124

Великолепный Алексей Юрьевич

Вспомнилось мне про одну из операций.
Их уже было где-то с десяток, и подустала я немного. Ведь даже оловянные солдатики имеют запас прочности, что уж там говорить про среднестатистическую женщину, каковой я и являюсь. Причём в стремлении наших медиков быстро и качественно исцелить меня, я не могу заподозрить категорически. Хотя и откровенного саботажа тоже не было.
Итак, десятая или одиннадцатая операция, я уже, так сказать больной с опытом, практически профессиональный военный, в смысле больной, в смысле ветеран войны за выживание.
Первые три-пять операций были очень большими – часов по 5-6, и, соответственно, надо поскорее встать на ноги, чтобы не было пролежней, и вообще дети дома ждут. Поэтому у меня сформировался определённый стиль поведения в больнице.
Отвлекусь, чтобы пояснить два момента, которые основательно повлияли на общую картину. Первое, я лежала в палатах по 6-8 человек и убирала за бабушками судна, подносила попить и видела как раздражаются и врачи, и медсёстры и уж, конечно, нянечки от немощности человека. Мне хотелось испытывать этого недовольства на себе как можно меньше.
А когда лежала в клинике в Москве, случайно услышала правило: если после операции больной не отказывается от еды, то его не стоит держать в реанимации. А в реанимации, доложу я вам, не стоит задерживаться. В палате девчонки, разговоры, что сильно скрашивает больничные будни, а в реанимации лежишь голым под простынкой в смешанной женско-мужской компании, ни поболтать, ни послушать, да ещё и кое-кто из соседей норовит умереть. А я не люблю наблюдать этот неизбежный, но от этого не становящийся более спокойным или там приятным процесс.
Итак, я после операции в палате. Первый день я проспала, на второй уже и морсика дерябнула за здоровье своё и близких. А надо сказать, что на этот раз пришлось удалить часть тонкого кишечника, операция оказалась довольно трудоёмкой.
Говорят, хирург - молодой, перспективный и интеллигентный Алексей Юрьевич даже матерился в сторону тех, кто трудился надо мной ранее и, видимо, сделавших не всё так, а вернее всё так, что я скоро бы … ну, вы понимаете.
Алексей Юрьевич потрудился на славу и, естественно, хотел, чтобы я помогла ему закрепить результат, а я и не против. Я делала всё то, что он скажет.
Кстати, ещё чуть отвлекусь. После операций оставляют шланг из тела, через который выходит сукровица послеоперационная.
На третий день после большой полостной операции, (по моей личной традиции кое-что вырезано, но в общем-то самое необходимое есть. В смысле вроде бы соображаю. Всё понимаю.) Алексей Юрьевич разрешил мне встать, да что там встать, потихоньку ходить. Я восприняла это с восторгом и, конечно, услышала ключевое слово – потихоньку.
Как правило, все больные любят поговорить с домашними или с друзьями или с какими-то близкими людьми, это всё положительно сказывается на самочувствии и, в конечном счёте, на выздоровлении.
Сотовых телефонов почти не было, и к таксофонам на каждом этаже больницы были очереди, поэтому опытные больные старались подобрать нестандартное время, чтобы поскорее снять трубку и подольше поговорить. А то трудно получить удовольствие от общения, если рядом пару человек "бьют копытом" от нетерпения и раздражения. И ведь, что характерно, дорываясь до телефона, перестают понимать как долго он сам-то говорит, и чего это все нервничают. Кошмар, как много надо делать отступлений, как много надо пояснять! У меня отступлений больше, чем основной части повествования.

Итак, на третий день после шестичасовой операции на брюшной полости мне разрешили потихоньку ходить, и я решила позвонить домой.
Сползла я с кровати и. придерживая трубку, потихоньку вышла в коридор. Голова закружилась, и я с тоской посмотрела – какой же он длинный. Ну, да ладно, я же потихоньку. Дошла до лестницы, где телефон и с ужасом не услышала гудков! Не работает! Если вы думаете, что выбор был только один - вернуться в палату, то вы ничего не понимаете. Выборов кроме этого было ещё два - вверх и вниз по лестнице.
Только бы не ошибиться – где гарантия, что именно там телефон работает. Я по наитию выбрала верх и не ошиблась. Набрала домашний номер и услышала голос мужа. С радостью сказала: привет и трубка замолчала.
Я уж думала, что-то разъединилось, и тут он заорал: откуда это я звоню? Он не орал до этого на меня ни разу за многие годы, а тут…
Я, сохраняя достоинство, сказала, что звоню из автомата, и он опять рявкнул: ну-ка, быстро в палату.
Чуть не плача отправилась я в обратный путь. Сил нет, энтузазизм опал и, спускаясь по лестнице, я с трудом контролировала ноги-руки, а, когда вышла в коридор, то поняла – не дойду.
И тут, в дверях нашей палаты, увидела Алексея Юрьевича!
Это придало мне силы, и вот я рядом и чуть сзади него. Я ещё пока тащилась по коридору, краем не совсем уже ясного сознания удивилась: чего это он не заходит в палату. Подойдя ближе, удивилась ещё больше. Он пытался заглянуть под мою кровать и, судя по времени, в седьмой раз оглядывал палату вдоль и поперёк. Девчонки безмолвствовали. Тут он оглянулся и, увидел меня. Моя улыбка ему завяла. А, судя по его взгляду, я была близка к насильственной смерти в присутствии шести человек, не считая нас с ним.
Вы знаете, он не заорал, как муж, он громко спросил, звенящим от ярости голосом: где же я … была. Можно было бы и прямо сказать: где же я шлялась, но я протестую против слова шлялась в отношении меня, и не хочу его повторять в отношении меня.
Я сказала, что ходила позвонить. Потихоньку, добавила я, пытаясь его умаслить. Он даже покраснел или побагровел от сильного желания врезать мне по шее. Поверьте, я всё правильно поняла. И даже немного струсила, но не могла понять, что я сделала не так.
Видимо, выдержка была у Алексея Юрьевича что надо. Через несколько минут он смог объяснить мне, что потихоньку – это недалеко, в пределах палаты, не срываясь в галоп и не делая резких движений. И он думал, что человеку после такой операции и объяснять-то ничего не надо, и что здравый смысл наркозом не убивается. Даже шестичасовым.
Конечно, на следующий день после моей ходьбы, вернее моего ползанья с препятствиями, шланг выпал, но слава Богу, сукровицы было мало и вставлять его назад не потребовалось. Алексей Юрьевич провёл операцию мастерски во всех отношениях.
А я, видимо, в его памяти осталась навсегда, Больных у любого хирурга проходят  тысячи, даже всех и не упомнишь или повспоминаешь и всё-таки сообразишь. Меня же Алексей Юрьевич вспоминал без дополнительных усилий со всеми подробностями.
Я же для себя сделала выводы. Первое, я склонна к геройству. Второе, я очень буквально воспринимаю русский язык. И третье, всё хорошо, что хорошо заканчивается.
P.S. Наверно, не напрасно пишут для американцев инструкции , типа, в микроволновке кошек не сушить.

Дубликаты не найдены

+5
Я когда после двухнедельного послеоперационного валяния смог встать, первым делом пополз на горшок. Потому как судно - это сомнительное удовольствие.
раскрыть ветку 1
+6
Да. Я тоже почти не пользовалась этим. Как-то стеснялась.
+4

У нас после операции вставляли трубки вместе с емкостью для сбора вытекающего. Более всего эта емкость напоминала грелку. Старую советскую.

Мне пришлось с грелкой этой сутки жить - и то всякого натерпелся, только привыкнешь - придет уборщица, немного грелку передвинет - и аж в глазах темнеет.. а мужик из нашей палаты удумал - примотал шланг к тулову и на автобус, в деревню съездить на выходные.

Да еще очень хорошим рассказчиком оказался - так живо и в лицах рассказывал, как в толпе ему грелку в дверях защемило и за автобусом пробежать пришлось - чуть в прямом смысле животы в палате не надорвали :)

раскрыть ветку 1
+4
Мне нравятся именно вот такие больные, которые не плачут, а смеются. Даже, если при этом слёзы текут.
+4

Длинная история, хотя написана неплохо, вам бы в писатели.

раскрыть ветку 1
+4
Вы мне льстите! Но спасибо! У меня папа был филолог и мне очень нравится богатство русского языка. Нравится пытаться передать словами настоение, картинку. Это моя личная психотерапия.
+3
Уважаемые господа пикабушники! На мой взгляд - этот пост - благодарность великолепному Алексею Юрьевичу! Спасибо всем тем, кто спасает наши жизни!!!
раскрыть ветку 1
+2
В моей больничной жизни было несколько хирургов за 16-то операций. Я их всех нежно люблю и живу, живу. Но Алексей Юрьевич на особом месте. Многие врачи, в тем более хирурги - циники. Ну, как-то надо ведь защищаться от перегрузок. А Алексей Юрьевич вроде уже опытный хирург, но мне казалось, что он ещё краснеть не разучился. Это лично моё мерило нежности и молодости.
+3

Скажите пожалуйста название операции ( если можно) и место, где это происходило ( город и ЛПУ).

раскрыть ветку 3
+2
С какой целью интересуетесь? Первоначальная операция - лопнула гнойная киста и перитонит. А потом...
раскрыть ветку 2
+2

Сам врач, просто интересно.

раскрыть ветку 1
+2

Про память хирургов:

В далеком 1984 я 10-летний пацан получил травму на футболе. Ну с кем не бывает, похромал да и прошло, но через пару недель началось. Вобщем больничка, остеомиелит верхней трети левого тазобедренной кости. Вылечили без операций, спасибо моим хирургам: лечащему врачу Петрову и зав.отделения Разумову Р.Т.! И продолжилось лечение 2 раза в год осмотр у хирурга и укольчики больнющие. Естественно освобождение от физкультуры.

Но очередной осмотр года через 2 пошёл не по плану: со мной пошла мама, ая обычно ходил сам, т.к. мама в часы приёма была на работе. Как обычно спрашивал про здоровье, восстановление. И тут мама выпалила: да всё нормально с ногой, у него даже по физкультуре пятерка!

Вот тут хирург и выпал...

Вобщем даже бегать запретил.

ЗЫ: выздоровел, рецессий не было. Был лекгоатлетам, на лыжах бегал, плавание, в армии отслужил. Теперь о моей болезни кроме мамы и меня никто не знает, т.к. карточку потеряли.

А с лечащим хирургом раньше часто встречались в городе и здоровались, он всегда спрашивал про восстановление после болезни. Потом он уехал в Белоруссию вроде как, но это не точно.

+2

Этот шланг называется страховой дренаж.

раскрыть ветку 7
0
Для меня он не дренаж, а прям-таки шланг. Уж простите. Имею же я право на капризы и некоторые вольности. А те, кто с этим сталкивался, поймут точно.
раскрыть ветку 6
+2

Я просто прокомментировал. Только и всего.

раскрыть ветку 3
+2
А у нас к шлангу прикреплялась бутылка 400мл, жидкость туда собиралась... И называли это удовольствие "собакой"
раскрыть ветку 1
+2
Да, Вы мастер растянуть даухстрочную ситуацию на целый рассказ. Здоровья Вам.
раскрыть ветку 1
+5
Это же лучше, чем пытаться хапнуть на общедоступных темах. Даже и остросоциальных. Там стоит отсыл к тому, что это рассказ. А рассказы - это всегда много слов, эмоции, краски. И... спасибо, что не ударили.
Похожие посты
1922

Хоба! (не про котов)

Мой папа уже не молод, ему уже за 60, и само-собой его терзают и болячки соответствующие возрасту. И так случилось, сложилось, что пришлось ему менять бедренный сустав на титановый. Операция плановая, хирурги хорошие, предварительное обследование, приезд в больницу и на следующий день – операция.

Итак, везут его на каталке к этим хорошим и веселым (почему веселые – про то дальше) хирургам. Провозят мимо операционной, где только что закончилась подобная операция: там кровь, пилы, нечто наподобие болгарки, молотки – короче слесарный скорее инструмент, нежели чем хирургический.

Завозят в соседнюю операционную, там ему устраивают местный наркоз, сам в сознании, ширмочка – все дела. Начинается операция, промежду прочим хирурги с ним общаются, узнают что да как у того в жизни было, и тут, хирург спрашивает:

- Отец, а ты когда нибудь на шпагат мог сесть?

- Не, сынки, я…

- А щас – хоба! – и он отставляет ногу отца в сторону на расстояние шпагата (без сустава уже была), - Круто, бать?

- Круто, только… не так бы резко. А то что-то труханул чуток.

Операция прошла успешно. Уже спустя пару недель папа передвигался достаточно бодро без трости, а через месяц, так и вовсе – легко и непринужденно.

Спасибо врачам – молодцы!

278

Врач от бога(но это не точно)

Прочитав в горячем пост Врач от Бога, увидел, что в комментариях много сомнений по поводу правдивости истории. Я в истории не сомневаюсь, но хочу поведать историю своего "Соловьева"

Во время практики я постоянно знакомился с хирургами, напрашивался на операции и тд. Врачи это ценили и таскали меня с собой, давали ассистировать.и вот в одну из смен я услышал от мед.сестер, что мне очень повезло, ведь сегодня работает Ольга Барисовна(имя выдумал, реальное забыл)! Её описывали как врача от Бога, мастера своего дела, ЛЕГЕНДУ!
И увидеть её за работой честь!
Я, наслушавшись этих историй, с нетерпением ждал этого мастодонта хирургии.
И вот она заходит:бабуля, на вид лет 80,притензиозная, капризная, вредная,ростом мне по пупок(реально), до хирургического стола не достаёт,стол опущен на максимум, но ей не достать, посему ставим ей низеньку табуреточку и с помощью мед.Сестёр она залазит на неё. Руки со скальпелем трясутся как у алкаша запойного, дикая отдышка просто от того, что она стоит, её хрипящая отдышка разносится по всей операционной. Во время операции вечно капризничала, на мои попытки понять что её не устраивает, мед.сестры шептали мне на ухо "лучше не пытайся с ней спорить, только хуже будет".

Апогеем этой истории было то, что она укололась иглой,ибо руки, повторюсь, тряслись как у алкаша.

Вот такая "легенда" . Может в свое время она и была ей, но её время уже прошло и это надо признать. Не понимаю, почему таких хирургов допускают к работе🤷🏻♂️

PS происходило это в Петербурге, в очень крупной больнице, так что нехватки кадров быть не могло.

165

Как в Новый год военный хирург из Староюрьева делал операцию на подлодке

Новый 1977 год полковник медицинской службы Алексей Белоусов встречал у операционного стола на глубине 600 метров. На подводной лодке К 279 в Средней Атлантике ему пришлось делать аппендэктомию, а попросту удалять аппендикс.

Как в Новый год военный хирург из Староюрьева делал операцию на подлодке Операция, Подвиг, 70-е, Подводный флот, СССР, Хирург, Фотография, История медицины, Длиннопост

Казалось бы, рядовая операция, но только не в условиях подводного плавания, где нет ни специальной операционной, ни ассистентов. На подводной лодке, где каждый квадратный метр на счету, доктору приходилось работать в крохотной каюте, оборудованной только софитами. Роль хирургической медсестры выполнял инструктор химик-санитар. Ещё одного ассистента Алексей Белоусов привлёк из состава экипажа. Как правило, это был тот, кто не терял сознания при виде крови. В этом походе это был капитан 2 ранга Василий Косарев.

Как в Новый год военный хирург из Староюрьева делал операцию на подлодке Операция, Подвиг, 70-е, Подводный флот, СССР, Хирург, Фотография, История медицины, Длиннопост

- Если на надводном военном корабле целый штат медицинских работников, то на подлодке только один врач: он и терапевт, и хирург, и психолог, и стоматолог, и специалист-радиолог, и спасатель. В общем, универсал, – объясняет специфику своей работы Алексей Белоусов.

Если во время операции подчас что-то шло не так, рассчитывать приходилось только на себя. Помощь с земли не запросишь. Занять надводное положение – значит обнаружить себя, а для подводки, на борту которой 12 боеголовок, это ЧП огромного масштаба. Однажды такой случай произошёл в дивизии, где служил военный хирург Белоусов. Хирург вошёл в живот, а там проблема, с которой самостоятельно он справиться не смог. Пришлось всплывать, переправлять пациента на корабль, где ему спасли жизнь.

Говорят, как встретишь Новый год, так его и проведёшь. Для Алексея Белоусова эта фраза стала пророческой. За время похода в 1977 году, а это 88 суток, ему пришлось осуществить шесть хирургических вмешательств. Случай на подводном флоте редкий. За этот профессиональный подвиг военный хирург Алексей Белоусов был удостоен ордена «За службу Родине в Вооружённых силах СССР».

Как в Новый год военный хирург из Староюрьева делал операцию на подлодке Операция, Подвиг, 70-е, Подводный флот, СССР, Хирург, Фотография, История медицины, Длиннопост

Источник :https://top68.ru/history/109536-istoriya-odnoy-fotografii-ka...

Показать полностью 1
105

Про врача скорой помощи.

Прочитал тут Про врача скорой помощи. Благодарность и тоже захотелось поделиться подобной историей.

Значит дело было весной 2017 года. Работал я тогда механиком на заводе. Утром ничего не предвещало беды, а вот ближе к обеду стало явно не по себе: тошнота, рвота.
"Опять бабка готовила из пропавших продуктов" подумал я, вспоминая утренние пирожки с мясом. Отпросился с работы, поехал домой лечиться углём активированным. По приезду домой слегка поднялась температура.
Должен сказать, что жили мы тогда: я, супруга моя с сильным токсикозом на 3м или 4м месяце беременности и бабка её.
В течении ночи стул и рвота стали реже, а температура скакала: 37-38.5.
Спал плохо. А в моменты когда дремал всё время снилось мне, что внутри живота камень у меня, причём резной тако красивый и большой.
Утром вызвали скорую. Я с бабкой остался ждать, а жена на работу пошла.
Приехала скорая, посмотрел меня врач и говорит, что с почками у меня беда, нужно в больницу ехать такую-то и там обследоваться. Причём, бабка сразу сказала, что очень крутая больница. Врач ещё диагноз какой-то предварительный поставил, не помню название. Подозреваю, что решение его про почки было частично основано на том, что мне больно было при мочеиспускании. Только я говорил, что тужиться больно, а не мочиться.
Ну да ладно.
Приехала потом вторая скорая, которая везла меня уже в больницу. По дороге я рассказал про пирожки, т.к. надеялся, что всё же это не почки барахлят.
И вот я в больнице в приёмном покое и оформляют меня по диагнозу первой скорой. А врач какой-то там случайно был и говорит: "Ну вообще, такой болезнью только женщины болеют. Давай его ко мне, посмотрю."
Посмотрел меня врач, поспрашивал, понажимал мне на места некоторые. Помню больно было и страшно, что обмочится могу на глазах у этого врача. Я кричал ещё: "Хватит, пожалуйста, а то мне страшно, что не стерплю! ".
И говорит мне потом этот врач после унижений, что бы я ни ел и не пил, как бы сильно не хотелось. И дал список анализов, которые я пошёл сдавать в этой больнице.
И, сцуко, я около 5 часов ходил с этими анализами и ренгеном. Тресло меня тогда знатно уже от температуры под 40.
После всех этих похождений, оказался я в хирургии. Жена подхехала уже с работы. А врачи втирают, что срочно нужно резать, иначе до утра не дотяну. Апендецит с перетонитом.
Ну ок. Жене говорю, что отпишу после операции смс и увезли меня.
На операционном столе ещё помню рассказывал, что переживаю, т.к. ребёнка ждём. А я тут слёг, когда за женой ухаживать надо.
Ну короче, вырезали мне апендикс, а с ним и часть кишечника. Сгнило всё знатно там. В последствии врачи всё причитали, что на хрена так долго терпел и надо было раньше вызывать скорую. А я, блин, так злился! Я же не несколько дней лежал страдал, а только ночь одну. Да ещё и анализы эти долбанные столько времени заняли. И никто не верил, что за одну ночь так у меня всё развилось.
Так вот, самый ужастный момент был у моей жены утром. Она не увидела смс от меня (мы потом только поняли, что это было глупое обещание), поехала она в больницу. Вещей моих на месте тоже не застала (как потом оказалось, переместили меня в другую палату). Подходит она к стойке, а ей говорят, что в реанимации я этажом выше.
Вот этот пролёт лестничный она шла вечность. Очень было страшно ей и уже надумала она всего не хорошего.
А я там в реанимации от наркоза отходил после успешной операции и страшно хотел пить.

Не знаю, ошибся ли врач скорой помощи или специально так всё провернул: диагноз, что только у женщин, крутая больница. А может просто мудак не грамотный... Знаю одно, что если бы всё сложилось немного по другому, то жена моя могла бы не только страхом отделаться, а остаться матерью одиночкой...

Спасибо всем врачам, что тогда вытащили меня и отдельное спасибо врачу из приёмного покоя, который не прошёл мимо))

И спасибо вам, что прочитали мою историю)

Показать полностью
1462

Операция. Спасибо врачам!

Было мне 5 лет, я убегала от соседской собаки, в конце споткнулась, упала, встала.... И закрыла лицо руками.

Собака добежала до меня и порвала "икру" ноги. Я плохо помню, как дошла до дачи, но хорошо помню запах корвалола и валерьянки. Помню, как папа меня грузил в машину, как мы ехали в больницу.

Прошло время, меня мама купает и замечает бугорок в паховой области. После всех врачей, это оказалась паховая грыжа, полученная после встречи с собакой (сильный стресс).

Но тогда шрам был бы от пупка до ...короче, большой был бы шрам. И мне уже не надеть разделенный купальник. И вообще что-либо.

Поговорив с врачом, операцию перенесли, аж на 10 лет.

Когда мне было 15, я пошла на операцию. Но и тут мама пыталась найти способ, чтобы вообще без шрама. Появился робот, который за дофуя денег, прокалывает три дырки и делает операцию.

Мама пришла к врачу за советом, что же делать? Может меня отдать роботу?

Врач убедил мою маму, что он все сделает хорошо, и даже шрама не будет.

Операцию делал врач, спасибо ему большое!

Сейчас, многие врачи удивляются, что у меня была операция, так как следов не осталось совсем.

Спасибо вам доктор! Хоть вы уже не работаете. Очень жалко. Всегда вас буду вспоминать добрым словом!

Я буду вас помнить!

2001

Аппендицит и беременность.

Прочитала пост https://pikabu.ru/story/skorovskie_istorii_110_orvi_i_bereme... и комментарии к нему и вспомнилось. Хотя, и не забывалось.


Беременна я была 20 недель. Сижу спокойно, тихо, мирно на работе. Что-то правый бок мешаться начал. Не болеть, а именно мешаться. Вообще беременность протекала очень "весело" для моего супруга. У меня ни токсикоза, ни других "прелестей". Зато у супруга все это присутствовало в полном объеме. Так вот, в тот момент, как я начала ощущать дискомфорт в правом боку, звонит муж и спрашивает о самочувствии и не болит ли у меня что-нибудь. Объясняю ситуацию, требует вызывать скорую. Ну, беременность - это не шутки, вызываю. На работе меня быстренько сменили. Приезжает скорая, забирает в 3-ю больницу г.Воронежа с угрозой прерывания.


В больнице первый раз ко мне подошли через два с половиной часа и то только для того, чтоб дать направления на анализы и УЗИ. После осмотр гениколога - все в норме, уролога - все в норме и наконец-то хирурга. Подозрение на острый аппендицит. А так как у этой больницы нет права оперировать беременных, вызывают они перевозку. Еще через час меня привезли в БСМП. В 3-й больнице я пробыла 4 с половиной часа.


БСМП не являлась в тот день дежурной больницей, соответственно в приемном никого нет. Доктор с перевозки отдает мои бумаги в регистратуре, звонок в хирургию - у нас тут беременная с аппендицитом! Через минуту по коридору бежит врач. Те же анализы, специалисты, УЗИ... + анестизиолог. Через 40 минут после приезда я в операционной. Эпидуральный наркоз и... Аппендицит разорвался в руках у врача. Благо, уже над тазиком. Хирург сказал, что счет был на секунды.


В отделении меня уже ждал муж. Посидел не долго, дома еще двое малых. Подошел к медсестре дежурной, попросил чуть по-внимательнее отнестись, давал денег - не взяла. За ночь подошла 27 раз. Утром попыталась положить ей денежку в карман - принесла назад со словами, что это ее работа.


Вообще в отделении было прекрасное отношение. По несколько раз в день приходили врачи смотреть, и хирург и гинеколог. Никогда не попадала на плохих врачей, но и такого отношения не разу не встречала. Написала благодарность так как принять какую либо материальную они отказались.


Еще раз спасибо врачам! С малышом все отлично. И только благодаря быстрым и профессиональным действиям врачей БСМП.

691

Большое спасибо нашим Докторам!

Очень длиннопост.

Нашла в своих бумажках старую выписку из больницы №13 с диагнозом «Флегмонозный аппендицит, гнойный перитонит» и только сейчас осознала, насколько я была близка к тому, чтобы откинуть коньки (сыграть в ящик, склеить ласты,…)

Дела давно минувших дней, в молодости не придаёшь значения таким «мелочам».


В августе месяце, 30 числа, помахав на прощание всем своим родным, отбыла я к месту учёбы. Но не суждено мне было явиться в институт 1 сентября.

Приехав с вокзала в общагу и бросив сумку, бегом к телефону-автомату, звонить всем знакомым. В общаге у нас был прекрасный аппарат. Немного придержав двушку за макушку и чуть прижав рычаг, можно было позвонить бесплатно. Да, экономили даже на этом, студенты – народ бедный.

После летних каникул было радостно увидеться с друзьями. Встретились, посидели, попели песни в одной компании, поели арбузы с дынями (праздник так и назывался «арбудын»). Позвонила другим ребятам, оказалось, у них тоже собирается междусобойчик и они все рады будут встретиться со мной через час на выходе из метро «Академическая». Руки в ноги, быстренько перемещаюсь из центра Ленинграда на север. А нужно сказать, что с момента проводов родителями, а это почти сутки, я практически ничего не ела, кроме тех арбузов. Еду в метро и чувствую, худо мне. Ну, думаю, заворот кишок от голода (поясню, что это сейчас на любом углу магазины и кафешки, тогда фастфудов не было).

Видимо, лицо у меня было такое, что мне уступили место в метро, народ вокруг расступился и как-то сочувственно поглядывал. На эскалаторе мне уже совсем поплохело, в ушах резко зазвенело. Подумала, если потеряю сознание, будет здорово катиться вниз по ступенькам, сбивая с ног людей. Чтобы не упасть, начала глубоко дышать. И о чудо – сойдя с эскалатора, и сделав пять шагов, я увидела надпись «Милиция». Тут меня уже скрючило от боли, заползаю в этот пункт, сидит молоденький милиционер. Говорю: «Плохо мне, вызовите, пожалуйста, скорую, у меня аппендицит, по всей видимости». И даю задний ход, у меня же встреча с ребятами. Милиционер кричит вслед: «Куда ты? Фамилия, возраст?...»

Тут меня снова скручивает от боли, пот прошибает и уже со лба течёт, чтобы не упасть, присаживаюсь около окна на парапет. Милиционер подошёл, что-то спросил, уже не помню.


Проходит минут пять, и вот картина маслом. На станцию влетает фурия в белом халате, орёт: «кто тут больной?», приподнимаюсь. Она хватает меня за руку и бегом, не обращая внимания на мои вяканья «больно, потише, идти не могу», бегом тащит меня наружу. Народ шарахается и тут навстречу мои знакомые! Мы проносимся с сумасшедшей тёткой в развевающемся белом халате мимо, и она впихивает меня внутрь кареты Скорой помощи, которая подъехала прямо к метро. Ребята, открыв рты, идут следом, ничего не понимая.

Напомню, дело было давно, мобильников не было. Если бы друзья меня не встретили, кто знает, что подумали бы мои соседки по общаге, что случилось и куда я пропала (в больнице я провела 8 дней). Один из ребят - Слава поехал со мной в Скорой, он-то и сообщил всем, где я.

Носилки в «скорой» железные, холодные, меня начинает трясти озноб. Да и одета я была по-летнему: блузка и джинсы.


Приёмный покой. Хорошо, что паспорт у меня при себе.

Принимали меня часа три, с 17 до 20 часов. Сначала один врач (гинеколог?) – не наше. Потом второй (уролог?) – тоже не к нам. И каждый выпрямляет на кушетке, тыкает в болезненный живот, всё это через жуткую боль. Я уже не одеваюсь, сижу со спущенными джинсами, они новые, натягивать их и застёгивать тоже больно, и мне уже всё равно. За занавеской из простынки дуром кричит женщина, кажется, у неё почечная колика. Наконец третий врач-хирург меня забирает, оформляет, поднимают в палату. Время около 8 вечера, на ужин я опоздала, кормить не будут. В палате со мной 10 человек, бабушки. У кого нога отрезана, у кого желчный вырезан. В основном лежачие. Сетка на моей кровати почти касается пола. Мне, привыкшей к жёсткой постели (в общаге все мы-будущие инженеры-конструкторы спали на чертёжных досках), очень некомфортно. Тем более с болючим животом, провалившись в этакий гамак, встать проблематично.

Медсестра приносит таблетку и грелку со льдом. От холода на животе боль стихает, замерзаю ещё сильнее и проваливаюсь в сон. Будят, на улице темно, время 11 или 12 ночи. Мне уже хорошо, ничего не болит, отстаньте от меня, спать хочу неимоверно. Доктор щупает живот и говорит «пора». Скулю – может, не надо, не болит же. Смеётся. Переодевают в рубашку, укладывают снова на холодную! каталку, везут.

Ночь, анестезиолога нет. Соображали мы «на троих». Доктор (дай ему бог здоровья!) - кругленький еврейчик с очень волосатыми мускулистыми руками. Сестра начинает привязывать мои ноги-руки к каким-то тумбам. Чувствую себя распятой. Прошу не привязывать хотя бы ноги. Соглашаются. Чувствую, как ноги застилают простынями и раскладывают на них инструмент.

Операция.

Доктор рассказывает обо всём, что делает, за что ему огромное спасибо. Этими разговорами он отвлекал и успокаивал меня.

- Вот сейчас мы поле операционное продезинфицируем (мажет чем-то).

- Сейчас будет больно, сделаю укольчик (вкалывает прямо в живот новокаин?).

- Сейчас немножко разрежем (чувствую, по боку потекло, щекотно).

- Сейчас ещё вколем.

И тут я от боли рефлекторно поджимаю колени. Слышу звон инструментов, они скатываются по бёдрам. Медсестра ругается. Потом держит меня за руку и уговаривает потерпеть. Слёзы всё равно катятся градом, больно.

Утром она показывает мне свои руки в синяках от моей руки и укоряет: «Что я мужу скажу?»

Доктор между тем ковыряется в моих кишках и приговаривает: «Как ты ходила с этим столько времени? Гною-то, гною! Ничего, сейчас всё промоем, почистим!»

- Ну вот и всё, смотри! Показывает банку с вырезанным аппендиксом.

Зрение у меня -8, да и пофиг, что там, в банке, устала от боли, спаааать.


После того, как меня привезли в палату и свалили в мой гамак, в коридоре беготня, шум и крики. Привезли парня лет 16 с аппендицитом. Орал он громко, но недолго. Отвезли в операционную, хотели оперировать, как и меня, под местным наркозом. Но у него аппендикс оказался слева (бывает такое?). Вызвали анестезиолога с другого отделения или откуда-то ещё, дали масочный наркоз. Мальчик этот лежал потом в коридоре у дежурного поста, спал весь день.

Под утро положили женщину, которая стонала, почти кричала от боли. Лежала она головой к моей голове и спать было невозможно. Потом её забрали на операцию. Утром доктор принёс ей на память красивые камушки из её желчного пузыря.


Утро, забегает радостный (после бессонной ночи и кучи операций) мой хирург.

-Ну как?

-Да ничего, пузо ноет, но больше всего спать хочу и есть.

И так было во мне 50 кг веса, минус вырезанное и почти двое суток без еды. Из живота торчат дренажные трубки.

Доктор берёт меня за руки, поднимает и резко ставит на ноги в проходе между кроватями. Говорит «ходить, иначе спайки будут» и убегает из палаты. Вот тут пришёл конец света. Ноги ужасно дрожат, вцепляюсь руками в спинки кроватей, чуть не падаю. Сестричка помогает сесть.

Выздоровление шло долго и мучительно, шов разошёлся, и не единожды, зажил только через два месяца, поэтому шрам страшный. Каждый день ко мне кто-то приезжал, привозили книги и болтали-развлекали, спасибо моим многочисленным друзьям.


Прочитав несколько медицинских постов о вредных больных бабках, вспоминаю, что в палате все разговоры действительно были о болезнях и кто как помрёт. Бабушка без ноги оказалась диабетиком, которая постоянно нарушала диету. Смеялась над собой, говорила: «Сначала мне отрежут ноги, потом я ослепну, а потом сдохну».


На второй или третий день моего пребывания привезли женщину лет 53-54. Цирроз печени после работы на каком-то вредном производстве. До того момента я считала, что цирроз бывает только у алкашей. Печень вышла из неё кусочками с двух сторон. Простите за подробности, её рвало кровью и после горшка прямо в палате вонь была такая, что бабки молили убрать от них такую тяжёлую больную. Но отдельных палат тогда не было, многие лежали в коридорах. Я старалась уходить из палаты после обхода и находиться в коридоре, читать. Иногда шаркала потихоньку на улицу. В больничном халате и такая красивая, что родной брат, приехавший издалека меня навестить, прошёл мимо, не узнал.

Та женщина с циррозом умерла через три дня. Я пришла с улицы, санитарка вывозила из палаты кровать с телом, полностью укрытым простынёй.


В то время «на такси наши люди» редко ездили. После выписки (с ещё дырявым животом) знакомый отвёз меня в студенческую общагу именно на такси (Ромочка, спасибо тебе за заботу, я помню тебя, царствие тебе небесное, друже).


ОГРОМНОЕ СПАСИБО доктору-хирургу, который меня оперировал, сестричке, которая ему ассистировала. К моему стыду, даже не знаю даже фамилию врача, на выписке стоит только подпись-закорючка.

Показать полностью
801

Благодарю врачей и ангелов-хранителей.

Живёшь себе живёшь, ничего не болит. А потом, бац и реанимация.

Приезжаю в город, командировка. Город был закрыт на карантин, грипп какой-то,  жители блюют и поносят. Чувствую, тоже тошнит. Уезжать надо. Был куплен билет уже и первый раз его почему-то сдала, потеряв деньги.

Покупаю лекарство в аптеке.

Прихожу домой, на съёмную квартиру, принимаю ванну. Встаю и теряю сознание.

Подняться не могу. Ползу к телефону еле-еле.

Вызываю скорую. Скорая приехала через 5 часов!

Две девочки заходят, поднять меня на насилках не могут, хотя у меня вес 50 кг.

- Соседям, звоните, походу аппендицит лопнул и заражение крови началось.

Везут меня на скорой, я уже блюю чёрной кровью, смотрю на руки, покровы чернеют.

Довезли, благодарю работников скорой, честно вспоминаю с благодарностю.

Лежу, боли адские, хирург ко мне не торопится, час не проходил. Молодой балбеса. А у меня перитонит.

Подходит тыкает пальцем в живот.

- У тебя, поженски.

- НЕТ, КРИЧУ, ВСЁ В ПОРЯДКЕ ТАМ. ОБЕЗБОЛЕВАЮЩЕЕ ДАЙ, НЕ ДОТЯНУ.

Везут меня на скорой в другую больницу. А уже 8 утра, а вызвала я скорую в 9 вечера.

Прошло 12 часов.

Если не оказана помощь в течение 2 часов, человека уже не спасти. Я 12 часов держалась.

Привозят меня в другую больницу, заведующий заканчивал смену, увидел меня.

- СРОЧНО ОПЕРАЦИОННАЯ! Кричит всем.

Открываю после наркоза глаза. Спрашиваю, что у меня там было?

- Язва.

- Откуда? Желудок никогда не болел.

- Скорее стрессавая

Дальше адская боль, с 5 утра до 12 ночи только капельницы.  2 недели без еды.

Из тебя 6 трубок торчит, с боков, с носа и с писи, катеторы.

Лучше бы 50 раз родила, чем испытать такую боль.

Люди, проверяйте желудок.

Помню, не русская женщина, медсестра, выхаживает меня, откармливая детским питанием, по чайной ложки. Благодарна вам.

Заведующий в отпуск ушёл. Но навещал меня каждый день. Приходит, спрашиваю его:

- Я думала, вы уже на Мальдивах.

- Грехи не пускают.

- Теперь, вы как честный человек должны на мне женится.

Зашили меня, как попало, так думалось мне. Шрам, см 20.

Друзья смеются, так зашили, думали не выживешь.

Заведующий, кстати, пацана поднял на ноги, который в аварию попал, профессора мск отказались от него, а он провёл несколько операций. Человек вышел на своих ногах из больницы.

Поклон, вам до земли. А как радовались медсестры, когда я сделала самостоятельно первые шаги. Благодарю вас за вашу работу.


Город Курган, врач  Андрей Лунтовский.

346

89-летний хирург Алла Ильинична Левушкина. Низкий поклон таким людям

Она успешно работает в рязанской клинике, выполняет по 4 операции каждый день. И за все 67 лет её работы и более 10000 операций не погиб ни один пациент.

89-летний хирург Алла Ильинична Левушкина.  Низкий поклон таким людям Благодарность, Длиннопост, Хирург
89-летний хирург Алла Ильинична Левушкина.  Низкий поклон таким людям Благодарность, Длиннопост, Хирург
89-летний хирург Алла Ильинична Левушкина.  Низкий поклон таким людям Благодарность, Длиннопост, Хирург
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: