперь же любая их попытка провести обстрел, получала жесткий, своевременный и довольно болезненный ответ.


И, самым главным результатом всех этих изменений стало то, что за все время моего командования заставой, среди моих подчиненных не было ни одного раненого, ни одного убитого.


Не было раненых и убитых и среди моих разведчиков, которыми я командовал позднее. За все двадцать шесть месяцев моей службы в Афганистане и за все последующие годы.


И причиной тому, в первую очередь, была "высшая" математика, которой учил меня на втором курсе Московского высшего общевойскового командного училища имени Верховного Совета РСФСР бывший войсковой разведчик Василий Прокофьевич Балашов.


Не устававший повторять, что побеждает на войне не тот, кто перевоюет противника, а тот, кто его передумает.


- Так что думайте, панове! Думайте и еще раз думайте! Как говорят у нас в России, "голь на выдумку хитра" - а потому используйте для выполнения поставленных боевых задач и сохранения жизней своих подчиненных все, что вас окружает.


Все, что есть у вас под руками и под ногами. И помните, вашей стране, как и любой другой, нужна сильная армия.


Но для сильной армии нужны мудрые военачальники, которые смогут победить врага, не сделав ни одного выстрела. А значит, и, не потеряв ни одного своего солдата - чьего-то сына, брата или будущего отца.


Из романа :"Польская командировка"

Автор :Карцев Александр Иванович


С августа 1986 по октябрь 1988 года проходил службу в Афганистане (180 мсп, Кабул-Баграм).


C 1989 по 1990 год - командир взвода, затем - роты курсантов Московского ВОКУ имени Верховного Совета РСФСР.


С 1990 года по 2002 год преподавал в Московском инженерно-физическом институте.


Участник антипиратской компании в Индийском океане и Красном море. Работал в Польше, Австрии, Германии, Франции и др. странах.


Подполковник запаса. Награжден орденом "Красной Звезды", медалью "За Отвагу" и др.

Высшая математика командира сторожевой заставы Афганистан, СССР, Шурави, Длиннопост, Война в Афганистане

http://artofwar.ru/k/karcew_a_i/text_1170.shtml

Дубликаты не найдены

Отредактировал Stern137 4 месяца назад
+26
Василий Петрович и Александр Иванович настоящие герои.
Думающий человек - это все-таки очень круто.
раскрыть ветку 4
+22
Вот это очень сильный пост у ТС
Я примерно разобрался, что он сделал и скажу, что это потрясающе.
Очень интересный пост, жаль, что такие редкость на пикабу
раскрыть ветку 1
0
Заходите на ЯП. Там Карцев регулярно публикуется лично.
-11
Думающий человек - это все-таки очень круто.

Собственно, только думающий человек и заслуживает звания действительного человека. Это следует из самого определения человека как мыслящего разума.

раскрыть ветку 1
+5
Думающий такой комент не напишет, он промолчит, расходимся, здесь ничего интересного
ещё комментарии
+23
Это не вышка, а, скорее, тригонометрия. И да, это очень прикладная херня. Сам не раз пользовался. Как применить вышку в реальной жизни - не очень понимаю.
раскрыть ветку 19
+19

Анекдот: Профессор встречает бывшего студента. П: Скажите, я вам 4 года высшую математику преподавал, а скажите, пожалуйста, пригодилась ли она вам в жизни? С: долго думает, и радостно вспоминает. Как же, шел я однажды вдоль по набережной, как вдруг ветер сдул мою шляпу в реку. Взял я тогда проволоку, согнул её в виде интеграла, и таки вытащил шляпу!

+15
не будем строго судить военного. все-таки он додумался выставить единую угловую привязку. в моей части офицеры однозначно были тупее
раскрыть ветку 4
+7
Никого не сужу. Его научили - он применил. Молодца.
раскрыть ветку 3
+3
Если владеешь вышкой на уровне как сейчас люди экселем, то расчёты прочности конструкций, теплопроводность, объёма рельефа, скорости решаются на раз. А так же всякие интересные графики понимаешь какой функцией описать и что получить.
это как кунг-фу. Если знаешь, смотришь на мир под другим углом немного
-5

Полно способов))) блин, загугли))

раскрыть ветку 11
-2
Нахуя, если мне это не нужно? Будет нужно - погуглю, конечно.
раскрыть ветку 10
ещё комментарии
+5

Крутой пост! Автору  респект от курсанта МВИ-Московского Военного Института- преемника училища им.Верховного Совета РСФСР. Герой истории молодец!

+3

Хм, закрытые огневые позиции на пулеметы, минометы и технику еще в вов применяли. Углы и сектора колышками размечали по пристрелке, колышкам присваивали номера, корректировщик их заучивал

+3
Очень интересно но ничего не понятно.
раскрыть ветку 1
+17
Позвольте вставить свои пять копеек на сержанстко-старшинском уровне... В бытность мою на заставе видал офицеров всяких, как правило сменяли одни других и даже запоминать по фамилии не успевали... У меня лично четыре начальника заставы сменилось за только один год, не считая всяких замов. Если, что, то это "самые те" 91-93... Они приходили(новая метла) и уходили... А личный состав, видя всю эту светотень несусветную и не веря ни во, что уже хорошее, поменяв флаг на флагштоке заставы, но не поменяв принципы и особенности службы, службу все таки несли! Я "Последний Советский Воин"помню эту растерянность в глазах офицеров и их вот это -" бля! Надо валить поскорее, абы куда, а тут... А, ебись оно провались!"... А участок границы, два прапорщика и двенацать пацанов на восемнадцать с хуем км. по горкам, да вглубь{ не скажу сколько),да посты наблюдения, да на заставе тоже жить как то надо, ну тупо пожрать да не замерзнуть... И постоянное ожидание удара в спину от тех, кого ты вчера грудью защищал... Слишком много за два года. Тяжело вспоминать морально. Есть офицеры, а есть редиски гнилые. Этот человек - Офицер. И спасибо ему за это! Наверное пафосно, но от души...
+2
Не знаю как сейчас, а раньше у выпускников училища им. Верховного Совета РСФСР была традиция братства. Неважно в каком году ты закончил это училище, важно тебе помочь, если надо. Общался с двумя офицерами из этого училища - грамотные командиры и руководители.
+2
Древняя шутка:
– вот учил ты учил высшую математику, а пригодилась она тебе в жизни?
– да сто раз!
– это когда же?
– если проволоку выгнуть интегралом, можно огурцы из банки доставать.
+2

Не только математика, но мужество и героизм. Я уважаю и восхищаюсь.

+3
Не нужно жалеть о том, чего у тебя нет. А нужно развивать возможности, которые у тебя есть.

В граните надо эти слова.

+6

Безусловно, уважение таким командирам.

Но не будем забывать, что чей-то героизм следует только за чьим-то грандиозным проёбом, и никак иначе.

раскрыть ветку 10
+12

Только здесь не героизм, а знание... А чтобы знать чужого проеба не нужно, учиться нужно.

раскрыть ветку 4
+18

Проеб - в отсутствии ПНВ и батарей к ним.

раскрыть ветку 1
+3

Проеб в отсутствии батарей для ПСНР, батарей ПНВ и т.п. тут офицер грамотный. А сколько парней на других точках полегло из-за отсутствия необходимого.

раскрыть ветку 1
+2
А где здесь героизм? Здесь обратное грамотная подготовка
раскрыть ветку 4
+4

Я немного усовершенствовал свою "рабочую" Карточку огня 8-й сторожевой заставы - свел воедино азимутальные углы ТЗК, танка, БМП и миномета.

Чтобы не путаться с поправками для разных образцов оружия, за основу я взял "ноль" на азимутальном указателе танка - танк, стоящий в окопе, повернуть было проблематично. А вот переместить выносную точку прицеливания для миномета, под этот "ноль" - было не сложно. И, уж тем более, немного развернуть треногу ТЗК-20.

Потом автор на гражданке приходит за льготами а ему бюрократ;

-Я тебя туда не посылал!

раскрыть ветку 3
+1

Люди такие разные, но как хорошо , что есть такие.

0

Мужик, конечно, достойный, уважуха. Но если только он - один из лучших - смог понять (да и то не сразу), что у него на разном оружии используются одинаковые по принципу целеуказатели... то учеба в нашей армии ваще никакая.

0
А дифференциальные уравнения второго порядка где пригодились?
раскрыть ветку 4
+19

Я вот в своём Р/У вертолете сделал ПИД-корректор для пульта Р/У. Когда я придумывал электронную схему, они мне очень пригодились. Сделал на парочке конденсаторов, резисторов и операционных усилителей. Составил дифференциальные уравнения, описывающие поведение схемы, и они совпали с тем, что мне было нужно.


ПИД -- это такой алгоритм для стабилизации вертолета (и других многих вещей) в одном положении, чтобы он никуда не наклонялся из-за ветра и несовершенства механики. На вход берет показания гироскопа, на выход отдаёт команды сервоприводам наклона тарелки автомата перекоса. На моём вертолете были не совсем правильные параметры пропорциональной составляющей ПИД, из-за чего он управлялся не очень хорошо. Я её (пропорциональную составляющую) уменьшил с помощью этой схемы (сигнал со стиков пульта изменялся так, чтобы после обработки ПИД вертолета сигнал был такой, как будто коэффициенты ПИД были другие, правильные)

https://ru.wikipedia.org/wiki/ПИД-регулятор



Можно было бы поменять ПИД-коэффициенты в прошивке платы вертолета, но прошивка залочена. Пришлось изворачиваться.

Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
YouTube1:29
раскрыть ветку 3
+10

Вообще нихрена не понял, но выглядит солидно и информативно.

раскрыть ветку 1
+1

Мое почтение, всегда радовало когда человек применяет знания которые получил.

-18

в этом весь ссср, сраных батареек не было, да пусть народ дохнет, зато в космос смотрите летаем и еще   накормили и отстроили  что то в африке.

раскрыть ветку 5
+10

Что мешало штатам в 2003 году батарейками солдат обеспечить? Коммунизм в экономике? Батарейки то по итогу были, но если верить воспоминаниям морпехов из КМП, то заказывали по почте с большой земли. Проблемы со снабженцами в армии зачастую носят международный характер)

+3
да пусть народ дохнет

Ты плохо читал пост: потерь у этого командира не было вообще и отсутствие "сраных батареек" никак этому не помешало. То есть дело не в батарейках.

+2

Ты там не жил, так что не пизди. Лучше учи математику.

0
Батарейки, но лежали на складах. Вообще, саботаж был весьма распространен. Склады забиты, но нет команды. -А почему не доли команду? -А кого-то подставляют! И это реальный диалог.
раскрыть ветку 1
0

коммунисты убивали людей своей тупостью?

не буду спорить.

-32
Пост восхваления себя.
Человек тупо делал свою работу, а мы тут должны
Вау ккричать.
А что ты там делал, кому ты там нужен был
раскрыть ветку 6
+8

А ты что-то сделал хорошее?

+5

Идиот ты, он мог на этапе больницы сказать

-Выкручивайтесь как хотите, а я болею

А он убежал из больницы и с помощью знаний своих смог сделать так что бы застава могла в условиях ночного боя оставаться без потерь, суть в том жизни солдат спас тогда, а мог отлёживаться в больнице

+4

Ляля не поняла о чем тут взрослый дядя пишет и зачем?

+1
Человек показал, что можно найти выход используя даже куцые знания. На примере себя.
0
Точно «козлик», ме-ме-ме
-1
Козлик, не мемекай.
ещё комментарии
Похожие посты
579

Афганские фото

Лейтенант Игорь Аккашкаров, командир танкового взвода 70 ОМСБр. Погибнет в мае 1984 при подрыве танка.За мужество и доблесть награжден медалью "За отвагу" и 2 орденами Красной Звезды, вторым — посмертно.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

...Скромною медалью "За отвагу"

Дорожит и маршал, и солдат!

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Загадка уровень 0 (простая) Кто бойцы? А самое главное чья корма?

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Лица войны.Охотники за караванами

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Бокс — это школа жизни, он учит не бить, а держать удар.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Я возвращаюсь всякий раз туда –

В окопный быт,

В обугленные дали,

Где мы не так уж много и познали,

Но без чего не вышли бы сюда...

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

БМ-21 "Град" - это легендарная боевая машина, одна из лучших и самых массовых систем залпового огня в мире.По многим характеристикам она не имеет себе равных и сегодня и состоит на вооружении тридцати армий мира.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

https://twitter.com/shuravi1979_89

Показать полностью 6
851

Афганские фото

Портрет "старлея" Воробьева.Командир взвода управления 3 Габатр 345 Гв.ОПДП Анава, долина реки Пандшер.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Четыре звезды на двоих. Борттехники Ми-8, 23 ОАП ПВ КГБ СССР

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Лица войны. Портрет с "крокодилом".

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Встреча земляков.Именно эта машина стала тем самым оружием Победы и символом мощи нашей страны.Во время войны Т-34 сходили с конвейера каждые полчаса и стал самым массовым танком. В некоторых странах он до сих пор встрою.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост
Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Возвращайся домой,

Мы присядем с тобой у стола,

И, как прежде, закурим

Одну на двоих сигарету...

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост
Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Лица войны.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Может краснодарский, может грузинский, может со слоном, история об этом к сожалению умалчивает.Не жизнь без кипяточка, даже в пустыне! ))

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Музыка — это язык, понятный всем в отличие от языка разговорного, понятен другим народам без перевода.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

https://twitter.com/shuravi1979_89

Показать полностью 8
176

Не вернулись из боя

Не вернулись из боя Афганистан, Шурави, Военные мемуары, Длиннопост

Израненный и истекающий кровью капитан Владимир Рослов с трудом приподнял голову. Чуть поодаль слышались голоса и одиночные выстрелы.


Моджахеды, разбившись на группы, короткими перебежками метались на двух небольших горных террасах, где не так давно шёл ожесточенный бой.


Приближаясь к лежавшим неподвижно на земле пограничникам, духи спешили сделать контрольный выстрел, и только потом, подобно шакалам, набрасывались на добычу.


Они торопливо сдирали с убитых обмундирование, стаскивали сапоги, собирали вооружение и боеприпасы.


Владимир дотянулся рукой до внутреннего кармана, нащупал в нём гранату, осторожно извлёк её. Темнота в горах наваливалась быстро, а вместе с ней размывались и очертания приближающихся бандитов. Рослов вытащил чеку, зажав гранату в левой руке.


Идущий чуть впереди афганец вскинул «бур» и прицелился. Рослов расжал пальцы. Громыхнул взрыв, гулко отозвавшийся в ущелье. Моджахед споткнулся, выронил ружьё и упал.


Вслед за ним, посечённые смертельными осколками, на землю повалились духи, подбиравшиеся к офицеру. Набежавшая свора бандитов долго глумилась над бездыханным телом пограничника. Среди документов офицера афганцы обнаружили письма от жены. Бросив исписанные убористым почерком листки на землю, один из мародёров выстрелил в них.



22 ноября 1985 года 25 пограничников заставы, сформированной на базе Панфиловского отряда Восточного округа, попали в засаду на афганской земле. В течение нескольких часов они вели в Зардевской долине сражение с противником, многократно превосходящим по численности и вооружению. В ожесточенном бою вместе с начальником заставы капитаном Владимиром Рословым, его заместителем капитаном Анатолием Наумовым погибли 17 бойцов.


Ещё двоим, получившим множественные ранения, чудом удалось добраться до своих и выжить. Помощь, к сожалению, к рословцам не пришла.



Там, вдали за рекой…



Панфиловцы, занимавшие самостоятельно 17 площадку, до этого трагического дня никуда ни по одному из маршрутов не передвигались. По плану Зардевской операции, начавшейся в начале осени, им поставили следующую задачу: группе дойти до пешеходного моста, затем спуститься к реке, преодолеть её вброд и по тропе подняться на хребет.


Там на местности определить вертолётную площадку для последующего десантирования миномётного взвода. Оттуда сверху хорошо просматривались все расположенные в долине кишлаки, где то и дело появлялись духовские банды. Если моджахеды начнут проявлять беспокойство, можно без труда прицельным огнём их уничтожить.


22 ноября около 14 часов с пролетающего вертолёта на 17 площадку передали команду: войти в связь с 13 площадкой. С офицером на точке разговаривал по рации лично начальник заставы капитан Владимир Рослов. Получив задачу, офицер оперативно собрал командиров отделений и объявил, что перейти на новое место за кишлак Афридж вместе с ним и капитаном Анатолием Наумовым предстоит сегодня бойцам первого и третьего отделений.


На 17 точке оставались капитан Василий Заика и с ним ещё 25 бойцов. Рослов предусмотрел все неожиданности, которые, вероятно, могут случиться во время передвижения и поэтому, чуть позднее, во время построения группы, напомнил о том, что каждому пограничнику необходимо взять максимум боеприпасов, сухого пайка и, конечно же, захватить спальники. На сборы всем дали только полчаса, и уже в 15 часов 2 офицера и 23 пограничника, не бывавшие до сих пор ни в одном боевом соприкосновении с противником, покинули основную базу.



Всё решилось в одно мгновение



Пограничники шли открыто по дороге. Иногда к ним подходили простые с виду вооружённые и невооружённые афганцы, внимательно рассматривали каждого, о чем-то расспрашивали, улыбались, а затем незаметно исчезали. Так главари оперативно получали информацию о численном составе группы, вооружении и даже о том, что среди находящихся в движении есть боец с азиатским лицом. Позднее его, раненного, бандиты попытаются силой увести с собой.


Спустя какое-то время в одном из кишлаков полевые командиры Юсуф, Халиль и Башир собрались для того, чтобы выработать план по уничтожению появившейся вблизи их селений вооружённой группы. Как не странно, но мнения главарей разнились. Юсуф и Халиль, чьи банды были наиболее многочисленны, решили атаковать, как только пришельцев удастся заманить в засаду. Но Башир неожиданно для всех возразил:

— Не трогайте их, — говорил он, — русские идут мирно, по всему видно, что они не собираются нападать на наши кишлаки. Тронете и тогда сами знаете, что начнётся…


Его пытались образумить, но напрасно. Уже прощаясь, «мирный» главарь предупредил, что в случае начала боевых действий он со своим малочисленным отрядом на помощь не придёт. Правда, помолчав немного, Башир сказал, что будет стрелять, если всё же русские посмеют сунуться в его родное селение. С тем и разошлись.


Добравшись до пешеходного моста, радист группы связался с 13 площадкой, откуда передавали команду о выдвижении группы, и по команде капитана Рослова попросил указать дальнейший путь движения выстрелом из станкового гранатомёта.


Оттуда выстрелили, и граната разорвалась недалеко от пограничников. Рослов в сердцах сказал по рации:


— Ещё один такой выстрел — и нам всем крышка!


Группа направилась по дороге к кишлаку Афридж. По всему чувствовалось, что пограничники сбились с намеченного маршрута и направились явно не в ту сторону. Бойцы вышли на противоположную от кишлака сторону, и сразу за селением им отчётливо стала видна тропа, уходящая вверх по хребту. Радист вновь вошёл в связь с 13 площадкой. Как свидетельствует в своём письме оставшийся в живых рядовой Виталий Лазарев, с площадки «передали, чтобы мы переправлялись через реку. Когда мы спустились к реке и стали искать брод, нас обстреляли с противоположного берега…».

Мост у кишлака Джульбар, перейдя который вступили в свой последний бой Панфиловцы.

Не вернулись из боя Афганистан, Шурави, Военные мемуары, Длиннопост

Огонь открыли «духи» из банды Башира. «Мирный» главарь посчитал, что русские вот-вот ворвутся в его кишлак. Пограничников начали обстреливать в 17.20.


Находящиеся в засаде моджахеды из отрядов Юсуфа и Халиля поспешили на выстрелы, обрушив на пришельцев всю мощь ружейно-автоматного огня.


На свою беду рословцы первоначально приняли их за сарбозов. Когда всё же стало ясно, что бандиты наседают одновременно с трех сторон, пограничники залегли и постарались отразить атаку. Завязался бой.



Сражение на горных террасах



По команде начальника заставы рословцы рассредоточились по двум небольшим ровным горным террасам. В качестве прикрытия пограничники использовали немногочисленные ореховые деревья и камни. Духи вели плотный огонь.


Младшего сержанта Владимира Гаврилюка, получившего в бою тяжёлое ранение, спасло только чудо.


В своём письме он вспоминает: «…Я подбежал к дереву, где стояли капитаны Рослов и Наумов, младший сержант Альберт Валиев и другие. Начальник заставы приказал залечь и вести огонь. Я побежал к камню, за которым лежал и уже отстреливался рядовой Вячеслав Дериглазов. Справа, за большим камнем залегли ещё четыре человека (их фамилий, к сожалению, Гаврилюк не помнит.). Немного дальше, за деревом ещё трое наших из расчёта АГС-17. Одного из них ранило, его стали перевязывать, но сзади подкрались душманы и в упор расстреляли их. С Дериглазовым мы открыли по духам огонь. Они залегли.


Слева за деревом, где только что находились Рослов и Валиев, остался только рядовой Владимир Калашников. Остальные куда-то успели перебежать. Владимир только что присоединил к автомату новый магазин, выглянул из-за дерева. Бандитская пуля вошла ему в голову, он упал. Сзади безостановочно молотил пулемёт, возможно это вёл огонь ефрейтор Геннадий Чемеркин или же рядовой Олег Журович. Затем и он замолк. Напротив нас показались головы двух душманов. Они не стреляли, а только смотрели. Мы открыли по ним огонь, один из них выстрелил, и его пуля попала мне в автомат. С правой стороны за деревом оказался Валиев. Он вылез на подъём, и вражеская пуля поразила его в живот. Пограничник повалился вниз, к нему подбежал младший сержант Павел Буравцев и потащил его. Начало темнеть, но душманы ещё стреляли, ребята тоже…»



Как свидетельствует рядовой Виталий Лазарев, он «…со снайпером (рядовым Сергеем Беляковым. — Авт.) оказался как бы отрезанным от основной группы каменным забором. Мы лежали ближе всех к реке и не видели, что происходит на пригорке, где были все остальные. Слышались только выстрелы, крики и стоны. Мы отстреливались около двух часов, а когда осталось по одному магазину и стало темнеть, решили отходить вдоль реки, прикрывая друг друга. Нас заметили духи и открыли огонь, мы укрылись в дупле большого дерева. В какой-то миг огонь стих, я толкнул Сергея и тихо сказал: «Пошли дальше».Беляков был мёртв. Пуля, пробив каску, попала ему в висок. Дальше я выбирался один…»


Из объяснительных участников боя рядовых Олега Василюка и Сергея Корсакова, написанных на имя начальника войск Восточного пограничного округа, выяснилось, что с первых минут боя они находились всё время вместе и вели прицельный огонь по духам.


В какое-то мгновение мимо них пробежал капитан Наумов с радистом. Офицер всё время прихрамывал, по всей вероятности, он был ранен в ногу. Душманы сжали кольцо окружения, а когда пограничники перестали стрелять, приступили к прочёсыванию террас. К Василюку и Корсакову они долго не подходили, пограничники лежали неподвижно. Но вот духи подошли совсем близко. Бойцы открыли огонь. Моджахеды разбежались, что позволило Олегу и Сергею отойти к горам, а затем беспрепятственно выбраться на дорогу.


Бой заметно стихал. Возвращаемся вновь к письму Владимира Гаврилюка. Он, как и находившийся с ним рядом Вячеслав Дериглазов получили уже несколько ранений в грудь,руки и ноги. «…Душманы подошли совсем близко. Кое-где раздавались одиночные выстрелы. Мы находились в неподвижном состоянии. Я лежал на животе. Дух подошёл ко мне, перезарядил автомат и выстрелил в упор. Меня подбросило и сильно обожгло левую ногу. Затем моджахеды перевернули Дериглазова и оттащили его от камня. Вскоре эта участь постигла и меня. Духи ударили прикладами автоматов нас по зубам и дважды ногами по головам. Потом они забрали документы и раздели нас. Сняли всё, что можно только было. Я был ещё в сознании и слышал, как неподалёку душманы добивали одного из наших. Он стонал, а они добивали. В какой-то миг налетели наши вертолёты и стали бомбить кишлак. Бандиты испугались и сразу притихли, но когда вертушки улетели, вновь принялись глумиться над пограничниками…»


Услышав первые выстрелы, на помощь рословцам с 13 площадки поспешил капитан Анатолий Трегубов и с ним ещё 50 бойцов. Едва они вошли в первый кишлак, как тут же подверглись обстрелу. Огонь духи вели с разных направлений, что вынудило пограничников спешно повернуть обратно и вернуться на точку.


А два вертолёта, о которых упоминает в своем письме Гаврилюк, возвращались из Файзабада. С Гульханы им передали о том, что в районе кишлака Афридж идёт бой. Вертушки совершили боевой разворот, но с земли, где шла интенсивная стрельба, в связь с ними никто не вошёл. Чтобы не задеть своих, вертолётчики обстреляли окраины кишлака и улетели. Горючее уже на исходе, а до базы лететь ещё более одного часа.


Остававшийся на 17 площадке капитан Василий Заика в своём рапорте зафиксировал, что первым на точку около 20 часов прибыл рядовой Лазарев, за ним чуть позднее рядовые Василюк и Корсаков. В полночь объявился рядовой Сергей Бороздин. В 2 часа ночи приполз четырежды раненный Дериглазов, который рассказал, что примерно в двух километрах от площадки находится нуждающийся в срочной медицинской помощи Гаврилюк. Его удалось доставить в расположение только под утро.



«Тогда считать мы стали раны, товарищей считать…»


К сожалению, в силу разных обстоятельств погибшими пограничниками занялись не сразу. На тех двух горных террасах они пролежали ночь, день и ещё одну ночь. 23 ноября на 17 площадку десантировались две усиленные заставы ДШМГ, приступившие с утра следующего дня к прочёсыванию местности.


Как вспоминает ефрейтор Александр Суворин: «…наша застава выдвинулась в район кишлака Ярим. Передвигаясь, мы дошли до полуразрушенной мечети, которая находилась выше кишлака Джульбар. Небольшими группами мы стали спускаться к реке. У крайнего дома обнаружили тело пограничника. Камуфлированная куртка была натянута ему на голову. По всей видимости, его тащили за воротник. Мы положили убитого на носилки и подошли к реке. За каменным забором увидели свежий холмик, там же лежал убитый моджахед. Раскопав землю, мы обнаружили ещё троих «духов».


Неподалёку лежали тела наших пограничников. Все раздеты до нижнего белья. Почти у самой реки находилось несколько убитых. Один из них, в звании капитана (Наумов. — Авт.) лежал лицом вниз и был одет, так как кровь залила ему воротник. Также повсюду в большом количестве валялись стреляные гильзы…»


Как вспоминает подполковник медицинской службы Анатолий Ерёменко «…зрелище было жутким. На двух каменных террасах, зажатых рекой и отвесными скалами, мученическую смерть приняли восемнадцать пограничников. Ещё одного (рядового Батыржана Шалгумбаева. — Авт.) обнаружили рядом с кишлаком. Раненого кромсали мотыгами, затем убили. Уже мёртвых наших ребят раздели, а тех, кто подавал признаки жизни, добивали камнями и выстрелами в упор.

Тщательное расследование смогло доказать, что рословцы в бою вели себя героически.


Очевидцы — пленённые позднее душманы — без особого стеснения восхищались их мужеством и отвагой. Все участники рейда, как живые, так и погибшие, посмертно были награждены орденами Красного Знамени и Красной Звезды.


Гаврилюк и Дериглазов чудом выжили, правда, долго лечились, так что, как точно известно, Вячеславу Дериглазову орден Красного Знамени вручили в Москве только в июле 1986 года.


С того ноябрьского дня прошло более тридцати пяти лет. Немногие уже помнят о подвиге рословцев.


Тогда, в 80-х, о трагедии в Зардевской долине писать об этом запрещали, а потом просто забыли.



Живущие, помните о них!



Рядовой Игорь Абросимов — русский, посмертно награждён орденом Красного Знамени. Похоронен на кладбище д. Кочаки Щёкинского района Тульской области.


Рядовой Сергей Беляков — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен на Северном кладбище г. Перми.


Младший сержант Павел Буравцев — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в г. Ставрополе.


Младший сержант Альберт Валиев — татарин, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в д. Ямашево Мамадышского района Республики Татарстан.


Рядовой Андрей Гундиенков — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в с. Тарутино Жуковского района Калужской области.


Рядовой Олег Журович — белорус, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в пгт. Лельчицы Гомельской области Республики Беларусь.


Рядовой Владимир Калашников — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в г.Якутске.


Рядовой Андрей Костылёв — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в г. Бакале Челябинской области.


Рядовой Александр Кравцов — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в г. Целинограде (ныне Астана) Республики Казахстан.


Рядовой Виргилиюс Кучинскис — литовец, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в д. Векшняляй Тельшяйского района Литвы.


Капитан Анатолий Наумов — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в г. Киеве на кладбище Берковцы, Украина.


Капитан Владимир Рослов — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в г.Фрунзе (ныне Бишкек) на Чон-Арыкском кладбище, Республика Кыргызстан.


Сержант Владимир Семиохин — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в д. Пигарево Комаричского района Брянской области.


Рядовой Сергей Тарасенко — белорус, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в г. Гомеле Республики Беларусь.


Ефрейтор Евгений Усачёв — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен на кладбище п. Горелки в г. Туле.


Рядовой Николай Филиппов — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в п. Ломинцево Щёкинского района Тульской области.


Ефрейтор Геннадий Чемеркин — русский, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в г. Богородицке Тульской области.


Рядовой Батыржан Шалгумбаев — казах, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в г. Кзыл-Орде Республики Казахстан.


Рядовой Рафкат Шарыпов — татарин, посмертно награждён орденом Красной Звезды. Похоронен в г. Орске.


Об авторе : Валентин Фёдорович Малютин родился в 1950 году в г. Талгаре Алма-Атинской области. Окончил в 1973 году Московский полиграфический институт. С 1980 по 2001 год служил в погранвойсках. Полковник запаса.

http://22.11.85.milportal.ru/ne-vernulis-iz-boya/

Показать полностью 1
440

Про кроссовки "Адидас", "китайские" патроны и "кишмишевку"

Про кроссовки "Адидас", "китайские" патроны и "кишмишевку" Афганистан, Шурави, Военные мемуары, Длиннопост

Кто в Афгане служил, знает: с обмундированием у солдата дела были так себе.


Более-менее дела обстояли ну разве что с головными уборами - помимо "уставного" берета (который берегли аки зеницу ока), у нас в расположении было разнообразие кепок, панам и зимних шапок.


Панамы зачастую заламывали на манер ковбойских, так было веселее. Вообще, этот вариант головного убора был настоящим спасением от палящих солнечных лучей при поездке на броне, например.


С обувью же было плохо... Уставные сапоги и армейские ботинки на шнуровке были весьма неудобны в горах. Подошвы были скользкими, голенища сапог подрезали наполовину, превращая их в этакие полусапожки, но это не спасало от общей неудобности такой обуви.

Однако, выход находили всегда в кроссовках.


Кто-то их покупал в дуканах (единицы!), кто-то получал в подарок от старших по призыву курков - такие "кроссы", как правило, были стоптаны и "умирали" очень быстро. Где и как ты раздобыл кроссовки, значения не имело - для вышестоящего командования это был признак "продажи Родины".


Помните советскую "мудрость": "Сегодня носит Адидас, а завтра Родину продаст"? Вот, это было аккурат про нас... Кроссовки зачастую были трофейные, снятые с духов - и живых, и мёртвых.


Почему именно "Адидас", наверно, говорить не надо. Это была первая импортная фирма, обувь которой очень ценилась на всей территории бывшего СССР. Ктому же, Адидас был и наш, советский, лицензионный. Всякие Рибоки, Найки и прочие Пумы (которые тоже были в обиходе) нам не казались эталоном качества, и только Адидас был "намбэ ван" в мире афганских "курков".

Что касается "тельной" одежды для боевых, то тут опять же работала солдатская смекалка. Уставная нормальная форма была жаркой и малопригодной на боевых. Исключение - "спецы" - военнослужащие спецназа.


У нас же бывало не важно, в чём ты, главное иметь побольше карманов: автоматные магазины, гранаты, дымовые патроны, нож, тюбики с промедолом, ещё всякое - всё это требовало места. Поэтому шили себе разгрузки (так называемые "лифчики") кто во что горазд...


На фото - моя первая "разгрузка" - перешитая из "афганки" "дедом"-москвичом, улетевшим в Союз в ноябре 1987 года. Наследие, так сказать.


Водка и коньяк - почти недосягаемые простому курку напитки для снятия стресса. Это офицеры (да и то - не все!) могли себе позволить купить водку в "военторге". Поэтому пили в основном самодельную брагу - ее часто настаивали в различных "карманах" и баках для воды родной бронетехники. На жаре такая брага "поспевала" быстро, не успевая "спалиться" высоким офицерским "погонам".


Реже покупали (выменивали) спиртное у дуканщиков - продавцов-мусульман. На мену шли некоторые консервы из "неприкосновенного запаса" "замка" - заместителя командира взвода, а также "китайские" патроны к АКМ, коих было изобилие - почти с каждых боевых привозили их вёдрами. Эти патроны часто давали осечки, а то - рассказывали - и самоподрывались каким-то образом в магазинах духов.


На что меняли консервы и "китайские" патроны? На "кишмишевку" - довольно противный самогон из - вроде бы - жмыха винограда, отсюда и название напитка. "Кишмишевка" продавалась практически всегда в полиэтиленовых пакетах, воняла сивухой и пить её можно было только очень холодной.


Эпизод с обменом "китайских" патронов на "кишмишевку" хорошо показан в фильме "Охотники на караваны".


Бытовало мнение - и его усиленно поддерживали старшие командиры - что:


а) "вся "кишмишевка" - отравленная", и кто её выпьет, наутро проснётся в госпитале;


б) "в "кишмишевку" духи добавляют марихуану" - для деморализации советского солдата.

Стоит ли говорить, что ничего из вышесказанного правдой не являлось.


Вопреки широко расхожему мнению, что в Афгане среди солдат было много "наркомов" и "алкоты", докладываю: у нас таких почти не было.


Да, анашу покуривали, но то такое... чисто изредка, не подсаживаясь. Зачастую "травку" курили наши среднеазиатские шурави - но они её курили и дома. Да и справедливости ради, моя первая сигарета, выкуренная 31 декабря 1987 года на одной из застав под Кандагаром, была наполовину "разбавлена" "травкой".


Продолжение следует......

Автор : Павел Мовчан

https://www.facebook.com/groups/sovietshuravi/63399307746329...

Показать полностью
197

Миномёт «Метла » Мощное оружие против «душманов» создал «советский Кулибин»

Не секрет, что советский контингент, включавший в свой состав несколько мотострелковых и воздушно-десантных дивизий, оснащенных весьма совершенным оружием (особенно по сравнению с вооружением противника), оказался не готов к сражениям в условиях сложной гористой местности. Недаром этот конфликт зарубежные СМИ окрестили «советским Вьетнамом». Наши войска действительно увязли в партизанской войне против врага, прекрасно знавшего и умело использовавшего особенности ландшафта. При этом, вплоть до окончательного вывода войск из страны, многим соединениям не хватало штатного вооружения, с помощью которого можно было бы эффективно противостоять душманам, предотвращать засады и отбивать их вылазки. В такой ситуации советским частям ничего не оставалось, кроме как импровизировать. Необходимое оружие создавалось «на месте» — на базе полевых мастерских и наличествовавшего парка автомобилей.

Источник: Секретное оружие шурави: почему душманы так боялись миномета «Метла»

Тактика моджахедов заключалась в атаках конвоев и патрулей из заранее подготовленных укрытий, располагавшихся на возвышенностях. Укрытия были хорошо замаскированы и слабо уязвимы для автоматно-пулеметного огня, равно как и для поражения пушками БТР и БМП. В свою очередь, для советских войск поддержка каждого взвода ударными вертолетами Ми-24 оказалась непозволительной роскошью. Доступные пехотинцам буксируемые вооружения, позволявшие вести навесной огонь на короткие дистанции (одним из которых был автоматический 82-мм миномет 2Б9 «Василек») требовали длительного развертывания. Как правило, расчет не успевал подготовиться к стрельбе до конца боя или его уничтожали.

Миномёт «Метла » Мощное оружие против «душманов» создал «советский Кулибин» Афганистан, Оружие, Изобретения, Факты, СССР, История, Реальная история из жизни, Интересное, Видео, Длиннопост

Одним из успешных результатов полевой импровизации и стала «Метла» — тот же «Василек», только поставленный на лафет зенитки и шасси «рабочей лошадки» СА — грузовика Урал-4320Н. Автором этой системы был Александр Михайлович Метла, замполит 56-й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригады. Быстро оценив засадную тактику афганцев на участке между Кабулом и Гардезом, новоиспеченный конструктор создал первый прототип новой машины и представил на критику своему командиру — полковнику В. Раевскому. Сохранились воспоминания самого Метлы, озвученные им в интервью белорусскому изданию Sputnik, в которых он не без гордости отмечает одобрение начальства, а позже и самого генерала Громова, когда до того дошла информация о разгроме врага при сопровождении колонны по дороге из Кабула. Более 100 мин выпустили артиллеристы по укрытиям душманов, которые при первом же накрытии обращались в пыль и пепел. Более того, на этом участке противник больше не появлялся — настолько устрашающее воздействие на него произвела техника, разом изменившая соотношение сил. Несколько позже по инициативе Александра Михайловича появилась и модификация все того же «Урала» с установленным в кузове многоствольным блоком НУРС с ракетами С-8. Блок был снят с вертолета Ми-24, и новая машина служила аналогом системы залпового огня на предельно коротких дистанциях. Необходимо отметить, что вдохновленные аналогичными соображениями, бойцы других частей ограниченного контингента устанавливали минометы также на шасси транспортеров МТ-ЛБ, однако серийно эта модификация боевой машины никогда не выпускалась.

Миномёт «Метла » Мощное оружие против «душманов» создал «советский Кулибин» Афганистан, Оружие, Изобретения, Факты, СССР, История, Реальная история из жизни, Интересное, Видео, Длиннопост

Сегодня полковник запаса Александр Метла является кавалером ордена Красной звезды и возглавляет благотворительный фонд помощи воинам-интернационалистам «Память Афгана».

Миномёт «Метла » Мощное оружие против «душманов» создал «советский Кулибин» Афганистан, Оружие, Изобретения, Факты, СССР, История, Реальная история из жизни, Интересное, Видео, Длиннопост
Показать полностью 3
443

Афганские фото

Лица войны.Начальник разведки 66 ОМСБр.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Видео, Длиннопост

З5 лет назад, 26 апреля 1985 года афганские моджахеды и пакистанские военные узнали, что такое настоящее мужество советских воинов.Солдаты и офицеры подняли восстание в лагере военнопленных "Бадабер" и полсуток противостояли сотням моджахедов и регулярной пакистанской армии.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Видео, Длиннопост

Огромный опыт на афганской войне приобрели медики 40-й армии. С момента ввода войск и до той минуты, пока последний солдат не покинул Афганистан, военные врачи вели колоссальную работу, спасая жизнь и восстанавливая здоровье тысяч наших солдат.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Видео, Длиннопост

Январь 1989 года, Пули-Хумри, Афганистан.Подполковник Советской армии . В словах вера и надежда.Единственное, о чем он не знает, что страны и перестройки о которой он говорит не станет уже через пару лет.

Винтовка Мосина «Трёхлинейка», «Мосинка»– поистине уникальное оружие. Произведенное и взятое на вооружение еще в апреле 1891 года.Во время Великой Отечественной она станет самым массовым оружием, найдет свое применение в сражениях Афганской войны и других локальных конфликтах.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Видео, Длиннопост

Вечная память солдатам, сложившим свои головы в страшном бою 30 апреля 1984 в ущелье Хазара (Панджшер).Точные потери 1-й батальона 682-го МСП неизвестны. По разным оценкам, в бою погибло от 57 до 87 военнослужащих, включая комбата капитана Королёва

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Видео, Длиннопост

Таинственная сила музыки

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Видео, Длиннопост

Ст. лейтенант Андрей Зубарев, Служил в Керкинской ДШМГ (десантно-штурмовой маневренной группе), начальником 1 ДШЗ, ПВ КГБ СССР.Погибнет в бою, в сентябре 1985 года.Награжден медалью «За отвагу» и посмертно орденом Красного Знамени.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Видео, Длиннопост

Один из героев кадра автомобиль со сложным названием АЦП-20(63)-19 (ПМГ-19) более известный как ГАЗ-63 — советский грузовой автомобиль с колёсной формулой 4 × 4, грузоподъёмностью 2 т. Он являлся наиболее массовым полноприводным грузовиком СА и народного хозяйства в 50—60-х.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Видео, Длиннопост

Знаменитый советский "Грач" - маневренный и неубиваемый, он быстро заслужил любовь летчиков штурмовой авиации. С 1980 года четыре Су-25 проходили в Афганистане войсковые испытания. С 1981 года в войне принимала участие уже одна эскадрилья а с 1984 года увеличена до полного полка.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Видео, Длиннопост

Указ об учреждении медали «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа» был подписан 15 мая 1988 года, в день, когда начался вывод первых воинских частей СА из ДРА.

Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Видео, Длиннопост
Афганские фото Афганистан, Шурави, Фотография, Видео, Длиннопост

https://twitter.com/shuravi1979_89

Показать полностью 9 1
234

Кое-что о ножах. Запах крови

Кое-что о ножах. Запах крови Афганистан, Шурави, Военные мемуары, Длиннопост

В мае 1987 года мне пришлось временно оставить свою "почтальонскую" работу. Под Чарикаром попал в засаду отдельный разведвзвод нашего 1-го мотострелкового батальона.


Его командир, Женя Шапко, получил тяжелое ранение (и скончался в госпитале почти три месяца спустя, так и не приходя в сознание). Во взводе были большие потери. В результате, перед армейской операцией под Алихейлем, мне пришлось принять командование над разведвзводом и набирать новых разведчиков.


Афганская пограничная бригада должна была перекрыть участок границы с Пакистаном (в районе Древнего Шелкового Пути).


И оборудовать укрепленный район. А пока они будут заниматься этим оборудованием, задача нашей армейской группировки была поработать этакой прокладкой между ними и духами.


Дабы последние не мешали пограничникам самозабвенно заниматься инженерным самоистязанием.


В результате, армейская операция превратилась в детскую игру "Царь горы". Наши подразделения заняли близлежащие высоты. А духи в течение месяца успешно и не очень пытались сбить нас с этих высот.


Мой разведвзвод тоже сидел на одной из горок (мы прикрывали командный пункт нашего полка). Саперные лопатки мы, как обычно, в горы не взяли.


Но этот раз был не слишком обычным. Братья-моджахеды явно переживали кризис перепроизводства. И не знали, куда девать лишние реактивные снаряды. А раз не знали - пускали их в нашу сторону. И явно их не жалели.


В первые два дня на нашу горку прилетало 13 реактивных снарядов за 4 минуты. Без перерыва на обед, с 6 часов утра до 6 вечера. А потому нам приходилось активно окапываться. Используя ножи, палки-копалки и прочие подручные средства.


На соседний десантный полк духи не ленились даже ходить в атаку. Средь бела дня. Снизу вверх. Нам было полегче. До тех пор, пока они не пристреляли по нашей горке миномет...


Утром меня вызвал командир полка. Приказал выделить двух снайперов. А им - подавить минометный расчет.


Голос у подполковника Прудникова тихий и интеллигентный. Такой же, как и он сам. И такой же смертельно усталый.


Задача была поставлена очень корректно. Уничтожить расчет, находящийся на закрытой огневой позиции, снайперы не могли.


Подавить же - означало воспрепятствовать ведению прицельной стрельбы. Это было возможно. Стоило лишь обнаружить корректировщика минометного огня. Проблема была в другом: оба мои снайпера прослужили в Афганистане меньше месяца. И были снайперами лишь по должности, но никак не по призванию. Боевого опыта - ноль.


И ни одной подтвержденной ликвидации. Ставить им задачу на свободную охоту, значило посылать на верную гибель. Но приказ был приказ. Если бы мы не убрали этих духов, они убрали бы нас. Ибо в горах зверя страшнее, чем миномет нет! Ну, разве что пара-тройка пулеметов, на расстоянии кинжального огня.

В любом приказе скрыта небольшая свобода выбора.


Выбора способа выполнения поставленной задачи. Некоторые не понимают этого. Не понимают, что командир должен уметь брать на себя ответственность в этом выборе. Слова о том, что ты солдат и выполнял приказ, достойны солдата. Но не командира.


Передо мною была поставлена задача. Вот только способ ее решения был выбран, на мой взгляд, немного неправильно. Точнее, неправильно были выбраны исполнители. Это была работа не для снайперов. И я уже начинал догадываться, для кого.


Ну, почему все лучшее в этом мире достается детям? А старикам все остальное.


Ну, почему именно я должен делать самую грязную работу? Я был стар для нее. Я был слишком стар для этой работы. Стар. Просто "Super Star".


Что это означает по-английски вы, конечно же, знаете. Я начинал чувствовать себя супер звездой. Явная мания величия!


Созрел очередной клиент для психушки. Конечно же, я не был героем. Никогда не был. Просто был подготовлен немного лучше, чем мои бойцы. И не мог перекладывать на них свою работу.


Вечером мне пришлось немного пошаманить. Вместе со своими пулеметчиками. Я рассматривал окружающий мир в прорезь прицелов, втыкал в брустверы окопов небольшие колышки. Это была защита от шайтана! Все шаманы используют для этого колышки. Осиновые.


У меня под рукой были только сосновые. Но это было несущественно. Я обозначал сектора для ночной стрельбы. Готовил огневые мешки для тех, у кого могло появиться желание побегать ночью по горам. За мною. И "коридор" для своего выхода.


Со снайперами проверил ночные прицелы (батарейки для НСПУ давно уже сели, пришлось разбирать АКБ для радиостанции и «запитывать» НСПУ от них). Они должны были им пригодиться следующей ночью.


Ночью, когда я должен был возвращаться из самовольной отлучки. Я готовил группу прикрытия отхода. Ставил задачи своему заместителю, саперам и связистам.


Моя же подготовка заняла гораздо меньше времени. Ровно столько, сколько было необходимо, чтобы справиться с суточным горно-летним сухим пайком. Я хорошенько поужинал.


Супом "Особым с черносливом" (на самом деле он больше напоминал компот с черносливом и рисом), смолотил 400-граммовую банку овощей. Расправился со стограммовыми банками тушенки и сосисочного фарша. Умял печеночный паштет и стограммовую банку сгущенного молока.


Вволю напился чаю с галетами. К чему лукавить: я всегда любил повеселиться, особенно поесть. Врачи-диетологи не рекомендуют много есть на ужин. Но я же практически ничего и не съел! Так, слегка размялся! К тому же, весь следующий день я собирался поститься.


Во время ужина в нескольких метрах от моего окопа упал реактивный снаряд. И не разорвался. Странно! Скорее всего, это была хорошая примета?


Ведь если хороших примет не хватает, их всегда приходится придумывать. Разве не так?


А еще в нашей шаманской работе очень важны амулеты. От злых духов помогают самые разнообразные.


Но я взял с собой только проверенные: АКМС с накрученным на ствол прибором бесшумной, беспламенной стрельбы, магазин с тридцатью патронами с ослабленным пороховым зарядом (плюс четыре магазина с обычными патронами в лифчике).


Сто пятьдесят патронов на одну ночь - это очень много! Надеюсь, что мне столько не понадобится. И очень мало! На полторы минуты боя. Правда, в бою любого количества патронов будет мало!


Взял радиостанцию Р-255, подсумок с двумя осколочными гранатами Ф-1 (еще четыре лежали в лифчике). И два ножа. Это были мои главные амулеты! Один сделал еще на заставе. Из латунной гильзы танкового снаряда. Деревянная рукоятка, лезвие обоюдоострое, широкое.


Сантиметров пять в длину. Детская игрушка! Было бы побольше времени, сделал бы и вторую такую игрушку. Двумя одинаковыми ножами работать легче. Ведь бог дал человеку две руки. Но времени не хватило. Второй сделать так и не успел.


Пришлось взять с собою обычный армейский штык-нож. Он выглядел гораздо солиднее. Но, как известно, не все то золото, что блестит. В применении он был не слишком удобен.


С полчаса ушло на то, чтобы закрепить поверх брезентовой куртки-штормовки маскировочную сетку, несколько веток и пучков сухой травы. Я оставил свои документы и офицерский жетон с личным номером Виталику Жердеву, который "завис" у меня на двое суток в ожидании попутного борта (вертолета) до своего взвода.


Ближе к полуночи луна спряталась за облаками, начал моросить дождь. Пришло мое время. Я шел всю ночь (совсем немного пешком, а большую часть пути по-пластунски). Сначала на юг. Потом на восток, потом на север. Духи находились на востоке. Но, как известно, нормальные герои всегда идут в обход.


Перед самым рассветом я заполз в какую-то небольшую промоину. Засыпал себя ветками и старой пожухлой травой. Впереди был долгий, долгий день.


Мне повезло. Повезло трижды. Во-первых, ночью я не наткнулся на духов. Во-вторых, я вышел на батарею пусковых реактивных установок. И, в-третьих, я не оглох за день. Третье было самым удивительным.


Пока все складывалось как нельзя лучше. Меня не заметили. В мою сторону вообще никто не смотрел. Каждый был занят своим делом. За что я так люблю артиллеристов! Рядом с ними никогда не бывает праздношатающихся бездельников.


Тяжелая физическая работа, постоянный грохот приводят к тому, что после смены артиллеристы валятся с ног от усталости. И моментально засыпают мертвецким сном. Милое дело для диверсантов находиться в это время рядом с ними!


Все складывалось хорошо. За одним маленьким исключением. Я никак не мог обнаружить огневую позицию минометчиков. Это попахивало какой-то мистикой! Позиция находилась не более чем в пятидесяти метрах от меня. Я прекрасно видел корректировщика огня, лежащего на небольшом коврике под поваленной сосной. Точнее его спину. Видел бинокль и крошечную японскую радиостанцию в левой руке. Я прекрасно слышал каждый выстрел миномета, ощущал вибрацию воздуха и земли. Но сам миномет не видел!


Чтобы его обнаружить, необходимо было сменить место. Моя промоина оказалась прекрасным укрытием, но никудышным наблюдательным пунктом. Такое тоже иногда случается. Для смены места необходимо было дождаться темноты, и потерять еще одни сутки. Это в мои планы не входило. Но, как известно, человек предполагает, а Аллах располагает. Я понимал, что придется ждать ночи, менять позицию и следующий день вести наблюдение.


Пока не обнаружу минометную позицию, дальнейшие действия были просто бессмысленны.


И тут мне в очередной раз улыбнулась удача! Выглядела она совсем неказисто. В виде старенького, разбитого грузовика. Он отделился от колонны машин, перевозивших снаряды. И остановился в нескольких метрах от меня. К нему подошли пятеро афганцев и начали деловито выгружать мины. И относить их на огневую позицию. Кто бы мог подумать, что она находилась у меня под самым носом. И лишь небольшой куст не позволил мне обнаружить её раньше. Он рос в паре метров от моего лежбища и закрывал от наблюдения совсем крохотный пятачок земли.


Я продолжал наблюдать за корректировщиком огня, но до сих пор не видел ни одного минометчика. Это было странно. По логике вещей, они должны были помогать в разгрузке машины. Ну, предположим, что они не вылезали из воронки потому, что укладывали мины. Но после окончания работы, когда подносчики сели пить чай, они снова не появились. Это могло означать только одно...


В этот момент корректировщик повернулся в мою сторону. Ну, конечно, минометчики держались в стороне от афганцев по одной простой причине. Они считали их людьми второго сорта. Корректировщик огня был арабом. Как я не догадался сразу?! Ведь по почерку за версту было видно, что это не совсем обычный минометный расчет.


Стрельба по выносной точке прицеливания, как днем, так и ночью, не были характерны для афганцев. Как не была характерна и такая виртуозная меткость стрельбы. Она требовала не только определенных навыков владения оружием, но и знания таблиц ведения огня. И наличия минометного прицела. Афганцы же, прицелом, как правило, не пользовались.


Все встало на свои места. Я прикрыл глаза и позволил себе немного расслабиться. До начала сумерек оставалось еще более часа. Спешить было некуда. Да, и рабочий день мой уже практически подходил к концу.


Оставалось совсем немного: убрать корректировщика, сходить в гости к минометчикам и вернуться домой. К своим. Оставались сущие пустяки!


Корректировщика разумнее всего было убрать из автомата. Тем более что у меня был прибор бесшумной беспламенной стрельбы. Это здорово упрощало задачу. Минометчиков я легко достал бы и гранатой.


Тридцать метров дальности, большая площадь цели - задача не сложная. Вполне возможно, что во время пуска реактивных снарядов никто бы не обратил внимания на разрыв гранаты.


Но в данных условиях такой способ был не самым лучшим. Ведь помимо ликвидации, необходимо было получить подтверждение успешности её проведения.


Неподтвержденная ликвидация сродни недоделанной работе. А она, как известно, всегда является началом следующей, более трудоемкой, работы. Её всегда приходится доводить до конца. Но второй раз это сделать всегда сложнее.


Сумерки подкрались, как всегда, незаметно. Над позициями соседнего полка появился санитарный вертолет. Видимо у ребят снова были потери. И сразу же оживились расчеты пусковых установок.


Батарея открыла огонь по месту предполагаемой посадки вертолета. Всю поляну накрыло облаком пыли и ревом реактивных снарядов.


Зашевелился и мой корректировщик. Соседний полк не был его целью, но что-то заинтересовало его на позициях нашего полка. Он буквально прилип к биноклю. В этот момент я и выстрелил.


Нас учили стрелять короткими очередями из двух-трех патронов. Но у меня был установлен прибор бесшумной, беспламенной стрельбы. Патроны были с ослабленным зарядом, стрелять я мог только одиночными.


Расстояние было слишком маленьким, поэтому я дважды выстрелил ему в голову. Выбрался из укрытия, повесил автомат за спину и, пригнувшись, побежал к позиции минометчиков.


По моим расчетам минометчиков было не более двух-трех человек. По крайней мере, я на это надеялся. В тот момент, когда прыгал в воронку. С ножами в обеих руках.


Их действительно было только двое. Заряжающий оказался ближе ко мне. И на него ушла пара секунд. Хуже дело обстояло с наводчиком. Он прильнул к прицелу и мой штык-нож, находившийся в правой руке, нашел только его спину.


Точнее позвоночник. Лезвие застряло где-то между четвертым и пятым грудными позвонками и сломалось. Мне здорово повезло, что их было только двое! Я смог добить минометчика обломком штык-ножа и своим самодельным ножом.


Эх, мама-мамочка, ведь учила ты меня в детстве никогда не бить лежачих. И не бить в спину.


Говорила, что кратчайший путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.


Жалко, что путь к желудку моего минометчика оказался мне недоступен.


Я наскоро осмотрел огневую позицию. Небольшой китайский фонарик в цинке из-под патронов на бруствере служил выносной точкой прицеливания. Прицельные таблицы на арабском языке.


Аккуратные штабеля осколочных мин. На небольшом коврике сложены два автомата Калашникова китайского производства, рюкзаки с магазинами и каким-то хламом, большое блюдо с остатками плова. Несколько лепешек, красивый арабский нож в кожаных ножнах и две гранаты Ф-1 лежат рядом.


Рукояткой штык-ножа разбиваю водяные уровни на прицеле. Можно наклонить ствол миномета и опустить в него мину. Предварительно проведя с ней несколько несложных манипуляций.


При небольшом угле наклона выстрела не произойдет. Затем миномет ставится в исходное положение. Когда в него опустят вторую мину, будет очень весело. Очень смешно. Окружающие просто умрут. От смеха. Миномет разорвет на множество маленьких-маленьких миномётиков.


Правда, для этой ситуации такая шутка не подходит. Едва ли кто будет стрелять из этого миномета. С этой позиции.


А при смене огневой позиции первая мина, скорее всего, будет обнаружена.


И коэффициент полезного действия её станет равным нулю. Ограничиваюсь тем, что под одну из мин в штабеле подкладываю духовскую гранату Ф-1. На разгрузку.


Вторую укладываю под наводчика.


Сюрприз!


Кольца забираю с собою. Вся операция заняла не более пяти минут. И не привлекла ничьего внимания. Теперь пора домой. Переваливаю через бруствер воронки и растворяюсь в ночи...


Дорога обратно заняла гораздо меньше времени. Примерно через час я был уже на своей горке. Меня никто не преследовал и мои бойцы не подстрелили меня по ошибке. Можно сказать, жизнь удалась.


Меня встретил Виталик Жердев. Дружески похлопал по плечу, внимательно посмотрел в глаза. И до утра никого ко мне не подпускал. Всю оставшуюся ночь мне казалось, что от меня пахнет кровью.


P.S. На фото: на Алихейле, май-июнь 1987 г.

Автор : Карцев Александр Иванович.


С августа 1986 по октябрь 1988 года проходил службу в Афганистане (180 мсп, Кабул-Баграм).


C 1989 по 1990 год - командир взвода, затем - роты курсантов Московского ВОКУ имени Верховного Совета РСФСР.


С 1990 года по 2002 год преподавал в Московском инженерно-физическом институте.


Участник антипиратской компании в Индийском океане и Красном море. Работал в Польше, Австрии, Германии, Франции и др. странах.


Подполковник запаса. Награжден орденом "Красной Звезды", медалью "За Отвагу" и др.

Кое-что о ножах. Запах крови Афганистан, Шурави, Военные мемуары, Длиннопост

https://tehnowar.ru/74485-koe-chto-o-nozhah-zapah-krovi.html

Показать полностью 1
50

Афганский дневник радиоминера.Ч.4

Начало : Афганский дневник радиоминера.Ч.1

Афганский дневник радиоминера.Ч.2

Афганский дневник радиоминера.Ч.3

ИГРА. НАЧАЛО



В поисках пищи перешли на подножный корм. В ручье Травкин обнаруживает местных членистоногих. Возможно, это — личинки цикад, на вкус вполне съедобны. Сергей собирает на поверхности водоросли, пробует.


Есть можно, ряска помогает заглушить чувство голода, отвлечься от навязчивых мыслей о еде.


В группе наблюдаются голодные обмороки. Командир просит об эвакуации. Из батальона получено добро.


Вот и подходит к концу наша миссия. Надо заминировать район. Сергей остается разбираться с нашим пристанищем. Мы с Кочкиным поднимаемся к блиндажам.

На вершине в стене отрытого окопа вижу лаз, который уходит в гору.


Через метр ход поворачивает на девяносто градусов, дальше колено тянется еще метр и переходит в помещение. Нора большая, в десять квадратных метров. Часть потолка изготовлена из бревен в три наката, каждый просыпан слоем земли. Бревна одним концом вставлены под скальный камень, который является продолжением кровли.


Сверху поверх земли вся площадь крыши блиндажа внахлест перекрыта плитами камней.


Ниже скальника вершины идет пологий склон. Это единственный возможный маршрут подъема со стороны долины. Поступаем просто, откос делим пополам сверху вниз, и на каждой из частей готовим к установке по одной «Охоте». Разносим десять мин ОЗМ-72 к местам установки.


Это самая мощная из противопехотных мин, находящихся на вооружении. При срабатывании заряд выпрыгивает над поверхностью земли на высоту шестьдесят — восемьдесят сантиметров и взрывается.


Две тысячи четыреста готовых осколков в виде шариков, роликов, разрываемые семьюстами граммами тротила, выкашивают все живое в радиусе двадцати пяти метров.


Массивным ножом разведчика, используя его толстый вороненый клинок как маленький ломик, споро откапываем лунки под заряды. Все готово, остается подключить командный блок, сейсмодатчик, вкрутить взрыватели на мины, закопать и замаскировать систему.


Время замедления постановки взрывного устройства в боевое положение двадцать пять минут. За это время мы должны успеть покинуть зону его срабатывания. Поэтому откладываем запуск и, поднявшись на вершину, занимаемся устройством «сюрпризов» в окопах.


Для того чтобы результативно установить противопехотную мину нажимного действия, срабатывающую при нажатии на нее, нужно поставить себя на место противника и представить, как он перемещается в районе.


Чем неожиданнее будет решение, тем лучше. После первого подрыва, а при таком массированном минировании, я уверен, он будет не один, начнут борьбу уже профессионалы: тот, кто будет разминировать, и мы, надеюсь, находящиеся за много километров, но еще не выбывшие из игры.


Особое внимание уделяю блиндажу. Используя особенности его строения, размещаю заряды там, где враг не сможет предугадать их местонахождение. Чтобы попасть в нору, необходимо согнуться и переступить через толстый, до полуметра порог.


Для ноги остается небольшая площадка, перешагиваю несколько раз, нахожу оптимальную точку и именно туда устанавливаю ПМН. В самом же помещении в дальнем углу закапываю ОЗМ, обрывную линию укладываю по потолку и стенам. В низком темном помещении сосредоточенный на поверхности «дух» не заметит тонкую проволоку, свисающую вниз, зацепит ее, для обрыва достаточно усилия в двадцать грамм. Снять взрыватель с мины невозможно.


При отклонении электронного устройства больше чем на десять градусов произойдет срабатывание. Мой сюрприз будет находиться в рабочем состоянии до трех месяцев. Когда батареи сядут, произойдет самоликвидация — клинкер поднимет мину.


Группа, начавшая спуск с момента минирования, уже находится внизу. Командир, связавшись с Кочкиным, сообщает планируемое время прибытия вертолетов. Капитан торопит, мы маскируем на склоне уже подключенную «Охоту». Прячем провода в прочерченные ножами в земле канавки, засыпая их сверху песком.


Поднимаясь наверх, за собой уничтожаем следы.



ВТОРОЙ ТАЙМ


Травкин связался с нами по радиостанции и доложил, что работу закончил и находится с группой. Начинаем спуск, движемся по нахоженной горной тропе. Настроение приподнятое. Прямо на тропе стоит огромный пятиметровый валун, расколотый пополам.


Протискиваюсь между камней, делаю два шага, останавливаюсь. Оборачиваюсь, чтобы ответить. Капитан преодолевает щель. Я отчетливо вижу: за его спиной, как в замедленной киносъемке, поднимается разрыв.


Реагируем мгновенно, залегли по обе стороны валуна. Докатывается звук раската, в расщелину вниз по тропе свистят осколки. Облако из гари и пыли, клубясь, накрывает нас. Сверху начинают падать камни, куски грунта.

Афганский дневник радиоминера.Ч.4 Афганистан, Шурави, Военные мемуары, Длиннопост

Открываю глаза. Медленно, оторвав от поверхности только голову, через плечо смотрю назад. Вновь встречаю взгляд командира, он лежит в такой позе, как я.


Минуту мы неподвижны. А потом, подчиняясь какому-то внутреннему сигналу, не сговариваясь, одновременно очень аккуратно приподнимаемся и от камня к камню ползем вниз.


Через тридцать метров встаем и поспешно спускаемся. Немота проходит, начинаем издавать звуки.


Из-за груды камней появляется бегущее к нам отделение разведчиков. Видя нас целыми и невредимыми, они останавливаются.


Все ожидали эвакуации, знали, что уже идут вертушки. Ждали, когда закончат и спустятся минеры.


Группа не имела с нами зрительной связи, тропа просматривалась только до середины. Не видя, что мы начали спуск, услышали мощный разрыв на месте минирования. Радиосвязь с нами пропала, от падения отказала станция.


Слава богу, все обошлось.


Сейчас нет времени анализировать и разбирать, что произошло на горе.

Наступила важная фаза боевого выхода — возвращение домой.


С трудом, на пределе сил спецназ вышел из ущелья в распадок. Разведчиков, которым совсем плохо, оставили в центре, укрыв за камнями, остальные заняли круговую оборону.


Ми-24 с рокотом проходят над нашим хребтом. Есть разрешение на посадку «восьмеркам». «Крокодилы» встают в круг над массивом. Командир группы обозначает наземным сигнальным патроном оранжевого дыма площадку приземления.


Транспортные вертолеты проворно садятся. Экипаж с нетерпением ожидает посадки десанта. Начинаем грузиться, самостоятельно перемещаться могут не все. Разведчики, способные двигаться, заносят обессилевших товарищей в вертолет.


Командир «восьмерки» отрывает колеса от грунта, наклоняет нос машины к земле, задрав хвост, начинает разгон. Секунда, вторая, третья. В метре под нами проносятся камни, кусты, колючки, край распадка.


Предметы мелькают все быстрее, быстрее, с перегрузкой машина взмывает вверх.


Быстро набирает высоту.


Построившись в боевой порядок, четыре вертолета спешат на базу, на Кандагарский аэродром.


Мы возвращаемся в наш нынешний дом, в 173-й отдельный отряд специального назначения.


Автор: Александр Шипунов

https://topwar.ru/19820-afganskiy-dnevnik-radiominera.html

Показать полностью 1
50

Афганский дневник радиоминера.Ч.3

Начало : Афганский дневник радиоминера.Ч.1

Афганский дневник радиоминера.Ч.2

В ОЖИДАНИИ ПРОТИВНИКА



С рассветом могу рассмотреть местность сверху. Наш хребет — довольно протяженный, узкий, скалистый кряж, господствующий по высоте — изгибается в форме подковы, с двух сторон в своих окончаниях увенчанной вершинами.


Разделяются они глубоким разломом, переходящим в небольшое внутреннее ущелье. Сверху мне видны лишь небольшая часть и вход в него.


Вершины, являющиеся ключевыми узлами обороны, оборудованы огневыми точками. На нашей вершине два узких, но длинных окопа полного профиля.


На противоположной высоте устроены блиндажи. Там находится часть группы специального назначения, и именно до них вчера не дошли «духи».


Наружный склон нашей части хребта отвесный, забраться без специального снаряжения на него сложно. Подняться в укрытия можно только изнутри, проникнув во внутреннее ущелье. Вход же в него простреливается с наших позиций.


Система обороны района продумана до мелочей. Все спланировано грамотно, воплощение же вызывает уважение. Отмечаю про себя, что десяток бойцов могут сдержать роту. Разведчикам несказанно повезло занять без боя так хорошо укрепленную заставу.


Снаружи внизу отчетливо видна дорога, на обочине которой установили мины. Она проходит под нами по дну каньона, отделяющего наш отрог от соседнего, более низкого хребта. Путь тянется вдоль края «подковы», затем отворачивает и теряется в сопках. За ним на удалении до десяти километров виден крупный горный массив, где находится укрепрайон Апушела.

Афганский дневник радиоминера.Ч.3 Афганистан, Шурави, Военные мемуары, Длиннопост

Укрытие, в котором мы расположились, не рукотворное. Это воронка, оставленная, судя по ее размерам, бомбой большого калибра.


Поверхность вершины вокруг нас густо усеяна осколками. Повсюду торчат куски рваного метала, только на одном квадратном метре я насчитал три хвостовика от НУРС. Мое внимание привлекает неразорвавшийся НАР С-5, калибром 55 миллиметров, лежащий возле края воронки. Очевидно, эти бомбардировки для мятежников – что мертвому припарки.


Выходит, нога «белого» человека ступила сюда впервые.


Пытаюсь в бинокль осмотреть холмы, куда ушли «духи». Видна только часть долины. Мешает вершина, на которой находится вторая часть группы. Высоко над нами в весеннем, нежно-голубом небе парит пара орлов.


Нужно поесть. Пока не жарко, в первую очередь съедаю самое калорийное: сало или мясной фарш. Паштет с галетами оставляю на вечер. После еды обильно пью, выпивая за раз больше литра. В этот раз повезло — воду можно не экономить.

Проснулся Кочкин, смог сам сесть, без посторонней помощи.


Отхлебнул воды из фляги. Необходимо его спустить вниз, там ему будет удобнее. На вершине для наблюдения остается тройка разведчиков. Вахта по очереди: один отдыхает, двое наблюдают.


Оставляем под их охраной инженерные припасы. Берем с собой сухпай, радиостанции. Начинаем спуск. Ротный, несмотря на то, что выглядит неважно, от помощи отказывается, спускается самостоятельно.


От нагрузки у него начинает болеть за грудиной. Офицер мужественно пытается перебороть болезнь. Останавливается, садится, восстанавливает дыхание. Снова поднимается, движется дальше. Я отдаю ему свой АПБ, забираю его автомат.


Спустились. Выбрав укромное место, готовим ему удобное ложе. Он просит нас не оставлять его одного, быстро засыпает.


В расщелине небольшой скалы, расположенной над входом в ущелье, мы оборудуем наблюдательный пункт. Дно расчищаем от острых камней, выстилаем специальную плащ-накидку «дождь», поверх укладываем одеяло из верблюжьей шерсти, сверху Сергей натягивает маскировочную сеть. Ее цвет сочетается со скалой. Обзор с нашей позиции отличный. Просматривается большая часть дороги, район установки МОН-50.


Начало весны, днем не жарко. Теперь коротаем время так: два часа один из нас отдыхает рядом с командиром, затем меняет напарника на наблюдательном пункте. Для связи используем Р-392.


Кочкин весь день спит, просыпается только под вечер. Пьет, но от еды отказывается. Говорит, что чувствует себя лучше. Докладываем обстановку, он живо интересуется. Его организм выкарабкался.



НАША РАБОТА


Темнеет. Настает наш час. Необходимо заменить элементы питания в приборе радиолинии, установленном с минами. Устройство предназначено для приема командного радиосигнала и преобразования его в электроимпульс, нужный для срабатывания электродетонатора. Срок работы батарей — трое суток — сегодня на исходе. Проверяем амуницию.


Затаившись в больших валунах на выходе из нашего ущелья, ждем наступления темноты. Стемнело, тихо пробираемся по распадку.


От места установки мин до нашей ближней позиции не менее пятисот метров. Новолуние. Разведчики не видят нас даже с помощью приборов ночного видения. Не смогут поддержать наш отход огнем, в случае обнаружения нас дозором противника. Придется уповать только на себя. Наш шанс — скрытность передвижения.


Не спешим. Подолгу в ночник рассматриваю местность впереди, пытаюсь найти признаки опасности. Двигаемся тихо, как тени. Вот знакомые камни. Вот и маскировочная сеть. Я, прижав проволочный приклад АПБ к плечу, направляю ствол в темноту, изготавливаюсь для стрельбы с колена.


Сергей, убрав с одного края сетки камни, аккуратно откидывает ее, выкручивает детонатор из мины, отключает прибор. Сначала включай взрыватель, затем накручивай на мину — это железное правило минера при работе с электронными взрывными устройствами, подстраховка на случай заводского брака или ошибки. Тогда сработает только детонатор, а не заряд.


Свинчивает металлическую крышку с блока, вытряхивает батареи на ладонь. Поспешно убирает их в набедренный карман. Вставляет новые таблетки. Закручивает крышку. Прибор включает, устанавливает на место, вкручивает детонатор. Сверху сетка, камни. Горсть пыли, вперемешку с мелкими камушками, чтобы припорошить все сверху.


Отходим. Я замыкающий, моя задача при контакте с противником при помощи бесшумного оружия уничтожить или задержать его, дать нам фору. Вот и расщелина, пробираемся в нее, распрямляемся в полный рост, торопливо движемся по ущелью.


Спецназовцы уже поднялись на гору. Нас встречают наш командир и пулеметчик группы. Ротный в тревоге прождал два часа. На лице капитана видна улыбка, он доволен нашей работой. Дает полчаса отдохнуть.

ТРИ НОЧИ ,ДВА ДНЯ



Три ночи, два дня. Обычно на такое количество времени уходят в засаду группы в нашем отдельном отряде. Если есть необходимость, командование батальона может эвакуировать их и раньше.


Это происходит, если спецназ выполнит поставленную задачу: обнаружит и уничтожит караван противника; а также, если разведчики раскрыты. И худший вариант: группа ведет бой, ей нужна помощь.


Три ночи, два дня. На этот срок рассчитывается количество питания и объем воды, которые разведчик берет с собой.


Спецназ использует сухпай «эталон № 5». В его состав, помимо мясных консервов, входят сахар, сгущенное молоко и шоколад. А также «горный» паек, разработанный специально для действий в высокогорье. «Горный» делится на летний и зимний. Летний паек отличается меньшей калорийностью, в нем больше жидких продуктов. Только в его составе есть концентрированный фруктовый сок и суп из чернослива.


В засаде, поджидая противника, мы находимся уже четвертые сутки. Хорошо, что нет проблем с водой. С питанием плохо, трофейные продукты уничтожены в течение первых суток.


Завершающий сухпай съеден вчера. На куче хвороста, где, как мусор, валялись пачки галет, сейчас я не вижу ни одной галеты.


Все ветки перевернуты, подобраны даже крошки. Время тянется медленно. Ночью со своей вершины наблюдаем фейерверки разрывов.


Вновь активизировалась артиллерия 70-й бригады и без особого результата долбит по Апушеле. «Духи» из ущелий в ответ огрызаются, забрасывают в долину реактивные снаряды. В нашем районе признаков противника не наблюдается. Командование батальона не может выбросить нам питание. Все вертушки задействованы на «большой войне». Остается голодать.


Хотя отсутствует физическая активность, силы стремительно покидают наши тела. Движения даются с трудом. Все мысли о еде. Во время несения вахты все труднее концентрировать внимание на наблюдении.


Спасает, что мы с Сергеем теперь дежурим вместе. Только на нашего командира голодовка действует положительно, с каждым днем силы возвращаются к нему.


Утром вертушки к входу в ущелье забросили нам провизию. По одной сутодаче на брата. При этом командование ставит новую задачу: продержаться еще двое суток. Прошла информация, что «духи» могут вернуться. Нужно терпеть. Погода меняется, накрапывает дождь.


Питание в радиолинии село, мы использовали весь запас. Нужно снимать мины с обочины. Решаем сделать это днем. Из разведчиков мало кто верит, что в нашем районе боевики активизируются. Это опасно. Не ленюсь, поднимаюсь на гору. Прошу дозорных сверху прикрыть нас.


Наш командир роты настаивает, чтобы нам выделили прикрытие.


Два пулеметчика идут с нами. Передвигаемся от укрытия к укрытию, прикрывая друг друга. Доходим до места установки. При дневном свете могу оценить маскировку мин. Снимаем заряды.


По привычке уничтожаю следы на месте нахождения. Все камни возвращаю на прежние места. Быстро отваливаем......

Показать полностью
45

Афганский дневник радиоминера.Ч.2

Начало : Афганский дневник радиоминера.Ч.1

РАЙСКИЙ  УГОЛОК

Афганский дневник радиоминера.Ч.2 Афганистан, Шурави, Военные мемуары, Длиннопост

Двигаясь за разведчиками, мы входим в расщелину, которая, закручиваясь улиткой, расширяется в ущелье и заканчивается большой площадкой.


С воздуха она не просматривается. Кругом полно зелени, несколько деревьев раскинули свои ветви. И здесь есть вода! Из скалы струится горный ключ, ручьем пересекает площадку и скрывается в камнях.


Я поднимаю взгляд вверх, отвесные скалы высотой метров триста упираются в небо. В центре площадки под кроной раскидистого дерева вижу постройку. Стены без окон сложены из плоских камней бежевого цвета.


Крыша — плотные ряды веток, поверх которых насыпана земля. Размер строения три на пять метров. Внутри в углу на земляном полу стоят мешки с провизией, на одном из них я с удивлением читаю надпись на кириллице: «сахар». Воистину неисповедимы пути Господни!


Днем разведчики находятся здесь, оставив на вершинах лишь боевое охранение. Сейчас кто-то из них, разведя огонь и используя хозяйскую утварь, печет оладьи из трофейной муки.


Продуктов много, их никто не бережет: спецназ уже приступил к уничтожению базы противника! Обращаю внимание, что на куче хвороста разбросаны разорванные и целые пачки галет из сухого пайка спецназовцев, оставленные за ненадобностью.


Последовать примеру и выкинуть свои «волчьи пряники» не поднимается рука.


После трапезы, ожидая, когда стемнеет, готовимся к ночной вылазке. Расстелив одеяло, разувшись и усевшись на него, мы обсуждаем схему установки мин у дороги.


Снаряжаем приборы радиолинии, вставляем в них питание, устанавливаем блоки, шифрующие передаваемый сигнал. Взяв кусок детонирующего шнура, надеваю на его конец детонатор. Чувствую, что шнур вставлен до конца, уперся в чашечку, зубами аккуратно прихватываю край гильзы.


Делать это положено специальным обжимом, но я сознательно нарушаю инструкцию. Зубами я лучше контролирую степень обжатия, аккуратно повторяю операцию с другой стороны.


Все, участковый отрезок ДШ готов. С его помощью мы, соединив две мины направленного действия, сможем поднять их одновременно одним сигналом.


Начинает смеркаться, зацокали цикады. Выложив из мешков груды зарядов, укладываем только оборудование, необходимое сейчас. С минами не забываю положить пяток снаряженных магазинов к автомату.


Плюс к магазинам, размещенным в моем нагруднике, с десяток пачек патронов засовываю в карманы рюкзака. Боеприпасов много не бывает!


Помимо штатного автомата, я вооружен АПБ, очень удобным в применении, двадцатизарядным автоматическим пистолетом Стечкина, снабженным насадкой для бесшумной стрельбы и проволочным прикладом.


Легкое и тихое, с большой для пистолета (100–150 метров) прицельной дальностью стрельбы, с хорошим останавливающим эффектом и малой отдачей — идеальное вспомогательное оружие для дозорного или подрывника.


Мне приходится часто действовать в отрыве от разведгруппы, под носом у неприятеля, когда рассчитывать приходится только на себя.



ВПЕРЕД НА ВЫЛАЗКУ



На ущелье наваливается ночь, мы подходим к выходу на равнину. Дальше крадемся по распадку и утыкаемся в высокую насыпь. Поверхность грунтовой дороги сильно спрессована. Отлично, будет меньше следов.


Осмотревшись в ночник, пересекаем ее. С противоположной стороны вдоль обочины тянется стена соседнего хребта. Найдя подходящую груду камней, мы затаились за ними.


Готовимся к установке. Снимаю с себя мешок. Отпускаю ремень автомата на полную длину, надеваю его на шею и забрасываю оружие за спину. АПС засовываю за лямки нагрудника. Отрезки ДШ размещаю в накладных набедренных карманах. Беру в руки мины, по две штуки в каждую. Сергей подсоединяет детонатор к прибору радиолинии.


Не разгибаясь в полный рост, крадемся из-за глыб и приступаем к установке. Зажав пластиковый корпус мины между колен, быстро раздвигаю металлические ножки для установки. Теперь очередь оставшихся трех зарядов.


Расставляю МОН- 50, растянув их в одну линию, полумесяцем от себя. Стараюсь ими перекрыть как можно больший сектор. Отработанным движением соединяю их детонирующим шнуром.


Теперь время Сергея. Он размещает прибор, на который при необходимости подрыва придет радиосигнал. Электродетонатор вворачивает в гнездо мины. Ложусь на живот за зарядами. Работая кистями от себя к себе, выстраиваю угол наклона. Одну за другой направляю мины.


Травкин аккуратно сверху опускает на «куст» маскировочную сеть, мелкими камнями прижимаем ее края. Теперь можно, находясь на удалении в километр от места установки, подать радиосигнал и произвести подрыв. Время прохождения сигнала пара секунд.


Уходим! Забрав рюкзаки, быстро пересекаем дорогу, сползаем с насыпи и укрываемся в распадке. Быстрым шагом возвращаемся в нашу расщелину.

Нас уже ждут. На ночь всем, кто днем отдыхал внизу, необходимо подняться на хребет. Ротный торопит, все заряды придется забрать с собой.



ТРУДНОСТИ НА МАРШЕ


Вначале поднимаемся по нахоженной тропе. Темно так, что не видно спины впереди идущего солдата. Но разведчиков хорошо слышно, ориентируюсь по звуку. Я не знаю маршрут движения, поэтому стараюсь не отстать от идущих впереди спецназовцев. Утыкаемся в отвесную стену, медленно, прижимаясь всем телом к скале, по узкому карнизу огибаем ее.


Подниматься очень тяжело. Ужасно темно. Двигаюсь ощупью.


Догоняю группу, остановились отдышаться. Прижимаюсь рюкзаком к склону, чтобы компенсировать вес. Сесть не решаюсь, я не уверен, что смогу подняться без посторонней помощи.


Не слышу издаваемых звуков от ротного и Травкина, следующих за мной. Это настораживает. Если группа продолжит движение, мы потеряем ее. Через минуту меня охватывает тревога. Принимаю решение искать напарников.


Оставляю рюкзак. Предупреждаю ближнего ко мне разведчика и начинаю спуск.

Вновь огибаю скальник, натыкаюсь на Сергея. Он без мешка, торопливо ползет вверх.


Узнав меня, встревожено выпаливает:

— Кочкину плохо!


Мы резво спускаемся еще десяток метров. Капитан лежит на спине, на склоне огромного валуна. Склоняюсь над ним, дыхания не слышно. Даже в такой кромешной темноте умудряюсь разглядеть смертельную бледность его лица.


Серега от бессилия чуть не плачет, топчется за моей спиной. Обхватив шею офицера под подбородком, пытаюсь нащупать пульс. В этот момент он глубоко вздыхает, издает протяжный стон. Начав дышать, открывает глаза: «Ребята, только не бросайте меня». Мы оторопели…


Поднимаюсь с колен, поправляю ремень автомата, рукавом «песочки» утираю пот со лба.


Сергей пытается успокоить командира. Я торопливо полез в гору. Вот и группа. Ложусь на спину, вставляю руки в лямки мешка.


Затем медленно переворачиваюсь на живот. Подтягиваю колени к груди. С великим трудом поднимаюсь на ноги.


Поднимаемся на макушку горы. Наталкиваюсь на большое углубление, успеваю избежать падения в него, сползаю по краю. Оставляю мешок. Иду искать офицера.


Он с отделением разведчиков расположился в соседнем окопе. Докладываю о происшествии. Тот тревожно вслушивается в новость. Приказывает, если понадобится помощь, связаться с вершиной по рации.


Знакомым маршрутом отправляюсь вниз. Кругом мрак и давящая тишина.

Вот и мои. Капитан Кочкин пришел в себя. Сергей помогает мне надеть свой рюкзак. Я забираю автомат, Травкин — ранец командира. Он подставляет ему плечо. Тот уже может идти сам. Медленно, шаг за шагом, помогая друг другу, часто останавливаясь, мы вползаем на гору.


Спускаемся в наше убежище, надуваем сделанный из прорезиненной ткани «Дождь», сооружаем постель для офицера.


Его начинает знобить, тело охватывает дрожь. Укрываем его одеялом. С двух боков ложимся вдоль него, дополнительно теплом своих тел пытаемся согреть. Он успокаивается. Перестает стонать, затихает, заснув. Мы, по очереди дежуря, коротаем ночь......

Показать полностью
42

Афганский дневник радиоминера.Ч.1

Афганский дневник радиоминера.Ч.1 Афганистан, Шурави, Военные мемуары, Длиннопост

Провинция Забуль, зона ответственности 173-го отдельного отряда специального назначения. Начало весны. Год 1986....



Группа второй роты во время боевого выхода в уезде Шахри — Сафа, выдвинувшись к месту организации засады, обнаружила сторожевую заставу неприятеля: окопы в полный профиль, блиндажи, щели.


Продолжая досмотр, на дне ущелья, находящегося внутри изогнутого подковой хребта, разведчики увидели хозяйственную постройку.


Возле нее тлел костер, рядом лежали охапки дров, за ветку раскидистого деревца была подвешена освежеванная туша барана. Внутри строения лежали съестные припасы, рассчитанные на несколько десятков человек. Все говорило о том, что хозяева оставили это место в спешке.


При этом спецназовцы заняли район скрытно и были уверены, что их появление не являлось причиной исчезновения мятежников.


Это было несомненной удачей. Обнаружь душманы группу на марше, последствия для разведчиков стали бы непоправимыми. Преимущество их позиции было неоспоримым.


Сторожевой пост входил в систему обороны мощного укрепленного района, находящегося в ущелье горного массива Апушела.


Крупномасштабная плановая операция, проводимая силами базирующейся в Кандагарском гарнизоне 70-й отдельной мотострелковой бригады, началась за несколько часов до подхода группы.


Огневой удар, наносимый по большой площади сразу в нескольких районах, привлек внимание бойцов сторожевого поста, находившегося в стороне от «боевых действий». С началом огневого налета душманы, встревоженные тем, что происходит в долине на подходах к Апушеле и где находятся их основные силы и командование, оставили позиции и отправились вниз. Именно в этот момент разведгруппа по обратному склону горы заняла район. Командир разведчиков, чувствуя, что противник рядом, поставил первоочередную задачу наблюдать за местностью.


Вскоре владельцы этого прекрасного местечка были обнаружены. Возвращаясь на базу, растянувшись в колонну по одному, два десятка душманов размеренно и спокойно поднимались в гору.


Не дойдя трехсот метров до позиций притаившихся спецназовцев, их головной дозор остановился, развернулся и двинулся обратно. Быстро передвигаясь, моджахеды вскоре покинули сектор наблюдения.


Почему мятежники прекратили подъем, для разведчиков осталось загадкой. Командир группы немедленно связался с командованием батальона, доложил обстановку.


Во время совещания в штабе кандагарского батальона специального назначения командир роты минирования капитан Кочкин предложил скрытно десантировать к разведчикам подгруппу минирования, чтобы перекрыть подходы к району минами и усилить огневую мощь группы.


Расчет минера был прост: когда «духи» вернутся на базу, то минное поле облегчит выполнение задачи по их уничтожению. Оставшиеся заряды будут установлены в долговременных огневых точках при покидании разведгруппой горы. Это станет неприятным сюрпризом для противника и отобьет у него охоту использовать заставу.


Для того чтобы лишить неприятеля возможности разминировать объект, решено было использовать систему «Охота».


Это неконтактное электронное взрывное устройство — новинка инженерного вооружения.


Оно состояло из командного блока и сейсмического датчика. К блоку возможно подключение до пяти зарядов одновременно. Датчик считывает сигналы при колебании поверхности, распознает их и подает команду на подрыв только той мины, в зоне поражения которой находится противник. Снять его практически невозможно.


Также командир подрывников предложил установить мины направленного действия на обочину дороги, проходящей вдоль одного из отрогов хребта, используя подрывную радиолинию ПД-430.



ПОДГОТОВКА И ДЕСАНТИРОВАНИЕ



Такой шанс — провести комплексное минирование района, а также проверить в деле радиолинию — подрывникам предоставлялся впервые. Капитан решил возглавить подгруппу сам.


К выходу готовятся три спецназовца: офицер и два разведчика-минера.


Я — разведчик-радиоминер, мой напарник — сержант Сергей Травкин, москвич, опытный боец, имеющий твердые познания в подрывном деле. За плечами у него год войны.


Инженерный склад уже открыт, площадка перед ним заставлена ящиками с минами. Оценив объем, принимаем решение для переноски груза использовать рюкзаки, которые имелись на ротном складе.


Это обыкновенные туристические мешки с одним большим отделением и двумя наружными накладными карманами, подходящие для переноски объемного оборудования, поэтому в отряде чаще других их используют радисты.


Уместить предстояло немало. Три комплекта «Охота», а это, не считая трех командных блоков, пятнадцать мин ОЗМ-72 весом в пять килограммов каждая. Два десятка противопехотных мин нажимного действия — ПМН.


Четыре мины МОН-50, приборы радиолинии ПД- 430, две радиостанции, запасной комплект питания к ним, ночной бинокль. Кучу детонаторов, хотя и легких, но требующих деликатного обращения при транспортировке.


В них используется взрывчатое вещество повышенной мощности ТЭН и ТНРС, способное детонировать от сильного удара.


Помимо инженерного оборудования, берем боекомплект к личному оружию. А также нам нужно уложить и доставить воду, сухой паек, предметы, обеспечивающие нашу жизнедеятельность во время «дневки», спальные мешки, одеяла, маскировочную сеть.


Одним словом, наши рюкзаки мы набили под завязку. Двигаться с ним за плечами я мог только рывками, широко расставив ноги, лямки мешка при этом предательски трещали. А мы еще не вышли в горы!


На все сборы у нас ушло не более двух часов, и вот мы уже находимся у КПП Кандагарского аэродрома. Короткая проверка документов, шлагбаум поднят, и «Голубой мул» — трофейный ЗиЛ-130 голубого цвета, используемый для доставки групп на аэродром, подвозит нас к стоянке вертолетов.


Полчаса полета. Идем на малой высоте. Вскоре «восьмерка», сбавив скорость, подсаживается. Ротный, поднявшись с откидного сиденья, расположенного в проходе в кабину экипажа, подает команду готовиться.


Мы просовываем руки в лямки рюкзаков, помогаем друг другу встать. Капитан за ручку тянет в сторону дверь. Ждет, когда командир выровняет машину в метре от земли. Командует: «Вперед!»

Спрыгиваю с обреза двери. Мне удается устоять на ногах. Стресс добавляет сил. Раскачиваясь из стороны в сторону от тяжести груза, бегу несколько метров вперед в высохшее русло и падаю на колени в небольшую выемку в обрывистом берегу.


Гул удаляющихся вертушек стихает. Наступает тишина. Я изготовил оружие к бою. Тревожно осматриваюсь. Уповаю, что высадка прошла успешно, незаметно для противника. Слышу, как рядом зашелестела радиостанция командира. Отделение разведгруппы, ожидающее наше прибытие и встречающее нас, предупреждает о своем приближении.


По распадку разведчики выходят к площадке приземления. Они помогают нам подняться и уводят к ущелью.....

Показать полностью
104

Афганские фото

УАЗ-469 тяготы армейской службы несет с начала 70-х годов XX столетия. Пусть неидеальный, зато неприхотливый внедорожник на своем веку потоптал шинами половину дикого и не очень мира покорил Эльбрус и Памир.Всего с главного конвейера в Ульяновске сошло более 1,5 млн этих авто.

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Валерий Ладыжников, ст. лейтенант, командир инженерно-саперной роты 56 Гв.ОДШБр

Неоднократно принимал участие в боевых операциях. Лично обезвредил более 50 мин. Погибнет в бою в апреле 1981 в районе Кандагара.За мужество и отвагу награжден 2 орденами Красной Звезды

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Служили два товарища

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Вопрос к знатокам .В ходе Афганской войны в составе ОКСВА находилось несколько полков, имевших в своём штате на вооружении по одному такому комплексу.Что это за машина?

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Лица войны.Портрет артиллеристов.

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Почему десантные люки БМП выпуклые?) Как их использовали нештатно?)

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Старшина сверхсрочной службы Гуреев Сергей, командир 1 ДШЗ Керкинской Десантно-штурмовой манёвренной группы КСАПО ПВ КГБ СССР.Получит смертельное ранение в бою в апреле 1987. Награжден орденом Красной Звезды, медалью «За отвагу» и посмертно орденом Красного Знамени.

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Лица войны.Портрет с орлом.

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

...И снится солдату вновь сон,

Он в дембельской форме, родительский дом...

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Волейболисты

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

РПГ-7 – поистине уникальное и легендарное оружие, по своей популярности не сильно уступающее прославленному АК-47.Принятый на вооружение Советской Армии в далеком 1961 году, участвовал в бесчисленных конфликтах и войнах и несмотря на солидный возраст до сих пор остается в строю.

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

Что за трофей?

Афганские фото СССР, Афганистан, Шурави, Фотография, Длиннопост

https://twitter.com/shuravi1979_89

Показать полностью 11
34

Советские заставы в Афганистане. Ч.4

Советские заставы в Афганистане. Ч.4 Афганистан, СССР, Заставы, Длиннопост

Начало : Советские заставы в Афганистане

Советские заставы в Афганистане. Ч.2


Советские заставы в Афганистане. Ч.3

Кандагар. Запад.



Итак, в районе кишлака Синджарай колонна с Севера, гружёная продовольствием, горюче-смазочными материалами и вооружением, успешно съехала из пустыни на бетонку.


Крайней опорой для колонны в пустыне таким образом стала сторожевая застава "Дракон".


И вот казалось бы, город Кандагар - он вот, рядом. Конец всем страхам и потрясениям, ан нет. Дело в том, что въезд в город с запада был возможен только по одной дороге.


Перебраться через русло реки Аргандаб было возможно лишь по двум имеющимся мостам восточнее кишлака Синджарай, причём у западного моста стояли наши "зелёные братья" - сорброзы Афганской армии. Но всё дело в том, что они... именно стояли там, практически ничего не делая для безопасности колонн и личного состава советских подразделений. Союзнички еще те , в общем.


Соответственно, основная нагрузка лежала именно на восточном мосту через Аргандаб. Таким образом, колонны после съезда на бетонку должны были пройти через злобный Нагаханский поворот, мост через Аргандаб, мимо элеватора и далее к Чёрной площади.


Нагаханский поворот имел репутацию, ничем не уступающую репутации Черной площади. Здесь было пожжено немало бортов советской техники, а всё из-за того, что пресловутая "зелёнка" здесь подходила практически к самой бетонке, спускаясь к ней небольшими уступами. Чем и пользовались успешно "духи"!



Пилот.



Для прикрытия колонн и сбережения личного состава у Нагаханского поворота была организована сторожевая застава "Пилот" (на карте - #14).


Здесь квартировали ребята из 4-го батальона Бригады, вооруженные станковыми гранатомётами АГС-17, "зэушками" (зенитными установками) ЗУ-23-2 и усиленные бронетехникой. Во время прохождения колонн на бетонку выходили БТР и танк Т-62.


Застава всегда находилась под прицелом "духов", работающих по ней в том числе из снайперских винтовок. На заставе силами личного состава был установлен памятник, на котором были перечислены все погибшие ребята заставы.


Когда "снимали" точки (заставы) в августе 1988 года, "Пилот" передали "зеленым воинам Ислама", за полмесяца они умудрились ее испохабить мусором всяким. Засрали так, что нам - разведчикам - стыдно за них было. Мы по своим делам заходили к "зелёным" на "Пилот" в сентябре...



Мост.


Далее по направлению к городу стояла застава "Мост" (на карте - #15). Эта застава была расположена в бывшем ресторане (чайхане). Это была целая вилла - с бассейном, дувалами и так далее. Говорили, что однажды, когда "духи" из близлежащей "зеленки" в очередной раз начали обстрел колонны, именно комроты разведчиков выкинул всех "духов" из чайханы и посадил там бойцов одного из разведвзводов. Так они там и прижились.



Элеватор.



Сторожевая застава "Элеватор", она же "Труба", она же "Химик" - или это только их позывные? (на карте - #16) в моё время службы была одной из самых обжитых застав, не считая внутригородских.


Здесь постоянно несли службу воины 7 мотострелковой роты, минометный и противотанковые взвода 3 МСБ, а также приданные части: саперный, артиллерийский и танковый взводы из состава других подразделений Бригады. Всего около ста пятидесяти воинов и около десяти офицеров.


Бойцы занимали домики недостроенного американцами телецентра. Здесь была в достатке "техническая" вода из проходящего арыка. В этом арыке стирали одежду, купались, каждый день умывались, мыли посуду и брали воду для уборки в комнатах. Питьевую воду на "точку" завозили бочками из самого элеватора, где она хранилась в громадном подземном резервуаре.


Продолжение следует...



На фото:


один из братьев-близнецов Бархатовых (слева) из моего взвода разведки вместе с "аборигенами" заставы "Пилот" возле курилки. Собачек парням подалил кто-тио из бабаев кишлака Синджарай, так они там и прижились;


подбитый танк (вроде Т-62?) у Нагаханского поворота;


вместе с комвзвода на проверке "барбухайки" у заставы "Пилот": я с цветочками сзади;


проход колонны "барбухаек" через заставу "Мост", на втором автобусе - конвой "зелёных";


современный космический снимок бывшей заставы "Мост". Справа от дороги хорошо просматривается сама вилла, бассейн и зелёные насаждения;

застава "Элеватор" и само здание элеватора.

Советские заставы в Афганистане. Ч.4 Афганистан, СССР, Заставы, Длиннопост
Советские заставы в Афганистане. Ч.4 Афганистан, СССР, Заставы, Длиннопост
Советские заставы в Афганистане. Ч.4 Афганистан, СССР, Заставы, Длиннопост
Советские заставы в Афганистане. Ч.4 Афганистан, СССР, Заставы, Длиннопост
Советские заставы в Афганистане. Ч.4 Афганистан, СССР, Заставы, Длиннопост

Автор : Павел Мовчан

https://www.facebook.com/groups/sovietshuravi/?multi_permali...

Показать полностью 5
533

Хайлан

Хайлан Афганистан, СССР, Шурави, Военные мемуары, Длиннопост

Есть афганские кишлаки, названия которых известны всем десантникам и Керкинского и Пянджского ДШМГ. Кишлак Хайлан, один из них. Это огромный кишлак, который растянулся вдоль южного берега пересыхающей летом реки.


Почему я всегда пишу или южный или северный берег? Дело в том, что главная пограничная река Пяндж несет свои воды с юга на север. Все реки и речушки приграничного с СССР района Афганистана впадают в эту реку с запада. Поэтому и получается, что берега у них или Северные или Южные.


В начале октября 1984 года мы десантировались на Северный берег, Керкинское ДШ на южный, а русло сухой реки блокировали мотоманевренные группы.


Высадка получилось внезапной и в кишлаке была блокирована крупная банда, численностью более двухсот штыков. О численности мы узнали позже.


Мы встали на блоке, на проческу пошли героические афганские сарбозы. Только они вошли в кишлак, поднялась такая стрельба, что бедные эти "герои" драпали с него так, что наблюдать это без улыбки было не возможно.


Мы стали окапываться. Позиции "шикарные". Берег обрывистый, высотой метров 40-50. До кишлака правда далековато, метров 500-600, зато пространство перед нами, как на ладони. Духи, видимо поняв, что попали в "капкан", стали принимать отчаянные попытки прорыва. Кинулись было в нашу сторону, но мы их встретили таким плотным огнем, что они опять быстро ушли в глубь кишлака.


Берег Керкинцев нависает прямо над кишлаком и они попытались прорваться там. Но и там Керкинцы встретили их кинжальным огнем и закидывали гранатами.


Наблюдаю, по руслу идет новенькая БМП-2. До этого, я их видел только в училище в закрытом боксе, еще не поступивших на вооружение.


А здесь, такая красавица, как с картинки. За ней, прикрываясь ее броней, бежит куча сарбозов.


Кишлак огорожен дувалом из за которого высовываясь постреливают "духи". Нас тогда перевооружили короткоствольными АКСУ-74. Какое это дерьмо, мы поняли в первом же бою.


Прицельно можно стрельнуть на метров 250 -300, а на 500-600, черт его знает, куда летят пули?! И наблюдая "духов", мы ничего не могли поделать со своими "пукалками" на таком расстоянии.


Подойдя метров на 300 к кишлаку, БМП выбрала позицию и стала работать ее пушка! Красота!!! Скажу для обывателя. Пушка БМП -2 , это скорострельная авиационная автоматическая пушка стреляющая 23 мм снарядами. Прекрасная оптика, наводчик стреляет, нажимая на кнопочки, сейчас уже это может любой малыш в играх-стрелялках, а тогда это можно было назвать чудом технического прогресса.


Снаряды кучно лупили по дувалу, и после каждой очереди в нем появлялись бреши. Духи огрызались. Вдруг наблюдаю, как из за дувала выпрыгивает гранатометчик, присаживается на колено и стреляет по БМП. Слава Аллаху, промазал!


Вот появляется второй, ба-бах! Тоже промазал.


Бмпешники не стали испытывать судьбу, взревев двигателем она задним ходом отошла до берега и встала за бугор.


Шел второй месяц моей Афганской эпопеи, это был первый серьезный бой.


Начальник заставы капитан Юрий Урванцев лежал в госпитале, после ранения и я с первого дня своего пребывания в Афгане принял этот нелегкий груз командования боевым подразделением на свои лейтенантские плечи. (За 2 года, мы вместе, вдвоем с Юрой слетали всего на 2 операции, а так пришлось быть вечным ВРИО начальника 3 ДШЗ).


Спасибо моим сержантам и старослужащим. Все было отработано до автоматизма, каждый знал свою задачу, это придавало уверенность и силы.


Не знаю каким "макаром" в то время работали разведчики, но стрельба вдруг внезапно прекратилась, духи попросились на переговоры. Наблюдаю в бинокль: с нашей стороны на середину русла вышла делегация и с кишлака с белой тряпкой привязанной к какой то палке выходит трое "духов".


Что поразило меня тогда больше всего, подойдя к нашим, каждый пообнимался, троекратно прижимая к себе и похлопывая по плечу. Такое ощущение, что встреча "На Эльбе"! (Впоследствии, уже в Таджикистане, мне тоже на переговорах приходилось это делать, соблюдая этот Восточный или не знаю Азиатский закон).


Присев на корточки, они часа два о чем-то договаривались, затем поднялись. Наши пошли к себе, те к себе. Через некоторое время, поступила команда, усилить наблюдение, огня не открывать, с кишлака будут выходить женщины и дети!


И вот за дувалом, откуда бил гранатометчик, появились первые женщины, все укутанные переукутанные. Практически у каждой на руках был ребенок и еще несколько, цепляясь за подол семенили за мамой. Их было много и они табором расположились левее от нас в метрах 300 под самым берегом.


Только последние женщины вышли из кишлака, у Керкинцев началась бешеная стрельба и разрывы гранат. Духи опять пошли на прорыв, хотя прошел слух, что они решили сдаваться.


И тогда пришли борты! Встав каруселью они превращали кишлак в море огня, дыма и пыли.


Наступала ночь. Мы зарылись в землю, я себе вырыл окопчик для стрельбы лежа. Бруствер сделал хороший, настелил соломы, кайф! Сижу в окопчике с бойцом, не помню с кем.


Он мне светит фонарем, а я разобрал свой автомат и пытаюсь понять, почему он клинит, когда стреляешь из него очередями. Вдруг рядом загрохотали автоматные очереди, крики, вопли, шум, суета.


Орут, он туда побежал, стрельба ведется в наш тыл. Вся эта суматоха длилась порядка 10 минут и все стихло.


Оказывается: три духа под покровом ночи подобрались к нашим позициям. Вскарабкались на наш берег и в упор расстреливая всех на своем пути попытались прорваться. Все произошло так неожиданно и очень дерзко с их стороны. Мы отшвыряли несколько гранат под наш берег, обработали всю местность пред своими позициями.


Началась страшная стрельба и у Керкинцев. Я в шоке. У меня первые потери. Погиб ефрейтор Виктор Тимченко, наш комсомольский вожак заставы и тяжело ранен сержант Радченко.


Одного духа ребята завалили прямо на бруствере, второй раненный стонал в метрах 20-ти, третий ушел. Мы быстро осмотрели всю местность, точно гад, ушел!


Подошли к раненому духу, прошит очередью, видно, что не жилец. Тут подбегает запыхавшийся замполит нашей заставы лейтенант Василий Мидвидь. Узнав, что произошло, просто выходит из себя. Ведь Тимченко был его "любимчиком"! Я не успел среагировать, как он вскидывает автомат и в бешенстве выпускает весь магазин в умирающего духа. Может не стоило об этом писать, но тогда он, наверное, облегчил его мучения. Доложил обстановку командованию, вызвали вертолет для раненого, снарядил группу и они понесли Радченко вниз к руслу. Через некоторое время пришел борт и забрал его благополучно.


Сейчас понимаю, что не хватало боевого опыта. Понадеялись, что отвесный склон, практически сплошная линия обороны, не могли предположить, что духи на такое способны. Это стало мне уроком на всю оставшуюся жизнь. Что на войне ни в коем случае нельзя расслабляться, особенно ночью!


Эта ночь на нашей стороне прошла спокойна, а Керкинцы практически до утра, подавляли попытки духов прорваться.


Наступило утро и наступило относительное затишье. Мангрупповцы подогнали свою агитмашину и стали через громкоговорители "упрашивать" духов сложить оружие и сдаться. " КИНО и НЕМЦЫ!".


Бойцы сварганили какой то завтрак, как обычно в цинке из под патрон, завтрак подан к столу и загнув ложки "на боевой" мы стали уплетать все это за обе щеки.


Я сидел на корточках и вот когда очередной раз потянулся к каше, почувствовал, что кто-то сильно пнул меня под зад!


Кубарем отлетая в сторону, думал,что наверное какой то солдат перепутал меня и решил подшутить, но такие шутки не приняты, так кто же меня пнул?!


Все эти мысли пролетели в доли секунд, пока я очумевший поднимался отряхивая с себя пыль в неистовой ярости! Солдаты не менее очумело глядели на меня и перевернутый завтрак.


Тут я почувствовал, что моя правая нога как-то не уютно себя чувствует, смотрю и прихожу в ужас! Правого каблука на сапоге нет! Пуля попала в каблук, срикошетила в землю, а "взрывной" меня швырнула в кульбит.


Нога сразу заныла от пятки до бедра и как то сильно пульсировала. Тут мы услышали взвизги пуль и поняли, что по нам "твою мать", стреляют.


Упав в свои окопчики, ведем наблюдение за кишлаком, пытаясь понять, откуда кто стреляет. Далековато, метров 700-800 что-то на подобии двухэтажного строения с терассой . В окне мелькает дух с "Буром" (Английская винтовка прошлого - позапрошлого века).


Пытаемся достать со своих пукалок, бесполезно, как назло нет ничего рядом по крупнокалибернее. Дух с кем-то переговаривается и на прилегающей крыше появляется какой-то душара с матюгальником и начинает нам что-то орать.


Слышать не слышно, но какие-то маты иногда доносятся! Вот Козлина!!! Где только научился?! Мы здесь сами орем, друг на друга, где СВД, где пулемет, наглость этого душары просто бесит!


Через пару минут прибегают АГСники со своим АГСом.


Серега Мороз, легенда.


Мог со своего АГСа попасть в бочку на 400 метров со второго выстрела. Они устанавливают АГС, рядом с ними суетится наш боец. Вот память склерозная, не помню. По-моему, фамилия Саркисян была, мастер спорта по дзюдо из Ашхабада.


Папа его был очень большим чинушей и мы поражались, как это он в Афган служить попал?! Балагур и шутник был отменный! Вот он крутится возле Сереги и канючит: «Серега дай я, а! Дай я?!».


Потом ко мне обращается: «Товарищ лейтенант, ну разрешите мне?». Я говорю: «Ну дай ему Мороз, пусть стрельнет».


Ара встал на корячки у Агэса и стал колдовать с его прицелом. Я наблюдаю в бинокль. Проходит уже минуты 2-3. Все орут на него, торопят!


Я уже сам не выдерживаю, ты, говорю, стрельнешь сегодня или будем ждать пока у духа словарный запас закончится?! Наконец-то звучит выстрел, один единственный. Все опять орут, ты что одиночными, очередь дай!


Я наблюдаю за разрывом, что бы подкорректировать и наблюдаю картину: дух стоит, продолжает орать в мегафон и вдруг черно-розовый разрыв и вверх летит белая лента размотавшейся его чалмы. Ара попал ему в ЖИВОТ!


За всю войну я наблюдал два раза, как чалма превращается в ленту и красиво улетает ввысь. Ара спрашивает меня, ну как товарищ лейтенант, ну как? Куда подправить?


Я конечно, пораженный увиденным, не могу ему сразу ответить, говорю: «Не надо ничего править, ты отправил его в рай». Все хлопают его по плечу, говорят: «Ну ты Ара даешь!», он на седьмом небе от счастья!


Мороз выпустил туда всю свою банку и отбил у духов желание, пообщаться с нами дальше. Вроде война как бы затихает. Опять муссируются слухи, что духи решили сдаться.


После обеда, наблюдал очередную "комедию". По руслу ползет наш БТР. На нем сидят человек тридцать сарбозов.


И вдруг ба-бах!!!


Под одним из колес взрывается противопехотная мина! Сарбоза, который сидел над этим колесом, взрывной волной подкидывает на метров пять, он делает головокружительный кульбит и падает за БТРом.


Все рассыпаются возле БТРа, гвалт стоит неимоверный, как от стаи грачей.


Поднимают этого бедного афганца и что интересно, он ЖИВОЙ!!!


Водитель осматривает машину, она цела, невредима, только резину на колесе разорвало! Видать, им поступила команда двигаться дальше, командир их орет, пинает всех пинками и опять загоняет на броню БТРа. Только этот ошарашенный сарбозик, не хочет залазить на БТР. Командир их орал, орал на него, потом плюнул, забрался на БТР и дал добро на движение.


БТР пофырчал, повизжал двигателями и тронулся.


Бедный сарбозик, отдал свой карабин товарищу на броне, сам схватился за поручень БТРа и побежал рядом. Точно кино!!! Следующим подрывом его точно убьет, не дай Бог конечно. Так он и убежал пешим по машинному.


На следующее утро, духи с белой тряпкой стали выходить из кишлака.


Бросали свое оружие, отходили в сторонку, садились на корточки и ждали своей дальнейшей участи. Только тогда мы поняли, сколько много их там было, потому что сдалось около 180 человек, не говоря, сколько их там положили.


Это был мой первый серьезный бой, первые горькие потери и первая крупная ПОБЕДА!

Автор : Наиль Нурулин

https://www.proza.ru/2016/05/23/2004

Показать полностью
812

Анджирская дуэль

Анджирская дуэль СССР, Афганистан, Шурави, Длиннопост

Осенью 1984 года наше ДШМГ бросили на Анджирские высоты.


Была информация, что с Пакистана идет крупный караван с оружием и наша задача была попробовать его обнаружить, захватить или уничтожить. Это сейчас, спустя 30 лет, я, анализируя ситуацию того времени, понимаю - эти караваны в горах Афгана были, как спички в стогу сена.


Надо было конкретно знать, по какой тропе, по какому ущелью он двигается и тогда, выставляя засаду, брать его. А так без конкретики, на обум, практически результатов не давали.


Высадка прошла без задоринки, мы оккупировали старые то ли душманские, а может быть и наши позиции. Проверили на наличие мин, вроде все нормально. Позиции хорошие. Внизу огромный кишлак как на ладони и все подступы к нему шикарно просматриваются. Духов в округе пока не наблюдаем.


Десантирование как всегда обеспечивало пару "Горбатых" (Боевой вертолет МИ-24, который еще обзывали и "Крокодилом", которые как хищники кружили над нами. И вдруг, с обратных склонов наших позиций услышали, как "заработал" "ЗУКИЯК" (Спаренный крупнокалиберный зенитный пулемет ЗУ-20).


По тем временам очень редкая вещь, по крайней мере в наших приграничных районах. Галопом мчимся туда и начинаем рассматривать в бинокль близлежащие горы, пытаясь обнаружить его позицию.


Быстро, очень быстро обнаруживаем. Позиция под отвесной скалой, теневая сторона, не плохо замаскирован. Расстояние примерно километра полтора, но перед нами глубокое ущелье. Даем летчикам ориентиры и наводим их на позицию.


Первый "Горбатый" делает разворот и идет в лобовую атаку. Ничего не хочу сказать, но и среди духов, не раз наблюдал элементы отваги. Пулеметчик не убежал, а пытаясь поймать на мушку бил длинными очередями по вертолету.


Вертолет отнурсовавшись, уходит на второй круг, надо отдать должное и мужеству летчиков.


На боевой заходит второй борт, картина повторяется! Нашему негодованию, борзости духа нет предела.


Даю команду: "К бою" своим пулеметчикам. Изготавливаются, целятся, дают длиннющую очередь, даже непонятно куда пули ложатся. Не достаем его.


Дуэль между вертолетами и зукияком продолжается. Видать летчиков тоже напряг боевой азарт и бесстрашие этого духа. Нас сидело несколько офицеров и солдат. Мы расселись на склоне и каждый орал вертолетчикам, давая советы. Потом кому-то пришла мысль.


ЁПРСТ! А что, с миномета не достанем?! И все дружно стали орать и звать командира минометного взвода.


Минометчиками командовал Серега Шульга. Он только прибыл к нам с Мангруппы по замене нашего легендарного Сережи Богачкина, прыгнул не удачно с вертолета и вывихнул ногу.


Ему ее перевязали, перемотали и теперь он хромделял к нам, упираясь на огромную палку. Быстро ввели его в суть дела, он посмотрел, прикинул вытянул вперед большой палец, что-то шептал, бурчал и пришел к выводу, что можно попробовать.


Через три минуты притащили 82мм миномет, быстро установили и сделали первый выстрел.


Недолет метров 200.


Быстро подправили, БА-БАХ! Второй выстрел.


Недолет метров 50-70.


Мы улюлюкаем на минометчиков! Самовары не кипяченные. Шульга орет на своих, психует! Нам орет, что хотите, впереди ущелье, перепад высот и еще всякую лабуду какую-то свою, артиллерийскую. Тут летчики на связь выходят. - Что там за разрывы внизу? Отвечаем, что мы им помогаем этого гада из миномета выкурить. Говорят, смотрите нам хвосты не пообрубайте.


Наконец-то Серега выдал третий выстрел.


Мина разорвалась сверху на скале, если бы скала не свисала над позицией духа, точно накрыли бы. Камни вниз посыпались. Серега говорит: хрен достанешь, они под козырьком скалы. Мы орем, ты спереди ложи, осколками побьет.


Наблюдаем в бинокль, появляется второй дух и тоже с биноклем. Шарит по нашей округе и вдруг заорал, замахал руками в нашу сторону. Обнаружил! Оказывается они нас не видели и только заметили.


И тут наблюдаем, как Зукияк проворно разворачивается в нашу сторону и из его стволов вылетает пламя!


Через три секунды, Ё- МОЁ!!! земля вокруг нас просто вздыбилась.


Духи наверное очень долго хохотали наблюдая с какой скоростью мы бежали на верх за спасительный склон.


Особенно Шульга размахивая своей палкой и обгоняя всех подряд. Есть Бог на свете, что никого не зацепило. Даже после того, как мы все спрятались за склон, дух "поливал" еще минут пять! Снаряды бурлили склон и с воем пролетали над нашими головами. Картина конечно не из приятных.


То ли пуля 5,45 или 7.62 над тобою пролетает, то ли снаряд 23 мм. Разница очень ощутимая! После стрельбы, стали осторожно выползать наверх и пытаться разглядеть, что происходит. ЗУшки не было. Духи поняли, что их засекли конкретно и быстро куда-то ретировались.


Весь вечер на позициях стоял хохот. Все вспоминали спринтерский забег под огнем Зукияка.


Главный герой, конечно же Шульга, который точно побил мировой рекорд в беге с опорой на дрын.


С раннего утра, я со своей заставой, под прикрытием второй, стал выдвигаться к позиции ЗУ. Спустились в ущелье, поднялись на позицию духов, тишина и покой. Позиция классическая. Сверху нависает огромная скала и с воздуха навряд ли ее заметишь, зато с позиции, все четко просматривается.


Сколько интересно бортов он там продырявил. К счастью, вроде сбитых не было, но дырявые на базу приходили частенько. От позиции вниз уходил след. Видно, что ЗУшку разобрали и тащили волоком.


Доложив обстановку, мы пошли по следу. Пройдя километра два по таким дебрям, ужас! вышли на дорогу, вправо в сторону кишлака? налево? черт его знает куда?! На дороге видно, что ЗУшку погрузили то ли на лошадей, то ли на ослов. След прерывался. Решили идти на кишлак.


Со всеми мерами предосторожностей вошли в крайние дома. Тишина, понятно, духов нет, ну по крайней мере, не стреляет ни кто. Пошли вглубь, от дома к дому. Навстречу вышли аксакалы и попросили не стрелять, а все вопросы порешать со старостой кишлака. Ну, говорю, ведите к своему старосте.


Кишлак огромный. Широкие улицы, все выметено, вычищено. Народ весь опрятный, детишки ухожены. Больше мне ни разу не приходилось быть в подобном кишлаке. Дом старосты как дворец. Бойцы не расслабляются, кто-то уже залез на крышу, другие все тоже рассредоточились и готовы к любым действиям.


Заходим во двор, встречает (что удивительно, первый и последний раз видел афганца в цивильном костюме, только галстука нет, а так, прямо - президент!) высокий мужчина, лет 50-ти. Видно, что аристократ.


Когда видишь постоянно людей с 13-го века и вдруг попадаешь в 20-тый и где, в Афгане?! Я говорю: узбеки есть? Узбеки аст?


Быстро находят, кто говорит по-узбекски, он в роли переводчика. Заходим в дом, все в коврах, я аж замялся в нерешительности. Они говорят, проходите, проходите и я, скрипя сердцем, поперся в своих кирзачах.


Сели, переговорили, убеждают меня, что у них мирный кишлак и ни в каких войнах они не участвуют. Душманы здесь бывают, но только мимоходом.


Про ЗУ они ничего не знают и дают голову на отрез, что ее в кишлаке нет. Все аксакалы дружно кивают головой. Не знаю почему, но я им поверил. Увидев, что мы не собираемся "прочёсывать" кишлак, вообще подобрели.


Говорят, оставайтесь, чай попейте, барана зарежем, плов сделаем. Я говорю: нет спасибо, нам наверх надо, вот если туда принесете, мы не откажемся. Я просто пошутил, но они со всей серьезностью восприняли мою шутку. Хорошо говорят, скажите когда и на сколько человек, мы и туда принесем. Ну я говорю: на сколько говорить не буду, но принесите сколько не жалко. Они спрашивают, а как через мины пройдем? как узнаем когда к Вам можно будет идти? Все знают, ушлые. Я говорю, как вон на той горе, три - четыре взрыва будет, так и несите. На том и договорились.


Выйдя из дома, дал бойцам команду "сниматься" и мы цепочкой стали выходить из кишлака в сторону наших позиций. Солнце палило нещадно, я прошел и встал в тень за угол дома, поджидая, когда все бойцы выйдут на тропу. Дальний угол дома был огорожен низеньким дувальчиком, а за ним росли гранатовые деревья, на которых висели огромные плоды, то есть съедобные гранаты. Подумал, грех не сорвать пару штук и пошел вдоль стены к садику. Только дошел до угла, как из-за него на меня, чуть ли не в объятия вылетает девушка. От неожиданности, я молниеносно упер ей в живот автомат и припер к стене. Она от неожиданности потеряла дар речи, только успела взвизгнуть и закрыть пол лица платком, что болтался у нее на шее.


Придя в себя от шока, говорю на русском: Вот, дура, чуть не убил! У нее от ужаса, глаза на лоб вылезли. Скажу честно, девчонка красоты не описуемой! Что еще больше всего меня шокировало, она была одета в джинсовый сарафан ну и в Афганские шаровары. Отойдя от шока, спрашиваю: - Студент? Она машет "Да". Спрашиваю: "Кабул?" Опять машет "Да".


Эпизод из фильма "Белое солнце пустыни". Легонько двумя пальцами взял за краешек платка и говорю: - А ну покажи личико? Она отрицательно машет головой, но не сопротивляется.


Стягиваю платок с лица. Фея!!! Восточная фея! - О-о-о!, говорю, какая ты красивая! Всё! Забираю тебя с собой в Ташкент, будешь моей женой и беру ее за руку.


У нее от ужаса, опять глаза на лоб полезли! Ладно, улыбаясь, отпускаю ее руку и говорю: - Как отучишься, тогда приеду и заберу.


Что удивительно, даже когда я ее отпустил, она не убежала, а стояла и с интересом рассматривала меня, так же как и я ее.


Говорю: Можно я сорву пару гранат? Машет можно.


Переступив через дувальчик, я подошел к дереву и только собрался сорвать, как она подбежала и показывает, что надо срывать с другого. Я сорвал те, что она показала и услышал от нее единственное слово: - Это сладкие.


Засунув гранаты за пазуху, я демонстративно пожал ей руку, говорю: Ташаккур! Спасибо! И пошел на тропу.


Ко мне подошел сержант, говорит: Всё, все вышли, и мы по тропе стали подниматься к своим. Поднялись уже метров триста и, выйдя из уступа, я посмотрел на кишлак, который оставался внизу. На крыше того дома стояли три девушки и человек 10 ребятни.


Внизу возле дома еще человек 10-15 стариков и детишек. Все они смотрели на нашу цепочку солдат, которая поднималась вверх по тропе. Говорю: смотри, как нас провожают. Он говорит: конечно, пришли и ушли. Слава Богу "барбосни" (на солдатском сленге Афганские сарбозы) с нами не было. Вот кто бы сейчас здесь поживился!!! Я еще такого богатого и культурного кишлака не видал. И он был абсолютно прав.


На следующий день в часиков 11 утра, даю команду расчету АГС. Ну-ка, говорю, стрельните пару тройку гранат по сопке, что за кишлаком. Они так недоуменно на меня уставились, я говорю: Да так, связи с кишлаком нет, а позвонить надо. Ну они бабахнули очередь, так и не поняв, что я от них хотел.


Гранаты кучно разорвались на сопке за кишлаком. Где-то через час наблюдатель орет: Там какие-то "ашнаки" с ишаками в нашу сторону поднимаются. Я говорю, все нормально, пусть идут.


Через часа полтора на позицию приходит целый караван: 6 ишаков и ашнаки.


Среди них, вчерашний узбек -переводчик. О, обнялись с ним, как старые друзья.


Вот говорит, бахшиш гостям привезли и начал разгружать ишаков.


Чего только там не было. Огромные лепешки, жаренное мясо, гранаты, всякие восточные сладости. Не обед сегодня, а ПИР! Молодец староста, не обманул! Мы в ответ дали свои баночки и пару пачек сахара.


Довольные ашнаки, а мы тем более.


На следующий день мне Агээсник говорит: - Товарищ лейтенант! Разрешите в кишлак позвонить, кушать хоться! Я говорю: Я тебе сейчас позвоню, хорошего помаленьку! Наверное с тех пор и пошла песенка: "Позвони-ка, позвони! В кишлачок из АГЭЭСА!".

Автор : Наиль Нурулин


https://proza.ru/2016/06/06/1817

Показать полностью
46

Советские заставы в Афганистане. Ч.2

Начало :Советские заставы в Афганистане

Кандагар. Запад. Часть II



Итак, в середине-конце 1985 года командование отказалось от проводки колонн по бетонке вдоль кандагарской "зелёнки".


В целях обеспечения безопасности людей и грузов было решено при ходе колонн с Севера сворачивать в степь Заредаш(в пустыню), не доходя примерно 2 километра до кишлака Балочан и снова выходить на бетонку в районе кишлака Синджарай(недалеко от Нахаганского поворота.


Безопасность прохождения колонн в пустыне обеспечивали вновь устроенные сторожевые заставы "Затвор", "Редут", "Степь", "Диктор". Ещё несколько застав были расположены ближе к Нагаханскому повороту, но про них - в следующий раз.



"Диктор"


На заставе "Диктор" (на карте - №10, координаты: 31.611596, 65.374257) располагался штаб 4-го ("пустынного") батальона "Бригада", обеспечение батальона, один мотострелковый взвод, взвод разведроты Бригады , танковый взвод. Здесь же находилась гаубичная батарея Д-30 (позывной "Сирень").


Там же был и отстойник, иногда колонна останавливалась в пустыне, а уже утром шла в Кандагар.


На первом снимке из космоса видны остатки заставы "Диктор". Угадываются следы капониров и оградительной стены.



"Затвор"



Застава "Затвор" (на карте - №7, координаты: 31.570776, 65.288312) была расположена практически у места схода колонн в степь при движении с Севера. Задачей личного состава этой заставы было отсечение возможности обстрела уходящей в пустыню колонны духами из придорожной "зелёнки".


Также личным составом планово и внепланово проводилось траление вверенного заставе участка пути колонны на наличие-отсутствие мин.


Положение заставы можно увидеть на втором снимке из космоса. Хорошо сохранился жилой блок заставы (многоугольник неправильной формы левее-выше большого прямоугольника), также угадываются следы капониров для техники.



"Редут"



Далее "Затвора" колонны с Севера встречала застава "Редут" (на карте - №8, координаты: 31.581014, 65.290542), отстоящая от "Затвора" примерно на 1,2-1.3 км. Эта застава обеспечивала безопасность на участке прохождения колонн до следующей заставы.


На третьем снимке со спутника очень хорошо просматривается блиндаж, справа капонир, где была полевая кухня и печь для выпечки хлеба, еще правее капонир для БТРа. Снизу капониры для БТРа, миномёта и танка, сверху напротив блиндажа еще один для БТРа, сверху левые два капонира занимали ещё один танк и БТР.



"Степь"



Ещё глубже, на расстоянии примерно 2-2,5 км от "Редута", располагалась застава "Степь" (на карте - №9, координаты: 31.594626, 65.308553). К сожалению, от нее ничего не осталось до наших дней.


А когда-то здесь стоял гранатомётно-пулемётный взвод, танк и два БТРа. Блиндаж у них был квадратный, и сама застава занимала меньше площади, чем и "Редут", и "Затвор".



Продолжение следует.

Советские заставы в Афганистане. Ч.2 Афганистан, СССР, Заставы, Длиннопост, Война в Афганистане
Советские заставы в Афганистане. Ч.2 Афганистан, СССР, Заставы, Длиннопост, Война в Афганистане
Советские заставы в Афганистане. Ч.2 Афганистан, СССР, Заставы, Длиннопост, Война в Афганистане
Советские заставы в Афганистане. Ч.2 Афганистан, СССР, Заставы, Длиннопост, Война в Афганистане

Автор : Павел Мовчан


https://www.facebook.com/groups/sovietshuravi/?fref=nf&_...

Показать полностью 4
401

Афганские фото

В ходе эксплуатации в горных условиях Т-62 показал себя надёжной, отработанной машиной с достаточно высокими боевыми качествами.В ходе войны было усилено бронирование днища и башни. Для защиты механика-водителя при подрыве были установлены распорки между днищем и крышей корпуса.

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Бойцы 173-го ооСпН в Кандагарской «зеленке». Провинция Кандагар, 1984-1985 гг.

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Есть друзья, которых мы называем братьями, есть братья которых мы никогда не сможем назвать друзьями…

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Старший лейтенант Михаил Чистеев, летчик самолета разведчика Як-28Р.

В апреле 1987 выполняя боевое задание его самолет был сбит в районе Мазари-Шариф, после приземления на парашюте был взят в плен, совершил побег, вновь попал в плен и был казнен.

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Вращались лопасти, врезаясь в синеву...

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Дембель не за горами! Бойцы пограничники НДШГ ММГ-2 Талукан в районе кишлака Куль, январь 1986 года.

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Товарищи  а скажите кому пришлось носить армейскую бекешу тулуп? Плюсы, минусы подводные камни.

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Наверное, слово война самое страшное и разрушительное слово на свете. А кошка, возможно, самое ласковое и уютолюбивое животное в мире. Но история показала, как часто, к сожалению, эти два слова оказываются рядом.

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

«Лучше гор могут быть только горы,

На которых еще не бывал.»...

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Су-17 — истребитель-бомбардировщик который является первым советским самолётом с крылом изменяемой стреловидности.В различных модификациях был единственным советским боевым самолётом, участвовавшим в Афганской войне 1979—1989 годов от начала и до конца.

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Вот и приходит пора расставания –

Взгляд мимолетный и несколько слов…

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Загадка про "огненную ботанику" .Что это? А что общего у этого с самолетами?

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

..только две звезды упали на его погон...

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

У солдата две семьи — та, которая тебя вырастила, и та, с которой ты прошел ад.

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Карлсон - персонаж, созданный шведской писательницей стал одним из самых любимых для советских детей.А вообще, традиция украшать авиатехнику изображениями появилась почти сразу, как появилась боевая авиация. Популярным такое творчество было в ВВС и во время Второй мировой войны

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

Память об армейских буднях связывают крепко и на всю жизнь.

Афганские фото Афганистан, СССР, Фотография, Шурави, Длиннопост

https://twitter.com/shuravi1979_89

Показать полностью 14
3474

«При встрече «Саиныча» носить на руках»: почему среди десантников существовало это негласное правило

Герой Советского Союза и России полковник Николай Майданов еще при жизни стал легендарной личностью. Сослуживцы между собой называли его Саиныч (отчество Майданова было Саинович).

«При встрече «Саиныча» носить на руках»: почему среди десантников существовало это негласное правило Подвиг, Афганистан, Герой Советского Союза, Чтобы помнили, Герой России, Длиннопост, Война в Афганистане

Сам захотел в Афганистан


О профессии летчика Николай Майданов мечтал с детства. Окончил школу ДОСААФ, получил права водителя грузовика, работал шофером на заводе. В армию его призвали в танковые войска. Во время службы Майданов самостоятельно подготовился и сдал экзамены в Саратовское высшее военное авиационное училище.


После окончания училища служил в Венгрии. Жена Николая Майданова говорила, что супруг очень хотел летать на Ми-8, постоянно писал об этом рапорты командованию. В конце концов Майданов попросил направить его в Афганистан, где Ми-8 на тот момент активно использовались. Старший лейтенант Майданов начал служить в 181-м отдельном вертолетном полку, дислоцировавшемся в Кундузе. Вертолетчики прикрывали колонны, шедшие из СССР в глубь Афганистана и участвовали в ликвидации бандформирований. Именно в Афгане «Саиныч», по его же собственным словам, научился пилотировать Ми-8 по-настоящему.


Спасение вопреки приказу


В один из майских дней 1987 года в афганской провинции Логар звено из двух Ми-8 и двух Ми-24, которым командовал капитан Майданов, возвращалось на базу после высадки десанта возле кишлака Абчакан. Вдруг на связь с пилотами вышел комбат высаженных спецназовцев Анатолий Корчагин, сообщивший, что душманов оказалось слишком много, силы не равны (как потом выяснилось, против 26 бойцов спецназа выступили больше 100 «духов», и еще столько же спешили им на подмогу).


Майданову не разрешили вернуться и забрать десантников, но капитан «не услышал» приказа из-за якобы сломавшейся рации и развернул звено в направлении к кишлаку. Как вспоминал командир разведгруппы спецназа Василий Саввин, звено Майданова два дня прикрывало спецназовцев с воздуха. За двое суток боя Майданов сделал 15 боевых вылетов и произвел под душманским огнем 8 посадок.


За нарушение приказа Майданова отстранили от полетов и посадили под домашний арест. Вертолетчика отстояли спасенные им спецназовцы. Заместитель командира отдельной вертолетной эскадрильи побывал на месте боя и доложил командованию: капитан тогда принял единственно верное решение и за это достоин быть представленным к Золотой Звезде Героя Советского Союза. Но Майданов получил выговор и орден Красной Звезды.


Бойцов 668-го отряда спецназначения ГРУ, которых спас Майданов, называли «охотниками за караванами» – группами душманов, переправлявшими из Пакистана в Афганистан современное вооружение и боеприпасы. Именно они 12 мая 1987 года обнаружили и захватили самый крупный за всю историю войны в Афганистане Абчаканский караван. Как потом рассказывал командир 668-го отряда Анатолий Корчагин, единиц отбитого у «духов» вооружения, в том числе, тяжелого, было столько, что его вывозили неделю.


Майданов в Афганистане побывал дважды, именно во время второй командировки он и спас бойцов 668-го отряда спецназа. За 15 месяцев командировки Николай Майданов ликвидировал 15 крупных караванов моджахедов и свыше двух десятков мелких групп душманов, перевозивших оружие и боеприпасы. За голову Майданова «духи» давали миллион афгани.


В июле 1987 года звено Майданова высадило очередной десант спецназа для досмотра каравана. Вертолетчики и спецназовцы попали в засаду, их начали обстреливать. Майданов сумел заслонить своим Ми-8 машину раненого ведомого Николая Кузнецова (в ней потом насчитали 14 пробоин), приказал Кузнецову улетать, а сам забрал спецназовцев. Вертолет Майданова не получил ни одной пробоины. Пилота стали считать заговоренным.


В декабре 1987 года возле кишлака Харландай «духи» сбили два вертолета со спецназовцами, 25 выживших десантников и членов экипажа вступили в схватку с двумястами боевиков, среди которых были западные инструкторы и элитный отряд знаменитых пакистанских смертников «черные аисты». Анатолий Корчагин вспоминал, что спецназ тогда оказался прямо на территории учебной базы моджахедов. На помощь спецназовцам вылетела группа из четырех Ми-8 и стольких же Ми-24, которой командовал капитал Николай Майданов. Окруженные бойцы находились на небольшом, со всех сторон простреливаемом, плато. В первом рейсе Майданов высадил 20 десантников с боеприпасами, забрал раненых и экипажи подбитых вертолетов. Во втором рейсе, собирая живых и мертвых, Майданов отказался улетать, когда десантники недосчитались одного человека. Последнего спецназовца, оглушенного, в итоге нашли, и на борту Ми-8 оказалось 35 человек – явный перегруз. «Вертушку» моджахеды даже перестали обстреливать, «духи» думали, что машина упадет в пропасть и разобьется. Но Майданов сумел вывести падающий в обрыв Ми-8 из пике и довел его до базы.


Именно после этого случая десантники постановили: при встрече с «Саинычем» качать его на руках. За подвиг Николай Майданов был награжден Золотой Звездой Героя Советского Союза и орденом Ленина.


Последний бой


После распада СССР Николай Майданов некоторое время служил в Вооруженных силах Казахстана, затем переехал с семьей в Россию. Служил в войсках сухопутной авиации, командовал вертолетным полком. В качестве комполка вертолетчиков принимал участие во второй чеченской кампании. В конце января 2000 года группа вертолетов Николая Майданова, высаживавших десант в районе Шатоя, попала под обстрел. Майданов получил смертельные ранения в шею и сердце, и на базу его доставили уже мертвым. Посмертно Майданову присвоили звание Героя России. Офицер воспитал двух сыновей, они оба военнослужащие.


Николай Сыромятников


Источник: https://russian7.ru/post/pri-vstreche-sainycha-nosit-na-ruka...

Показать полностью
644

Валерий Сюткин и БМПЕ — Бей Моджахеда По Еб... по лицу короче

Февраль 1988 года в Демократической Республике Афганистан выдался необычным, Валерий Сюткин давал концерты. Выступления были устроены специально для солдат-интернационалистов по случаю праздника 23 февраля — День Красной Армии. Сами "гастроли" по словам музыканта, длились 20 дней, маршрут Кабул — Кандагар был довольно опасным. Прибыв в ДРА, Валерий столкнулся с настоящим лицом войны: обстрелы, смерть и многое другое. Сюткин очень "удачно" попал в ДРА, как раз в тот момент всё ближе был вывод войск, так что бои в регионе происходили чаще "обычного". В одной из поездок перед будущим солистом группы "Браво" появился выбор: добираться ночью до Кабула из Кандагара на БТРах или на самолёте. В любом случае путь будет опасным, на дорогах "духи" не знают усталости, они сидят в засаде, чтобы метнуть свой фаербол в технику шурави. А в самолёт также довольно легко попасть из ПЗРК, из того же Стингера к примеру. Сюткин всегда предпочитал перелёты, так что и тут он не отказался от полёта, + на БТРе до Кабула было 8 часов, а на самолёте всего час. Этот выбор спас жизнь музыканту жизнь, БТР в котором он должен был находится, был взорван по пути в Кабул, весь экипаж погиб.

23 февраля в Кабуле Валерий должен дать концерт, все полёты отменены из-за большой активности врага, все, кроме одного, потому что праздник, и надо порадовать солдат.

В ночь с 22-го на 23 февраля начинается артподготовка по противнику в горах, те что близ аэродрома. Самолёт АН-26 на несколько секунд включает огни, чтобы пилот запомнил направление ВПП, и в темноте самолёт взлетает. После взлёта душманы открывают огонь по самолёту, ориентируясь на звук. Во время перелётов Сюткин получал Ксюшу и парашют на всякий пожарный, благо они ему не пригодились. Хотя с оружием он умел обращаться, т.к. служил в СА проходя срочную службу в рядах ВВС СССР на Дальнем Востоке.


Несмотря на легкий обстрел из стрелкового оружия, самолёт добрался до Кабула, как и было запланировано. Вскоре Валерий Сюткин вернётся на Родину. Сегодня же он не очень любит воспоминать об этом периоде жизни, однако в некоторых интервью эта тема всплывает.

«Полеты запрещены, но начальству нужен концерт в Кабуле на праздник... вот мы и вылетаем в ночь, вокруг артобстрел... Хорошо, что парашют не понадобился... Страшно даже вспоминать...».

А у меня всё, в довесок держите фоточек:

Валерий Сюткин и БМПЕ — Бей Моджахеда По Еб... по лицу короче Cat_cat, История, Валерий Сюткин, СССР, Афганистан, Война в Афганистане, Концерт, Песня, Видео, Длиннопост

1) По заявлениям Валерия, он находится на борту Ил-76, тут как раз Ксюха и парашют виден. Ну и в целом на этом фото он выглядит как брутальный дядька, или главный герой в каком-нибудь фильме 80-х.

Валерий Сюткин и БМПЕ — Бей Моджахеда По Еб... по лицу короче Cat_cat, История, Валерий Сюткин, СССР, Афганистан, Война в Афганистане, Концерт, Песня, Видео, Длиннопост

2)Ан-26

Валерий Сюткин и БМПЕ — Бей Моджахеда По Еб... по лицу короче Cat_cat, История, Валерий Сюткин, СССР, Афганистан, Война в Афганистане, Концерт, Песня, Видео, Длиннопост

3)Срочная служба, Валерий играет в армейском ансамбле "Полёт".

Валерий Сюткин и БМПЕ — Бей Моджахеда По Еб... по лицу короче Cat_cat, История, Валерий Сюткин, СССР, Афганистан, Война в Афганистане, Концерт, Песня, Видео, Длиннопост

4) Ил-76

Сюткин Валерий - 7 тысяч над землей

БРАВО - Любите, девушки


Источник: Cat_Cat. Автор: Даниил Орловский.

Личный хештег автора в ВК - #Орловский@catx2, а это наше Оглавление Cat_Cat (31.12.2019)

Показать полностью 4 2
266

9 рота

7 января 1988 в Афганистане 9-я парашютно-десантная рота в ходе боя у высоты 3234 отбила 12 атак, уничтожив до подхода помощи сотни душманов. Погибли 6 десантников. Все без исключения бойцы 9-й роты были награждены орденами. Командиры – Игорь Печерских и Сергей Рожков – после боя .

9 рота СССР, Война в Афганистане
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: