514

Ведьмина заимка

Каждое лето я, как и многие, проводила в деревне у бабушки. Мы, ребятня, устав от дневных забав, не спешили вечером разбредаться по домам. Сумерки — время рассказывать истории, лазать по заброшенным домам и на кладбище бегать. Была у нас любимая игра «Правда или действие» — кто правду выбирает, тот свои секреты выдает, а кто действие, тот задание выполняет. Откажешься играть — высмеют.


Собрались мы однажды вечером поиграть, мне выпало действие. Подружка из местных, хитро прищурившись, произнесла: «Пойдешь ночью на Ведьмину заимку и попросишь у бабы Настасьи травки». Ведьмину заимку деревенские обходили стороной. Жила там одинокая баба Настасья. За глаза ее называли ведьмой. Деревенские ее не жаловали, особенно те, кто постарше. Ругали они бабку, но иногда все же наведывались к ней за травками и настоями. Стало мне любопытно, кто она — эта баба Настасья, что за травки собирает по лесам, за что так не любят ее местные. Как-никак, а придется и мне идти на заимку. Никто ничего вразумительного мне не сказал, только и успела разобрать, что Настасья бедовая. Лучше с ней не связываться. Подружка знала только то, что бабка когда-то жила в деревне, но односельчане ополчились на нее из-за какого-то проступка и выдворили на заимку.


Решила я свою бабушку допросить. Она, хоть и рассердилась на меня, мол, нос не дорос про такие дела знать, но кое-что рассказала. Выросла Настасья вместе с братом на той самой заимке, где ее отец промышлял охотой и рыбалкой. Был у семьи дом и в самой деревне. Когда мать Настасьи умерла, отец вместе с детишками подался в леса. Там в глуши превратилась нелюдимая девчушка в красавицу: стройная, смуглая, темноглазая, не чета местным дородным девкам. Когда пришло время устраивать судьбу детей, отец вернулся в деревню и обосновался в том доме, где когда-то с женой жил.


На брата Настасьи положила глаз Лизавета, девка боевая, но склочная. Вскоре сыграли свадьбу, невестка стала в доме полноправной хозяйкой. С бойкой Лизаветой, всем заправлявшей в доме, ей, скромной и тихой, несладко жилось. В деревню приехал один парень в местном колхозе работать. Он посватался к Настасье. Молодые справили дом неподалеку, родились у них дети: сын и дочка. А вот Лизавета оказалась бесплодной. Вскоре у нее умер свекр, отец Настасьи, а затем и муж. В пустом доме стало ей невмоготу находиться, часто гостила она у сестры покойного мужа.


Настасья даже спустя годы держалась с Лизаветой особняком. Из лесных трав Настасья делала лечебные настойки. Бывало, уйдет в лес на целый день, а возвращается с корзинкой, полной сабельника и подколодной травы. Местные быстро прознали, что Настасья — травница…


Обрушилось как-то на деревню большое несчастье. В жаркую пору загорелись торфяники, пожар перекинулся на дома у кромки леса. Во время тушения пожара погиб муж Настасьи. Тяжелый был год, колхоз понес большие потери. По деревне поползли слухи, что незадолго до пожара кто-то видел в лесу Настасью, собирающую травы. Люди стали шептаться, якобы хотела она опостылевшего мужа извести и на всех огонь наслала. По ночам камни в ее окна кидали, никто с ней не здоровался. От горя и непонимания она замкнулась в себе. Говорили, что Настасья умом тронулась.


Вышло так, что Лиза стала опекать племянников, все больше отстраняя Настасью от собственных детей. А когда те подросли, то увезла их в город, чтобы они там учились. Настасья после разлуки с детьми совсем обмякла. Ходила по деревне, словно неприкаянная, и бубнила что-то себе под нос. Подростки над ней потешались. Один малец как-то подошел к ней и сильно толкнул. Она подняла на него свои глаза и сказала: «Отсохни, злая рука». Пацан тот через пару дней руку сломал. После того случая Настасья перебралась жить на заимку, которую стали называть Ведьмина.


Туда-то мне и предстояло брести ночью… Бабушке я сказала, что останусь ночевать у подружки, а сама, выйдя за ограду, повернула в сторону леса. Сумерки сгущались, кровь в жилах — тоже. Показалась Ведьмина заимка. В доме горел свет, я подкралась ближе и заглянула в окошко. В комнате — никого. Вдруг моей кожи коснулось что-то холодное и липкое. Оглянувшись, я увидела, как белый дым устилает землю. Все так, как в байках про мертвецкие души. Должно быть, узнала Настасья про мой визит и теперь мне западню готовит! От страха я потеряла сознание…


Придя в себя поняла, что лежу в доме. В углу баба Настасья перебирала травы. «Ну вот и очнулась внученька», — сказала она. Я затараторила что-то про травы, она жестом велела мне утихнуть. Поднесла чашку с каким-то настоем. Бабка сказала, что истек срок ей бедовать. Через меня добрые силы ей знак посылают. Коли детская душа забрела на заимку, значит, морок скоро отступит и кровиночка к ней вернется.


От Настасьи я узнала, что много лет назад пригрела она змею Лизавету у себя на груди. Бездетную Лизу одолели зависть и злость, решила она извести Настасью и счастье ее к своим рукам прибрать. Стала завистница доброе имя своей родственницы чернить, всякие небылицы про колдовство рассказывать. Настасья, конечно, умела травами и добрым словом людей лечить, но зла никому не причиняла. А вот Лизавета, насмотревшись на нее, по-своему колдовство уразумела и пустила под откос жизнь Настасьи. Раз Бог своих детей не дал, забрала чужих. Да еще сделала так, чтобы дети Настасьи и знать ее не хотели. Всех жителей деревни оплела своей паутиной лжи и морока. С бабой Настасьей мы проговорили до рассвета. Утром она проводила меня и дала с собой пучок целебных трав…


Приехав в деревню через год, я узнала, что Ведьмина заимка опустела. Бабы говорили, что появилась в деревне темноглазая девушка, вроде как родная внучка ведьмы, и забрала ее в город. Перед тем как покинуть родное село, Настасья радостно твердила всем встречным односельчанам: «Очнулась моя внученька!»


Автор: Василиса

Дубликаты не найдены

+48

Что меня особо бесит, когда слышу подобные истории: сельчане бабку не любили и всячески это показывали, но как, сцука, припрет, так бежали к ней за травками.

раскрыть ветку 3
+11

В реальности сельскую травницу с репутацией ведьму могут не любить, но в глаза этого никто никогда не скажет. Наоборот, с ней все подчеркнуто уважительны. А если не уважительны, то и лечиться не бегают. Это литературная  выдумка. В реальности ведьмование-очень прибыльное занятие, и всегда так было. А бедная нищая старушка, которую обидели-ну на то она бедная и нищая.

+6

В селе другой соц аптеки не было.

0

Вспомни рассказ "Пышка".

+26
Скорее грустно, чем страшно.
+7

Эээ стопэ. Это точно крипипаста, а не сюжет социального ролика?

+7

Ладно хоть не сожгли добрую бабку

+2

И что ей делать в городе? Человек, собирающий травы, привыкший жить на природе, не сможет существовать в городе.

+1

Напомнило "Темные Аллеи" :)

+1

Колдунство

0
А разве бедовая не значит бедная, в смысле отсутствия средств к существованию? По крайней мере в такой коннотации употребляется в южных регионах.
раскрыть ветку 2
+1
Не, бедовый - читай - неудачник. Постоянно какие-то беды с ним приключаются. А в рассказе слово не к месту, да.
раскрыть ветку 1
0
Словари говорят, что это ничего не боящийся, смелый, дерзкий. На всякий случай поверим словарям.
0

Не так давно уже публиковали эту историю

Похожие посты
750

Деревенская байка. Приходи в гости.

Всех с прошедшими праздниками. И у меня свеженькая история прямо из местечка, где мы отмечали Новый Год.

А отмечали мы его в уютном домике в заснеженном лесу, с большой тёплой печкой и камином, да сугробами по колено. Это место и деревенькой-то назвать уже нельзя, там всего осталось 7 обитаемых домов, раскиданных на разные расстояния друг от друга. Место там чудное, озеро, рыбы немереное количество, грибов в лесу много, тишь да покой.


Живёт там однокурсник моего мужа, Вадик, у него там целое рыбное хозяйство и довольно прибыльное.


Так мы и отдыхали там целую неделю, ну и естественно, стала я выпытывать у Вадика что-нибудь мистическое и получила вот такую историю.


История Вадима.


В мою юность тут много домов стояло. В основном уже тогда оставались одни старики, молодые ехали покорять города. Я ещё в школе учился, когда произошла со мной одна странная история.


Бабка моя почти со всеми дружбу водила, всех знала, гостей каждый день в доме было, то поболтать, то за солью, то ещё какая беда или радость. Любила она общаться. И я знал каждого, кто проживает в нашей местности.


Однажды вечером я во дворе ковырялся со старым дедовым мопедом. Уже начинало темнеть, я, увлечённый своей работой, даже не заметил, как время пролетело.


И лишь хриплый тоненький старческий голосок оторвал меня от дела:


«Ты, милок, так и зрение ослабишь, в потёмках железяки собирая». Я оторвался от занятия и посмотрел в сторону калитки – там стояла совершенно незнакомая, старенькая, сгорбленная бабулька и улыбалась, осматривая меня беглыми, хитрыми глазками. Я, как воспитанный парень, поздоровался, бабулька ответила.


Немного помолчав, она спросила: «А где бабка твоя, Леокадья?».


«Да в доме, - говорю, – блины печёт, позвать её?» - спрашиваю.


«Не нужно», - отвечает старушка. – «Не рада она мне теперь будет, столько времени утекло, ты передай ей, что баба Глаша заходила, привет ей передавала, а в будущий четверг жду её к себе в гости».


Я кивнул, бабулька улыбнулась хитрой ухмылкой и сказала: «Ну, бывай», а потом очень медленно пошла в сторону озера. Я ещё долго провожал взглядом её сгорбленную сухую фигурку, перебирая в памяти всех бабулиных знакомых.


Ковырялся я со старым мопедом до тех пор, пока не понял, что уже темно и я с трудом всматриваюсь в детали. Бабуля напекла вкуснейших блинов со шкварками, я наелся и повалился на диван перед телевизором. Лишь когда бабуля управилась со своими делами и села рядом в кресло, я вспомнил о той старушке и рассказал о ней бабуле. Реакция её на мой рассказ была немного странной: бабуля схватилась за голову руками, издала протяжное «ааа» на вдохе и закачалась из стороны в сторону. Как я ни упрашивал её рассказать, что это за баба Глаша такая, она ни в какую не хотела говорить, отмахиваясь от меня.


В следующие дни моя бабуля словно с ума сошла. Она подметала дом, драила все углы до блеска, перестирала всё, что можно, развесила парадные занавески, взбила горы подушек на кроватях, у меня создавалось впечатление, что в доме собирается свадьба, не меньше. Помню, была среда, уже вечером бабуля достала своё праздничное платье, поутюжив, повесила его на дверь комода, а потом села писать письма. Я старался её не трогать, она так была увлечена своими приготовлениями, что разговаривать с ней было бесполезно. Наверняка затевает праздник в честь этой самой бабы Глаши – думал я.


Когда я уже улёгся в постель, бабуля подошла ко мне, погладила по голове, и с большой нежностью сказала: «Ты, Вадимка, плохого обо мне не думай. Я всегда старалась для вас всех. Тоне скажи (это мать моя, она в то время в городе работала), чтоб всё оставила, как есть».


Такой я её и запомнил.


Утром моя бабуля с постели больше не встала. Врачи сказали, что умерла она ночью, от сердечного приступа.


В письмах она писала каждому, что кому оставляет, что делать с хозяйством, мне писала напутствия и ожидания, которые я оправдал на половину – председателем колхоза я всё-таки не стал, но зато отучился с золотой медалью.


Позже, уже после института, я всё-таки допытался у матери, что это была за странность такая, откуда была эта баба Глаша. Как оказалось, некогда, ещё в свою молодость у моей бабули была свекровь – Глафира Федоровна, очень старенькая и мудрая женщина. Моя бабуля души в ней не чаяла и на её смертном одре слёзно попросила, чтоб баба Глаша пришла за ней перед смертью, предупредила, чтоб бабуля моя готова была. Мать рассказывала, что вроде баба Глаша улыбнулась на эту просьбу и ответила: «Как Боженька позволит». И, видно, позволил, раз пришла.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: