-15

Вот что крест животворящий делает!

Это история из моей, автора, жизни. Не хотелось бы разжигать срач, но тег "религия" поставлю. Просто изложение фактов.

История произошла в Томске, где я в то время учился, на курсе вроде бы 4-м. В то время я интересовался православием, настолько глубоко, что знал как правильно перекреститься, и что православие плохо относится к гаданию, но это не точно. А погадать хотел уже давно, но все не было то времени, то денег; то пиво греется, то девушки стынут… И вот в один день совпало так, что экзамены я сдал, следующий был легкий и ждать его было долго. Деньги были, а затей не было. И тут знакомая упомянула, что есть у нее гадалка на примете, очень сильная и все правильно всегда ей говорит. Я решил сходить – интересно же, давно хотел, ну когда как не сейчас!

Пришел, а самого немного грызет совесть, ведь я как бы православный. Я ей сразу сказал, что пришел просто так, но говорю ей, а вот гадание это же по православному не очень хорошо? Да ты что говорит, нормально, вот видишь и иконы у меня стоят и свечки есть, так что я самая что ни на есть православная! Смотрю, ну да, стоят иконы, много икон – настоящие вроде бы, я такие в храме видел, когда с пацанами заходили и свечи присутствуют церковные, тонкие такие. Ну ладно, немного успокоила. Давай она гадать. Таро там, другие карты тасует, раскладывает, что то говорит мне. Там парта, такая с перекладиной и с ящичками выдвижными, я с одной стороны сижу, она с другой, руки у меня внизу, на коленях где то. И тут мне пришла в голову задорная мысль – я пальцы сложил в крест и перекрестил ее, амплитуда моих движения была хорошо если 0,5 мм, а то и меньше, это была скорее мысль. Она раз – карты роняет на пол, как будто их кто то выбил снизу, ой, говорит. Мне смешно, но виду не подаю. Я не тот, кто делает поспешные выводы, сижу, ну уронил человек карты, мало ли... еще раз перекрестил – она опять роняет карты! Хм, тут меня уже посетила мысль, что это может быть неспроста. Я ее еще раз крещу, уже целенаправлено – она опять карты роняет!!! Ой, что это я сегодня неловкая, говорит, нервничает. Я перекрещивал ее раза 4 точно, может быть раз 5 и каждый раз она роняла карты! Причем видеть пальцы мои она не могла 100%, может только, как мышцы поиграли на предплечье, но понять по этому крест - это слишком. Читать можно с разным чувством, но когда сталкиваешься с таким лично лицом к лицу, то тут становится не до смеха, волосы встали дыбом, я знатно офигел, стал извиняться, пихать деньги за сеанс (думаю, деньги не отдам, как бы должен останусь, а должен этому человеку я не хотел оставаться). Она рассердилась, стала говорить, что ее ждут серьезные посетители, деньги не хотела брать. Короче мы быстро расстались недовольные друг другом. Шел домой с опаской, смотрел подозрительно на встречных кошек, ворон и просто людей. Но, на этом трешь закончился.

Дубликаты не найдены

+5

Дааааа, трешь штука страшная.....

раскрыть ветку 7
+2
А ты не три...
раскрыть ветку 6
+1

А я хрю)

раскрыть ветку 1
-1

А я два.

раскрыть ветку 3
+3
21 век. Ракеты летают в космос, машины ездят, ядерный синтез. А нас до сих пор окружает религия и мракобесие
+1

Шо, хлопци, ссыкотно стало?


А ВДРУГ.......... НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!1111

-4

Сын заикался-плсоветовали посетить одну бабку. Мы приехали, бабка ставит тазик, кладёт в него траву какую-то, поджигает её и тушит чтобы та тела и дымила. Потом говорит - ставь малого рядом с тазиком. Я поставил. Она накрыла нас покрывалом и говорит мне - щас я буду молитвы читать, а ты малого держи. Я ещё подумал нахер а его держать,ему всего 5 лет. Короче когда она начала читать свои молитвы, сын начал во первых материться, причём ни разу не заикнулся. Во вторых он начал у меня вырваться из рук с такой силой, что я его еле смог удержать. А жена сидела рядом и охуевала от увиденного. А когда уезжали от неё - сын закатил такую истерику, что пиздец. Он лежал на заднем сидении, орал и бился как в припадке. Мы хотели ехать в больницу, но он успокоился и заснул. Вот. Заикаться перестал, но через пару лет его укусила собака, и заикание вернулось. Ненавижу собак.

-2
Эх ... Вот столько интересных историй на пикабу, а я с какогото х......я это мракобесие прочитал..... Зачто?зачем?п..ц.....
-2

Что-то не особо верится...

Похожие посты
951

Почему у христиан основной символ крест, а не рыба?

Автор: Дядя Ваня.


Символы вещь очень интересная, и порой скрывает в себе куда более глубокий смысл, бездной таящий в себе интересные находки и опасности.


Люди привыкли видеть символы либо только с одной стороны, как это сейчас происходит со свастикой, за рисование которой можно получить статью 214 УК РФ (вандализм) и кучу еще всяких статей, и алой зарей будет красоваться задница нарисовавшего от отцовского нагоняя. Либо не видеть смысла вовсе, воспринимая символ как нечто обыденное, карикатурное.

Почему у христиан основной символ крест, а не рыба? Cat_cat, История, Религия, Христианство, Крест, Рыба, Символ, Длиннопост

Но символ всегда что-то да таит. Послание, предупреждение, или же, если этот символ в картине художника - бескрайние просторы для полета мысли в попытках понять посыл автора. А ещё им можно идентифицировать человека, и понять: стоит ли с ним вообще водиться, или лучше обойти стороной. Например, символ рыбы в христианстве. Чтобы не попасть в "богами проклятый спятивший Рим" в Колизей не в качестве зрителя, или не быть замученным в подвалах города_нейм в любом уголке мира, ребята придумали лайфхак: при встрече один рисовал дугу, и с улыбкой ожидал ответа от другого. Если тот рисовал такую же, чтобы получилась рыба - все, свой человек, можно с ним и винца испить, и посмотреть на зеркало озера в тихий час суток.


Но рисовать на песке всё-таки палевно, поэтому пытливый ум христиан дошел до создания кулонов и изображения рыб на домах. И все равно рисовать на песке оставалось самым актуальным, ибо рыбки внезапно могли стать трендом среди язычников, и пойди пойми: по серьезному сей гражданин обозначил себя христианином, или же он модник, начертавший ихтис у себя на стене.


Вообще, почему именно рыба стала символом христианства, и, между прочим, остаётся до сих пор? Все не настолько просто, как думает читатель, читая этот буквенный поток.

Почему у христиан основной символ крест, а не рыба? Cat_cat, История, Религия, Христианство, Крест, Рыба, Символ, Длиннопост

Перво-наперво, это многочисленные отсылки к Евангелию, где множественное число раз упоминаются рыбы, символизируя людей, а апостолы это рыбаки. Слова Иисуса только подтверждают эту мысль:

«не бойся; отныне будешь ловить человеков» (Лук.5:10). А во-вторых, ихтис на греческом еще и обозначает акроним имени Иисуса Христа, состоящий из начальных букв слов: Ἰησοὺς Χριστὸς Θεoὺ ῾Υιὸς Σωτήρ (Иисус Христос Божий Сын Спаситель). В общем, скрывались от недремлющего ока правосудия, как могли, сокрывая истинный смысл начертаний.


И казалось бы, если есть уже символ, и люди знают сакральное значение, то не имеет никакого смысла его менять. Как говорится: не надо менять то, что уже прекрасно работает. Однако тут вмешалась сначала св.Елена, а потом стихийность, которая перед этим поспособствовала распространению ихтиса. Для начала она, на волнах своего энтузиазма, отправилась отыскивать крест. Ну, захотелось под старость лет помочь сыну в укреплении власти. И таки нашла, но часть она отправила сразу в Константинополь, а вторую оставила в Иерусалиме, куда моментом стали стекаться паломники, чтобы поклониться новообретённой реликвии. Однако не всё было гладко, и многие паломники пытались отгрызть зубами кусочек креста, на котором был распят Иисус, чтобы потом хранить у себя.


Оставим жар пятых точек для других статей, скажу лишь, что откусить смогли многие, а часть Елена раздала по дороге домой. Люди же стали прятать частички креста в любые емкости, желательно золотые, и хранили их у себя на груди. Ёмкости старались делать в виде креста.

Позднее, когда частичек на всех не хватило, но полет фантазии торговцев не останавливался, то придумали просто продавать крестики, чтобы быть причастными к деяниям Христа, а Константин только поддержал, потому что это способствовало развитию его доктрины, если так можно сказать.


Вот так незаметно, начиная с Иерусалима и до Константинополя, был проделан путь перехода от ихтиса к кресту, хотя и в наши дни можно увидеть символ рыбы на машинах. Одиноким рисунком, о котором помнят немногие, сейчас красуется ихтис на фасадах здания, ненавязчиво напоминая, с чего все началось.

Почему у христиан основной символ крест, а не рыба? Cat_cat, История, Религия, Христианство, Крест, Рыба, Символ, Длиннопост

Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_160282

Автор: Дядя Ваня.

Архив публикаций за май 2020


А вот тут вы можете покормить Кота, за что мы будем вам благодарны)

Показать полностью 2
27

Из воздуха (5)

Сознание вернулось слишком быстро. Вскинув голову, я ошарашенно осмотрелся и увидел, что нахожусь в небольшом помещении, гараже, судя по кирпичным стенам и широкой металлической двери с противоположной стороны от того места где я находился. Неподалеку стоял верстак и над ним, прикрученные к потолку крышками, висели банки с самыми разными шурупами, гвоздями и какими-то другими мелкими деталями. За верстаком лежал на боку пожелтевший от времени, холодильник, на котором горкой лежали грязные полиэтиленовые пакеты. У противоположной от холодильника, стены, валялось несколько спущенных колес. В ногах у меня лежали какие-то тряпки.

Правая дверца гаража была чуть приоткрыта, но на улице было темно, единственным источником света, хоть как-то освещавшем скудный интерьер, была шестидесяти ваттная лампочка под потолком, у выхода.

Я не чувствовал рук. Попытавшись пошевелиться, я невольно застонал и в голове запульсировала боль, а в глазах поплыли круги. Запястья мои были связаны за спиной и вздернуты вверх, сам я стоял на коленях. Руки, похоже, давно затекли, так что я их совершенно не чувствовал, мышцы шеи сводило судорогой; мне пришлось опустить голову вниз, чтобы их хоть немного отпустило. Я не поднял взгляда даже когда услышал шаги.

- Доброго вечера, Антон. – послышался со стороны дверей мягкий голос, и я не удержался и поднял голову. У входа стоял загорелый старик с седой шевелюрой, в светло-сером пиджаке. Густая окладистая борода закрывала его шею, но по осанке, по всему виду его, было заметно что он крепкий, совсем не такой старый, каким он, может быть хотел мне показаться. Он плавно подошел и присел передо мной на корточки. Туфли у него на ногах были явно не из дешевых, да и выглаженный костюмчик, наверняка, тоже. Еще от него пахло дорогим одеколоном.

- Кто вы? – спросил я, пытаясь глядеть ему в глаза, но передо мной все двоилось, и я, то и дело терял фокус. Мышцы шеи забивались с каждой секундой сильнее.

- Это неважно, - ответил он и аккуратным движением пригладил свою бороду. – И кто вы такой, Антон, тоже не важно. Вы лучше подумайте, почему вы здесь находитесь.

- И почему же? – спросил я и все же опустил голову – мышцы шеи начали болезненно сокращаться, и я не смог стерпеть боль.

Этот старикан был до боли похож на доброго дядюшку из рекламы KFC, но он чего-то от меня хотел, а я понятия не имел что ему нужно.

- До меня дошла интересная история, - глядя на верстак и инструменты, произнес он задумчиво. – Как некий мальчик сказал по рации одному молодому человеку что оживил свою бабушку. И молодой человек это услышал. Вы его случайно не видели, Антон Николаевич, этого молодого человека?

- А вы всегда слушаете что говорят дети? – спросил я, тупо пялясь в пол. – Или только по выходным?

Вместо ответа, бородач встряхнул мне кулаком внутренности, и я задохнулся; изо рта на пыльный пол закапала слюна. Жадно хватая ртом воздух, я прокашлялся и почувствовал, как по щекам потекли слезы. Этот старик, похоже, умел бить.

- Неважно что я слушаю, - сказал он. – У меня есть до боли простоя вопрос, Антон Николаевич. Ответ мне нужен такой же. Итак, не могли бы вы мне сказать, где сейчас находится этот мальчишка?

- Откуда я знаю? - ответил я. – Дома, наверное.

- Если бы все было так просто, вас бы уже здесь не было, – сказал старик. – Мне нужно узнать, куда он подевался. Не могли бы вы меня немного поконкретней просветить на этот счет? Для вас это единственный шанс уйти отсюда на своих двоих.

- Похоже, что нет, не мог бы. – ответил я, и только потом до меня дошло, что я, пожалуй, немного поспешил с овтетом.

- Жаль. – произнес старик и, поднявшись на ноги, подошел к верстаку. – Ну так что вы тогда выбираете, Антон Николаевич? Меню у нас сегодня, богатое, насколько я посмотрю. Нож, молоток или… что тут у нас, вот это да, такоооой раритет.

Когда он снова опустился передо мной я увидел в его руке рубанок, хороший и надежный такой рубанок с лакированной деревянной ручкой. По спине у меня пробежал холодок.

- Хорошо, подождите, - запинаясь, пробормотал я. – Я сейчас вспомню, я обязательно что-нибудь вспомню.

- Антон Николаевич, - мягко произнес старик. – Я ведь не плохой человек, вы и сами должны это понимать. Просто всего лишь на минутку постарайтесь представить каково сейчас мне: несколько десятков неизвестных разгуливают по всей стране и поднимают на ноги умерших, а я должен им противостоять. Вы просто представьте, что вот умер человек несколько дней назад, по любой причине – от пьянки, дтп, может быть, самосуд или суицид; причин может быть масса. И тут появляется тот, кто просто одним прикосновением возвращает его к жизни, и прикосновение это делает ребенок – человечек, который даже малейшего понятия не имеет, что такое настоящая жизнь.

Крутнув рубанок в руках, старик уставился на меня, похоже ожидая что я что-то отвечу.

- Я вас не понимаю. – пробормотал я, не зная, что еще сказать.

- Конечно не понимаете. – улыбнулся он и приложил мне к груди рубанок. Я даже напугаться не успел. Резко рванув рубанок в сторону, он срезал мне правый сосок, и я закричал, по груди сразу же потекла кровь. – Видите ли, - продолжил он, не обращая внимания на мои вопли и безуспешные попытки подняться на ослабевшие ноги. – Если человек умер, то значит на то была причина, это Божий промысел, и никто не имеет права возвращать его обратно. Кто те дети что занимаются этим? Некроманты? Сатанисты? Я понятия не имею кто они, но знаю одно – они нарушают человеческие законы, они вмешиваются в саму суть нашего с вами бытия, Антон Николаевич, вашего и моего бытия! Даже просто самим своим существованием они уже попирают Божье имя и берут на себя право действовать от его лица, право, которого Он не мог им дать. Каждая жизнь должна подойти к своему логическому финалу; человек рождается, человек живет, человек умирает – это закон по которому все мы живем с древнейших времен и кем считают себя эти дети, которые вступают в спор с самой Вселенной? Они не могут увидеть того что вижу я и видит Бог. Бессмертие? Ничего кроме хаоса оно не породит. Каждый человек должен однажды умереть, и когда я говорю «однажды» я имею в виду только один раз и не больше. Разве кто-нибудь из нормальных людей может не согласиться со мной, а, Антон Николаевич?

Из последних сил, я попытался его лягнуть, но выпрямив ногу, так и остался в положении полушпагата. Грудь заливало кровью, и она, похоже, не собиралась останавливаться.

- Вы знаете, сына Божьего убили не от того что он был плохим или хорошим человеком, - сказал старик, задумчиво глядя на мою бледную лысую голень которую я сам неудачно ему протянул. – Единственная ошибка, которую он допустил, как я считаю, это – возвращение мертвого к жизни. Он не мог не знать, что сотворил запрещенное, то, что дозволено одному только Богу, но все же он это сделал. И за эту свою ошибку он поплатился жизнью. Все предельно просто.

Вздохнув, старик приложил рубанок к моей ноге, надавил и мир для меня на мгновение потускнел. В следующую секунду я увидел, как этот веселый бородач, протянув лоскут кожи, повесил мне его на плечо. Я опустил взгляд и увидел жирную кровавую полосу, которая тянулась от колена до самой ступни. Перелившись через края кожи, кровь потекла на грязный гаражный пол. Теперь я слышал старика словно из-под-воды, его голос доносился до меня словно откуда-то издалека.

- Вы так ничего и не вспомнили? – спросил он меня, и я, покачав головой, захныкал как ребенок. Я не хотел умирать вот так вот – в пыльном гараже от рук какого-то рехнувшегося старика, который кромсал меня рубанком. Это было страшно.

- Умирая, человек должен понимать, что обратной дороги нет, - сказал старик со вздохом. – Когда это правило нарушается, это неправильно, это способно разрушить наше общество и извести всех нас на корню. Мне жаль, что вы не можете этого понять, Антон Николаевич.

- Но и я правда, не знаю где он! – взвыл я. Меня всего трясло от бессилия и ужаса.

- Ну что же, тогда выходит, что вы нам больше не нужны. – сказал он и взял из ящика с инструментами молоток.

- Нет, нет, пожалуйста! – извиваясь всем телом, поскальзываясь на луже крови, заорал я. Старик размахнулся и долго прицеливался пока я метался из стороны в сторону. Хлесткий удар пришелся мне прямо в темечко и последнее что я видел оставшиеся пару секунд – торчавшую у меня из головы рукоятку молотка и старика, печально наблюдавшего мою смерть.


Вселенная превратилась в огромный пузырь с черной водой, и я парил где-то внутри него, не разбирая сторон света. Я чувствовал себя легко, я словно качался в невидимом гамаке, подвешенном между двумя невидимыми деревьями. Мне не было ни холодно, ни жарко ни даже тепло, я перестал ощущать вообще что-либо и не было никаких ни надежд, ни страданий; я просто спал и этот бесконечно длинный сон, не имевший ни начала ни конца, все тянулся и приносил мне только покой и ничего больше. Другого мне было и не надо.

Воспоминания мои тоже пропали - не было ни прошлого, ни будущего, и я вообще никак не осознавал себя, я просто существовал, существовал в своем сне, который питал меня темнотой и покоем.

Но вдруг, что-то проникло в мой пузырь с черной водой, что-то ухватило меня и потащило в узкий, тоньше даже чем игольное ушко, проход. Меня затягивало в него вместе с содержимым пузыря и все мое существо охватило страдание, я страдал и пытался вырваться как вырывается попавшая в сети рыба, не думая, не вспоминая, не анализируя. Я просто хотел, чтобы страдание закончилось. Мне было это нужно.


Перевернувшись на бок, я почувствовал боль и застонал. Кто-то отозвался на мой стон. Непонятные звуки окружили меня и какие-то тени мелькали передо мной, я хотел их отогнать, но не знал, как нужно разговаривать, мне было плохо, но я не знал отчего, я не понимал, что я вообще такое, не было даже никакого смутного ощущения своего тела.

И вдруг, понимание обволакивающим теплом стало изливаться прямо в меня. В неразберихе шумов я начал слышать осмысленные звуки, потом слова, потом и фразы, но голоса были мне незнакомы, поэтому я их совсем не понимал.

- Что? – спросил я, вспомнив это словно, но следующее вспомнить не мог, оно вертелось на языке, но не имело четкого называния.

- Как вы себя чувствуете? – спросил кто-то, кто был ближе всех, какой-то мальчишка. Глядя на него, я понял, что в месте, в котором я нахожусь мало света и лицо я мог видеть только в общих чертах.

- Что случилось? – вспомнив как произносится и второе слово, спросил я. Мозг, восстанавливая информацию, усиленно работал, я буквально чувствовал, как он нагревается.

- Тебя убили, Антон, - сказал мальчишка и я вспомни кто он такой, этот мальчишка, именно из-за него меня и убили. Это был он, он стоял сейчас ближе всех ко мне, это был Саша. Он всматривался мне прямо в глаза, как будто хотел в них что-то увидеть.

- Я умер? – тупо спросил я. Других вопросов у меня пока не возникло.

- Да, но мы нашли тебя. Ты за гаражами валялся, а эти люди, которые тебя там держали, похоже не знали, что мы за ними следим.

- Ну да, а орал ты, конечно, громко, - сказал мне высокий смуглый парень, стоявший позади Сашки. – Только вот гараж тот за городом находился, так что смысла кричать не было.

- Да, наверное, не было. – ничего не соображая согласился я, просто так, чтобы все они тут наконец-то замолчали. Мне хотелось собраться с мыслями и понять, что случилось, но последнее что я помнил – это ручка молотка, которая как рог единорога торчала у меня из головы и эта тупая ноющая боль в темечке.

Я поднял руку и пощупал свою голову. На том месте, куда мне угодил молоток, был жирный, вспучившийся шрам; это наверняка выглядело не очень привлекательно. Я опустил руку, сунул ее под футболку и нащупал такой же мягкий, покрытый тонкой кожицей, нарост на том месте где раньше у меня был сосок.

- Все зажило. – сказал Саша.

Я поднял на него ошеломленный взгляд и улыбнулся.

- Ну вот опять, - сказал кто-то за спиной у Сашки. – Я же говорил не надо. Сейчас у него крыша поедет и придется его тогда самим завалить.

- Не придется, - нахмурившись, отозвался Саша. – Он справится с этим. Справишься ведь, Антон?

- Не надо никого заваливать, - ответил я продолжая улыбаться, но теперь уже очевидно, что натянуто. – Просто подождите, дайте мне немного времени чтобы я пришел в себя. Я сейчас… Кстати, Саша, а где мы?

Только сейчас я заметил, что находимся мы в каком-то просторном здании, но видел я только стены, не потолок, потолка словно не было. Стрельчатые окна по бокам казались смутно знакомыми, вот только я никак не мог понять, откуда. У входа в храм на полу лежали три фонарика и весь свет, который здесь был, шел только от них.

- Мы в храме. – ответил вместо Саши другой мальчишка, ростом как Сашка и такой же бледный, но только светловолосый, – Он моему отцу принадлежит.

Я осмотрелся и понял, что мы действительно находились в каком-то храме, не в таком большом как тот, в который мы вчера (а вчера ли) мы ходили с Викой и Сашкой, но все же и этот был не маленьким. Тут не было ни икон, ни видеокамер, храм был абсолютно пустым, не было совсем ничего - просто сплошной пол в четырех стенах.

- Ты чувствуешь? – спросил меня Сашка, - Воздух здесь не такой как в той церкви, правда ведь?

- Не знаю, - сказал я, пытаясь подняться на ноги - Слушай, Саш, а мама твоя где?

- Она сейчас не в городе, – отозвался светловолосый. – Тебя то тоже надо отправить отсюда, если не хочешь попробовать еще раз умереть.

- Да нет, не хочу. – отозвался я и меня передернуло от воспоминания как старик, срезав с моей ноги лоскут кожи, повесил его мне на плечо.

- Вот и правильно, потому что совсем не факт, что в следующий раз мы сможем найти твое тело. Пока что всех, с кем мы когда-либо контактировали, мы по возможности стараемся отправить за город. Тот бешеный псих, которого ты видел, он ведь просто так от нас не отстанет.

- Спасибо ребятам, которые у нас тут играли в Иисуса-воскресителя. – заметил смуглый и Сашка потупил взгляд.

- После драки кулаками не машут. – отозвался блондин. – Может оно и к лучшему, мы сконцентрировали внимание на себе, так что пока другим городам достанется меньше. Ладно, заболтались мы уже. Антон поднимайся, нужно собираться в дорогу.

В ночной полутьме, ребята вывели меня из храма. На улице лил дождь и стояла такая темень, что хоть глаз выколи и столько же будешь видеть. Мы стояли на крыльце и слушали как дождь барабанной выстукивает по деревянному навесу над нашими головами. Кто-то из ребят пожаловался на холод.

- Где мы? – спросил я.

- В лесу, - отозвался Сашка. – Город здесь недалеко.

- Папа скоро уже должен приехать. – сказал блондин и, заметив, что я вышел под дождь, он крикнул мне – Эй, ты куда?

Стянув с себя футболку, я слепо шагал в темноту и чувствовал, как холодные капли разбиваются о кожу, о мою живую кожу. Лишь сейчас, оказавшись на улице, я по-настоящему ощутил, что, по-прежнему жив, что я снова могу чувствовать, не важно, что - холод или жару, боль, радость, страдание или вообще безысходность. Это уже не имело никакого значения, важно было лишь то, что я по-прежнему был жив.

Ноги мои подогнулись, и я упал на мягкий ковер из травы, из глаз брызнули слезы, и я засмеялся так, как не смеялся никогда в жизни.

- Ну что, я же вроде говорил? – донесся до меня голос смуглого мальчишки, но мне было так радостно и весело на душе что я не мог остановиться. Восторг лился через край.

Минуты через две смех сошел на нет, но я все еще кристально ясно ощущал свое обновленное тело, и не хотел подниматься, мне было здорово просто лежать на траве, мерзнуть под дождем и снова дышать и жить.

К тому моменту как приехал черный лэнд крузер, я уже поднялся на ноги и стоял рядом с Сашкой. Вдвоем с ним мы мокли под дождем, а остальные оставались под крышей. Яркий свет фар ослепил нас и джип подвернул к узкой тропинке, которая вела в храм и на которой мы с Сашкой и стояли.

- Ну что, последний? – опустив со своей стороны стекло, подмигнул мне водитель, который оказался плотным лысым мужичком лет под шестьдесят. «– Ну давай», - сказал он и призывно махнул рукой. – Залезай уже.

- Доброй дороги, Антон. – сжав мою руку, сказал Сашка, и я повернулся к нему.

- Подожди, а что будет с вами? – спросил я его. – Почему бы вам тоже не уехать?

- Потому что они все равно нас найдут, - ответил из-под навеса, блондин. – Лучше будет если мы дадим им бой на нашей территории, не так ли, пап?

- Думаю ты прав сынок. – кивнул из джипа лысый мужик.

- Вы это серьезно? – спросил я. – Вы серьезно говорите это детям?

Только сейчас до меня дошло что никакого плана ни у кого из них не было, они были просто детьми и хотели что-то сделать, хотели противостоять.

- Мы сможем. – сказал Сашка.

- Нет, не сможете, - ответил я и поглядел на эту жалкую кучку детей, столпившихся на пороге храма. – Залезайте в машину, живо! Мы все сейчас отсюда уедем.

Но ни один из них даже не шелохнулся. Хмурые, они смотрели на меня и ждали, когда же я наконец сяду в машину и уеду, а они смогут вернуться к своим делам. Сашка хлопнул меня по руке и улыбнулся. Я уставился на него.

- Вали уже, - сказал он, пытаясь сдержать улыбку. – Я тут со всем справлюсь.

- Но вы ведь совсем не… - я умолк, не сумев подобрать нужных слов и все смотрел на ребят, а они ждали.

- Не пройдет и недели как мы изменим этот город! – крикнул из-под навеса блондин. – А потом мы изменим и весь мир и простому человеку нас не остановить. Тебе лучше запомнить этот день, потому что всё начнется именно сегодня.

- Да, если только не продолжишь стоять и отвлекать нас здесь. – заметил смуглый.

Подталкиваемый Сашкой, я все-таки сдался и разрешил себе сесть в машину. Сашка захлопнул за мной дверь, и мы отъехали назад для разворота на тропинку. Когда мы тронулись в дорогу, я оглянулся и увидел в Сашку, освещенного задними габаритными огнями. Он коротко махнул нам вслед, развернулся и исчез в дверях храма.

- Все с ними будет нормально. – сказал лысый водитель. – С ними мой сын, уж кто-кто, а он сможет придумать что-нибудь в этом бедламе.

Я улыбнулся, но щемящее чувство надвигающейся беды меня все не покидало. Мне было больно и совестно что вместе со стариком я оставил их там одних.

Холодный свет фар выхватывал из темноты отдельные куски пейзажей, машина прыгала по кочкам и беспрерывно скрипели о стекло дворники. Я вспомнил что сегодня закончился мой отпуск и завра начинались рабочие дни. Вторая моя жизнь начиналась с чувства вины и с мыслей о работе. В общем-то немногое изменилось в ней по сравнению с первой.



п.с. на этом завершаем ветку Антона как основного персонажа, дальнейшее повествование будет вестись от третьего лица где главными у нас будут блондин, смуглый и собственно сам Сашка. И, да, я понятия не имею что там у них будет дальше. =(


п.п.с  На выходных пожалуй придержу коней, буду думать над дальнейшим развитием событий и поработаю над другим текстом. Всем кто читает и поддерживает - огроменное СПАСИБО за мотивацию.

Показать полностью
51

Из воздуха (3)

На следующий день я с самого утра пошел к Вике домой. Подолбившись в дверь минут пять, я понял, что в квартире никого нет, никого, кроме, возможно, запертого в дальней комнате за грязной дверью, мальчишки. Я уже и не знал, чему из того что он мне говорил можно верить. Может быть это просто трудный ребенок, который сочиняет все эти свои небылицы для того чтобы привлечь чужое, ну, или в данном случае мое, внимание? Я этого не знал, как не знал и того, может ли он действительно убить кого-то. Вообще, по-хорошему, это было совсем не мое дело, я просто пришел за телефоном, а остальное меня никак не касалось. Я хотел так думать, пытался заставить себя думать так, а не иначе.

Так и не достучавшись, я вернулся домой, включил рацию и вышел на балкон где связь была получше.

- Саша, ты здесь? – спросил я в эфир и отпустил кнопку. Несколько секунд пришлось ждать.

- Ты не сказал прием. – с улыбкой в голосе, отозвался мальчишка. – Я слышал, как ты стучал, но я не могу открыть, а мама ушла в монастырь, нууу не в монастырь, а в церковь, то есть. Так что приходи часам к двенадцати. Идет? Прием.

Я прикусил указательный палец на рации и ненадолго задумался. Чувство что меня на что-то разводят, не покидало меня со вчерашнего дня, но я даже представить не мог, на что можно было меня таким способом развести. Как-то глупо и бессмысленно все это было.

- Антон, - позвал мальчишка. – Ты здесь? Прием.

- Я здесь, - отозвался я. – Приду к обеду так что готовь мой телефон. Прием.

- Я буду тебя ждать. Конец связи.

Рация, щелкнув, стала выдавать сплошной белый шум, и я сделал ее тише. В пачке оставалось всего четыре сигареты. Надо будет зайти купить, да и отдать должок; как-никак все-таки на кону была моя репутация.

Вытряхнув сигарету из пачки, я закурил, но почти сразу потушил сигарету и бросил ее в пепельницу. Мне было как-то не по себе, я чувствовал себя обманщиком. Я ведь не собирался строить из себя доброго дяденьку, болтать там с кем-то, успокаивать или дать себя потрогать. Я ведь не какой-то педофил, в конце-то концов. Мне просто нужен был мой телефон и ничего больше. И как я вообще мог его там забыть? А еще хвалюсь своей памятью.

Я перекусил йогуртом перед тем как выходить; аппетита совсем не было. Прикупив в магазине две пачки сигарет про запас, я сразу же отдал долг и теперь оставалось только забрать телефон.

Поднявшись на второй этаж, я подошел к двери и долго собирался с духом. Я уже хотел было постучать, но за спиной что-то грохнуло и от неожиданности я подскочил на месте. Повернувшись, я увидел дряхлую бабку с разноцветным платком на голове, в черной юбке и в вязаном бежевом свитере. Покачивая связкой ключей, она направилась к лестнице.

- Здравствуйте. – коротко кивнул я ей. Но женщина ничего не ответила, только как-то странно на меня посмотрела и покачала головой.

Может быть это был последний судьбоносный знак, который посылала мне Вселенная? А может просто бабка пошла в магазин за кефиром и пряниками, и Вселенная была здесь совершенно не при чем? Так или иначе, но я сделал вид что не заметил этого последнего, слишком уж жирного намека на тонкие обстоятельства. Я постучался в дверь и сделал от нее два шага назад.

В квартире послышался какой-то шум, до меня донеслись размеренные шаги, и я приготовился. Половицы поскрипывали при каждом невидимом шаге за дверью. Щелкнул замок, и Вика приоткрыла дверь.

- Антон? – уставилась она на меня ошарашенно. – Я тебя не ждала. У меня тут…

- Да я вообще-то по делу, - признался я. – Впустишь?

Вика закусила губу, раздумывая, пускать меня или нет, но все же любопытство похоже взяло верх над ее осторожностью, и она пропустила меня в квартиру. Закрыв за мной дверь, она повернулась ко мне и выжидающе на меня посмотрела.

- Тут вот какое дело, - оглядываясь по сторонам, начал я. – Всю квартиру уже перерыл, но никак не могу найти телефон. Ты не могла бы посмотреть у себя на кухне? Я, наверное, положил его где-нибудь и забыл.

- Телефон? – переспросила она. – Да нет, вроде нигде не видела. Я сегодня с утра только на кухне прибиралась.

Как же, прибиралась она, подумал я про себя, а сам лишь улыбнулся. Я знал, что ее не было с утра до самого обеда, она лгала мне прямо в глаза и даже не заикалась. Но козыри все равно были на руках у меня, а не у нее.

- Посмотри на холодильнике, мне кажется я его там положил.

- Ладно, я посмотрю, но если на холодильнике его нет, то на кухне его точно нигде быть не может.

- Хорошо. – кивнул я и остался стоять в коридоре пока Вика ушла на кухню. Как только она скрылась за углом, я тут же развернулся к грязной двери, присел и достал ключи от квартиры. Но дверной замок оказался не таким примитивным как мне бы хотелось, такую дверь просто так было не открыть. Мне потребовалось меньше двух секунд чтобы оправдаться в собственных глазах. Я поднялся на ноги твердо зная, что буду говорить в случае если дело дойдет до суда. Да и не было в общем-то тут ничего криминального, подумаешь, выбил ногой дверь.

Я отошел на пару шагов и с размаху врезал по двери, прямо под круглой деревянной ручкой. Появился небольшой зазор между косяком и дверью, но дверь все еще держалась в проеме.

- Что там происходит?! – донесся с кухни Викин голос. Она выскочила в проход и увидела, как я, отступив на шаг, снова врезал по двери ногой. Дверь распахнулась настежь, громко ударилась о стену и отыграла обратно. Оттолкнув ее плечом, я вошел в комнату.

Это была обычная детская. Белые шторы и занавески, раздернутые, были завязаны в узлы и через пластиковое окно без ручки на оранжевый пол комнаты падал яркий солнечный свет. Кровать стояла справа, ближе к окну, у самой стены, где были установлены старые чугунные отопительные батареи, которые зимой должны были греть ноги ребенку. Возле кровати лежали деревянные кубики и набор домино. В комнате было всего две розетки и на одной из них была заглушка, а ко второй было подключено зарядное устройство для радиостанции, самой рации видно не было. Больше в комнате не было ничего. Она была просторной, но какой-то пустой. Никакого ребенка я не увидел.

- Ты, придурок больной! – крикнула Вика, появившись в дверях и я, повернулся к ней. Мальчишка стоял прямо у двери. Еще бы чуть-чуть и она бы его задела, но он похоже знал, что делал и стоял вплотную к ней, так чтобы никто кроме меня его не увидел. Вика из-за двери его видеть не могла, а я, находившись в комнате, видел прекрасно, и даже не знаю, плохо это или хорошо. Лучше бы, наверное, было, если бы я видел немного поменьше.

Мальчишка, прятавшийся от матери возле двери, был бы обычным восьми или десятилетним пацаном… да только не выглядел он как обычный восьми или скольки там летний пацан. Выглядел он как сбежавший из нацистского лагеря, ребенок-калека. Футболка тряпкой висела на его костлявых плечах, ноги спички, выглядывавшие из широких труб черных шортов, были до того тоненькими что страшно было представить, как он вообще с помощью них передвигается. Если бы я поднял у него футболку на животе, я наверняка бы увидел выпирающие ребра. Но даже без этого мне хватало на что посмотреть. Волосы, его сальные черные волосы уходили ему за спину, и Бог его знает какими длинными они там у него были. Похоже Вика не стригла его уже несколько лет. Его огромные серые глаза навыкате, бегали по моему лицу, с жадностью впитывая новый образ, мальчишка буквально поедал меня глазами.

Вика уловила мой взгляд и дыхание у нее сбилось и замерло.

- Не подходи к нему, – прошептала она и сделала шаг назад. – Ты не знаешь, что делаешь.

- Это твой сын? – спросил я, посмотрев на нее. – Этот ребенок твой сын Саша?

Она вздрогнула, словно я влепил ей пощечину и, отступив еще на шаг, прислонилась спиной к стене. В глазах у нее стояли слезы. Я перевел взгляд на ребенка.

- Ну привет, Сашка. – сказал я и улыбнулся ему. Он робко улыбнулся мне в ответ и вытащил из-за спины телефон.

- Я ничего не трогал, можешь проверить. – сказал он и протянул его мне.

- Нет! – вскрикнула вдруг Вика и мы с мальчишкой синхронно вздрогнули. – Пожалуйста, не прикасайся к нему. – простонала она. – Не прикасайся к нему, Антон. Он превратит тебя в страшное, не прикасайся!

- Мама шутит. – улыбнулся мальчишка и, проковыляв ко мне, сам вложил мне в руку телефон и своей холодной ручонкой загнул мои пальцы чтобы он не выпал. И ничего больше. Он отошел к своей кровати, уселся на нее и с вызовом посмотрел на свою мать. Вся в слезах, та сидела у стены и переводила растерянный взгляд с меня на мальчишку и обратно. Я стоял с телефоном в руке, миссия была вроде как выполнена, только вот слишком много я здесь увидел, чтобы молча взять и уйти. Что-то внутри меня надломилось от одного лишь вида выпирающих через футболку, плеч мальчишки, ярость поглотила меня целиком и в какой-то момент я потерял контроль.

Я положил телефон в карман и решительно подошел к Вике.

- Ты, больная коза, у тебя совсем крыша поехала?! – крикнул я ей прямо в лицо и, схватив за руку, потащил в комнату. Она заорала белугой и стала что есть силы выпутываться из моих рук. Я тащил ее и не давал вырваться. Тогда она впилась зубами мне в руку. Мне пришлось перехватиться; взять ее за шкирку и волочить по полу.

- Полиция! – кричала она. – Спасите! Убивают!

- Ори громче, дура. – обронил я. – Пусть приедут и оценят какой концентрационный лагерь ты здесь устроила.

Мои слова на нее не подействовали, и она продолжала орать благим матом. Уложив ее посреди комнаты на спину, я прижал ее руки к полу. Она дергалась и извивалась подо мной как змея на сковородке. Пыталась плеваться, но лицо ее сводило судорогой ужаса и у нее ничего не получалось.

- Ну? – выпалил я, посмотрев на мальчишку. – Ты что, решил, что вправду можешь убить человека своей тоненькой ручкой? Прикоснись к ней, к этой сумасшедшей, это у нее крыша поехала, а не у тебя.

Девушка брыкалась и извивалась подо мной и с каждой секундой удерживать ее становилось все сложнее. Она уже исцарапала мне все руки, а мальчишка все не решался к ней подойти.

- Ну чего ты сидишь?! – взревел я и он вдруг заплакал.

- Антон, маме больно – сквозь слезы произнес он вся моя ярость, вся моя ненависть, появившиеся из ниоткуда вдруг разом пропали.

Я растерянно взглянул на заливавшуюся слезами Вику и медленно отпустил ее руки. Она кажется этого даже не заметила и продолжала лежать на полу и плакать. Ее тело билось в истерических конвульсиях, и она похоже не могла остановить слез. Мальчишка не выдержал этого зрелища и бросился к ней.

- Мама. – прокричал он и накрыл ее своим невесомым тельцем.

В какой-то момент мне показалось что он действительно ее убивает. Глаза у Вики выпучились, она в немом ужасе разинула рот и губы ее побелели. Она вцепилась ногтями в деревянный пол; ногти, с треском пробили краску и вонзились в дерево.

Не теряя времени, я схватил мальчишку за тощие плечи и принялся отрывать его от Вики, но она, вдруг, резко села, оттолкнула мои руки и обняла ребенка. В глазах ее все еще стоял ужас, но она прижимала его к себе и при этом смотрела куда-то мимо меня.

- Мама, я же говорил тебе что все прошло. – сказал Саша. – Мам, ну я же говорил.

- Прости меня, прошептала Вика, глядя в никуда, в пустоту за моей спиной. – Прости, я не могла, я не могла поверить. Мне было страшно сынок. Мне было очень страшно.

Наконец взгляд ее обрел осмысленность и лицо скривилось. Она разрыдалась и на этот раз, похоже не от страха.



п..с. Эта глава далась почему-то тяжеловато и получилась немного скомканной. Прошу понят-простить, в дальнейшем постараюсь исправиться.
Показать полностью
32

О демонах и людях

Утром познав истину, вечером можно умереть. © Конфуций

Глава Велиара, в которой открывается истина.


Сидя на широком каменном своде, окаймляющем набережную реки, я жевал тост с сыром и куриной грудкой и пил кофе. Все это я наспех купил в кафе, что было расположено прямо у меня за спиной, явно не успевая пообедать, как полагается.


Глядя на размеренную водную гладь, я думал об устройстве мира, попеременно выстраивая речь перед акционерами по поводу оформления сделки с фармацевтической компанией. Мысли давались мне нелегко, я уже больше двух лет толком не отдыхал и мозг потихоньку плыл, подгоняемый лишь жизненными необходимостями.


Именно в тот день, на набережной, в конце лета, я повстречал того, кто захотел перевернуть мою историю. Хотя, вспоминая потом этот разговор, я неоднократно приходил к выводу, что эта линия уже была выстроена, что я попросту не мог бы поменять ее, даже если бы очень захотел.

Ведь именно в этот день я узнал, что не могу умереть.


Он подошел вкрадчиво, как кот подходит к столу, на котором лежит колбаса, манящая его обоняние к источнику вкусной еды.


Выглядел он весьма ординарно, но только для первого взгляда: сутулый человечек небольшого роста, его лицо мимикрирует то улыбкой, то злобным оскалом, меняя гримасы буквально каждые несколько секунд, одет он был скорее по-летнему - легкая футболка, широкие штанцы с причудливыми узорами, как будто кто-то решил на одежде порисовать узоры из калейдоскопа.


- Паисий Родионович Киров, - сняв потрепанную кепку, представился незваный гость, - можно просто - Парк.


Его меняющееся выражение лица имело в себе нечто притягательное, притом, что заставляло напрягаться. Я приметил также еще несколько интересных деталей его внешности. К примеру, у него не было одного глаза, он был явно искусственным, то ли деревянным, то ли стеклянным, но двигался он синхронно со вторым. Интересно, откуда оборванец нашел деньги на дорогостоящий протез?


Я застыл с набитым ртом, кивнув в ответ на его приветствие. Сказать, что у меня не было желания разговаривать с этим субъектом - ничего не сказать. Уж больно он походил или на городского сумасшедшего, или на сомнительного торговца детьми.


- Можете и не называть своего имени, мой хороший, оно итак мне отлично известно, - хитро улыбнулся субъект, сразу же оскалившись, будто собирался отобрать мой обед.


Я проглотил кусок, не жуя и поставил кофе на ограждение, размышляя, как будет быстрее сообщить полиции о незнакомце, если он окажется ненормальным.


- А этого не надо, - бодро проворчал Парк, усаживаясь рядом со мной, - полиция все равно меня даже не увидит, - он развел руками, - видишь ли, меня могут видеть только служители особых ведомств, не советую звонить, самого же в психа вырядят.


Я нервно сглотнул, уронив тост куда-то в реку и огромными глазами уставился на Парка, всем своим видом демонстрируя, что хочу услышать объяснения.


- Молчалив. Весь в отца, - только лишь и выговорил мой случайный (случайный ли) собеседник.

- Мой папаша балаболит не переставая, - хрипло ответил я, удивившись хрипоте голоса, - вы явно не знаете столько, сколько хотите показать.


Парк насмешливо склонил голову и вновь оскалился, прилично нервируя меня. В принципе, я уже был готов просто бежать без оглядки.


- Биологический отец - да, вне всяких сомнений. А вот сущностный - крайне закрытая личность, - Парк мечтательно уставился на реку, будто смотрел хорошее кино, - неудивительно, при наличии вокруг громадного количества других сущностей, сам он весьма одинок.


- О чем вы толкуете? - непонимающе спросил я.


Парк снял кепку и положил ее рядом с собой, обнажив странные рыже-белые волосы, цвет которых то ли действительно менялся, то ли попросту солнце так издевалось над ними.


- Дело в том, что я не случайно подошел к тебе, многоуважаемый Велиар, меня послал к тебе тот самый, властелин жизни человеческой.


Как я ни пытался переварить все сказанное, мне это казалось всего лишь бессвязной ахинеей, не говоря уже о том, что я вообще не понимал, разговаривает ли он со мной, или ведет беседу с воображаемым другом.


- Меня зовут Валентин, - решил представиться я, - и я совсем не понимаю, что вы говорите и как вас понимать, - говорил я тихо, на случай, если субъект все же решил пообщаться с галлюцинацией. Мало ли, вдруг я его спровоцировал бы.


Однако, Парк явно планировал разговор со мною, так как немедленно повернулся и умудрился продемонстрировать около двенадцати разных гримас за две секунды, из-за чего я вновь нервно сглотнул.


- Можно сразу перейти на ты, мы ведь родственники, - подмигнул он.


Я прищурился.


- Что-то не припоминаю твоей рожи в семейном альбоме, - осторожно выговорил я и прикусил язык. Пожалуй, надо все же осторожнее разговаривать с душевнобольным.


- Ну что поделаешь, - развел руками Парк, - я и на фото не отображаюсь. Видишь ли, такие сущности, как мы с тобой, в своем истинном воплощении, состоят из таких частиц и энергии, что вовсе не фиксируются камерами. Не помню, почему. И с зеркалами та же ерунда. Вроде как, свет проходит сквозь нас.


Я осторожно отсел от субъекта на пару сантиметров. Да, он определенно ненормальный. Еще чуть-чуть и заговорит про какой-нибудь миф, назвав себя Геркулесом или даже Платоном.

Парк повернулся ко мне, весело щурясь.


- А знаешь, он тоже очень любил Грецию. Причем, несмотря на ее полное падение в настоящий момент, он все еще думает, что ее можно восстановить, так сказать, - Парк  сипло хохотнул, - даже наши с тобой имена ближе к греческим, он очень любил эту страну, да-а-а!


Пока сумасшедший мечтательно вздыхал, говоря о чем-то только ему одному известном, я потихоньку пятился, размышляя о побеге от ненужной беседы.


- Я же все равно найду тебя, братец, - внезапно очень серьезно проговорил Парк, его лицо вдруг перестало мимикрировать, установилось четкое и серьезное выражение, - зачем бегать? Выслушай сразу и пойдешь восвояси. не усложняй жизнь нам обоим, ладно?


- Так, все! - воскликнул я, - ты несешь какую-то околесицу, я тебя не понимаю. Греция какая-то, имена, родство... Если есть что сказать, говори, или попросту уйди, у меня обед скоро кончится!


Мимикрия Парка тут же вернулась к нему.


- Ну иди, что же. Твоя работа наверняка намн-о-о-го важнее того, о чем я хотел сказать, - Парк вел себя крайне развязно, открыто насмехаясь, - ведь как же, покупка у АО "ДелегФарм" каких-то катетеров на год для госзаказа гораздо важнее, чем судьба человечества на ближайшие пять тысяч лет. Да. Иди. не держу, - он издевательски выделял каждое слово.


Парк немного помолчал, раскачиваясь из стороны в сторону. Я же быстро перепрыгнул ограждение и направился к месту работы, уже пытаясь стереть этот странный инцидент из головы.


- Буду ждать тебя на кассе! - крикнул Парк, - продавец будет врать, не покупай этот пылесос, - на прощание крикнул он мне, а затем меня догнала еще одна фраза, - до встречи, Велиар!


Я застыл на месте. Про пылесос-то ему откуда знать? Я и сам решил это только пару часов назад. Даже разговоров таких не вел. Я обернулся, чтобы потребовать ответа, но на набережной уже было пусто. Парк не мог так быстро убежать... Что же за чертовщина?..


Я не мог сосредоточиться на работе. Как я ни пытался убрать из головы обеденный инцидент, он преследовал меня, как собака преследует автомобиль.

Даже выступая перед собранием акционеров, все время вспоминалась то потрёпанная кепка, то кривляющееся лицо странного субъекта.


Меня вывел из ступора директор.


- Мы выбрали поставщика и тип товара, - проговорил он меланхолично и передал мне бумаги.

Я машинально заглянул в них. Клятое  АО "ДелегФарм", черт его возьми! И катетеры... Все угадал, сумасброд...


Это уже ровно ни в какие ворота не лезло. Шпион, конкурент? Кто он?

Машинально двигаясь, я сбросил документы в кабинет и покинул офис. Кажется, немного раньше, чем планировалось, но все равно сегодня я уже был не в состоянии работать. Мне все время мерещилась кепка.


Не помню, как попал в этот магазин, но, очнулся я, когда нуднейший продавец в мире пытался мне втолковать преимущества обладания каким-то якобы волшебным пылесосом.


- Его мощность гораздо выше более дешёвых моделей и вы ни в коем случае не пожалеете, если купите его, - стрекотал он.


- Врёт, гадина, - сообщил мне голос из-за спины.


Я вздрогнул и оглянулся.


Проклятый сумасшедший, он действительно караулил меня а этом магазине. Почему я вообще сюда пришел? Неужто гипноз?


А то, что продавец завирался, я и сам знал. С детства у меня была особенность: я мог чувствовать, когда человек говорит мне неправду, в то время как сам мог врать похлеще бывалого игрока в покер.


Я проигнорировал как Парка, так и надоедливого продавца. Схватив понравившийся товар, я направился к кассе, старательно избегая контакта с Парком, что плелся за мной по пятам, натыкаясь на людей, чем приводил их в недоумение, почему-то.


На кассе Парк вновь заговорил со мной.


- Все еще не веришь мне, братец? - оскалился он, - а ведь ложь ты чувствуешь. И знаешь, что я говорю правду.


- Что тебе от меня нужно?! - громким шепотом проговорил я.


Парк закатил глаза.


- Вот скажи мне. Неужто у тебя никогда, ну вот прям ни-ко-гда не возникало в этой жизни чувство, что ты... Как бы это сказать... Не совсем человек?


Я досадливо глянул на надоедливого субъекта.


- Не возникало и возникать не будет, оставь меня уже в покое!


Женщина, стоявшая в очереди справа, обеспокоено глянула в мою сторону.


- Простите, а с кем вы говорите? - осведомилась она, оглядывая меня с ног до головы.


Я посмотрел в сторону Парка и нахмурился.

Он смотрел на меня скалящейся ухмылкой.


- Нам стоит найти более укромное место для беседы, чтобы тебе докторов не вызвали, - хохотнул он.


Я продолжал недоумевающе смотреть на него.


- Я говорил тебе, люди не могут меня увидеть. Бросай уже этот пылесос и пойдем.


Я с громким стуком уронил пылесос и последовал за ним. Происходило нечто, не вписывающееся в рамки нормального, скорее, сверхъестественное. Конечно, логичнее было бы игнорировать его, но... В общем, я не знаю, о чем думал, когда шел за ним. Но я уже шел, что попишешь.


Мы пришли в какую то глухую подворотню за гаражами, пропахшую мочой и тухлыми помидорами,  попутно я удивился, что таковые еще остались при столько активной застройке города.


- Ладно, - вздохнул я, - давай к сути. Кто ты такой и что от меня хочешь?


Парк насмешливо гримасничал.


- А ты еще не догадался?


- Прекрати строить гримасы, пожалуйста, раздражает, - нервно буркнул я.


Парк вдруг схватил себя за лицо и сдернул его. Вот просто сдернул! Под ним я увидел странную картину. Его мышцы лица образовывали причудливые нити из различных материалов, он будто сам состоял из нитей. Нити эти шевелились, вызывая причудливые мимические движения на лице. Парк надел лицо обратно.


- Я не хотел шокировать тебя с порога, так что, обзавелся небольшой маскировкой, - пояснил Парк, - я не мог перестать, это часть моей физиологии, как видишь.


Я, широко раскрытыми глазами на Парка, уселся прямо на грязную землю. Парк, впрочем, явно не отличаясь брезгливостью, последовал за мной.


- Так кто же ты? - тихо спросил я.


Я уже устал удивляться, я просто хотел понять, что происходит.


- Меня зовут Парк, как я уже сказал. Среди многих культур я известен, как повелитель судьбы человеческой. Демон, бог, сущность и много других названий дают нам люди, даже не догадываясь, что суть остается той же. Разница лишь в их отношении к нам.


- Демон, стало быть... - пробормотал я, - а я кто? Как ты меня назвал?


- Велиар. Ты - также не совсем человек. Точнее, ты - сущность Велиара, помещенная в тело человека при рождении, нашим отцом. Ну, строго говоря, он не совсем отец нам, но, для понимания так удобнее.


- Велиар, - завороженно повторил я, - демон лжи, не так ли?


- Византийская мифология говорит, что да, - развел руками Парк, - на самом деле, ты скорее сущность многих человеческих... Как там они это называют?... - Парк несколько раз щелкнул пальцами, напряженно вглядываясь в пустую консервную банку, - во, пороки.


- Значит, я - демон порока?


- Ты - сын нашего отца. Вот и вся история, - широко улыбнулся Парк.


- А наш отец?..


- Тот самый. Который символ зла, главный враг света и так далее, - весело проговорил Парк.


- Дьявол, - мрачно заключил я.


- Ну... Если бы человечество делилось на добро и зло, тогда было бы именно так. А как итог - он что-то вроде наместника Его могущества на этой планете.


- Так, стоп, чего?! - недоумевал я, - дьявол есть дьявол, не так?


- Главная фишка в том, что человек мало что знает об устройстве могущества. Так, ладно, мы отклонились от темы! В общем, я должен был оповестить тебя, что ты - сын, как ты выразился, дьявола - сделано, - Парк загнул один палец, - показать тебе, что это все реально - сделано, - Парк, загнув еще палец, задумался, - ах да, последнее. Рассказать тебе, что ты должен делать!


Я обхватил руками голову.


- Ну давай, вещай.


- Значит, отец хочет, чтобы ты искоренил все мировые редигии, показав людям, что их верования - ложны... - я перебил его громким возгласом.


- Чего-о-о?! И вы что, действительно думаете, что так уничтожите веру в бога?


Парк посмотрел на меня с искренним удивлением.


- Зачем нам уничтожать веру в бога? Мы в связке с ним. Пока верят в него, верят и в нас, братец. Все должно было быть построено именно так. Но я не договорил. Тебе придется возвести на руинах старых религий новую - единую для всех. Отец уже давал такое задание одному из нас. Давно, очень давно. Но увы, эти догматы уже устарели для человечества, нужны новые, свежие.


Я сидел, нахмурившись.


- Даже если так... Как я должен это делать? Выйти на улицу и кричать, что все не правы, а я - молодец?


Парк ухмыльнулся, обнажив сиреневые зубы.


- А это уже твое дело.


- Ну охренеть теперь, - всплеснул руками я, - чем вам вообще церкви эти не угодили?


Лицо Парка вновь застыло, не отображая эмоций.


- Дело в том, что наши догматы не должны вести к коммерции. А люди вдруг решили, что церковь - отличный вид заработка. Они потеряли саму суть верований и их смысл, оставили символы и расценки... - лицо Парка вновь оживилось и он заговорил весёлым тоном, - особенно хорошо с этим справились католическая и православная церкви. Эти субъекты так великолепно выстроили свой бизнес, что уже толком и не понимают, во что верят, а во что - нет. То-то и теряется вера у многих, хоть и остаётся в массе.


- Ну да. Атеистов с каждым днём всё больше, вот вам и понадобилось обновление, да?


Парк расхохотался в голос.


- Братец мой, атеистов среди людей меньше одного процента! Уж поверь!


- Да ладно. Взять хоть те же соцсети, там богов и религии уже так ругают и поносят, что люди и сами потихоньку убьют церкви.


- Не убьют. Ругать и крошить бравадой об атеизме можно хоть круглые сутки, но, каждый в глубине души чувствует, что является частью большего. А вот что самое интересное, главные атеисты те, кто более всех говорит о религии. Главные священники. Они настолько хорошо поняли, что религией можно грести деньги, что попросту не могут поверить. Ты же у нас с ложью на "ты"... Сам знаешь, что обманывая всех вокруг, сложно верить самому. Поэтому, существование нас для них уже почти сказка. К этим же относятся люди во власти и с большими деньгами. Поняв и ощутив управление массами, они уже не могут поверить, что религия может быть не рычагом давления. Атеистов очень мало, братец, и все, как один, пропагандируют религию активно и громко, - Парк как-то грустно ухмыльнулся, - жаль, они не знают, что им уготовано.


Меня пробирал дикий интерес. Удивление и шок ушли, уступив дорогу любопытству и заинтересованности.


- И что же?


Парк указал пальцем на землю.


- Догмат о том, что будет все дано по вере, неизменен. Они попросту исчезнут, и все. Они не смогут более жить на земле, как и не смогут быть сущностями. Их просто не станет.


- А что же будет с верующими? - с ажиотажем поинтересовался я.


Парк с досадой посмотрел на меня.


- Много вопросов, братец. А ответы у тебя итак есть. В общем, я должен объяснить тебе несколько правил, которыми будет сковываться твоя задача. Правило первое: что бы ты не делал, люди не должны узнать, кто ты и что ты. Если ты творишь какое-то чудо, очевидцев не должно быть более сотни, не должно быть ни одной фотографии, видеозаписи и других материалов, однозначно подтверждающих наличие сущностей на планете.


- Многоуважаемый, - скептически поднял бровь я, - я и не умею никаких чудес.


- Не перебивай! - взвизнул Парк, - Тьфу ты, с мысли сбил! Так. Ты будешь уметь. Я научу после оглашения правил. Так о чем я?


- Правила, - напомнил я, - никто не должен знать, кто я.


- Точно! Делать ты можешь, но так, чтобы у человечества оставались громадные сомнения насчет правдивости всего этого. На их вере основано существование нас, так что, раскрываться им мы не можем. Второе правило: ты не должен открывать человеку Истину, ни в коем случае.


- Какую такую истину?


- Ты долго будешь перебивать?! - недовольно закричал Парк, вскидывая руки, - Истину, что будет тебе открыта. К примеру, одна из сутей Истины в том, что не существует добра или зла, не существует правил, а вся эта систематика выдумана лишь потому, что люди смертны и чтобы они не перегрызли друг друга.


Я хмыкнул.


- Уж извини, но люди - не идиоты. Им это итак известно.


- Да ну? - Парк лукаво наклонил голову, - видишь ли, - вкрадчиво зашептал он, - одно дело услышать слова, другое - понять их смысл. Говорить об этом человечество будет хоть до посинения, но будет следовать правилам слепо и предвзято. Истину доносить до них ни в коем случае нельзя, иначе под угрозой будет все сущее. Вот тебе очевидный пример: ты знаешь, что сладкое вредит твоим зубам. Казалось бы - знаешь на все сто. Но кушаешь его. Почему? Потому что вкусно. Ведь ты не понимаешь смысла и сути этих слов, их понимают специалисты-стоматологи, знающие всю поднаготную этого нехорошего сахара.


- Не уверен, что понимаю... - пробормотал я.


- Скоро ты все поймешь. Просто слушай дальше. Правило третье. Что бы ты ни делал, нельзя воздействовать на того, кто этого как-то не заслужил. - Парк заговорил быстрее, видимо, предугадывая вопрос, - да, ты сможешь понять, кто заслужил, это будет частью Истины. Правило четвертое: твоя власть кажется безграничной только здесь. Нельзя идти против отца и против Его могущества. И правило последнее, пятое: все другие правила не могут быть нарушены при помощи Истины, так как не являются ее частью. Запомнил?


Парк выжидающе смотрел на меня. Я искренне задумался.


- Так, ну... Не светиться слишком сильно, не рассказывать об Истине, не трогать не заслуживших, не идти против высших демонов и не каверкать правила в свою пользу. Ничего не упустил?


- Мы не совсем демоны, братец, - укоризненно, и даже как-то обидчиво проговорил Парк, - тот, кого называют богом, является сутью всех живущих планет. Тот же, кого называют дьволом, управляет этой планетой.


- То есть, дьявол является богом для тех, кто на Земле, а бог это как бы бог для всех дьяволов? - с сомнением выговорил я, подозревая, что несу бред.


- Что-то в этом духе! - радостно воскликнул Парк.


- Как же сложно, - я зажмурился и потер пальцами виски.


- Слова, братец - это лишь способ выражения Истины на этой планете. Они не могут в полной мере донести до тебя суть, - Парк протянул руку к моему лбу, - сейчас я коснусь тебя и отец объяснит тебе все так, как это принято у сущностей. Ты поймешь все, не нужно будет слов. Ты просто будешь знать Истину и понимать ее суть...


Он дотронулся. А я не почувствовал ничего. Просто, в моем разуме произошли колоссальные изменения. Я замечал их постепенно, скачкообразно. Сначала я осознал самого себя и свое имя, я понял, кем и чем я являюсь. Велиар, сущность, олицетворяющая человеческие пороки. Пороки... Это второе, что я осознал. Как наяву я понял - порока, как такового, не существует. Пороки, доброта, злоба, ярость и другие эмоциональные состояния человека - не более, чем просто его отличие. То, что делает человека человеком. В числе этого знания было и то, почему пороки называют таковыми и почему люди должны избегать их. Люди. Не сущности. Парк сказал, но я тогда еще не понял. Теперь это казалось мне до боли очевидным. У сущности не может быть порока, потому как она бессмертна. Человеческие же пороки - это скорее факторы, способные довести его до смерти его тела, потому, им нельзя было так делать. Пришло и третье понимание. Я бессмертен. Бессмертен, как космос, как энергия. Ничто во всем мире не могло мне навредить. И четвертое - следом. Я - всесилен. Я могу управлять бытием, как мне хочется, любым его аспектом по своему желанию. И наконец, пришло последнее понимание из главных: не существует в этом мире ничего невозможного вовсе. Все существующее ограничено лишь законами, установленными тем, кто теперь, по всей видимости, является моим "отцом". "Отцом" которого являлось нечто громадное, нечто восхитительное и ужасающее. Оно внушало мне ужас и благоговение, страх и радость. Это было бесформенное нечто, образующее сущее во всех его проявлениях. Я служил ему, я был его чадом, был его инструментом.  Это что-то... Было просто сгустком невероятной... Силы, что-ли. Я понимал, что все в этом мире является проявлением его воли, его желаний. Демоны, боги, ведьмы, колдуны, люди, животные... Каким бы он ни был, только его милостью мы все существуем. Он не делил нас. Он доносил свою волю до тех, кто не мог и не должен был понять его через таких, как мы. Человек именовал и оценивал сущности, по тому влиянию, которое мы оказывали на него. Если мы вредили ему, он считал нас демонами, если мы делали благо ему, он считал нас ангелами и так всегда. Я не демон. Я - лишь его дитя. Одно из них. Последнее, что я ощутил перед тем, как голос Парка вывел меня из благоговейного транса, было нестерпимое желание исполнить его волю. Что было логично - я ведь был его частью...


- У того, кто до тебя пытался сделать нечто подобное было больше ограничений, братец. Во-первых, он был смертен, чтобы люди могли принять его. Истина была ему известна, но лишь часть ее он мог использовать. Также, ему нельзя было вредить людям вовсе, - Парк хитро улыбнулся, - ты не так ограничен. Как мы и обещали, второе явление будет гораздо более жестоким, нежели первое. Ты скован только правилами. В остальном, у тебя нет ограничений вовсе. Хочешь - назовись сыном бога, хочешь - сыном дьявола. Хочешь - сожги все церкви дотла, а хочешь - заставь людей самостоятельно сделать это. Ты, Велиар, проявление его могущества на этой планете и ты должен проучить людей, дать им понять, что они зарвались, показать им, что их вера - чушь и дать им новую, пропитанную Истиной и обновленную.


Я сидел, криво улыбаясь собственным мыслям. У меня уже возникло несколько идей.


- Для начала, - насмешливо проговорил я, - давай-ка заставим людей возненавидеть Истинно тех, кто управляет ими на Земле, - загадочно улыбаясь, произнес я.


Все, что было ранее важно, теперь стало несущественным. Теперь у меня были более важные цели. Теперь, я был мертв, как человек, но родился, как благостный демон...


Продолжение следует, однозначно, я обожаю эту тему. Если здесь будет много грязи из-за такой темы, буду писать в стол. Новости будут в группе, произведение - по второй ссылке, когда закончу.


https://vk.com/devilhistory


https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
217

Секта

Следователь меланхолично пролистал материалы дела и поднял глаза на обвиняемого.

- Итак, Станислав Леонидович, вы утверждаете, что были почти насильно вовлечены в культ славянского бога Перуна и совершали все действия по принуждению?

Парень, нервно сжимая руки, кивнул.

- Можно просто Славик, все меня так с детства зовут.

В комнате дознания было достаточно светло, утреннее солнце едва-едва выглянуло из-за горизонта, заглядывая в небольшое зарешеченное окно. На небе довольно плотным строем ходили дождевые тучи, из-за которых солнце часто пряталось, организовывая в комнате временный полумрак. Свет от настольной лампы был несколько тусклым, изредка мигая, из-за чего следователь лупил лампу, возвращая свет. ремонт в комнате, похоже, в последний раз делали при социализме, хотя, учитывая возраст здания, ему уже никакой ремонт не поможет. Краска на стенах облупилась, оголяя штукатурку, потолки и пол были облезлыми, а местами, по причине сырости, даже плесневелыми.

Славик сидел на стуле, положив руки, закованные в наручники, на потертый стол, сотрудник правоохранительных органов довольно расслаблено листал документы.

- Славик, значит? Ну, Славик так Славик, для тебя это ничего не поменяет. Хорошо, рассказывай, как все было.

- Ну, я же дважды рассказывал, еще когда меня только взяли, - удивленно проговорил Славик.

- А сейчас вы даете показания по конкретным обстоятельствам, в связи с расследованием уголовных дел. Вы вообще в курсе, какие статьи по обвинениям вам вменяются?

- В перерывах между избиениями, сотрудники мне поведали, - зло прошипел Славик.

Следователь развел руками.

- Издержки нашей профессии неприятны, но необходимы. Мало кто хочет рассказывать все правдиво.

Славик постучал пальцем по столу.

- Я говорил все, как есть, - тихо сказал он, - вы, как я вижу, человек женатый, возможно, семейный. Если бы вашего сына вот так избивали, что бы вы сделали?

Следователь покряхтел.

- Речь сейчас не об этом. Я хочу услышать историю с самого начала, без увиливаний и лжи. Будешь опять околесицу нести - отправишься обратно в изолятор. Как я понял, тебе это не слишком понравилось, а?

Славик скривился и тяжело выдохнул.

- Я не смогу рассказать ничего, кроме того, что я видел! - раздраженно отозвался он.

- Слушай, Славик, - устало произнес следователь, - ты показался мне самым адекватным и вменяемым из тех, кого повязали по этой истории. Рассказывай, как можешь, будем разбираться по факту.

- Ну, жил я всегда довольно просто и скучно, как сказали бы люди - нормально. Все началось с Антона, моего друга детства. Внезапно, он начал пропадать, надолго и без объяснений. Когда мы поговорили, он увлеченно рассказал мне о культе поклонения Перуну, сказал, что это единственная реальная религия, так как те, кто поклоняется ему, получают реальные дары.

Следователь скривился.

- Никогда не любил религию. Пустые сказки для рабов из древности.

- Как бы то ни было, - продолжал Славик, проигнорировав высказывание следователя, - я посмеялся над ним. Он продолжал настаивать и я согласился прийти к ним, чтобы "убедиться воочию".

Следователь поперхнулся кофе.

- И вы были в своем уме, когда решили посетить явно радикальную секту?

- Ну а что? - Славик пожал плечами, - жизнь у меня скучная, захотелось посмотреть, как психи живут.

Протерев платком рот и стол, следователь откашлялся.

- И что было дальше?

- А дальше начались чудеса, - пробормотал Славик, - придя туда, я обнаружил, что слова Антона имеют вполне реальное воплощение! Эти люди умели швыряться огнем и молниями, исцелять тяжелые раны и поднимать предметы силой... ну, мысли, наверное.

- Вам давали что-то выпить, съесть или понюхать, перед тем, как вы зашли? - скептически поднял бровь следователь.

- Да вот в этом-то и штука, - недоуменно проговорил Славик, - ничего. Я был шокирован, как никогда прежде, я грешил на галлюцинации, психическое расстройство и вообще, на все, что угодно, лишь бы не верить, что это все реально, только вот... это было реальностью, и вполне осязаемой.

Следователь смотрел на Славика тяжелым взглядом.

-  Расскажите мне подробнее, что вы видели и чем занималась секта.

- Собирались они по подвалам, заброшенным постройкам и пустующим квартирам. Никакой роскоши, финансов и подобного, они говорили, что деньги -зло, и именно они губят человечество. Именно их суть свела меня с ума окончательно, - Славик опустил глаза и сглотнул, - они приносили своему кумиру жертвы. Как животные, так и человеческие. Причем, ритуал этот имел крайне неприятные подробности...

- Рассказывайте их.

- Что же... - начал Славик надрывающимся тоном, - если вкратце, на алтарь, которым, обычно, служил небольшой каменный постамент с изображением Перуна, клали животное или человека. Сначала, ты должен был принести молитву Перуну, после чего нужно было вскрыть брюхо жертве и съесть половину ее сердца, не отрывая от тела. Потом ты возлагал жертву на "священный огонь", положив руки сверху и произносил клятву верности Перуну. Надо сказать, в клятве той две строчки, но когда твои руки находятся внутри верещащего существа и их потихоньку охватывают языки пламени, клятва кажется безнадежно длинной.

Следователь молча смотрел на Славика немигающим взглядом.

- И вы это проделывали?

- Дважды, - прошептал Славик, не поднимая взгляда.

- И с человеком?

- Второй раз. Но, они меня заставили это сделать.

Следователь вздохнул.

- Ну хорошо, вот ты пришел к ним. Что дальше?

- После демонстрации всех ништяков, мне предложили вступить в эту секту, мотивируя тем, что "у меня высокая эмоциональная энергия", и я, мол, смогу больше, чем другие, рано или поздно.

- И вы вступили.

Славик помотал головой. Он все еще не поднимал глаз.

- Мы долго говорили с Антоном, он убедил меня, я решился попробовать. Какое-то время я просто смотрел на них, а потом мне приказали провести первое жертвоприношение. Кролика. Большего ужаса и потрясения я не испытывал никогда до этого, я думал, что прямо там помру от сердечного приступа. Однако, после этого, я получил способности, идентичные тем, что я видел у других.

- То есть, молнии, огонь и прочее? - уточнил следователь с каменным лицом.

- Именно. Какое-то время, я был у них в культе, следовал их правилам, участвовал в собраниях, ходил на задания главаря.

- Кем был этот главарь?

- Его все звали Ятаган. Я не знаю, как его по-настоящему зовут, не знаю, почему именно он был главным. Антон говорил, что он самый сильный из культистов.

- И чего же хотел весь культ?

- Антон говорил, что мы должны были накопить достаточно энергии для открытия, цитирую: "небесной бреши", это должно было помочь освободить Перуна из заточения, в которой он якобы находился.

Следователь молчал с минуту.

- Красивая сказка. И мифология приплетена, и магия, и все вместе. И как они планировали освободить его?

- При достижении нужного объема энергии, мы должны были найти древний алтарь, который служил Перуну тюрьмой и отпереть его.

- Я так понимаю, при открытии этого портала вас и взяли? - поднял бровь следователь.

- Не могу точно сказать... Меня не посвящали в детали процесса, как и не говорили, зачем мы там находились.

Следователь встал и прислонился к стене возле окна, открыв его. Он достал сигарету и закурил.

- А хочешь, я расскажу тебе эту историю в нашей интерпретации? - устало осведомился он.

Славик поднял глаза и кивнул.

- Ну вот смотри. В сторону следственного отдела поступили материалы по многочисленным убийствам и похищениям людей. Целая команда начинает работу над этим вопросом, но, довольно долго нет никаких следов. Спустя еще несколько убийств и похищений, органы, наконец, нападают на след виновников происшествий и начинает слежку за некоторыми из них. В итоге, ОМОН берет огромную толпу сектантов прямо на "горячем". На месте преступления обнаружено, помимо толпы сектантов, громадное количество использованных и упакованных наркотических и психотропных средств, десять голых людей, привязанных к столбам, а также атрибутика культа - орнаменты, символы и различные предметы непонятного назначения, - следователь докурил сигарету и выбросил окурок в окно, - и мое предположение - мы столкнулись с бандой повернутых наркош со склонностью к насилию и шизофренией последней стадии, - следователь снова уселся на стул, - как считаешь, чья теория разумнее?

Славик поднял взгляд на следователя. Брови Славика были нахмурены, в глазах отражалось недоумение.

- Для любого нормального человека, ваша теория гораздо разумнее... - Славик постучал пальцами по столу, - только вот, одна поправочка... Я не говорил, что они там искали или же открывали брешь. Я сказал лишь, что я не в курсе деталей процесса, а вот где находится сама брешь, я знаю.

- А разве это что-то меняет?

Славик криво улыбнулся. В его взгляде читалось болезненное понимание.

- О да, очень даже меняет. Вам приходилось бывать на нижних уровнях подвальных помещений этого здания? - поинтересовался Славик, оглядываясь.

- Там, вроде, трубы, котельная и подобные сооружения, а что?

- Знаете, что любопытно, - задумчиво проговорил Славик, - Ятаган действительно приказал принести на пожертвование наркотики, но, культистам запрещено было их употреблять... И я действительно не был посвящен в смысл проведения массового пожертвования в лесной хижине, так еще и близко к городу. Также, процедуру пожертвования Ятаган оттягивал до самого приезда ОМОНа. И вишенка на торте: брешь, которую мы должны открыть, тот самый древний алтарь... - Славик истерично рассмеялся, - похоже, что он здесь, почти на двенадцать метров вниз! - Славик продолжал смеяться сквозь слезы, - вы привели их совершенно легально и тихо именно туда, куда они и стремились!

Следователь смотрел на Славика со смесью отвращения и беспокойства.

- Это центр города. Какой тут может быть алтарь? - с сомнением произнес следователь.

- А что, вы думали, что это обязательно должно быть страшно-зловещее здание посреди непроходимых лесов?! Мой вам совет - немедленно эвакуируйте здание и осторожно... - Славик задумался, - убейте Ятагана и всех задержанных, включая меня!!!

- Стоп-стоп! - рявкнул следователь, - я понимаю твое беспокойство, но, они все задержаны и сидят по камерам. Они физически не смогут сделать ничего.

- Вы меня плохо слушали? - Славик успокоился, но у него начал дёргаться глаз, - никто из них никогда не употреблял наркотиков! В том числе и я! В культе табу на это! Я бы мог поверить, что мы все просто долбанутые наркоманы, если бы не знал этого! Помяните мое слово - скоро они начнут действовать и каждый, кто встанет у них на пути умрет! Если вы застрелите их прямо в камерах, у вас ещё будет шанс!

Следователь покачал головой.

- Похоже, я ошибся в вашей адекватности... - следователь встал и открыл дверь в комнату, - уведите обвиняемого!

Пока следователь собирал бумаги, размышляя над произошедшим, Славик все еще кричал ему вслед о том, что необходимо убить всех сектантов. Это прямо напасть какая-то. Сначала приходили трое людей, утверждая, что на них напал черт, потом загадочные исчезновения, затем вот это... Не могли же все люди в городе одновременно поехать сознанием? Или могли? Следователь направился к камерам, попутно продумывая теорию, что организованная банда попросту травит народ токсичными веществами, заставляя их верить во всякую дичь. С этими мыслями он и подошел к камере того, кого сектанты называли Ятаганом.

- Обвиняемый, встать, - скомандовал сотрудник, который провожал следователя.

Ятаган приоткрыл глаза и хищно улыбнулся. Он выглядел, как кот, который нашел маленькую жертву.

- Доброго вечера, друзья, - поприветствовал Ятаган посетителей звонким и хриплым голосом.

Так как Ятаган, как предводитель банды, считался опаснейшим из задержанных, его запрещено было выводить из камеры.

- У меня к вам несколько вопросов.

- Не правда ли, погода сегодня чудесна? - Ятаган будто проигнорировал слова следователя, - вы не замечали, как быстротечно время? Особенно, когда оно уже прошло.

- Мы так и не смогли идентифицировать вас, не нашли никого, кто бы знал, как вас зовут, - продолжал следователь, также игнорируя бред Ятагана. Они начали соревнование, кто быстрее выйдет из себя, - поэтому, я спрошу: как ваше имя?

- Быстротечна также и жизнь человека, - Ятаган продолжал улыбаться, - как только смерть подступает к нему, внезапно оказывается, что ему совсем не хватило времени ни на что. А ведь, когда он был моложе, когда у него было время, он даже не задумывался, что тратит его зря. Вот вы, Юрий, - внезапно Ятаган посмотрел следователю прямо в глаза, - все никак не съездите в отпуск с женой, а зачем откладываете? Вам срок небольшой отведен, зачем же медлить?

Юрий почувствовал, как по его спине ползут мурашки. Ятаган не мог знать его имени и планов. Или мог? Быть может, услышал разговор охраны?

- Ваше имя, - настойчиво проговорил следователь, решив гнуть свою линию.

- Знаете что, сегодня столь хорошая погода, что я решил пощадить вас! - воскликнул Ятаган, - но при условии. Вы сегодня же подадите заявление на отпуск и улетите в Турцию по первой же путевке, как и планировали. Главное - не забудьте оставить Ложку соседям, а то, за две недели помрет ведь зверюга.

Юрий не на шутку встревожился. Некоторые вещи из тех, что говорил Ятаган, не мог знать никто. Буквально неделю назад, они с женой, на подарок дочери, взяли небольшую крысу, девочка давно просила. Немного похихикав над странным зверьком, дочка назвала крысу Ложкой. И, если про отпуск заключенный мог узнать и из разговоров, то о зверьке Юрий не говорил решительно никому из тех, кто работал в отделе. Дело начало пахнуть крайне странно.

- Ваше имя! - рявкнул Юрий нервно.

- Вы знаете мое имя, Юрий. Другого у меня нет, - наконец ответил Ятаган, - а вы знали, что человеческое тело вырабатывает огромное количество тепла и электроэнергии? Люди мало задумываются об энергетическом потенциале собственного тела. Двести двадцать четыре человека будет более чем достаточно для разведения вечного костра и преодоления космических барьеров. Забавно, что никто не додумался до такого, ведь люди - такой же ресурс, такой же материал...

В отделении работало ровно двести двадцать пять человек, если считать самого Юрия. Что же они задумали? Бомбу подложить?

- Знаете, что бы вы не решили делать, вряд ли это будет возможно из тюремной камеры, - раздраженно отозвался Юрий.

Ятаган снова хищно улыбнулся. Его борода блестела в неверном свете старых газовых ламп, будто переливаясь цветами.

- Как же человек любит верить в благополучие. Вы настолько сосредоточены на своих стереотипах, что не можете взглянуть на ситуацию иначе. Ведь именно в таком случае, вы бы уже поняли, что я абсолютно свободен. Как, впрочем, и все мои люди.

Юрий обратился к спутнику.

- Приставьте к этому тройную охрану, пусть дежурят денно и нощно, если этот парень моргнет - стреляйте, - прошипел Юрий.

Сотрудник отдал честь и удалился.

Ятаган покачал головой.

- Ну надо же. Простой следователь, а такие приказы раздаете. И ведь вас слушают. Это все выслуга лет, верно? Кроме того, вам обещали повышение через пару месяцев. Ведь именно поэтому вы так старались раскрыть загадочные, - Ятаган особенно выделил слово "загадочные", - похищения. Жаль, что вам недолго осталось. А ведь могли бы еще пожить, если бы знали...

Юрий подошел к решетке и посмотрел на Ятагана испепеляющим взглядом.

- Что за чушь ты несешь, душевнобольной?!

Ятаган даже бровью не повел.

- Какой же я сегодня добрый, - пробормотал он с улыбкой, - у тебя рак, мой хороший. Рак легкого, правого, верхняя часть, вторая стадия. С лечением тебе отведено еще пару лет, без лечения - три-четыре месяца.

Юрий отшатнулся от решетки, у него тряслись руки, в горле стоял ком.

- Впрочем, ты уже знаешь об этом, - ухмыльнулся Ятаган, - забавно, как ты тратишь свое время при таких обстоятельствах. Все еще работаешь, копишь деньги на институт дочке, выслушиваешь претензии жены. А ведь на твоем месте, стоило бы убрать из головы извечное "надо" и смотаться куда подальше, потратить деньги на себя, сделать последние месяцы твоей жизни фееричными и незабываемыми.

- Откуда ты... Как ты... Что за... - сбивчиво бормотал Юрий.

- Для чего же ты стараешься?  - рассуждал Ятаган, - хочешь оказаться полезнее? Ради семьи, быть может? А вот если бы, - Ятаган рассмеялся. Его смех был похож на звуки пилы, которая режет певчую птицу, - на самом деле, ты попросту не веришь в действительность. Надеешься, что тебя пронесет, что вскоре ты снова вернешься к нормальной жизни. Как, впрочем, ты не верил и в рассказы бедного Славика, буквально полчаса назад, - Ятаган внезапно встал и рванулся вперед, схватившись руками за решетку. Это произошло столь быстро, что Юрий даже не успел среагировать, - а ведь тебе действительно стоит убить меня прямо здесь! - прошипел он, - сейчас у тебя еще есть шанс, хоть и сомнительный! Послушай ты Славика, все было бы позади, никто бы не пострадал, но учти! Теперь ты будешь виноват в смерти сотен людей! Хочешь знать, почему я решил тебя пощадить? Потому что при таком раскладе ты будешь страдать стократ сильнее!

Закончив свои высказывания, Ятаган медленно отошел к стене и опять уселся на скамью.

Юрий стоял, не в силах пошевелиться. Его била крупная дрожь, бумаги он уронил уже давно, глаза были полны ужаса и отчаяния.

Подошли сотрудники.

- Юрий Евгеньевич, вы в порядке? - закричал один, подбегая к следователю.

Увидев, в каком состоянии находился Юрий, лицо сотрудника исказила гримаса гнева.

- Этого, - рявкнул сотрудник, - в изолятор! И глаз с него не спускать!

Видя, как на лице Ятагана появляется хищная ухмылка, Юрий пришел в себя.

- Нет! - завопил он, - пусть будет здесь.

Юрий подобрал документы и на ватных ногах пошел к выходу из отделения. Ему нужно было обдумать это, решить, как действовать дальше, понять, что вообще только что произошло. Нужно было заглянуть к Антону или Эдику. Эти двое всю жизнь изучали какую-то непонятную дичь, хоть и с разных сторон.

Проблемы была в том, что изолятор находился на самом нижнем уровне подземных помещений. Ровно двенадцать метров вниз...



https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
602

Священники в борделях. Религия, суеверие и продажная любовь.

Религия в России уверенно залезла в различные отрасли - в космическую, в финансовую, в искусство и в блядобизнес тоже. В большинстве своем люди, работающие в сфере продажной любви довольно религиозные и суеверные. Знаю одного сутера, который в новый салон перед открытием приглашал священника, чтобы тот освятил новую точку.
В борделях часто присутствуют иконы, свечки и различные магические атрибуты по привлечению клиентов, например денежная жаба, ножи разбросанные по всему салону, сахар, насыпанный около входа.
Фигурка жабы, обязательно на красном куске ткани - к деньгам, ножи по углам - к мужчинам, сахар у входной двери - уже не помню зачем, но он обязательно нужен, даже уборщице нельзя было его убирать. Руководили всей этой вакханалией в моем салоне администраторы - женщины за 40 лет. Такие сами по себе верят во все возможные приметы. Так же, по их словам, на красных простынях работа идёт лучше, поэтому белые мы почти не использовали. Да и вообще религия и суеверия прочно засели в головах всех представительниц этой древней профессии.

В моем салоне, в комнате для персонала в углу стояла икона (какая я уже не помню). На мое резонное замечание что мы занимаемся не совсем богоугодным делом и иконам в шалмане не место мне было сказано что в проституции религия не видит ничего плохого, ибо даже в библии были продажные женщины. Ну и ладно - подумал я и не стал противиться ни иконам, ни этой денежной жабе, ни сахару у входа. Надо сказать что человек я нерелигиозный и не суеверный. Но то что православие не против борделей это я понял ещё когда ко мне в салон первый раз зашёл поп. Нет, он был без своего церковного одеяния (рясы) и без огромного креста на груди, но попа и так разглядеть можно. Да и девочка с которой он отдыхал тоже подтвердила мне что ее клиент - служитель церкви. Такие гости не то чтобы явление частое, но встречаются. И как говорили мои администраторы - приход священника в салон это хороший знак.

А сколько гадалок, магов, экстрасенсов и прочего было в моем заведении - любая битва экстрасенсов позавидует. То одна куртизанка неожиданно находила в себе дар предвидения, то другая внезапно начинала гадать на картах таро, а у третьей обязательно есть хорошая ведунья, которая принимает в самой глухой деревни Ленинградской области. И каждая такая сотрудница считала своим долгом мне погадать. Ну я, кстати, никогда не был против. Прошло уже несколько лет, но ни одно предсказание так и не сбылось.

Бордель я не так давно закрыл, маги и экстрасенсы разбрелись по по другим аналогичным заведениям, а денежная жаба живёт сейчас в моей квартире и стоит в углу с червонцем в пасти, он обязательно должен у нее быть вместо монеты, которая идёт с ней в комплекте из магического магазина. Этому меня научила администратор Лена.

P.S. Следующий мой пост выйдет в эту пятницу. Будет он о моем персонале, кто чем сейчас занимается и кто какое нашел призвание в жизни.

Мой телеграм канал - t.me/suterTV

Священники в борделях. Религия, суеверие и продажная любовь. Битва экстрасенсов, Гадалка, Гадание, Экстрасенсы, РПЦ, Религия, Православие
Показать полностью 1
346

Поезд шел на Восток

Эта история имеет продолжение на протяжении вот уже почти двенадцати лет. Началась она знойным июлем 2007 года. Мы с моим закадычным другом – пусть его зовут Иван – решили съездить на мою родину, на Дальний Восток. Отдохнуть, сплавиться по рекам, выкупаться в море. Добирались мы в плацкартном вагоне, и путь тогда занимал почти пять суток. Соседями по кубрику оказались совсем еще не старая женщина интеллигентного вида с внучкой лет десяти. Как и водится, в такой дальней дороге все соседи, ехавшие рядом, быстро познакомились. Завязались беседы, байки, истории. Игры в карты, кости – кто то притащил шахматы. У Ивана был с собой фотоаппарат «Мыльница», уже цифровой. Что было несказанно в диковинку тогда. Фотографировались много. В кубрике, в коридоре, на станциях. С нашей соседкой Людмилой Ивановной (пусть ее зовут так) и внучкой Катей (тоже неплохое имя) мы как-то особенно сдружились. На многочисленных станциях я катал ребенка на плече, угощал мороженым, учил разным играм. Людмила Ивановна оказалась образованным человеком, инженером и очень хорошей рассказчицей различных историй. В общем, нам, двадцатилетним балбесам, компания пришлась по душе. Были и еще интересные люди на соседних местах. Ехали весело.


И вот где-то в Забайкалье, на третьи или четвертые сутки пути, когда мы от дороги порядком устали, Людмила Ивановна предложила погадать. Гадала она, просто смотря на ладонь человека. Нет, она не была ни цыганкой, ни шарлатанкой, не брала денег за гадание. Очень положительная, славянской внешности, с высшим образованием. Просто как-то полушутя-полусерьезно сказала, что умеет и есть ли желающие. Первому она гадала Ивану. «Будешь, Ваня, большим человеком в науке. С доходами сладится все хорошо. Женишься один раз. Двое детей у тебя будет, первая девочка, а потом - мальчик». Это из того, что я запомнил. Следующим был я. «В тюрьму не попадешь, болезнь у тебя будет - поправимая, но жизнь изменит. Двумя образованиями «попахивает» (прям так и выразилась), женат будешь два раза. Дети будут со второй женой». К сожалению, это все из того, что запомнилось. Рассказывала она мне много, все больше хорошее, но вот что еще - не помню. Из явно негативного я отметил про болезнь и то, что женат буду дважды. Гадала она половине вагона. Мы тогда с Иваном еще смеялись, что пора бюро предсказаний открывать.


Как это почти всегда бывает среди случайных попутчиков, каждый вышел на своей станции. Поездка эта вскоре забылась, и жизнь пошла своим чередом. Вспомнил я об этом случае в поезде недавно, когда начал разбирать уйму старых фотографий на жестком диске. Сразу всплыла в памяти та поездка, пиво с байкальским омулем, соседка по купе и гадание, над которым мы посмеялись. А между тем, Иван стал ученым, занимается разработкой оборудования, защитил кандидатскую. Женился, дочка у него уже родилась. Видимо, дело за сыном. У меня действительно приключилась болезнь с почкой, починить-то починили, но ограничение годности по здоровью я все-таки не избежал. Вследствие чего служить по своей первой специальности я не попал. И вот тут пришлось идти учиться заново, совершенно в другую стихию – вот и второй диплом, которым тогда только «попахивало». Ну а дальше разошлись с женой после 7 лет совместной жизни. Буквально в один день она заявила, что не видит дальше семейной перспективы и мы разводимся. Детей с ней так и не нажили. Собственно, сбылось все то, что я запомнил из гадания Людмилы Ивановны. И даже Иван, будучи прожженным материалистом, согласился со мной в этом.


Но это еще не конец истории. Если бы все свелось только к тому, что сбылось гадание моей случайной попутчицы (думаю теперь - случайной ли?), я бы и бумагу марать не стал.


Рассматривая те фотографии с поездки, вглядываясь в лица, проскочила мысль: «А не попытаться ли мне найти эту умную женщину, спросить еще у нее, что дальше-то будет». Но как? Прошло-то больше десяти лет. Установочных данных для розыска лица у меня нет никаких. Точнее, почти никаких. Каким-то образом из глубины памяти всплыла фамилия девочки, внучки нашей попутчицы. «Макарова» - фамилия знаменитого оружейника. Звать Екатерина (как русскую императрицу) - (все имена изменены по понятным причинам, но аналогии сохранены). Тогда-то мы и понятия не имели, что такое социальные сети.


«Екатерин Макаровых» оказалось несколько тысяч человек. Без особого энтузиазма потыкал в несколько страниц мышкой. Кроме имени и фамилии я знаю только возраст и очень примерно. В районе 10 лет тогда, значит, сегодня 21-22. Очередной щелчок кнопки и мысль: «Да ну, не может быть». С фотографии на меня смотрела молодая девушка, очень красивая, и что-то еле уловимое и знакомое есть в ее глазах. Сильно она изменилась. Сравнивая две фотографии, сделанные с разницей в 12 лет, не осталось сомнений - ОНА. На щеке родинки - особые приметы. Поиски заняли менее 10 минут. Написал, скинул фотографии, ответила. Пришла в неописуемый восторг и удивление от случившегося. Начали общаться в переписке.


Ее бабушка, Людмила Ивановна, жива и здорова, живет на Дальнем Востоке. Приезжает в гости каждый год. А с Катей оказалось, что мы живем в одном городе. ТУ поездку она помнит, но без подробностей. Тем более, не знает про эти гадания, да и незачем. Ей 21 год, получается, разница в возрасте между нами 10 лет.


И это еще не все. Тогда, в том плацкарте, когда я играл и дурачился с маленькой Катей, глядя на нас, ее бабушка Людмила Ивановна полушутя сказала: «Ну что, Федор, будущую жену привечаешь?» Сказано это было в шутливой форме несколько раз за поездку, на что я только посмеялся. Если честно, мне как-то не по себе от этих стечений обстоятельств, и если вдруг… В общем, вы меня поняли. Если это так, то получается, где-то в какой-то канцелярии за нас уже все решили.


Автор: ra9ocx

Показать полностью
130

Гадание на жениха

Сидим мы как-то с бабушкой, чай пьем. И зашел разговор о странных случаях из жизни. У меня личного опыта, связанного с мистикой, не было. А бабушке было что рассказать.


" Было мне тогда, внучка, лет 18. И я, и все девчонки молодые с нашей деревни уже замуж повыскакивали, осталось одна только подружка наша - Машка. Стеснительная она очень была, ее в детстве собаки погрызли, лицо все в шрамах. Может поэтому и не могла жениха подходящего все никак найти. Жалко ее так было, она же сирота, тетка ее воспитала, да и та умерла.


И когда очередной потенциальный жених в жены ее не взял, она совсем приуныла и заявила нам с подружками - "Вам девки повезло, а я не знаю, что мне делать. Поэтому буду гадать на жениха!". Мы, конечно, ее отговаривать начали, зачем ей с нечистой силой заигрывать... Редко когда это хорошо заканчивается. Люд же тогда суеверный был, и мы с подругами не исключение.


Но наши доводы ее не вразумили и говорит она нам: "Буду проводить свадебный обряд на печке. Мне про него моя тетка давно рассказывала. Вроде как он помог ей найти мужика. Суть в том, что мне нужно печку растопить, в огонь кинуть какую-нибудь вещицу личную и читать определенную молитву, она у меня записана. И вроде как с помощью этого огня придет ко мне суженый".


Ну что ж, хозяин - барин. Более отговаривать ее мы не стали. И очень об этом пожалели. На следующий день всю деревню с самого утра шокировала новость о том, что дом Машки сгорел. И действительно, мы пошли туда, а там только черные обугленные остатки дома. А вот каких-либо следов самой Машки никто не нашел. Как будто бы ее и не было дома в момент пожара.

Мы с подружками сначала обрадовались, вдруг она куда-то ушла или уехала, и не пострадала от пожара... Но она так и не объявилась, более о ней никто не слышал ничего. Участок потом ее расчищали и тоже не нашли ничего от Машки...

После этого случая соседи рассказывали, что в ту ночь, перед пожаром, они слышали из дома Машки заливистый смех (самой Машки и какого-то мужчины) и разговоры.

Кто знает, чего там Машка в огне нагадала, может, действительно, пришел к ней "жених" и забрал к себе..."

1236

Короткометражка «Взлом мозга»

Описание: "Два студента с курсов кинематографии пытаются найти наикратчайший путь к Богу через галлюцинации. Но, как и можно предположить, это не понравится религиозным деятелям."

Отдельное спасибо авторам фильма за предоставленные исходники звука, с помощью которых мы сделали полный дубляж картины. Приятного просмотра!

2691

Воскрес...

Рассказывал муж сестры. Сломался у него крестик на шее, а точнее отвалилась и потерялась фигурка Иисуса. Горевали не долго - фигурка нашлась на полотенце, видимо зацепилась за него и сорвалась. И тут у всех случился, скажем так, error. Нужно ли обратно Иисуса на крест вешать или нет...

51

Борджиа вдохновляет :)

Кто не видел сериал 2011 г. (с Д. Айронсом) - рекомендую.


Основные материалы: полимерная глина, смолы, пигменты, краска, лак, фурнитура с родиевым покрытием.

Размеры: 5,5 см. х 5,5 см., центральный лепной элемент 9 мм. х 6 мм.

Борджиа вдохновляет :) Полимерная глина, Крест, Эмаль, Голубь, Ручная работа, Кулон, Религия, Борджиа, Длиннопост
Борджиа вдохновляет :) Полимерная глина, Крест, Эмаль, Голубь, Ручная работа, Кулон, Религия, Борджиа, Длиннопост
Борджиа вдохновляет :) Полимерная глина, Крест, Эмаль, Голубь, Ручная работа, Кулон, Религия, Борджиа, Длиннопост
Показать полностью 2
45

Выбор

С Днем рождения Пикабу, все юзеры и незарегистрированные читатели!!!

Сегодня у меня впервые перезагрузился компьютер во время написания поста, и я оценил автосохранение в полной мере)


Что почитать на пикабу. Сегодня совсем необычно.

Не знаю как вы, а я всю прошлую неделю провел в увлекательном изучении постов о Бандерольке. Уж не знаю насколько мошенник @jiks, но, твит не воробей, вылетит - не поймаешь. Всем советую на примере поведения данной компании составить для вашего существующего или будущего бизнеса мануал "Как не стоит себя вести, когда поднимается волна". В идеале следует продумать решение возможных проблем с наименьшими убытками. Лучше чуть-чуть потерять денег, чем тратить огромные суммы в будущем на восстановление репутации или смену названия сервиса и его раскрутку)))

Если на пикабу были подобные "крестовые походы" дайте знать в комментариях.


Дисклеймер:

Целью рассказа не является оскорбление чьих-нибудь чувств. Описанные события происходили в другой вселенной, поэтому все совпадения случайны)))


За редакторскую работу огромное спасибо @Uranium304, к делу...


Выбор


- Выбор это величайший дар. Но, за редким исключением, мы не замечаем всех доступных вариантов. Я думаю, что это последствие навязанной нам политики маркетинговых кампаний транснациональных корпораций. Например, приходя в магазин за газировкой, мы делаем выбор в пользу того или иного напитка, производителем которых, несмотря на разнообразие являются всего две крупные иностранные фирмы. Даже, если мы берем минералку или сок, то, скорее всего, завод-изготовитель принадлежит одной из этих компаний. Вся хитрость заключается в том, что, когда кто-то из нас специально покупает воду другой компании – он становится жертвой иллюзии выбора. На самом деле, человек мог бы потерпеть до дома, где наполнил стакан водой из под крана. А мог бы отправиться за город и насладиться вкусом колодезной или родниковой воды. На худой конец, осталось еще много колонок вдоль дорог в населенных пунктах. Но никто не делает выбор в пользу путешествия, полного приключений ради нескольких глотков воды. Мы все платим за удобство и за сокращение вариантов нашего выбора. Если быть до конца честным, то маркетологи лишь пользуются нашими недостатками – лень и нежелание выбирать из всех доступных альтернатив. С древних времен люди пытаются упростить свой выбор, полагаясь на других, а потом пожинают плоды принятого решения, ссылаясь на то, что отдали предпочтение наиболее подходящему варианту из предложенных. Вы слышите?! Из предложенных! Возьмем государственную думу или выборы президента. С думой вообще глупо получается: мы голосуем за партии и по факту от нас не зависит, кто станет депутатом. Убийца, вор, сынок какой-то шишки или спортсмен, который хорош в своем деле, но это не значит, что он способен представлять законодательный орган целой страны. На президентских выборах есть конкретные имена – вот и иллюзия. Мы должны поставить галочку напротив понравившейся нам фамилии, которые предлагают нам другие. Эти другие уже решили за нас, что только эти пять-десять человек достойны занять столь высокий и, без сомнения, почетный пост. А я вот, например, считаю, что мой сосед стал бы отличным президентом, но его в фамилии в бюллетене нет. Доктор наук, отец четверых детей, уважаемый практикующий юрист. Может, не вступали бы у нас в силу столь дурацкие и недоработанные законы, если бы он стал президентом. А еще мой сосед каждый год по весне выходит во двор со всей семьей и собирает мусор. А ведь у него есть выбор. Он мог бы не ходить. Он мог бы не начинать эту традицию. Я уже не раз участвовал в его субботниках, собирался и в этом году, но обстоятельства оказались сильнее моих желаний…

— Подожди, Илья. Ты очень интересно рассказываешь, - перебил собеседника Виктор Николаевич, - я и сам доктор медицинских наук, но вряд ли бы справился с работой президента. Все-таки, не думаешь ли ты, что каждый специалист должен быть на своем месте?


— А где ваше место? Если бы сто миллионов наших граждан проголосовали за вас, то вы заняли бы свое место на вершине пирамиды власти. Вопрос не в том, справились бы вы или нет. Неужели вы не хотели попробовать? Если бы вас не выбрали, то, по крайней мере, вы бы знали, сколько человек хотело бы вас видеть во главе страны. Так было бы честнее и по отношению к вам и по отношению к голосующим. К тому же, доктор Пантелеев, смотря телевизор или слушая радио, у вас не возникает ощущение, что иногда в высших эшелонах власти требуется хороший психотерапевт?


Виктор Николаевич улыбнулся и, сделав очередную пометку в своих записях, предложил:


— Илья, давай вернемся к вопросу религии, а то мы как-то незаметно сместились в сторону политики, а на эту тему я уже сегодня наговорился с Наполеоном, - доктор лукаво подмигнул собеседнику. – Твои громкие заявления и нелестные высказывания в сторону РПЦ привели тебя сюда. Могло бы быть и хуже, тебе могли припаять оскорбление чувств верующих. В этом случае ты бы разговаривал не со мной, а со следователем. Когда тебя доставили к нам, на тебе был нательный крест, при этом твои речи о Боге многие называют экстремистскими. Не кажется ли тебе, что это выглядит как-то, м-м-м... лицемерно?


— Доктор Пантелеев, вы верите в Бога?


— Я верю в науку, - серьезно ответил Виктор Николаевич. – А за долгие годы работы я повидал такое, что с уверенностью могу заявить – Бог живет далеко не в каждом человеке.


— Это ваш выбор и я его уважаю. Но что нам дает общество помимо атеизма? Множество сортов газировки, произведенных несколькими корпорациями? Христианство со вкусами разных фруктов на выбор. Ислам всевозможной крепости. Буддизм, синтоизм и индуизм – коктейль для просвещения. А для любителей экзотики всегда найдется секта, которые появляются, как грибы после дождя. Я не создавал новую религию, а, как и большинство, выбрал из предложенных. На мое решение оказало влияние как географическое положение, так и семейные традиции. Я просто поставил галочку в подготовленном бюллетене. Но! Никто не вправе указывать мне, как я должен верить. Какие обряды соблюдать, что есть, как одеваться, где и как разговаривать с Богом. Я выбрал православие, я выбрал Бога, но я не выбирал церковь. И все мои высказывания, за которые я попал сюда, направлены не на то, чтобы оскорбить чувства верующих, а чтобы дать им возможность выбирать. Ведь даже Бог, давший заповеди и велевший следовать им, оставил нам свободу воли, чтобы не подчиняться. Кого-то за это ждет наказание, кого-то нет. Вы знаете, что Господь не осуждает убийство врага на войне?


— Если честно, мне об этом неизвестно, - пожал плечами доктор, - но я слышал, что во время Великой Отечественной Войны батюшки оказывали посильную помощь армии, возможно даже, сражались вместе с солдатами и убивали оккупантов.


— Где теперь те батюшки? – задал риторический вопрос пациент. – Сегодня попы все больше сражаются за коммерческий успех своего прихода, благословляя из своих дорогих автомобилей и расставляя таблички, типа «Добровольное пожертвование от трех тысяч рублей», - Илья тряхнул головой и глубоко вздохнул, отгоняя захлестнувшие его эмоции. – Так вот, убийство на войне – это не грех, а защита Родины, земли, детей от иноземных захватчиков. А убийство человека, забравшегося в твой дом? По закону повезет, если квалифицируют как превышение пределов необходимой самообороны или причинение смерти по неосторожности. Но ведь это убийство может быть то самое пресловутое наказание за грехи. Как сейчас принято говорить – «мгновенная карма» для вора, забравшегося в твой дом. Вы помните, как говорили хиппи: «Бог – это любовь»? Так значит жена, изменяющая с соседом нелюбимому мужу не грешница, она лишь следует зову своего сердца, разве не это есть истинная вера? Пусть ее будет осуждать общество, но кто знает, как к этому отнесутся на страшном суде?


— Илья, мы с тобой уже не первый раз беседуем, но до этого я не замечал за тобой мании величия. Ты трактуешь заповеди так, как тебе удобно, игнорируя устоявшиеся нормы. Разве это правильно? А еще ты распространяешь свою точку зрения в сети и, говорят, проповедуешь на улице. Хотел бы я на это посмотреть.


— Я лишь делаю выбор, на который имею право, предлагая другим следовать своим предпочтениям, а не зацикливаться на вариантах из бюллетеня. Десять глаголов с частичкой «не» неспособны охватить в полной мере жизнь одного человека, что уж говорить о миллиардах?


Доктор откинулся в кресле и постучал несколько раз ручкой по своему блокноту, подбирая слова. Поняв, что пауза затянулась, Пантелеев высказал вертевшуюся в голове мысль:


— Ладно, я в Бога не верю, но ты то, Илья, должен понимать, что сам грешишь гордыней? Считаешь, что знаешь лучше других, как обстоят дела. Думаешь, что вправе учить других и судить тех, кто посвятил свою жизнь служению церкви. Чем ты лучше них? Может, тебе уже уготовано в аду теплое местечко, а точнее - очень горячее?


— Я постоянно думаю об этом, - равнодушно ответил пациент, - но только судить меня за это будет Он. Бог, Аллах, Вселенная, огромный шар света, как не назови. Высшее существо, действующее за пределами наших узких понятий морали и веры. Я уверен, что заблуждаюсь, уверен, что заблуждаются и все остальные. Но я не даю догматов и верю, что кто-нибудь обязательно разгадает Его план и найдет правильные слова, чтобы описать людям Его задумку. Вот, как вы думаете, Виктор Николаевич, Богу действительно не плевать, что мы едим во время поста? Ему действительно важно, обращаемся мы к нему из храма или из дома, делая это искренне? Что для него важнее: покупка свечей в церкви или подаяние нищему, а может то, что вы приютили бездомного котенка, перечеркнет все ваши грехи?


— Если тебе действительно интересно мое мнение, как атеиста… То я считаю, что ему нет дела ни до котенка, ни до измен, ни до убийства. Если он существует, в чем я очень сомневаюсь, то он смотрит семь миллиардов сериалов одновременно и получает удовольствие от этой бури эмоций, которые испытывает планета Земля. С кем-то смеясь, над кем-то плача, но как ты сказал, он для нас непостижим, и для него наши чувства выглядят односложно, - Пантелеев нахмурился, осознав, что пациенту удалось заставить его высказать свою точку зрения, чего он избегал в беседах со своими подопечными. Взяв себя в руки, психиатр продолжил, выводя разговор в выгодное для себя русло: Для меня нет ни ада, ни рая. Только эта жизнь. Поэтому прожить ее нужно как можно комфортнее для себя и окружающих. Все эти религиозные войны для тех, кто посвятил свою жизнь служению Богу, а нам с тобой нужно просто жить и наслаждаться отпущенным временем. Я думаю, что ты сделал уже достаточно, чтобы люди задумались, те, кто захотят – услышат. Знаю, что ты не принимаешь таблетки… да-да, не нужно делать такой удивленный вид, ты тут не первый и не самый изобретательный пациент. Вот, что я предлагаю: с завтрашнего дня начинаешь пить лекарства и забываешь о своих проповедях на время. Мы понаблюдаем тебя пару месяцев и, если все будет хорошо, переведем на амбулаторную форму лечения. Некоторое время постоишь на учете, а через годик-два, когда вся шумиха уляжется, продолжишь свой крестовый поход. Как такой план?


— Как же мне молчать, если поп, рассказывающий прихожанам о необходимости поста, едва проходит в ворота церкви. А его коллега, проповедующий аскетизм и терпение, рассекает по городу на автомобиле, стоимость которого сопоставима с ценой трехкомнатной квартиры…


— Ну, будем откровенны – не все такие, - менторским тоном произнес врач.


— Не все, наверное. Но разве то, что такие есть, это правильно? С ними не только не борются, но и всячески покрывают. Это только люди «на земле», а что творится в высших кругах сановников? Я думаю, что их политическим играм позавидует даже Кремль, неотъемлемо с ними связанный. И эти люди лишают всех нас выбора. Они учат нас жизни и дают друг другу право судить что правильно, а что нет. Если бы с небес на белоснежных крыльях спустился ангел с пылающим мечом и велел слушать нравоучения этих людей, тогда понятно – Бог лишил нас права выбора. Но они же сами наделяют себя ничем не подкрепленной властью. Я думаю, что многие из них на самом деле не верят в Бога, иначе бы опасались его гнева. Они не отличаются от вас, считая, что нет жизни после смерти, но вы это признаете, а эти лицемеры продолжают играть, потому что их власть держится на вере, точнее на их трактовках веры. Другие версии причисляются к еретическим учениям, и их адепты оказываются здесь или в тюрьме. Раньше их вообще сжигали на кострах, потом плавили мозги электрошоком, а теперь превращают в овощи с помощью медикаментов. Такие, как они и Христа сослали бы в комнату с мягкими стенами, явись он сейчас, а такие, как вы – служители другого Бога – денег, им в этом помогли…


— Хватит! – повысил голос, Пантелеев. – Я дал тебе совет, подумай, а утром сообщишь о своем решении. Но пойми, наконец, Илья, если завтра ты откажешься от таблеток – будут приняты меры, и я уже не смогу тебе помочь, как бы ни хотел.


Илья встал и, поправив пижаму, произнес спокойным тоном:


— Прошу меня простить, увлекся. Час уже поздний, вам еще заполнять документы и принимать не простые решения, а я и так отнял у вас много времени. Просто так приятно поболтать здесь с кем-то нормальным.


Виктор Николаевич вызвал в кабинет санитаров, чтобы проводить пациента в палату, а пока они шли, спросил:


— А как же твои соседи? Ну ладно один шизофреник, но другой-то вроде разговорчивый?


— Я оценил шутку ваших коллег, - улыбнулся Илья, - положить ко мне в палату, как они меня называют? Мессия? Человека, возомнившего себя дьяволом. Он у всех пытается выведать про сокровенные желания, предлагая их исполнить в обмен на душу, но, насколько мне известно, договор с ним никто так и не подписал. К сожалению, со мной он не разговаривает, - развел руками пациент.


Вошедшие медбратья поздоровались с главврачом, он кивнул им в ответ и сказал выходящему подопечному:


— Обдумай все хорошенько, а чтобы тебе лучше спалось, ребята тебе сделают расслабляющий укол. Илья, будь молодцом, прими завтра утром таблетки.


Оставшись один, Виктор Николаевич открыл журнал завтрашних процедур и операций, в котором сделал отметку о проведении Илье лоботомии в первой половине дня. Он еще раз просмотрел карту пациента, подсознательно отметив те места, куда запишет информацию об отсутствие прогресса в медикаментозном лечении, и о постоянном агрессивном поведение больного, грозящим нанести вред себе и окружающим.


Пантелеев закурил и нарисовал вопросительный знак напротив заметки о лоботомии. «Я сделал для тебя все, что мог. Остальное зависит от тебя», - подумал доктор. Ему нравился Илья, пусть у него мания, но он абсолютно безопасен. Кому могут навредить слова? Видимо кому-то могут, раз сегодня днем у него была встреча с необычным посетителем. Главврач занимал свою должность уже восемь лет, до этого он отработал в подобных заведениях не меньше полутора десятка лет и знал правила игры. Когда к тебе приходит человек в строгом костюме и просит о чем-то, то лучше не возражать. Но сегодня впервые к нему пришел гость в расшитой золотом рясе. Он обещал помочь с финансированием, обещал поддержку благотворительного фонда РПЦ, а это значило, что комфорт главврача, медперсонала и их подопечных должен был улучшиться. Взамен посетитель просил… не просил, намекал на то, что один из пациентов должен перестать приносить им проблемы. Виктор Николаевич пообещал решить вопрос, а свои обещания, данные человеку в рясе, он не собирался нарушать, так же как и обещания, данные людям в строгих костюмах с красными удостоверениями до него.


Затушив сигарету, психиатр убрал все документы и засобирался домой. Если Илья согласится на лечение, то пару лет церковники могут чувствовать себя спокойно, а там - кто знает, как все изменится? А, если нет, то, как бы пациент, который казался доктору нормальнее многих, ни нравился Пантелееву, свой комфорт он ценил выше.


Сделав укол, санитары отнесли Илью на его койку. Пациент не знал, что за смесь была в шприце, но чувствовал, что не может пошевелиться. Не может даже подобрать слюни, стекающие из его открытого рта на подушку.


— Господи! Господи! – причитал вскочивший сосед шизофреник, переворачивая бедолагу с живота на спину. – Обещай мне, что окажусь подле тебя, в раю, когда все закончится.


Взяв себя в руки, Илья с трудом произнес:


— Такого я обещать не могу, но попытаюсь сделать эту ночь легче, - он едва мог пошевелить пальцами, чтобы сделать несколько ударов по матрасу, в котором прятал не выпитые таблетки.


— Спасибо тебе, Господи, - пробормотал сосед, доставая таблетки. Он всегда знал, где Илья прячет таблетки, но никогда не позволял себе взять их без разрешения.


Накаченный химией пациент лежал в темной палате и смотрел в потолок, улыбаясь. Его радовала мысль о том, что шизофреник не опустился до воровства, несмотря на свою болезнь и мрачную обстановку этого места. Илья почувствовал, что скопившиеся во рту слюни мешают дышать и повернул голову на бок. За спиной, проглотив злосчастные пилюли, затихал человек, называвший его Господом.


Сфокусировав взгляд, Илья разглядел фигуру другого соседа, который сидел на своей кровати, сложив ноги по-турецки устремив свой взгляд в пустоту. Фигура зашевелилась, и Илья услышал вкрадчивый голос, совсем не такой, который целыми днями расспрашивает окружающих о сокровенных желаниях:


— Сегодня ночью я собираюсь на рывок. Ты со мной?


— Куда же я пойду? – с трудом ответил обездвиженный пациент. – Я еле язык ворочаю, не то, что ноги.


— Только скажи, что согласен, и я тебя понесу. Понесу к свободе, к борьбе, к правде, а главное, подальше отсюда.


— Я и сейчас свободен, - попытался улыбнуться Илья, - говорю правду и борюсь за нее. Тогда, в пустыне, ты был красноречивее, да и в саду тоже.


— Ты же знаешь, что они приготовили тебе? – сосед вскочил с кровати и сел вплотную к Илье. – Теперь они не будут терзать тело, они разрушат твой разум. Ты не умрешь, но и не останешься прежним. Просто оболочка, без чувств, без эмоций, с кричащим от бессилия нутром.


— На все воля Всевышнего, - прошептал Илья, прилагая все силы, чтобы не закрыть глаза.


— Но зачем? Никто не узнает о твоей жертве. Единственный твой апостол ловит невидимых бабочек на соседней кровати. Бежим со мной, и ты спасешься и сможешь спасти их.


Закрывая глаза и проваливаясь в сон, Илья прошептал:


— Купить газировку легче, чем отправиться к роднику, но разве это правильней? Не ограничивай меня.


Утром медсестра вошла в палату и разбудила пациентов. Илья с трудом поднялся и начал разминать затекшее тело.


— А где третий? – спросила она, указывая на пустующую койку.


— Я не знаю, я не видел, я вообще ничего не знаю, - затараторил шизофреник, протягивая руки за утренней порцией лекарства.


— Ушел, - пожал плечами Илья, когда женщина перевела взгляд на него.


— Да? – спросила медсестра, решив, что «дьявол» скорее всего ночью дебоширил и был заперт в изоляторе. Она отметила про себя, что нужно еще раз посмотреть журнал и сделать замечание предыдущей смене, если они это не отметили. – А ты, Мессия, чего не ушел вместе с ним? Вам оказалось не по пути, - она хмыкнула, радуясь удачной остроте.


— А я… - Илья сделал паузу и посмотрел в окно. Там, за металлической решеткой, весеннее солнце растапливало остатки смерзшегося в посеревшие сугробы снега. Илья думал о том, что через пару недель семья его соседа выйдет на улицу собирать в черные пакеты перезимовавший мусор. Нехотя потянутся другие соседи, и к обеду уже добрая четверть жильцов примется за чистку двора. Как бы и он хотел оказаться с ними. Илья взглянул на пластиковый стаканчик в своей руке, пересчитал разноцветные таблетки и, выбрасывая их на койку соседа-шизофреника, тихо сказал:


— А я свой выбор уже сделал.


Когда прибежали санитары, он не сопротивлялся и, лишь выходя из палаты, обернулся и сказал оставшемуся в одиночестве соседу, скрупулезно собиравшему в пластиковый стаканчик таблетки Ильи:


— Прощай, Петр. Таким ты меня больше не увидишь.


Никто не видел, как упавший на колени бывший шизофреник плачет, засовывая пальцы в рот и, пытаясь выплюнуть свою утреннюю дозу медикаментов, негромко поскуливает:


— Прости, Господи… Прости нас всех…


Традиционно OnceOnesUponATime специально для Пикабу

Как всегда буду благодарен за отзывы, замечания и конструктивную критику.


P.S.

На следующей неделе собираюсь посетить Северную столицу. Может кто-то из пикабушников посоветует, места, которые стоит посетить, после культурной программы?

"Настоящий Рим это не мрамор сената, это песок колизея" к/ф Гладиатор.

Интересуют места, где можно вкусно поесть, душевно попить и интересно провести время вечером после дневного окультуривания. Если у кого-то возникнет желание лично показать свои излюбленные места, то буду премного благодарен.

Показать полностью
304

Депутат в Татарстане спилил шестиметровый православный крест

Депутат в Татарстане спилил шестиметровый православный крест Политика, Лента, Религия, Крест, Вандализм

Депутат совета Лаишевского района Татарстана Петр Кузнецов спилил шестиметровый православный крест в одном из сел республики. Об этом РИА Новости сообщили в следственном управлении СКР по Татарстану.


Металлический крест весом полторы тонны на въезде в село Ташкирмень был демонтирован в ночь на 13 июля. По данным управления МВД, он был установлен на средства одного из местных жителей.


Депутат был задержан, в настоящее время он находится под подпиской о невыезде. «Кузнецов в ходе разговора со следователем сообщил, что ему не понравилось, как выглядит поклонный крест. К тому же, по его мнению, крест был установлен незаконно, поэтому он его спилил», — отметили в правоохранительных органах.


Спиленный крест направили на экспертизу. Возбуждено уголовное дело по статье «Вандализм».


В марте 2013 года в Москве спилили и похитили поклонный крест в районе Люблино. Годом ранее в России произошла серия подобных инцидентов: поклонные кресты были спилены в Архангельске, в Челябинской области и на Алтае. Происходившее связывали с тем, что в августе 2012 года трех участниц панк-группы Pussy Riot приговорили к тюремным срокам за хулиганство в храме Христа Спасителя.


Источник: https://lenta.ru/news/2016/07/20/tatarstan/

609

Некоторые секреты скандинавской мифологии

СТРАННЫЕ БОГИ

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост
Думаю практически все играли в игры где главными героями были "викинги". Суровые скандинавские войны вынужденные уходить в грабительские походы, чтобы прокормить своих домочадцев. Не зря с конца VIII и по XI век страх европейцев перед ними был так силён, что они даже и не пытались с ними сражаться, зато придумали специальную молитву на ночь.
Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

Просто идеальное изображение викинга в историческом плане. Все аксессуары на месте. Даже оберег - молот Тора имеется.


Да именно такими и были эти суровые "северяни". Никаких рогатых шлемов и секир, сделавших их конечно узнаваемыми, но ни чего не имевшими общего с реальностью. Всё это выдумки романистов XVIII-XIX века, также как и чёрные пиратские флаги с черепом и костями. Вот такой вот бренд.)

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

Детский рисунок, но мы сразу понимаем кто это.


Мы конечно привыкли видеть викингов вот такими. Забавными, туповатыми и совсем даже не опасными. Хотя средневековые европейцы наш современный юмор точно бы не разделили.

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

Викинги были идеальными корабелами. Только их корабли "дышали" в шторм.


Прошли века, а Мы их помним. Пишем о них исторические романы, снимаем сериалы, делаем игры. Что сделало их такими популярными, непобедимыми и опасными? Можно конечно сказать, что феодальная раздробленность в Европе препятствовала объединению местных вооружённых отрядов против "грабителей" и поэтому скандинавам длительное время удавалось действовать агрессивно и успешно, пользуясь дрязгами правителей. Да это так, ведь именно в XI веке она идёт на спад и "налётчики" начинают получать адекватный дружный отпор. Но все таки это не единственная причина. "Викинги" помимо воинского искусства несли в своих сердцах уникальную религию. Да языческую, но она была выхолощена и выверена до мелочей позволяя "северянам" быть сильными, отчаянными воинами стойко нёсшими все тяготы и невзгоды жизни.

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

Иггдрасиль - дерево жизни скандинавов.


Не будем с вами углубляться в представления скандинавов, о мироустройстве, иначе пойдет кругом голова. Наверняка знаете, что погибнув с честью в бою "викинг" был "обречён" на вечное и обильное празднование в Вальхалле, за одним столом с Одином, верховным божеством скандинавов. И только гибель в бою это обеспечивала. Так удивительно ли то, что смерти они не боялись? Ведь здесь их ожидали лучшие из лучших.

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

За столом с Одноглазым.


Кстати уносили избранных воинов на встречу с Одином валькирии - девы-воительницы из свиты верховного бога.

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

Yflj сказать стоило ждать и было к чему стремиться.)


А теперь давайте поговорим о богах скандинавов, которые при ближайшем рассмотрении серьёзно отличаются от "небесных самодержцев" других религий и культур.

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

Рагнарёк - гибель богов.


Кстати, чтобы Вы знали, все боги "викингов" смертны. Да, да прямо как простые люди и в последней битве во время Рагнарёка, полягут все без исключения.

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

С воронами и волками.


Один - у скандинавов это верховный бог т.е. - ас. Обретается он в небесном граде Асгарде, имеет один рабочий глаз и бьющее без промаха магическое копье (Гунгнир). Славную дружину его составляют погибшие на поле боя храбрые воины, живущие в небесном царстве мертвых. Считается богом мудрости, колдовства, магических заклинаний и поэзии. Вместе со своими братьями он приглядывает за земным миром. Обратите внимания богом чего он является. Он не верховный бог воинов, но руководит ими и поведёт в последнюю битву. Всё дело в том. что скандинавы считали, что слово может ранить не менее сильно, а иногда даже более, чем острый меч. Человек умеющий ясно излагать свои слова всегда повсеместно пользовался уважением и почётом.

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост
Есть ещё одна странность. Легенды рассказывают нам, что очень часто Один путешествовал среди людей в облике пожилого человека в серой широкополой остроконечной шляпе и сером же, до пят плаще. При себе у него был только посох.
Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост
Вам не кажется, что он кого-то Нам напоминает?
Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

Гэндальф вылитый один. Наверняка тот тоже курил трубку.


Интересно то, что такой наряд вообще для скандинавов не свойственен. Ну не носили они широкополые остроконечные шляпы, предпочитая меховые шапки или капюшоны закрывающие от холодного, пронизывающего ветра с моря. Да и плащи до пят были не слишком в моде, так как при влажной, мокрой погоде быстро намокали и мешали свободно передвигаться. Почему внешний вид бога таков, многие теряются в загадках.

Есть и ещё одна странная черта у Одина. Он неоднократно приносит себя в жертву ради высшей цели, что тоже для верховного бога не очень то и свойственно. Он безусловно полководец - мозг армии асов.

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

Настоящая "машина" для убийств.


Тор - бог грозы, воинов и плодородия. И по совместительству родной сын Одина. Второй бог по значимости в скандинавской мифологии. Побеждает великанов и чудовищ. Охраняет город богов Асгард от нападения великанов. Главным оружием Тора является его молот - Мьёльнир ("Сокрушитель"). Интересно то, что вместо коней в свою боевую повозку он запрягал козлов, которых съедал, если был голоден. Вот такой практичный парень.) В отличии от отца большим умом похвастаться не мог, зато обладал незаурядной силой. Всё своё время проводил в военных походах и пьянках, гулянках. Прямо вылитый Перун.

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

И рог чтобы вызвать подмогу имеется.)


Тор всегда выглядит одинаково - рыжебородый человек богатырского телосложения. Отец определил ему роль заранее. Именно он бросится в последний бой во главе самых отчаянных. "Генерал на час".)

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост
Локи - бог хитрости и обмана. Не состоит в родственных отношениях ни с Одином, ни с его сыном. Самый интересный бог не только в скандинавской мифологии, но и вообще в любой. Во-первых Локи нельзя назвать героем (слишком много отвратных поступков он совершил), но и злодеем тоже нельзя. С одной стороны он явится причиной "гибели богов", с другой и копьё Одина и молот Тора исключительно заслуга Локи. Без него богам, эти и другие магические предметы, не достались бы никогда. Во-вторых он один из главных создателей людей. Зачастую чаще всех помогает им. Вмешивается в их существование. Он не чёрное и не белое. Он где-то посередине.
Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

Рыжая бестия).


Его нельзя заставить что-то сделать. Он действует всегда только в своих интересах. Зачастую его поступки не понятны и абсурдны, однако потом, спустя время, смысл их становится ясен. И только глупец тогда не смог бы назвать Локи гением.

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост
Чаще всего его описывают как симпатичного мужчину невысокого роста. Но это для бога всё условности. Он принимает любой облик какой захочет. Сегодня он рыба в реке, завтра конь под седлом конунга, а послезавтра сексапильная красотка или горбатый старик. Локи контрабандист, шпион, манипулятор. Не совсем ясна его роль в сонме скандинавских богов. Он как будто лишний. Как будто посторонний, умудрившийся встроится в эту систему и периодически подвергающий её испытаниям на прочность. Если думаете, что я не прав вспомните богов Греции, Рима, славянских небожителей. Везде своя отлаженная система, у каждого своя чёткая функция. Но у скандинавов даже первые три наиглавнейших бога вызывают кучу вопросов.)
Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост

Что-то подсказывает мне, что храбрые и неистовые "викинги" ещё долгое время будут занимать наши умы и сердца. Вдохновляя на многочисленные кинофильмы и игры. И если произойдёт это не только благодаря храбрости и стойкости (тут наши предки славяне давали им сто очков вперёд), то благодаря своей "уникальной" по запутанности и противоречивости религии, с самыми "человечными" богами.


На этом заканчиваю. Надеюсь Вам было интересно.

Некоторые секреты скандинавской мифологии Скандинавы, Богиня, Интересное, История, Мистика, Сказка, Религия, Юмор, Длиннопост
Показать полностью 18
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: