16

Восемнадцатая

Прямо из больницы меня запихали в автобус набитый людьми. Я пытался выяснить, что случилось, но никто не знал. На все уговоры выпустить меня, я получил отказ. Глупцы, мне все равно, что у них случилось. На моем складе, осталось более пятисот существ, которые зависят от меня. Пусть принимают меня за сумасшедшего старика, главное отпустят. Я кричал и бился, пытаясь вырваться. Это в моем возрасте и с больным сердцем. Солдат сильно пихнул меня, так что я упал в проход между сиденьями. Сердце закололо.

Мне помогла подняться молодая пара. Их звали Виктор и Сара, до этого я уже встречал их в больнице. Когда нас насильно загрузили в этот автобус, мужчина заступался за меня.


-Что вы как не люди? Это же пожилой человек.


Он отпихнул рукой оружие, которым тыкали то в него, то в меня. Виктор выглядел как медведь высокий, крепкий, с густой рыжей бородой. У него был громкий уверенный голос.


-Мы не нарушаем закон. А просто хотим, что бы нам объяснили, почему нас тут держат.


Никто нам ничего не ответил. Двери в автобус закрылись и нас повезли в неизвестном направлении. В окна я видел такие же набитые буханки с людьми.


-Не переживайте. – Его жена протянула мне крышку от термоса, в которой был налит чай. - Когда я была ребёнком, нас уже эвакуировали. Решили, что был выброс на заводе, но все обошлось. Я думаю, и сейчас будет так же.


- Вы не понимаете. У меня дома остались собаки взаперти. У них нет еды. – Я плакал и умолял - Мне нужно зайти домой, хотя бы на пару минут. Что бы все проверить и накормить их.


-Успокойтесь. Все обойдётся. Это не повод рисковать своей жизнью.


Сара была противоположностью своего мужа. Считай на половину ниже. Невесомая женщина, с белыми волосами, бровями и ресницами. Говорила она спокойно и тихо, в основном во время поездки находилась с детьми. Детей было двое, и они были копией своей матери. Хрупкие, светлые и молчаливые.


Виктор с первых же часов стал вожаком. Он быстро привлёк к себе внимание людей. У него получилось заставить всех замолчать, и внушить спокойствие.


После получаса езды сильный толчок дёрнул наш автобус. Тогда все сильно испугались. Виктор и тогда успокоил людей, сошлись на том, что и ожидали небольшой взрыв на заводе, вот он и случился. Поэтому нас эвакуировали, в целях нашей безопасности.


Нас вывезли за город. По периметру экстренно строили ограждение, нас высадили, прямо около стройки. Это снова нас напугало, но и тут Виктор нашёл нужные слова.


На поляну выгрузили семь автобусов с людьми. Люди с оружием нас охраняли, как будто мы несли в себе какую то угрозу.


К вечеру всем стало плохо. Отовсюду слышались звуки рвоты, и запах стоял соответственный. Ночь прошла, как в аду. Больше всего я боялся умереть сейчас, на мне была ответственность за моих созданий. Своей смерти я уже не боялся, но я не знал, смогут ли они выжить без моего контроля. У Виктора тоже поднялась высокая температура, мы лежали с ним в одной палатке. Сара и её дети окружили меня заботой не меньше чем своего отца. Хоть и чувствовали себя немногим лучше. Все равно к утру стало понятно, что это конец. И я умру. Надеюсь, у этих людей все будет хорошо.


***


Мы приземлились. Сойдя с вертолёта, Войненгута сразу увели военные. Если мне не показалось, то его просто подняли и унесли. На нас никто не обратил внимания, не удивительно. Сделав всего пару шагов, мы оказались в бурном потоке людей. Все это напоминало муравейник. Очень много людей, все измождённые. Многие были ранены. Улицы заполнены так сильно, что проходить стало не возможно.


Целый день мы старались получить связь, старались дозвониться родным. Это не получилось. Сеть всегда была занята. Пришлось прибиться к кучке людей расположившихся в парке. Основные причины - У них было радио, и они ведут себя спокойно.


Наша страна стала изгоем. Как я понял, наши соседи получили информацию со своих спутников и трактовали её по-своему. Боясь заражения, все страны закрыли свои границы. Любая попытка проникновения от нас, воспринималась как нападение. И уже несколько частных самолётов, были подбиты в небе ракетами.


У всех людей, которых мы встречали, на шее висели пластиковые карточки разного цвета. Таких карт не было только у солдат и у нас. Об их значении мы узнали через Лу.


На улице его остановила женщина и спросила где его карта. Он не растерялся и ответил что потерял её. Женщина его сильно отругала, сказав, что без карточки он не сможет попасть в убежище, в которое его распределили.


-Она отвела меня к вооружённым людям. – Впоследствии рассказывал парень. - Они задавали мне вопросы, о том какого цвета была моя карта. И кто мои родители, где я жил до этого. А потом мне выдали эту карту.


Лу держал в руках карточку серого цвета.


-Убежище? – Наполеон взволновано взял в руки карту Лу. – Мы тоже должны получить такие.


-Наверное, они распределяют нас по городам, или районам. – Рита захлопала ладонью по моему плечу. – Значит, там мы встретим родных. Я найду свою маму. А ты Макс, своих родителей.


-Неужели хорошие новости. Они подготовили убежища. Нужно быстрее записаться.


Всей нашей группой «неместных», мы направились к ближайшему военному. Его реакция была ожидаемой.


-Как у всех нет карт? Куда вы их дели? Всех предупреждали, что карты должны быть всегда на виду. По ним вас направят в то убежище, в котором вам подготовили место. – Он посмотрел на меня. – Или вас не устроил цвет, и вы просто выкинули их?


-Что вы! – Ответила за меня Рита. - Пожалуйста, поймите нас. Нас не было на распределении. Вам нужно спросить у начальства. – Девушка сложила руки в мольбе. – Артур Войненгут. Да. Он объяснит все. Он знает причину нашего отсутствия.


-Я не слышал про такого. - Он был недоволен, но Рита смогла его уговорить. Он объяснил нам, куда идти. И кого нужно спросить.


***


-Войненгут говорите? – Девушка в военной форме подозрительно сощурила глаза. – У нас сейчас нет возможности с ним связаться. Но карты мы вам выдадим. Заполните анкеты.


Нам выдали по листу А4,где были стандартные вопросы. Имя, где жили, кем работали, какое образование, ближайшие родственники, и где мы в данный момент расположились. Ничего необычного. После заполнения анкет, мы прождали в коридоре не больше десяти минут. И нам вынесли наши карты. Все они оказались серыми.


-Как здорово! – Рита принялась все обнимать. - Мы все окажемся в одном убежище.


Сара отстранилась от объятий, она все также оставалась нелюдимой. Наполеон же не разделял общей радости, а решил донимать расспросами солдата на охране. Мы отошли, что бы в этом не участвовать.


-Я вам повторяю, ваша карта даст вам пропуск в ваш бункер.


-Где он находится? Как вы распределяете людей, по какому принципу?


-Расположение пока не разглашается. Дабы не создавать панику. – Солдат вздыхал. – Вам все объяснят.


-В парке я встретил девушку. Она и её парень живут вместе, но у неё серая карта, а у него синея. Почему так?


-Вам все объяснят. Не волнуйтесь, когда убежище будут готовы, ваше положение можно будет скорректировать.


-Только у него я видел синею карту. В основном серые и жёлтые. Синяя карта даёт, какие то привилегии?


Текст охранника звучал как заученный. Он просто старался отделаться от назойливого человека. Таких, наверное, было много. Это конечно настораживало, но мне было без разницы. Хорошо, что мы все получили серые карты, уже точно я не останусь один.


Когда мы вернулись в парк, Наполеон не успокоился. Он подходил к людям и расспрашивал у них про карты. Не давала ему покоя расцветка этих пропусков.


В итоге он умудрился обменять свою карту, к нам он вернулся уже с синей картой на шее. Надавив на парня, который под его убеждениями решил, что правильно попасть в бункер вместе со своей девушкой. Ведь карты не были именными, это были просто цветные прямоугольники, висевшие на шнурке. Наполеон успокоился, и я был рад, что он будет не со мной.


Почти каждый день, проведённый в парке, мы слышали, как у кого-то случалась истерика. Кто-то ругался с солдатами или рыдал навзрыд. Люди были везде, много спальников лежало прямо на проезжей части. Матери купали в фонтанах детей, там же и стирали вещи. Не скажу, что здесь было плохо. Терпимо.


Солдаты делали плановый обход каждый вечер, обычно молча, но не сегодня.


- Мы ищем Макса Спота! Вы встречали Макса Спота?


В это время я стирал носки в фонтане. Услышав свою фамилию, я отозвался. Меня скрутили и запихали в машину. Никто из моей компании этого не успел увидеть. Это меня волновало, хотя я и не думал, что это может быть серьёзным.


Когда мы поехали, рядом слышались возмущённые голоса. Машина проехалась по чьим то вещам.


Меня привезли в неприметное серое здание. Где посадили в коридоре на втором этаже, и сказали ждать. Пока я сидел там, я понял, кому меня привезли. Голос, который отчитывал, кого то в кабинете был очень знаком. Дверь распахнулась из неё выбежала заплаканная женщина. Я вошёл.


Войненгут сидел за столом, сейчас он был одет уже в чёрный костюм. А очки с широкими линзами сменились на более тонкие и изящные. Теперь он выглядел как большой босс.


-Рад снова тебя видеть.


Я кивнул головой ему в ответ. Вспоминая предшествующие этому события.


- Я позвал тебя, что бы выполнить своё обещание. Насколько это возможно.


Я продолжал молчать. Я помнил, как он убегал.


- Я не виню тебя, это была экспериментальная идея. Всё-таки ты донёс яйцо.


Он посмотрел ожидая моей реакции, но не получил её. Потому что, мне уже нафиг не нужна была его помощь. Мы получили карточки в убежище. И этого было вполне достаточно.


-Нам пришлось взять в действие наш запасной план. План с убежищами. Ты же получил уже свою карту?


Я снова кивнул и достал её из кармана.


-Серая. – Он хмыкнул. - Мне сообщили, что меня спрашивали. Поэтому я и попросил тебя найти.


Он открыл ящик стола и, вытащив оттуда карту красного цвета, демонстративно бросив её на стол.


-Это твоя награда. Забирай и можешь идти.


-Мне она не нужна. Я хочу попасть в бункер с остальными. У всех карты серые.


Он засмеялся. Искренне громко засмеялся.


-С ней ты попадёшь в любой бункер, который тебе понравится.


-Я думаю, обойдусь и своей.


Я его разозлил. Он поднял карту со стола, и подошёл ближе. С его мрачной внешностью он мог бы играть персонажа из семейки Адамс. Очень тяжёлая энергетика.


-Глупая гордость. Со своей ты никуда не попадёшь. Серая карта значит, что человек не важен. И место в бункере ему не предусмотрено.


Он не врал, ему это было незачем. По нему было видно, что он хочет просто позлорадствовать.


-Людей с жёлтыми картами на семьсот тысяч человек больше, чем мест во всех бункерах вместе взятых. Почти никто из них туда не попадёт, серым не на что надеется. Их не учитывают совсем. Мы не успели подготовить и половины бункеров из тех, что были запланированы. А стена уже проломлена с двух сторон. – Он снова протянул мне красную карту. – Так что решай.


- Но… у Риты карта серая.


Он пожал плечами и его взгляд стал усталым, сказав то, что хотел, он потерял ко мне интерес.


-Это все что я могу тебе дать.

Дубликаты не найдены

0
Пожалуйста, пишите дальше, очень интересный сюжет. Читаю на одном дыхании.
раскрыть ветку 1
0

Спасибо) Скидываю

0
Наткнулся на две последних главы и прочитал все от самого начала, на одном дыхании. Автор, продолжай в том же духе!
раскрыть ветку 1
0

Очень приятно) Спасибо!)

0
Интересная глава)
раскрыть ветку 1
0

Спасибо)

0
На одном дыхании. Только проверяйте текст в каком нить редакторе. Как всегда +.
раскрыть ветку 1
0

Спасибо!)

0
Здорово. И старичок вероятнее всего он там тоже как то замешан. А макс молодец что не стал брать карту. Хотя наверно стоило, чтобы потом провести риту. Скорее всего так можно было.
раскрыть ветку 3
+2

Так я поняла, что еще может быть и возьмет. Ждем начала следующей главы...

0

Я не расписал нормально. Это тот кто тварей создал)

раскрыть ветку 1
0
Как то вот такая догадка была сначала.
0
Старая добрая библейская печать на чело...
раскрыть ветку 1
0

ага)

Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: