85

Вольный флот. Глава Семьдесят вторая.

Глава Семьдесят вторая.

Калибр.


Капитан стоял на мостике глядя на точку приближающегося самолета. Рядом крутился возбужденный Ур. Утром «Интернационал» принял радиограмму, что кандидат в канониры уже на подлете, и необходимо обозначить место прибытия.

Ур описал место их стоянки, после чего пилоты приняли решение высаживать пассажира на ходу. Капитан был настроен скептически, но Ур заверил его, что приятель имеет подготовку и вообще для них это штатный способ десантирования.

Заложив вираж над бухтой, самолет снизился и пошел метрах в десяти над водой. Сперва из него выпал мешок, потом второй мешок, потом выпрыгнул пассажир, и сделав по воде пару блинчиков затормозил в облаке брызг.

Шлюпка, находившаяся в полной готовности, выловила его и пожитки, после чего доставила на борт. Это, ожидаемо, оказался еще один китт. После купания он выглядел несколько комично, но судя по бодрому прыжку из шлюпки на палубу, пережил приземление благополучно.


- «Ебать какие рожи!» - вновь прибывший, отряхнулся и козырнул Капитану и радостно поприветствовал Ура - «Давно не виделись!»

- «Ты на свою рожу посмотри — отожрался на казенных харчах.»

- «Завидуешь — завидуй молча. И, гляжу, тебе там в спецуре совсем башку отшибли раз ты в вольные подался?»

- «А хули еще делать? Тут хоть обезьянины веселые — я с них, походу, еще долго ржать не устану.»

- «Это да… Они тебе офицера дали?»

- «Ага!»

- «Бедняги — не ведают, че творят. Ну что — давай представляй меня остальной шайке.»

- «Угу. Будешь «Калибром». По позывному.»

- «А че так сразу?»

- «Поверь — это лучший вариант. Я тебе потом покажу как они мое имя — фамилию слышат и пишут. Уржошся.»

- «Ладно — те виднее...»


Ур повернулся к Капитану, который китского языка не понимал, поэтому с умным видом курил в сторонке, делая вид что просто дает им время пообщаться.


- Товарищ Капитан, разрешите представить — Калибр. Это его позывной, но ввиду сложности нашего языка…

- Я понял. Вад Вареник — капитан. Добро пожаловать на борт. Артиллерист значит?

- Точно так… Служил в подразделениях сперва «третьей линии», а потом «второй» вот с этим вот… - Калибр кивнул в сторону Ура, - Затем на «профилировке» его в полевые определили, а меня — в артиллерию. У меня с математикой было получше, а с физподготовкой похуже. Боевую службу проходил на десантируемых самоходных установках, имею вторую группу классности.

- Вторую?

- У хорошего самоходчика всегда вторая. Мы живем по принципу «Нагадил и свалил». У нас просто нет такого плотного контакта с противником, что бы первую заработать.

- Понятно… То есть артиллерист толковый? - Капитан ухмыльнулся слушая их пикировку.

- Так точно — у нас дураков не держат! Поэтому я и уволился. Шутка.

- Шутку понял — смешная. Ладно — давай размещайся, и включайся в работу. Механики сейчас орудие монтируют — обсуди с ними размещение органов управления чтобы тебе удобно было.

- Принято! Где селится?

- Да давай со мной, - предложил Ур, - У меня каютка на офицерской палубе. С оружейкой совмещенная. Повесим койки в два яруса и норм.

- Как в казарме было? Твоя верхняя — моя нижняя?

- Схема рабочая — хули менять?

- И то верно… - Калибр кивнул ему на второй баул с вещами, - Цепляй и пошли посмотрим, как ты тут устроился...



Старпом не просто приволок несколько работ запечатлевших Барабашку в ее естественной красоте, но и развесил их в кают-кампании. Весь экипаж бегал любоваться на них по сорок раз на дню. Кроме того, он, по всей видимости умудрился, когда все набрались вина до нужной кондиции, подбросить Дахру идею о прогулочном катере. Тот, теперь, частенько смотрел на него с веранды с задумчивым видом, консультировался с Рашем, и несколько раз спускался к пирсу, чтобы взглянуть поближе.

Механик, несмотря на спешку с установкой орудий, выкроил время чтобы починить повреждения и даже обкатал его на воде, чтобы убедится в полной исправности.

Багир с Михаем же тоже время не теряли — протоптав дорогу на местную свалку, они быстро скорешились там с кем надо и принялись таскать на борт всякое железо в масштабах близких к промышленным. Капитан, которого задолбало спотыкаться о разложенный на корме хлам, хотел было пресечь данное собирательство, однако после того как неугомонная парочка, задолбавшись грести, оснастила шлюпку мотором, сменил гнев на милость.


- Вот это хорошая у вас задумка. Правильная. А двигатель откуда взяли?

- Элэктрыческий! Пэрэмотали, падшипник замэнылы — работаэт! Аккумалятор ставыш и идэш! Пустой три узла дэлаэш!

- Ты смотри… А это что?

- Двыгатэл! Нэ повэритэ, таварищ Капытан! Пачти новый грюзовик на свалка нашлы!

- Серьезно?

- Нэ вэритэ!!? Я сам нэ повэрил! Гаварыли с обрыв в морэ упал, об скала разбился, год лэжал в водэ — чинить нэчего! Ха! Два-три вэчэр с мотор посидим - звэдэм! А колес какой! Шина трех лет нэ эздил! Железный диски! Конфэтка! И остальной дэтал взялы!

- А мож вы из этого всего транспорт какой соберете? Ну чтоб на палубе умещался, и не пешком мотаться?

- Вах! Обижаэтэ! Сдэлаэм канэшно! Сэйчас с пушка закончим, и начнэм! Я дажэ рама присматрэл! Нэбольшой. Машин будэт малэнький, колэс — большой, мотор — мощный!

Будэт как мух полосатый лэтать! Шмэл который!

- Это хорошо… Это нам пригодится…


Кивнув, Капитан обошел по кругу гору ржавого железа, задумчиво покачал головой и отправился смотреть как Механик с Калибром обсуждают переделку органов управления орудием.



Лисса недоверчиво посмотрела на Старпома , который лежал на диване, закинув ноги на подлокотник, и закрыв книгу, передвинулась поближе.


- Стихи? Серьезно? Просто, поймите меня правильно — я не сомневаюсь, что вы писали их в нежном возрасте. Все юнцы ударяются в поэзию. Но сейчас...

- «Хочу уснуть и снова видеть сны. Где диких трав нетронутое поле. И неба опрокинутое море. И звон зажатой между ними тишины…» - продекламировал Старпом с усмешкой.

- М-м-м… Довольно простенько, но со вкусом. Мне нравится — не люблю длинные тяжелые поэмы.

- Я использую стихосложение чтобы дать отдых мозгу и переключить мысли. Крутишь слова, подгоняешь их друг к другу…

- Вы человек многих талантов. Хотя о своем образовании, само собой врете — вы просто физически не могли в вашем возрасте окончить столько учебных заведений, попутно участвуя в том, в чем вы, по вашим словам участвовали…

- Почему вы так решили? Я мог днем учится, а по вечерам заниматься чем-то иным?

- Проблематично учится в Гюйоне, а по вечерам возить контрабанду для эринцев с Балибассы.

- Тоже верно…

- Вы же просто патологический лжец — я права?

- Вне всякого сомнения. - Старпом перевернулся в нормальное положение, - Но заметьте, что в большинстве случаев моя ложь не преследует каких либо корыстных целей.

- Вы лжете просто потому что вам нравится обманывать людей.

- Я предпочитаю называть это «развитым воображением». Что плохого в том, что бы сделать обыденную действительность чуть менее скучной?

- Я бы не так ставила вопрос. С учетом того что ваша ложь касается в основном вашей персоны, вам просто нравится быть не тем, кто вы есть?

- А кто я есть? Спрашиваю на полном серьезе, потому как для меня это большая загадка.


Ответить Лисса не успела. В дверях показался Ур, поманивший Старпома на приватный разговор.


- Товарищ Старший Помощник — разрешите обратится?

- Разрешаю.

- Помните вы мне задачу ставили? Выяснить, кто за нами следит?

- А! Точно — выяснил?

- В тот же вечер. Просто тут дела всякие, у вас похмелье, Калибр прибыл… Замотался, в общем, немного.

- Пустяки. Так что там интересного?

- За вами следили люди некого Фавваза. Он обитает в особняке на окраине. И я изьял у них вот что…


Ур протянул листок, который ему удалось спереть у спящего. Старпом развернул его, рассмотрел и одобрительно кивнул.


- Это ты правильно сделал — данное изображение многое проясняет.

- Так точно! Явно не местная работа. Предполагаю, что передано нанимателем.

- Судя по изображению — аменцы.

- Вы так считаете?

- Определенно. Это копия с реконструкции выполненной полицейским художником. Вад как следует засветился именно там.

- А вы?

- Я успел много где покуролесить. Но рисунки выполнены одной рукой — значит Амен.

Старпом поймал за рукав проходившего мимо Капитана. И показал листок с портретами ему.


- Что думаешь?

- У нас с тобой правда рожи такие?

- Он художник — он так видит. Зарисовывал со слов свидетелей, а они, подозреваю, эпитетов не жалели.

- Ясно. Ладно — будем иметь ввиду. А сейчас пошли со мной. И Доктора захвати. Там энтот Калибр какие-то вообще лютые идеи предлагает.

- Для него это стандарт, - пояснил Ур, - Это ваши еще до такого не доперли.

- Вот и ты пошли. Будем вместе череп морщить, как эту хрень имеющимися средствами реализовать.


Суть предложений Калибра была довольно проста — оснастить механизм наведения орудия электроприводами. Когда Механик обрисовал Капитану масштаб проблемы, тот чуть не всосал в себя весь жар из трубки, однако и Амяз, и Кара, и Михай с Багиром, почуяв вызов своим талантам, заверили что в лепешку разобьются, но сделают.

Доктор и Старпом, после некоторых размышлений, согласились заняться системой связи с орудийными постами, чтобы можно было управлять огнем не посредство матюков с мостика, а цивилизованно — через внутреннюю связь.

Матюки же, как и штатные маховики наведения, решено было оставить как резервное средство. Заодно, чтобы два раза не лезть, решено было усовершенствовать имевшуюся на борту систему внутренней связи. Капитан придерживался мнения, что «работает — не трожь», но глядя как у всех загорелись глаза, возражать не стал. Тут снова вылез Калибр, который заявил что имеющийся орудийный щит куцый и прикрывает только механизмы.

У механиков давно чесались руки заменить самодельные щиты из конструкционной стали на сталь броневую, так что они поддержали замечание.

Броневую сталь можно было купить через ту же Миледи, однако на это нужны были деньги. Так что, скрепя сердце, Капитан пошел к Дахру.


- О почтенный, рад что вы зашли! - Дахр встретил Капитана у лифта и повел в дом, - Я как раз думал о том, чтобы с вами встретится! Но сперва — что вы скажете?


Посреди зала стояла картина, изображавшая Барабашку. Закончена она была не полностью, однако «отличительные особенности», лицо, и изгибы фигуры были схвачены с такой тщательностью, что наткнись Капитан на нее в темноте, он бы спросил: «А ты че тут делаешь?».


- Недурно… Очень недурно… Узнаваемо!


Капитан кивнул, и бросил взгляд на лежавшие рядом эскизы. Дахр с удовольствием позволил ему ознакомится с этим ворохом подробнее, благо попозировать Барабашка успела хорошо. Сперва позы были довольно стандартные, а рисунки целомудренные настолько, насколько это возможно при рисовании обнаженной натуры. Потом, по мере повышения градуса в крови и художника и натурщицы, фантазия начала играть, и пошла такая жара, что Капитан, который до этого считал себя довольно спокойным к женским прелестям человеком который видел все, начал открывать для себя новые горизонты пошлости и разврата. Внезапно, среди этого ему попался рисунок сильно отличавшийся от остальных.


- Екарный бабай… И эта туда же! Хотя, в тихом омуте…


На рисунке была запечатлена Лисса, с бокалом вина и книгой сидевшая в кресле. Ничего необычного, если не считать, того что ее гардероб составляли корсет, дамский цилиндр и чулки. Аккуратно отделив рисунок от остального, Капитан передал его Дахру.


- Вы того — спрячьте. А то не ровен час дядька ее увидит… Он тут бывает к вашей гостье иногда.

- О! Спасибо, почтенный — художник видимо по ошибке положил его не туда. Уверяю — госпожа Лисса была не против, что он его оставил на память.

- Уж надеюсь: мужик он талантливый, жалко будет если она его за такие фортеля на ленточки распустит. Эта фройлян такая — спуску не даст.

- Не беспокойтесь, почтенный — все согласовано. А теперь предлагаю немного выпить — мне с вами нужно обсудить один вопрос, а я не люблю заниматься такими делами набегу и на трезвую голову…

- Ну да — обычай требует сперва поговорить всяком.


Капитан с готовностью приземлился на диван.


- У меня даже тема для разговору есть. Картинками навеяло…

- Что, почтенный, все таки решили приобрести себе наложницу?

- Не. С одной стороны и правда ниче не мешает. А с другой — жалею что в вопросе девок слабину дал. Мы теперь народ вольный. Без корней. Надо привыкать. За Антона с ентой дурехой я особо не переживаю, а вот Амяз и Кара меня волнуют. Ну как дети пойдут? Куды нам их на корабле? Не дело это. Для таких делов дом нужен.

- Ну, почтенный — вы же, кажется, направлялись в Острова? Это сплошь ничейная земля — стройтесь где хотите!

- А потом что? Корни пустить — полдела. Мир вокруг сами видите. А мы — как волки. Нас ноги и кормят и спасают. Прирастем к берегу — каюк. Врагов наживаем быстро — найдут даже там, коли двигаться не будем.

- Ничего не могу сказать… - Дахр развел руками, - Я не жил в вашей шкуре. Единственный раз я взошел на борт корабля чтобы прибыть сюда. Не самые лучшие воспоминания. Я ехал в грязном трюме вместе с кучей оборванцев и скотиной. Наверное поэтому меня никогда не тянуло в море. Хотя после того, как я побывал у вас на борту, меня эта мысль заинтересовала. Не то что бы я хотел податься в моряки… Но у вас же, почтенный, есть еще один катер, верно?

- Есть такое дело… - Капитан согласно кивнул.

- Вы уже решили, что с ним будете делать?

- Да по хорошему — куда он нам? Продать бы его, но жалко. Уж больно хорош. Да и человека, чтобы цену дал искать некогда. А че?

- Просто ваш помощник подал неплохую идею… Яхта, почтенный, это банально. Это есть у всех. А вот быстрый боевой катер… Должен сказать, что я начал об этом думать. С одной стороны, идея безусловно привлекательная. Но даже по моим меркам, это прорва денег… Вдруг это и правда не мое?

- Ну тут уже я ниче не могу сказать — это ваши деньги и вам решать…

- А вот так… Просто для интереса — нельзя ли мне, почтенный, одолжить его у вас? Небольшая прогулка?

- Вам, небось, не только катер, но и экипаж еще потребуется?

- Давайте так — я не знаю что для этого надо, - Дахр плеснул Капитану еще вина, - Так что не могли бы вы, почтенный, снарядить катер для плавания. Я, со своей стороны обещаю, что позабочусь о финансовой стороне вопроса, и о том, чтобы ваши люди, которые будут принимать в этом участие, остались довольны.

- Думаю можно устроить…

- И сколько, почтенный, это займет по времени?

- А сколько вам надо времени, чтобы погрузится?

- О! Так быстро? Ну дайте хотя бы час — нужно вино, еда, девушки…

- Тогда срок ставим на вечер — заодно ближе к ночи в бухте посвободнее станет.

- Превосходно, почтенный, и у меня только один вопрос — вы позволите господину Антону ко мне присоединится? Все таки он заронил в мой разум зерно этой идеи.

- Полагаю, вы хотите видеть не только его?

- О да, почтенный. Если его спутницы составят нам компанию, то видит небо, я был бы просто счастлив.

- Понятное дело… Ну тады че? Пойду прикажу готовится…


Состав командируемых определился быстро. На моторах вызвался постоять Багир. Хотя «вызвался» — было не совсем точным словом. Услышав, что намечается, он вылетел из машинного как минометная мина с криком: «Мэня вазмытэ!».

В качестве рулевого отправили Федора. Набивался Марио, но если моторист, который глазеет на полуодетых девок, это полбеды, то вот рулевому отвлекаться противопоказано. Командовал всем этим Старпом, А Барабашка с Лиссой пошли в качестве гостей. На последнюю Капитан посмотрел задумчиво, но потом решил, что девка взрослая и сама должна понимать, что творит.


Дахр со своей стороны погрузил на катер эпическое количество выпивки и еды. Вечером, он в компании наложниц, взошел на борт и катер отчалил. Проводив его, Капитан махнул рукой, и развернувшись наткнулся на скалящихся Ура и Калибра.


- А вы тут че? И по какому поводу рожи хитрые?

- Разрешите обратится?

- Ну попробуй.

- В связи с укоренившейся традицией, прошу разрешения проставится?!!


Калибр, подталкиваемый Уром шагнул вперед. Капитан задумчиво хмыкнул.


- Надеюсь не как в прошлый раз?

- Никак нет. Ошибки учли — в этот раз обойдемся без жертв и разрушений. Просто накроем стол.

- Ну валяйте — дело хорошее…


Стол накрыли в стиле киттской армии. Основой для алкоголя служил честно выменяный у Михая самогон. К нему Калибр достал флягу с каким-то термоядерным травяным настоем, который, как он пояснил, готовится путем томления всего этого в закрытой емкости сунутой в моторное-трансмиссионное отделение боевой машины.

Смешанный с самогоном в шейкере из гильзы от крупнокалиберного пулемета, этот настой придавал напитку отчетливый запах валерианы, а пороховой нагар — специфический привкус. Закусывать все это полагалось паштетом из тушенки смешанной с покрошенной галетой, который зачерпывали из банки прямо пальцем, и присыпав сверху специями отправляли в рот. В качестве главного блюда обещалось приготовленное особым способом — без огня, только на тепле вспомогательных механизмов мясо.

Сладкоежкам предлагался десерт из тех же покрошенных галет, залитых сгущенкой и присыпанный толченой витаминной таблеткой разбавлявшей приторную сладость легкой кислинкой. Ели его тоже руками, отламывая по кускам.


- Паек, даже самый лучший, постоянно жрать охренеешь, - пояснил Калибр, - Вот и извращаемся как можем.

- А ложками че не пользуетесь?

- Привычка. Жрать часто приходится в движении. Кочку поймаешь — ложкой можно себе все зубы повышибать. Выронишь вниз — отмывать придется. А так взял банку и трескаешь. Если что — крышку назад загнул и в разгрузку засунул. Галета там для того и нужна, чтобы весь сок в себя впитать, иначе вытечет и отстирывать придется.


Ур притащил готовое мясо и котелок с каким-то жирным бульоном куда его надо было макать. Капитан, попробовал и показал всем, что есть можно.


- А это как готовится? Копчененький привкус такой…

- Ну сперва надо не совсем в кашу переехать какую нибудь живность. Потом разделать. Огонь демаскирует, так что берем обертку фольгированную от пайка, наматываем на выхлопной коллектор, сверху наматываем нарезанное тонкими ломтями мясо, потом чистую тряпку, чтобы жир по ней в котелок стекал. В жир добавляем сухой бульон, кипятка и че найдем из специй. Получается просто и нажористо.

- Толково придумано… Ну давай — разливай. - подвинул свой стакан Капитан, - Выпьем за службу… А потом байку затрави какую-нибудь что ли… Обстановка располагает.

- Это запросто… - Калибр опрокинул рюмку и закусил, - Я, когда сюда добирался, летел с Контрой. Он из авиамехаников, мы с ним в свое время познакомились, вот и подбросил по дружбе…

- А почему «Контра».

- Контровочная проволока знаете что такое?

- Ясс, это штобы ресбовой соединений не раскрушивался… - кивнул Механик.

- Именно. В начале службы он какой-то болт забыл законтрить. Тот открутился, сорвало шланг гидравлики и весь экипаж пережил несколько неприятных минут, пытаясь не размазаться об землю. А потом несколько неприятных минут пережил уже Контра, когда его оба пилота этим шлангом по аэродрому на пиздюлях носили. Он потом им в ботинки нассал, но не суть. В общем Контра, после того случая, начал этой проволокой приматывать все, до чего дотянется. И носить ее во всех карманах. Потому так и прозвали.

И вот он рассказал мне, что занесло его на дальнюю базу в Островах. Какой-то там научный объект или еще че. Точно не в курсе. В общем, стоял там, если по вашему, «зенитный батальнон». Охранял все это дело. Зенитчики, они не такие распиздяи как летуны, но недалеко ушли. В общем маялись дурью кто во что горазд. Дошло до того, что парни с одной из позиций прикормили у себя килрати. Все же про них слышали? Прикормили его, «Фруктом» назвали - он пытался, как то, картонное яблоко сожрать. Начали учить всякой хрени. Скучно там было, в общем.

Ну и вот сидят эти зенитчики, скучают, думают, какую бы еще хрень учинить. Тут вылазит один из бойцов с той позиции и говорит: «Вон у нас там килрати бегает — спорим что я его научу с зенитки работать и он все нормативы сдаст?». Остальные, само собой: «Да ну нахер! Они-ж тупые! Спорим!». Забились на десять, по моему, упаковок карки…

- Это че? - с интересом уточнил Капитан.

- Как у вас сигареты. Сушеные стебли с пропиткой. Раньше их жевали чтобы зубы чистить, теперь просто чтобы занять себя чем-то. В них тонизирующую фигню добавляют и бойцам выдают, что бы в карауле не спали. Сжевываются моментально, так что всегда в дефиците, особенно когда делать нечего.

Поспорили в общем, и что вы думаете — на стрельбах этот Фрукт с автоматической установки ближнего радиуса все нормативы с первого по восьмой на отлично отстрелял! Там все охренели!

- Пиздежь, — отмахнулся Ур, - Это ты сам придумал, типа зенитчики — не артиллеристы, а так… Любой килрати может научится. Знаем мы эти ваши взаимоотношения.

- А ты скажи, что артиллеристы! Прямой наводкой «куда-то туда» лупить — много ума не надо! Просто стреляй чаще, а там уже не баллистика, а статистика работает!

- О чем и речь.

- Ни че не знаю, - надулся Калибр, - Мне так рассказали. А если не нравится, я сейчас про каску расскажу! Хочешь?

- Только попробуй!

- И попробую!

- Я тебе лицо обглодаю!

- Похер — рассказываю! Была у нас десантная подготовка. Для прыжка одевается специальный шлем, а штатная каска подвешивается снизу вместе с остальным барахлом под парашютную систему. То есть почти под задницей. Да почему почти — точно под ней.

И вот прыгаем мы, приземляемся, собираемся, строимся… Все как положено, купола сбросили, каски на голове, оружие в руках… А он один в десантном шлеме стоит.

Инструктор его обходит и начинает ржать. Натурально по земле катается! Мы смотрим — а этот персонаж так удачно приземлился, что его жопа от удара об землю в каску вошла и там застряла… Снять получилось только втроем. Над ним потом долго шутили, что все каской прикрывают то место, которым думают...


Калибр с довольным оскалом повернулся к Уру. Тот презрительно фыркнул и демонстративно вздыбил шерсть на загривке, подергивая хвостом.


- Да ладно те! Кто в учебке дичь не творил? А про зенитчиков я не врал — поймаешь мне килрати, я готов на спор повторить. Зенитка тут есть.

- Поймаю… Обязательно… - голос Ура был тихим и мурлыкающим, - А сейчас, если ты думаешь, что у меня смешных историй в загашнике нет, то ошибаешься…

- Про столовку что ли? Да брось…

- Не — про гранату.

- Бля... Кто проболтался?

- Ваш мехвод.

- Вот гад! Ладно — трави.

- В общем, - все знают, что для того чтобы граната взорвалась, надо чеку выдернуть? А вот Калибр умудрился всю третью линию пройти, половину второй, распределится, и там уже сделать для себя это удивительное открытие…

- Да я на нервяках запутался просто!

- Угу. Зарядил ее в мишень прямо так — понимаю. Запутался. А что потом сделал?


Ур сделал драматическую паузу, и обвел всех многозначительным взглядом.


- В общем, на очередных занятиях он забыл выдернуть чеку. Запулил гранату просто так. Та естественно не взорвалась. Причем от том, что там чека осталась, в курсе только он. Остальные просто подумали: «Осечка». К такой гранате подходить опасно — ее саперы уничтожают. Но он то знает, что там чека не вынута. И решает все исправить. Что правильно. Проблема в способе. Вместо того чтобы доложить об ошибке, он бежит к гранате. Все в панике, орут «Стой дурак!». А он подбирает ее и бежит обратно. Инструкторы, само собой думают, что он бежит к ним с гранатой, которая может в любой момент рвануть, и начинают убегать. А он за ними. А они от него… Три круга сделали пока разобрались…


Калибр слушал это уткнувшись лбом в стол и сотрясаясь от хохота.


- А главное — я как раз перед выходом на Таранган эту хохму услышал. И когда мы там в переделку попали, вот именно вас нам в помощь и скинули. Я как твой голос в рации услышал, чуть не то что жопой, целиком в каску не забился. Ну все — кранты, думаю, сча и нашим и вашим пиздец приснится.

- Но мыж тогда нормально отработали?

- Нормально. Все таки ваши инструкторы не зря свой хлеб едят — даже тебя обучить сумели. Хотя когда прямо передо мной дом «лопнул» ощущения были… Сижу у окна - стреляю. Вспышка! Лежу у противоположной стены - охуеваю.

- Главное — все живы. А обосраться, это не смертельно. Пару раз простирался — и почти не пахнет. Зато в броневик мы знатно прислали. Первым выстрелом, с пяти километров, прямое попадание в движущуюся цель. Только брызги полетели. Вот это — артиллерия!

- Это — везение.

- Когда постоянно везет — уже мастерство!


Капитан жестом заткнул их и предложил тост: «За мастерство!». Все выпили. После чего Капитан благосклонно кивнул и начал травить истории из своей жизни.



Катер выходил на связь несколько раз, постоянно откладывая время возвращения. Когда они наконец причалили, Дахра на берег его наложницы спустили буквально на руках. Он был пьян и счастлив. Капитан пошел спросить, как все прошло. Увидев его, Дахр дал команду привести себя в вертикальное положение.


- Достопочтенный — я сейчас нахожусь в таком состоянии, что буду говорить прямо. Я понял, что вы хотели сдать мне этот великолепный корабль в аренду. Не хотите расставаться окончательно. Понимаю. Но нет! Я у вас его куплю. За любые деньги. Можете называть любую цену. Я буду проклинать и заламывать руки, но куплю.

- Вот настолько понравилось?

- Дело не в этом. Я рассказывал вам почтенный, о том моем первом плавании? Оно было отвратительно! Однако оно привело меня в то место, где я смог начать все с чистого листа, оставив прошлое за тысячами миль соленой воды.

И кому как не мне знать, насколько изменчива удача на Доминисе? Раньше я думал, что если она повернется ко мне спиной, моим выходом будет яд… Но когда мы неслись мимо Львов, я, внезапно, с кристальной ясностью понял, что снова могу оставить все за кормой! Поэтому я куплю у вас этот катер, буду кататься на нем, возить на морские прогулки своих друзей и партнеров. И учится. Учится им управлять. Учится класть курс по картам и Шпилю.

И если злой рок захочет меня настичь — видит небо, ему придется за мной побегать! Этот катер мчит как молния. Пусть попробует с ним потягаться!

- Я вас понял… - Капитан вздохнул, - Ну что-ж — наживем еще… Забирайте. Цену ломить не стану. Спрошу у Раша, сколько он стоит — столько и возьму.

- Благодарю, почтенный… Тогда с вашего разрешения — я немного приду в себя и жду вас, чтобы уладить денежный вопрос.


Дахр с блаженной улыбкой опустился на руки наложниц и дал команду нести его на виллу. Следом на берег сошел Старпом с девушками. Капитан в ответ на его вопросительный взгляд развел руками: «Что поделать — проникся»…


- Ну — парни старались. Особенно Багир.

- Серьезно? Почему особенно он?

- Ну ты же знаешь — горцы... Всю дорогу рассказывал, что дома сидеть — удел женщины. А джигиту нужен горячий конь, верное ружье и дальняя дорога. Насилу успокоили…

- И чем вы занимались?

- Сперва носились по округе — пейзажи тут просто закачаешься. Потом причалили к пустынному островку, там развели огонь, Разбили шатер, пожарили шашлык, вина выпили. Дахра по началу укачивало не по детски, так что ту ночь он на берегу спал. Потом вроде привык.

- Безобразия творили?

- Не более обычного. В подробности вдаваться не буду, но было неплохо. А у вас как? Не скучали?

- Не. Калибр проставлялся, так что мы тут тоже погудели малость.

- Тоже хорошо… Планы на сегодня какие?

- Сейчас деньгу возьму — доли отдам, да и остальным отсыплю по заслугам. Потом закупка, монтаж, и прочая текучка.

- Ну я тогда часик вздремну и продолжу ковыряться со связью.


Махнув рукой, Старпом ушел на корабль. Капитан еще раз взглянул на катер, вздохнул и пошел следом.

Дубликаты не найдены

+9
Каждый день захожу и первым делом смотрю написал что-нибудь еще или нет.Чувак , пиши дальше и больше, а потом издавай книгу
раскрыть ветку 3
0

Прям жиза-жиза. Уже неделю в режиме Хатико сижу.

раскрыть ветку 2
+1

Шёл 15-й день хатикования...

раскрыть ветку 1
+3

Автоматизация АУ ГК без ЦАС и КДП? А есть смысл городить?

Кстати с 4" они купили себе знатный геморой, ибо обслуживать ее тупо некем. Китт может и подходит на роль наводчика, но вот кто им ее заряжать будет? у 102-мм с ураганов унитары по 30кг

раскрыть ветку 46
+4

По первому - приводы наведения нужны хотя бы потому что у китта лапки. И ростом он метр. Поэтому ему тупо физически тяжело вращать рассчитанные на человека маховики наведения.

Ну и на будущее.


А по четырехдюймовке - я вот думаю, может все таки им приобрести АЗ как в Абрамсе?

раскрыть ветку 45
+6
Негра?
+2
Что значит может, как бе у всех нормальных людей такой АЗ в то время, там кстати ожидается изрядный запас проблем с защитой, квадратный метр противопульного бронирования около 60 кг по массе, у нас может с такими изысками нехилы диферент на нос выползти, да и с самими приводами наведения - будут нехилые тралы с точной электромеханикой, шаговик и особенно драйвер к нему трудновато на лампах сварганить. Особенно если не знать как.

Для справки расчет 102-мм у ураганов 5 человек, 100-мм в развитом щите -4 человека.

раскрыть ветку 43
+1

2 недели ждем уже :)

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 3
+3

Да пилю я, пилю... Просто там сложный участок - я одну сцену три раза переписал. Терпите.

раскрыть ветку 2
0

Очень ждем)

0

терпим, что нам еще остается?

+1
Два кошака в команде, чувствую эти два придурка будут отжигать по полной)))
раскрыть ветку 1
0

Больше котиков! ))

+1

Как всегда, хорошо, но мало!

+1
Спасибо за очередную часть. Уже заждались)
0
Вспомнилась мухря мясная и мухря сладкая.
0

Отлично. В текст бы еще встаить картины, наброски натурщиц. )

раскрыть ветку 5
0

пока видел только такое, когда то очень давно мелькало среди концептов

Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
0

Самый ранний концепт Лиссы.

раскрыть ветку 1
0

Угу. Полностью с вами согласен. И вы знаете, кого надо об этом просить.

раскрыть ветку 1
+3

@Sychnik, нам нужны картинки с сиськами!)

Похожие посты
76

Вольный Флот 2. Новогоднее

Я решил продолжить удачный эксперимент со "спецвыпусками". Мне нравится иногда делать "шаг в сторону" от основного рассказа, и писать что-то в сюжет не лезет, но интересно. Сразу предупреждаю - происходящее в спецвыпуске вне сюжета и даже времени когда происходят события ВФ так что я попытался максимально абстрагироваться от него и просто сделать зарисовку по миру рассказа.


По поводу новых глав: да - я торможу. Торможу по объективным причинам, вроде работы и ремонта своей адовой повозки, и по причинам чисто субъективным. Передо мной сейчас лежит огромный сюжетный узел, способы "разрубания" которого настолько разнообразны, что идеи одна другой интереснее приходят регулярно, а сам он должен связать воедино несколько сюжетных линий и это само по себе отдельное вуду. Поэтому на данный момент я просто отпустил вожжи и записываю вообще все что мне кажется интересным, а потом, как говорится в старом анекдоте, "мы со всей этой херней попытаемся взлететь".


Так что спасибо за терпение и с Новым Годом всех кто меня читает.



Возле Старого Вокзала было много пивных, но эта, спрятанная в глубине лабиринта столетних кирпичных пакгаузов была местом «для своих». Тут собирались отметить окончание тяжелого рабочего дня машинисты, грузчики, слесаря из ремонтного депо и прочие причастные к железной дороге.


Дверь громко хлопнула и внутрь ввалился румяный Машинист. Увидев что один из слесарей испуганно вздрогнул от резкого звука, он усмехнулся.


- Какой-то ты пугливый, приятель… Подлечи нервишки.

- Рот закрой… - беззлобно, но веско посоветовал ему крепкий Бригадир грузчиков, - Ты бы видел, что он видел, ты бы от любого скрипа срался где стоял.


Остальные согласно покивали. Машинист извиняясь развел руками.


- Ну откуда я знал-то? А что он такое видел?

- Хозяина Зимы… Ближе чем ты свою жену… Это не считая залесского плена.

- Хозяина Зимы?

- Ага…


Бригадир кивнул и покосился на Посвященного который заерзал когда речь зашла о языческих тварях. Посвященный не работал на железной дороге, но захаживал сюда регулярно, дабы «быть ближе к пастве». Хозяину пивной это не нравилось — при нем продажи падали, но из уважения к сану он молчал.


На некоторое время воцарилось молчание, нарушаемое только хлюпаньем — Машинист быстро выхлебал первую кружку и, заказав еще две, покосился на Слесаря, потом подсел к нему и пододвинул пиво.


- Слушай — а расскажи..?


Слесарь затравленно оглянулся — видно было что это не те воспоминания, которые хочется ворошить, но вокруг уже собралась небольшая толпа любопытных, да и правила вежливости требовали не отказывать в истории тому кто ставит выпивку. Жадно глотнув Слесарь мотнул головой — перед глазами снова вставала та ночь…


На горизонте пылало зарево. Там, на протяжении трех месяцев шла натуральная мясорубка. Изредка мимо них в тыл проходили раненные которые рассказывали ужасы про залитые отравляющими газами руины, из которых раз за разом вставали покрытые окровавленными повязками призраки чтобы затащить с собою в Бездну очередной посланный на штурм полк.

Всякий раз, провожая взглядом их сгорбленные спины, он благодарил Всемогущего что не попал туда. Лучше уж стоять в дозоре бессмысленно охраняя бескрайнее поле. Куда лучше…


Пошел снег. Огромные хлопья падали, медленно кружась, словно пух из распоротой перины. И в этом холодном пухе тонуло все, окопы, блиндажи, свет, звук… Похолодало… Это было странно — обычно когда идет снег, теплеет. Но поди разбери что к чему в этом диком месте.

А снег все падал пока вокруг не осталось ничего кроме белой мглы. Ничего… Только падающие хлопья и абсолютная, удушающая, мертвая тишина.

Чтобы избавится от этого наваждения он окрикнул часового в соседней ячейке… Но крик потонул в мельтешении снега только вылетев изо рта. Вместе с морозом под шинель начал пробираться зловещий холодок паники. На миг ему показалось что белая мгла поглотила весь мир. Что кроме неё вокруг нет вообще ничего. Сорвав с плеча винтовку, он попытался дослать патрон в патронник и выстрелить в воздух — пусть его за это накажут, но что угодно лучше этой жуткой белой тишины.

Затвор примерз. Рукавица бессильно скользила по его гладкой округлой рукояти, поэтому, дрожа всем телом, он стянул её и схватившись голой рукой за металл с силой потянул преодолевая сопротивление загустевшей смазки. Пальцы обожженые прикосновением к ледяному металлу, свело, и стоило огромных усилий нащупать спусковой крючок и выжать его. Винтовка бесшумно толкнула его в плечо. Гильза, на лету покрываясь инеем, так же бесшумно запрыгала по мерзлому дну окопа. Звука не было! Белая мгла пожрала грохот выстрела, так же как и крики. Никто его не услышит!


А потом появились они... Белые фигуры с оружием наперевес словно материализовались из падающего снега, прыгая в окопы и растекаясь по ним. Он развернулся чтобы бежать к блиндажу, но перед ним вырос могучий старик в белой распахнутой шубе. Несмотря на мороз, от него валил пар, превращаясь в снежные хлопья. Его борода, брови, волосы были неестественно белого цвета как и кожа, и только на лице играл яркий, пугающий румянец. Но страшнее всего были глаза — ледяные глаза древнего языческого духа заглядывали в прямо в душу сковывая её льдом.

В панике он сделал выпад штыком, но старик без труда отбил его огромным узловатым посохом и винтовка разлетелась словно стеклянная. А потом тело сковал холод…


- Как винтовка могла расколоться? - прервал его удивленный Машинист, - Она же стальная?

- Наша сталь на сильном морозе хрупкой становится… - старый Токарь, важно пыхнув трубочкой, усмехнулся глупой молодежи которая не знает очевидных вещей, - Залесцы же в свою добавки сыпят не скупясь как раз, видать, на такие случаи. Они то что с морозами, что с этими тварями знакомы ближе нас…

- Да не про сталь сейчас разговор! - отмахнулся кто-то из слушателей, - Как ты спасся-то!?

- Воззвал к Всемогущему, потому что только он способен спасти нас от ужасов порожденных Бездной! - встрял Посвященный, пытаясь перевести все в душеспасительное русло, - Ведь верно я говорю?

- Воззвал… - покосился на него Слесарь, - Только вот звуки все умерли… Но он меня услышал…

- Сам Всемогущий?

- Хозяин Зимы… Я начал читать молитву, а он только усмехнулся, и потом я прямо в голове услышал его голос… - Слесаря передернуло, - До сих пор его слышу: «Он здесь не властен...»


Посвященный откинулся словно от пощечины задохнувшись от возмущения.


- Да как ты смеешь..!

- Это не он, - буркнул явно недовольный вмешательством святоши Бригадир, - Это Хозяин Зимы. Или вы ждали что языческий дух псалмы затянет?

- Нет, но..!

- Чего ты от него хочешь то? Человек рассказывает как есть. «Как надо» ты нам на проповеди расскажешь… - Бригадир повернулся к Слесарю, - Продолжай… Почему он тебя пощадил-то?

- Не знаю… Из-за сына, наверное…

- Из-за сына?

- Да. Я когда понял что мне конец, о сыне подумал… Будет ли он скучать по мне? Вспомнит ли вообще? А потом в госпитале очнулся… Наверное из-за сына. Я спрашивал у местных — они говорят что Хозяин Зимы детей любит. Да что говорят — сам пока в плену был видел: мороз такой что на печь с ногами забираешься чтобы согреться, дышать больно, ни одного взрослого на улице, зато дети бегают, резвятся, словно их холод стороной обходит…

- Да ну быть такого не может…

- Может… - снова отозвался кто-то из слушателей, - У меня есть знакомый который бывал в тех краях. До Залесья не доезжал, но Приполье видел. Там тоже чем младше, тем меньше холодов боятся.


Остальные загалдели, кто соглашаясь, кто споря, и воспользовавшись этим Слесарь допил свое пиво, выскользнул за дверь и, поминутно оглядываясь, посеменил к дому. На пустыре, отделявшем территорию вокзала от кварталов где жили рабочие, он подошел к одинокой пихте, достал из кармана помятую ленточку которую, видимо, обронила в пригнанном в депо вагоне какая-то богатая дама, тщательно расправил находку и повязал на ветку. Потом еще раз огляделся — после сегодняшнего рассказа Посвященный и так месяц мозг полировать будет, не хватало еще чтобы кто-то ему донес о том что он Хозяину Зимы жертвует.

И не то чтобы он не верит в всемогущество Всемогущего... Но и Хозяин Зимы лжецом не выглядел, да и земли те на озаренные светом Его места не похожи, так что… Спокойнее так. Это ведь главное? Покой в душе? А как еще душу успокоить тому кто в эти глаза заглянул?


Подняв воротник и поежившись, Слесарь зашагал в сторону дома размышляя над тем почему Хозяину Зимы так нравятся украшения на хвойных деревьях. Может просто ярких красок посреди белой мглы не хватает? Вечность в этой белизне кого хочешь достанет...

Показать полностью
101

Вольный Флот 2. Глава Шестая.

Алехин подгадал так, что к цели они подошли когда "Палач" зарядил дождем прикрывая их от ненужных свидетелей, но еще не разгулялся в полную силу. Перехватчик прошел несколько раз мимо протоки в которой стоял «Сто Тринадцатый». После стольких лет они надеялись найти хотя бы остов, однако, к всеобщему удивлению, корабль сохранился прекрасно. Подозрительно прекрасно. Поскольку посторонней активности вокруг замечено не было то, скрипя зубами, Алехин согласился высадить Коваля на берег.


- Прямо к нему я не подойду — не в такую погоду. Ближайшее пригодное место — практически с другой стороны.

- Врачи говорят что гулять полезно… - равнодушно пожал плечами Коваль, - Высадите где вам удобно, а дальше я ножками.

- Не «Я», а «Мы». В одиночку вы гулять не пойдете.

- Понял. Но не больше двух сопровождающих. И, желательно, из таежников. Чтобы по лесу ходить умели.

- Тогда с вами пойдут мичман Костенко и старшина Николай. Как раз таежники.

- Хорошо… - кивнул Коваль и, подумав, спросил - А можно полюбопытствовать, почему вы мичмана по фамилии назвали, а старшину — по имени?


Все присутствующие на мостике переглянулись с хитрыми улыбками.


- Да нет, товарищ майор… Всех по фамилии назвал.

- Серьезно? У него фамилия: «Николай»?

- Точно так…

- А имя тогда какое?

- Выргыргы.

- Шутите?

- Я тоже сперва не поверил.

- А отчество?

- Отчество я хрен выговорю. Он из тугуйцев. У них фамилий нет — только имена. А чтобы в армию пойти — фамилия нужна. Без нее документы не выдадут. У них в поселке доктор был «Николай» - уважаемый человек. Вот он решил что это хорошая фамилия получится.

- А потом почему не исправили?

- Не хочет. Говорит что шаман с предками пообщался, новый паспорт им показал и те фамилию одобрили. Сказали что «счастливая».

- Ясно. Ладно — пусть снаряжаются…


...


Мичман Костенко оказался плотным гигантом с окладистой бородой рядом с которым старшина второй статьи Николай смотрелся просто ребенком. Алехин, переживая за сохранность пассажира, выдал мичману ручной пулемет, десяток гранат и огромный ранец с сухпаями. На всякий случай. Николай придирчиво перебрал карабины и, по одному ему ведомым приметам, выбрал самый хороший.


На берег высадились на шлюпке. Алехин хотел оставить ее дожидаться, но Коваль настоял чтобы та вернулась на корабль, обосновав это тем что не стоит так явно демаскировать место их высадки и эвакуации. Углубившись в прибрежные заросли они взяли немного вбок чтобы запутать возможных наблюдателей и двинулись к перехватчику.

Идти оказалось тяжело. Падая на кроны деревьев, потоки ливня превращались в мелкую водяную пыль которая туманом висела в воздухе. Тихие по отдельности, удары миллионов капель вместе превращались в оглушительный гул тональность которого менялась в зависимости от порывов ветра завывавшего в ветвях и это было похоже на странную, чужую музыку. Текущие сверху бесчисленные крохотные ручейки ближе к морю сливались в огромные бурлящие потоки с ревом катящиеся по промытым ложбинам.

С огромным трудом преодолев пару таких потоков, Майор, до того не хотевший слишком углубляться в лес, принял решение подняться вверх по склону горы на которой росла ракаупа в надежде что там эти потоки еще не набрали достаточно силы. Под ней идти было оказалось проще — ее ветви с огромными листьями не только слегка прикрывали от стихии, но и образовывали зону постоянной тени в которой растительность была не такая буйная.

Внезапно, шедший впереди Николай предупреждающе вскинул руку и показал на одно из деревьев. Остальные подняли головы… С ветвей свисали человеческие останки вперемешку с остатками одежды.


- Килрати… - Коваль машинально покрутил головой, - Всем соблюдать тишину… В такую погоду они не охотятся, но у них сейчас потомство, так что порвут и звание не спросят…

- Уходим, однако?

- Нет… Если бы они нас заметили, то давно напали. Просто стараемся не привлекать внимание.

- Понял, однако… - Николай закинул карабин за спину и достал нож, - Дальше идем?

- Погоди… Надо хоть глянуть кто это?


Подобравшись к дереву, Коваль осторожно забрался на нижнюю ветку и стянул обрывок кителя. Вместе с ним упал кусок позвоночника с черепом, но Костенко поймал их и положив на землю брезгливо вытер руки.


- «Вольфсангель»… И ажн целый оберст... - осмотрев китель заключил Майор, - Серьезные ребята… Так парни — ищем!

- Что искать?

- Все! Документы, карты, блокноты… Киларти их вряд-ли забрали — должны тут валяться.

- Они уж намокли давно, однако… - Николаю было явно некомфортно рядом с этим «деревом смерти» - Раскисли наверно…

- Нет. Там бумага специальная…


Все трое принялись шарить вокруг подбирая валяющиеся на земле предметы периодически опасливо поглядывая по сторонам. Внизу оказалось неожиданно много всего: начиная с бумаг и заканчивая компасами и карандашами.


- Планшетки видать вытрясли… - Коваль бегло перебрал добычу, - Ладно — хватит. Что было мы уже нашли, а чего не нашли-то погоды не сделает… Попрыгали дальше — не хочу тут ночевать…


Спустившись по склону, они остановились на обрыве осматривая, насколько позволяли погодные условия, прибрежную полосу. Костенко заметил на три часа остатки лагеря. Разбит он был грамотно — гряда камней защищала его от обнаружения с моря, со стороны леса был оборудован оборонительный вал и, судя по торчавшим кольям с обрывками маскировочной сети, вся территория была спрятана от наблюдения с воздуха.

Но обитателей это не спасло. Когда они подобрались поближе, стали видны следы устроенной килрати бойни.


- Ночью напали, однако… - заключил Николай осмотрев останки одного из солдат.

- Да — не одет… Но с оружием… - Коваль поднял поддернутый легкой ржавчиной пистолет-пулемет, - Странно… Те, которых мы видели раньше, были одеты по всей форме.

- Могла быть поисковая группа, - предположил Костенко, - Килрати сперва их вырезали, потом напали на основной лагерь.

- Не соглашусь, однако… - Николай указал место обнаружения первых тел, - Рядом совсем. Не могли не слышать. А если слышали — должны были быть в готовности, однако, а не в исподнем спать.

- Тоже верно…

- Сначала Килрати напали на лагерь… Группа услышала стрельбу и поспешила назад, но попала в засаду, - осмотрев остатки лагеря и расположение тел заключил Коваль, - Часовые ни одного выстрела сделать не успели. А у полураздетого магазин отстрелян.


Он еще раз огляделся реконструируя картину.


- Сняли часовых и застали их врасплох. Начинается стрельба. Люди выбегают из палаток… Хаос. Надо отдать им должное — даже в таком положении они умудряются отбиться: в лагере, судя по количеству спальных мест, размещалось не меньше сотни человек. Тут не больше двух десятков тел. Там еще десяток, ну полтора… Итого — больше половины бойцов выжило. Скорее всего килрати отступили как только началось организованное сопротивление — это их стандартная тактика: атаковать внезапно, убить сколько получится, отойти и напасть снова. Сравнительно безопасно и эффективно.

И «Вольфсангель» об этой тактике осведомлен. Они знают что те вернутся. Им надо срочно где-то укрыться. Где?


Все трое синхронно посмотрели на едва проступающий сквозь пелену ливня силуэт «Сто Тринадцатого».


- Туда, однако… Если у них своего корабля не было, то только там можно спрятаться, однако.

- Логично… Укрыться в стальном корпусе, вызвать подкрепление… Тогда почему тела не захоронили?

- Боялись, однако.

- В «Вольфсангель» пугливых не берут. Ладно группа — в лес где килрати, даже днем лезть опасно. Но тут — на открытой местности? А они не только тела оставили, но и все оборудование… Кстати — его надо забрать. Думается мне в нем много интересного и его бы они точно не бросили при эвакуации.

- Тогда что с ними случилось? - растерянно спросил Костенко.

- Хороший вопрос… Давайте поближе на перехватчик взглянем…


Чтобы сделать это не рискуя быть смытым штормовыми волнами пришлось искать удобное место. Выбравшись на выдающуюся в море скалу, Коваль изучил в бинокль перехватчик и покачал головой.


- Они были там. Вижу остатки временного лагеря на палубе. Но судя по состоянию — он покинут. И уже давно… Видимо действительно эвакуировались. Ничего не понимаю… И корабль. Это точно «Сто Тринадцатый» - вижу бортовой номер и повреждения соответствуют. Но сохранность поразительная… Как будто за ним кто-то ухаживал.

- Может бывшие члены команды?

- Возможно — мы знаем о местоположении только двоих… Только как и зачем?

- Товарищ майор… - шепотом окликнул Коваля Николай, - Там свет, однако!

- На корабле?

- Никак нет — внизу…


Присмотревшись куда он указывает, Коваль увидел отражающиеся в набегающих волнах слабые отблески огня.


- Та-ак… Чудеса… Хотя — постой! - перегнувшись через край он втянул носом, - Костер! Там, внизу… Видимо в гроте или пещере…

- Думаете выжившие из «Вольфсангель»? - поинтересовался мичман доставая гранату.

- Да. Отставить — их надо взять живыми и без шума.

- Так точно! Я просто на понт взять хочу чтоб сразу понимали что брыкаться не стоит. Кто знает, сколько внутри народу?

- Вот пошли — посмотрим…


Спуск вниз оказался сложнее чем весь путь сюда вместе взятый. Обвязавшись веревкой, они гуськом прошли по узкой полосе песка под скалой, через каждые два шага вцепляясь в камни чтобы их не смыло, и заглянули в грот. Волны нагоняли туда воду, но в глубине, на уступчике, горел небольшой костер возле которого грелся истощенный человек. Увидев людей с оружием, он некоторое время смотрел на них словно на галлюцинацию, потом медленно поднял руки.


- «Ich gebe auf », «I give up», «J'abandonne», - начал шептать он перебирая языки, - «Mi arrendo», «Я сдаюсь»…

- «Шпрехензи убер Залесски»? - поинтересовался Майор.

- Да. Есть говорить мало… - человек радостно закивал, - Я есть оберст-лейтенант Вильхельм Бербухе.

- Майор Коваль… - держа оружие на изготовку Коваль огляделся, - Кроме вас тут кто-то есть?

- Нет, господин Майор. Я один выживший… Я есть говорить правда! Возьмите меня в плен — я есть очень просить!

- Хорошо… Оружие, документы?

- Пистолет… - Бербухе кивнул в сторону полуспущенной надувной лодки служившей ему постелью, - Там только айн патрон…

- Николай… - Майор приказал старшине осмотреть вещи пленного, - Из какого вы подразделения?

- Зондеркоманда «Ха»…

- «Охотники на ведьм»? Какая была у вас задача?

- Спасательный операция.

- Врете.

- Нет врать! Мы есть прибыть чтобы выяснить судьба два пропавший разведывательный подразделение направленный сюда. Там журналы — доказательство!

- Что случилось с остальными? Которые выжили после нападения килрати?


От этого вопроса Бербухе вздрогнул как от удара. Его остекленевший взгляд уставился в сторону выхода из грота.


- Что такое? Вы в порядке?

- Корабль… Он забирать все. Я есть один выжить.

- Не понял?

- Корабль. Старый перехватчик. В нем зло!

- Зло?

- Да! Он убивать всех! А теперь ждать меня!

- Не кричите…

- Вы не понимать! Килрати его боятся! Они не подходить сюда! Поэтому я здесь прятаться! Но он следить за мной! Я чувствовать его взгляд! Я пленный! Ваши брать меня в плен! Война кончится — ты слышать!!?

- Мы от него сейчас мало что добьемся… - шепнул Майору Костенко, - Надо хватать в охапку и выбираться пока не стемнело.

- Согласен. Возьми лодку — сложим в нее оборудование и понесем. Николай — возьми журналы. Давайте, гражданин оберст-лейтенант, собирайтесь — попробуем вас вытащить. Только тише, пожалуйста, иначе я вынужден буду применить силу…



Тащить лодку набитую трофейной аппаратурой было тяжело даже вчетвером. Коваль примерно представлял какой шум они производят проламываясь с ней через заросли, и надеялся что рев шторма заглушает его достаточно надежно. Вдобавок начало стремительно темнеть, а фонари использовать, по понятным причинам, не хотелось. Его волновало выдержит ли этот переход оберст-лейтенант, однако, похоже желание убраться отсюда открыло в нем второе дыхание.

Выйдя на берег Майор подал сигнал. Но когда сквозь пелену водяных брызг проступил силуэт «сотки», пленный, еще секунду назад без сил распластавшийся по земле, вскочил с ужасом глядя на него. Заорав по форбуржски - «НЕТ!!! НЕТ!!! ОН ПРИШЕЛ ЗА МНОЙ!!!», Бербухе кинулся прочь. Костенко сорвался следом. Вдвоем они исчезли в зарослях. Майор пытался его остановить, но установка «не шуметь» сыграла злую шутку и его слишком тихое «Отставить» потонуло в гуле прибоя. Отступив следом за Николаем к самой кромке прибоя, они замерли целясь в темноту леса.


- Товарищ майор, как вы думаете, - водя стволом карабина поинтересовался старшина, - Они его слышали, однако?

- Сейчас узнаем…


Несколько минут был слышен только гул дождя и рев волн и ветра. Но как только они решили что вопль Бербухе остался без внимания, откуда-то сверху, с ветвей ракаупы, донесся, пробившись через шум стихии, звук похожий на что-то среднее между плачем и рычанием.


- Ну твоюж, однако… - обреченно вздохнул Николай.


Впереди захрустели кусты. Он молниеносным движением опытного охотника взял их на прицел, но стрелять не стал, вовремя поняв что килрати с таким шумом по зарослям не ходят.

На пляж вывалился мичман волоча на плечах вырубленного Бербухе.


- Насилу догнал гада!

- Быстрее!!! - скомандовал Майор, - Все в воду!


Примотав оберст-лейтенанта к лодке чтобы не утонул, они кинулись в волны. Преодолеть прибой такой силы казалось нереальным, но, счастью, Костенко со своим ростом доставал ногами до дна достаточно долго чтобы отбуксировать всех вместе с лодкой на полсотни метров от берега навстречу отчалившей от корабля шлюпке. Николай вытянув руку повыше, отчаянно сигналил ей фонариком. Майор, одной рукой вцепившись в леерный трос, а оставшимися конечностями гребя изо всех сил, обернулся.

Сквозь дождь, на том месте с которого они только что отплыли, виднелся силуэт нечеловеческих пропорций наблюдающий за их борьбой со стихией. Килрати отлично плавают, так что настичь их в воде им не представляло никакого труда. Но на «сотке» врубился прожектор пытаясь указать шлюпке местоположение эвакуируемых и наблюдатель прыжком скрылся в зарослях.



- Килрати? - Алехин как и в прошлый раз ожидавший их у трапа, покосился на темную глыбу острова, - Много слышал, но ни разу не сталкивался. И не собираюсь…

- А мы вот чуть не поручкались… - Майор отдышался, по привычке первым делом вытряс воду из оружия, и только потом начал сушиться сам, - Оберст-лейтенанту планку сдернуло когда он вас увидел.

- Почему?

- Пока не знаю. Что-то у них там произошло на “Сто тринадцатом” и через это он к данному типу кораблей неровно дышит. Отнесите его в лазарет. Бегать от нас гад, наладился, так что Костенко его огрел. А у херра Бербухе и без того ролики за шарики неслабо так закатились. Как бы совсем не поплохел.

- Сейчас устроим. Буйный говорите?

- Не то что-бы, но осторожность не повредит. Он из “Вольфсангель” - подготовку имеет хорошую, так что не зевайте с ним.

- Понял. Ладно - сейчас пристроим постояльца. У нас еще будут промежуточные точки или домой поворачиваем?

- Давайте с “домой” повременим. Надо гостя допросить и, исходя из его показаний, уже решать. Отирались они там неспроста, так что могут всплыть подробности требующие немедленных действий. Как приведете оберст-лейтенанта в порядок - позовёте. Я отдохну немного.



Однако отдохнуть Ковалю не удалось. Только он переоделся в сухое и прилег, как в каюту ворвался вестовой.


- Товарищ майор! Там Бербухе этот того! Буянит!

- Сильно?

- Очень!

- Ну пошли посмотрим…


В лазарете все было перевернуто вверх дном. У двери стоял, зажимая порезанную руку врач, и двое конвоиров с оружием на изготовку. Изнутри доносились форбуржские ругательства вперемешку с требованиями не подходить на нескольких языках.


- Ну я же предупреждал…

- Виноват, товарищ майор, - вздохнул врач, - Меня в меде к такому не готовили. И главное ведь исхудал, а сколько силищи!

- Рука сильно пострадала?

- Царапина. Я больше переживаю как бы он с собой ничего не сделал.

- Да - не хотелось бы. Свидетель ценный. У него что там - ланцет?

- Ланцет. С столика схватил пока я мундир на нем расстегивал.

- Понятно… Он сильно истощен, говорите?

- Не до предела, но поголодать ему пришлось.

- Сердце бы не встало… Будьте готовы, если что…


Майор шагнул в лазарет. Увидев его Бербухе заорал чтобы тот не подходил. Глаза у него были совершенно безумные, так что ясно было почему врач опасался что он может себе навредить. Вытянув руку, Коваль щелкнул пальцами заставив оберст-лейтенанта сконцентрироваться на них, после чего сделал жест как будто пригибая его вниз. Бербухе вздрогнул и с утробным “Ы-ы-ы”, медленно осел на пол. Подойдя, Майор забрал ланцет и бросив его в кюветку склонился над пленным.


- Не дергайтесь - так только больнее. Судорога сейчас пройдет.

- Корабль… Я видеть его…

- Не его. Однотипный. “Schwesterschiff”, если по вашему. Их много. Пятьдесят было построено и около двадцати до сих пор в строю. Вот мы сейчас как раз на таком. С этим все в порядке. Он злом не одержим - я лично проверял.

- Этот взгляд! Я не видеть глаз, но чувствовать что он наблюдать за нами! Сразу как мы входить! У нас не оставаться выбор - килрати, ночь… Сперва спусткаться Отто со своими людьми… Эти крики! Это было ужас! Мы думать что там эти твари. Гауптман с оставшиеся идти на помощь, но там зло! Вы понимать?! ЗЛО!!!

- Успокойтесь. Вам надо отдохнуть. Сейчас вам дадут успокоительное и вы выспитесь. Нормально - в тепле, на сухой постели. Потом поедите. А потом я вернусь и вы мне все расскажете. Спокойно и по порядку. Договорились?

- Яволь, герр майор. Я чувствовать что мне необходим отдых, - Бербухе обессиленно кивнул, потом снова вскинулся, - Но я ведь считаюсь военнопленный? Я ведь уже не комбатант?

- Да. Все так. Он вас больше не тронет. Обещаю.


Передав оберст-лейтенанта конвоирам Коваль вышел и остановился рядом с врачом.


- Закончите осмотр, потом вколите ему успокоительное и дайте поспать. Только уберите все колюще-режущие предметы из палаты.

- Да уж само собой… - врач еще раз осмотрел порез, - А разрешите вопрос?

- Слушаю.

- Вы вот рукой так вот как-то сделали и он на пол осыпался. Это то что я думаю?

- Да. Спецприем. Эффективно, но можно здоровье пошатнуть если переборщить.

- А правда что этому каждого можно научить? Просто вот я знаю что есть вещи с предрасположенностью к которым надо родиться…

- Каждого. Ну с определенными оговорками, разумеется. Как на пианино играть. Учить можно любого, но у одного талант и он на лету схватывает, а другому медведь на ухо наступил. Как-то так.

- А где этим спецприемам учат?

- В спецшколе, что характерно. Подавайте документы, сдавайте экзамены и вас тоже научат. Тем более что у вас медобразование, а там такие кадры в цене.

- Не - спасибо. Мне медицинского хватило. До сих пор снится что к экзаменам не готов. Но было здорово. Хоп - и человек лежит!

- Дурное дело нехитрое… - пожал плечами Коваль, - Человека разломать - раз плюнуть. Назад вот собрать попробуй. Ладно - занимайтесь. Больше, надеюсь, не попадетесь. А я попробую вздремнуть, а то набегался за сегодня - аж молодость вспомнил.



Отдел Спецпоручений или, как его называли внутри ГБ, «Нулевка», стоял особняком даже в этой закрытой структуре. Его никогда не упоминали в отчетах и официальных документах, личные дела его сотрудников хранились отдельно и доступ к ним другие отделы не имели, а дверь на занимаемый «Нулевкой» этаж открывалась сразу в приемную начальника отдела и дальше, без его санкции, хода не было, говорят, никому, включая самых высокопоставленных лиц Залесья.

И словно подчеркивая это, начальник Нулевого отдела Валерий Радиславович Бесфамильный, так же выделялся среди начальников других отделов. Первое что бросалось в глаза — это его внешний вид и манера одеваться.

Если остальные его коллеги носили неброские фабричные костюмы, которые можно легко привести в порядок после ночевки в кабинете на кушетке и единственное, что можно было сказать про их внешний вид: «аккуратный», то Бесфамильный носил ухоженную бородку, одевался в сшитые на заказ «тройки» классического кроя, и шикарное кашемировое пальто с стоячим воротником, имел коллекцию шелковых галстуков, а на совещаниях делал пометки резной авторучкой с тончайшим пером вызывая тихую зависть окружающих.

Будучи же у себя в кабинете, он писал исключительно принадлежностями из монументального письменного прибора черного камня размером с саркофаг средней руки правителя. Поговаривали, что этот прибор, вместе со столом, раньше принадлежал известному заграничному медиуму и мистику который имел серьезную клиентуру среди первых лиц Континента. Так же говорили, что в столе было устроено потайное отделение куда мог спрятаться человек и имитировать перед клиентами "голоса свыше". Так что когда мистика и медиума угораздило начать влиять на первых лиц Континента в неудобную для Залесья сторону,

люди Бесфамильного запихали его в это отделение и в таком виде вывезли вместе с остальной мебелью из его кабинета, где по тайникам обнаружили немало интересных документов.

Сукно стола, словно футбольное поле, было расчерчено линиями определяющими места для всего. Место для документов требующих срочного рассмотрения, место для тех что могут подождать, место для рассмотренных документов, место для тех, над которыми он еще думает, место для входящей корреспонденции, место для исходящей, место для чашки чая хозяина кабинета, и место для чашки посетителя.

Болезненная педантичность была еще одной чертой Бесфамильного. Некоторые даже подозревали психическое расстройство, другие же видели в этом рабочую систему позволяющую решать сложные вопросы не упуская ни одной детали.


Войдя в кабинет Семен Николаевич приветственно кивнул и, уважая привычки коллеги, положил принесенные бумаги на отведенное место.


- Вот, Валерий Радиславович, пришел к вам с поклоном. Дело щекотливое, и чреватое дипломатическим скандалом, так что сказали вам отпасовать…

- Да неужели? Ну давайте посмотрим… Чаю?


Голос у Бесфамильного был тихий, а манера разговаривать оставляла впечатление что он постоянно, но не зло подшучивает над собеседником. Семен Николаевич, в ответ на предложение чая кивнул, и приняв у секретаря чашку сел в кресло ожидая пока Валерий Радиславович ознакомится с переданными Ковалем данными и запросом Вареникова.


- Итак… Раз уж вы решили поинтересоваться моим мнением, то я склонен разрешить Вареникову поделится данными с киттами. В текущей ситуации от этого пользы будет больше чем вреда.

- Вы так считаете?

- Ну разумеется. Видите-ли, мой дорогой Семен Николаевич… Как вам кстати чай?

- Превосходно! Где брали?

- Коллеги привезли из Чжуна. Так вот: не то что бы я сильно доверял киттам, но давайте, положа руку на сердце признаем — если уж они про это прознали, то не мытьем, так катаньем это все равно добудут. Так что вопрос не в том, как это им не дать. Вопрос в том, как извлечь из этого максимум пользы. Судя по заключению Матренина, дело принимает скверный оборот. Если наши дорогие друзья с противоположной стороны линии невидимого фронта ситуацию с этой программой в руках не удержат… А они не удержат, так как я не думаю, что после безвременной кончины господина Петерфельда там остались люди которые понимают, что делают. Я и относительно несчастного Роберта-то был не особо уверен, а уж относительно его последователей и подавно. И когда это все начнет выходить из под контроля, нам очень сильно понадобятся союзники, которые помогут это все притоптать.

Так что продемонстрировав киттам нашу готовность сотрудничать и делиться лучше на том материале, которым и так придется поделиться рано или поздно. Логично?

- Логично… А что насчет допроса этого Бербухе?

- Как говорилось в одной детской книжке — «все страньше и страньше». В любом случае — пока трофеи и сам Бербухе не окажется в Институте, любые предположения на эту тему есть не более чем гимнастика для мозга. Так что оставим это пока, и перейдем к самому интересному. Я же правильно понял, что все это просто аперитив дабы раздразнить мое любопытство?

- Правда ваша… - Семен Николаевич усмехнулся, - Вареников просит чтобы мы посодействовали в освобождении его помощника.

- Того самого про которого милейший Пастухов у меня справки наводил? Как он, кстати? Наслаждается заслуженным отдыхом?

- Да. На той неделе его навещал. На даче обосновался.

- Зимой?

- Зимой. Печку топит, на лыжах гуляет, с внуками снеговиков лепит. Аж завидно. И да — того самого.

- Интересно… Насколько я помню, его содержат в «Стронгхолде» Ордена Чистых?

- По нашей информации — именно так. Но появилась кое-какая новая информация.

- Не говорите — я сам угадаю! - Бесфамильный притворно задумался, - Он сбежал и теперь партизанит внутри комплекса?

- Предположительно. Вам уже доложили?

- Этого следовало ожидать...

- Скажите еще, что вы знаете кто это? А то мы, к стыду своему, кроме городского фольклора, который больше Домоседову из «Тринашки» к лицу, нарыть не смогли.

- Ну вы Домоседова не обижайте, Семен Николаевич. Он у нас, конечно, специалист узкий, но уж если вы в его тему вляпаетесь, то кроме него за помощь бежать некуда.

- И в мыслях не было. Просто мы привыкли с более приземленными вещами дело иметь.

- Сказка ложь, да в ней намек, дорогой мой. Скажите — вы про такую госпожу Миледи знаете?

- Да. Интересная гражданка. А к чему это?

- К тому что сколько ей лет?

- Несколько веков, насколько я помню. Точнее надо документы поднимать.

- И вы не считаете ее фольклорным персонажем, верно?

- Не совсем понимаю, куда вы клоните.

- А туда, дорогой мой Семен Николаевич, что когда вас ставят перед фактом, вы должны его признать. Не важно как вы это объясните — редкие спецспособности, артефактные технологии, но есть гражданка, есть её аномальное долгожительство и от этого факта вам никуда не деться. А этот гражданин вас перед фактом не ставит. Но это отнюдь не значит, что все, что вы про него узнали есть фольклор. Понимаете меня?

- Кажется да… - Харченко задумчиво кивнул, - Но тогда значит…

- Именно. Но за подробностями, пожалуйста, к помянутому вами Домоседову.

- Хорошо. Тогда вернемся к его освобождению. Вареников доложил что его Зампобой связался со своими, и они готовы помочь в этом деле, но только в обмен на доступ к Архиву. Я так понимаю, имеется ввиду архив Церкви.

- И снова возвращаясь к фольклору — данный гражданин, по мнению киттов, имеет доступ к Архиву Церкви Святого сына, что, автоматически, означает что он, как минимум, знаком с Архивариусом.

- Да понял я, понял… - досадливо отмахнулся Семен Николаевич, - Схожу я к Домоседову… Что насчет проникновения в «Стронгхолд»?

- Если хотите знать мое мнение — отличная идея. А учитывая, в свете вышесказанного, что можно привлечь к операции киттов, то у нас намечается роскошный гамбит. Обмен информацией — это хорошо, а совместная спецоперация — роскошно! Сразу, минуя все экивоки и предварительные ласки, прыгаем на качественно новый уровень сотрудничества двух спецслужб.

- А риски?

- Нельзя сделать яичницу не разбив яиц. Риски в данном случае обоюдны и, согласитесь, дело того стоит?

- Ну да… Если это будет иметь развитие, то перспективы заманчивые.

- Развитие — уже работа для дипломатов. А наш дипкорпус - клещи еще те. Им только дай уцепиться. Думаю надо дать, как вы думаете, Семен Николаевич?

- Ну тогда, Валерий Радиславович, вам и карты в руки. Потому как мы бы и хотели, может, как в старые времена, в церковных закромах пошерудить, но только оскандалится можем… В международных масштабах. Итак щелкопёры заграничные наши происки везде прозревают.

- И не говорите… - Бесфамильный сочувственно кивнул, - Представляете — вызывают меня на ковер и спрашивают, зачем мои орлы бедолагу какого-то с балкона выкинули? А я — ни сном, ни духом! Не то что бы ни разу такого не делали, но в этот раз он сам. Ну или конкуренты помогли. А валят на нас. Точнее на вас, Семен Николаевич, потому что нас-то нет... За что я, кстати, искренне извиняюсь.

- Да переживем. Главное что вас нет. Ну а на «нет» - и суда нет. Так что вам это и скинем. Пусть потом ищут, кому претензии предъявлять…

Показать полностью
107

Вольный Флот 2. Глава третья.

Пробный выход Капитан назначил на конец недели. Проинструктированный Массах был оставлен на хозяйстве, а остальные погрузились на борт и под капитанское: «Ну поехали!» отдались в объятья бушующей снаружи стихии. На выходе из бухты «Интернационал» как следует помотало — катящиеся вдоль острова волны врезаясь в прикрывавшие ее вход скалы образовывали настоящий кипящий котел с водоворотами. В проливе было проще — несмотря на плохую видимость, корабль уже не крутило, так что встав носом к волне Капитан даже рискнул доверить управление Принцессе, которую страховали Марио с Федором, а сам принялся слушать доклады с постов. Амяз в очередной раз доказал свою превосходную квалификацию, так что все работало как часы. Пройдя около десяти миль Капитан приказал загнать корабль в небольшую протоку и собрал экипаж.


- Итак… Я сказал что мы вышли для проверки механизмов, но на самом деле у нас есть еще одно дело. Мне надо встретится кое с кем, и Массаху про это ни слова... Черри? Тебе повторяю особенно. Поняла?


Барабашка, которая несмотря на предупреждение, на радостях чуть не разболтала всем о сеансе связи, виновато кивнула.


- Разрешите обратится? - поднял руку Ур, - Разрешите уточнить — Массаху нельзя доверять?

- Не то что бы… Он мужик, вроде, неплохой, но работает на Миледи. А вот ей я не доверяю… Перехватить корабль в открытом море очень сложно. Кто-то им помог. Она знала куда мы направляемся, скорость… Возможно, конечно, Одаренные их сработали, но все равно тут что-то нечисто. Поэтому для Массаха мы обкатываем корабль после ремонта, и вспоминаем как морским ветром дышать. Всем понятно?

- Так точно! - ответил за всех Ур, - Какие распоряжения будут насчет встречи?

- Я пойду туда один… Ты разведаешь местность и будешь меня прикрывать издалека. Остальные вместе с кораблем ждут в готовности. Сейчас начинаются такие игры, что можно ждать чего угодно. Поэтому светомаскировку не нарушать, двигателя не глушить и бдительность не ослаблять. Выдвигаемся…


Сбегав на разведку, Ур доложил что на точке встречи стоит на якорях неизвестный корабль. Описание соответствовало залесской «сотке», так что проверив кобуру с «Маузером» на боку, Капитан отправился на встречу. Небольшая бухта где они встали была хорошо прикрыта от ветра, но все равно плыть на шлюпке было развлечением так себе. Выбравшись на берег насквозь мокрым, Капитан подумал что хорошо бы чтоб Федор не все плащи извел — надо сказать чтоб попробовал один перешить на его размер. Дальше пришлось пробираться через полострова через заросли на другую сторону, потом по ветке ракаупы на соседний островок, так что, добравшись, Капитан сперва отдышался и выкурил трубочку, и только потом внимательно рассмотрел корабль. Это была — «сотка». Её силуэт с карпасной палубой полубака и похожей на плавник касатки рубкой расположенной почти по центру корпуса спутать с чем-то было сложно. Достав фонарь он посигналил. Через несколько томительных минут с корабля ответили и спустили шлюпку в которой сидел офицер и несколько матросов.

Матросы остались внизу, а офицер, придерживая фуражку, полез наверх — туда откуда был сигнал.


- Майор Коваль, военная разведка, - прокричал он оглядываясь, - Все как договаривались!

- Капитан третьего ранга, Вареников Вадим Владиславович … - Капитан вышел из укрытия и обменялся с Майором воинскими приветствиями, - Командир перехватчика бортовой номер «Сто Тринадцать». Рад встрече.

- Взаимно. Тут будем разговаривать или на борт поднимитесь?

- Тут.

- Не доверяете? - Коваль натянул на подбородок ремешок от фуражки устав держать ее рукой.

- Приказ был никому не доверять.

- Я знаю… Мы нашли бумаги Иваркина. Но только недавно.

- Какие бумаги?

- Все. В том числе документы которые вы в штаб со «Сто Седьмым» отправили. Неприятная история в которой мы лажанулись по полной. За большой группой прозевали еще одного предателя — одиночку. Если бы не это — сняли бы с вас все обвинения гораздо раньше.

- Зачем? - Капитан пожал плечами, - Я своей вины не отрицаю. Иваркин тут не причем - «Фелицию» я торпедировал по собственной инициативе.

- А он в предсмертной записке говорил что это его приказ.

- «Предсмертной»? - Капитан пошатнулся и присел на мокрый камень, - Он что? Того…

- Застрелился. Я думал вы знали…

- Слышал… Но не верил… Зачем?! Мы же радиограмму дали! Специально чтобы он не причем остался…

- Он не мог «не причем» остаться — вы его лучше меня знаете…

- Да… - Капитан некоторое время пытался зажечь трубку, потом раздраженно отшвырнул промокшие спички, - Эх Дмитрий Иваныч, Дмитрий Иваныч, что-ж ты так?

- Как бы там ни было… - Коваль, помолчав, решил продолжить, - У нас есть его письменное признание в том что он отдал приказ. Следовательно с вас все обвинения сняты. Вы восстановлены в звании, более того, учитывая ваши заслуги, принято решение зачесть вам это время как службу в рядах вооруженных сил, а так же присвоить очередное звание. Теперь вы капитан второго ранга. Поздравлять не буду — вижу вам не до того сейчас…


Капитан молча кивнул. Понимая что надо как-то его вывести из этого состояния, Коваль присел рядом и тихо сказал: «Я вашу матушку видел...».


- Серьезно?

- Да. Считайте что ее стараниями бумаги Иваркина за бугор не уплыли. Там такая история детективная…

- Как она?

- Неплохо, учитывая всё произошедшее. Все там же, в Долгоморске, так же комнаты сдает…

- Замуж, небось, второй раз вышла?

- Почти… Официально не регистрировались, но живут вместе довольно долго.

- Это хорошо... Я ей давно говорил что чтобы не случилось, а надо дальше идти… Не нянчить беду, не зацикливаться. С кем сошлась-то?

- Некто Авсен Турухаев… Инженер, вдовец, двое детей от первого брака…


Коваль коротко рассказал о своих похождениях в Долгоморске. Капитан молча слушал и изредка кивал. В конце усмехнулся и, оглядевшись по сторонам, вздохнул.


- Да — хорошо что хоть где-то ничего не меняется… Ладно, майор — поностальгировали и хватит. Зачем пожаловали?

- Вы не догадываетесь?

- Догадываюсь, но хотелось бы прямым текстом услышать.

- Документация по проекту и образцы. Вы послали в штаб только часть. Остальное, судя по всему у вас. Надеюсь вы их не уничтожили?

- Если вы читали документы, то знаете что это за дрянь. Зачем она вам?

- Читал... - Майор вздохнул, - И понимаю что вы сделали все, чтобы она никому в руки не попала — ни им, ни даже нам. Но есть одна проблема — ничего еще не кончено. Они знают что это можно сделать. И от своей идеи не откажутся. Да — уничтожив лабораторию и убив профессора Петерфельда вы отбросили их назад на годы. Возможно даже на десятилетия. Но они все равно продолжат пытаться. С их ресурсами, восстановить проект — вопрос времени. И вы не можете этому помешать.

- А вы можете?

- Да.

- Как?

- Создать противоядие, контрмеру. А сам факт наличия придать огласке. Эта штука работает только пока к ней не готовы. Если все знают и умеют защищаться, то смысл в ней теряется.

- Думаете сработает?

- Придется попробовать — назад отыграть и заставить забыть не получится.

- Ладно… - отстегнув кобуру, Капитан извлек из нее микропленки, - Вот… Держи. Тут вся документация и еще куча всего. Сразу скажу — у меня еще копии есть.

- Зачем?

- На всякий? Я на вас полагаюсь, но вдруг найду еще кого-то кого можно привлечь к тому чтобы эту штуку забороть?

- Например Ганса Кригера? Вы ему доверяете?

- А вы? Вы же наверняка уже все про всех выяснили.

- Не буду отрицать… - Коваль усмехнулся, - Ладно — под свою ответственность даю разрешение позволить герру Кригеру ознакомится с материалами. Человек он неоднозначный, но исследователь талантливый и раз вы нашли с ним общий язык, то попробуйте привлечь его к разработке контрмеры. Кстати — должны ведь быть еще образцы?

- С ними сложнее. Я их спрятал там где мы корабль оставили.

- Место указать можете?

- Нет — хорошо если по прошествии стольких лет сам вспомню. Тогда не до того чтобы знаки рисовать и карты делать было, сам понимаешь.

- Понимаю… - Коваль кивнул, - Тогда последний вопрос: что с «Пересмешником»?

- Погиб… Выбраться-то он выбрался, но хапнул… А надежного средства против этой херни даже у создателей не было. Мы его в море похоронили…

- Жаль… Он нам хорошо помог…

- Да… - Капитан помялся, - Слушай, майор… Требовать не могу, но прошу — нужна мне ваша помощь. Про старпома моего знаете?

- Меньше чем хотелось бы…

- Да - он такой. В общем — беда у него.

- Мы в курсе.

- Он мне нужен. И давайте честно — требовать я не могу, торговаться не буду, но сделайте что-то чтобы его вытащить. Потому что для меня это сейчас — задача номер один. Сперва он, а все остальное — после. В том числе и образцы. Без обид. Я своих в беде не бросаю.

- Хорошо… Я вас понял… - Коваль достал из внутреннего кармана пакет, - Тут документы о присвоении вам звания, положенные награды и коды для связи. Берегите себя и до встречи.

- До встречи…


Капитан взял пакет, убрал его за пазуху и пожав Майору руку на прощанье, отдал воинское приветствие и исчез в кустах.


Алехин ожидал Коваля у трапа весь зеленый от выкуренных папирос. Увидев как тот подымается, он чуть ли не силком вдернул Майора наверх и затолкал в надстройку.


- Беспокоитесь?

- А то! Поперлись один! Без охраны! Мне в штабе четко дали понять что сделают, если я вас не уберегу. Как все прошло?

- Лучше некуда. Где у вас связист-секретчик?

- Ща будет! - Алехин сунулся в коридор и гаркунул: «Сазонов! Ко мне!»


Прибежал заспанный старлей с петлицами спецсвязи. Оглядев его Коваль на всякий случай поинтересовался квалификацией.


- Высшая, товарищ майор! Сбоев не даю!

- А с качеством как? Микрофильмы надо передать. Несколько сотен.

- Придется на сеансы разбивать — за раз все не потяну. Но качество дам высшее — хоть в кинотеатре показывай.

- Это хорошо. Надо передать как можно быстрее.

- Передадим. Три минуты на сеанс и четыре часа на восстановление. За раз могу отправить сорок кадров. Считайте сами.

- Хорошо… Иди готовься, - Коваль повернулся к Алехину, - Товарищ капитан… Понимаю что всем домой охота и меня сберечь строго-настрого наказывали, но надо еще в одно место наведаться.

- Куда?

- На последнюю стоянку «Сто Тринадцатого». Вареников сказал что кое-что там припрятал. Правда говорил еще, что без него не найдем, но авось повезет? Я просто боюсь что после штормов его и нас там ждать могут, а сейчас есть шанс прошмыгнуть незамеченными.

- Шанс большой?

- Больше чем у Вареникова. Если не хотите рисковать своими людьми, можете высадить меня и отойти.

- Давайте точку… - вздохнул Алехин, - Но учтите — если мне покажется что там засада, я вас в каюте запру и полным ходом на базу. В штабе четко сказали…

- Хорошо — полагаюсь на ваш опыт. И выделите мне пару человек чтоб посторожили узел связи пока передача идет. Лучше перестраховаться.

- Берите Радченко и Коновалова. Они самые здоровые.

- Понял — пойду ставить задачу…


Капитан, тем временем, пробирался по ветке ракаупы обратно к кораблю. Дойдя до удобной развилки он остановился и стал ждать. Через некоторое время сверху высунулся Ур.


- Что случилось?

- Слазь — разговор есть.

- Слушаю…

- Давай на чистоту… Спецуры ведь бывшей не бывает, верно?

- Понял… - закинув винтовку за спину Ур устроился на ветке, - Если что, я не за вами.

- За Антоном следишь?

- Так точно… Он нас очень интересует.

- Почему?

- Он не тот за кого себя выдает.

- Тоже мне новость — конкретнее!

- Конкретнее не знаю — не мой уровень. Знаю только, что с Миледи они знакомы давно и она его боится.

- Даже так?

- Да. А еще у них любовная связь.

- Ну… От любви до ненависти один шаг… А ты откуда знаешь? Подглядывал?

- Было дело...

- Мда… А как хорошо-то раньше было — все просто, понятно...


Капитан хотел закурить, но вспомнил что спички выкинул. Ур услужливо протянул ему зажигалку.


- Ты-ж не куришь?

- Не курю. Но поджигать всякое иногда люблю.

- Ладно… - Капитан раскурил отсыревший табак и покачал головой, - Следил за ним значит? Но не уследил…

- Обстоятельства.

- Можешь своих потормошить чтобы помогли? Моих я попросил, но запасной план не помешает.

- Могу, но у нас есть определенная проблема с агентурой в тех краях. Мы, как бы, выделяемся слегка. К тому же я, как бы, всё это на свой страх и риск затеял. Увидел возможность войти в контакт, и решил не упускать случая. Действую автономно.

- То есть снаряги вашей через тебя не добыть?

- Неа. Сам мучаюсь. Хорошо хоть Калибра дернуть разрешили. С ним хоть повеселее. Хотя, если получится выйти на что-то интересное, то, возможно, командование пересмотрит приоритет операции.

- Посмотрим… Ладно — пошли на борт, шпион херов. Что-ж ты так быстро раскололся-то?

- А смысл отрицать очевидное? Тем более что, я и не шпион — скорее наблюдатель.

- Тоже верно. Но своих, все таки, подергай. За спрос денег не берут…


По возвращении, Капитан, объявив экипажу благодарность распустил всех отдыхать и поднялся к себе. Через некоторое время туда же, прихватив для конспирации бутылку шнапса зашел Доктор.


- Не томи… Есть что?

- Йа! Наливайт! - Доктор жестом фокусника вытащил расшифровку, - Гроссе интересный вещи говорийт наш добрый Массах со свой госпожа.

- Ну-ка, ну-ка…


Капитан разлил алкоголь и взяв бокал углубился в чтение.


- Погоди… Вот это, что ты красным обвел? Я правильно все понимаю?

- Да. Её интересовайт, выходийт герр Антон с нами на связь или нихт.

- Только если он имеет возможность выходить с нами на связь, значит он чё? Убег? Хотя если бы убёг, то почему действительно еще на связь не вышел?

- Возможно он старайтся скрывайтся?

- Возможно… - Капитан задумчиво отхлебнул из стакана, - Хотя по любому весточку бы дал. Хотя бы зазнобе своей. Надо этот вопрос провентилировать. Только вот как?

- Дезинформация! Ниже она есть приказывай ему попробовайт выяснить что мы хотейт предпринимайт для его освобождений.

- Хорошая мысль… Надо её подумать…


В дверь постучали. Капитан убрал расшифровку радиопереговоров и гаркнул: “Войдите!”. В дверь просунулась Барабашка и, увидев Доктора, в нерешительности остановилась.


- Что такое?

- Да я просто… Поговорить... Но вы заняты…

- Мы так - выпиваем на радостях что все работает. Заходи - рассказывай. Или это личное?

- Ну так. Насчет Антона. Вы говорили что попросите своих там…

- А! Ну да - сказал им что нужна помощь и это в их интересах. Там у нас свои уговоры.

- А они что?

- Сказали что сделают что смогут. Канал связи у нас есть, так что будем друг друга в курсе держать.


Капитан переглянулся с Доктором и подмигнув ему усадил Барабашку на диванчик.


- Я тебе больше скажу: мы тут сигналы странные принимаем. Похоже Антоха пытается связаться.

- Правда?!!

- Тсс… Мы пока не знаем точно, так что не болтай ну и сама особо не обнадеживайся. В шторма помехи сильные, так что шут его знает - может обознались?

- Я поняла! Я никому!

- Вот и хорошо. Ты то сама как тут, в целом? Все хандришь?

- Да я так… Антона нет, Лиссы нет…

- Одиноко?

- Ну да. У всех компании… Я только одна…

- Ну ко мне заходи, если очень одиноко. Я тебя всегда выслушаю. У тебя состояние, кстати, смотрю всё лучшее и лучшее день ото дня?

- Ага! Я даже книжки читать стала почти каждый день и голова уже от этого не болит.

- Ну и чудно! Выпьешь с нами?

- Конечно! Только я недолго смогу - мне ужин готовить.

- Ну давай по одной и беги!


Немного посидев Барабашка, зарумянившаяся от выпитого, пошла готовить. И когда она удалилась, Доктор вопросительно взглянул на Капитана.


- Пытайтся выйти на связь?

- Да. Идейка внезапно появилась. Заодно выясним пробалтывается она Массаху или нет. Кстати о нем… Чем чаще он общается с Госпожой тем нам ведь лучше, верно?

- С точка зрений получений информация - безусловно!

- Ну тогда надо посмотреть на вашем самописце частоты и дать ему более свободный доступ к узлу связи. И если он от Черри не узнает, то самому ему намекнуть что были, дескать какие-то подозрительные сигналы. Связь мол, в Шторма говно, но есть ощущение что это Антоха до нас пытается достучаться. И там уж, по реакции, можно судить убег он или еще нет.


В дверь снова постучали. На этот раз это был Ур. Он тоже покосился на Доктора, но Капитан успокаивающе кивнул, мол говори свободно.


- Разрешите доложить? Я, как вы и просили, связался с командованием. Они следят за развитием ситуации. К активным действиям переходить пока не планируют, но обещали рассмотреть возможные варианты помощи. Но им нужны твердые гарантии того что товарищ Старший Помощник готов на сотрудничество.

- Какого рода?

- Им нужен доступ в Архив.

- Какой еще архив?

- Не могу знать.

- Не твой уровень?

- Так точно! Но если он готов им его предоставить, то они готовы посодействовать.

- Это надо с ним разговаривать - сам понимаешь…

- Понимаю…

- Это хорошо… - поразмыслив, Капитан достал и протянул Уру расшифровку, - Что думаешь?

- Прослушивали Массаха? Хороший ход, - Ур бегло пробежал текст, - Интересуется не выходит ли товарищ Старший Помощник на связь?

- Да. Нас это тоже удивило. У заключенного такой возможности нет по определению, а значит…

- Значит, возможно, он сбежал.

- Тогда почему нам об этом не дал знать?

- Разрешите личное мнение?

- Валяй.

- Он эгоистичен, и решая собственные дела мог просто об этом забыть. Либо он покинул зону содержания но не смог выбраться из Комплекса или долины. Последнее маловероятно, так как слишком большой периметр, а вот Комплекс можно надёжно заблокировать в случае побега.

- Комплекс? Один из пленных проболтался о чем-то таком Лиссе. Ты в курсе что там? Долго можно прятаться?

- Немного. Артефактное сооружение. Построено еще до Катаклизма. Точные размеры неизвестны, но судя по той информации что у нас есть, там целый подземный город.

- То есть бегать есть где?

- Зависит от того насколько Орден его изучил и контролирует.

- Это можно как-то выяснить?

- К сожалению, только по тому, как быстро они его поймают.

- Херово. Слушай - а как ты смотришь на то чтобы с энтой Госпожой слегка поиграть? Уж очень охота выяснить где Антоха и что с ним. А она, похоже, знает об этом больше чем мы.

- В чем суть игры?

- Представим, что Антон, якобы, пытался выйти с нами на связь…

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: