14

Военная исстория про моего дедушку.

Всем привет, сегодня я хочу рассказать вам иссторию, которая случилась с моим дедушкой во времена ВОВ.
P.S Иссторию рассказывали мне мои родители, потому подробностей сказать не могу.

Шла Великая Отечественная Война, мой дедушка как и многие другие юноши пополнил ряды отважной пехоты.

Была ожесточенная битва и дедушка был ранен в область груди. От болевого шока, а может быть и от других внешних факторов он потерял сознание, но внешне не подавал признаков жизни.

После боя его товарищи стали собирать мертвых и моего деда взяли тоже.
Всех уложили в деревянный ящик, облили бензином...

В этот момент, едкий запах бензина помог дедушке очнуться...
Дедушка нначал стучаться и слава Богу его услышали. Далее он прошел всю войну и прожил достойную жизнь с пулей в груди(врачи не смогли ее достать, потому, что это было слишком опасно).

Всех благодарю за прочтение. Не судите строго.
Всем 👋

Дубликаты не найдены

+1
Хочу исправиться, никакого ящика не было. Дедушка потерял слхнание и немцы подумали, что он умер. Это и спасло ему жизнь. Извиняюсь, что ввел вас в заблуждение, мне очень стыдно. Обещаю, что следующме посты я не превращу в такой бред как этот
+1

Жертва ЕГЭ...

+1

ДеДДушка с двумя Д пишется

+1

Викинги второй мировой...

Ящик плыл по воде? )

раскрыть ветку 1
+1
Нет
0

Дедушка рассказал сказку твоим родителям, они пересказали её тебе.

Подумай сам, зачем укладывать людей в ящик?  Какого размера(и веса) он должен быть? Откуда взялся на фронте такой ящик? И всё это в условиях военного времени.

раскрыть ветку 2
+1
С прескорбью сообщаю, что ты прав. Я узнал подробности и собираюсь переписать пост.
+1
Многих деталей я не знаю, так-как исстория дошла до меня не полностью, но точно могу сказать, что что-то подобное было
ЭТО ФАКТ!
0

Дедушка за кого воевал,в какой армии?Если ты пишешь-иССтория,может быть он в СС воевал?Да и жечь людей немцы тоже любили,вот прям обливали бензином,и капут.

раскрыть ветку 1
+1
В советских войсках
0

говорят так Гоголь умер(

0

Кул сстори!

0
Исстория? Нначал?
очки нннада?
Иллюстрация к комментарию
0

иSSторию)

Похожие посты
2268

Одной правой.

Имя Ивана Леонова вписано в книгу рекордов Гиннесса: он единственный летчик Второй мировой, летавший на боевом самолете с протезом вместо руки. Всего на его счету 110 боевых вылетов и 8 сбитых вражеских самолетов, еще больше полусотни вылетов он сделал с одной рукой. "Огонек" поговорил с уникальным летчиком.

Одной правой. Герой Советского Союза, Герой России, Великая Отечественная война, Военная авиация, Мужество, Чтобы помнили, Длиннопост

Его именем названы улицы в Орле и в Пекине, но живет он в Туле. На кителе награды теснятся в несколько рядов. Надевает его Иван Антонович нечасто — все-таки годы (недавно отметил 95-летие), но стоит начать рассказывать о войне, и он преображается на глазах. Казалось — минуту назад ворчал про давление и погоду, а тут и глаза горят, и голос тверже.

— Из всех фашистских машин, что я сбил, главная победа для меня — это, конечно, "Юнкерс-88". Не потому что первый, просто намучался с ним,— вспоминает ветеран.— Это ведь очень быстрая машина, хоть и бомбардировщик. К тому же хорошо вооруженная: пушки и турель с пулеметами защищают его со всех сторон. Хрена с два к нему подберешься. Но мне повезло — набрал свечу, а потом через боевой разворот резко выскочил ему прямо под пузо. Со всех гашеток стреляю — вижу, что попал, точно попал, а этому "юнкерсу" хоть бы хны — как шел, так и идет. Я еще очередь. Смотрю, задымился. Сначала небольшой такой черный дымок, потом сильнее, и вдруг весь правый борт охватило пламя. Парашютисты один за другим попрыгали, а самолет загудел и рухнул.

За тот бой Леонов получил орден Красного Знамени сразу же после приземления — комполка снял свой и вручил, не дожидаясь, пока представление к награде утвердят в инстанциях. В дни ожесточенных боев далеко не все летчики успевали получить медали и ордена: когда награды приходили в полк, зачастую самих героев уже в живых не было.

"Повезло"

Иван Леонов, выходец из крестьянской семьи, начавший путь в небо в аэроклубе Осоавиахима, на фронте оказался не сразу. 22 июня 1941-го он вместе с однокурсниками Армавирского летного военного училища написал рапорт о переводе в действующую армию. Однако вместо передовой их отправили в глубокий тыл — на границу с Маньчжурией, где готовили еще несколько месяцев.

— Повезло,— сегодня говорит ветеран.— Те, кто обучался по ускоренной программе "взлет-посадка", долго не летали: для немецких асов они были легкой добычей — из тех, кто начинал воевать в 41-м, через год в живых остались единицы. Нас же учили инструкторы с боевым опытом, прошедшие Испанию и финскую войну. Поэтому и подготовка была серьезная: отрабатывали сложные маневры, умение работать в группе, стреляли по конусам и по щитам.

Всего за год боевых действий Иван Леонов освоил несколько типов самолетов и мог судить о летных качествах и нашей авиатехники, и американской, поступающей по ленд-лизу.

— Вначале я летал на ЛаГГ-3, их приняли на вооружение перед самой войной. Хороший и мощный истребитель, но с большим радиусом виража — больше 16 секунд надо было, чтобы развернуться на 360 градусов. К тому же тяжелый: металла не хватало, обшивку делали из древесины — сосны, нескольких слоев березового шпона и фанеры. А вот осенью 42-го к нам в полк поступили американские "аэрокобры", у них мотор необычно был расположен — сзади кабины летчика. Я буквально ошалел от того, какое легкое управление: этих "американцев" пальчиком можно пилотировать, представляете?

А самым массовым советским истребителем в начале войны был И-16 (летчики между собой называли его "ишачок" за невысокую скорость) с максимальной высотой полета всего 4 тысячи метров — бомбардировщики люфтваффе уже летали выше 5 километров и были, по сути, недосягаемы для нашей истребительной авиации. Ситуация поменялась, когда Красная армия получила новые Ла-5, которые могли подниматься на 5 и даже на 6 километров. Одна из таких машин досталась лейтенанту Леонову.

— Переучиваться было непросто, но в бою огневую мощь и маневренность этой машины мы оценили. По тем временам Ла-5 еще не довели до ума, но по скоростному режиму он уже превосходил "фоккеры": стало возможным сражаться на равных. Так скажу: если бы на эту машину тогда поставили мотор с непосредственным впрыском топлива, то Ла-5 стал бы лучшим самолетом Второй мировой. Скажем, я потом на "дугласах" летал, их у нас еще называли "бостоны", так вот они уступают Ла-5.

За новыми Ла-5 летчики отправлялись на авиазавод под Горьким. Прилетали, получали, обкатывали. Иван Антонович признается: когда первый раз садился за штурвал самолета, только вышедшего из цеха, сразу чувствовал характер машины. Такой контакт с "аппаратом" как-то раз не сложился, и тогда Леонов даже попросил командира эскадрильи поменяться самолетом с другим летчиком. А уже под конец войны в одной такой командировке за новыми самолетами случилась трагедия из тех, о которых было не принято рассказывать в сводках Совинформбюро.

— У нас целая эскадрилья погибла в одно мгновенье. 12 летчиков вылетели за новыми самолетами, а борт, который их перевозил, разбился — врезался в церковь возле Чернигова,— Леонов замолкает ненадолго, задумывается.— Не знаю, стоит ли об этом говорить сейчас, перед праздником, но правда есть правда: человеческий фактор. Летчик прошляпил. Он ведь до этого летал на "булочке", как мы называли небольшие самолеты. А тут ему доверили управление большой машиной, с другой массой и габаритами. Я бы поостерегся пилотировать без подготовки, а тот повел себя самонадеянно. В результате угробил и себя, и ребят.

В полушаге от смерти

В середине лета 1943-го авиаполк, где служил Леонов, воевал в районе Курской дуги. На земле сошлись тысячи танков, в небе шли дуэли немецких и советских асов. Из 2 тысяч наших самолетов за месяц боев в строю осталось всего 400. Правда, и люфтваффе досталось — немцы не могли уже безнаказанно, как в начале войны, расстреливать наши самолеты, будто мишени в тире.

Под конец дня летчики буквально вываливались из самолетов, засыпая от усталости прямо у шасси,— четыре-пять боевых вылетов в сутки считалось нормой.

Только за месяц битвы под Курском на аэродром не вернулся каждый третий летчик, а всего за время войны личный состав 192-го авиаполка полностью сменился пять раз. 5 июля 1943-го в числе погибших мог оказаться и лейтенант Леонов.

В тот день в составе авиазвена он вылетел на воздушную разведку на участке Орел — Поныри. Произведя фотосъемку, четверка Ла-5 взяла курс на свой аэродром. Внезапно старший группы Иван Шестак заметил несколько немецких бомбардировщиков без прикрытия истребителей.

— Это был Ваня Шестак, тезка мой. Он родом с Украины, летал со мной в паре постоянно,— Иван Антонович заметно нервничает.— Он начал меня подговаривать — давай, мол, их атакнем. Я ему: "Ну у нас же приказ — в бой не вступать". А тот кричит: "Да они как на ладошке ведь, давай атакнем!" Ну что тут сказать — он старший. Правда, я и сам виноват: молодая кровь вскипела, в азарт вошел. Нам ведь тогда было по 20 лет всего, вот и кинулись в омут не глядя.

Леонов сокрушенно качает головой. Сколько раз он потом жалел, что ввязался в ту авантюру.

— Вот кого бы с удовольствием придушил после того, как руку потерял, так это Ваньку. Да только Шестака и самого вскоре сбили: сгорел он в самолете, не смог выпрыгнуть.

Группа "фокке-вульфов" вынырнула из облаков, как гром среди ясного неба, поливая свинцом легкомысленных охотников за легкой добычей.

— Глаза полезли на лоб от страха, у них же преимущество полное. Закрутили карусель, мы начали хитрить и выискивать слабые места.

Бой шел всего несколько минут. Самолет Леонова прошила очередь малокалиберных разрывных снарядов из "эрликона", несколько снарядов попало в кабину.

— Чувствую, левую руку обожгло, а потом она как онемела. Я ею ни пошевелить не могу, ничего. На какое-то мгновенье потерял сознание.

Из-под приборной доски показались языки пламени. Раненному в руку и ногу летчику удалось вывалиться из падающего Ла-5 и дернуть за кольцо парашюта.

— Подобрали меня наши артиллеристы рядом со станцией Змеевка. Руки уже практически не было. На рукаве болталась как тряпка. Жжет так, что сил нет. Хирург только головой покачал и говорит: "Спасать тут нечего: ни сухожилий, ни суставов — ничего целого не осталось". В общем, отчекрыжили по самое плечо.

После операции очнулся, а в голове одна мысль: "Неужели отвоевался, неужели вот так по глупости расстался с небом?". В те дни Иван Леонов был в полушаге от смерти. Он не подозревал о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Впрочем, через несколько дней на соответствующем приказе появилась резолюция: "Награда не вручена в связи со смертью в госпитале". Кто-то сообщил в штаб, что Леонова уже нет в живых. Сразу это не перепроверили, а затем наградной лист затерялся, отыскали его только через полвека.

Притяжение неба

Одной правой. Герой Советского Союза, Герой России, Великая Отечественная война, Военная авиация, Мужество, Чтобы помнили, Длиннопост

К началу боев на Курской дуге у лейтенанта Леонова был уже солидный боевой счет.

В госпитале Иван Антонович провел несколько месяцев до начала марта 44-го. Как выписался, начал ходить по инстанциям с просьбой допустить до полетов, но на медкомиссиях только крутили пальцем у виска, глядя на безрукого, хромающего летчика. Помог случай: удалось пробиться к командующему 1-й воздушной армией. Собравшись с духом, лейтенант Иван Леонов обратился к генерал-лейтенанту Михаилу Громову, участнику легендарного перелета Москва — Северный полюс — Калифорния 1937 года.

— Я ему говорю: товарищ командующий, мне без неба кранты. Тот удивился: как же ты в таком виде собираешься летать и бить фашистов? Я в ответ бодро рапортую: вы только дайте добро на пробные и тренировочные полеты, а мы уж что-нибудь придумаем!

Понимающий, что значит небо для настоящего летчика, командарм Громов под свою ответственность Леонову эксперимент разрешил. Первый протез сделали в родном полку, в полевой авиаремонтной мастерской, но летчик был той "рукой" недоволен: грубо, топорно. И сам придумал другой механизм: на культю, оставшуюся от руки, сделал наплечник из алюминиевой пластины, а к нему прикрепил шарнир с тягой на дроссельную заслонку.

— Только тогда у меня и стало что-то потихонечку получаться,— с мальчишеским задором говорит ветеран.— Вот этой своей левой "рукой" я движением плеча тянул или толкал рычаг газа для уменьшения или увеличения мощности оборотов двигателя. Все остальное управление, как и прежде, ногами. Ну и правая рука на штурвале. На удивление, довольно быстро приноровился.

Через пару недель начал вылетать на задания.
Когда командующий Громов меня увидел, то подошел, обнял и говорит:

"Как немцы рассчитывали нас победить, когда у нас такие парни — ему хоть руку, хоть голову оторви, а он все равно летать будет!"

Правда, из отряда истребителей Леонову пришлось уйти: со скоростными и маневренными машинами было тяжело справиться. Перешел в эскадрилью связи — перевозил между штабами секретные донесения и военно-полевую почту на многоцелевом биплане По-2, о котором в 1945-м снимут фильм "Небесный тихоход". Поблажек командование Леонову не давало. Да тот и сам постоянно просил задания — только бы в небо. Не раз летал за линию фронта, доставляя боеприпасы в партизанские отряды. В одном из рейсов был ранен в ногу. Однополчане, надо сказать, понимали такое рвение не всегда.

— Иной раз за глаза, а то и в лицо спрашивали: "Чего ты добиваешься? Смерти ищешь на этой "этажерке"? Там даже пулемета нет! Или орден очередной прикрутить хочешь?" Люди разные, всем не объяснишь,— рассуждает Иван Антонович.— А вот к шуткам в свой адрес я всегда относился с юмором: какие только мне прозвища не давали! Даже одноруким пиратом называли...

С протезом вместо руки Иван Леонов совершил 52 боевых вылета. Летал бы и до Победы, но штабное начальство решило подстраховаться: а что, если Леонов разобьет самолет при посадке? Или попадет в плен? Это же будет сенсация для гитлеровской пропаганды — у Советов не осталось летчиков, воюют однорукие инвалиды!

Его перевели в наземную аэродромную службу за несколько месяцев до Победы. 9 мая 1945-го он встретил под Кенигсбергом в звании старшего лейтенанта и с тремя орденами Красного Знамени на груди. Эйфория не отпускала несколько дней. А вскоре он получил еще одну радостную весть: нашелся родной брат, который в самом начале войны оказался в немецком плену, прошел ужасы трех концлагерей и чудом дожил до освобождения американцами. Казалось, теперь впереди будет мирная счастливая жизнь. Но настоящее испытание началось, когда отгремели последние залпы войны.

Протянуть руку

Судьба так распорядилась, что Леонов потерял левую руку в те самые дни над Курской дугой, когда там же начинал первые боевые вылеты с протезами вместо ног Алексей Маресьев, герой "Повести о настоящем человеке" Бориса Полевого. На фронте летчики не пересекались, но уже после войны человек-легенда Маресьев сыграл в жизни Леонова решающую роль.

— Честно говоря, когда в апреле 1946-го вышел в отставку, то спустя где-то полгода от безысходности подумывал о петле, чтобы дальше не мучиться,— признается ветеран.

Тот период жизни оставил неизгладимый след в памяти.

— Это морально очень тяжко, когда осознаешь свою ненужность и беспомощность. Вроде, и силы есть, и желание трудиться, а перед тобой будто глухая стена. Не нужен ты никому ровным счетом! Получается, пока ты на фронте воевал, ты герой, а вернулся — калека и обуза. Сколько ребят, вернувшихся с войны изувеченными, без рук, без ног, так и не нашли себя в мирной жизни. Побирались на своих убогих тележках по вокзалам, спивались. Потом таких бездомных калек собрали и отправили на Валаам в дом инвалидов, а оттуда уже мало кто вернулся.

В тот критический момент судьба вновь улыбнулась Леонову. Кто-то из знакомых сказал: "Езжай к Маресьеву, он принимает летунов без очереди". Легендарный летчик работал в то время инструктором в спецшколе ВВС. Он выслушал Леонова, пообещал походатайствовать о трудоустройстве и сдержал свое слово: вскоре Иван Антонович преподавал в "Трудовых резервах" в Брянской области.

Затем была учеба в Минском педагогическом институте и следом долгие годы работы директором детского дома. Сирот-беспризорников, "подранков" в те годы хватало. Помимо двух родных детей Иван Антонович с женой Ниной Васильевной воспитал и поднял на ноги еще пятерых приемных, чьи родители погибли на войне. На вопросы окружающих, мол, зачем ему это, Леонов отмалчивался. Сам пройдя через отчаяние одиночества, он лучше других знал, как ценится протянутая вовремя рука помощи.

В феврале 1995-го Ивану Антоновичу Леонову было присвоено звание Героя Российской Федерации — спустя полвека после Победы высокая награда все же нашла уникального летчика. По счастью, вовремя. Впрочем, Иван Антонович возраста не боится, хотя из дома выходит все реже. Лучшее лекарство от хандры, любимый баян, по-прежнему рядом — играть на нем одной рукой Леонов научился еще на фронте.

— А в 60-х, когда дочкам купили фортепьяно, я навострился и на нем играть. На фортепьяно "Лунную сонату" так исполню, что ты с двумя руками не сможешь,— смеется ветеран.— Эх, жаль, что до бильярдного стола трудно добраться, а то бы я тебе показал, как шары в лузы закатываю. Что я, старый, что ли? Мне жена все время твердит: "Ты слон. У тебя энергии на пятерых хватит". А я так думаю — это у меня железный организм, потому что война закалила.

Всем смертям назло.

P.S. Герой Российской Федерации Иван Антонович Леонов скончался 21 июня 2018 года...

© Иван Волонихин

Показать полностью 1
302

Юный боец Аджимушкайских каменоломен.

Оборона Аджимушкайских каменоломен (КЕРЧЬ)— эпизод Великой Отечественной войны, продолжавшийся с 16 мая по 30 октября 1942 года.

После поражения Крымского фронта войска, прикрывавшие отступление, попали в окружение и с мая по октябрь оборонялись в каменоломнях близ поселка. В тяжелейших условиях, почти без доступа к воде, страдая от взрывов и газовых атак, осажденные держались 170 дней и совершали ответные вылазки не давая пощады фашистам.
Из 10-15 тысяч спустившихся в каменоломни выжили лишь 48 человек.

Юный боец Аджимушкайских каменоломен. Аджимушкайские каменоломни, Великая Отечественная война, Дети, Красная Армия, СССР, Мужество, Длиннопост

Уже 18 мая поселок Аджимушкай был окружен, и бойцы ушли под землю. Каменоломни стала настоящей подземной крепостью, принявшей от 10 до 15 тысяч бойцов и командиров Красной армии и несколько тысяч гражданского населения.

Создать единое боеспособное соединение из множества разрозненных военнослужащих Крымфронта — такая задача стояла в те дни перед командованием под землей.


21 мая был создан подземный гарнизон, позже названный Полком обороны Аджимушкайских каменоломен им. Сталина.


Среди защитников каменоломен было не мало детей.


Еще до первой газовой атаки мирных жителей обязали выйти на поверхность.


Под землей остались члены семей партийных и советских работников,бойцы гарнизона и добровольцы,а также лица еврейской национальности — всем им грозил расстрел наверху.

Гражданское население,вышедшее на поверхность,вскоре стали организовывать партизанские отряды.


Кроме газовых атак немцы не скупились на авиабомбы — 17 штук они сбросили, чтобы пробить более, чем 8-метровую кровлю. От взрывных волн под землей шла кровь из ушей и носа, начиналось помешательство, кто-то оказывался заживо погребен под завалами.


Осенью бойцы гарнизона уже понимали, что они все — смертники и могут только продать свою жизнь подороже.


Запасы керченского военторга обеспечили защитникам ежесуточную норму: хлеба — 200 г., жира — 10 г., концентратов — 15 г., сахара — 100 г. Норма выдачи сахара увеличивалась, остальных продуктов — уменьшалась.


Полевая кухня, как и солдатские котелки скоро стало не нужна,продукты закончились.


В конце мая в каменоломню зашли кавалеристы 72-й кавалерийской дивизии.


Лошади были сразу забиты, мясо съедено, а кости, шкуры и копыта закопаны в дальних штольнях. Но уже в конце июня полусгнившие останки откапывают, жарят и готовят супы-затирки.


На поверхности добывали траву, ловили крыс.


В начале августа люди начали умирать от голодного истощения.

Раньше всех умирали дети.


Отец и сын Данченко умерли от голодного истощения, Оля и Коля Проценко, маленькие дети, были схвачены фашистами и расстреляны.


Мише Разогрееву было 11 лет, когда он попал в Центральные каменоломни, здесь от голода умерла его мама, Александра Семеновна, и две сестры — Роза и Оля. Миша остался жив, после войны он работал шофером керченского автохозяйства.


В этих же каменоломнях на положении "дочери полка" находилась малолетняя Светлана Тютюнникова, о которой трогательную заботу проявлял командир Поважный М. Г.

Девочка не выдержала лишений и умерла.


Во время голода подземная крепость переживала период пассивной обороны. Обессиленным часовым разрешалось сидеть. Их приводили под руки, сжали на камень, ствол оружия направляли на амбразуру, палец клали на спусковой крючок. Сигнальные рвы шириной около метра и глубиной на штык лопаты предупреждали часовых. Цифровые пароли менялись ежедневно, их незнание грозило расстрелом

Юный боец Аджимушкайских каменоломен. Аджимушкайские каменоломни, Великая Отечественная война, Дети, Красная Армия, СССР, Мужество, Длиннопост

До наших дней дошел рассказ одной женщины,из гражданских - Кузьменко Т. С., брошенную фашистами в керченскую тюрьму осенью 1942 года, за оказание помощи советским военнопленным.

Она выжила.

В своих воспоминаниях сообщает интересные сведения об одном юном бойце подземного гарнизона:


"В керченской тюрьме содержался мальчик. Ему было 12–13 лет, имени его никто не знал.

Он был замкнут, недоверчив.

Говорили, что он был схвачен в каменоломнях осенью 1942 г.

Взрослые делились с ним своими скромными передачами.

Я тоже стала украдкой передавать ему то лепешку, то пирожок.

Постепенно ребенок оттаял, и как-то удалось с ним поговорить.


В катакомбах он остался один.

Когда туда спустились фашисты, то он сумел спрятаться, сжавшись в комочек.

А когда они ушли, он остался один на один с холодом, голодом, мраком, мертвецами.


У него был короб спичек и свечка.

Днем он жался ближе к выходу, отыскивая корешки, сухой мох.

А ночью тоже далеко заходить боялся, зажигал свечку.

Вот по бликам свечи его и обнаружили враги.


Он угрюмо смотрел на всех и молчал.

Фашисты поверили, что мальчик тронулся умом. Такие переживания и не всякому взрослому под силу. А тут ребенок.

В действительности он молчал потому, что боялся выдать своих родителей. Бедный ребенок не знал, что их уже нет в живых.


Началось все так.

Когда отступала наша армия, мальчик решил воевать. Увязался за солдатами, сказал, что родителей нет.

Никто,конечно, не мог бросить осиротевшего ребенка.

Вошли в катакомбы и его взяли с собой.

Он счел себя военнообязанным. До конца был с военными, не дал себе права уйти.

И как солдат советской армии, боясь погубить родителей, скрыл свое имя.


Советским солдатом считал он себя серьезно.

Верил, что и все так считают, что фашисты держат его в тюрьме как солдата Красной Армии,не сдавшегося подземного гарнизона.


И погиб он как солдат, маленький советский солдат, керченский Гаврош.


В камере сидело до 40 человек женщин, мужчин, детей.

В апреле 1943 г. все обитатели этой камеры были расстреляны. В их числе маленький стойкий солдат.


Погиб он гордо, мужественно, как взрослый, не склонив головы, не уступив фашистам ни в чем".


Рассказ Кузьменко Т. С. подтверждается архивными документами. В одном из актов чрезвычайно государственной комиссии говорится, что мальчик из каменоломен довольно долго содержался в камере керченской тюрьмы, а затем был расстрелян. В документе даже есть его фамилия — Авалиев.

Судя по всему, и особенно по фамилии, этот мальчик был крымчак. Это была очень небольшая этнографическая группа, язык которой относился к тюркской группе.

Ныне крымчаки живут в Крыму и на Украине, говорят по-русски. В 1959 г. их насчитывалось всего 1,5 тыс. человек.

Особое место в каменоломнях-называется детским захоронением, плотными рядами здесь смотрят из темноты иконы, цветы и детские игрушки — их приносят посетители.

Юный боец Аджимушкайских каменоломен. Аджимушкайские каменоломни, Великая Отечественная война, Дети, Красная Армия, СССР, Мужество, Длиннопост

В одной из штолен Аджимушкайских каменоломен в 1944 году в кармане истлевшей гимнастерки была найдена записка, сложенная в партбилет:


«К большевикам и ко всем народам Советского Союза!

Я не большой важности человек.

Я только коммунист-большевик и гражданин СССР.

И если я уже умер, так пусть помнят и никогда не забывают наши дети, братья, сестры и родные, что эта смерть была борьбой за дело рабочих и крестьян.

Война жестокая и еще не кончилась. А все-таки мы победим! 28 мая 1942 год».

Юный боец Аджимушкайских каменоломен. Аджимушкайские каменоломни, Великая Отечественная война, Дети, Красная Армия, СССР, Мужество, Длиннопост
Показать полностью 3
1399

М - значит Мужество

Читал недавно краткую биографию Михаила Пуговкина. Михаил Пуговкин ушёл добровольцем на фронт в первые дни войны. Служил в 1147-м стрелковом полку разведчиком. В октябре 1942 года был тяжело ранен в ногу под Ворошиловградом. Ранение оказалось серьёзным, началась гангрена, но ногу удалось спасти. После госпиталя Пуговкин был комиссован с военной службы. Награждён орденом Отечественной войны II степени.

Мне вот сложно представить нынешнюю "ылитную богему" в таких условиях, не дай бог начавшейся войны, например Кокорина/мамаева/крида/Киркорова/баскова на фронте.

М - значит Мужество СССР, Война, Михаил Пуговкин, Мужество, Настоящий мужик, Великая Отечественная война
520

СУ-122 против «Фердинанда»: Ахиллесова пята немецкого бронечудовища

СУ-122 против «Фердинанда»: Ахиллесова пята немецкого бронечудовища СССР, Великая Отечественная война, История, Оружие, Мужество, Длиннопост
Непробиваемость этих монстров начинала вызывать дрожь


Обычно к воспоминаниям ветеранов о боях с немецкими тяжелыми самоходными орудиями «Фердинанд» принято относится достаточно скептически. Хорошо известно, что у нас и во время войны и многие десятилетия после ее окончания было принято все тяжелые немецкие самоходки «Фердинандами» называть.


Наверное, причиной тому - чрезвычайно сильное впечатление, которое произвели грозные творения конструктора Фердинанда Порше, впервые использованные в сражении на Курской дуге. Вот и стали после этого у нас любые немецкие тяжелые самоходки «Фердинандами» именовать. Иногда почему-то писали, что «Фердинанды» якобы назвали в честь болгарского царя Фердинанда. Причем здесь болгарский царь?


Справка

СУ-122 против «Фердинанда»: Ахиллесова пята немецкого бронечудовища СССР, Великая Отечественная война, История, Оружие, Мужество, Длиннопост

«Фердинанд» (нем. Ferdinand) — немецкая тяжелая самоходно-артиллерийская установка периода Второй мировой войны класса истребителей танков. Также называлась «Элефант» (нем. Elefant — слон), Эта боевая машина, вооруженная 88-мм пушкой, является одним из самых сильно вооруженных и мощно бронированных представителей немецкой бронетехники того периода. Боевая рубка «Фердинанда» собиралась из листов цементованной «морской» брони (переданной из запасов морского флота). Поскольку толщина этой брони была значительной (200-мм в лобовой части и 85-мм в бортах и корме), для надежного соединения листов применяли соединение «в шип», в ответственных местах усиленное шпонками. Подобное соединение, после установки на места шпонок, делалось неразъемным и его обварка осуществлялась большей частью с целью герметизации, чем силового сочленения. Для увеличения снарядостойкости бортовые и кормовой броневые листы рубки устанавливались с некоторым наклоном. Причем их толщина делала САУ практически неуязвимой для огня всей советской танковой и противотанковой артиллерии 1943 г. на дальности свыше 400 м.


Василий Крысов – один из тех, кому довелось драться с самыми настоящими «Фердинандами». В описанных им в мемуарах боях у станции Поныри в июле 1943 года немцы действительно задействовали 654-й батальон «Фердинандов», многие из которых стали трофеями Красной Армии и были подробно изучены и описаны.


Встречал «Фердинанды» Крысов, будучи командиром взвода СУ -122. Его 1454-й САП – самоходно - артиллерийский полк, поступил в оперативное подчинение командира 129-й танковой бригады полковника Петрушина. Бригада в большинстве состояла из танков Т-70 с 45-мм пушками, со всеми вытекающими из этого печальными последствиями для экипажей …

СУ-122 против «Фердинанда»: Ахиллесова пята немецкого бронечудовища СССР, Великая Отечественная война, История, Оружие, Мужество, Длиннопост

У меня выступил холодный пот



Первая встреча с «Фердинандами» запомнилась навсегда:


«Наступление началось! Через командирскую панораму я осматривал фронт обороны бригады — и повсюду видел вражескую боевую технику! В первом эшелоне, выползая из кустарников, обрамляющих истоки Оки и Неручи, медленно двигались танки, за ними — штурмовые орудия и мотопехота на бронетранспортерах. Продвигались они клином, как в старину крестоносцы, и во главе, по всем признакам, шли «Фердинанды», защищенные 200-мм броней, подумал: сегодня потрудней нам придется, тяжело будет отбить такую мощную атаку…

В утренних лучах солнца мы уже отчетливо могли разглядеть среди различных танков противника прямоугольные корпуса и вертикальную бронировку «тигров», их характерный коричнево-желтый камуфляж. В направлении нашего взвода двигалась громадина тоже с большой пушкой, имеющей дульный тормоз, башня этого монстра не вращалась — мы поняли, что это «Фердинанд». У меня выступил холодный пот — чего я опасался, то и произошло! Как с ним бороться?! Что делать?! А времени на размышления нет, вот-вот раздастся команда на поражение! Стоп! Стоп! Есть решение! И пошли мои команды наводчикам взвода:


— Королев, как дам команду, бей по правой гусенице! Кузин, ударишь по левой!... До вражеских танков оставалось уже метров шестьсот, когда с КП полка наконец последовала команда. Орудие было уже заряжено, и Валерий, уточнив наводку, нажал на рычаг спуска, прокричав, как положено:


— Выстрел!


Все с напряжением следили — куда упадет снаряд?! Снаряд взорвался на правой стороне лобовой брони! Точно сработано! Но «фердинанд» продолжал идти как ни в чем не бывало!


— Валерий, бей вниз, по гусенице, когда пойдет на подъем!


Только с третьего снаряда Королев разбил гусеницу. На одной гусенице «фердинанд» пошел медленнее и с отклонением влево, но не успел пройти и несколько десятков метров, как Леша Кузин из экипажа Леванова перебил ему вторую гусеницу! И уже по стоящему «фердинанду» оба экипажа дали еще по три выстрела. Пять снарядов из шести попали в башню, и так оглушили экипаж, что немцы, выскакивая из башни, обеими руками держались за головы.


Внезапно один из «Фердинандов», наступавший в центре боевого порядка, остановился и закрутился на месте. Мы поняли, что сработала противотанковая мина или фугас. Еще два танка подорвались на минах. Но остальные безостановочно продолжали наступление. Экипажи вражеских танков остервенело били из пушек и пулеметов по траншеям и окопам пехоты, каждая «пантера» так хлестала из трех пулеметов, что наши бойцы не могли не только стрелять, даже высунуть головы из укрытий! А за танками несколькими цепями наступала пехота, обстреливая наши траншеи длинными очередями из автоматов и пулеметов. Чем ближе надвигался противник, тем сильнее била по нашим позициям вражеская артиллерия. От разрывов тяжелых снарядов, мин дыбилась и колебалась земля, нас вместе с самоходкой то подбрасывало, то заваливало землей, отчего мы не видели друг друга и становились слепыми в стрельбе, приходилось под огнем выбираться наружу и протирать приборы. Один снаряд, разорвавшийся у самой башни, так осветил всю самоходку, что решили — все! горим! Но это не вызвало растерянности у экипажа, Плаксин и Бессчетнов схватились за огнетушители и тут увидели, что левановцы и комбат подожгли каждый по танку — лица у моих буквально просветлели!».



Главное – не вызвать паники


Может показаться странным – откуда это командир взвода знал о «Фердинанде» и заранее его опасался. Но ранее Крысов писал о подготовке к сражению: «Штаб полка уже располагал некоторыми тактико-техническими данными о новых немецких танках и штурмовых орудиях, однако нам тогда об этих данных не говорили: было запрещено доводить такого рода сведения до личного состава, чтобы не подрывать моральный дух экипажей. Но когда раздали инструкции по борьбе с вражескими танками, в которых на рисунках красными стрелками были указаны их уязвимые места, мы поняли, что нашими 122-мм гаубицами лобовая броня всех этих «зверей», кроме «насхорна» (броня 10–30 мм), не пробивается».


Запрещение доводить до личного состава ТТД новых немецких машин во избежание подрыва морального духа, конечно, «восхищает». Особенно на фоне инструкции с рисунками, из которых танкистам стала понятна мощь лобовой брони новых немецких «зверей».


Но надо признать, что «громом среди ясного неба» новая немецкая бронетехника для солдат и офицеров РККА все же не стала, очень неприятные технические «сюрпризы» врага были ожидаемы. Исследователь истории танков Михаил Свирин писал по этому поводу: «Сведения о наличии «Фердинандов» в немецкой армии наша разведка получила, вероятно, в марте 1943 г. Первое упоминание о них встречается в обзоре новых типов немецких танков и штурмовых орудий, присланном в ЦАКБ (Центральное Артиллерийское Конструкторское Бюро) из Наркомата вооружений 11 апреля 1943 г. В нем, в частности, говорилось: « ... вскоре в немецкой армии ожидается появление нового штурмового орудия системы Фердинанда с пушкой калибра 88-105 мм и броней толщиной 120-140 мм и более... ». Обзор был сопровожден двумя рисунками машины, довольно приблизительно похожими на оригинал. Тогда же ЦАКБ получило задание спроектировать орудие калибром 85-100 мм. способное на расстоянии 1000-500 м пробить броню толщиной 120-140 мм. По донесениям разведки появление нового штурмового орудия ожидалось в ходе предстоящей летней кампании».


Какой психологический шок могло бы вызвать у советских солдат и офицеров внезапное появление «Фердинандов» в сопровождении «Тигров» и «Пантер», если бы не успех разведки?



Разве им разрешается покидать подбитые танки?


Любопытное наблюдение в ходе боя сделали Крысов и его подчиненный Олейник относительно поведения немецких танкистов после попадания в танк:


«— Товарищ лейтенант, разве им разрешается покидать подбитые танки? — вопросил Олейник, видевший через триплекс, как немцы выпрыгивали из башни.


— Не знаю, Витя, но если покидают, значит, разрешается.


Удивление его было понятно, у нас танк оставляли, только если он загорелся или так разбит, что ни стрелять не может, ни двинуться с места, — тогда, с опаской, покидали машину, а то могут и трусость приписать. Тут многое срабатывало, некоторые по своему патриотизму не бросали, до последнего оставались, а некоторые из-за боязни последствий. Но, как правило, у нас, если танк не загорелся, может стрелять — он должен стрелять. А немцы бросали свои, даже когда танк не загорелся, только сильно ударило по нему. У нас технику ценили выше, чем людей, так мы были воспитаны».


Немецкие атаки продолжались: «Немцы подожгли еще три легких танка бригады и один Т-34, сгорела и одна самоходка полка. Но пылали и три танка противника. Теперь во главу клина выдвинулись «Фердинанды». Несмотря на точные попадания в лоб наших снарядов, они безостановочно шли вперед, приближаясь к передовой».



Победа экипажа старшины Завьялова и помощь овчарок


Немцы не унимались: «Напряженность боя на главном направлении нарастала. Особо напирали «Фердинанды», непробиваемость этих монстров начинала вызывать дрожь. Наконец экипажу старшины Завьялова удалось сначала разбить гусеницу, а затем ударом в борт и поджечь головное орудие. Это охладило пыл всех вражеских экипажей, и темп наступления заметно снизился. Но мощная танковая лавина по-прежнему своим клином давила на нашу оборону, силы обороняющихся были уже на пределе, а немцы вместо подбитых и сгоревших танков выдвигали все новые и новые — из второго, третьего эшелонов».


Тут к советским самоходчикам и танкистам подоспела совершенно неожиданная ими помощь: «В этот, наверное, самый трудный переломный момент боя мы увидели, как мимо нас навстречу вражеским танкам пробежала большая чепрачная ( окрас шерсти –М.К) овчарка с грузом и штырем на спине… После боя мы узнали, что на нашем направлении было пущено десять собак, специально обученных для подрыва танков, и все сработали результативно — истребили 10 танков. Уничтожение танков собаками сбило наступательный порыв немцев, но они не хотели смириться, продолжали решительно и агрессивно сражаться. Еще с полчаса шла ожесточенная битва, и наконец, не добившись успеха, немцы вынуждены были отойти на исходные позиции».



Большая часть «Фердинандов» была обнаружена на минном поле


Возникает вопрос – если Василию Крысову в его СУ-122 «Фердинанды» казались «непробиваемыми монстрами», то что именно о них должны были думать экипажи Т-70 с их 45 -мм пушечками и хлипкой броней?


Надо отметить, что его описание боев с «Фердинандами» хорошо соотносится с данными, полученными после исследования поля сражения.


Михаил Свирин писал по этому поводу: «15 июля подбитая и уничтоженная у ст. Поныри немецкая техника была изучена представителями артуправления и НИБТ Полигона. Всего на поле боя северо-восточнее ст. Поныри остались 21 штурмовое орудие «Фердинанд»… Большая часть «Фердинандов» была обнаружена на минном поле, начиненном фугасами из трофейных крупнокалиберных снарядов и авиабомб, причем более половины машин имели повреждения ходовой части (разорванные гусеницы, разрушенные опорные катки) от мин. Пять машин имели повреждения ходовой части, вызванные попаданием снарядов калибра 76-мм и более. Два «Фердинанда» были обезоружены из-за прострела их орудий советскими снарядами и пулями противотанковых ружей. Одна машина была разрушена прямым попаданием авиабомбы с бомбардировщика «Петляков» и одна - попаданием 203-мм снаряда в крышу боевого отделения. Лишь один «Фердинанд» имел пробоину в левом борту, сделанную 76-мм бронебойным снарядом (7 танков Т-34 и батарея 76-мм дивизионных орудий обстреливали его со всех направлений с дистанции 200-400 м), да один «Фердинанд», не имевший повреждений корпуса и ходовой части, был подожжен бутылкой КС, брошенной пехотинцами. Часть «Фердинандов», лишившихся возможности передвижения, были подожжены или подорваны своими экипажами во время советской контратаки. Те же машины, экипажи которых оказывали сопротивление советской пехоте, были подожжены бутылками КС».( Зажигательная жидкость КС — тип зажигательной жидкости, применяемый в огнемётах, зажигательных ампулах и «коктейлях Молотова» Советского Союза с 1941 по 1945 года. Отличалась высокой температурой горения, технологичностью изготовления и прилипанием к поверхности).


Роковую ошибку допустило немецкое командование, бросив «Фердинанды» на минное поле. А советские самоходчики, танкисты и артиллеристы, быстро догадавшиеся, что бить «Фердинанды» следует именно в ходовую часть, нашли Ахиллесову пяту грозного врага.


Как ни бронируй машину, ее гусеницы и опорные катки оставались уязвимыми для мин и снарядов. И никакая 200-мм броня лобовой части не поможет, если гусеницы разорваны, не спасет от красноармейской бутылки КС. Или от необходимости немцам самим взрывать свою машину, которую не успевают починить или эвакуировать при отходе…



Максим Кустов

Показать полностью 1
573

31 мая 1942 г. в блокадном Ленинграде на стадионе «Динамо» прошел футбольный матч.

31 мая 1942 г. в  блокадном Ленинграде на стадионе «Динамо» прошел футбольный матч. Выдержка, Мужество, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Футбол

Блокада Ленинграда – это невиданный в истории человечества образец трагедии и триумфа, высочайшего героизма и силы духа, воли к жизни и способности находить средства и силы для выживания в нечеловеческих условиях. За время блокады только от голода в Ленинграде умерло свыше 640 000 человек и еще более 17 000 человек погибли от бомб и снарядов. В апреле 1942 года немецкие самолеты разбрасывали над нашими частями листовки: «Ленинград – город мертвых. Мы не берем его пока, потому, что боимся трупной эпидемии. Мы стерли этот город с лица земли». Но Ленинград не был городом мертвых. Ленинград выдержал страшную, холодную и голодную зиму. Несмотря на ожесточённые бомбежки и артобстрелы, с февраля 1942 года бесперебойно заработала вторая железнодорожная ветка «Дороги Жизни», что позволило увеличить норму отпуска хлеба и других продуктов. Было решено собрать 2 футбольные команды и провести матч. Пусть гитлеровцы знают, как «мертвые играют в футбол». Матч состоялся на стадионе «Динамо» 31 мая 1942 года. В 14 часов на поле вышел судья, по свистку которого появились 2 ленинградские команды – «Динамо» и Ленинградского металлического завода (ЛМЗ). На трибунах раздались аплодисменты. Два укороченных тайма (по 30 минут) были проведены без перерыва. Как смогли истощенные и измотанные игроки провести на изрытом взрывами поле столько времени - не известно, это был подвиг. Зрители как могли подбадривали футболистов. Встреча закончилась со счётом 7:3 в пользу «Динамо». А после матча игроки покидали поле в обнимку, так было легче идти. А на следующий день мощные репродукторы были установлены на ряде участков передовых позиций. У самой линии фронта в течение 90 минут под грохот рвавшихся снарядов передавался репортаж о футбольном матче со стадиона «Динамо».


Источник: http://www.calend.ru/event/5169/

© Calend.ru

343

Петров Василий Степанович - единственный в мире офицер, воевавший без обеих рук.

Родился он на запорожской земле, в селе Дмитровка Приазовского района Запорожской области 94 года назад – 22 июня 1922 года. Когда началась Великая Отечественная, ему было 19. Год спустя о нем уже писали фронтовые газеты. А к концу войны в Красной Армии не было воинской части, где бы не знали имени Петрова. О нем уже ходили легенды.


Его судьба не имеет аналогов. Да, о нем можно было вполне написать вторую «Повесть о настоящем человеке». Но в отличие от легендарного летчика Маресьева, продолжавшего воевать с ампутированными ногами, артиллерист Петров бил врага, лишившись обеих рук. Без рук, с тяжелым ранением в ногу, он продолжал сражаться с удивительным мужеством и отвагой. Великую Отечественную Василий закончил на Одере командиром полка с двумя звездами Героя Советского Союза на груди, в звании подполковника.

И было ему тогда всего 23 года.

Петров Василий Степанович - единственный в мире офицер, воевавший без обеих рук. Рассказ, Герои, Великая Отечественная война, Инвалид, Мужество, Длиннопост

В Красную Армию Петров призван в 1939 году Мелитопольским городским военкоматом Запорожской области. В 1941 году окончил Сумское артиллерийское училище. Служил в отдельном артиллерийском дивизионе (город Новгород-Волынский). Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Воевал на Южном, Воронежском и Первом Украинском фронтах.


Ему довелось воевать в истребительно-противотанковых частях. А это означало в открытую, практически все время на передовой в огненных дуэлях с бронированными машинами. Фронтовикам хорошо известно, что это за кромешный ад. Не счесть потерь после каждой стрельбы прямой наводкой.


Летом 1941 года в составе артполка пришлось участвовать в ожесточенных боях с немецкими войсками возле городов – Владимир-Волынский, Ковель, Луцк, Малин и Чернобыль. С боями вырвался из окружения («Киевский котел»). Зимой-весной 1942 года – участник тяжелых боев под Харьковом, Старым Осколом, Лозовой. Проявив мужественную выдержку и находчивость, вывел свою батарею из «Харьковского котла» с минимальными потерями.


В 1943 году освобождал правобережную Украину. Звание Героя Советского Союза заместителю истребительно-противотанкового артиллерийского полка ( Воронежский фронт) капитану Василию Петрову было присвоено 24 декабря 1943 года за умелое форсирование Днепра и проявленные при этом мужество и стойкость. При форсировании Днепра Василий Степанович был тяжело ранен и, лишившись обеих рук, около года находился в госпиталях на излечении.


Для офицера-фронтовика начались долгие месяцы госпитальной жизни, не менее героической, чем в строю. Трудно даже представить себе, сколько нужно было силы воли и мужества человеку с ампутированными руками, чтобы не пасть духом. Правда, тогда Василий Степанович все же немного не выдержал — изменил себе биографию, и в его личном деле появилась запись: «Родился в Тамбове». Одно время он там лежал в госпитале.


Офицеру не хотелось быть обузой своим родным, поэтому даже не сообщил в родную Дмитриевку о том, что он все-таки выжил. Решил, что лучше пусть близкие считают его без вести пропавшим. Именно из–за этой записи бюст дважды Героя Советского Союза В.С. Петрову стоит не на его малой родине, а в городе Тамбове.

Петров Василий Степанович - единственный в мире офицер, воевавший без обеих рук. Рассказ, Герои, Великая Отечественная война, Инвалид, Мужество, Длиннопост

Приближалось время выписки из госпиталя, офицера мучила неотступно мысль: как жить дальше ему, безрукому калеке. Ему предлагали пост второго секретаря одного из московских райкомов партии. Отказался. Вскоре из полка пришла выписка из приказа о присвоении ему очередного воинского звания. Это его вдохновило: боевые друзья его калекой не считают. А в письме однополчане писали, что ждут его возвращения.


А когда ему было присвоено звание Героя Советского Союза, он вообще воспрянул духом – ведь у него знания, боевой опыт. И Василий Степанович пишет рапорт на имя Сталина с просьбой разрешить остаться в рядах Красной Армии. Его просьба была удовлетворена, и в декабре 1944 года В.С. Петров вернулся в действующую армию, на должность командира гвардейского истребительно-противотанкового полка.


Второй медали «Золотая звезда» командир полка Петров удостоен 27 июня 1945 года за удержание плацдарма на Одере 19-20 апреля 1945 года, где был тяжело ранен в обе ноги. В порядке исключения, отметив заслуги отважного героя, Сталин после войны подписал приказ о зачислении гвардии подполковника В.С. Петрова в ряды вооруженных сил СССР пожизненно.


После войны Василий Степанович продолжал службу в Вооруженных Силах СССР. В 1954 году окончил Львовский государственный университет. Кандидат военных наук. Был заместителем начальника ракетных войск и артиллерии Прикарпатского военного округа.

Петров Василий Степанович - единственный в мире офицер, воевавший без обеих рук. Рассказ, Герои, Великая Отечественная война, Инвалид, Мужество, Длиннопост

После распада СССР продолжал службу в украинской армии. В марте 1994 года Указом Президента Украины генерал-полковник Петров был пожизненно оставлен на военной службе в Вооруженных Силах Украины. Занимал пост заместителя командующего ракетными войсками и артиллерией Главного командования Сухопутных войск Вооруженных сил Украины. Занимался активно военной, научной и гражданской деятельностью. Автор книги «Прошлое с нами»


Василий Степанович оставался героем и после войны. Каждый прожитый им день – уже подвиг. Он постоянно боролся с непониманием окружающих. Ведь многие хотели видеть героя немощным инвалидом на отдыхе. А он продолжал служить. И еще всячески старался доказать, что способен выполнять любые задачи, как все, а может, даже лучше.

Петров Василий Степанович - единственный в мире офицер, воевавший без обеих рук. Рассказ, Герои, Великая Отечественная война, Инвалид, Мужество, Длиннопост

Вопреки инвалидности Василий Петров не пользовался лифтом, играл в футбол, ежедневно совершал часовые пробежки и делал по 1000 приседаний. Он даже расчесывался и брился самостоятельно.

Для этого во дворе на дереве для него прикрепили расческу и бритву. Не говоря уже о том, что лично без чьей-либо помощи, написал сотни тысяч строк своих мемуаров. С помощью специального приспособления, крепившегося к протезу.

Петров Василий Степанович - единственный в мире офицер, воевавший без обеих рук. Рассказ, Герои, Великая Отечественная война, Инвалид, Мужество, Длиннопост

Автор: Николай Зубашенко

Показать полностью 4
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: