ВОЙНА, КОТОРОЙ НЕ БЫЛО Идея превентивной войны Жечи Посполитой против Германии (1932-34)

ВОЙНА, КОТОРОЙ НЕ БЫЛО Идея превентивной войны Жечи Посполитой против Германии (1932-34) Польша, История, Третий рейх, Длиннопост

На склоне лет Пилсудский, бывало, впадал в старческий маразм (как вот с выверенным до миллиметра и умопомрачительным по масштабу празднованием годовщины битвы под Веной). Попутно он крыл почём зря политических оппонентов и нерасторопных военачальников, крутил внезапно амуры с молодыми дамочками, а то вдруг бросал всё, чтоб съездить отдохнуть на Мадейру… Занятный, одним словом, дедуля был. Но на самом деле находил он время и силы ещё и для вполне макиавеллистских забав.

Благодаря подписанию мирного договора с СССР в 1932 г. Пилсудский смог обратить свой уставший, но всё ещё могучий взор на запад, где уже начинала бурлить Германия. А там всё чаще слышалось побрякивание сталью. Маршал не доверял немцам в любом виде – ни веймарским, ни гитлеровским, считая, что они никогда не оставят надежд вновь превратить поляков в вассалов, а то и в рабов. Впрочем, вряд ли он ошибался – западных соседей переполняли антипольские настроения, а вдобавок ещё занозой ныл Свободный Город Данциг, либо по-польски – Гданьск.

Вот тут-то и всплывает призрак превентивной войны, якобы инициируемой Варшавой против Германии в начале 1930-х. В целом вопросы о ней до сих пор покрыты относительным мраком таинственности. Нехватка внятных источников, впрочем, не удивительна, учитывая бурную конспиративную молодость Пилсудского и его ближайших соратников. С другой стороны, разговор о данной идее только в последние годы начал фигурировать в польской историографии и публицистике. Вероятно, негласное «табу» на эту тему было обусловлено желанием не давать ненужных козырей сторонникам идеи о справедливости и обоснованности нападения Германии на Польшу в 1939-м.


Операция «Вихрь»


Ещё до прихода Адольфа Алоизевича к власти, отношения между Берлином и Варшавой несколько раз нагревались до прям таки неприличного градуса. Это, к примеру, таможенная «война» 1925 г. между двумя странами или постоянные побрязгивания сабельками по обе стороны границы с призывами «незабудемнепростим». А вот в стадию «горячей» войны межгосударственные отношения соседей вполне могли перейти уже летом 1932-го…

14 июня 1932 г. в порт Данцига, пребывавшего под опёкой Лиги Наций, прибыли с визитом три корабля ВМС Его Величества. Для Варшавы это было тем более обидно, что городские власти не допускали в порт польские военные корабли.

Но никто не знал, что незадолго до этого на тайном совещании у Пилсудского при участии командующего ВМС командора Юзефа Унруга и командира эскадренного миноносца «Вихрь» Тадеуша Подъязд-Моргенштерна было решено, что «Вихрь» тоже войдёт в данцигский порт и поприветствует британцев. А если бы поляков в порт не пустили или иным образом оскорбили бело-красный стяг, то Пилсудский приказал, не колеблясь, обстрелять здания городской администрации. А повод ожидать обострения был: власти города буквально два года назад разорвали с Польшей договор о совместном использовании порта и получили в этом полную поддержку Международного трибунала в Гааге, а с тех пор постоянно огрызались в сторону поляков.

Но до войны не дошло. 15 июня «Вихрь» вошёл в порт, его командир посетил англичан, те также проведали польский корабль. Данцигские немцы поскрежетали зубами, но стерпели, вели себя, благо, чинно, польских флагов на набережной не жгли, магазины этнических поляков не громили и неприличных жестов матросам миноносца не показывали.

Пока ситуация стихла. Сохранился статус-кво: Варшава терпела, что в Данциге есть десяток тысяч членов НСДАП с боевыми отрядами, местные немцы терпели, что члены польских патриотических организаций специально ездили через их город в вагонах с надписями «Пора взять за горло Гданьск и Восточную Пруссию» и «Пусть живёт польский Гданьск» (а вот Лига Наций эту выходку осудила).

Сыграло роль и вмешательство Джона Буля. Генсек Лиги Наций Эрик Друммонд и британский министр иностранных дел Джон Симон, опасаясь, что поляки вообще развернут бурную деятельность, когда к городу подойдёт с визитом вежливости ещё и немецкая эскадра, уговорили Свободный Город на возобновление договора с Жечью Посполитой об использовании порта. Соответствующее соглашение было подписано уже 13 августа.

Эти события, в частности стыдливое молчание Берлина, убедили Пилсудского, что западный сосед всё ещё слаб и не готов дать отпор прямым военным действиям.

А 2 ноября 1932 г. неожиданно (для широкой общественности) подал в отставку заслуженный и уважаемый в мире министр иностранных дел Польши Август Залеский. Формально – по состоянию здоровья, но для дипломатичных кругов не было особым секретом, что глава МИДа скептически относился к агрессивной манере внешней политики Пилсудского, в частности – неодобрительно отзывался об инциденте с «Вихрем». Первому Маршалу, в свою очередь, не нравился излишний, по его мнению, пацифизм Залеского. Новым главой внешнеполитического ведомства стал один из любимчиков и учеников Пилсудского – полковник Бек.

Тем не менее в Польше понимали, что такая ситуация сиюминутных мини-побед не может продолжаться долго, а Германия так или иначе окрепнет. Отсюда и возникает идея проведения превентивной войны против неё. Это выглядело быстрым и относительно дешёвым способом припугнуть Берлин, который имел наглость провести осенью 1932 г. демонстративные манёвры Рейхсвера близь польской границы. В результате войны планировалось также заглушить попытки создания немецкой оружейной промышленности и добиться ликвидации парамилитарных ультранационалистических формирований, которыми немцы маскировали свои военные амбиции.


Горячие весенние деньки


12 февраля 1933 г. свежеиспечённый канцлер Германии дал интервью для «Санди Таймс», в котором упомянул о необходимости ликвидации польского Поморского коридора. Уже 16 февраля данцигский сенат заменил смешанную немецко-польскую портовую полицию городской, исключительно немецкой. Затем сенат отменяет правило о равном представительстве поляков и данцигских немцев в портовой администрации.

5 марта 1933 г. Гитлер получил большинство в парламенте. Уже на следующий день на гданськое Вестерплатте, где находились польские транзитные склады и небольшой воинский гарнизон, польский транспортный корабль «Вилия» неожиданно доставил усиленный отряд (120 человек) пехоты. На Поморье началась концентрация частей ВП, а польские ВМС выдвигаются к порту Свободного Города, имея тайный приказ открыть огонь по Данцигу в случае оскорбления польского флага. Варшава начала явно поигрывать мускулами на западных границах. Адъютант Пилсудского Мечислав Лепецкий вспоминал, как разъярённый Маршал сказал тогда о данцигских смутьянах: «Я с ними не считаюсь, я по ним из орудий буду стрелять, я этот город с землёй прикажу сравнять!».

Западная пресса естественно заволновалась, а датчанин Гелмер Ростинг, бывший в то время высшим комиссаром Лиги Наций в Данциге, заявил, что такие действия Жечи – волюнтаризм. Впрочем, Варшава, по сути, добилась своего: власти Свободного Города, присмирели на время и 14 марта даже согласились на создание смешанной польско-немецкой портовой полиции. Дополнительная рота ВП была отозвана с Вестерплатте.

Поляков явно раздражали прямые намёки Гитлера о намереньях «восстановить справедливость», установив прямое соединение Германии с Восточной Пруссией, что было невозможно без ликвидации польского Поморья с выходом к морю. Один из ближайших сотрудников Пилсудского и не последняя личность в польской военной разведке Игнаций Матушевский прямо написал в апреле 1933 г. в официальной «Польской газете»: «В вопросе западных границ Польша может и будет говорить только голосом пушек».

В апреле Пилсудский лично подготовил проект декрета президента на случай войны с Германией о создании Правительства обороны и национального единства. Когда его адъютант капитан Лепецкий, перепечатывая этот документ, спросил, действительно ли хочет Гитлер напасть на Польшу, Маршал ответил: «Даже если мы сами на него нападём, это тоже будет оборона». Черновик и копирка декрета были уничтожены, один экземпляр пошёл в личный сейф Пилсудского, другой под охраной отвезён главе МИДа Ю. Беку.

18 апреля 1933 г. в связи с годовщиной захвата Вильно (Вильнюса) тут был проведён большой военный парад – Польша опять демонстрировала свои мускулы. Кроме того, среди дипкорпуса в Варшаве были пущены слухи, что Жечь Посполитая готова начать войну с Германией или, по крайней мере, атаковать Восточную Пруссию. Пилсудский же тем временем направил ходоков в Париж (об этом – далее).

Первый Маршал поручил Беку направить усилия польских дипломатов и консульских сотрудников в Германии на сбор информации широкого плана о внутренней ситуации в этой стране. Отобранные для этого сотрудники лично прибывали в Варшаву для получения тайной инструкции, которая предусматривала в частности сбор данных о немецкой армии. Результаты этого исследования Бек через месяц представил Пилсудскому, который, по воспоминаниям министра, был доволен результатами.

Все эти танцы вокруг идеи с превентивной войной, вероятно, имели две основные цели. Во-первых, выяснить, как себя в случае грандиозного шухера будут вести Франция и Великобритания, которые до сих пор всячески уклонялись от прямых вопросов Варшавы и откровенно зевали. Во-вторых, Пилсудский явно хотел припугнуть Гитлера, который ещё не достаточно окреп после прихода к власти, но уже неоднократно намекал в интервью прессе и в выступлениях на партийных сборах, что собирается «восстановить справедливость». В частности – в вопросе Данцига и Поморья.


Пролететь, как фанера над Парижем (ТМ)


Уже буквально сразу после февральского воинственного интервью Гитлера британской прессе Пилсудский решает проверить, как поведёт себя потенциально наиболее верный западный союзник – Франция.

Туда направился (формально – на съезд французских ветеранов) рубаха-парень, друг богемы и сам немного поет, любимчик Пилсудского и его бывший адъютант – генерал Болеслав Венява-Длугошовский. Его заданием было переговорить с военной элитой Франции. Пилсудский поручил передать, что польские войска готовы в любой момент выступить против немцев, если Париж поддержит Варшаву в случае польско-германского военного столкновения.

Другой посланец – сенатор и граф Ежи Потоцкий – поехал в марте и должен был предложить провести превентивную войну против Германии французскому министру иностранных дел Поль-Бонкуру. Ясное дело, что такая щепетильная миссия была покрыта мраком таинственности – ведь Варшава рисковала оказаться в роли агрессора в глазах мировой общественности, которая ещё не забыла обо всех «прелестях» Первой мировой. К тому же, оба «меркурии» Пилсудского ехали не по линии МИДа, что также позволяло сохранять тайну.

Но всё закончилось, не начавшись по сути: Венява ни с кем особо важным не поговорил, а Потоцкий, вероятно, увидел столько ужаса в глазах французских дипломатов от предложений о войне, что покинул берега Сены весьма вскоре. Кстати, затем его именуют послом в Италии, но он откажется от этой должности из протеста против Пакта четырёх. Ежи Потоцкий станет послом Жечи в Анкаре, а с 1936 г. – в Вашингтоне.

В апреле 1933 г. во Францию прибыл уже Бек. По некоторым данным, в ноте, которую он вручил местному министру военных дел, предлагался следующий план: 5 польских корпусов вторгаются в Германию и занимают Восточную Пруссию и территории до Одера, французские войска занимают Рурский бассейн, англичане поддерживают дипломатически. Цель акции – ослабление Германии и уход Гитлера от власти. На это предложение Париж даже не ответил.

Инициативы Бельведера, по большому счёту, не укрылись от внимания Берлина. Канцлер Германии в 1930-32 гг. Генрих Брюнинг в июле 1947 г. писал в «Дойче Рундшау»: «Факт того, что маршал Пилсудский непосредственно после прихода Гитлера к власти обратился к французскому правительству с предложением совместной военной акции, указывает на верность наших опасений. Информация о предложениях Пилсудского сильно повлияла на голосование в Рейхстаге в марте и мае 1933 г. В мае национал-социалистическая партия совершила большую патриотическую жертву, чтобы вместе с другими партиями проголосовать за резолюцию, выражавшую единую волю Рейхстага протеста против той акции, которую Пилсудский предлагал французам. Это голосование в Рейхстаге однозначно повлияло на французское правительство, чтоб отбросить предложение Пилсудского».

ВОЙНА, КОТОРОЙ НЕ БЫЛО Идея превентивной войны Жечи Посполитой против Германии (1932-34) Польша, История, Третий рейх, Длиннопост

В подвешенном состоянии


2 мая состоялась беседа посланника Жечи Альфреда Высоцкого с Гитлером. Посол по поручению Пилсудского спросил канцлера относительно того, что циркулирует слишком много слухов о намерении немцев аннексировать Гданьск, а получение Германией права на довооружение угрожает безопасности Жечи Посполитой. Гитлер же заявил, что желает сохранять отношения с восточными соседями в рамках существующих договорённостей. Впрочем, вряд ли мог быть другой ответ – буквально за неделю до этого руководство Рейхсвера сообщило канцлеру, что в данный момент не сможет успешно оборонять от поляков границу, а запасов для затяжной войны вообще нет.

Итак, на одной чашке весов – 100-тысячный Рейхсвер без тяжёлого вооружения плюс парамилитарные формирования (в т.ч. СА национал-социалистов). На другой – Войско Польское, насчитывавшее ок. 400 тыс. солдат, но со сравнительно слабой авиацией и артиллерией, практически без бронетанковых подразделений (впрочем, у немцев и того не было). Но чуть ли не более важными были дипломатические мускулы: ведь надо было найти повод для «справедливой войны», доказать Парижу и Лондону, что с Германией, а также персонально с Гитлером, нужно вести борьбу. Нужно было внятно обосновать, что укрепление Берлина – прямая угроза миру в Европе.

На руку Польше было и то, что Германия ещё не оправилась от экономического кризиса. Плюс – у западных соседей ещё не было общественного спокойствия, ещё достаточно политических противников Гитлера было на свободе.

В этот же отрезок времени Пилсудский сказал своему офицеру для поручений полковнику Казимежу Глабишу: «Мечтой немцев является союз с Россией, как во времена Бисмарка. Если до этого дойдёт, это будет нашей гибелью. Этого допустить нельзя. Несмотря на огромные различия в культуре и системах Германии и России необходимо постоянно следить за этим вопросом. В мире были уже удивительные союзы. Как противодействовать? Зависит от конъюнктуры: либо запугиванием слабого, либо дальнейшим ужесточением отношением. Игра будет сложной из-за паралича воли и близорукости Запада, а также провала моих федеративных планов».

Уже упомянутый выше экс-канцлер Веймарской республики Брюнинг в письме к министру польского эмиграционного правительства Станиславу Сопицкому от 05 ноября 1949 г. писал: «В своей статье в «Дойче Рундшау» я говорил о двух разных решениях Пилсудского: одно было во время моего пребывания в должности и предусматривало иной польский мобилизационный план, который вынуждал нас к ослаблению нашего тогдашнего военного положения. Другой шаг Пилсудского, который был обнародован, быть может, разведкой Гитлера в «Сандей Экспресс» случился в конце апреля или в начале мая 1933 г. в Париже. Согласно информации наших дипломатов и военных Пилсудский предпринял тогда ряд шагов, чтобы установить, готова ли Франция осуществить совместно с Польшей военный нажим на Германию. Меня тогда усиленно просили как со стороны Рейхсвера, так и со стороны МИДа, чтобы энергично указать Гитлеру величину опасности. Гитлер сам просил о таком разговоре. Речь, произнесённая им позже в Рейхстаге, шла значительно дальше в отношении к польскому правительству, чем это было нужно, тем более что уже в день заседания в Рейхстаге мы получили известия из Парижа, что Франция сомневается, принимать ли предложение Пилсудского. У посвящённых вызывало удивление тот факт, как многим Гитлер был готов тогда пожертвовать, когда опасался решительной заграничной акции».


Планы-аэропланы


Следует отметить, что часть современных польских исследователей сомневаются в том, что сам Пилсудский был настроен на превентивную войну против Германии. По их мнению, Польша даже в 1932-33 гг. не была к ней готова, а сам Маршал надеялся, что с немецкими властями удастся договорится и последние пойдут на уступки.

Существуют упоминания, что уже в 1929 г. Пилсудский получил от преданных ему инспекторов армии секретные разработки на предмет военных действий в двух потенциально опасных регионах: Данциге и Силезии. В Генштабе ВП начинает работу специальная группа по изучению вопросов войны в западном направлении. Разработкам способствовало и то, что группе криптологов-математиков из Познанского университета удалось в декабре 1932 г. по заданию Бюро Шифров Генштаба взломать коды немецкой «Энигмы».

В первой половине 1930-х гг. группа инспекторов армии под руководством генерала Руммеля разрабатывала план военного нападения на Верхнюю Силезию с захватом Бреслау (Вроцлава) под соусом превентивного удара по германской военщине либо в качестве защиты этнических поляков. Детали этого исследования неизвестны, вероятно, это были лишь общие наброски, без детализации и практических последствий.

В то же время, отсутствие чётких, на бумаге, планов превентивной войны с Германией может быть объяснено тем, что Пилсудский надеялся в значительной мере импровизировать, как во время советско-польской войны 1920 г. Ведь, может, над Бельведером витали призраки прошлых побед? И захват Вильно (Вильнюса), и киевский поход 1920 года можно также рассматривать как превентивные военные действия, имевшие целью перехватить стратегическую инициативу у противника и использовать своё временное военное превосходство.

С другой стороны, похоже, Пилсудский не слишком обольщался военным потенциалом ВП. Виктор Дрыммер, близкий сотрудник Бека, записал слова, которые Маршал сказал своему министру иностранных дел уже после подписания декларации о неагрессии с Рейхом: «Хотят войны с Германией, и даже эти глупые, недоученные и ленивые генералы… Ничего не понимают… Где мне эту войну вести?.. На Саской площади?... Генералы – не учатся, ничего не умеют, а воевать хотят».

Параллельно же Маршал приказал создать под руководством генерала Фабриция секретную исследовательскую группу в рамках Генштаба – т.н. «Лабораторию» для изучения военных угроз со стороны Рейха и СССР. В дальнейшем эта группа, в частности, разрабатывала черновики плана «Запад» - уже на случай нападения Германии на Польшу.


Дипломатические неудачи и игра мускулами


6 октября 1933 г. в Кракове по личной инициативе Маршала состоялся грандиозный кавалеристский праздник в честь 250-летия битвы под Веной. Несмотря на мою иронию в начале этого скромного исследования, похоже, у Пилсудского были и скрытые причины для такого масштабного смотра, кроме желаний отдать честь памяти Яна III Собеского и полюбоваться на любимую конницу. На это намекают несколько вещей. Во-первых, кавалеристский смотр состоялся не в прямую годовщину битвы 1863 г., а месяц спустя. Во-вторых, на смотр стянули огромнейшее количество войск, прежде всего из восточных воеводств, включительно с привезённой из Львова тяжёлой артиллерией для прорыва фортификаций. А за всем этим действом наблюдали многочисленные дипломатические делегации и военные атташе.

И пока небо Кракова сотрясал салют 101 пушки, в ВП неожиданно была объявлена боевая тревога и проведена командно-штабная игра с легендой о концентрации войск у западной границы. Ещё маленькая деталь – силезский воевода получает тайное указание активизировать польскую разведывательную сеть в немецкой части Силезии.

Итак, что же видим: праздник-праздником, а между Краковом и Катовице сконцентрировались, на минуточку, свыше 110 тыс. солдат из лучших подразделений ВП, зависшие дамокловым мечём над Силезией. Может, Маршал хотел прямо с парада рвануть на немцев? Точно уже никогда не узнаем. Можем думать, что хотел, а можем предполагать, что у него уже был старческий маразм и банальное желание поиграть «в солдатики»…

20 октября 1933 г. Германия вышла из Лиги Наций. А 21-го Пилсудский созвал тайное совещание, на которое пригласил двух представителей МИДа и четырёх высших военных. Возобновляется зондирование позиции Франции относительно идеи превентивной войны. Настроения французского политикума поехал прощупывал на предмет войны с Гитлером один из серых кардиналов польской разведки, поэт, писатель, переводчик и философ граф Людвик Иероним Морстин, старый легионер (как, впрочем, почти все ближайшие сотрудники Пилсудского).

Морстин в 1920 г. был офицером связи между польским Верховным командованием и французским Генштабом. Благодаря старой дружбе с генералом Вейгандом (бывший начальник штаба маршала Фоша во время ПМВ и советник командования ВП во время советско-польской войны 1920 г.) эмиссар сообщил высшему руководству Франции о предложениях своего Маршала. Их дважды обсуждала французский Совет Министров.

Пилсудский желал услышать однозначные ответы на два вопроса:

1) Если Германия атакует Польшу на любом участке граница, будет ли во Франции объявлена общая мобилизация?

2) Выставит ли в таком случае Франция все возможные войска на границе с Германией?

Париж вновь ответил уклончиво: мол, он не видит нужды в объявление общей мобилизации в случае нападения Рейха на Жечь Посполитую, но обещает всестороннюю помощь в вооружении, штабной работе, штабами планов, поставках боеприпасов и организации международной пиар-кампании по поддержке поляков.

А вот в Берлине царили тревожные настроения. Задёрганный рапортами Абвера о вероятности польского нападения военный министр фон Бломберг даже издал 25 октября директиву на случай начала конфликта с восточным соседом. Напряжение растёт…

И всё же стареющий Первый Маршал Жечи попробовал в третий раз достучаться до Франции. Предложения о превентивной войне с Германией получили приехавший как раз в Варшаву полковник Коэльц, начальник разведотдела французского Генштаба, и французский военный атташе генерал д’Арбоне. Кроме того, на берега Сены вновь отбыли польские эмиссары. Но – опять отказ…

Ввиду неудач на дипломатическом фронте Пилсудский склоняется к примирению с Германией. 5 ноября вместе с Беком он отдал соответствующие инструкции касательно беседы с Гитлером новому польскому послу в Рейхе. Через десять дней Юзеф Липский поговорил с канцлером, который выразил готовность подписать соглашение о ненападение. В пресс-релизе о встрече говорилось, что оба правительства «намерены путём прямых переговоров обсудить вопросы, касающиеся двух стран, и отказываются от применения силы в отношениях между собой».


Рейх идёт на попятную


Кто знает, может именно та демонстрация Варшавой своей силы в 1932-34 гг. сыграла решающую роль в уважении Гитлера лично к Пилсудскому. Не к полякам или к Польше, а именно лично к Пилсудскому. Единственный раз, когда во время пребывания на посту канцлера Рейха Гитлер оказался в храме – поминальная служба по Пилсудскому… Можно вспомнить и запрет трогать как-либо могилу Маршала после оккупации Польши в 1939-м…

В конце концов, Гитлер, занятый укреплением своей власти внутри Рейха, идёт на подписание польско-немецкой декларации о неагрессии, чей проект посол Рейха фон Мольтке представил Пилсудскому уже 27 ноября. Маршал с доброй дедушкиной улыбкой принял посла и одобрил идею о подписании декларации, шокировав, правда, посланника не совсем дипломатической оценкой отношения поляков к немцам.

26 января 1934 г. представителями Жечи Посполитой и Третьего Рейха была подписана Декларация о неприменении силы. До Второй Мировой оставалось пять с половиной лет.

Лучшие посты за сегодня
8640

Тот, кого нельзя называть

Тот, кого нельзя называть
5237

Не брат

Не брат
5129

Доброе дело спустя год

Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Доброе дело спустя год Добрые дела, Благоустройство, Все для людей, Челябинск, Люди, Спорт, Физкультура, Было-Стало, Видео, Длиннопост, Позитив
Показать полностью 13 1
4372

Надежды больше нет

Надежды больше нет
3506

Шестидесятая весна

Шестидесятая весна Автопортрет, Искусство, Картина маслом, Весна
3454

Неудобно вышло

Неудобно вышло Twitter, Кофейня, Юмор, Неловкость, Скриншот, Анекдот, Черепаха
Показать полностью 1
3309

Полевки

Полевки Юмор, Бесит, Отношения, Повтор, Картинка с текстом, Полевка, Полевки
Показать полностью 1
3291

Животные в городе

3288

Умер народный артист России Александр Градский

Умер народный артист России Александр Градский Новости, Негатив, Александр Градский, Музыка, Люди, Знаменитости, Смерть, Инсульт, Некролог, Коронавирус
3184

Спас 10 человек

Спас 10 человек Шахта Листвяжная, Герои, Трагедия, Кемеровская область - Кузбасс
Показать полностью 1
2827

Он, похоже, уже давно ходит

Он, похоже, уже давно ходит
2763

О вакансии по честному

О вакансии по честному Работа мечты, Вакансии, Длиннопост, Скриншот, Мошенничество, Интернет-мошенники, Юмор
О вакансии по честному Работа мечты, Вакансии, Длиннопост, Скриншот, Мошенничество, Интернет-мошенники, Юмор
Показать полностью 2
2699

"Правосудие" в России

2624

Мне кажется, общение не задалось из-за языкового барьера

2587

Поорали и устали

Поорали и устали Юмор, Скриншот, Twitter, Секс, Возраст
Показать полностью 1
2513

Как мальчик спас жизнь матери и бригаде скорой помощи

Как мальчик спас жизнь матери и бригаде скорой помощи Скорая помощь, Дети
Показать полностью 1
2476

Сворачиваем дерево

2445

Жизнь гораздо интереснее, когда ты тупой

Жизнь гораздо интереснее, когда ты тупой Самолет, Коронавирус, Теория заговора, Видео, Длиннопост, Мракобесие, Скриншот, Комментарии, Вертикальное видео, Краснодар
Показать полностью 1
2356

Министру как-то надёжнее

Министру как-то надёжнее
2342

Это ты гавкнула?

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: