-4

Вот и все ...

Мы держались за руки и рисовали дом своей мечты. Все было так правдиво и искренно, казалось, наша история с счастливым концом. Однако мы всегда думали о конце этой истории, а что будет происходить промеж начала и конца было не так важно. Нам нравилось пить, курить траву и заниматься любовью,слушать музыку , так постепенно мы заполняли места в своих сердцах друг другом. Какая красивая картинка сразу нарисовалась: двое, единственные друг у друга, некие отшельники до встречи,теперь рисуют новую картину своего мира, и это сильнее всего. Теперь я понимаю, что ты любишь просто красивые картинки. Хотя ты зачем-то очень старался показать мне насколько ты глубок . Не понимаю, почему так происходит, когда влюбляешься, начинаешь отрекаться от самой себя и превращаешься в какого-то приспособленца, пишешь себя заново. Ах твои «меланхоличные, как Северный Ледовитый» и «затягиваешься как в последний раз». Нет я любила тебя за другое, за твою честность и чувство правды в сердце, за чувство красоты, за то, какой дорогой текут мысли в твоей голове. Я любила тебя и наверное люблю, за то что осталось. Жаль, но я даже не знаю осталось ли.
Сейчас, хочется подвести какой-то итог нам. Не дурацкий, ведь я так много надежд возлагала на конец нашей книги. А она мягко говоря оказалась очередной дешевой беллетристикой. Ладно, спишем на неопытность, и как там говорят первый блин, не насмотрелись не натрахались, тем самым немного сократим нашу повесть. И получилась статья в Желтой прессе «Он ее предал и ей по сей день больно!» ну хоть что-то. Вероятно будет отклик у общественности.
Я бы могла написать здесь эту статью, с каплями слез и соплей на помятом листе, с кучей нецензурной брани и проклятий. Однако в этом нет ни толики смысла, впрочем как и в многом другом. Бесспорно меня тяготит обида, гложет жалость к себе. Чего мне только стоило прочитать тонну весьма посредственной писанины про несчастную любовь к «сухому красному». Будто одну восьмую моего сердца забрали как трофей.
К счастью, в отличии от той истории, у этой есть очевидный конец.
Мне не хочется вспоминать здесь все хорошее, не хочется перебирать тонны наших фотографий. Да, и не хочется вспоминать всего плохого, потому что и без этого тяжело.
Я тебе не говорила, но вчера он упал с кровати в первый раз, он сильно закричал и весь выгнулся от боли, мне стало очень страшно я долго его успокаивала и он уснул, только на носу появилась маленькая садинка. Вечером он встал на четвереньки и пополз к розетке. А сегодня,четко четко сказал «Мама». И как я могу быть так сосредоточена на себе и на своём раненом сердце, ведь у меня же есть тот, кто залечит все раны своим смехом, и одним словом «Мама» в момент мне вернет мою одну восьмую, которую так бесчестно вырвали у меня.
Наша книга вовсе не претендует на хороший «хотя бы рассказ». Да и статья весьма тривиальна. Но единственное хорошее что случилось непосредственно в конце, это появление человека, не много не мало нашего с тобой сына.

Вот и все ... Жизнь, Письмо

Дубликаты не найдены