Дубликаты не найдены

+7
Первый класс вторая четверть.
+9

Мне кажется, поэзия - не ваше

раскрыть ветку 10
+8
как и вложение смысла в посыл
-17

Только ты не ходил по горам, не бывал в засаде, не штурмовал высотки. Так что не надо судить за откровенные слова.

раскрыть ветку 8
+7

Вот! Правильно! По горам ходить, в засаде сидеть, высотки штурмовать - твое. Поэзия - не твое.

ещё комментарии
+5

Хорош бухать боец

ещё комментарии
ещё комментарии
+6

Да-да, я тоже "гениальный" стихоплёт.


Засунув палец в свой нос

Достал серу из уха

Если б не этот понос

Был бы счастлив Петруха

раскрыть ветку 8
+1

Откровенно? Без обид?  - Гениально! (С) "Я шагаю по Москве"

-18
Комментарий удален. Причина: оскорбления, грубое общение и провокации
раскрыть ветку 1
+11

Стихи поэта не каждого устроят,

Талант поэзии не каждому нам дан,

Но правила всем нарушать не стоит.

О, @moderator, товарищ хочет в бан.

-18

Ну я понял, что это вершина твоего эволюционого развития.

-19

Я с тобой бы провел беседу, свой номер напиши. Мой 89292740183

раскрыть ветку 1
+8

а я бы тебе в рот навалял, мой 49,5.

-19
Комментарий удален. Причина: оскорбления, грубое общение и провокации
-20

Ты тролль? Или просто ни чем не озабоченный школьник?

ещё комментарии
+2

Напомнило: "Солнышко выходит. Людям жарко-жарко."
https://www.youtube.com/watch?v=CsotlWu37XQ

Иллюстрация к комментарию
ещё комментарии
-17

Согласен, для нее времени нет.

ещё комментарий
Похожие посты
110

«Шторм — 333» - 40 лет штурму дворца Амина

#третьябуква


27 декабря 1979 года в 19.30 началась спецоперация под кодовым названием «Шторм-333», более известная как штурм дворца Амина.


Операцией по захвату дворца Амина руководил полковник КГБ Г.И. Бояринов (общее руководство — начальник управления «С» Ю.И.Дроздов). Им подчинялись: две спецгруппы «Зенит» (под командованием майора Я.Ф. Семенова) и «Гром» (под командованием майора М.М. Романова) в количестве 52 человек. Последняя группа состояла из сотрудников антитеррористического подразделения «А» 7-го управления КГБ СССР, созданного в 1974 г., и более известная как группа «Альфа». И кроме того, Бояринову был придан «мусульманский батальон» ГРУ майора Х.Т. Халабаева.


Противостояло советским подразделениям 4 батальона дворцовой охраны и личная гвардия Амина, порядка 2 тысяч человек, которые до этого момента уже успели пройти хорошую военную подготовку в самом СССР. В ходе штурма дворца Амина погибло 12 человек, среди них «зенитовцы» Г.И. Бояринов и Б. Суворов, 4 десантника и 6 спецназовцев из «мусульманского батальона», 38 человек получили ранения. Операция, по меркам профессионалов, была проведена уникальная: скоротечная, дерзкая, четко спланированная, без задействования большого количества живой силы и боевой техники.


Ликвидация афганского лидера, неугодного советскому режиму, прошла успешно, но боестолкновения в городе продолжались. Подразделения десантников и семь спецгрупп «Зенита» захватывали другие объекты: здания Генштаба, КАМ (военная контрразведка), полиции, тюрьму, почту, телеграф, телецентр.


Общие потери советских подразделений в ходе боевых действий 27 декабря 1979 г. составили: убитыми — 18 человек, из них 8 спецназовцев и 10 десантников, еще 37 человек погибли в авиакатастрофе; ранеными — 57 человек, из них 37 бойцов спецназа и 20 десантников. За мужество и храбрость, проявленные в бою, полковник ГРУ В. В. Колесников, спецназовцы В.Ф.Карпухин, Э.Г.Козлов и полковник Г.И.Бояринов (посмертно) были удостоены звания Героя Советского Союза.


Спецоперация длилась всего 43 минуты, а её последствия растянулись почти на десятилетие.


(в статью внесены изменения по просьбе непосредственного участника событий — Я.Ф.Семенова)

«Шторм — 333» - 40 лет штурму дворца Амина Война, Спецназ, Афганистан, Дата, Юбилей
Показать полностью 1
38

Время жить

ВРЕМЯ ЖИТЬ.


#третьябуква


«Время подлёта – две минуты сорок секунд», — голос в рации был суров и беспощаден — приказ на артудар пришёл сверху и времени на шутки по типу «мы не заказывали» и «в рекламных роликах про спецназ этого не было» не осталось. Скинув рюкзаки с амуницией, и подхватив оружие, Леший с Толстым рванули что есть мочи в сторону высоты, обозначенной на карте номером 213*. Благо путь в вечерних сумерках в помощь кустарнику давал возможность скрыться от прямого взгляда. Да и в огневой контакт снайперская пара войти с противником не успела. Причём без всякого сожаления. Чего уж тут жалеть о не случившемся подвиге, когда вместо засады на двух авторитетных боевиков группа оказалась на пути выдвижения через перевал целой сотни боевиков, среди которых было более десятка наёмников из исламской части африканского континента. И то, что эта, будь она неладна, их секретная радиостанция была ими запущена только в заранее оговоренный интервал времени, когда и осталось только получить короткое сообщение о маршруте приближающейся толпы и времени на уход из зоны обстрела. Леший пыхтел, пытаясь на бегу лавировать между ветками, чтобы не цепляться масккостюмом, а Толстый нёсся за ним как бешеный носорог по протоке, оставляя за собой просеку по которой спокойно бы разъехались два китайских джипа. Если бы они тут ездили бы, конечно. «Надо было за этим кабаном бежать», пронеслось в голове у Лешего, но времени на смену лидера в забеге не было, и он продолжал вырывать у смерти лишние метры.


Успеть до обратного ската и всё будет славно. Низину зальёт лавина огня, порубив и утрамбовав в единый компост и невинную траву и тела незадачливых вояк с зелёными ленточками на голове. Но до этого ещё надо успеть. Минута десять. Бег нормальный. В голову бьёт как молния мысль: если профукали начало выдвижения группы, то с такой же долей вероятности могли пропустить и выдвижение боевого охранения группы, которое могло занять выгодные позиции прикрытия и наблюдения на местности. Мы-то три дня в своём логове на консервации лежали, а что вокруг делалось — ни одному штабу не известно. Чутьё сработало и приказало: «жить». Ложись! — падая за парой десятков метров до вершины, крикнул Леший и, плюхнувшись, откатился, как было принято в паре на два метра вправо. Его манёвр почти синхронно и зеркально выполнил Толстый, привыкший доверять напарнику. Могла быть очередь из ПК или автоматов, но это было бы хоть и худо, но терпимо. Однако здесь судьба решила не скупиться на испытания и вместе с характерным щелчком, высвобождающим чеку гранаты, Леший услышал не менее характерные пшикания «бесшумок» на ближней дистанции выдающих себя ударами затвора о затворную раму. Сучки и кора сыпались, щедро орошая окрестности и головы снайперов из охотников превратившихся в добычу. Места для укрытия от гранатных осколков не было, как и времени для долгой и счастливой перестрелки. Сорок секунд. «Мазай!» — рявкнул Толстый и инстинкт, отработанный на тренировке рванул Лешего в манёвр — в сторону и вперёд. Перекинувшись на пару метров влево, он выхватил СР-2** и, прижав винтовку к груди, обходя во фланг засаде, открыл огонь. В сгустившихся сумерках очки ночного видения дали снайперам неоспоримое преимущество перед противником, который пытался удержать их в узком секторе видимости своего прицела. Четыре выстрела, три шага, два ствола дерева, три секунды — время залечь. Взрыв пришёлся правее, на ту сторону, где ломился чуть раньше Толстый. Не дожидаясь раската эха по новому броску. Высокая трава, кустарник. Чёрт, в эти мгновения в голове может оседать всякая муть. Так и у Лешего в голове помимо расчёта возможного сектора обстрела и наиболее оптимального пути выхода из него крутилась песенка «трава, трава у дома». Вероятно как фон, как защитная реакция мозга от закипания при принятии решений. А может наоборот, как забой буфера сознания, которое только мешало действовать так, как уже давно было решено в подсознании. А может и на небесах. Три секунды. Жизнь. Четыре. Жизнь. Пять… Силуэт за деревом, в темноте через очки лишь только очертания. Шесть. Жизнь. Взгляд вокруг. Пшик-пшик. Мимо. Не в меня. Только подумал, сознание тут же забилось поднятой мутью пошлятины из всех известных анекдотов. Огонь боевики вели вслепую, по тем точкам, откуда раздались первые выстрелы Лешего. Ночники их пытались выловить очертания противника, но маскировка и темнота выкрадывали двух спецов из их прицелов. Семь. Жив. Пистолет в разгрузку, нож в замах. Восемь. Жив. Нож с хрустом вошёл под лопатку боевику почти на всю длину клинка. Девять. Жив. Рядом силуэт. Пшик-пшик. Десять. Жив. Толстый пробил себе дорогу из ПСС***, уложив двоих. Надо было брать 6П9**** что ли, подумал Леший, но мысль эта промелькнув в сознании, отразилась от множества раскладок ранее отработанных и систематизированных вариантов была отвергнута и заброшена как несущественная, отдав предпочтение решению более насущных задач.


Тридцать секунд до подлёта. Тридцать метров до хребта. Три трупа врага. Жизнь.


Толстый, не смотря на габариты и прозвище даже не пыхтел. Пшики стихли, боевики перегруппировывались. Они не видели спецов, спецы не видели их, но каждый из них знал, что «суслик всё равно есть». Только помимо этого знания у боевиков не было ещё одного – очень важного. О двадцати восьми секундах. Толстый потянулся в обход, не спеша, как доброе привидение, он продвигался плавно без единого звука. Леший шёл за ним, посекундно вращая головой, как филин, стараясь вычленить из окружающей обстановки всё, что может не соответствовать естественному ходу вещей.


Минус три. Знать бы от чего. От десятка, от пятёрки, от самой тройки. Знать бы. Двадцать три. Перебираясь через корни от трупов, из-за ствола голос практически в упор: Хей, хьо муха ву?… Двадцать два. «Массо а хIума дика ду»*****, — пистолет снова в руке, Толстый, оборачиваясь в стороне от нас, целится, но понятно, что тоже не видит. «Вереск»** расцветает огненным цветком в сторону дерева, слышно, как он дробит древесину и корёжит жилы и дерева и человека. Но это только кажется, потому что грохот затмевает собой всё. Двадцать одно. Одна. Жизнь. Двадцать. В наступившей тишине малым отголоском удачи слышен тихий шелчёк скремблера рации. Пшик. Пшик. Не в меня. Толстый. Леший. С долины, из которой мы только что покинули, раздаются первые выстрелы наугад в нашу сторону. Значит пятеро их было. Восемнадцать. Жизнь. Ложись. Мы успеем. Перекат за ствол, который только что искрошил пулями. Тело боевика. Семнадцать. Через пять секунд хребет встречает нас, пригибающихся от случайных и почти бессильных на таком расстоянии пуль. Дюжина секунд в запасе. А вокруг – целый мир. Обратный склон лишь на самом верху покрыт растительностью и травой. Через пять метров начинается каменистые уступы. Пять метров. Пять. Четыре.


Вот этот валун хорош, Толстый сразу ложится слева, как левша. Леший – справа. Три. Небо натянуто как тетива. Оно уже знает, что будет. Его разорванный край, выпотрошенный «Ураганом»****** возмущённо гудит, бессильно провожая стихию человеческой войны.


В руках у Толстого уже не винтовка, она, удобно устроившись на коленях, отдыхает от трудов праведных. Толстый держит два металлических стаканчика, протягивая один из них Лешему. Два. Запах знаком. Тот самый коньяк, марочный, который Толстый взял в рейде с трупа одного потомка бандеровцев, что приехали помогать убивать русских своим единомышленникам по ненависти. Тот самый, что обещал увезти домой и там отметить через месяц свой ДР. Один. Гул в небе закрыл собой всё сознание. Разрывы заполнили долину, своим треском окончательно будоража ночную жизнь гор.


… посмотрев куда-то вдаль, они оба синхронно вылили прекрасный напиток в снег. Уметь расставаться с желаниями, которые не соответствуют моменту — свойство людей, которые ценят сам момент жизни больше, чем тот антураж, который его окружает.


Пояснения и примечания:


* — не ищите, название условное.


** — специальная разработка 2 — российский пистолет-пулемёт, предназначенный для поражения в ближнем бою (до 200 м) живой силы противника, использующей индивидуальные средства бронезащиты.


*** — пистолет специальный самозарядный — бесшумный пистолет.


**** — пистолет бесшумный на базе ПМ.


***** — Как ты? Все хорошо (чечен.)


****** — реактивная система залпового огня.

Время жить Рассказ, Война, Чеченская война, Спецназ, Мемуары, Длиннопост

исходный текст: http://samsebesam.ru/vremya-zhit-chernovik/

Показать полностью 1
256

Нарды

Небольшой рассказ о жизни на рубеже веков, военных буднях и воспоминаниях о них.
#третьябуква

В эпоху первой и второй чеченской кампании, когда еще не только интернета со смартфонами, но и мобильной связи толком не было, нам приходилось играть в деревянные игрушки прибитые к полу (на самом деле нет). Мы все таскали с собой какие-то “настолки”, как это сейчас принято называть. Иногда, конечно, и книжки. Но книг много не потащишь с собой, ибо лишний груз в постоянных кочевьях не всегда в радость, а прочитываются они быстро. Вот и тянули кто во что горазд. Банально карты, где очень популярна была игра в “тысячу” (недопреф). Шашки. Шахматы. Нарды. И вот нарды были самыми популярными. В них играли даже “дома”, когда приходилось коротать ночи на внеплановых дежурствах в ожидании вылета. Каких только нард не было. Карманные — магнитные, которые продавались в поездах и самолетах. Пластиковые формата доски под размер альбомного листа. Самые вычурные, конечно, это деревянные. Полноразмерные, где на доске раскатистым эхом гремят косточки, переливаясь стуком друг о друга. Таскать их было непросто, так как места они занимали много, а вместо них можно было положить немало полезного.
Про место я всегда упоминаю потому, что в первые командировки мы все ездили с одним рюкзаком, где у нас было все, что нужно на месяц: сменка, “пенка”, спальник и прочее. Естественно, что задача в любую секунду упаковаться в короткие сроки и метнутся кабанчиком на взлетку для перебазирования была основной в вопросе выбора поклажи. Поэтому было очень важно, что ты берёшь с собой. Тогда мы все учились как определить нужное от ненужного. Нам никто не запрещал ничего из того, что мы брали. После пары командировок само собой отсеивались все лишнее. Вместо пены для бритья — мыло. Вместо шампуня — мыло. Вместо мыла — мыло. Ну и так далее. Но нарды было таскать важно. На группу их всегда было минимум три штуки. Это как минимум. Я очень долго не таскал свои. Не было. Магнитные не нравились, пластиковые быстро затирались, а на хорошие деревянные у меня тупо не было денег…

Когда знакомые узнают, что ты воевал, то рано или поздно самый частый вопрос от них звучит так: “а что самое сложное? выстрелить в первый раз?”… Нет. Самое сложное — не выстрелить. Когда ты стреляешь — это твой личный выбор, который в большей части касается тебя самого. По крайней мере у нас. А вот когда ты не стреляешь. Сознательно. Это твой выбор, который касается всех, кто рядом с тобой. Вот ты на усилении блокпоста. Самое начало. Первые командировки. У солдат, которые являются основным контингентом здесь начался обед. Из-за дома выходит женщина в черном и идёт к нам. Солдаты взглянув на нее и увидев, что она без оружия и спокойной идёт уткнулись дальше в котелки. А ты и твой товарищ знаете, что за месяц три такие смертницы взорвались на блокпостах… И ты смотришь на эту женщину. Пытаешься разглядеть ее лицо до того, как это станет поздно. Ощупываешь ее всю взглядом, прикидывая, поместится где-то там у нее на животе или со спины “монка”, которую тогда любили использовать смертницы… Выступает ли что-то у нее где-то подозрительно. Как она идёт, какой у нее взгляд… Окликаешь ее, кричишь “стой”, на расстоянии метров пятидесяти делаешь выстрел в воздух…
Не все солдаты так беспечны как тогда наши. Сослуживцы погибших на других блокпостах после таких случаев начинают стрелять издалека во все, что движется в их направлении. И, очень часто не зря. Это просто и эффективно. Так бы поступали во всех армиях во время любых боевых действий. Идёшь на блок-пост, не останавливаешься — ты мёртв. А тот, кто стрелял — прав. И жив. На войне это, зачастую самый определяющий фактор.

Контуженная и оглохшая Муфида потеряла всю свою семью. В чуть более сорок лет она почти старуха. Взрослые дети, поддавшись на уговоры эмиров террористов ушли в горы воевать против “неверных” и их убили, когда они пытались захватить в плен старейших соседнего аула, которые решили быть “нейтральными”. Свои же убили. Чеченцы. Муж Муфиды, взяв двоих внуков, оставшихся от детей и жену, поехал на своей старой шестерке выкупать тела. По пути подорвался на мине, которую заложили на трассе боевики, ожидая наш конвой. В живых осталась только Муфида. Её дом заняли боевики, объявив его своей штаб-квартирой и через пару дней авиация нанесла по ним точечный удар. От дома остались только обломки. Ни соседи, ни Муфида, которая жила у них не пострадали. Теперь она шла по дороге к ближайшему блок-посту…

Если бы ее застрелили, то ничего бы не было. Никто бы не сказал, что ты не прав. Никто бы не пришёл за неё мстить. Никто бы не узнал всей этой истории. И мало бы что изменилось в мире… Выстрелить очень просто. Не выстрелить — тяжело. И сколько раз я исходил злобой на Юру-музыканта, который со своей культуркой полез петь солдатам и ничего лучшего не нашёл, как петь им свою песенку “Не стреляй!”… Сколько солдатиков тогда пустив слезу по шинельке не нажало вовремя курок, оставшись навечно молодыми… Но Юра просто не понимал, сколько жизней на его совести тех, в кого он даже не целился. А мы понимали. У солдат своя правда, у офицеров своя. В этом нет противоречий. Солдат должен стрелять. Не стреляя он перестает быть солдатом. И, зачастую, перестает быть живым. Солдату нельзя выбирать между стрелять и не стрелять. Он должен стрелять. Чтобы не стрелять есть офицер. На том блок-посту были мы. Нас было двое и мы решили не стрелять…

Последние метры Муфида шла к нам закрыв лицо руками. Мы приказали солдатам отойти на расстояние и укрыться за бруствером из мешков с песком. Чем ближе она подходила тем больше должно было по закону жанра расти напряжение. Но нет. Чем ближе она подходила, тем сильнее был слышен ее сдавленный плач и очевиднее становилась ее худоба, заметная даже через коч, который ветром обдувало вокруг ее тела и говоривший о том, что она “пустая”… Держа правую руку на спусковом крючке, чуть опустив ствол вниз, я левой рукой, вытянув ладонь всё же остановил ее, не касаясь. Слёз у нее на лице не было. Лицо было сухим, осунувшимся, глаза почти чёрными и на фоне худобы казались огромными.

“Убейте меня…”

Физическое и моральное опустошение этой женщины, усталость, психологическая подавленность и полная готовность к смерти, казалось бы, вело ее правильным путём. К нам. На улице дул первый осенний ветер. Мы дали ей шинель, оставшуюся от дембеля, которую таскали солдаты, чтоб укрываться ей в холода. Усадили перед костром, спрятанным от глаз высоким бруствером из мешков. Дали свою еду, горячий чай. Где-то через час, она рассказала нам о себе. Пока солдаты несли дежурство, я всё же выпытал у нее все ее воспоминания о жизни, и, в первую очередь, о родственниках. Чеченцы как и все кавказцы, чтят родственные узы. Но гражданская война нанесла им сильный урон и брат встал на брата, перестав чтить свою кровь. Муфида помнила, что у ее родителей была квартира в Грозном, но в самом начале войны, когда наши войска заняли город, они хотели уехать оттуда в Россию, где в свою очередь, жили двоюродные племянники. Но связь с ними прервалась и где они женщина не знала, считая их погибшими. Через пару часов мимо шла колонна в сторону Дагестана. Там было два медицинских экипажа, которые везли раненых. Муфида уехала с ними санитаркой… Больше я о ней ни разу не слышал. Но тяжесть с которой давалось решение “не стрелять” помню до сих пор…

Передвигаясь по местности в самом начале своих поездок, приходилось привыкать к такому, что в обычной жизни кажется запредельным и никогда не будет понято…

На рынке в Чечне зачастую чем только не торговали. Пока сезон — овощи с огородов шли на ура. Нам их не хватало и мы платили за них “золотом”. На самом деле нет. Просто обменивали на другие продукты. Более калорийные и нужные для местных. Тушенка, сгущенка, макаронные изделия, просто ИРПшки — новые пайки в виде пластиковой зеленой упаковки с ручкой для переноски и 3-мя герметичными отделениями: для завтрака, обеда и ужина. Когда сезон овощей заканчивался многим местным становилось туго. Особенно многодетным. Работы не было. Вся социальная инфраструктура была уничтожена боевиками. Восстановление шло медленно, постепенно, не успевая охватить всех и сразу. На рынке появлялись носимые вещи, иногда реликвии прошлых эпох, с которыми семьи раньше бы никогда не расстались, но встал выбор иметь кинжал с насечками или хлеб для детей и они сделали выбор. Некоторые делали другой выбор… Почти к каждому из нуждающихся приходили выразить сочувствие и желание помочь с “той стороны”. Как иблис, они обхаживали таких обездоленных, предлагая помощь всего лишь за малую услугу. Нужно было лишь своего ребенка посадить вон на том холме, с которого видна дорога и считать машины, которые проедут по ней. А вечером сказать какие и куда. Всего лишь… и вот твои сто долларов. Ты сам знаешь, что их примут, на них ты купишь себе еды на неделю. Ее хватит всей твоей семье… Когда несчастный соглашался, то следующим заданием становилось отнести и просто положить на определенное место сумку с взрывчаткой… просто отнести, просто положить, ничего делать не надо и тебе вот сто долларов и ты сможешь кормить семью целую неделю. Потом, когда тебе снова будут нужны деньги, найди нас и мы сможем тебе помочь. А когда находил, потому что денег все равно не было, то для следующего раза нужно было просто … пойти и подключить проводки, мы покажем тебе как. Ничего делать не надо, просто прийти, где уже всё лежит и просто подключить… ничего не надо нажимать. Нажимать ты будешь в следующий раз… Так и пополнялись ряды “невольников” у террористов. Нами велась, по мере сил и возможностей и оперативная работа. Так, если человек торгуя на рынке, вдруг исчезал после продажи домашней утвари, то стоило обратить внимание на его семью, отследить перемещение… Это, конечно, звучит просто и банально, но в условиях боевых действий, фактически в тылу врага это всё совсем иначе, чем просто в Москве или Питере. И иногда было проще работать напрямую с людьми…

Мы брали овощи всё лето и начало осени у одного невысокого, худощавого с интеллигентным лицом мужчины, который, судя по всему, чувствовал себя на рынке неловко, был готов скидывать цены до предела и было видно, что ему нужны деньги. Овощи у него были хорошие, цены низки, потому мы скупали их у него даже не особо договариваясь об этом. Нас тогда по тройкам раскидывали на усиление ОСГ по группировкам, мы обеспечивали выезды на задержания, обыски, проверки информации о лагерях и схронах. Пайки у нас были, ели мы не особо много, а тем более, что в той группировке была неплохая полевая кухня, куда нас прикрепили. Да и из дома мы навезли. Кроме того у нас еще был целый армейский ящик оргалитовый с деревянным каркасом из под снарядов, полностью забитый макаронами, которые нам оставили наши предшественники. Мы их и не трогали. Свои ИРПшки возили на рынок, вместе с тушенкой обменивали на овощи у этого человека.

Леча когда-то был учителем. Уважаемым человеком. Уважаемым он и остался, но вот учительствовать больше было негде. Сначала запретили боевики — это противоречит нормам их понимания праведности. Потом школа сгорела (там боевики хранили боеприпасы во время первой кампании), а потом, когда перестали платить из бюджета, а местные уже не могли сами платить учителям за труд — школа на дому также тихо умерла… Вспоминаю сейчас и думаю, каково это детям… потерять несколько лет в войне без права быть ребенком… У самого Леча было шестеро детей. Пять мальчиков и одна девочка. Старший был уже взрослым — скоро четырнадцать. Бывший учитель крутился как мог, стараясь прокормить семью и пытаясь не упускать образование детей… Его мелкие крутились рядом с ним на рынке, а жена хлопотала дома по хозяйству и с грудничком…

У селения был очень хороший, крепкий, металлический мост через бурную речку. К нему шла только одна дорога на въезд. Рядом на холмах ничего не росло. Мы выжгли почти всё, чтобы избежать засады. Местным это не помешало, так как скота там почти не осталось, а что остался либо забрали боевики, либо гоняли в стадо с другой стороны, где были поля. Дважды за этот год подъезд к мосту минировался боевиками. За месяц до нас в подрыве колонны погибло трое контрактников. Еще четверо получили ранения. Сигнал был дан по проводам с холма, потому паренька, который маскировался под чабана вычислили там же и там же застрелили. Он был из другого селения. Так часто делали боевики, чтобы после провала было время на реакцию (если попадался живым, то, обычно сдавал всех и всё, что влекло за собой скоротечный рейд и уничтожение баз и лагерей). После этого случая с местными были проведены профилактические беседы, старейшины заверили, что они проследят, но… Старейшины уже давно не играли той роли, что раньше. Боевики низвели остатки патриархального уклада коренных чеченцев террором и убийствами. Несогласных с их видением законов и морали они просто убивали не взирая на авторитетность и обычаи. Обойти самим каждого жителя, что был под подозрением было проблематично. Да и без оперативников это было бы всё равно несколько топорно и не очень эффективно.
Когда мы приехали на смену наших коллегам, то, первым делом расспросили их про обстановку и наиболее проблемных жителей. Много информации ребята собрать не успели, так как каждый день были нарасхват и работали в усилении опергрупп и войсковых. Но всё же начало было положено для сводки по оперативной обстановке района. Про мост, естественно, нам в первую очередь рассказали. Мы катались на головной броне, шедшей впереди, на нас как раз и была задача обеспечить обнаружение признаков минирования на дороге, засад и некоторых иных весьма важных нюансов. Поэтому информацией мы прониклись и следили пристально. Через пару недель, в самом разгаре наших поездок по адресам, мы мчались на очередной выезд. Броня условно неслась на скорости в сорок километров в час по ухабистой, разбитой гусеницами и распутицей дороге. В нарушении инструкций я сидел на стволе, обхватив броню ногами и вглядывался в дорогу. Сидеть сзади или сбоку было можно, но увидеть тогда впереди что либо было бы крайне сложно. Пыль стояла столбом, спасали только альпинистские очки, которые я приобрел перед поездкой, так как таскать забрало на шлем не хотел, также как протирать глаза от пыли. И вот, закрыв рот медицинской косынкой, которую у нас так и использовали в качестве головного убора или же повязки на нос и рот от пыли, ехал я с товарищами на первой броне, вглядываясь в горизонт и окрестности.
Не заметить его было сложно. Пацанёнок сидел открыто на самой вершине холма, прямо перед мостом. Лет ему было шесть, не больше, судя по размерам… а расстояние до моста сокращалось стремительно. Он мог сидеть там просто так. Мог сидеть потому что попросили… Мог сидеть не просто так. И понять что именно происходило было очень важно. Потому что с одной стороны на весах была его жизнь, а с другой — жизнь многих своих товарищей. Учитывая тот факт, что с нами были солдаты, которые были весьма подготовлены и опытны (минимум по полгода в зоне боевых действий), то при сигнале тревоги я бы не успел объяснить и дать отбой на стрельбу, в башне бы развернулись на ближайшую цель и выпалили бы очередь не думая, как и было бы положено в таких случаях. А с последующих машин открыли бы огонь по всему, что было в округе. В округе же был только один мелкий пацан. И весь вопрос был в том, был ли у него детонатор или нет… До моста пятьдесят метров. От моста к холму еще столько же. Пацана уже видят остальные. Один из контрактников хлопает меня по плечу, кивая стволом в сторону холма.
Удар пяткой под башню, где я сидел был условным для резкого поворота на случай обнаружения минирования. Левой — влево. Правой — вправо. Влево… Броня моментально соскакивает с дороги на обочину, а потом еще левее, на расстоянии пятнадцати метров за нами те же маневры повторяют остальные машины. У моста стук обеих ног — остановка. Даю команду на захват, показываю направление в обход. Тройка бежит наверх по склону, остальные спешившись, занимают позиции для отражение атаки. Я все также стараюсь обшарить местность на предмет закладок и засады. Вроде бы чисто… Вот уже тащат, фактически подмышкой пацана. Он испуган. Он “пуст”. Ваха, средний сын Леча, бывшего учителя… значит всё-таки “голод не тётка”… Не стал бы здесь просто так пацан сидеть, местные все знают, что это “зона безопасности” перед мостом и стреляют без предупреждения. Значит…

Вернувшись на базу, мы накормили паренька, который слегка отошёл от шока и испуга, но всё ещё смотрел на нас с опаской. Затем, под вечер уже, выпросили у зама ОСГ “буханку” и загрузившись, поехали в село. Не глуша мотор, прикладом постучали в ворота. Высокие, металлические, с узорами. Как принято у местных, пусть даже и небогатых. Гулкое эхо от ударов разнеслось далеко по улице. Отойдя чуть в сторону от створки ворот, в тень, я ждал. Меня прикрывали. Шагов я почти не расслышал. Горцы, если они не “борцухи” и не городские, ходят очень плавно и тихо. Калитка скрипнула затвором и открылась в нашу сторону. Из темноты двора на улицу сначала выглянул, а потом и вышел Леча…
“Я могу забрать тело….?” — так тихо, что я сперва не услышал его слова, сказал он.
Ох, дурак, пронеслось у меня в голове… ведь мог бы прийти к нам, рассказать… но нет, гордость… Обернувшись, я махнул рукой и ребята открыли задние двери машины. Слегка освещаемый уличным фонарём, был виден край армейского деревянного ящика из-под снарядов. Леча молча пошёл к нему.
“Дада…” также тихо из глубины темного салона нашей “буханки” позвал отца Ваха.
Леча встал на мгновение, потом переборов себя, сделал еще пару шагов и ему на руки прыгнул его мальчишка. И хотя он старался держаться, но было видно, как блестят его глаза в тусклом свете фонарей. Витя и Сергей вытащили ящик и занесли его во двор. Леча всё также стоял, держа на руках своего сына. На крыльцо вышла его жена, держа на руках грудничка, а из-за неё выглядывали остальные дети. Мы молча кивнули на ящик и запрыгнув в машину, поехали на базу.
На следующие два дня у нас был рейд по горам, где из трех баз, которые нам сдали ранее захваченные в плен террористы, две были покинуты и разукомплектованы полностью, а на второй, по всей видимости, успели собрать только крупняк. Цинки с патронами, несколько мешков с амуницией “Сплав”, которая была весьма популярна и доступна боевикам, по мелочи гранат и тротила. Как мы на неё выходили и заходили — отдельная история, не имеющая отношения к данной. После двухдневного выхода мы были достаточно сильно вымотаны и, единственное, что нам хотелось — нет, не спать. Есть. Поэтому, по старой привычке юношества, мы поставили котелки на огонь, а когда вода закипела, то закинули туда доширак, сдобрив его паштетом из пайка. С учтом того, что наши палатки стояли в центре группировки, то охранением мы не озаботились. С одной стороны, с запада, у нас стояли морпехи, с которыми мы дружили и парились в их бане, с юга — пехота, с востока была столовая и штаб, а на севере артиллеристы, к которым мы тоже наведывались за ящиками из-под снарядов, которые разбирались и превращались в настил — подобие мостовой, без которой по распутице тут было ходить очень сложно.
Предусмотрительно топая кирзой, из темноты появился боец в полной экипировке, что говорило о том, что они либо с задачи, либо на неё. Оказалось, что с КПП на въезде. Там искали меня по моему вымышленному имени и званию, которым я представлялся тогда местным. Боец по описанию понял, что это кто-то из гебэшников и пошёл к нам, уведомив офицера. Пришлось отложить ложку и идти на КПП, строго настрого наказав, чтобы мне оставили хотя бы на донышке. Вообще-то старшим у нас был назначен Витёк, но наша с ним довольно крепкая дружба и взаимовыручка не позволяла ни ему командовать мной, ни мне прекословить ему. Поэтому был дуумвират, в котором все распоряжения отдавались Сергею.
На КПП под светом прожекторов и прицелом двух пулеметом на вышках стоял Леча, держа подмышкой довольно большой сверток. Увидев меня, он немного замялся, но быстро взяв себя в руки, протянул мне сверток.
“Это всё, что я могу, баркалла… “

Леча рассказал про тех, кто пытался вербовать его, они были установлены и уничтожены другой группой при задержании через пару месяцев.
А в свёртке были нарды. Деревянные. Резные. Из досок армейского ящика. С большой буквой “V” на крышке. Они и сейчас со мной. Это один из самых значимых подарков в моей жизни за одно из самых сложных принятых мной решений.
Не стрелять.

исходник: http://samsebesam.ru/nardy/

12.12.2019

Нарды Рассказ, Война, Чеченская война, Спецназ, Мемуары, Длиннопост
Показать полностью 1
158

Новейший российский пулемет РПК-16 впервые замечен у спецназа в Сирии

Новейший российский пулемет РПК-16 впервые замечен у спецназа в Сирии Сирия, Война, Оружие, Пулемет, Россия, Политика, Война в сирии, Спецназ

Война в Сирии продолжает оставаться масштабным полигоном для испытания нового и экспериментального оружия. На этот раз очередь дошла до пулемета РПК-16, недавно принятого на вооружение российской армии. Новинка оказалась замечена в руках бойцов одного из отрядов спецназа ССО на севере Сирии.

Новейший российский пулемет РПК-16 впервые замечен у спецназа в Сирии Сирия, Война, Оружие, Пулемет, Россия, Политика, Война в сирии, Спецназ

Стоит отметить, что, судя по всему, Силы Специальных Операций стали первым спецподразделением в России, получившим новое оружие. При этом, даже такая признанная элита отечественных силовых структур, как группы «Альфа» и «Вымпел» по состоянию на осень 2019 года все еще пользовались старым пулеметом РПК-74М (заменить который и призван новый РПК-16), о чем свидетельствуют фотографии с их учений.


В Сирию пулемет попал в точно такой же комплектации, в которой был впервые показан публике на форуме «Армия-2017». У «боевой» версии оказалось всего одно отличие – прицел. В Сирии пулемет эксплуатируется с прицелом ПСУ (1/4Х) производства Новосибирского приборостроительного завода.

источник

Показать полностью 1
126

История одного подвига. Год 2003-й. Сержень-Юрт.

Все мы из своей рубашки, родившиеся в начале 80-х  (почти) прекрасно помним лютые года 90-е, чупа-чупсы, сникерсы,  баунти-хуяунти.  Жвачки Бумер с их наколками и закрутками на спине и классными длинноногими супергероями.


....Для меня, парня в 14 лет..это уже преставало быть смешным, ровно, как  зимой в январе 1995 года прямо во время учебного процесса, в школе я услышал истошный крик....
... Кричала преподаватель англ. языка.  У нас был урок тоже англ. языка, как помню!
3-й этаж.

Мы выскочили всем классом. Вместе с учителем.

Я мельком увидел как преподавателя (нет, не училку) выводили подруки из классного кабинета... вдоль коридора и по лестницам вниз...
У нее было "окно", кто знает что это, вопросов не задаст.В  общем у нее перерыв был в один классный час.

И в это "окно" ей сообщили, что у нее в Чечне, при исполнении гос.долга погиб ее сын!

Крик по этажу стоял неимоверный...


Может сейчас на меня накинутся как "ходячие" в полемике 90-х и по факту того, что мне довелось увидеть...

Эпизод 2-й.

Практически аналогичную ситуацию мне пришлось наблюдать в 2002 году. Я тогда думал спасибо. Генерал Лебедь. Хасавюртовские соглашения 1996-й))

Только я уже был курсантом военного училища, а истерика матери потерявшая сына не изменилась. Открылась рана 2-й кампании..
Полезли твари в Дагестан.

В полдень выйдя из столовой (в наряде я был по столовой) дневальный учебного корпуса ведет под руку женщину из управления факультета, она в страшной истерике.


Курсант вернулся, попросил сигаретку и все рассказал: сын у нее погиб, 2 дня назад, только сообщили..Где то в селе в Дагестане. Попал в засаду вместе с колонной.
У КПП родственники встречали, я провожал ...Вот, как то так.
Посидели, покурили...

Он дневальный, на место не торопился, (ему то уже сейчас какая разница) с кем сигаретку курить.

Старенькие "Союз аполлон".

Я еще тогда подумал...."Кому война, а кому мать родна".
Мать у меня осталась уже тогда одна, отец погиб...на дворе год 2000-й уже прошел...)

И вот... Сержень -Юрт.

ноябрь 2003 год.

Ликвидация базы боевиков. Группа спецназа ГРУ.
Это не мои записи ясное дело. Сюжет от 5 канала Спб.
Делить на 3 части не буду. Зачем!!

Часть.1
Под Сержень-Юртом, ноябрь 2003 года,

где то лютуют боевики.
Исполняют дерзкие вылазки и махом прячутся!!
Не может быть! Как? где они?
Оказывается под ногами!

На поиск выдвигают группу из 9 человек(ныне они называются ГУ) ГРУ

Часть 2.

А кто воюет? Наемники? Турки, арабы, немцы, европейцы, и т.д...
В полной предварительной сводке:

Отвоевались хлопцы.


24 ноября 2003 все закончилось.

Среди убитых опознаны:

1. Халим Ос (он же Абдул-Халим Садулаев, убит)

История одного подвига. Год 2003-й. Сержень-Юрт. Герои, Чечня, Спецназ, Гру, Война, Память, Кавказ, Видео, Длиннопост
История одного подвига. Год 2003-й. Сержень-Юрт. Герои, Чечня, Спецназ, Гру, Война, Память, Кавказ, Видео, Длиннопост

2. Томас Фишер (убит)

История одного подвига. Год 2003-й. Сержень-Юрт. Герои, Чечня, Спецназ, Гру, Война, Память, Кавказ, Видео, Длиннопост
История одного подвига. Год 2003-й. Сержень-Юрт. Герои, Чечня, Спецназ, Гру, Война, Память, Кавказ, Видео, Длиннопост
История одного подвига. Год 2003-й. Сержень-Юрт. Герои, Чечня, Спецназ, Гру, Война, Память, Кавказ, Видео, Длиннопост

Остальных 18 дебилов (1 я по фото не смог приобщить)


Итоги операции:

Убито 20 боевиков в непосредственном лежбище.

Кстати, по окончанию формирования поста и приглядевшись к авторам я увидел:

ч.3 Автор сценария: Аркадий Бабченко

Ведь он не самый дебил был, снимая такие фильмы.
Кому война, а кому мать родна!!

Показать полностью 5 3
414

Штурмовые инженерно-саперные бригады резерва (ШИСБр)

Штурмовые инженерно-саперные бригады резерва (ШИСБр) Шисбр, Спецназ, Война, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, СССР, История, Красная Армия, Видео, Длиннопост

Одной из самых ярких страниц в истории ВОВ являются так называемые Штурмовые инженерно-саперные бригады резерва (ШИСБр), подчинявшиеся напрямую Ставке Верховного Главнокомандующего и одним своим видом вселявшие в нацистов страх.


Необходимость создания штурмовых батальонов назрела в 1943 году, когда окончательно стало ясно, что происходит стратегический перелом в войне в пользу Красной Армии. Наши войска начали наступление практически по всем основным фронтам, и крайне необходимы были новые инженерные соединения наступательного типа для прорыва через мощные оборонительные укрепления нацистских войск. Такие соединения было решено создать на базе уже существующих инженерно-саперных частей, и к 30 мая 1943 года путем их переформирования были созданы 15 ШИСБр. Каждая бригада состояла из штаба, командования, рот управления и инженерной разведки, нескольких штурмовых инженерно-саперных батальонов и роты собак миноискателей.

Штурмовые инженерно-саперные бригады резерва (ШИСБр) Шисбр, Спецназ, Война, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, СССР, История, Красная Армия, Видео, Длиннопост

Так как задачи перед штурмовыми батальонами ставились самые что ни на есть серьезные, то и брали туда не абы кого. Все кандидаты в ШИСБр должны были обладать реальным боевым опытом, недюжинным физическим здоровьем и быть не старше 40 лет. Бойцы штурмовых батальонов оснащались гораздо лучшим и более современным обмундированием, чем простые солдаты Красной Армии. К слову, если вы станете просматривать фотографии военной хроники, то без труда сможете отличить на них бойцов ШИСБр. У многих из них в руках ручные пулеметы, снайперские винтовки, автоматы, огнеметы. Некоторые из штурмовиков даже были одеты в бронежилеты (бронекирасы), что по тем временам было еще большей редкостью. Зачастую бойцы прятали свои бронежилеты под защитными комбинезонами и таким образом буквально сводили с ума стрелявших по ним немцев. Немцы выпускали патрон за патроном, но так и не могли остановить бойцов ШИСБр. Существует даже любопытная байка на эту тему. Якобы у одного из бойцов, одетых в бронекирасу, закончились патроны, и он, схватив пустой снаряд от немецкого фаустпатрона, забил им до смерти около десяти немцев. Те так и не поняли, почему их оружие не действует на советского солдата. Хотя быть может это и не байка вовсе, а ситуация, произошедшая в действительности.

Штурмовые инженерно-саперные бригады резерва (ШИСБр) Шисбр, Спецназ, Война, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, СССР, История, Красная Армия, Видео, Длиннопост

Естественно, для решения самых сложных задач бойцам штурмовых батальонов требовалась помимо хорошего обмундирования и вооружения специальная подготовка. Много времени бойцы проводили за изучением основ рукопашного боя, метанием гранат. Учились быстро и бесшумно преодолевать различные виды препятствий. В некоторых частях были и свои ноу-хау в области подготовки солдат к предстоящим боям. Так, например, в 13 ШИСБр 62-м батальоном командовал капитан М.Цун, который во время тренировок использовал боевые патроны для создания более реалистичной обстановки боя. После создания ШИСБр и их обкатки в боях появились МШИСБр - моторизованные штурмовые инженерно-саперные бригады. У них не было моторизованной роты разведки, зато они полностью были на колесах.


Однако, несмотря на все это, первые бои ШИСБр нельзя назвать чересчур удачными. Причина заключается в неправильном использовании штурмовых батальонов. При штурме укрепленных позиций немцев они использовались как обыкновенные стрелковые части, соответственно получая свою собственную полосу для наступления. А так как ШИСБр зачастую не имели ни поддержки артиллерии, ни тяжелого стрелкового оружия, да плюс к тому же пехота просто не успевала за их молниеносными выпадами, то они несли при атаках крупные потери и не всегда могли выполнить поставленную перед ними задачу. Характерным примером того, как нерационально использовались силы ШИСБр в первые месяцы после своего создания, является неудачный штурм высоты 191,6 близ станции Киреево.

Штурмовые инженерно-саперные бригады резерва (ШИСБр) Шисбр, Спецназ, Война, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, СССР, История, Красная Армия, Видео, Длиннопост

Оборона противника состояла из трех линий траншей с огневыми точками и блиндажами. Перед первой траншеей находился тщательно замаскированный противотанковый ров, прикрывавшийся минными полями и проволочными заграждениями. Правый фланг обороны немцев упирался в речку, а левый в практически непроходимое болото. План атаки заключался в следующем: сперва штурмовой батальон должен был взять штурмом высоту 191,6 и дожидаться там подхода танков и основной группировки войск. Преодолев за короткое время все три траншеи немцев и, в результате трудного боя, заняв высоту, бойцы ШИСБр заняли оборону и стали ожидать подхода танков и пехоты. Однако танки так и не смогли пройти через противотанковый ров, соответственно захлебнулась и атака пехотинцев, наступавших вслед за ними. Пробиться через правый и левый фланги обороны немцев также не получилось. В итоге бойцы ШИСБр по сути оказались со всех сторон в окружении противника , который, узнав об этом, стал переправлять в этот район дополнительные силы. Понеся большие потери (236 человек) ценой неимоверных усилий, бойцам ШИСБр все-таки удалось выбраться из окружения. Это еще раз доказало, что использование штурмовых батальонов как обычных стрелковых частей далеко не самый лучший вариант. Несмотря на отличную подготовку и навыки взятия вражеских укреплений такие вылазки оказались даже им не под силу.

Штурмовые инженерно-саперные бригады резерва (ШИСБр) Шисбр, Спецназ, Война, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, СССР, История, Красная Армия, Видео, Длиннопост

Только в середине декабря 1943 года был четко определен порядок задач, которые необходимо выполнять бойцам ШИСБр. Основной задачей для них по-прежнему осталась блокировка и уничтожение опорных пунктов и огневых сооружений противника. Однако теперь в принятом уставе детально обговаривалось, что прорыв через сильно укрепленные районы противника требует тяжелых средств подавления и разрушения, детально разработанного плана действий, взаимосвязанных действий с пехотой и поддержки со стороны артиллерии. Устанавливалось, что перед попыткой прорыва через укрепления предварительно необходимо овладеть основными опорными пунктами и узлами обороны противника. Перед захватом штурмовой батальон делился на три составляющие – непосредственно сама штурмовая группа, группа ограждения препятствий и группа обеспечения. Все это позволило значительно снизить потери личного состава и увеличить эффективность проведения различных боевых операций.


Также бойцы ШИСБр часто использовались как истребители танков. Незаметно подкравшись в тыл к противнику, они подрывали до десятка вражеских танков и так же незаметно возвращались обратно. Этим их задачи не ограничивались, бойцы ШИСБр выполняли и инженерные обязанности, то есть производили разминирование особо опасных маршрутов следования колонн Красной Армии или же проводили дорожно-мостовые работы.

Штурмовые инженерно-саперные бригады резерва (ШИСБр) Шисбр, Спецназ, Война, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, СССР, История, Красная Армия, Видео, Длиннопост

Однако настоящую славу штурмовые батальоны снискали во время боев за Восточную Пруссию. Немцы тщательнейшим образом подготовились к появлению Красной Армии – этот район Германии представлял собой по сути одно большое оборонительное сооружение. Особенно это касалось города-крепости Кенигсберга (нынешнего Калининграда). Кто знает, чем бы закончилась операция по его штурму, если бы в составе Красной Армии не было ШИСБр, ведь во многом именно благодаря их участию штурм оказался успешным. Для штурма Кенигсберга командование подготовило специальную тактику, главной действующей силой которой как раз и являлись бойцы штурмовых инженерных бригад. Все бригады и батальоны предварительно были разбиты на небольшие штурмовые группы, в состав которых входили три-четыре сапера, один-два огнеметчика, танк и около десяти автоматчиков. Под прикрытием брони танка к зданию, где находилась огневая точка, выдвигались огнеметчики и саперы. Огнеметчики били по амбразурам, не давая противнику вести огонь, а саперы в это время устанавливали взрывчатку. Автоматчики же вели огонь по окнам верхних этажей зданий, прикрывая, таким образом, танк и саперов. После подрыва взрывчатки автоматчики входили в здание через проем, созданный взрывом, и уничтожали последние очаги сопротивления. Подобный опыт использовался ШИСБр также при штурме Познани и Берлина.


После завершения Великой Отечественной войны и началом войны против Японии штурмовые бригады хорошо зарекомендовали себя и на Дальнем востоке. Для этого ШИСБр пришлось значительным образом изменить свою тактику из-за специфических местных условий, но, несмотря на это, бойцы опять проявили себя с наилучшей стороны, в очередной раз подтвердив свой профессионализм и универсальность. После окончания военных действий против Японии большинство ШИСБр, к сожалению, было расформировано. А еще через несколько лет такой род войск и вовсе исчез.

Штурмовые инженерно-саперные бригады резерва (ШИСБр) Шисбр, Спецназ, Война, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, СССР, История, Красная Армия, Видео, Длиннопост

Таким образом, очевидно, что штурмовые инженерно-саперные бригады резерва и входящие в них штурмовые батальоны внесли очень весомый вклад в исход Великой Отечественной войны. Именно благодаря их опыту и навыкам удалось взять много неприступных форпостов немцев, как внутри Советского Союза, так и позднее, во время освобождения Польши и взятия Германии.

Штурмовые инженерно-саперные бригады резерва (ШИСБр) Шисбр, Спецназ, Война, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, СССР, История, Красная Армия, Видео, Длиннопост

ШИСБр являлись, возможно, одним из самых боеспособных подразделений Красной Армии времен войны, а самое главное их качество – это их невероятная универсальность, способность выполнить практически любую поставленную задачу, начиная от разминирования местности и заканчивая штурмом любого, даже самого сложного укрепления противника. И становится очень обидно за то, что очень мало людей в нашей стране знают о существовании этих бригад, так как о них практически не пишут в СМИ и не снимают ни документальных, ни художественных фильмов, почему-то предпочитая больше говорить о минусах войны, забывая о настоящих ее героях. Если вас заинтриговала эта тема, и вы хотите больше узнать о действиях ШИСБр во время Великой Отечественной войны, то рекомендую прочитать книгу И.Мощанского «Инженерно-штурмовые части РВГК»и Н. Никифорова "Штурмовые бригады Красной Армии". В них подробно описана история создания подобных частей и многие славные победы штурмовиков.

Показать полностью 7 1
391

Щиты

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Древнейшие щиты были предназначены в основном для боя на дубинах и представляли собой куски дерева разного размера, обмотанные шкурами или верёвками, с ручками или без них, своего рода кулачные деревянные баклеры. Они были небольшого размера и требовали большого искусства в применении, можно сказать в древние времена было развитое дубинковое фехтование, наподобие фехтования с рапирой и баклером во времена Ренессанса.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Появление бронзовых мечей в IV тысячелетии до нашей эры пока не сказывалось значительно на потребности в мощных щитах, поэтому долгое время применялась пельта — лёгкий кожаный щит, используемый фракийскими пехотинцами-велитами (пелтастами), имеющий форму полумесяца. Изготовлялся из лёгкого дерева, или плетёнки из тростника, лозы, ивовых прутьев и др. Каркас обтягивался кожей, а сверху мог покрываться медью. Персы и другие восточные народы также использовали щиты, похожие на пелту.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Появился легендарный аспис (аргивский щит) или часто неправильно называемый гоплон — круглый выпуклый щит тяжеловооружённого пехотинца (гоплита), получил своё наименование от греческого слова «оружие». Диаметр асписа — от 80 сантиметров до 1 метра; щит прикрывал от подбородка до колен. Этот тип щита появился, предположительно, в VIII веке до н. э.; основа представляла собой соединённые деревянные планки, иногда внешняя сторона тоже обтягивалась кожей (бычьей), а из металла делалась лишь кромка. На внутренней стороне, в центре располагалась широкая бронзовая рукоять — порпакс, куда рука просовывалась до локтя, кистью руки воин сжимал вторую рукоять, расположенную у края щита — антилабе, она изготавливалась из шнура или кожаного ремешка, пропущенного через две бронзовых петли. Часто по периметру щита располагались кольца, через которые пропускался шнур, образующий антилабе, на этом шнуре щит можно было перебросить через плечо, например, на марше.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

С IV в. до н. э. им стал легендарный и узнаваемый скутум - выпуклый ростовой щит, высотой около 120 и шириной до 75 сантиметров, самая ранняя находка VIII в. до н. э. Нам наиболее знакомы скутумы прямоугольной формы, обычные во времена Империи, а вот армии республиканского Рима чаще вооружались овальными. Единственный скутум из Дура-Европос, сохранившийся почти целиком и даже с краской выставлен в Метрополитен-музей, Нью-Йорк, США. Щит делался из рамы (сохранилась берёзовая), обтягивался кожей, в более позднее время склеенным из деревянных планок (римской фанеры) и обшивался снаружи кожей или тканью. Края щита были окантованы бронзой или железом, в центре располагался округлый бронзовый умбон. Римский щит имел только одну горизонтальную рукоятку в центре. Как и аргивские щиты, скутумы были весьма увесисты — прямоугольные весили около шести килограммов. На марше носился на ремнях.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Самым известным из круглых кулачных щитов и визитная карточка викинга, как и выдуманный рогатый шлем - щит викингов. Он характерен не только для викингов, а вообще для большинства европейских армий. Им неукротимые викинги и не менее яростные славяне пользовались не только для защиты, его активно применяли для нападения: наносили удары кромкой, а также железным умбоном. В диаметре от 90 до 100 см, в зависимости от размеров самого викинга, щит был плоским, из одного ряда досок, как правило, из хвойной древесины, чтобы там застревало оружие. Толщина щитов, например с Гокстада, в среднем 12 мм, при том, что по краям она была вдвое меньше — 6 мм. В центре щита был железный умбон, который, как правило, составлял около 120−150 мм в диаметре при толщине 3−5 мм. Снаружи щит обтягивался кожей, изначально кожу прибивали к доскам, однако впоследствии стали использовать зажимы для того, чтобы было удобнее и быстрее чинить щит в случае повреждений. «Стена щитов», напоминает римскую черепаху, викинги и славяне могли создать непроницаемую для стрел конструкцию накладывая щиты друг на друга и закрывая строй со всех сторон и сверху. Внешняя сторона обычно была покрыта мелованным грунтом и раскрашена в красный и белый цвета, использовали черный, синий, а также желтый цвета, нередко наносился и какой-либо рисунок, например ворона Одина.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Каплевидный или миндалевидный щит – визитная карточка русского ратника появился в Восточной римской империи, наиболее ранние византийские изображения таких щитов датируются серединой X века. Около 1000 года каплевидный щит получил распространение по всей Европе, в том числе и на Руси. Древнейшие русские изображения таких щитов встречаются на миниатюрах Радзивилловской летописи начала XIII века, копирующих, более ранние образцы. Поначалу они снабжались цельнокованными умбонами, как на круглых щитах, изготавливались из дерева и обтягивались кожей, по краям оковывались металлом. Щиты имели плоскую или согнутую форму, отношение высоты к ширине составляло примерно 2:1. Русские щиты составляли от трети до половины человеческого роста, западные были крупнее. Щит удерживался на нескольких ремнях, в которые продевали кисть и локоть руки. Имелся дополнительный ремень, чтобы откинуть щит за спину и освободить вторую руку. На русских щитах делались различные изображения — кресты, а также звери (львы, барсы) и птицы (орлы). Пехотинцы за счёт таких щитов, заходящих друг за друга, образуют сплошную стену, защищающую от стрел, такой щит удобен и в поединке, поскольку закрывает ноги от самых популярных ударов в бедро.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Во Франции треугольный кавалерийский рыцарский щит называли экю (фр. Écu), он использовался в период с примерно, 1200 года по 1450 год. Изготавливался из дерева покрытого кожей, мог усиливаться полосками металла или роговыми пластинками. На экю обычно наносили герб, обозначающий королевство или же семью. Примерно с 1300 года техническое совершенствование доспеха вновь сделало значительный шаг вперед, и кавалерийский щит еще более теряет значение. Он становится маленьким треугольным тарчем (нем. Tartsche, фр. petit écu) с прямолинейными краями, который более или менее закрывал половину груди и левое плечо. Щит становятся снизу полукруглыми, иногда, как в Англии и Северной Франции, четырехугольными, почти квадратными.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Особый вид тарчей употреблялся в Венгрии XV века. Это трапецевидные щиты, выпуклые, так что они оказываются прижатыми к груди и закрывают левую часть тела. Эти тарчи нашли применение не только в Венгрии, но и в других странах, находившихся в той или иной мере под влиянием Востока: в Польше и Московии. Очевидно, такие кавалерийские щиты носили также всадники короля Матеуша Корвина (1440—1490) и венгерская гвардия Максимилиана I.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Баклер (нем. Faustschild, фр. boce, bocete, rondelle de poing, um. brochiero) — маленький, так называемый кулачный щит, 20-40 см в диаметре (8-16 дюймов), весом 1-2.5 кг чаще всего металлический и круглый. К концу XVI века венецианская школа фехтования отказалась от кулачного щита и его заменили дагой (кинжалом). Баклер – по сути один умбон с ручкой.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Щит-павеза использовался чаще специальными щитоносцами-павезьерами для прикрытия арбалетчиков, но иногда они и сами их носили. Павеза (павез, павиза, павиз, павезе) — тип пехотного щита прямоугольной формы шириной от 40 до 70 см, высотой 1—1,5 м. в XIV—XVI веках, нижняя часть могла иметь и овальную форму. В зависимости от способа применения существовали ручные и стоячие павезы (за такими павезами прятались при перезарядке арбалета, избегая ответного огня со стен при осаде). Павезы широко использовались гуситами во время Гуситских войн, им принадлежит классический пехотный вариант павезы. Вышли из употребления в Европе с появлением огнестрельного оружия, в Японии же в виде щита татэ продолжал использоваться даже в 19 в., его обшивали стальной пластиной для отражения пуль. Щит гуаней в Китае тоже был довольно высоким и его опирали на палку.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Одним из заимствованных от мавров является щит адарга (от Аль-дараха, араб. Щит) — тяжёлый кожаный щит, сделанный из двух овальных деталей, длинные стороны которых частично заходят одна на другую. Этот щит появился в Северной Африке, важным центром их производства был город Фес в Марокко. Первоначально адарга был круглым или в форме сердца, но в тринадцатом веке он теряет круглую форму и состоял из пары перекрывающих друг друга эллипсов размерами 70-80 см по большой оси. Делали его из деревянной основы на которую приклеивали два и более слоя сыромятных шкур (обычно - антилопы или быка), а потом сшивали, чтобы сделать щит жестким и упругим, сзади пришивались две петли-ручки, а также иногда третья для предплечья и подкладка, для смягчения ударов. Часто щиты украшались резьбой, позолоченными украшениями, махровыми кисточками, мавританскими надписями и металлическими аппликациями. Адарга, или как его иногда называют щит-сердце, стал неотъемлемой частью вооружения лёгких кавалеристов испанских королевств хинетов, которые переняли тактику и технику мавританских всадников. Щит недорогой, прочный, лёгкий, пользовался популярностью даже у испанской пехоты при завоевании Нового Света. Подобные щиты использовались в Европе вплоть до конца 16 века, среди испанских гарнизонов Новой Испании адарга использовались даже до 19 века.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Последнее крупное боевое применение щитов состоялось в ходе англо-зулусской войны, 22 января 1879 года зулусы имели щиты в битве при Изандлване. В этой битве армия зулусов под командованием Нчингвайо Кхозы уничтожила британский отряд под командованием подполковника Генри Пуллейна. Однако уже в битва при Улунди зулусы потерпели сокрушительное поражение, хотя отмечается некоторое положительное применение щитов в штыковой. Масаи использовали щит в конфликтах и на охоте как минимум до 70-х годов ХХ века, теперь это аттракцион для туристов.

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Противопульные щиты нескольких различных конструкций использовались в ходе Первой мировой войны подразделениями русской армии: наибольшее распространение получили крепостной щит (который весил более 1 пуда, то есть 16 кг) и полевой щит (который весил около 26 фунтов, примерно 10 кг). В СССР передвижные бронированные щитки с амбразурой для стрельбы лёжа из винтовки (треугольные, из броневой стали) начали выпускать для Красной Армии после начала советско-финской войны, во время войны был разработан новый способ их применения в наступлении на укреплённые позиции противника в зимних условиях: бойцы устанавливали щитки на лыжи и толкали перед собой. Всего, до окончания войны на предприятиях Ленинграда было изготовлено 50 тысяч щитов. Щиты производились и применялись в ходе Великой Отечественной войны (в частности, в ходе обороны Ленинграда). На рубеже 1960–1970-х годов противоударные щиты поступили на вооружение специальных подразделений полиции США, Японии для разгона демонстрантов, вернее для защиты от палок, отрезков труб, камней, бутылок. Противоударные щиты нередко изготавливают из прозрачного пластика, или имеют прозрачную вставку на уровне глаз (либо перфорационные отверстия).

Щиты История, Война, Оружие, СССР, Щит, Рим, Армия, Спецназ, Видео, Длиннопост

Противопульные баллистические щиты остались на вооружении полицейских и антитеррористических подразделений специального назначения.

Показать полностью 12 1
977

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ

21 февраля исполнится 18 лет со дня героического боя разведчиков Псковской бригады спецназа ГРУ под чеченским селом Харсеной. В том бою с превосходящими силами противника погибли 33 человека, выжить удалось лишь двоим. О том, как развивались события тех дней вспоминают их участники.
Бойцы разведгрупп в своём последнем рейде за несколько дней до гибели.
Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост
Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

Далее воспоминания А. Гуськов :


– Зимой 2000 года генерал Владимир Шаманов проводил наступление на южную, нагорную часть Чеченской республики. Наша задача состояла в том, чтобы выдвинуться вдоль маршрутов движения основной колонны мотострелковых подразделений и обеспечить их прикрытие. Но продвижение пехоты было затруднено, техника застряла в грязи, практически утонула. Мы перемещались по горам только пешком. На пятые сутки все группы встретились и были перенацелены на Харсеной – это село такое. Задача та же – удерживать высоты, чтобы обеспечить проход техники мотострелковых подразделений.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

1 февраля 2000 г. три разведгруппы ушли вперёд вместе, так как связи у них практически уже не было, сели батареи у раций, только одна ещё работала. Накануне была радиограмма, что к двенадцати часам дня должно подойти пехотное подразделение, у них будет и связь, и продукты. Они должны были нас заменить и дальше выполнять эту задачу уже сами, а мы должны были уйти. Но к двенадцати часам они не пришли, не смогли подняться в горы. Продвигались очень медленно, техника у них завязла.

В то время находился на высоте на расстоянии где-то метров восьмисот. У меня в группе было много обмороженных и простуженных. Когда начался бой, мне приказали оставаться на высоте и удерживать её. Потом мы прошли эти восемьсот метров за полтора-два часа.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

И боевые столкновения до этого у нас неоднократно были, и в засады мы попадали. Но всегда выходили. А чтобы в одном бою почти все погибли – такого не было никогда. В основном сказалась усталость, которая накопилась за восемь дней этих переходов, мотания по горам. А плюс ко всему люди уже расслабились, когда им сказали, что всё, пришли. Они уже слышали, как броня работает рядышком, и настроились – минут через пятнадцать-двадцать соберут вещи и уйдут.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

У нас в живых остались двое. Одному – старшему сержанту Антону Филиппову – осколком гранаты срезало нос, на месте лица просто кровавое пятно было. Его и не стали добивать, думали, он уже умер. Он так в сознании всё это время и пролежал. А второй получил контузию и три пулевых ранения, потерял сознание и скатился вниз под гору.

И вот что страшно: раненых вместе с боевиками дети из ближайшего села добивали. Взрослые в основном ходили и оружие собирались, боеприпасы, а дети от девяти до четырнадцати лет добивали в голову, если кто шевелился.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

Рассказывает старший сержант Антон Филиппов:

– В Чечне я с 17 января 2000 г. Хотя это была моя первая командировка, но я уже участвовал в пяти боевых выходах. Срочную службу служил на Севере, в морской пехоте, Так что боевая подготовка у меня была более или менее приличная. Но в том бою ничего практически не пригодилось.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

Погода в ночь на 21 февраля была ужасная. Мокрый снег шёл, все замерзли как цуцики. А утром солнышко выглянуло, в феврале солнышко хорошее. Я помню, как от всех пар валил. А потом солнышко исчезло, видимо, ушло за горы.

По нам ударили сначала с двух сторон, а потом окружили полностью. Били из огнемётов и гранатометов. Конечно, мы сами во многом были виноваты, расслабились. Но восемь дней по горам ходили, устали. Просто физически очень трудно было по снегу пробираться так долго, после этого нормально воевать очень тяжело. Спали прямо на земле. На себе всё приходилось нести, боеприпасы в первую очередь. Не каждый хотел нести еще и спальник. У нас в группе было всего два спальника – у меня и ещё у одного бойца. Я нёс рацию, батареи к ней, еще и гранатомет тащил. Были в составе группы прикомандированные – инженеры, авианаводчики, арткорректировщики. С ними был солдат-радист, его гранатомёт нес мой командир, Самойлов (Герой России старший лейтенант Сергей Самойлов. – Ред.), потом мне отдавал, затем мы менялись, и я его ещё кому-то отдавал. Просто тот радист совсем уже устал. Так и помогали, тащили.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

На моей рации батареи почти сели. Думаю, где-то до вечера 21 февраля последняя проработала бы ещё. Утром двадцать первого я передал последний штатный доклад Самойлова. Он мне приказал сообщить командованию, что питание у рации на исходе и станцию мы выключаем, чтобы в крайнем случае можно было что-то передать, на один раз бы её хватило. Но когда бой начался, ничего мне передать не удалось.

Моя станция была от меня метрах в десяти, там еще шесть-семь автоматов ёлочкой стояли. Напротив меня сидел командир, а справа Витёк (сержант Виктор Чёрненький. – Ред.). В самом начале командир ему сказал, чтобы он меня с рацией охранял, поэтому мы постоянно вместе держались. Когда бой начался, плотность огня была очень большая. Примерно как если роту поставить, и одновременно все начнут стрелять (рота – около ста человек. – Ред.). Все сидели по два-три человека, метрах в двадцати друг от друга. Как только всё началось, мы прыгнули в разные стороны. Самойлов упал под дерево, оно там стояло одно-единственное, и ложбинка там как раз небольшая была. Смотрю я на рацию свою и вижу, что её пули насквозь проходят, прошивают. Так что как она стояла, так и осталась стоять.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

У меня лично, кроме гранат, ничего с собой не было, мне ничего больше и не положено. Я их в самом начале бросил туда, откуда по нам стреляли. А автомат вместе с рацией остался. У Самойлова с собой был пистолет Стечкина и, по-моему, автомат. Наши ребята начали отстреливаться из автоматов, пулемёты стреляли – и один, и второй. Потом мне сказали, что кого-то нашли убитым в спальном мешке. Но я не видел, чтобы кто-то спал, не знаю.

Дольше всех стрелял кто-то из наших из пулемета. Так получилось, он возле меня проходил. Чеченцы тогда кричали: «Русский ванька, сдавайся, русский ванька, сдавайся!» А он сам себе под нос бормочет: «Я сейчас вам дам сдавайся, я вам сейчас дам…». Встал в полный рост, на дорогу выскочил и только начал очередь давать, его и убили.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

Мне кто-то из командиров – то ли Калинин (командир роты спецназа, Герой России капитан Александр Калинин. – Ред.), то ли Боченков (Герой России, капитан Михаил Боченков . – Ред.) кричал: «Ракету, ракету!..». Я помню, крик был такой дикий. Ракета – это сигнал, что что-то происходит. Но она должна быть красная, а у меня только осветительная была. Я ему в ответ: «Нет красной!» А он не слышит, что я ему кричу, шум, стрельба. Ответа я так от него и не дождался и сам запустил, какая была. И сразу после этого грохнуло что-то, и меня ранило осколком в ногу. Тогда, конечно, я не знал, что осколок, потом мне сказали. Косточку осколок на ступне сломал, так в каблуке и остался.

Я оборачиваюсь и спрашиваю у Витька (у него голова была у моих ног на расстоянии роста примерно): «Живой?». Он отвечает: «Живой, только ранило». «И меня». И так мы переговаривались. Потом опять что-то рвануло под носом. Я Вите: «Живой?» .Голову поворачиваю, а друг лежит, хрипит, ничего уже не ответил мне. Видимо, его в горло ранило.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

Меня второй раз ранило. Если бы я потерял сознание, то тоже бы захрипел. Тогда меня бы точно добили. «Духи» начали оружие собирать, «стечкиных» наших особенно (пистолет системы Стечкина. – Ред.). Я слушал, как они кто на русском, кто на ломаном русском, с акцентом, а кто по-чеченски, кричат: «О, я «стечкина» нашел!». Они думали, что я убит, вид у меня, наверное, «товарный» был. Лицо, да и не только – всё кровью было залито.

Сначала «духи» оружие быстренько похватали и унесли куда-то. Недолго отсутствовали, минут двадцать максимум. Потом вернулись и стали добивать уже всех. Видимо, таких много было, как Витек, который возле меня лежал и хрипел. Много ребят, видимо, признаки жизни подавали. Вот они всех и постреляли из наших же «стечкиных». Слышу – хлоп-хлоп-хлоп! А мне вот повезло. Я лежал тихо, чеченец подошел ко мне, с руки часы снял, простые часы были, дешёвые. Потом за ухо голову поднял. Ну, думаю, сейчас ухо будет резать, как бы только выдержать. Так всё болит, а если охнешь – всё, конец. Но он, как мне кажется, с шеи хотел цепочку снять. А я крестик всегда на нитке носил. Если бы была цепочка, и он начал бы её рвать – неизвестно, как бы все повернулось. Это я в госпитале потом вспоминал, прокручивал. Думаю, на то Божья воля была, потому всё так и получилось.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

Цепочку он не нашёл, голову мою бросил, и сразу передернулся затвор на «стечкине». Я думаю: всё-всё-всё… И выстрел раздаётся, хлопок. Я аж передернулся весь, не удержаться было уже. Видимо, не заметил он, что я вздрогнул. В Витька, похоже, стрельнул.

Недалеко Самойлов лежал, метрах в пяти. Как его убили, не знаю, но в окопчик, где они втроём лежали, боевики гранату кинули.

Если бы я сознание потерял в первый момент и стонал, то точно бы меня добили. А так вид у меня совсем неживой был. В руку пулевое ранение, остальные осколочные – лицо, шея, нога. Нашли меня, может, часа через четыре, так и лежал в сознании. Видимо, шоковое состояние было, отключился уже перед вертолётом, после пятого промидола (обезболивающий укол. – Ред.). Сначала пришла, кажется, пехота, с которой мы должны были встретиться и которая задержалась. Помню, у меня кто-то всё спрашивал: «Кто у вас радист, кто у вас радист?». Отвечаю: «Я радист». Рассказал им всё, что касалось алгоритма выхода в эфир. Потом меня перебинтовали, ничего после этого уже не видел, только слышал.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

А в госпиталь я попал только на следующий день. С двадцать первого на двадцать второе февраля пришлось ночевать в горах, вертолёт ночью не полетел. Вертушки (вертолёты. – Ред.) пришли только утром двадцать второго. Помню, пить хотелось ужасно. Пить мне давали, наверное, можно было. Ещё я спросил: «Сколько осталось в живых, сколько положили?». Сказали, что двое живы. Попросил сигарету, курнул и… очнулся уже в вертолёте. Там медик был наш, что-то говорил мне, успокаивал. Мол, держись, всё хорошо, живой. Я, естественно, спросил, что у меня с лицом. Такое было ощущение, что его как будто вообще нет. А он давай меня успокаивать – всё нормально. Я снова говорю: «Что с лицом?». Он мне – носа и правого глаза нет. Видимо, глаз заплывший был сильно. Потом я уже опять вырубился в вертолете, что там со мной делали, не помню.

Уже 23 февраля в палате проснулся, в сознание пришёл. Ни встать, ни пошевелить ничем, естественно, не могу – капельница, забинтованный весь. Я стал рукой лицо трогать. Думаю, дай-ка погляжу, глаз-то есть или нет. Разодрал всё вокруг глаза и обрадовался – вижу! Потом из Моздока в Ростов-на-Дону на самолете, из Ростова уже в Москву, в госпиталь. Сейчас я в своей родной бригаде продолжаю служить.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост
Шли несколько суток, тоже всё на себе. Часть пути вела нас разведрота. Разведка осталась – мы пошли дальше. Прошли час и услышали разрывы. Позже сказали что разведку нашу накрыли «градами» (мне интересно, кто навёл?). Выйдя на Харсеной, все попадали – просто от напряжения и усталости двоилось в глазах.Тут же, не дав нам отдохнуть, поставили задачу выдвигаться на высоту к спецам. Уже начав подниматься, услышали бой наверху. С «граников» там действительно лупили плотно. Нас было две роты 752-го мсп. Выйдя на высоту, от увиденного жутковато стало.
Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост
Картина такая: поляна, вытянутая по склону вниз, плотно окружённая густым колючим кустарником. Дорога шла по центру поляны в Б. Харсеной. Спецы расположились под деревьями, стоящими ближе к центру поляны. Охранение выставлено было со стороны Б. Харсеной внизу и почему-то на голом месте недалеко от края поляны. Не понятно, откуда у спецов были матрасы? Не думаю, что они с ними шли. У меня создалось впечатление, что им приготовили место стоянки. Был вырыт квадрат два на два метра, где они просто вповалку лежали. Походу залпом их там накрыли. Двоих живых нашли, радиста и ещё кого-то. Много консервов было разбросано на поляне, мы их собрали. Двое запомнились – лежали рядом, друг друга пытались перевязать.
Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост
Поставили задачу выдвигаться вниз в Б. Харсеной. Выдвинулись – нас встретили плотным огнём. Отошли на поляну. Ёе прозвали – МЁРТВАЯ ПОЛЯНА. Уже начало темнеть – нам ставят задачу выдвигаться к третьей группе спецов – той, что уцелела, т.к. была в стороне. Рота отказалась выдвигаться ночью. КЭП передал, что после выполнения задачи рота будет вывезена в Моздок под трибунал. Короче, нам ещё сказали, что этот район в 6 утра будет накрыт артухой и летунами. Типа: хотите – оставайтесь. Утром собрали всех двухсотых и оттащили с поляны в лес, чтобы их не порвало. Тот район действительно накрыли – мы успели отойти. Дальше-веселее: голова засекла впереди двух духов, идущих впереди нас тем же курсом. Дальше они засветились перед 3-й группой спецов и ушли в сторону.
Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

На связь спецы не отвечали, на условные сигналы ракетницей тоже. Мы пошли вперёд к ним. Ну спецы, понятно, что подумали – настала их очередь. Короче, завязался бой. Снайпер их, выдвинувшись вперёд, встретил нас. Одного в лоб, второго в шею положил. Третий наш подорвался на растяжке (ранения в живот). Позиция у них тоже была супер: с трёх сторон склон, а с тыла высокий обрыв. Они успели зарыться нормально. Окружив их, отсекли снайпера. Вот этот снайпер и понял, что мы свои – он был близко к нам и не мог сменить позицию, попал в мешок. Он начал кричать, что здесь свои. Стрельба стихла. После, немного погодя, он нас провёл через заминированные участки к своим. Честно скажу – им очень повезло, и нам тоже. У них ранило одного навылет в ногу (в мякоть). Короче, вот так закончился тот эпизод со спецназом.

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост
Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

Капитан Михаил Боченков (в центре)

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост
Разведгруппа капитана Боченкова
Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост
Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост
Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост

Слева Антон Филиппов - один из выживших разведчиков

Героический бой Псковской бригады спецназа ГРУ Чечня, Война, Воспоминания, Бой, История, Спецназ, Фотография, Длиннопост
Источник: http://trinixy.ru/155121-geroicheskiy-boy-pskovskoy-brigady-specnaza-gru-24-foto.html
P.S. БМ ругался на похожий пост, но там нет никакой информативности, только фото
Показать полностью 22
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: